Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Свобода договора ограничена в отношениях с потребителем

Обновлено 06.09.2018 14:57

 

Применимые нормы: п. 4 ст. 421, п. 2 ст. 428, ст. 811 ГК РФ, ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1

 

Примечание. Приведенная ниже практика частично сформирована до внесения изменений в п. 2 ст. 428 ГК РФ в соответствии с Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ и вступления данного Закона в силу, однако актуальна и сейчас, поскольку правовое регулирование ситуации не изменилось.

 

Реализация принципа свободы договора в отношениях с потребителем ограничена императивными нормами Конституции РФ.

 

Суд апелляционной инстанции исходил из принципа свободы договора, определенного в ст. 421 ГК РФ. При этом суд не учел, что если заключенный с заемщиком - физическим лицом, которое является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, кредитный договор является типовым, условия которого определены банком в стандартных формах, и заемщик лишен возможности повлиять на его содержание, то включение в такой договор условий, не предусмотренных нормами Гражданского кодекса РФ, нарушает права потребителя.

 

Если с заемщиком - физическим лицом, которое является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, заключен типовой кредитный договор (его условия определены банком в стандартных формах, и заемщик лишен возможности повлиять на его содержание), то включение в такой договор не предусмотренных нормами Гражданского кодекса РФ оснований, влекущих возникновение у кредитора права требовать досрочного исполнения обязательств заемщиком, нарушает права потребителя.

 

Суды указали, что абонент по договору об оказании услуг передвижной связи, реализуя установленное в ст. 421 ГК РФ право свободы договора, принял условие договора о предоставлении оператору права приостановить оказание услуг связи при наличии задолженности по оплате услуг по иным лицевым счетам, принадлежащим абоненту, до полного погашения задолженности и (или) направить поступающие от абонента платежи на погашение образовавшейся ранее задолженности по другим заключенным с ним договорам. Тем самым абонент выразил свою волю, поэтому данный договор не содержит условий, ущемляющих права потребителя.

Однако суды не учли, что договор об оказании услуг связи является типовым (с заранее определенными в нем условиями), следовательно, гражданин как сторона договора был лишен возможности влиять на его содержание. Это и послужило поводом для обращения за защитой нарушенных прав.

 

Условие кредитного договора, направленное на прямое или косвенное установление сложных процентов (процентов на проценты), ущемляет предусмотренные законом права потребителя.

Спорное условие было включено в типовой (с заранее определенными условиями) договор кредита. Банк не доказал, что это условие индивидуально обсуждалось сторонами при заключении договора. Как указал суд, данное условие является явно обременительным для заемщика-гражданина (п. 2 ст. 428 ГК РФ). Возможность сторон изменять положения диспозитивных норм закона в договорных отношениях с участием потребителя ограничена п. 1 ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", запрещающим ухудшение положения потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными российскими правовыми актами.

В качестве такого правила в рассматриваемом деле выступают положения п. 1 ст. 809 и п. 1 ст. 819 ГК РФ, согласно которым по общему правилу в кредитных отношениях проценты по кредиту начисляются на сумму кредита. Возможность начисления процентов на проценты из указанных норм не вытекает.

Примечание. Акт принят до вступления в силу ст. 317.1 ГК РФ в соответствии с Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ. Согласно п. 2 указанной статьи условие обязательства, предусматривающее начисление процентов на проценты, является ничтожным. Исключение составляют условия обязательств, которые возникают из договоров банковского вклада или из договоров, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности.

 

Постановление Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П

 

В качестве способов ограничения конституционной свободы договора на основании федерального закона предусмотрены, в частности, институт публичного договора (ст. 426 ГК РФ), а также институт договора присоединения (ст. 428 ГК РФ).

К договорам присоединения, имеющим публичный характер, относится и договор срочного банковского вклада с гражданами (п. 2 ст. 834 ГК РФ). Его условия в соответствии с п. 1 ст. 428 ГК РФ определяются банком в стандартных формах. В результате граждане-вкладчики как сторона в договоре лишены возможности влиять на его содержание. Это является ограничением свободы договора и как таковое требует соблюдения принципа соразмерности, в силу которого гражданин как экономически слабая сторона в данных правоотношениях нуждается в особой защите своих прав. В результате возникает необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны, т.е. для банков.

 

См. также: Постановление Конституционного Суда РФ от 27.10.2015 N 28-П