Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Верховный Суд и защита прав человека (статьи от 14 октября 2017 года)

Обновлено 17.10.2017 23:55

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РФ РАЗРЕШИЛ НАКЛАДЫВАТЬ АРЕСТ НА ЕДИНСТВЕННОЕ ЖИЛЬЕ ДОЛЖНИКА

 

Верховный Суд РФ разрешил накладывать арест на единственное жилье должника

 

Квартира в многоквартирном доме, индивидуальный жилой дом с прилегающим земельным участком, комната в коммунальной квартире или общежитии - каждый из этих объектов, являясь единственным жилым помещением, пригодным для проживания гражданина и членов его семьи, составляет, как правило, основной, а часто и единственный его материальный актив, на который законодатель распространяет имущественный (исполнительский) иммунитет, запрещая обращать принудительное взыскание по исполнительным документам, за исключением случаев, когда единственное жилье является предметом залога по ипотеке.

 

В период замедления экономических процессов и падения уровня доходов населения в нашей стране, роста просроченной кредиторской задолженности граждан перед банками и иными кредитными организациями, сложностей с исполнением иных обязательств жилое помещение становится единственной возможностью для кредитора удовлетворить свое требование к должнику-гражданину.

Возникает проблема соблюдения баланса интересов в отношениях "кредитор - должник". С одной стороны, растет количество судебных решений о взыскании с физических лиц денежных средств по различным основаниям. С другой стороны, большая часть этих решений не может быть исполнена ввиду отсутствия у должников средств и имущества, на которое можно обращать взыскание, а единственное жилье для этого недоступно.

У кредитора, таким образом, отсутствует какой-либо действенный механизм понуждения должника к исполнению обязательств, хотя бы в части.

Не удивительно, что абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ стал предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ о соответствии указанной нормы Конституции РФ.

 

ЗАПРЕТ НА ОБРАЩЕНИЕ ВЗЫСКАНИЯ НА ЕДИНСТВЕННОЕ ЖИЛЬЕ НЕОБХОДИМО ОГРАНИЧИТЬ

 

Подробно проанализировав оспариваемую норму, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 14.05.2012 N 11-П признал соответствующим главному закону страны запрет на обращение взыскания на жилое помещение, принадлежащее гражданину-должнику и являющееся для него и проживающих совместно с ним членов его семьи единственным пригодным для проживания, даже в ущерб конституционно значимой цели исполнения судебных решений, поскольку он направлен на сохранение жилищных условий указанных лиц в конкретной социально-экономической ситуации.

При этом суд указал на отсутствие в оспариваемой норме ГПК РФ ориентиров для определения уровня обеспеченности жильем как разумно достаточного, что может приводить к несоразмерному и не подкрепленному никакой конституционно значимой целью ограничению прав кредиторов в их имущественных отношениях с гражданами-должниками, а следовательно, нарушать баланс конституционно защищаемых интересов. Такие ориентиры, по мнению Конституционного Суда РФ, должен установить законодатель.

Другими словами, суд говорит о том, что безусловный, ничем не ограниченный запрет на обращение взыскания на единственное жилье, Конституции РФ не противоречит и даже необходим, однако в некоторых случаях может нарушать интересы кредиторов и нуждается в изменениях, направленных на установление рамок данного запрета, за которые в целях обеспечения исполнения судебных актов можно выйти в определенных случаях.

Право гражданина на жилище, закрепленное в ст. 40 Конституции РФ, должно соблюдаться. В то же время необходимо определить границы этого права. Если должник проживает в жилом доме или квартире стоимостью несколько десятков миллионов рублей и при этом не исполняет свои денежные обязательства перед кредиторами, необходимо дать последним инструмент воздействия на такого должника, понудив его, например, к переезду в менее дорогое жилое помещение и погашению долга или его части за счет разницы в стоимости.

Пока законодательная инициатива находится в стадии разработки (проект Федерального закона "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "Об исполнительном производстве"), Верховный Суд РФ указал кредиторам на возможность действовать, не дожидаясь изменения закона.

 

АРЕСТ ИМУЩЕСТВА ДОЛЖНИКА КАК МЕРА ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ

 

Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или его изъятие.

Арест применяется для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации; при исполнении судебного акта о конфискации имущества; при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц.

Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования, о чем судебный пристав-исполнитель делает отметку в постановлении о наложении ареста на имущество должника и (или) акте о наложении ареста (описи имущества) (ч. 3 и 4 ст. 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

Другими словами, арест на имущество должника предшествует изъятию у него этого имущества в дальнейшем либо применяется во исполнение соответствующего судебного акта о наложении ареста, например в рамках применения обеспечительных мер при рассмотрении гражданского спора, и самостоятельной такую меру, исходя из буквального толкования закона, назвать нельзя.

Такая позиция была высказана судами первой и второй инстанций в ходе рассмотрения жалобы на действия судебного пристава.

Жительница Санкт-Петербурга обратилась в суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о наложении запрета совершать регистрационные действия в отношении квартиры, которая являлась для заявительницы и ее несовершеннолетнего сына единственным пригодным для проживания жилым помещением.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования на основании п. 5 ч. 3 ст. 68, ч. 1 ст. 79, ч. 3 ст. 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве" от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ, ч. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, посчитав, что арест квартиры не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения, а также не может привести к исполнению решения суда о взыскании в пользу взыскателя денежных средств.

С решением суда первой инстанции согласилась и Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда (решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 31 июля 2014 г., Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 15.12.2014 N 33-19837/2014).

Пересматривая в рамках кассационного производства указанные судебные акты, Верховный Суд РФ предложил иное толкование норм права об аресте единственного жилого помещения, пригодного для проживания должника-гражданина, расширив сферу их применения.

 

ДОЛЖНИКУ МОЖНО ЗАПРЕТИТЬ РАСПОРЯЖАТЬСЯ ЕДИНСТВЕННЫМ ЖИЛЬЕМ

 

Логика Верховного Суда РФ состоит в следующем.

Согласно ч. 1 ст. 64 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с данным Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Перечень исполнительных действий, приведенный в указанной норме, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства, не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении его регистрационных действий).

В силу ч. 1, пп. 1 и 5 ч. 3 ст. 68 Федерального закона "Об исполнительном производстве" мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. В частности, к таким мерам относятся обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, а также наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества.

Исходя из п. 7 ч. 1 ст. 64, ч. 1, 3 и 4 ст. 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе наложить арест на имущество должника. Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества.

Согласно абзацу второму ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение, если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в названном абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Согласно ч. 1 ст. 69 Федерального закона "Об исполнительном производстве" обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его реализацию, осуществляемую должником самостоятельно, или принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

Вместе с тем из оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя следует, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда, арест выражен в запрете на совершение регистрационных действий в отношении объекта недвижимости, то есть в запрете распоряжения этим имуществом. Ограничение права пользования квартирой и обращение на нее взыскания, а именно изъятие квартиры и ее реализацию либо передачу взыскателю, данный арест не предусматривает.

При таких обстоятельствах арест является гарантией обеспечения прав и законных интересов взыскателя и не может рассматриваться как нарушающий права и законные интересы должника-гражданина (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016).

Другими словами, кассационная инстанция, отменяя судебные акты нижестоящих судов, указала на возможность применения ареста единственного жилья должника-гражданина с целью обеспечения исполнения судебного акта о взыскании с него денежных средств без последующего обращения взыскания на единственное жилье, то есть как на возможность применения ареста в качестве самостоятельной меры принудительного исполнения.

Аналогичная позиция была высказана в п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства": "Арест в качестве обеспечительной меры либо запрет на распоряжение могут быть установлены на перечисленное в абзацах втором и третьем части 1 статьи 446 ГПК РФ имущество, принадлежащее должнику-гражданину".

Такое толкование закона Верховным Судом РФ не является бесспорным. Однако главный суд страны сказал свое окончательное слово, и пытаться его критиковать - дело неблагодарное и бесперспективное.

Между тем арест единственного жилья должника без последующего обращения на него взыскания порождает для граждан ряд проблем.

 

ПРОБЛЕМЫ АРЕСТА ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ БЕЗ ПОСЛЕДУЮЩЕГО ОБРАЩЕНИЯ НА НЕГО ВЗЫСКАНИЯ

 

Способ воздействия на неплательщиков, предложенный Верховным Судом РФ, предполагает, очевидно, что должник, заинтересованный в свободном обороте своего жилого помещения, изыщет иные способы погашения просроченной задолженности. Однако далеко не всегда у граждан имеется такая возможность, в силу, например, преклонного возраста или отсутствия здоровья.

В результате арест единственного жилого помещения не только не приведет к желаемому позитивному результату в виде улучшения статистики исполнения судебных решений о взыскании денежных средств, но и повлечет наступление негативных последствий в виде изъятия из гражданского оборота части жилого фонда на неопределенный срок.

Дело в том, что арест имущества должника в том виде, как он предусмотрен законодательством, предполагает дальнейшее изъятие этого имущества у должника и передачу его взыскателю, либо удовлетворение требований кредитора за счет продажи этого имущества, либо конфискацию имущества при исполнении соответствующего судебного акта. В случае когда арест применятся в качестве обеспечительной меры при рассмотрении гражданского спора или уголовного дела, последующая судьба имущества может быть определена в зависимости от разрешения судом соответствующего дела по существу. Но запреты на распоряжение имуществом в любом случае рано или поздно прекращаются, и оно возвращается в гражданский оборот.

В случае наложения ареста на единственное жилое помещение, пригодное для проживания должника-гражданина без последующего обращения на него взыскания, такое ограничение может приобрести бессрочный характер и сохраняться в течение всей жизни должника-гражданина.

Более того, в будущем существует вероятность возникновения сложностей с наследованием жилого помещения, на распоряжение которым наложены ограничительные меры.

Однако даже в случае удачного разрешения этой ситуации и перехода права собственности на жилое помещение к наследнику, к нему перейдет и неисполненное обязательство наследодателя. Если же спорная квартира или жилой дом станут единственным жильем и для наследника, то история с арестом повторится.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Запрет на распоряжение единственным жильем для должника-гражданина теперь стал реальностью. Вместе с расширением инструментария для воздействия на несознательных должников судебными приставами-исполнителями арест единственного жилого помещения принесет и ряд неблагоприятных последствий, о чем говорилось выше. Улучшится ли при этом статистика исполнения судебных решений, покажет время.

Какой бы спорной ни была позиция Верховного Суда РФ в данном вопросе, отменить уже наложенный арест на единственное пригодное для проживания жилое помещение гражданину вряд ли удастся. Следовательно, действенной рекомендации должникам для выхода из сложившейся ситуации не существует.

Единственное, что можно рекомендовать, - не попадать в категорию должников.

Каким бы банальным ни казался такой совет, практика показывает, что в большом количестве случаев гражданин оказывается в статусе должника по причине собственной халатности и невнимательности: не оценивает собственные финансовые возможности исполнить принятое денежное обязательство, не обращается за советом к юристу для оценки юридических рисков, заложенных в проекте договора, пренебрежительно относится к возможности досудебного урегулирования претензий кредитора и прочее.

Не менее часто денежное обязательство принимается гражданином при отсутствии к этому острой необходимости вообще.

Теперь подобные решения нужно принимать более сознательно, всесторонне оценивать все возможные их последствия.

В законодательстве намечается тенденция на постепенное ограничение безусловного имущественного (исполнительского) иммунитета единственного жилого помещения, пригодного для проживания гражданина и членов его семьи. Ответственность за неисполнение денежных обязательств гражданами будет только ужесточаться. Это необходимо учитывать.

 

 

 
Актуально
Популярное
Новые статьи