Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Конституционный Суд и права человека (статьи от 14 октября 2017 года)

Обновлено 17.10.2017 23:55

 

О ТОЛКОВАНИИ ПОНЯТИЯ "КОРЕННОЙ НАРОД" В РЕШЕНИИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)

 

В статье исследуются правовые позиции Конституционного суда Республики Саха (Якутия), содержащиеся в решении по делу об официальном толковании положений ст. 42 Конституции РС (Я), касающихся вопросов коренных народов Республики Саха (Якутия).

 

Ключевые слова: официальное конституционное толкование, коренные народы, коренные малочисленные народы, конституционная культура, конституционно-правовая идентичность.

 

ON INTERPRETATION OF "INDIGENOUS PEOPLE" NOTION IN RESOLUTION OF THE CONSTITUTIONAL COURT OF THE SAKHA REPUBLIC (YAKUTIA)

О толковании понятия "коренной народ" в решении Конституционного суда Республики Саха (Якутия)

 

The article examines the legal positions of the Constitutional Court of the Republic of Sakha (Yakutia) contained in the decision on the case on the official interpretation of the provisions of Article 42 of the Constitution of the Republic of Sakha (Yakutia) concerning the issues of the indigenous peoples of the Republic of Sakha (Yakutia).

 

Key words: official constitutional interpretation, indigenous peoples, indigenous small-numbered peoples, constitutional culture, constitutional legal identity.

 

Толкование таких понятий, как "народ" и "нация", обладает особой актуальностью в конституционном праве. Это связано в первую очередь с многозначностью данных концептов, так как нередко они содержат взаимоисключающие или конкурирующие значения <1>. Что касается термина "коренные народы" <2>, то в современном российском законодательстве и международном праве данное понятие также не поддается однозначной трактовке. В условиях российского федерализма данная проблема неизбежно приводит к возникновению правовой неопределенности и в конечном итоге порождает проблемы правового регулирования в данной сфере общественных отношений <3>. Полномочием по преодолению конституционной неопределенности в целях обеспечения реализации Конституции при помощи установленных законом процедур обладает Конституционный Суд РФ, а также судебный орган конституционного нормоконтроля субъекта Российской Федерации в рамках своих полномочий.

--------------------------------

<1> В современной юридической науке до сих пор нет однозначной трактовки понятий "народ" и "нация". Одна группа ученых признает их тождественность, другая же придерживается противоположных взглядов, считая необходимым разделять данные понятия. При этом понятие "народ" в современном российском законодательстве и научной литературе обладает как минимум двумя значениями: а) этническая общность; б) надэтническое сообщество, субстрат публично-территориального образования. Понятие "нация", происходящее от англ. nation, также не обладает устойчивой определенностью в понимании. Так, понимание термина "нация" предполагает в одних случаях историко-социальное образование, составляющее субстрат суверенного государства, а в других - титульную национальность субъекта Федерации. На наш взгляд, более верным было бы современное понимание термина "нация", близкого к термину "государство".

<2> По-другому - аборигенные (индигенные, автохтонные) народы (англ. Indigenous people; фр. Peuples autochtones). Слово "коренной" в толковом словаре имеет два значения: а) изначальный, исконный; б) самый главный, решающий. См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: ИТИ Технологии, 2006.

<3> На основе разделения понятий "народ" и "нация" выдвигается идея создания особой наднациональной в этническом смысле общности российского народа - российской нации. Президент РФ В.В. Путин во время заседания Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям, проходившего в Астрахани 31.10.2016, поддержал идею создания закона о российской нации.

 

Преодоление конституционной неопределенности осуществляется через официальное конституционное толкование <4>. Нередко ученые дают определение конституционного толкования <5> в широком смысле, представляя его как суть деятельности Конституционного Суда РФ, заключающейся не только в официальном толковании Конституции, но также направленной на оценку нормативных правовых актов, обеспечение всех форм реализации права, на предупреждение всех видов правонарушений <6>. В правовой науке различаются такие виды конституционного толкования, как официальное и неофициальное <7>, а также нормативное и казуальное.

--------------------------------

<4> В узком смысле официальное конституционное толкование является одним из полномочий Конституционного Суда Российской Федерации согласно п. 4 ст. 3 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ (в ред. от 28.12.2016) "О Конституционном Суде Российской Федерации".

<5> В зарубежной науке права и иногда в отечественной науке также употребляется термин "конституционная интерпретация". На наш взгляд, несмотря на кажущуюся синонимичность терминов "конституционное толкование" и "конституционная интерпретация", последний все же представляется шире по объему охватываемых значений. В данной статье под термином "толкование" подразумевается лишь официальное толкование Конституции судебным органом конституционного контроля.

<6> Ливеровский А.А. О правопонимании в конституционной юстиции // Конституционное и муниципальное право. 2015. N 6. С. 72 - 73.

<7> Официальное конституционное толкование может быть дано лишь тем судебным органом, который обладает таким полномочием, т.е. Конституционным Судом РФ или конституционным (уставным) судом субъекта РФ. Доктринальный, компетентный и обыденный виды толкования относятся к неофициальному конституционному толкованию. См.: Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. М.: Юристъ, 1998. С. 5.

 

В юридической литературе нередко отмечается близость конституционного толкования к правотворческой деятельности. Одни авторы говорят о "правоформирующей" <8>, другие - о "правокорректирующей" <9> функциях Конституционного Суда РФ. Существует также позиция, согласно которой Конституционный Суд РФ - квазиправотворческий орган <10>. Существование правовой неопределенности мотивирует органы конституционного контроля на выявление новых смыслов в Конституции, в частности путем нахождения баланса конкурирующих принципов. Это требует творческого понимания судом смысла конституционного положения или принципа, которое объективируется в выносимом им решении, по нашему мнению, именно в этом проявляется правотворческий характер конституционного толкования.

--------------------------------

<8> Ливеровский А.А. О правопонимании в конституционной юстиции. С. 23.

<9> Кряжков В.А. Право коренных народов на земли [Электронный ресурс] // Институт прав человека. С. 16.

<10> См.: Ливеровский А.А. Этнорелигиозные основания федерализма // Конституционное и муниципальное право. 2014. N 1. С. 8 - 12.

 

В данной работе под официальным конституционным толкованием понимается особая деятельность Конституционного Суда РФ или конституционного (уставного) суда субъекта РФ, связанная с преодолением правовой неопределенности, обнаруживающейся в конституционном тексте, носящая правотворческий характер и направленная на развитие конституционного права в Российской Федерации, в частности также и на конституционное развитие субъектов Российской Федерации. В этой связи предметом для теоретического осмысления выбрано исследование правовых позиций Конституционного суда Республики Саха (Якутия) <11> по официальному толкованию Конституции (Основного Закона) Республики Саха (Якутия) <12>, в частности, содержащихся в Постановлении КС РС (Я) от 21 октября 2016 г., вынесенного по делу о толковании положений ст. 42 Конституции РС (Я).

--------------------------------

<11> Далее - КС РС (Я).

<12> Далее - Конституция РС (Я).

 

Обращаясь к Постановлению КС РС (Я), необходимо отметить общественный резонанс, возникший после его опубликования прежде всего в средствах массовой информации <13>. Поводом к рассмотрению дела в вышеупомянутом Постановлении явился запрос народного депутата Республики Саха (Якутия) М.С. Габышева. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в понимании положений ст. 42 Конституции (Основного Закона) РС (Я). По мнению заявителя, ввиду отсутствия в законодательстве критериев определения категории "коренной народ", а также неоднозначности в толковании данного понятия конституционно-правовые гарантии, установленные в отношении коренных народов Республики Саха (Якутия), не могли быть реализованы в полном объеме. Заметим сразу, что понятие "коренной народ" Республики Саха (Якутия) не нашло отражения в законодательстве Республики, отсутствие критериев его определения в Конституции РС (Я) было расценено КС РС (Я) как существующий пробел <14>, который следовало устранить.

--------------------------------

<13> С текстом Постановления можно ознакомиться: "О Постановлении Конституционного суда РС (Я)" // Республиканская общ.-политическая газета "Якутия". 2016. 28 октября. N 124; Басыгысов Руслан. Толкование без привилегий // Там же. Так, например, по мнению одного из журналистов, "внедрение категории "коренной народ" в юридическое поле Российской Федерации из международного права посредством определения данного понятия КС РС (Я), обладает взрывоопасным потенциалом для межнациональных отношений и целостности РФ". По мнению другого автора, толкование Конституции Республики РС (Я), данное КС РС (Я) представляет собой "угрозу установления этнократического режима в республике".

<14> Вопрос о пробельности Конституции является дискуссионным в науке. Так, например, Н.С. Бондарь предлагает применительно к практике КС РФ употребление понятия "преодоление конституционно-конфликтных пробелов", отделяя его от понятия "восполнение пробелов", являющегося, по его мнению, прерогативой законодательной власти (см.: Бондарь Н.С. Конституционные пробелы и конфликты как отражение социальных противоречий: в контексте практики Конституционного Суда РФ // Экономический вестник Ростовского гос. ун-та. 2010. Том 8. N 1. С. 85). Не имея возможности подробного рассмотрения данного вопроса в рамках данной статьи, ограничимся лишь суждением о том, что конституционная модель, на наш взгляд, подразумевает под собой конкретную совокупность конституционных принципов, а суть деятельности конституционного нормоконтроля заключается в нахождении гармонии между конкурирующими принципами. Это значит, что конституция по своей природе не содержит пробелов, т.е. в отличие от законодательства в ней могут находиться лишь неопределенности, разрешаемые путем официального толкования компетентного органа. Исходя из обозначенных суждений мы предлагаем иное понимание конституционных пробелов - как недостатков конституционного регулирования, преодолеваемых или восполняемых через официальное толкование Конституции.

 

Обратимся к положениям ст. 42 Конституции РС (Я). На текстуальном уровне в Конституции РС (Я) различаются несколько субъектов права. В первую очередь, это "коренные народы" <15>. Далее, по смыслу ч. 2 ст. 42 Конституции РС (Я) видно, что наряду с "коренными народами" различаются также "коренные малочисленные народы Севера" <16>. И наконец, важно заметить, что в ч. 1 ст. 42 Конституции РС (Я) наряду с коренными народами выделяются также "русские" и "другие старожилы" <17>. Следовательно, перечисленные в Конституции РС (Я) субъекты различаются не только на текстуальном уровне, но и по конституционно-правовому статусу.

--------------------------------

<15> Согласно ч. 1 ст. 42 Конституции РС (Я) "Республика Саха (Якутия) гарантирует сохранение и возрождение коренных народов Республики Саха (Якутия), а также русских и других старожилов".

<16> Согласно ч. 2 ст. 42 Конституции РС (Я) "Республика Саха (Якутия), уважая традиции, культуру, обычаи коренных народов Республики Саха (Якутия) и коренных малочисленных народов Севера, защищает и обеспечивает их неотъемлемые права...". На это указывает употребление союза "и" в значении перечисления между коренными народами РС (Я) и коренными малочисленными народами Севера.

<17> Возникает вопрос, какие этнические сообщества понимаются под категорией "старожилы" и в чем их принципиальное отличие от коренных народов. В толковом словаре дается следующее определение понятия "старожил" - это человек, который много лет живет в каком-нибудь одном месте (см.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: ИТИ Технологии. Изд. 4-е, доп. 944 с.). На наш взгляд, понятие "другие старожилы", содержащееся в Конституции РС (Я), также является источником правовой неопределенности и требует своего истолкования.

 

Заметим, что "коренной народ" является понятием международного права. В российском праве существует статус коренного малочисленного народа. Якуты как этническая общность не обладают данным статусом в силу количественного критерия, обозначенного в Федеральном законе "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" от 30 апреля 1999 г. N 82-ФЗ. По данным Всероссийской переписи населения РФ за 2010 г., численность якутов в городских и сельских поселениях составила 478 085 тыс. человек <18>. Тем не менее нельзя отрицать факт наличия у якутов своеобразных культурных особенностей, позволяющих им осознавать себя самостоятельной этнической общностью.

--------------------------------

<18> См.: Официальный сайт Всероссийской переписи населения 2010 г. Информационные материалы об окончательных итогах Всероссийской переписи населения 2010 г.

 

Основываясь на общепризнанных принципах и нормах международного права <19>, КС РС (Я) установил, что коренным народом Республики Саха (Якутия) признается якутский народ, "именем которого названа Республика Саха (Якутия)". Кроме того, территория Якутии была признана "родной землей и исторической родиной якутского народа, источником его экономического благополучия, уникальной культурной и языковой идентичности", а правовой статус Республики Саха (Якутия) - "формой его социально-политической и государственно-правовой организации как исторически своеобразной национальной общности в составе Российского государства".

--------------------------------

<19> В частности, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт о гражданских и политических правах, принятые Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г.; Декларацию ООН о правах коренных народов, принятую Генеральной Ассамблеей ООН 13 сентября 2007 г.; Конвенцию МОТ N 169 "О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах", принятую Генеральной конференцией МОТ на 76-й сессии 27 июня 1989 г.

 

Анализ правовых позиций КС РС (Я), содержащихся в вышеперечисленных положениях Постановления, показывает, что наделение якутского народа как этнической общности конституционно-правовым статусом коренного народа было аргументировано наличием у него исторических и национальных особенностей, присущих "исторически своеобразной национальной общности (т.е. якутской. - Т.Т.) в составе Российского государства". Действительно, определенный уклад жизни, сложившийся в результате природных и исторических условий, а также в условиях неразрывной связи с хозяйственной жизнедеятельностью <20>, наличие особых обычаев, традиций и верований у якутов свидетельствуют о наличии у них своеобразной этнической, религиозной и культурной идентичности. Все это позволяет говорить о ее самостоятельности и равноправии в ряду этнических сообществ, существующих в Республике Саха (Якутия).

--------------------------------

<20> В отличие от коренных малочисленных народов Севера, ведущих кочевой и полукочевой образ жизни, якуты в основном ведут оседлый образ жизни, занимаясь скотоводческой культурой. Исторически разведение лошадей считалось основным занятием якутов, определявшим выбор заселяемых ими территорий. Свидетельством тому служит также сакральное значение лошади в якутской культуре, существование у якутов определенных обычаев и верований, связанных с лошадью.

 

Следует отметить, что в Конституции РС (Я) термин "коренные народы" содержится во множественном числе, что предполагает понимание его как совокупности нескольких коренных народов, проживающих в Республике Саха (Якутия). Однако при толковании данного конституционного термина КС РС (Я) применил редукцию множественной формы термина "коренные народы" на формулу "коренной народ" в единственном числе. Понятие "народ" в единственном числе присутствует, например в ч. 2 ст. 36 Конституции РС (Я), устанавливающей, что "народ Республики Саха (Якутия) на основе свободного волеизъявления граждан сохраняет за собой право на самоопределение". Но вряд ли в данном конституционном положении подразумевается только лишь якутский народ, скорее всего, речь идет обо всех гражданах, населяющих Республику Саха (Якутия). Выделение якутов в качестве коренного народа, на наш взгляд, противоречит положениям ст. 1 Конституции РС (Я) в той части, где источником государственной власти в Республике Саха (Якутия) признается народ, состоящий из граждан всех национальностей. Тем не менее в вышеупомянутом Постановлении КС РС (Я) единственным коренным народом признан якутский народ, и именно на него, по мнению КС РС (Я), распространяются гарантии, содержащиеся в ч. 2 ст. 42 Конституции РС (Я).

Осмелимся высказать предположение о возможности существования взаимосвязи между принятым решением КС РС (Я) и практической необходимостью наделения конституционным статусом "коренного народа Якутии". Толкование понятия "коренной народ", данное КС РС (Я), также может быть связано с правом народа на землю <21>. В частности, одной из предпосылок могло стать принятие Федерального закона от 1 мая 2016 г. N 119-ФЗ о дальневосточном гектаре, имевшего целью привлечение внимания и ресурсов граждан к освоению территорий Дальнего Востока <22>. Законопроект встретил волну протеста среди населения РС (Я), требовавшего исключить Республику Саха (Якутия) из территорий действия Закона <23>, так как он не учитывал некоторые аспекты земельных отношений, в том числе в отношении земель и сельхозугодий, не отнесенных к территориям традиционного природопользования и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, обладающих особым статусом. Однако согласно Закону под защитой особого правового регулирования оказались, т.е. не подлежали раздаче, лишь земли коренных малочисленных народов Севера, входящих в Единый перечень коренных малочисленных народов <24>. В то время как земельные территории той части населения, не обладающей правовым статусом коренных малочисленных народов Республики Саха (Якутия), но при этом также осуществляющей традиционные виды хозяйствования, оставались вне правовой защиты. В первую очередь речь идет о жителях населенных пунктов Республики Саха (Якутия), в большинстве своем сохраняющих традиционные уклад жизни и хозяйствование.

--------------------------------

<21> Известно, что "проблема земли является ключевой для коренных народов".

<22> Федеральный закон от 1 мая 2016 г. N 119-ФЗ "Об особенностях предоставления гражданам участков, находящихся в государственной и муниципальной собственности и расположенных на территориях субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

<23> В Якутии может не хватить земли // Коммерсантъ.; В Якутске снова выступили против Закона "О дальневосточном гектаре".

<24> Постановление Правительства Российской Федерации от 24 марта 2000 г. N 255 "О едином перечне коренных малочисленных народов Российской Федерации".

 

Тем не менее выраженная в решении КС РС (Я) правовая позиция относительно коренного народа Якутии независимо от того, какие прагматические (возможно, политические) цели в ней заложены, уже является частью правовой системы или конституционно-правового дискурса <25>, тем самым формируя конституционную культуру <26> якутского народа, как отдельного этнического сообщества, а также шире - конституционную культуру многонационального народа РС (Я). Одним из важных аспектов конституционной культуры, по мнению А.А. Ливеровского <27>, является потребность в выражении этническим сообществом своей идентичности (этнической, культурной, религиозной, правовой), связанной с историческими и социокультурными факторами. Осознание своей принадлежности к определенной конституционной культуре "этнорелигиозного сообщества", т.е. приверженность к определенной ценностной системе традиционных убеждений, религиозных представлений, правовосприятия и правосознания, устанавливающей правила демократического правового поведения граждан в обществе на основе их взаимного согласия, можно определить через понятие конституционно-правовой идентичности этнического сообщества. Деятельность органов конституционного контроля посредством нахождения баланса между принципами, имеющими ценностную основу в той или иной конституционной культуре, в целях формирования благожелательного и справедливого отношения одних народов к другим способствует формированию и объективации конституционно-правовой идентичности этнического сообщества в праве.

--------------------------------

<25> Дискурс (фр. discours, лат. discursus - рассуждение, довод) - одно из сложных и трудно поддающихся определению понятий современной лингвистики, семиотики и философии, получившее широкое распространение в англо- и особенно франкоязычных культурах (Философия: Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина. М.: Гардарики, 2004). В данной статье под дискурсом мы понимаем особую социальную данность, предстающую в виде текста, обладающего различными прагматическими, психологическими, социокультурными факторами. В нашем случае "конституционно-правовой дискурс" является социоправовой данностью, строящейся не только на тексте Конституции, но гораздо шире - на конституционно-правовой практике судебных органов конституционного контроля, т.е. в различных решениях, правовых позициях Конституционного Суда. Можно предположить, что элементы конституционной культуры этнического сообщества, его особенности эмпирически обнаруживаются именно в конституционно-правовом дискурсе.

<26> Под конституционной культурой понимается исторически сложившаяся ценностная система правовых убеждений, представлений, правовосприятия, правосознания, присущая тому или иному обществу. Данное определение предложено известным армянским ученым Г.Г. Арутюняном. См.: Арутюнян Г.Г. Слагаемые конституционализма: верховенство права, стабильное развитие // Конституционное правосудие. 2011. N 2. С. 20.

<27> Подробнее об этно-религиозных основаниях федерализма, а также об экстерриториальном федерализме см. в трудах Ливеровского А.А.

 

Таким образом, толкование понятия "коренной народ", данное КС РС (Я), на наш взгляд, является, во-первых, выражением правовой позиции КС РС (Я) <28> через преодоление конституционно-правовой неопределенности, во-вторых, попыткой закрепления конституционно-правового статуса якутского народа, его этнического самосознания и идентичности. Выделение одного народа в качестве коренного (расцениваемое как выделение его в качестве титульной нации) вряд ли является правомерным и справедливым по отношению к другим этническим сообществам, проживающим в Республике Саха (Якутия). В то же время предоставление правовых привилегий, основанное на малочисленности одних этнических сообществ, также не способствует их конституционно-правовому равенству. В целях обеспечения равного учета интересов граждан всех национальностей Республики Саха (Якутия) необходимо создание определенных правовых условий с учетом основ правового режима, т.е. обычаев и верований того или иного этнического сообщества, а также особенностей конституционной культуры и конституционно-правовой идентичности народа в рамках конституционного развития государства. Этим подтверждается необходимость объединения субъектов федеративных отношений в Российской Федерации на основе общего правового режима, который учитывал бы особенности данных культур, т.е. определенные обычаи и традиции этнических сообществ, предоставляя им равные правовые возможности для развития.

--------------------------------

<28> По справедливому мнению Ливеровского А.А., "Конституционный Суд создает (или использует ранее полученные) правовые позиции на основе анализа фундаментальных конституционных принципов путем выявления их смыслов". Ученый также отмечает, что "анализ сложившейся юридической практики позволяет утверждать, что правовые позиции становятся самостоятельным явлением, более содержательным в конституционно-правовом смысле, чем мощные по особенностям юридической силы, но лаконично-утилитарные итоговые решения Конституционного Суда РФ" (см.: Ливеровский А.А. О правопонимании в конституционной юстиции // Конституционное и муниципальное право. 2015. N 6). Создание правовых позиций органов конституционного контроля (в нашем случае - при официальном толковании) свидетельствует о правотворческом характере принимаемых ими решений.

 

Литература

 

1. Арутюнян Г.Г. Слагаемые конституционализма: верховенство права, стабильное развитие / Г.Г. Арутюнян // Конституционное правосудие. 2011. N 2. С. 5 - 23.

2. Бондарь Н.С. Конституционные пробелы и конфликты как отражение социальных противоречий: в контексте практики Конституционного Суда РФ / Н.С. Бондарь // Экономический вестник Ростовского гос. ун-та. 2010. Т. 8. N 1. С. 70 - 79.

3. Кряжков В.А. Статус коренных малочисленных народов России. Международные правовые акты и российское законодательство. Книга пятая. Сборник актов, в двух томах / В.А. Кряжков. Москва; Салехард, 2013. 560 с.

4. Кряжков В.А. Право коренных народов на земли / В.А. Кряжков.

5. Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. 2-е изд., доп. / Л.В. Лазарев. М.: Формула права, 2008. 688 с.

6. Ливеровский А.А. Экстерриториальный федерализм этно-религиозных сообществ как возможность предотвращения этнических и религиозных конфликтов / А.А. Ливеровский // Конституционное правосудие: Вестник Конференции органов конституционного контроля стран молодой демократии. 2015. N 2(68). С. 5 - 14.

7. Ливеровский А.А. Этнорелигиозные основания федерализма / А.А. Ливеровский // Конституционное и муниципальное право. 2014. N 1. С. 8 - 12.

8. Ливеровский А.А. О правопонимании в конституционной юстиции / А.А. Ливеровский // Конституционное и муниципальное право. 2015. N 6. С. 7 - 9.

9. Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика / Т.Я. Хабриева. М.: Юристъ, 1998. 244 с.

10. Хабриева Т.Я. Современные проблемы самоопределения этносов: сравнительно-правовое исследование / Т.Я. Хабриева. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2010. 288 с.