Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Международные судебные органы и права человека (статьи от 08 октября 2017 года)

Обновлено 17.10.2017 23:55

 

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО МЕЖДУНАРОДНОГО СУДА ООН: ТОЛКОВАНИЕ РЕШЕНИЯ

 

Статья 60 Статута Международного Суда предполагает, что в случае спора о смысле или объеме решения оно может быть истолковано Судом. Целью толкования является выяснение точного значения вынесенного решения, а не рассмотрение спора de novo. При этом Суд не может высказываться по вопросам, которые не были представлены на его разрешение в рамках спора, решение по которому просят истолковать. При толковании Суд должен оставаться строго в рамках первоначального решения и не может ни ставить под сомнение содержащиеся в нем положения, имеющие обязательную силу, ни давать ответы на вопросы, по которым Суд в первоначальном решении не высказывался. Суд в процессе толкования должен разъяснить содержание пунктов, имеющих обязательную силу, то есть резолютивную часть решения. В связи с этим мотивировочная часть принимается во внимание лишь постольку, поскольку содержащиеся в ней элементы неразрывно связаны с резолютивной частью. Просьба о толковании является самостоятельным делом. Она заносится в общий список дел Суда под новым номером, который не совпадает с номером дела, решение по которому представлено для толкования.

 

Ключевые слова: Международный Суд, Статут Суда, Регламент Суда, процессуальное право, толкование, смысл и объем решения.

 

Procedural law of the International Court of Justice: interpretation of a decision

Процессуальное право Международного Суда ООН: толкование решения

 

Article 60 of the Statute of the International Court of Justice stipulates that in the event of a dispute as to the meaning or scope of a judgment, the latter may be interpreted by the Court. The purpose of the interpretation is to clarify the content of the judgment rendered and not to adjudicate upon the dispute de novo. In the process of interpretation the Court cannot pronounce on questions which were not submitted for its consideration within the framework of the original dispute, the decision on which is the subject of the request for interpretation. In the interpretation, the Court must remain strictly within the framework of the original decision and can neither question the binding provisions contained therein nor give answers to questions on which the Court did not speak in the original decision. When interpreting a judgment, the Court must clarify the points which were decided with binding force, i.e. the operative part of the judgment. In this regard, the reasoning of the judgment may be taken into account only in so far as it is inseparable from the operative part. A request for interpretation gives rise to a new case. It is entered in the General List under a separate number that is distinct from the number of the original case. The Court's practice in procedural matters in delivering an interpretation is not uniform and depends on the circumstances of the particular case and on at what stage the Court would be sufficiently informed for making a decision.

 

Key words: International Court of Justice, Statute of the Court, Rules of Court, procedural law, interpretation, meaning and scope of the judgment.

 

1. Общие принципы

 

Статья 60 Статута Международного Суда, в основании которой лежит принцип res judicata <1>, устанавливает, что решение Суда "окончательно и обжалованию не подлежит". "Окончательность" решения состоит в том, что оно "не может быть вновь открыто сторонами в отношении вопросов, которые были в нем разрешены, кроме как в рамках исключительных процедур, специально предназначенных для этой цели" <2>. Одной из таких процедур является предусмотренное в этой же статье толкование решения <3>, целью которого является выяснение точного значения решения так, как оно было вынесено Судом, то есть определение намерений Суда при вынесении им решения, а не рассмотрение спора de novo <4>. В процессе толкования, как заметил судья Бустаманте во время обсуждения поправок к Регламенту Постоянной палаты международного правосудия в начале 1930-х годов, "речь идет не о выяснении прав сторон, а о том, что Суд хотел сказать" <5>. При этом Суд не может высказываться по вопросам, которые не были представлены на его разрешение в рамках спора, решение по которому просят истолковать <6>. Как недавно подчеркнул Суд, при толковании он "должен оставаться строго в рамках первоначального решения и не может ни ставить под сомнение содержащиеся в нем положения, имеющие обязательную силу, ни давать ответы на вопросы, по которым Суд не высказывался в первоначальном решении" <7>.

--------------------------------

<1> Как недавно отметил Суд, принцип res judicata является общим принципом права, который "закрепляет окончательный характер решения, принятого по определенному делу". Cour internationale de Justice (Международный Суд ООН - далее в сносках англ. сокращение CIJ или франц. сокращение ICJ). Question de la dćlimination du plateau continental entre le Nicaragua et la Colombie au-delà de 200 milles marins de la côte nicaraguayenne (Nicaragua c. Colombie). Arrêt du 17 mars 2016. § 58.

<2> ICJ. Application of the Convention on the Prevention and Punishment of the Crime of Genocide (Bosnia and Herzegovina v. Serbia and Montenegro). Judgment // I.C.J. Reports 2007. P. 90. § 115.

<3> Еще одна процедура - это пересмотр решения по вновь открывшимся обстоятельствам (статья 61 Статута); в настоящей статье она не рассматривается.

<4> См.: CPJI (Постоянная палата международного правосудия [Лиги Наций] - далее в сносках англ. сокращение PCIJ или франц. сокращение CPJI). Interprétation des arrest N 7 et 8 (usine de Chorzów). Arrêt N 11, le 16 décembre 1927 // C.P.J.I. série A N 13. P. 10; CIJ. Demande d’inteprétation de l’arrêt du 20 novembre 1950 en l'affaire du Droit d'asile (Colombie / Pérou) (Colombie c. Pérou). du 27 novembre 1950 // C.I.J. Recueil 1950. P. 402. См. также: Zimmerman A., Thienel T. Article 60 // The Statute of the International Court of Justice: A Commentary / Ed. by A. Zimmermann, Ch. Tomuschat, K. Oellers-Frahm, Ch.J. Tams. 2nd ed. Oxford: Oxford University Press, 2012. P. 1469 - 1496, 1471.

<5> CPJI. Actes et documents relatifs l'organisation de la Cour. Addendum au N 2. Revision du Règlement de la Cour. P. 178.

<6> См.: CPJI. Interprétation de l’arret N 3 (Traité de Neuilly). Arrêt N 4, le 26 mars 1925 // C.P.J.I. série A N 4. P. 7.

<7> ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 306. § 66.

 

Просьба, которая представляется государством со ссылкой на статью 60 Статута, должна быть направлена как раз на прояснение значения уже вынесенного решения <8>. Если же государство, бывшее стороной в деле, в просьбе о толковании выходит за вышеочерченные границы, то подобная просьба окажется неприемлемой и будет отвергнута. Именно по этому основанию Суд отказал в толковании решений по делам Право убежища и Сухопутная и морская граница между Камеруном и Нигерией (предварительные возражения) <9>.

--------------------------------

<8> См.: ICJ. Application for Revision and Interpretation of the Judgment of 24 February 1982 in the Case concerning the Continental Shelf (Tunisia/Libyan Arab Jamahiriya) (Tunisia v. Libyan Arab Jamahiriya). Judgment of 10 December 1985 // I.C.J. Reports 1985. P. 223. § 56.

<9> См.: CIJ. Demande d’interprétation de l’arrêt du 20 novembre 1950 en l'affaire du droit d'asile (Colombie c. Pérou). Arrêt du 27 novembre 1950 // C.I.J. Recueil 1950. P. 403 (в данном случае, кроме того, по мнению Суда, между сторонами не было спора о толковании решения); CIJ. Demande d’interprétation de l’arrêt du 11 juin en l'affaire de la Frontière terrestre et maritime entre le Cameroun et le Nigeria, exceptions preliminaries (Nigeria c. Cameroun). Arrêt du 25 mars 1999 // C.I.J. Recueil 1999. P. 36 - 39. § 12 - 17. См.: Пунжин С.М. Процессуальное право Международного Суда ООН: решение вопросов приемлемости в рамках сопутствующего судопроизводства, при толковании и пересмотре решений // Международное правосудие. 2012. N 3 (4). С. 49 - 60, 56.

 

Статья 60 предполагает, что толкованию могут подлежать только решения Суда (, judgments); при этом истолковано может быть любое решение вне зависимости от его характера. В частности, Суд подтвердил, что второе предложение статьи 60 <10> "не делает различия между типами решения. Отсюда следует, что решения по предварительным возражениям, так же как и решения по существу, могут быть предметом просьбы о толковании" <11>.

--------------------------------

<10> Данное предложение гласит: "В случае спора о смысле или объеме решения толкование его принадлежит Суду по требованию любой стороны".

<11> CIJ. Demande d’interprétation de l’arrêt du 11 juin en l'affaire de la Frontière terrestre et maritime entre le Cameroun et le Nigéria (Cameroun c. Nigéria), exceptions preliminaries (Nogéria c. Cameroun). Arrêt du 25 mars 1999 // C.I.J. Recueil 1999. P. 35. § 10.

 

Из текста статьи 60 также вытекает, что процедура толкования неприменима по отношению к постановлениям, в том числе имеющим существенный характер (о временных мерах, о встречных требованиях) <12>. Однако, по-видимому, правило о запрете толкования постановлений может иметь по крайней мере одно исключение. Дело в том, что по просьбам о вступлении в дело Суд выносит как решения, так и постановления, в зависимости от того, выдвигают ли стороны в отношении просьбы возражения или нет. В этой ситуации применительно к процедуре толкования можно выдвинуть несколько гипотез. Во-первых, можно допустить, что решения по вопросу о вступлении в дело подлежат толкованию, а постановления истолкованы быть не могут. Подобная гипотеза обладает внутренним противоречием и не объясняет, почему в плане толкования должен отличаться режим текстов, которые фактически рассматривают одни и те же вопросы. Следует отметить, правда, что данное противоречие заложено в самой существующей практике принятия по просьбам о вступлении в дело как решений, так и постановлений. Во-вторых, можно предположить, что ни решения, ни постановления толкованию не подлежат. И, наконец, в-третьих, можно согласиться с тем, что как решения, так и постановления по вопросам вступления в дело могут быть истолкованы. Вторая и третья гипотезы страдают тем недостатком, что обе они не соответствуют положениям статьи 60, которая предусматривает безо всяких оговорок, что "решения" и только "решения" подлежат толкованию. Таким образом, ни одна из гипотез не может считаться полностью удовлетворительной. Но все же, как представляется, если не букве, то духу Статута и практике Суда отвечала бы третья гипотеза, как в наилучшей мере обеспечивающая правовую определенность и стабильность правоотношений. Кстати, в литературе можно встретить высказывания в поддержку подобного подхода. В частности, некоторые авторы утверждают, что не только решения, но и постановления (в частности, по вопросам временных мер и вступления в дело) могут быть предметом толкования <13>.

--------------------------------

<12> Другой категорией являются постановления исключительно процессуального характера, такие как, например, постановления, устанавливающие сроки представления состязательных бумаг.

<13> См.: Kolb R. The International Court of Justice. Oxford; Portland, OR: Hart Publishing, 2013. P. 786 - 787.

 

Не могут толковаться процессуальные распоряжения, которые не оформляются как постановления, а сообщаются сторонам в виде письма. Так, в рамках дела Применение Конвенции о геноциде (Босния и Герцеговина против Югославии) представитель Югославии направил в Суд документ, в котором изложил запрос о толковании подобного распоряжения, которое касалось вопроса о проведении слушаний. В ответном письме секретарь Суда разъяснил, что в соответствии со статьей 60 Статута просьба о толковании может относиться только к решениям Суда, поэтому представленный Югославией документ не может представлять собой просьбу о толковании на основании данной статьи и не влечет за собой никаких процессуальных последствий <14>.

--------------------------------

<14> См.: ICJ. Application of the Convention on the Prevention and Punishment of the Crime of Genocide (Bosnia and Herzegovina v. Serbia and Montenegro). Judgment of 26 February 2007 // I.C.J. Reports 2007. P. 53. § 22. См. также: Zimmerman A., Thienel T. Op. cit. P. 1482.

 

Последнее общее замечание состоит в том, что толкование решения осуществляется исключительно по просьбе стороны или сторон дела <15>. Это условие означает, что в данном вопросе Суд не может действовать proprio motu, то есть даже если ему становится известно (допустим, через средства массовой информации или даже на основании извещения одной из сторон, но без правильно оформленной просьбы) о существовании соответствующего спора, он не может по своей инициативе истолковать решение.

--------------------------------

<15> См.: CPJI. Interprétation des arrest N 7 et 8 (usine de Chorzów). Arrêt N 11, le 16 décembre 1927 // C.P.J.I. série A N 13. P. 10.

 

Практика Суда относительно толкования своих решений весьма ограниченна: им были рассмотрены всего пять просьб <16> и только в двух случаях <17> Суд счел, что толкование вынесенного им ранее решения возможно и действительно необходимо.

--------------------------------

<16> См.: CIJ. Demande d’interprétation de l’arrêt du 20 novembre 1950 en l'affaire du Droit d'asile (Colombie / Pérou) (Colombie c. Pérou). Arrêt du 27 novembre 1950 // C.I.J. Recueil 1950. P. 395; ICJ. Application for Revision and Interpretation of the Judgment of 24 February 1982 in the Case concerning the Continental Shelf (Tunisia/Libyan Arab Jamahiriya) (Tunisia v. Libyan Arab Jamahiriya). Judgment of 10 December 1985 // I.C.J. Reports 1985. P. 192; CIJ. Demande d’interprétation de l’arrêt du 11 juin en l'affaire de la Frontière terrestre et maritime entre le Cameroun et le Nigéria (Cameroun c. Nigéria), exceptions rpéliminaire (Nigéria c. Cameroun). Arrêt du 25 mars 1999 // C.I.J. Recueil 1999. P. 31; ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 31 March 2004 in the Case concerning Avena and Other Mexican Nationals (Mexico v. United States of America) (Mexico v. United States of America). Judgment of 19 January 2009 // I.C.J. Reports 2009. P. 3; ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 281.

<17> По просьбам Туниса и Камбоджи.

 

2. Юрисдикция и приемлемость

 

Юрисдикция Суда в делах о толковании основана непосредственно на статье 60, однако для того, чтобы Суд приступил к процедуре толкования своего ранее вынесенного решения, та же статья 60 предусматривает, что должен существовать спор между сторонами относительно его смысла или объема. В ранней практике Суда вопрос о наличии такого спора трактовался как вопрос о приемлемости просьбы о толковании <18>. В частности, в решении 1950 года о толковании (дело Право на убежище) Суд заявил, что статья 60 Статута Суда предусматривает два условия. Во французском тексте решения, который имеет преимущественную силу, данное положение было сформулировано следующим образом: "[из статьи 60] вытекает, что для того, чтобы... просьба [о толковании] могла быть рассмотрена, требуются два условия". В английском же тексте эта фраза звучит так: "[статья 60] устанавливает два условия приемлемости... просьбы [о толковании]" <19>. Далее Суд отметил, что сами эти условия заключаются в том, что, во-первых, просьба должна быть направлена на прояснение смысла и объема обязательных положений решения и, во-вторых, должен существовать соответствующий спор между сторонами. Придя к выводу, что условия статьи 60 в данном случае не были выполнены (в частности, отсутствовал спор), Суд признал просьбу неприемлемой <20>. В решении о пересмотре и толковании 1985 года (дело Континентальный шельф) условия, обозначенные Судом в 1950 году, в обоих его текстах однозначно квалифицированы как "условия приемлемости просьбы о толковании" <21> .

--------------------------------

<18> См.: CIJ. Demande d’iterprétation de ‘arrêt du 20 novembre 1950 en l'affaire du Droit d'asile (Colombie / Pérou) (Colombie c. Pérou). Arrêt du 27 novembre 1950 // C.I.J. Recueil 1950. P. 402; ICJ. Application for Revision and Interpretation of the Judgment of 24 February 1982 in the Case concerning the Continental Shelf (Tunisia/Libyan Arab Jamahiriya) (Tunisia v. Libyan Arab Jamahiriya). Judgment of 10 December 1985 // I.C.J. Reports 1985. P. 222. § 55.

<19> CIJ. Demande d’interprétation de l’arrêt du 20 novembre 1950 en l'affaire du Droit d'asile (Colombie / Pérou) (Colombie c. Pérou). Arrêt du 27 novembre 1950 // C.I.J. Recueil 1950. P. 402.

<20> См.: Ibid. P. 402 - 404.

<21> ICJ. Application for Revision and Interpretation of the Judgment of 24 February 1982 in the Case concerning the Continental Shelf (Tunisia/Libyan Arab Jamahiriya) (Tunisia v. Libyan Arab Jamahiriya). Judgment of 10 December 1985 // I.C.J. Reports 1985. P. 222. § 55.

 

При рассмотрении в 1999 году просьбы Нигерии о толковании решения 1998 года по предварительным возражениям в деле Сухопутная и морская граница между Камеруном и Нигерией Суд, однако, определил условия статьи 60 как относящиеся к вопросам его юрисдикции <22>. В качестве же условия приемлемости просьбы Нигерии выступило ее соответствие принципу res judicata. Проведя анализ содержания просьбы, Суд признал ее отвечающей юрисдикционным условиям статьи 60, но неприемлемой в силу того, что она фактически была направлена на пересмотр вынесенного им решения и противоречила принципу res judicata <23>. В последующем, в постановлении о временных мерах (16 июля 2008 года) и в решении по существу просьбы (19 января 2009 года) в деле о толковании решения по делу Авена, а также в постановлении о временных мерах (18 июля 2011 года) в деле о толковании решения по делу Храм Преах Вихеар, Суд вернулся к своей прежней позиции, рассматривая наличие спора и его характеристики скорее как вопросы приемлемости <24>, хотя соответствующие формулировки не так однозначны. Наконец, рассматривая в 2013 году просьбу Камбоджи о толковании по существу (дело Храм Преах Вихеар), Суд, как и в 1999 году, заявил, что существование спора о смысле и объеме решения является юрисдикционным условием <25>.

--------------------------------

<22> См.: CIJ. Demande d’interprétation de l’arrêt du 11 juin en l'affaire de la Frontière terrestre et maritime entre le Cameroun et le Nigeria, exceptions preliminaries (Nigeria c. Cameroun). Arrêt du 25 mars 1999 // C.I.J. Recueil 1999. P. 36. § 11.

<23> См.: Ibid. P. 36 - 39. § 12 - 16.

<24> См.: ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 31 March 2004 in the Case concerning Avena and Other Mexican Nationals (Mexico v. United States of America) (Mexico v. United States of America). Provisional Measures. Order of 16 July 2008 // I.C.J. Reports 2008. P. 323. § 46 - 47; ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 31 March 2004 in the Case concerning Avena and Other Mexican Nationals (Mexico v. United States of America) (Mexico v. United States of America). Judgment of 19 January 2009 // I.C.J. Reports 2009. P. 10. § 21; CIJ. Demande en inrerprétation de l’arrêt du 15 juin 1962 en l'affaire du Temple de Préah Vihéar (Cambodge c. Thaīlande) (Cambodge c. Thaīlande). Mesures conservatoires. Ordonnance du 18 juillet 2011 // C.I.J. Recueil 2011. P. 542. § 21, 23.

<25> См.: ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 295 - 302. § 31 - 51.

 

Доктрина, опираясь на практику Суда, достаточно последовательно определяла (и определяет) предусмотренное в статье 60 условие о наличии "спора о смысле или объеме решения" как условие приемлемости просьбы о толковании <26>. В связи с этим решение о толковании 2013 года (дело Храм Преах Вихеар), естественно, не могло пройти незамеченным. Один из комментаторов отмечает, что Суд, определив в данном решении условия статьи 60 Статута как юрисдикционные, отошел от своей прежней практики, "не предлагая никакого обоснования подобного изменения позиции" <27>. Не соглашаясь с Судом, он полагает, что вопрос о существовании спора о смысле и объеме решения все же относится к приемлемости просьбы о толковании, а не к юрисдикции Суда <28>.

--------------------------------

<26> См., например: Stanczyk J. Application for Interpretation of a Judgment Delivered by the International Court of Justice // Polish Yearbook of International Law. Vol. XVII. 1988. P. 193 - 210, 199; Kolb R. Op. cit. P. 784; Kulick A. Article 60 ICJ Statute, Interpretation Proceedings, and the Competing Concepts of Res Judicata // Leiden Journal of International Law. Vol. 28. 2015. N 1. P. 73 - 89, 75.

<27> Kulick A. Op. cit. P. 76.

<28> См.: Kulick A. Op. cit. P. 76.

 

Обратим внимание, что, как было показано выше, отход от "прежней практики" состоялся еще в 1999 году, а в 2013 году, по сути, только "кристаллизировался". Тем не менее, по-видимому, какие-либо окончательные выводы в этом отношении делать еще рано; вариативность подходов Суда может объясняться различием, о котором автор настоящей статьи писал ранее, между приемлемостью требований, которая зависит от наличия или отсутствия причин, препятствующих осуществлению имеющейся у Суда юрисдикции, и процессуальной приемлемостью, которая определяется как возможность принятия к производству конкретного процессуального инструмента, в данном случае просьбы о толковании <29>. Похоже, что применительно к процедуре толкования в практике Суда в настоящее время просматривается тенденция к тому, чтобы для целей статьи 60 Статута понимать приемлемость просьбы о толковании как категорию приемлемости второго рода, то есть процессуальную. Это, кстати, может подтверждаться тем, что приемлемость такой просьбы иногда определяется Судом через понятие юрисдикции. В частности, просьба о толковании будет неприемлемой, если она "выходит за пределы юрисдикции, специально предоставленной Суду статьей 60 [Статута]" <30>.

--------------------------------

<29> См.: Пунжин С.М. Процессуальное право Международного Суда ООН: решение вопросов приемлемости в рамках сопутствующего судопроизводства, при толковании и пересмотре решений. С. 58 - 60.

<30> ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 31 March 2004 in the Case concerning Avena and Other Mexican Nationals (Mexico v. United States of America) (Mexico v. United States of America). Judgment of 19 January 2009 // I.C.J. Reports 2009. P. 17. § 45.

 

3. Определение спора для целей толкования

 

Необходимость в толковании решения возникает, когда между государствами возникает спор по поводу его содержания, однако для целей статьи 60 "спор", "понимаемый как расхождение во мнениях между сторонами относительно смысла и объема решения, вынесенного Судом... не обязательно должен отвечать тем же критериям, как и спор... упомянутый в пункте 2 статьи 36 Статута" <31>, то есть спор относительно существа прав и обязанностей сторон. В частности, степень расхождения позиций сторон в первом случае является более низкой, чем во втором. Кроме того, "нет необходимости в том, чтобы спор [относительно толкования] как-либо проявлялся формально" <32>. Это, в принципе, означает, что спор в рамках статьи 60 существует постольку, поскольку стороны каким бы то ни было образом выразили противоречащие друг другу взгляды или мнения относительно содержания (смысла и объема) решения <33>.

--------------------------------

<31> ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 31 March 2004 in the Case concerning Avena and Other Mexican Nationals (Mexico v. United States of America) (Mexico v. United States of America). Provisional Measures. Order of 16 July 2008 // I.C.J. Reports 2008. P. 325. § 53.

<32> CPJI. Interprétation des arrest N 7 et 8 (usine de Chorzów). Arrêt N 11, le 16 décembre 1927 // C.P.J.I. série A N 13. P. 10.

<33> См.: ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 295 - 296. § 33.

 

На практике, однако, подобное "упрощенное" определение спора Суд использует преимущественно при принятии решения о его существовании prima facie при рассмотрении просьб об указании временных мер в рамках процедуры толкования. Весьма симптоматично, что впервые подробное обоснование того, что спор для целей толкования должен пониматься менее формализованно, чем в процессе основного производства по делу, было сделано именно в постановлении об указании временных мер в деле Толкование решения по делу Авена (Мексика против Соединенных Штатов Америки) <34>. Это понадобилось Суду для того, чтобы обосновать наличие спора относительно смысла или объема решения в обстоятельствах, когда оно было неочевидно, но сама ситуация, связанная с возможностью приведения в исполнение смертной казни в отношении мексиканских граждан в США, требовала реакции Суда <35>. Для этих целей он использовал следующую логическую конструкцию: отметив понимание обеими сторонами пункта 153(9) <36> решения Авена как обязательства результата, Суд подчеркнул, что Мексика и США "тем не менее, по-видимому, придерживаются различных взглядов относительно смысла и объема этого обязательства результата, а именно разделяют ли это понимание все власти Соединенных Штатов на федеральном уровне и уровне штатов и связаны ли данные власти этим обязательством" <37>. Предложенное Судом обоснование существования спора не выглядит вполне убедительным, но его оказалось достаточно, чтобы констатировать prima facie наличие спора для целей статьи 60, учитывая два фактора, которые позволяют Суду не придерживаться жестких стандартов в этом вопросе: во-первых, спор для целей толкования представляет собой скорее расхождение во мнении, чем строго правовой спор, и, во-вторых, любые выводы на стадии временных мер имеют предварительный характер, поскольку делаются на основании первоначально изложенных позиций и поэтому необязательно должны быть абсолютно безупречными, поскольку могут быть изменены на следующем этапе, если принять во внимание последующие аргументы сторон и их углубленное изучение самим Судом.

--------------------------------

<34> См.: ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 31 March 2004 in the Case concerning Avena and Other Mexican Nationals (Mexico v. United States of America) (Mexico v. United States of America). Provisional Measures. Order of 16 July 2008 // I.C.J. Reports 2008. P. 325. § 53.

<35> См.: Thirlway H. The Law and Procedure of the International Court of Justice, 1960 - 1989: Supplement, 2011: Parts Eleven, Twelve and Thirteen // The British Yearbook of International Law. Vol. 82. 2011. N 1. P. 1 - 177, 159 - 160; Thirlway H. Quelques observations sur le concept de dispute (différend, contestation) dans la jurisprudence de la C.I.J. // Liber Amicorum en l'honneur de Raymond Ranjeva: L'Afrique et le droit international: variations sur l'organisation internationale = Africa and international law: reflections on the international organization / sous la dir. de M. Kamga, M.M. Mbengue. Paris: Pedone, 2013. P. 611 - 622, 621 - 622.

<36> Данный пункт предполагал, что "соответствующее возмещение в настоящем деле заключается в обязательстве Соединенных Штатов Америки обеспечить, средствами по собственному выбору, пересмотр и повторное рассмотрение приговоров и назначенных наказаний в отношении [упомянутых в решении] мексиканских граждан", осужденных американскими судами.

<37> ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 31 March 2004 in the Case concerning Avena and Other Mexican Nationals (Mexico v. United States of America) (Mexico v. United States of America). Provisional Measures. Order of 16 July 2008 // I.C.J. Reports 2008. P. 326. § 55.

 

В результате, в ходе слушаний, состоявшихся спустя полгода после вынесения постановления о временных мерах, возможности рассмотрения просьбы о толковании по существу, Суд пришел к иному выводу, чем ранее. Он начал с того, что признал допустимость двух точек зрения относительно того, есть ли между Мексикой и США спор о смысле или объеме решения по делу Авена. Далее он отметил, что даже если бы спор о выполнении пункта 153(9) решения властями США различных уровней, включая судебные, и существовал, он заключался бы в разногласии относительно того, имеет ли содержащееся в пункте 153(9) обязательство прямое действие в правовой системе США. Однако, по мнению Суда, ни одно из положений решения не предписывало и не предполагало, что суды Соединенных Штатов должны непосредственно применить пункт 153(9), поскольку средства его исполнения, включая принятие законодательства или даже непосредственное исполнение, если оно допустимо во внутреннем правопорядке, были оставлены на усмотрение государства. Таким образом, Суд пришел к выводу, что вопрос, который гипотетически мог бы быть предметом спора, в решении не затрагивался и поэтому основания для толкования этого решения отсутствовали <38>.

--------------------------------

<38> См.: ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 31 March 2004 in the Case concerning Avena and Other Mexican Nationals (Mexico v. United States of America) (Mexico v. United States of America). Judgment of 19 January 2009 // I.C.J. Reports 2009. P. 17. § 44. На это изменение позиции Суда автор обращал внимание в контексте статьи о временных мерах, см.: Пунжин С.М. Процессуальное право Международного Суда ООН: временные меры (часть 2) // Международное правосудие. 2016. N 1(17). С. 37 - 58, 47 - 48.

 

Во втором в практике Суда постановлении о принятии временных мер в рамках просьбы о толковании решения (дело Храм Преах Вихеар) Суд, применив "упрощенное" определение спора, признал возможное существование спора о "смысле или значении" решения 1962 года, ограничившись изложением позиций, представленных сторонами во время слушаний по просьбе о временных мерах, и констатировал наличие расходящихся "мнений или взглядов" <39>.

--------------------------------

<39> См.: ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Provisional Measures. Order of 18 July 2011 // I.C.J. Reports 2011. P. 543 - 544. § 24 - 32.

 

Когда же Суд рассматривал просьбу Камбоджи по существу, то уже он не ограничился представлением только аргументов сторон. Так, Суд проанализировал позиции Камбоджи и Таиланда, отраженные в различных документах, дипломатических демаршах, заявлениях и действиях, начиная с момента вынесения Судом решения по делу Преах Вихеар в 1962 году и заканчивая периодом обострения разногласий по данному вопросу между двумя государствами в 2007 - 2008 годах <40>. В этом процессе фактически Суд применял те же критерии для установления спора, которые он использует для установления "обычного" спора: во-первых, спор представляет собой противоположность правовых взглядов, в рамках которой требования одной стороны явно отвергаются другой; и, во-вторых, наличие спора должно быть объективно установлено Судом путем исследования фактических обстоятельств дела <41>.

--------------------------------

<40> См.: ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 298 - 300. § 41 - 44.

<41> См.: ICJ. Alleged Violations of Sovereign Rights and Maritime Spaces in the Caribbean Sea (Nicaragua v. Colombia). Judgment of 17 March 2016. § 50; Obligations concerning Negotiations relating to Cessation of the Nuclear Arms Race and to Nuclear Disarmament (Marshall Islands v. India). Judgment of 5 October 2016. § 34, 36.

 

Даже механическое сравнение количества пунктов, посвященных вопросу о наличии спора в решениях о толковании и в решениях по предварительным возражениям (в которых обычно рассматривается вопрос о существовании спора для целей установления юрисдикции Суда по существу спора), показывает, что в первом случае оно не меньше, чем во втором, тогда как можно было бы предположить, что менее строгие критерии должны были бы требовать менее подробного обоснования <42>.

--------------------------------

<42> В деле Толкование решения по делу Преах Вихеар непосредственному анализу Судом вопроса посвящены четыре пункта. Для сравнения: в деле Применение Конвенции о геноциде - два пункта (Application de la convention pour la prevention et la repression du crime de genocide (Bosnie-Herzégovine c. Serbie-et-Monténégro. Exceptions preliminaries. Arrêt du 11 juillet 1996 // C.I.J. Recueil 1996. P. 614 - 615. § 28 - 29); в деле Сухопутная и морская граница между Камеруном и Нигерией - шесть пунктов (Frontière terrestre et maritime entre le Cameroun et le Nigéria (Cameroun c. Nigéria), Exceptions preliminaries. Arrêt du 11 juin 1998 // C.I.J. Recueil 1998. P. 315 - 317. § 88 - 93); в деле Определенное имущество - один пункт (Certain Property (Liechtenstein v. Germany). Preliminary Objections. Judgment of 10 February 2005 // I.C.J. Reports 2005. P. 18 - 19. § 25); в деле Предполагаемые нарушения суверенных прав и морских пространств в Карибском море - шесть пунктов (Alleged Violations of Sovereign Rights and Maritime Spaces in the Caribbean Sea (Nicaragua v. Colombia). Judgment of 17 March 2016. § 68 - 73). Разумеется, в зависимости от обстоятельств дела вопрос о существовании спора по существу дела может потребовать гораздо более масштабного исследования, как, например, в деле Грузия против России, где соответствующая часть решения занимает 82 пункта (Application of the International Convention on the Elimination of All Forms of Racial Discrimination (Georgia v. Russian Federation)). Preliminary Objections. Judgment of 1 April 2011 // I.C.J. Reports 2013. P. 85 - 120. § 31 - 113.

 

4. Предмет и средства толкования

 

Суд в процессе толкования должен разъяснить содержание пунктов, имеющих обязательную силу, то есть резолютивную часть решения <43>. Именно резолютивная часть определяет права и обязанности сторон, тогда как мотивировочная часть обязательной не является, поэтому спор о ее смысле и объеме практического значения для определения прав и обязанностей сторон не имеет, если только в ней не дается их конкретное содержание. В связи с этим мотивировочная часть "не толкуется "сама по себе" <44>, а принимается во внимание лишь постольку, поскольку содержащиеся в ней элементы "неразрывно связаны" с резолютивной частью. Однако этот критерий трудно применим для целей анализа текста, так как представляется естественным, "что вся аргументация, содержащаяся в решении, необходима для обоснования резолютивной части и поэтому неотъемлема от нее" <45>. Последнее фактически признается Судом в его практике.

--------------------------------

<43> См.: ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 31 March 2004 in the Case concerning Avena and Other Mexican Nationals (Mexico v. United States of America) (Mexico v. United States of America). Provisional Measures. Order of 16 July 2008 // I.C.J. Reports 2008. P. 323. § 47.

<44> Zimmerman A., Thienel T. Op. cit. P. 1491.

<45> Thirlway H. The Law and Procedure of the International Court of Justice, 1960 - 1989: Part Thirteen // The British Yearbook of International Law. Vol. 74. 2003. N 1. P. 7 - 114, 85. См. также: Kolb R. Op. cit. P. 789.

 

Принцип "неразрывности" был введен Судом в обращение в 1999 году при рассмотрении просьбы о толковании решения по делу Сухопутная и морская граница между Камеруном и Нигерией (предварительные возражения) <46>. До этого как Международный Суд <47>, так и его предшественница, Постоянная палата международного правосудия, о возможности обращения к мотивам решения прямо не упоминали <48>. Для того чтобы включить мотивы в схему толкования по статье 60, у Суда в деле о толковании, инициированном Нигерией, были особые причины. Просьба Нигерии относилась к толкованию решения в части шестого предварительного возражения, которое касалось фактических оснований утверждений Камеруна об ответственности Нигерии за якобы имевшие место нарушения границы. Суд отверг это возражение, и соответствующий пункт резолютивной части, согласно практике Суда в вопросах предварительных возражений, изложен как простое, неразвернутое отрицание: "Суд... отклоняет шестое предварительное возражение". Очевидно, что подобная формулировка как таковая не оставляет места для толкования. Однако, поскольку статья 60 не предполагает для целей толкования деление решений на категории в зависимости от их предмета, Суд, при соблюдении прочих обязательных условий, не может отказаться от толкования решения по предварительным возражениям, как бы ни была сформулирована его резолютивная часть. Одновременно Суду нельзя было игнорировать общий принцип толкования, получивший отражение в его решениях в качестве нормы судебной политики и состоящий в том, что толкованию подлежит только то, что имеет обязательную силу, то есть резолютивная часть. В данной ситуации и возникла концепция возможности обращения к мотивам, "неразрывно связанным" с резолютивной частью решения. Просьба Нигерии по существу относилась именно к мотивам, которые привели Суд к отклонению шестого возражения, и, так как эти мотивы были признаны "неразрывно связанными" с резолютивной частью, данная просьба была признана отвечающей условиям статьи 60 <49>.

--------------------------------

<46> См.: CIJ. Demande d’interprétation de l’arrêt du 11 juin en l'affaire de la Frontier terrestre et maritime entre le Cameroun et le Nigeria, exceptions preliminaries (Nigeria c. Cameroun). Arrêt du 25 mars 1999 // C.I.J. Recueil 1999. P. 35. § 10.

<47> См.: CIJ. Demande d’inerprétation de l’arrêt du 20 novembre 1950 en l'affaire du Droit d'asile (Colombie / Pérou) (Colombie c. Pérou). Arrêt du 27 novembre 1950 // C.I.J. Recueil 1950. P. 402; ICJ. Application for Revision and Interpretation of the Judgment of 24 February 1982 in the Case concerning the Continental Shelf (Tunisia/Libyan Arab Jamahiriya) (Tunisia v. Libyan Arab Jamahiriya). Judgment of 10 December 1985 // I.C.J. Reports 1985. P. 218. § 46.

<48> См.: CPJI. Interprétation des arrest N 7 et 8 (usine de Chorzów). Arrêt N 11, le 16 décembre 1927 // C.P.J.I. série A N 13. P. 11. М. Хадсон отмечает, что Секретарь Суда, однако, исходя из этого решения, сделал вывод, что, по мнению Суда, "толкование может относиться не только к резолютивной части решения, но и к части мотивов, которые представляют собой само основание этой резолютивной части" (Hudson M.O. The Permanent Court of International Justice, 1920 - 1942. New York: The Macmillan Company, 1943. P. 591, со ссылкой на Постоянную палату международного правосудия: PCIJ. 1936 Revision of the Rules of Court. Discussion (Twenty-fourth meeting, 23 February 1935) // P.C.I.J. Series D. N 2. Third Addendum. P. 335).

<49> См.: CIJ. Demande d’interprétation de l’arrêt du 11 juin en l'affaire de la Frontière terrestre et maritime entre le Cameroun et le Nigeria, exceptions preliminaries (Nigeria c. Cameroun). Arrêt du 25 mars 1999 // C.I.J. Recueil 1999. P. 36. § 11.

 

В решении о толковании 2013 года (дело Храм Преах Вихеар) отношение Суда к роли мотивировочной части претерпело определенную эволюцию, которая, в отличие от того, что утверждал сам Суд, не была основана на его предыдущей практике. В частности, в отличие от прежнего утверждения о том, что мотивировочная часть может приниматься во внимание, только если она неразрывно связана с резолютивной, Суд заявил о том, что для целей установления "смысла и объема" резолютивной части он будет обращаться к мотивам решения в той мере, в какой они "проливают свет на должное толкование резолютивной части" <50>. Таким образом, в процессе толкования могут использоваться не только "неразрывно связанные", а практически вообще все мотивы <51>, за исключением, пожалуй, положений, имеющих характер obiter dicta <52>, то есть таких, в которых Суд излагает свою позицию по вопросам, не имеющим прямого отношения к рассматриваемому делу.

--------------------------------

<50> ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 306. § 68.

<51> В литературе можно найти утверждения, что, несмотря на декларированный "более широкий" по сравнению с "неразрывностью" стандарт, Суд в деле о толковании решения по делу Храм Преах Вихеар все же не вышел за рамки "более узкого стандарта" (см.: Kulick A. Op. cit. P. 78, 88).

<52> См.: PCIJ. 1936 Revision of the Rules of Court. Discussion (Twenty-fourth meeting, 23 February 1935) // P.C.I.J. Series D. N 2. Third Addendum. P. 335.

 

При толковании Суд использует представленные ему в рамках первоначального дела аргументы, материалы, доказательства и факты <53>, однако он не может выходить за их пределы, что эффективно исключает из сферы его внимания всю последующую практику сторон <54>. Существует, правда, мнение, что такая практика, не затрагивая смысла решения и не являясь индикатором соглашения сторон в отношении какого-либо значения его положений, может все же играть определенную роль при толковании, выражая понимание текста решения сторонами <55>. Суд, однако, разъяснил, что в отличие от толкования договора, при котором, как это предусмотрено в пункте 3(b) статьи 31 Венской конвенции о праве международных договоров, может учитываться последующая практика сторон, устанавливающая "соглашение участников" относительно толкования этого договора, "толкование решения состоит в том, чтобы определить то, что было решено Судом, а не то, в чем, по мнению сторон, к которому они пришли впоследствии, заключалось это решение. На смысл и объем решения Суда, соответственно, не может повлиять поведение сторон после вынесения решения" <56>. Стало быть, такое поведение не имеет значения для целей толкования.

--------------------------------

<53> См.: ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 306. § 69.

<54> См.: CPJI. Interprétation des arrest N 7 et 8 (usine de Chorzów). Arrêt N 11, le 16 décembre 1927 // C.P.J.I. série A N 13. P. 21. См. также: Zimmerman A., Thienel T. Op. cit. P. 1479, 1491.

<55> См.: Yee S. Notes on the International Court of Justice (Part 5): Temple of Preah Vihear (Interpretation) (2013) // Chinese Journal of International Law. Vol. 14. 2015. N 4. P. 655 - 663, 659.

<56> ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 307. § 75.

 

Суд толкует текст только решения, поэтому помещаемые в его начале ключевые слова и фразы не могут быть средством толкования, поскольку не являются частью решения, структура которого определяется пунктом 1 статьи 95 Регламента Суда <57>. Эти ключевые слова и фразы по своему характеру ближе к оглавлению и дают лишь общее представление об общем содержании решения <58>.

--------------------------------

<57> В частности, содержание решения включает следующие элементы: дату его оглашения; фамилии участвовавших в нем судей; наименования сторон; фамилии представителей, поверенных и адвокатов сторон; краткое изложение разбирательства; заявленные сторонами позиции; фактические обстоятельства; правовые соображения; резолютивную часть; распоряжение относительно издержек, если таковое имеется; число и фамилии судей, составивших большинство; указание, какой текст решения имеет преимущественную силу.

<58> См.: ICJ. Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 307. § 73.

 

5. Смысл и объем решения

 

Следующий вопрос заключается, таким образом, в том, чтобы установить, что представляют собой "смысл" и "объем" решения. В решении по просьбе о толковании решений по делу Фабрика в Хожуве Постоянная палата дала следующий ответ на этот вопрос:

"Для того чтобы установить значение, которое придается в статье 60 выражению "смысл и объем решения", необходимо рассмотреть это выражение в свете предыдущей статьи Статута, которая устанавливает, что решение Суда обязательно лишь для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу. Будет естественным сделать вывод, что второе предложение статьи 60 было включено с целью позволить Суду в случае необходимости уточнить имеющие обязательную силу пункты решения, и, напротив, просьба [о толковании], не имеющая этой цели, не подпадает под действие данного положения. Для того чтобы расхождение во мнениях могло стать предметом просьбы о толковании на основании статьи 60 Статута, необходимо, следовательно, чтобы существовало расхождение во мнениях между сторонами в отношении имеющих обязательную силу пунктов данного решения. Это не означает, что должна быть бесспорной принадлежность пункта, значение которого оспаривается, к части решения, имеющей обязательную силу. Расхождение во мнениях относительно того, имеет ли тот или иной пункт обязательную силу, само по себе представляет вопрос, который подпадает под действие данного положения, и Суд не может уклониться от обязательства истолковать решение настолько, насколько это необходимо, чтобы высказать свое мнение относительно такого расхождения" <59>.

--------------------------------

<59> CPJI. Interprétation des arrets N 7 et 8 (usine de Chorzów). Arrêt N 11, le 16 décembre 1927 // C.P.J.I. série A N 13. P. 11 - 12.

 

Отсюда вытекает, что под объемом решения следует понимать то, что именно было решено, то есть какие именно положения имеют обязательную силу, а под смыслом - точное значение этих положений. Примерно так же понимает эти два термина Р. Кольб: "Слово "смысл" относится прежде всего к акту познания применительно к содержанию (толкование в узком смысле), тогда как слово "объем" включает вопрос о том, что представляет собой область применения или исполнения аспектов, по которым вынесено решение, имеющее обязательную силу" <60>. Нельзя, однако, не заметить, что его трактовка термина "объем" вызывает больше вопросов, чем дает ответов, поскольку неясно, что он имеет в виду под "областью применения", которая может пониматься различным образом, например быть предметной, географической, юридической и т.д.

--------------------------------

<60> Kolb R. Op. cit. P. 789.

 

Основные принципы подхода Суда к толкованию можно проиллюстрировать на основании двух прецедентов, в которых Суд принял к производству соответствующие просьбы <61>. Так, решение 1985 года по делу Континентальный шельф (Тунис/Ливия) сочетало ответы на просьбы Туниса как о пересмотре, так и о толковании решения 1982 года о делимитации континентального шельфа между двумя государствами. Разъясняя свою позицию относительно расположения некоторых точек линии разграничения, Суд вначале указал, что координаты одного из географических элементов побережья (самая западная точка залива Габес <62>), на которые он сослался в мотивировочной части решения 1982 года по существу спора между Тунисом и Ливией, не являются обязательными для сторон, так как по ним он не выносил решения, имеющего обязательную силу. Затем Суд фактически подтвердил ранее данное описание этого географического элемента, заявив, что как "самую западную точку залива Габес" следует считать ту точку "береговой линии, которая расположена дальше всего к западу на низшей точке отлива" <63>.

--------------------------------

<61> См.: ICJ. Application for Revision and Interpretation of the Judgment of 24 February 1982 in the Case concerning the Continental Shelf (Tunisia/Libyan Arab Jamahiriya) (Tunisia v. Libyan Arab Jamahiriya). Judgment of 10 December 1985 // I.C.J. Reports 1985. P. 192; Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 281.

<62> Залив Средиземного моря у побережья Туниса.

<63> ICJ. Application for Revision and Interpretation of the Judgment of 24 February 1982 in the Case concerning the Continental Shelf (Tunisia/Libyan Arab Jamahiriya) (Tunisia v. Libyan Arab Jamahiriya). Judgment of 10 December 1985 // I.C.J. Reports 1985. P. 230. § 69(D)(2).

 

Наиболее же точно методология Суда отражена в решении о толковании 2013 года (дело Храм Преах Вихеар). Это решение, в отличие от вышеупомянутого решения 1985 года, которое практически повторяло <64>, а не разъясняло значение первоначального решения (вряд ли можно считать как разъяснение заявление о том, что "самой западной" точкой является точка, расположенная "дальше всего к западу"), действительно прояснило смысл спорных положений резолютивной части решения 1962 года. С этой точки зрения, решение 2013 года является на настоящее время фактически единственным прецедентом "полноценного" толкования, которое Суд дал своему ранее вынесенному решению.

--------------------------------

<64> См.: Thirlway H. The Law and Procedure of the International Court of Justice, 1960 - 1989: Part Thirteen. P. 89.

 

В данном решении, констатировав наличие спора между сторонами о смысле и объеме решения 1962 года, Суд затем определил его точное содержание, указав, по каким конкретным аспектам этого решения расходятся позиции сторон. В частности, он пришел к выводу, что спор между Камбоджей и Таиландом касается трех специфических элементов "смысла и объема" решения <65>. Во-первых, принял ли Суд в 1962 году имеющее обязательную силу решение о том, что линия, обозначенная на "карте, содержащейся в приложении I" <66>, является границей между Камбоджей и Таиландом в районе храма (это спор об объеме решения). Во-вторых, в чем заключается "смысл и объем" выражения "поблизости от [храма] на камбоджийской территории", которое использовано во втором пункте резолютивной части решения 1962 года. Этот пункт, как указал Суд, является следствием сделанного в первом пункте резолютивной части вывода о том, что храм расположен на "территории, находящейся под суверенитетом Камбоджи". В-третьих, какова природа обязательства Таиланда вывести свой персонал в соответствии со вторым пунктом постановляющей части <67> (второй и третий аспекты являются спором о смысле решения, а термин "объем" в контексте второго аспекта использован в качестве географической характеристики ситуации). Таким образом, по мнению Суда, "существует необходимость толкования второго резолютивного пункта решения 1962 года и правовых последствий того, что Суд заявил [в решении 1962 года] в отношении линии, обозначенной на карте в приложении I" <68>.

--------------------------------

<65> Напомним, что в резолютивной части решения 1962 года Суд решил, что "храм Преах Вихеар находится на территории под суверенитетом Камбоджи"; следовательно, "Таиланд обязан вывести любые военные или полицейские силы, или других охранников или смотрителей, размещенных им в храме либо поблизости от него на камбоджийской территории"; а также что "Таиланд обязан возвратить Камбодже все предметы... которые с момента оккупации храма Таиландом в 1954 году могли быть вывезены из храма или примыкающей к нему территории тайскими властями".

<66> Карта, на которую ссылалась Камбоджа во время процедуры по существу дела и которая содержалась в приложении I к меморандуму Камбоджи. Она была составлена в 1907 году четырьмя французскими чиновниками, трое из которых входили в Смешанную комиссию для делимитации границы, состоявшую из представителей Франции и Сиама (наименование Таиланда в тот период). На этой карте граница между французским Индокитаем (в состав которого входила Камбоджа) и Сиамом проходила к северу от храма Преах Вихеар, тем самым оставляя храм на территории Камбоджи (Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 291. § 15, 18).

<67> См.: Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 302. § 52.

<68> Ibid. P. 303. § 56.

 

Что касается карты в приложении I (первый аспект спора, касавшийся объема решения), то в решении о толковании Суд отметил, что первоначальный спор между Камбоджей и Таиландом касался суверенитета над территорией, а не делимитации границы, соответственно ни эта карта, ни расположение границы в резолютивной части не упомянуты. Однако карта в приложении I "играла главную роль в мотивировочной части решения Суда": она была признана сторонами, и в 1962 году Суд принял ее во внимание в отношении участка протяженностью примерно в один километр в спорном районе в окрестностях храма Преах Вихеар для определения того, под чьим суверенитетом находится храм (всего же линия на карте в приложении I затрагивала примерно 100 километров границы) <69>.

--------------------------------

<69> См.: Ibid. P. 308 - 310. § 76 - 78.

 

Перейдя непосредственно к толкованию, Суд установил, что, поскольку второй и третий пункты решения 1962 года, как это прямо было указано, вытекали из первого пункта, вся резолютивная часть должна рассматриваться и толковаться как единое целое. В связи с этим Суд сначала обратился к первому резолютивному пункту, отметив, что его смысл ясен: храм находится на территории Камбоджи. При этом он отметил, что необходимо будет вернуться к вопросу об объеме этого пункта после анализа двух других пунктов резолютивной части <70>. Очевидно, что Суд под "объемом" в данном случае имел в виду физические пределы камбоджийской территории в районе храма. В статье 60 Статута термин "объем", по всей видимости, имеет другое, юридическое значение. Действительно, было бы странно, если бы в статье 60 под объемом понималась географическая протяженность, поскольку решение, как юридический акт, не может иметь таковой. Оно, в случаях территориальных споров, может распространяться на определенный географический район, но это будет уже вопрос смысла решения, а не его объема. В иных случаях вопросы географической протяженности не возникают. Если согласиться с тем, что слово "объем" в статье 60 имеет географическое значение, тогда эта статья будет сведена только к территориальным спорам, что явно противоречит ее цели.

--------------------------------

<70> См.: Ibid. P. 310 - 311. § 80.

 

Затем Суд обратился к собственно предмету спора о значении второго резолютивного пункта. Исходя из того, что из окрестностей храма на камбоджийской территории должны были быть выведены таиландские силы и охрана, определение "территориального объема" второго резолютивного пункта Суд начал с выяснения, где именно в 1962 году размещался соответствующий таиландский персонал. Это было необходимо, поскольку, по мнению Суда, термин "поблизости [от храма] на камбоджийской территории" должен пониматься как включающий по крайней мере то место, где располагался единственный пост таиландской пограничной полиции, о котором было известно. Суд добавил, что храм находится на участке местности, пределы которого четко обозначены элементами рельефа. Он расположен на выступе, который круто обрывается в сторону камбоджийской равнины к востоку, югу и юго-западу, а к западу и северо-западу плавно спускается в межгорную долину. Соответственно, по мнению Суда, "естественное понимание концепции "поблизости" от храма охватывало бы весь выступ Преах Вихеар". Кроме того, учитывая значение, придававшееся карте в приложении I для целей вынесения решения в 1962 году о суверенитете над территорией, на которой расположен храм, Суд признал, что территория Камбоджи распространялась на север не далее, чем линия, обозначенная на карте (в частности, полицейский пост, о котором речь шла выше, располагался чуть к югу от этой линии). Таким образом, в 1962 году Суд имел дело с небольшим участком территории, имевшим четко определенные географические границы к востоку, югу, западу и северо-западу, а к северу ограниченным пределами камбоджийской территории <71>. Исходя из всех этих соображений, Суд в решении 2013 года детально описал границы выступа Преах Вихеар, на котором находится храм и с территории которого, в соответствии с пунктом 2 резолютивной части решения 1962 года, Таиланд должен был вывести свой персонал:

--------------------------------

<71> См.: Request for Interpretation of the Judgment of 15 June 1962 in the Case concerning the Temple of Preah Vihear (Cambodia v. Thailand) (Cambodia v. Thailand). Judgment of 11 November 2013 // I.C.J. Reports 2013. P. 312 - 314. § 85 - 91.

 

"...границы выступа Преах Вихеар к югу от линии, обозначенной на карте в приложении I, определяются природным рельефом местности. К востоку, югу и юго-западу выступ круто обрывается к камбоджийской равнине. <...> К западу и северо-западу поверхность выступа спускается более полого, чем обрыв, но все же отчетливо в долину, которая отделяет Преах Вихеар от соседнего холма Пном Трап; эта долина в южной своей оконечности спускается к камбоджийской равнине. <...> Суд считает, что Пном Трап расположен вне спорного района и что в решении 1962 года не рассматривался вопрос о том, находится ли он на тайской или камбоджийской территории. В связи с этим Суд полагает, что выступ Преах Вихеар заканчивается у подножия холма Пном Трап, то есть там, где поверхность долины начинает переходить в возвышенность.

На севере границей выступа является линия, показанная на карте в приложении I, от точки к северо-востоку от храма, где эта линия примыкает к обрыву, до точки на северо-западе, где поверхность долины начинает переходить в возвышенность, у подножия холма Пном Трап" <72>.

--------------------------------

<72> Ibid. P. 315. § 98.

 

Принимая во внимание вышеизложенные рассуждения и выводы, Суд далее заключил, что "территориальный объем" всех трех пунктов резолютивной части решения 1962 года одинаков. В связи с этим, возвращаясь к первому пункту, он подтвердил, что содержащееся в нем положение ("храм Преах Вихеар находится на территории под суверенитетом Камбоджи") должно пониматься как охватывающее всю площадь выступа Преах Вихеар, в границах, обозначенных Судом <73>.

--------------------------------

<73> См.: Ibid. P. 317, 318. § 103, 107.

 

6. Некоторые вопросы процедуры

 

6.1. Толкование как новое дело

 

В российской литературе иногда можно встретить утверждения, позволяющие сделать вывод, что толкование является фазой основного дела. Так, И.В. Рачков пишет, что "дело о храме Преа Вихеар (Preah Vihear) между Камбоджей (государство-заявитель) и Таиландом (ответчик) длится дольше других дел, рассмотренных Международным Судом ООН... с конца 1959 года. Суд вынес по этому делу 3 решения: 26 мая 1961 года (о предварительных возражениях Таиланда), 15 июня 1962 года (по существу спора) и 11 ноября 2013 года (по просьбе Камбоджи о толковании решения 1962 года)" <74>.

--------------------------------

<74> Рачков В.И. Решения Международного Суда по делу о храме Преа Вихеар // Международное правосудие. 2015. N 4 (16). С. 24 - 34, 24.

 

Из этого текста недвусмысленно вытекает, что автор рассматривает дело Преах Вихеар как единый продолжающийся (и не прекращающийся) судебный процесс, в ходе которого выносятся несколько решений. Однако подобная позиция неверна. Суд последовательно рассматривает просьбу о толковании как самостоятельное дело, а не как стадию дела, толкование решения по которому запрашивается. Так, в рамках процедуры по просьбе Нигерии о толковании решения относительно предварительных возражений в деле Сухопутная и морская граница между Камеруном и Нигерией председатель Суда на заседании, состоявшемся 17 февраля 1999 года, сделал следующее заявление:

"Просьба о толковании, постольку, поскольку она представлена в документе, возбуждающем дело, не подпадает под категорию сопутствующей процедуры: она дает начало новому делу. Просьба Нигерии [о толковании], следовательно, процессуально независима от дела Сухопутная и морская граница между Камеруном и Нигерией (Камерун против Нигерии), которое в настоящее время находится на рассмотрении Суда" <75>.

--------------------------------

<75> International Court of Justice Yearbook. N 55, 2000 - 2001. The Hague: International Court of Justice, 2001. P. 313.

 

А в решении от 10 октября 2002 года по существу дела Сухопутная и морская граница между Камеруном и Нигерией Суд еще раз подчеркнул, что представленная Нигерией просьба о толковании решения по предварительным возражениям "стала новым делом, отдельным от рассматриваемого в настоящее время" <76>.

--------------------------------

<76> CIJ. Frontière terrestre et maritime entre le Cameroun et le Nigéria (Cameroun c. Nigéria; Guinée équatoriale (intervenant)). Arrêt du 10 octobre 2002 // C.I.J. Recueil 2002. P. 313. § 14.

 

Просьба о толковании обладает всеми характеристиками самостоятельного дела. Она заносится в общий список дел Суда под новым номером, который не совпадает с номером дела, решение по которому представлено для толкования; для ведения процесса о толковании стороны назначают своих представителей и выбирают судей ad hoc. Это происходит и в тех случаях, когда просьба о толковании касается промежуточного решения, которое было вынесено до окончания процесса по существу, и два процесса (о толковании и по существу) существуют параллельно. Например, упомянутая выше просьба Нигерии о толковании решения о предварительных возражениях в деле Сухопутная и морская граница между Камеруном и Нигерией была подана в период, когда это дело находилось на стадии рассмотрения по существу. В рамках дела о толковании Нигерия и Камерун назначили своих представителей и выбрали судей ad hoc, хотя те в тот момент уже были, соответственно, представителями и судьями ad hoc в деле Сухопутная и морская граница между Камеруном и Нигерией <77>.

--------------------------------

<77> См.: ICJ. Doc. CR 99/3. P. 5.

 

6.2. Возбуждение дела о толковании, устная и письменная процедура

 

Как предусмотрено в статье 98 Регламента Суда, вне зависимости от того, каким образом было инициировано первоначальное дело - путем одностороннего заявления или специального соглашения, любая сторона этого дела может подать просьбу о толковании в одностороннем порядке <78>. Даже если первоначальное специальное соглашение предполагает совместные действия по выполнению будущего решения, это никоим образом не ограничивает право государства просить о его толковании при выполнении условий, предусмотренных в статье 60 Статута. В частности, в возбужденном на основании просьбы Туниса деле о толковании решения 1982 года по спору о континентальном шельфе между Тунисом и Ливией, который был представлен на рассмотрение Суда путем специального соглашения, Ливия ссылалась на то, что статья 3 этого соглашения предусматривала совместное обращение сторон в Суд после вынесения решения, если возникнет необходимость в его "объяснении или разъяснении". В связи с этим, по мнению Ливии, Суд не обладал юрисдикцией для рассмотрения односторонней просьбы Туниса. Как отметил Суд, существо позиции Ливии заключалось в том, что "юрисдикция Суда рассмотреть просьбу о толковании в соответствии со статьей 60 подчинена условию исчерпания альтернативной процедуры толкования путем совместного обращения в Суд, предусмотренной статьей 3 Специального соглашения" <79>. Суд, однако, не согласился с аргументацией Ливии, фактически ставившей на один уровень статью 60 Статута и статью 3 Специального соглашения, поскольку она создавала ситуацию, в которой осуществление стороной ее права просить о толковании решения могло бы быть заблокировано другой стороной. Суд заявил, что "нельзя просто так презюмировать, что государство откажется от своего права по статье 60 в одностороннем порядке требовать толкования или ограничит его", поэтому статья 3 Специального соглашения не является препятствием для рассмотрения просьбы Туниса, сделанной на основании статьи 60 <80>.

--------------------------------

<78> Это, конечно же, не исключает возможности для сторон по договоренности подать такую просьбу на основании специального соглашения (см. пункт 2 статьи 98 Регламента).

<79> ICJ. Application for Revision and Interpretation of the Judgment of 24 February 1982 in the Case concerning the Continental Shelf (Tunisia/Libyan Arab Jamahiriya) (Tunisia v. Libyan Arab Jamahiriya). Judgment of 10 December 1985 // I.C.J. Reports 1985. P. 215. § 42.

<80> Ibid. P. 216. § 43.

 

При возбуждении дела о толковании путем одностороннего заявления другая сторона имеет право подать замечания в письменном виде. В дополнение к этому, а также если дело возбуждается специальным соглашением, стороны, по решению Суда, могут представить дополнительные письменные или устные объяснения <81>. В литературе иногда утверждается, что в рамках процедуры толкования Суд "никогда не запрашивал дальнейшие объяснения" <82>, предусмотренные пунктом 4 статьи 98 Регламента. Однако это неверно. Практика Суда в отношении прохождения процедуры производства по делам о толковании не единообразна и зависит от обстоятельств конкретного дела, то есть от того, на какой стадии Суд будет достаточно информирован для принятия решения. Так, в деле о толковании решения по делу Храм Преах Вихеар были пройдены все стадии замечаний и объяснений, включая устную процедуру. При толковании решения по делу Авена Суд счел достаточными письменные замечания ответчика и дополнительные письменные объяснения сторон. Рассматривая просьбу о толковании решения по предварительным возражениям в деле по спору между Камеруном и Нигерией, Суд ограничился письменными замечаниями ответчика. При рассмотрении просьбы Туниса о пересмотре и толковании решения 1982 года по делу Континентальный шельф (Тунис/Ливия) Суд получил письменные замечания ответчика и были проведены слушания. Наконец, в деле о толковании решения 1950 года по делу Право на убежище была проведена только письменная процедура.

--------------------------------

<81> Пункт 4 статьи 98 Регламента.

<82> Kolb R. Op. cit. P. 792.

 

6.3. Состав Суда

 

Пункт 1 статьи 100 Регламента Суда предусматривает следующее:

"Если решение, подлежащее... толкованию, было вынесено Судом, он же рассматривает просьбу о... толковании. Если решение было вынесено камерой, она же рассматривает просьбу о... толковании" <83>.

--------------------------------

<83> Данный пункт относится также к просьбам о пересмотре решения.

 

Данное положение следует понимать в том смысле, что решение Суда полного состава толкуется также Судом в полном составе, а решение камеры Суда - также камерой, однако состав Суда или камеры, толкующих решение, могут не совпадать с составом, выносившим решение. В связи с этим вряд ли можно согласиться с предложением о том, что Суд или камера Суда, занимающиеся просьбой о толковании, должны в значительной мере быть близки к составу, выносившему первоначальное решение по спору <84>. Практика Суда подтверждает, что просьба о толковании может быть представлена в Суд спустя много лет после вынесения решения, как это было с решением по делу Храм Преах Вихеар, где этот временной интервал составил почти 49 лет. В такой ситуации очевидно, что даже по объективным причинам просьба о толковании должна рассматриваться составом Суда на момент ее поступления. Прецедентов толкования решения, вынесенного камерой, в практике Международного Суда еще не было, но не подлежит сомнению, что принципиальный подход здесь должен быть тот же: для толкования решения дело передается, соответственно, в камеру той же категории, к которой принадлежала камера, выносившая первоначальное решение, то есть в камеру упрощенного судопроизводства (статья 29 Статута), в камеру для разбора определенной категории дел (пункт 1 статьи 26) или же, если камера была создана для рассмотрения конкретного дела (пункт 2 статьи 26), для толкования вынесенного этой камерой решения должна быть образована новая камера специально для целей толкования. В каждом случае состав камеры, толкующей решение, необязательно будет совпадать с составом камеры, его вынесшей.

--------------------------------

<84> См.: Kolb R. Op. cit. P. 778 (даже сам автор, сделавший такое предложение несколькими страницами ниже, фактически от него отказывается, ссылаясь на практику Суда; см.: Ibid. P. 794). См. также: Zimmerman A., Thienel T. Op. cit. P. 1495.

 

В состав Суда или его камеры, рассматривающих просьбу о толковании, могут быть включены судьи ad hoc, которые, как это стало ясно уже в период Постоянной палаты <85>, необязательно должны быть теми же самыми судьями, участвовавшими в вынесении решения, подлежащего толкованию (хотя последнее, как указывалось выше, не исключается) <86>.

--------------------------------

<85> См.: PCIJ. 1936 Revision of the Rules of Court: Report by the Registrar (June 1933) // P.C.I.J. Series D. N 2. Third Addendum. P. 832 - 833.

<86> См.: Zimmerman A., Thienel T. Op. cit. P. 1494.

 

References

 

Hudson M.O. (1943) The Permanent Court of International Justice: 1920 - 1942, New York: The Macmillan Company.

Kolb R. (2013) The International Court of Justice, Oxford; Portland, OR: Hart Publishing.

Kulick A. (2015) Article 60 ICJ Statute, Interpretation Proceedings, and the Competing Concepts of Res Judicata. Leiden Journal of International Law. Vol. 28. N 1. P. 73 - 89.

Punzhin S.M. (2012) Protsessual'noe pravo Mezhdunarodnogo Suda OON: reshenie voprosov priemlemosti v ramkakh soputstvueshchego proizvodstva pri tolkovanii i peresmotre resheniy [Procedual law of the International Court of Justice: the problem of procedural admissibility in the incidental proceedings and during the phase of interpretation and revision]. Mezhdunarodnoe pravosudie. N 3. P. 49 - 60 (in Russian).

Punzhin S.M. (2016) Protsessual'noe pravo Mezhdunarodnogo Suda OON: vremennye mery (chast' 2) [Procedual law of the International Court of Justice: provisional measures (part 2)]. Mezhdunarodnoe pravosudie. N 1. P. 37 - 58 (in Russian).

Rachkov V.I. (2015) Resheniya Mezhdunarodnogo Suda po delu o khrame Prea Vikhear [Decisions of the International Court of Justice in the case regarding the temple of Preah Vihear]. Mezhdunarodnoe pravosudie. N 4. P. 24 - 34 (in Russian).

Yee S. (2015) Notes on the International Court of Justice (Part 5): Temple of Preach Vihear (Interpretation) (2013). Chinese Journal of International Law. Vol. 14. N 4. P. 655 - 663.

Stanczyk J. (1988) Application for Interpretation of a Judgment Delivered by the International Court of Justice. Polish Yearbook of International Law. Vol. XVII. P. 193 - 210.

Thirlway H. (2013) Quelques observations sur le concept de dispute (, contestation) dans la jurisprudence de la C.I.J. In: Kamga M., Mbengue M.M. (eds.) Liber Amicorum en l'honneur de Raymond Ranjeva: L'Afrique et le droit international: variations sur l'organisation internationale = Africa and international law: reflections on the international organization, Paris: Pedone. P. 611 - 622.

Thirlway H. (2011) The Law and Procedure of the International Court of Justice, 1960 - 1989: Supplement, 2011: Parts Eleven, Twelve and Thirteen. The British Yearbook of International Law. Vol. 82. N 1. P. 1 - 177.

Thirlway H. (2003) The Law and Procedure of the International Court of Justice, 1960 - 1989: Part Thirteen. The British Yearbook of International Law. Vol. 74. N 1. P. 7 - 114.

Zimmerman A., Thienel T. (2012) Article 60. In: Zimmermann A., Tomuschat Ch., Oellers-Frahm K., Tams Ch. J. (eds.) The Statute of the International Court of Justice: A Commentary, 2nd ed., Oxford: Oxford University Press. P. 1469 - 1496.