Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Ликвидация юридических лиц

Обновлено 17.10.2017 23:55

Правовые формы ликвидации юридических лиц по гражданскому законодательству

 


ПОНЯТИЕ ЛИКВИДАЦИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ ГРАЖДАНСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

 

Общие положения

 

В действующем гражданском законодательстве основания, порядок и последствия прекращения юридического лица объединены в основной массе в институте ликвидации юридического лица.

 

Этот институт включает в себя как нормы ГК (ст. ст. 61 - 65, 81, 86, 92, 104, 112, 115, 119), так и нормы отдельных федеральных законов. Практически все федеральные законы, регулирующие правовое положение (или отдельные аспекты деятельности) юридических лиц конкретных форм, видов и типов, содержат положения об основаниях и (или) порядке, и (или) последствиях ликвидации соответствующего юридического лица . Большую группу норм в части ликвидации юридических лиц содержит Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" (к примеру, ст. ст. 149, 224 - 226).

--------------------------------

Статьи 57 и 58 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", ст. ст. 21 - 24 Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. 9 Федерального закона "Об инвестиционных фондах", ст. ст. 23 и 23.2 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", ст. 27 Федерального закона "О производственных кооперативах", ст. ст. 42 - 44 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации", ст. 35 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", ст. 123 ЖК, ст. 10 Федерального закона "О кредитной кооперации", ст. 14 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах граждан", ст. ст. 40 - 44 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан", ст. 30 Закона РФ "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации", ст. 10 Федерального закона "О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций", ст. 33 Федерального закона "О негосударственных пенсионных фондах", ст. ст. 18 - 20 Федерального закона "О некоммерческих организациях", ст. 11 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях", ст. 26 Федерального закона "Об общественных объединениях", ст. 19 Федерального закона "Об автономных учреждениях", ст. 17 Федерального закона "Об объединениях работодателей", ст. 41 Федерального закона "О политических партиях", ст. 14 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", ст. 22 Федерального закона "Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации", ст. 41 Федерального закона "О Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом", ст. 18 Федерального закона "О Государственной корпорации "Ростехнологии", ст. 21 Федерального закона "О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта", ст. 25 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства", ст. 23 Федерального закона "О Российской корпорации нанотехнологий", ст. 19 Федерального закона "О банке развития", ст. 26 Федерального закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации", ст. 41 Федерального закона "О Государственной компании "Российские автомобильные дороги" и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", ст. 11 Федерального закона "О кредитных историях", ст. 23 Федерального закона "О взаимном страховании", ст. 34 Закона РФ "Об образовании", ст. 32 Федерального закона "О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации", ст. 23 Федерального закона "О библиотечном деле", ст. 32.8 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации".

Следует отметить, что ликвидация не является исключительно гражданско-правовым, моноотраслевым институтом. Перед нами комплексный институт, поскольку множество норм и правил, которые определяют основания, порядок и последствия ликвидации, содержатся в нормах административного, финансового и трудового права. Так, в частности, основания для принудительной ликвидации определяются антимонопольным (ст. ст. 23 и 34 Федерального закона "О защите конкуренции"), налоговым (ст. 7 Закона РФ "О налоговых органах Российской Федерации") и иным законодательством. Существенный блок административно-правовых норм процедурного характера закреплен ст. ст. 20 - 22 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". Процедурные вопросы и последствия (главным образом) ликвидации закреплены в ст. ст. 23, 44, 49, 266 и др. Налогового кодекса РФ, ст. ст. 43, 180, 292, 296 Трудового кодекса РФ, в ст. 10 Федерального закона "Об отходах производства и потребления", ст. 23 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", ст. 96 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

 

Определение ликвидации юридического лица дается в ст. 61 ГК, и оно весьма лаконично: ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (изменения, которые вступают в силу в 2011 г., немного поменяют указанную формулировку, и она будет звучать следующим образом: ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом).

Как можно видеть из предыдущего изложения, действующее определение:

- не имеет аналогов в истории российского законодательства;

- является несомненным достижением по сравнению с ранее действовавшими нормативными актами в этой области, поскольку ясно подчеркивает отличие ликвидации от реорганизации: отсутствие преемства в правах и обязанностях;

- не акцентирует внимание на том, рассматривается ли ликвидация как юридический факт или определенный процесс, процедура, или, точнее, юридический состав.

Рассмотрим вопросы правового режима ликвидации подробнее.

Этот режим заключается в юридическом оформлении процедуры безвозвратного прекращения, "смерти" юридического лица. Ключевыми словами в определении выступают слова "порядок правопреемства". Таковой, по логике разработчиков ГК, присутствует при реорганизации во всех ее формах, но не сопровождает ликвидацию (если иное не предусмотрено федеральным законом специально). Однако действующее определение нельзя признать в этом вопросе вполне ясным.

Права и обязанности юридического лица могут переходить к другому лицу на основании сделки или по основаниям, установленным законом (ст. ст. 382 - 392 ГК). В случае организационных преобразований юридического лица (реорганизация и ликвидация) мы имеем дело с основаниями, установленными законом. И здесь закон использует формулировку "универсальное правопреемство". Единого определения, что представляет собой универсальное преемство, в ГК нет. Статья 129 ГК указывает, что "порядок универсального преемства" при переходе объектов гражданских прав имеет место при наследовании и реорганизации юридического лица. Объяснение же сути этого порядка дает ст. 1110 ГК применительно к наследованию: при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т.е. в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент .

--------------------------------

Такая формулировка в неизменном виде используется и в судебной практике (см., к примеру, Определения Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 531-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Божинской Любови Петровны на нарушение ее конституционных прав положениями статей 1112 и 1183 Гражданского кодекса Российской Федерации", от 19 мая 2009 г. N 532-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Руденко Зинаиды Михайловны на нарушение ее конституционных прав положениями статей 1112 и 1183 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 43, 49, 58 и 63 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", от 19 мая 2009 г. N 533-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лобчук Евгении Дмитриевны на нарушение ее конституционных прав положениями статей 1112 и 1183 Гражданского кодекса Российской Федерации"; Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 мая 2009 г. N 2913/09 "О передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации" и ряд иных документов).

 

Этот момент ("один и тот же момент") определен в общем виде в ст. 57 ГК: а) при слиянии, выделении, преобразовании и разделении юридическое лицо считается реорганизованным с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (с этого момента ко вновь возникшему юридическому лицу переходят и все права, обязанности и имущество реорганизованного(-ых) юридического(-их) лица (лиц)); б) при реорганизации в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица (с этого момента к лицу, которое присоединяет, переходят и все права, обязанности и имущество реорганизованного(-ых) юридического(-их) лица (лиц)).

Универсальность в части перехода прав, обязанностей и имущества ("как единое целое") подчеркивается судебной практикой; суды отмечают, что: а) такое правопреемство охватывает не только обязательства, но и иные имущественные и неимущественные права реорганизуемого юридического лица; б) переходят также и те права и обязанности, которые не признаются или оспариваются сторонами, и те, которые на момент реорганизации не выявлены, т.е. независимо от их указания в передаточном акте/разделительном балансе .

--------------------------------

См., к примеру: Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 15 апреля 2008 г. N А58-8863/05-Ф02-1382/08; ФАС Волго-Вятского округа от 11 сентября 2009 г. N А43-31379/2008-28-674; ФАС Московского округа от 2 февраля 2010 г. N КА-А41/15578-09 и другие судебные постановления.

 

Описание порядка универсального преемства достаточно четко показывает различия ликвидации и реорганизации. Хотя указанная формулировка представляет собой не более чем юридическую фикцию, поскольку в действительности и при реорганизации (да и при наследовании тоже) ничего подобного не происходит. Из практики проведения реорганизации хорошо известно - то имущество, которое включается в передаточный акт/разделительный баланс в момент его утверждения, и то имущество, которое в реальности переходит ко вновь возникшему юридическому лицу или присоединяющему юридическому лицу, - это разные имущественные массы. Поскольку между моментом утверждения и моментом перехода проходит значительный промежуток времени, в течение которого права и обязанности возникают, прекращаются, новое имущество приобретается, старое списывается и т.п. Этот момент уже учтен законодательством в рамках законодательства об акционерных обществах и бухгалтерского учета и отчетности (ст. 15 Федерального закона "Об акционерных обществах", Приказ Минфина России от 20 мая 2003 г. N 44н "Об утверждении Методических указаний по формированию бухгалтерской отчетности при осуществлении реорганизации организаций"). Важно и то, что для некоторых видов реорганизации (выделение) универсального правопреемства в действительности нет, поскольку к выделенному (выделенным) юридическому лицу (лицам) переходит только часть прав и обязанностей и имущества реорганизуемого юридического лица, т.е. имеет место сингулярное, а не универсальное преемство .

--------------------------------

Суды долго следовали (да и сейчас это имеет место) при оценке реорганизации общим положениям ГК о том, что при любой реорганизации происходит именно универсальное преемство (см., к примеру, Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 3 апреля 1998 г. N А10-195/9-Ф02-144/98-С2, от 17 ноября 2005 г. N А33-17112/04-С2-Ф02-5620/05-С2; ФАС Волго-Вятского округа от 16 ноября 2009 г. по делу N А31-185/2009; Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 мая 2008 г. N 6200/08 "Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации". В последнем из названных актов суд указал следующее: "Мнение заявителя о том, что при реорганизации юридического лица в форме выделения универсального правопреемства не происходит, является ошибочным. Правопреемство, которое имеет место при реорганизации юридического лица, Гражданский кодекс Российской Федерации относит к числу универсальных (пункт 1 ст. 129); оно охватывает не только обязательства (о чем говорится в пункте 1 ст. 59), но и иные имущественные и неимущественные права реорганизуемого юридического лица").

И только в последнее время и уже в рамках разъяснений судебной практики ВАС (а за ним и суды нижестоящих инстанций) стал указывать, что при выделении универсального правопреемства не происходит. К примеру, формулировка п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. N 54 "О некоторых вопросах, возникших у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием земельного налога": "Поскольку при универсальном правопреемстве (реорганизация юридических лиц, за исключением выделения, а также наследование) вещные права на земельные участки, упомянутые в пункте 1 ст. 388 НК РФ, переходят непосредственно в силу закона, правопреемники становятся плательщиками земельного налога независимо от регистрации перехода соответствующего права". Такая позиция ВАС РФ представляется совершенно правильной и соответствующей природе реорганизации в форме выделения.

Отметим, что и в специальной литературе имеются споры о характере правопреемства при различных способах реорганизации (см., к примеру: Телюкина М.В. Реорганизация как способ прекращения деятельности юридических лиц // Законодательство. 2000. N 1. С. 40; Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2002. С. 104 - 110, и др.).

 

Однако при всей спорности конструкции "универсальное правопреемство" очевидно, что именно о таком преемстве и должно быть указано в ст. 61 ГК, т.е. логична была бы следующая формулировка: ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим лицам , поскольку иное преемство (сингулярное) в соответствии с законодательством имеет место . Можно спорить с самой постановкой вопроса о возможности такого преемства (ведь юридическое лицо после окончания ликвидации "умирает", прекращается безвозвратно), однако факт состоит в том, что отдельные нормы законодательства закрепляют случаи такого преемства (и теперь это признано самим определением ликвидации). Другой вопрос: как это преемство происходит (в каких правовых конструкциях)?

--------------------------------

В противном случае появляется непонимание в части разграничения ликвидации и реорганизации. К примеру, К.Т. Трофимов пишет: "Закрепленное в статьях 58 и 61 ГК разграничение между реорганизацией и ликвидацией юридических лиц по признаку правопреемства не находит подтверждения в других нормативных актах и практике" (Трофимов К.Т. Реорганизация и ликвидация коммерческих организаций: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1995. С. 7).

По мнению некоторых авторов, это имеется в виду уже действующим законодательством. Так, В.В. Ровный указывает: "...законодатель, формулируя понятие "ликвидация"... под отсутствием правопреемства имел в виду отсутствие не любого, а только универсального правопреемства, поскольку процедура ликвидации сама по себе не исключает сингулярное (частичное) правопреемство..." (Гражданское право: Учебник. В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева. Т. 1. М., 2008. С. 225). С этим согласиться трудно, поскольку не ясно, что конкретно законодатель в данном случае имел в виду. Очевидно, что формулировка статьи просто некорректна и ее надо корректировать.

Отметим, что в литературе имеется и иная позиция. Так, А.Ю. Слоневская полагает, что "именно отсутствие и универсального, и сингулярного правопреемства при ликвидации коммерческой организации является существенным признаком, отличающим ликвидацию от другого вида прекращения коммерческих организаций - реорганизации" (Слоневская А.Ю. Ликвидация коммерческих организаций: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 9).

 

О таком преемстве указывает уже сам ГК. К примеру, ст. 419 устанавливает, что обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.). Данная статья открывает теоретическую возможность переложить любое обязательство и в любом объеме юридического лица, которое ликвидировано, на других лиц (преемство в правах).

Непосредственно ГК в дальнейшем указывает на возможность перехода обязательств, возникших из деликта: ст. 1093 ГК устанавливает, что в случае ликвидации юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью, соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами. Эта же статья устанавливает также, что законом или иными правовыми актами могут быть определены и другие случаи, при которых может быть произведена капитализация платежей . И такие случаи разные федеральные законы указывают:

--------------------------------

О проблемах правового регулирования капитализации повременных платежей см.: Болдырев В.А. Капитализация платежей в возмещение вреда гражданину при ликвидации юридического лица // Журнал российского права. 2004. N 1 (85). С. 69 - 75; Хлыстак Е. О некоторых вопросах, возникающих при ликвидации юридического лица, ответственного за вред, причиненный жизни или здоровью гражданина // Российская юстиция. 2007. N 10. С. 24 - 27; Князев С.А. За вред, причиненный ликвидированной организацией, отвечает государство // Российская юстиция. 2008. N 10. С. 9 - 12; Витрянский В. Порядок удовлетворения требований кредиторов первой очереди при банкротстве должника // Хозяйство и право. 2007. N 1. С. 48 - 55; Лыжин С. Об очередности удовлетворения требований Фонда социального страхования в части капитализированных платежей при банкротстве // Хозяйство и право. 2003. N 8. С. 126 - 128.

 

- ст. 23 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" установлена обязанность страхователя - юридического лица при ликвидации внести страховщику капитализированные платежи в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации ;

--------------------------------

Такой Порядок определен в настоящее время Постановлением Правительства РФ от 17 ноября 2000 г. N 863 "Об утверждении порядка внесения в Фонд социального страхования Российской Федерации капитализированных платежей при ликвидации юридических лиц - страхователей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний". См. также Постановление Фонда социального страхования РФ от 30 июля 2001 г. N 72 "Об утверждении методики расчета размера капитализируемых платежей для обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний при ликвидации (банкротстве) юридических лиц - страхователей".

 

- ст. 135 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" указывает, что определение размера требований граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, осуществляется путем капитализации соответствующих повременных платежей, установленных на дату принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, и подлежащих выплате гражданам до достижения ими возраста 70 лет, но не менее чем за 10 лет. С выплатой капитализированных повременных платежей прекращается соответствующее обязательство должника.

--------------------------------

О некоторых аспектах применения этого Закона в части капитализации см. п. 46 Постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и Постановление Пленума ВАС РФ от 30 ноября 2006 г. N 57 "О некоторых вопросах установления в деле о банкротстве требований о выплате капитализированных платежей".

 

Как видно, и в ст. 1093 ГК, и в ст. 23 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", и в ст. 135 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" предполагается преемство в обязанностях ликвидированного юридического лица в форме капитализации платежей (повременных платежей) .

--------------------------------

Об отдельных особенностях применения этого Закона см. также Постановление Президиума ВАС РФ от 6 сентября 2005 г. N 4275/05.

 

Как было отмечено выше, институт капитализации платежей существует в отечественном праве достаточно давно - с 20-х гг. XX в. Однако, несмотря на довольно длительную историю, сложившиеся традиции, понятную цель существования, его регулирование в действующем законодательстве нельзя назвать целостным. Процедура, условия, да и само обозначение обязательств, обязанности платежей из которых подлежат капитализации, равно как и правовой режим капитализированных платежей, законодательством прописаны недостаточно четко. Законодательство не содержит определения "капитализация", "повременные платежи" и ряда других специфических терминов, на что справедливо обращается внимание в литературе и судебной практике; существуют также и вопросы относительно субъектов получения и управления капитализированными платежами со стороны государства , о чем также указывается в литературе .

--------------------------------

По этому вопросу в части капитализации при банкротстве см. п. п. 3 и 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 ноября 2006 г. N 57 "О некоторых вопросах установления в деле о банкротстве требований о выплате капитализированных платежей".

Хлыстак Е. Указ. соч. С. 24 - 27.

 

Достаточно сказать, что все три названных случая капитализации регулируют различные ситуации:

- ст. 1093 ГК предполагает капитализацию платежей за вред, причиненный жизни или здоровью (обязательства, возникшие из деликта), во всех случаях, кроме тех, которые предусмотрены специальным законодательством;

- ст. 23 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" регулирует капитализацию платежей в рамках обязательного социального страхования ;

--------------------------------

Поскольку согласно ст. 1 указанного Закона она регулирует отношения по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных указанным Законом случаях, путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплату расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию.

Об отдельных аспектах различия указанных правовых режимов см. также: Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июля 2009 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции" и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Нижегородского районного суда города Нижнего Новгорода и Сормовского районного суда города Нижнего Новгорода".

 

- ст. 135 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" не разграничивает отношения социального страхования и гражданско-правовые отношения по возмещению вреда между причинителем и потерпевшим , по сути указывая только на регулирование последних. То есть можно предположить (и согласиться здесь с В.В. Витрянским), что в случае, "предусмотренном ст. 135 Закона о банкротстве, между гражданином, не являющимся застрахованным лицом в системе обязательного социального страхования с участием должника в качестве страхователя, и должником, причинившим вред жизни и здоровью указанного гражданина, должно существовать деликтное обязательство, в силу которого должник обязан в возмещение причиненного вреда выплачивать гражданину соответствующие повременные платежи" . Собственно, эта логика заложена и в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 ноября 2006 г. N 57 "О некоторых вопросах установления в деле о банкротстве требований о выплате капитализированных платежей": "При рассмотрении дел о банкротстве должников (организаций и индивидуальных предпринимателей), являющихся страхователями по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, следует учитывать, что порядок капитализации повременных платежей и выплаты должником капитализированной суммы, предусмотренный пунктом 1 статьи 135 Закона о банкротстве, подлежит применению в случае удовлетворения требований граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, не являющихся застрахованными или иными лицами, имеющими право на страховые выплаты по обязательному страхованию".

--------------------------------

Князев С.А. Указ. соч. С. 10.

Витрянский В. Указ. соч. С. 52.

 

Отметим различия между тремя правовыми режимами капитализации повременных платежей:

- Закон о банкротстве содержит существенное отличие, представляющее собой более льготный режим для кредиторов . В частности, он предусматривает возможность перехода права требования кредитора-гражданина в сумме капитализированных повременных платежей с согласия гражданина к Российской Федерации , чего нет в других режимах;

--------------------------------

Соответствующие положения перешли в действующий Закон о банкротстве из ранее действовавшего Федерального закона 1998 г. "О несостоятельности (банкротстве)" (ст. 107).

Как поясняется в п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 ноября 2006 г. N 57 "О некоторых вопросах установления в деле о банкротстве требований о выплате капитализированных платежей", "если с согласия гражданина, перед которым должник несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью, и который не является застрахованным или иным лицом, имеющим право на страховые выплаты, принадлежащее ему требование перешло к Российской Федерации, от ее имени предъявить должнику данное требование в виде капитализированных платежей вправе Федеральная налоговая служба как орган, уполномоченный представлять требования Российской Федерации по обязательным платежам и денежным обязательствам в делах о банкротстве. Арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, направляет названному органу соответствующее уведомление. При этом обязанности, перешедшие к Российской Федерации, исполняются за счет казны Российской Федерации, а после определения Правительством Российской Федерации государственного органа, уполномоченного производить соответствующие выплаты, - указанным органом".

 

- только в отношении одного из названных режимов (социальное страхование) установлен специальный порядок капитализации повременных платежей. Пункт 6 Порядка внесения в Фонд социального страхования Российской Федерации капитализированных платежей при ликвидации юридических лиц - страхователей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний устанавливает, что "внесение капитализированных платежей осуществляется ликвидационной комиссией (конкурсным управляющим) по месту регистрации страхователя путем их перечисления в установленном порядке на счет страховщика. Вопрос о порядке капитализации платежей - это, по сути, вопрос о том, когда и кому ликвидаторы перечисляют соответствующие платежи;

- существенный вопрос - очередность удовлетворения требований кредиторов по повременным платежам. Статья 64 ГК относит требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, к первой очереди требований. С нашей точки зрения, учитывая, что здесь имеет место преемство, не надо относить эти требования ни к какой очереди вообще, а удовлетворять их путем капитализации во внеочередном порядке. Очередь должна существовать только для требований, неисполнение которых их погашает, т.е. тех, которые ни в каком случае не предполагают преемства.

Важен следующий вопрос: равнозначна ли преемству юридическая конструкция возложения исполнения обязательства ликвидируемого юридического лица, о которой говорит ст. 419 ГК?

Институт возложения исполнения обязательства на третье лицо в основном урегулирован двумя статьями ГК - ст. ст. 313 и 403. Существенное развитие этот институт в российском праве не получил применительно не только к ликвидации, но и к иным случаям возложения. В соответствии со ст. 313 ГК установлены два правила: а) исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом; б) третье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога или др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может за свой счет удовлетворить требование кредитора без согласия должника. В соответствии со ст. 403 ГК должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

Как видно, ситуация при капитализации повременных платежей укладывается в изложенные правила: а) на основании закона ликвидируемый должник возлагает исполнение имеющихся у него обязательств на третье лицо (соответствующие государственные органы и организации); б) поскольку при ликвидации должник прекращает свое существование, кредитор обязан принять исполнение за ликвидированного должника в размере повременных платежей; в) третье лицо несет и ответственность за исполнение обязательства. Однако все это вопросы опять-таки технические. Главный же вопрос состоит в том, можно ли считать, что произошло преемство в правах и обязанностях (или только в обязанностях)? С нашей точки зрения, ответ на этот вопрос положительный. Ведь к моменту, когда третье лицо начнет исполнять обязательство в форме выплаты капитализированных платежей, основной должник будет уже ликвидирован, все отношения будут строиться у кредитора с третьим лицом, а само обязательство ликвидированного должника будет считаться исполненным только после выплаты повременных платежей.

В литературе обычно, рассматривая институт возложения, указывают, что он не представляет собой случая перевода долга, а соответственно нельзя говорить о каком-либо преемстве . Похожие положения мы находим и в обобщениях судебной практики (к примеру, п. 12 Обзора практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65). Однако данный подход может быть применим ко всем иным случаям возложения исполнения , кроме рассматриваемого - ликвидации, поскольку во всех иных (кроме ликвидации) случаях должник продолжает существовать. В нашем же случае возникает вопрос: если основной должник ликвидирован, то на ком тогда лежит существующее еще обязательство? Очевидно, что "носителем" такого обязательства выступает третье лицо, ибо в противном случае пришлось бы признать, что существует некоторое бессубъектное (без должника) обязательство, чего не может быть. Как кажется, в такой логике выдержано и второе из указанных правил ст. 313, регулирующее случай исполнения обязательства третьим лицом без согласия должника. ГК прямо указывает, что "в этом случае к третьему лицу переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьями 382 - 387 настоящего Кодекса". Как видим, здесь конструкция сингулярного преемства установлена прямо. Еще одним аргументом, с нашей точки зрения, является то, что с момента, когда на третье лицо возлагается обязанность по выплате повременных платежей, между этим третьим лицом и кредитором могут возникнуть вполне конкретные правоотношения, к примеру, связанные с изменением суммы платежей или порядка и условий их выплаты. Такая ситуация может возникнуть, если кредитор не согласен с расчетом повременных платежей. В этих случаях кредитор не лишен права обратиться в суд. Это право специально подчеркнуто Решением Верховного Суда РФ от 8 октября 2003 г. N ГКПИ 03-1056: "...если заявитель полагает, что расчет размера капитализированных платежей по утвержденной Методике не соответствует действующему законодательству и нарушает его права, то он не лишен возможности в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных прав и законных интересов". Предположим, что это несогласие возникло в тот момент, когда юридическое лицо уже прекратило свое существование. Кто будет ответчиком по соответствующему требованию? Очевидно, что указанное третье лицо. Еще один аргумент в пользу нашей точки зрения представляет собой правило ст. 135 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". Как уже отмечалось, оно предусматривает, что "с согласия гражданина его право требования к должнику в сумме капитализированных повременных платежей переходит к Российской Федерации... В этом случае обязательства должника перед гражданином по выплате капитализированных повременных платежей переходят к Российской Федерации и исполняются Российской Федерацией в соответствии с федеральным законом в порядке, определенном Правительством Российской Федерации". Как видим, и здесь Закон исходит из юридической конструкции преемства.

--------------------------------

Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 194 - 195.

Строго говоря, в литературе обычно рассматривают именно эти случаи, а не случай капитализации платежей при ликвидации (см., к примеру: Райхер В.К. Возложение исполнения обязательства на третье лицо // Правоведение. 1972. N 4; Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005).

 

Вообще очевидно, что рассматриваемые вопросы требуют своего более детального регулирования в законе. То, что называется капитализацией повременных платежей, напоминает на самом деле очень много институтов. Помимо возложения исполнения здесь можно говорить об институте правопреемства, страховании и даже проводить аналогии с завещательным отказом и завещательным возложением (ст. ст. 1137 - 1140 ГК). Анализ нормативных актов прошлых лет, о которых упоминалось выше, показывает, что российское право рассматривало капитализацию либо через призму страхования (Постановление ЦИК и СНК СССР от 23 ноября 1927 г. "О капитализации пенсий и платежей, причитающихся с ликвидируемых предприятий, за увечье или смерть", Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 31 декабря 1928 г. "О капитализации пенсий и платежей за увечье или смерть, причитающихся с ликвидированных предприятий", ст. 470 ГК РСФСР) или через призму правопреемства (Правила возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные Советом Министров СССР в 1984 г., Постановление Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. N 4214-I "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением трудовых обязанностей"), либо через то и другое одновременно (ст. 32 Постановления Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. N 4214-I "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением трудовых обязанностей").

С нашей точки зрения, исходя из действующего законодательства, даже если и рассматривать капитализацию платежей сквозь призму такого института, как возложение исполнения, то как минимум следовало бы подумать о внесении изменений в ст. 313 ГК, часть которой могла бы специально регулировать случаи возложения исполнения при ликвидации. Однако в любом случае надо говорить о преемстве как о переходе прав и обязанностей ликвидируемого юридического лица к третьим лицам в соответствии с указаниями закона.

В качестве других случаев преемства можно указать на субсидиарную ответственность участников (учредителей) юридических лиц, собственника имущества ликвидируемого казенного предприятия и учреждения и ряда иных лиц.

Возложение субсидиарной ответственности может выступать изначальным условием участия гражданина или юридического лица в другом юридическом лице, к примеру:

- ст. 63 ГК указывает, что "при недостаточности у ликвидируемого казенного предприятия имущества, а у ликвидируемого учреждения - денежных средств для удовлетворения требований кредиторов последние вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет собственника имущества этого предприятия или учреждения" (в части частных учреждений указанная норма дублируется в ст. 19 Федерального закона "О некоммерческих организациях") ;

--------------------------------

Надо отметить здесь и некоторую неточность и несогласованность ст. ст. 63 и 64 ГК. В частности, последняя указывает, что "требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными".

 

- ст. 107 ГК, в соответствии с которой члены производственного кооператива несут по обязательствам кооператива субсидиарную ответственность в размерах и в порядке, предусмотренных законом о производственных кооперативах и уставом кооператива;

- ст. 115 ГК, в соответствии с которой собственник имущества казенного предприятия несет субсидиарную ответственность по обязательствам такого предприятия при недостаточности его имущества;

- ст. 116 ГК, в соответствии с которой члены потребительского кооператива солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам в пределах невнесенной части дополнительного взноса каждого из членов кооператива;

- ст. 41 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" указывает, что "в случае, если у ликвидируемого садоводческого, огороднического или дачного потребительского кооператива средств на удовлетворение требований кредиторов недостаточно, кредиторы вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет имущества членов такого кооператива";

- ст. 43 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации", в соответствии с которой в случае, если имущества и средств кооператива недостаточно для удовлетворения претензий кредиторов, члены кооператива обязаны внести дополнительные взносы в размерах, предусмотренных уставом кооператива.

Возложение субсидиарной ответственности может представлять собой ответственность за определенные действия, санкцию (ответственность в прямом смысле этого слова) , к примеру:

--------------------------------

Об этом аспекте субсидиарной ответственности см.: Курбатов А.Я. Субсидиарная ответственность руководителей при несостоятельности (банкротстве) возглавляемых ими кредитных организаций // Хозяйство и право. 2007. N 7.

 

- ст. 56 ГК, в соответствии с которой если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам;

- ст. 226 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", которая возлагает субсидиарную ответственность за неудовлетворенные требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей должника на собственника имущества должника - унитарного предприятия, учредителей (участников) должника, руководителя должника и председателя ликвидационной комиссии (ликвидатора), которые не выполнили обязанностей, предусмотренных п. п. 2 и 3 ст. 224 данного Закона;

- ст. 142 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" указывает, что кредиторы, требования которых не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, имеют право требовать обращения взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся непогашенными в деле о банкротстве. В случае отсутствия указанного имущества или по заявлению третьего лица суд вправе удовлетворить требования данных кредиторов путем взыскания соответствующей суммы без обращения взыскания на имущество должника. Указанное требование может быть предъявлено в срок, установленный федеральным законом;

- ст. 50.41 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" . В соответствии с ее положениями кредитор, требования которого не были удовлетворены в полном объеме из-за недостаточности имущества кредитной организации, имеет право требования к третьему лицу, в том числе к другому кредитору, незаконно получившему имущество кредитной организации. Кредитор, требования которого не были удовлетворены в полном объеме из-за недостаточности имущества кредитной организации, вправе обратиться в суд, арбитражный суд, третейский суд с иском об истребовании незаконно полученного имущества кредитной организации и обращении взыскания на указанное имущество в размере требований, оставшихся непогашенными в ходе конкурсного производства. Незаконность получения третьим лицом имущества кредитной организации устанавливается судом, арбитражным судом, третейским судом путем признания недействительной сделки, во исполнение которой произведена передача третьему лицу имущества кредитной организации, и по иным основаниям, установленным законодательством Российской Федерации. Указанные требования (иски) могут быть предъявлены в течение 10 лет со дня завершения производства по делу о банкротстве независимо от оснований, по которым получение третьим лицом имущества кредитной организации является незаконным . Можно приводить здесь и иные примеры.

--------------------------------

Комментарии по применению этой статьи также см.: Егоров А. Последние изменения российского законодательства о банкротстве банков // Хозяйство и право. 2005. N 2. С. 23 - 26.

О проблемах применения указанных норм см.: Телюкина М.В. Практические проблемы обнаружения имущества ликвидированного должника // Законодательство. 2009. N 6. С. 52 - 55.

 

В отношении субсидиарной ответственности важным вопросом является порядок (механизм) ее реализации. Как и в случае с капитализацией повременных платежей, общих норм законодательства в этой области не существует. То есть неясно, какой порядок - внутренний (когда ответственность исполняется при "жизни" юридического лица) или внешний (когда ответственность реализуется после прекращения его существования) - закон имеет в виду.

Законодательство закладывает обе модели. Так, в отношении ответственности участников, которые субсидиарно отвечают по долгам в соответствии с законом и учредительными документами, в одних случаях применяется внутренний порядок (см. положения ст. 43 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации"), в других - внешний (ст. 24 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан"). Такая же картина наблюдается и в отношении порядка реализации субсидиарной ответственности как санкции. Некоторые нормы прямо закрепляют внешний порядок (ст. 50.41 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"). Другие (в совокупности с разъяснениями судебной практики) оставляют пространство для выбора решения. Так, п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (данный комментарий был сделан относительно применения ст. 56 ГК) указывает, что "требования к... лицам, несущим субсидиарную ответственность, могут быть предъявлены конкурсным управляющим. В случае их удовлетворения судом взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов".

Внутренний порядок реализации субсидиарной ответственности был бы логичен с той точки зрения, что имущество, которое поступает от ответственных лиц, поступало бы для удовлетворения требований кредиторов в соответствии с установленной очередностью. И если рассматривать законодательство советского периода - действия ГК РСФСР 1922 г., то, собственно, такой порядок и был закреплен .

--------------------------------

См., к примеру, весьма подробные положения, содержащиеся в п. п. 42 - 51 Положения о несостоятельности кооперативных организаций, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК 6 февраля 1929 г.

 

Как и в случае с капитализацией повременных платежей, относительно субсидиарной ответственности возникает вопрос о правомерности рассмотрения ее с точки зрения преемства по обязательствам ликвидированного юридического лица. Конечно, говоря о субсидиарной ответственности третьего лица (участника, собственника и т.д.), самое простое было бы сказать, что перед нами скорее его собственное изначальное обязательство, которое трансформируется в обязанность при определенных условиях. Однако, с нашей точки зрения, и участники, которые обязаны субсидиарно отвечать по долгам юридического лица в соответствии с законом и учредительными документами, и лица, которые вынуждены нести отрицательные последствия своего поведения в виде субсидиарной ответственности по долгам, вынуждены расплачиваться по долгам ликвидированного лица, которые при отсутствии соответствующих положений закон просто считал бы погашенными. По сути мы полагаем, что одно не исключает другое, и можно говорить о преемстве по долгам ликвидируемого юридического лица.

Интересно, что помимо названных пограничных, если так можно выразиться, случаев отдельные нормативные акты прямо указывают на правопреемство при ликвидации. К примеру, п. 26 Порядка создания, реорганизации, изменения типа и ликвидации федеральных государственных учреждений, а также утверждения уставов федеральных государственных учреждений и внесения в них изменений, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26 июля 2010 г. N 539 указывает, что решение о ликвидации федерального учреждения, принимаемое федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции и полномочия по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности, должно содержать "наименование правопреемника казенного учреждения, в том числе по обязательствам, возникшим в результате исполнения судебных решений".

При отсутствии универсального преемства возникает вопрос о правовой судьбе прав, обязанностей и имущества ликвидированного юридического лица, в отношении которого закон не устанавливает правил сингулярного преемства. Она может быть описана следующим образом.

В первую очередь имущество юридического лица используется для покрытия его долгов - расчетов с кредиторами (выявленными в процессе ликвидации) - в соответствии с утвержденным промежуточным ликвидационным балансом.

Согласно ст. 63 ГК выплата денежных сумм кредиторам ликвидируемого юридического лица производится ликвидационной комиссией в порядке очередности, установленной ст. 64 ГК, в соответствии с промежуточным ликвидационным балансом начиная со дня его утверждения, за исключением кредиторов третьей и четвертой очереди, выплаты которым производятся по истечении месяца со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса.

Техника данной статьи при ее толковании во взаимосвязи с иными положениями ГК вызывает некоторые вопросы. Как видно, ГК предполагает только денежные расчеты с кредиторами, но не передачу им иного имущества. Усиливает это впечатление и еще одна норма этой же статьи о том, что если имеющиеся у ликвидируемого юридического лица (кроме учреждений) денежные средства недостаточны для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия осуществляет

имущества юридического лица с публичных торгов в порядке, установленном для исполнения судебных решений .

--------------------------------

Аналогичные нормы закреплены в ст. 22 Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. 43 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" и ст. 19 Федерального закона "О некоммерческих организациях".

Отметим, что отдельные правила для проведения публичных торгов установлены для реализации имущества государственной корпорации - Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства ст. 25 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства". Согласно ее положениям: а) начальная цена выставляемого на торги имущества устанавливается оценщиком, определяемым в порядке, установленном ликвидационной комиссией; б) имущество фонда, не проданное на первых торгах, выставляется на повторные (вторые) торги. При этом начальная цена выставляемого на повторные (вторые) торги имущества фонда может быть снижена ликвидационной комиссией не более чем на 10% первоначальной цены, установленной для первых торгов; в) имущество фонда, не проданное на повторных (вторых) торгах, выставляется на повторные (третьи) торги. При этом начальная цена выставляемого на повторные (третьи) торги имущества фонда может быть снижена ликвидационной комиссией не более чем на 10% первоначальной цены, установленной для повторных (вторых) торгов.

 

В подтверждение этого положения можно привести и положения ст. 64 о порядке расчета с кредиторами, права которых обеспечены залогом: их требования удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога. В подтверждение тезиса о денежном характере расчетов с кредиторами говорят и отдельные федеральные законы .

--------------------------------

Некоторые - прямо, как, к примеру, ст. 41 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" и ст. 19 Федерального закона "О некоммерческих организациях", а некоторые - косвенно, используя применительно к расчетам с кредиторами слова "выплата", "выплаты" (как, к примеру, ст. 25 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства").

 

Однако ст. 64 ГК использует также и более общую конструкцию - "имущество", указывая, что при недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица оно распределяется между кредиторами соответствующей очереди пропорционально суммам требований, подлежащих удовлетворению, если иное не установлено законом.

Вопрос о форме расчетов с кредиторами не является теоретическим, ведь обязательства могут состоять не только в уплате денежных средств, но и в передаче определенного имущества, выполнении работ (оказании услуг). По логике ГК получается, что все обязательства "натурального", так сказать, характера должны быть заменены денежными выплатами. Это видится не совсем корректным по отношению к кредиторам, особенно в тех случаях, если у ликвидируемого лица есть возможность их исполнить надлежащим образом - т.е. передать имущество, выполнить работы (оказать услуги). Как думается, в этой части в ГК должны быть внесены определенные корректировки. Тем более что законодательство о несостоятельности (банкротстве), которое применяется в некоторых случаях для регулирования ликвидации юридического лица, содержит нормы, позволяющие кредиторам получить имущество должника иное, кроме денежных средств (например, ст. 138 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в части порядка реализации заложенного имущества, ст. 142 этого же Закона) .

--------------------------------

По мнению некоторых авторов (А.Ю. Слоневская), уже действующее законодательство позволяет распределять кредиторам иное имущество. Она, в частности, отмечает: "...для расчетов с кредиторами ликвидируемой организации используются главным образом денежные средства, в том числе вырученные от продажи имущества такой организации. Но поскольку законодатель прямо не запрещает, то возможна передача кредитору имущества организации в натуре, если кредитор ликвидируемой организации на это согласен" (Слоневская А.Ю. Указ. соч. С. 28). Признавая правильной отмеченную позицию в целом, отметим, однако, что с нашей точки зрения, законодательство как раз препятствует предоставлению кредиторам иного имущества. Коллизия эта должна быть решена не на уровне соглашения кредитора и должника, а на уровне общих положений закона.

 

Статья 64 ГК устанавливает следующую очередность удовлетворения требований кредиторов:

- в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также по требованиям о компенсации морального вреда. При ликвидации банков, привлекающих средства физических лиц, в первую очередь удовлетворяются также требования физических лиц, являющихся кредиторами банков по заключенным с ними договорам банковского вклада и (или) договорам банковского счета , требования организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов, в связи с выплатой возмещения по вкладам в соответствии с Законом о страховании вкладов физических лиц в банках и Банка России в связи с осуществлением выплат по вкладам физических лиц в банках в соответствии с Законом;

--------------------------------

За исключением требований физических лиц по возмещению убытков в форме упущенной выгоды и по уплате сумм финансовых санкций и требований физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, или требований адвокатов, нотариусов, если такие счета открыты для осуществления предусмотренной законом предпринимательской или профессиональной деятельности указанных лиц.

 

- во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности;

- в третью очередь производятся расчеты по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды;

- в четвертую очередь производятся расчеты с другими кредиторами;

- наконец, к последней очереди можно отнести требования кредитора, заявленные после истечения срока, установленного ликвидационной комиссией для их предъявления, поскольку согласно ГК они удовлетворяются из имущества ликвидируемого юридического лица, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, заявленных в срок .

--------------------------------

Указанный порядок (очередность) расчетов с кредиторами является общим для всех юридических лиц, поэтому законодательство обычно при описании особенностей ликвидации юридических лиц отдельных форм, видов и типов не дублирует нормы ГК. Однако есть и исключения.

Первое такое исключение составляет Федеральный закон "Об акционерных обществах" (ст. 22), который содержит норму о том, что "выплаты кредиторам ликвидируемого общества денежных сумм производятся ликвидационной комиссией в порядке очередности, установленной Гражданским кодексом Российской Федерации, в соответствии с промежуточным ликвидационным балансом начиная со дня его утверждения, за исключением кредиторов пятой очереди, выплаты которым производятся по истечении месяца с даты утверждения промежуточного ликвидационного баланса" (аналогичное положение находим и в ст. 44 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации"). Как можно видеть, никакой пятой очереди ГК не знает - формально в нем упоминаются только четыре очереди, а также указываются особенности удовлетворения требований кредиторов, опоздавших с их своевременным предъявлением. Закон здесь, очевидно, просто не приведен в соответствии с изменениями в ГК: до 2006 г. в ст. 64 было пять очередей: а) в первую очередь удовлетворялись требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несло ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей; б) во вторую очередь производились расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работавшими по трудовому договору, в том числе по контракту, и по выплате вознаграждений по авторским договорам; в) в третью очередь удовлетворялись требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица; г) в четвертую очередь погашалась задолженность по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды; д) в пятую очередь производились расчеты с другими кредиторами в соответствии с законом.

Второе исключение мы находим в ст. 25 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства", согласно которой требования кредиторов к фонду удовлетворяются в очередности, установленной ст. 64 ГК РФ, в соответствии с промежуточным ликвидационным балансом начиная со дня его утверждения, за исключением кредиторов третьей и четвертой очереди, выплаты которым производятся по истечении месяца со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса.

 

Требования кредиторов каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди, за исключением требований кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица. Требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица, удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед иными кредиторами, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога. Не удовлетворенные за счет средств, полученных от продажи предмета залога, требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица, удовлетворяются в составе требований кредиторов четвертой очереди.

В соответствии со ст. 61 ГК если стоимость имущества юридического лица (за исключением казенного предприятия, учреждения, политической партии, религиозной организации, фонда и государственной корпорации) недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, оно может быть ликвидировано только в порядке, предусмотренном ст. 65 ГК (правила о несостоятельности (банкротстве)).

В этом случае в соответствии с указанной статьей очередность удовлетворения требований кредиторов будет иной, нежели указанная в ст. 64 ГК. Такая очередность устанавливается законодательством о несостоятельности (банкротстве): ст. ст. 124 - 149 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и ст. ст. 50.16 и 51 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".

В частности, общие правила в части очередности удовлетворения требований кредиторов устанавливает ст. 134 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" . В соответствии с ее положениями:

--------------------------------

Здесь следует учитывать разъяснения, данные в п. 40 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. N 60 "О некоторых вопросах, связанных с применением Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)": "Контроль за соблюдением предусмотренной ст. 134 Закона очередности при расходовании денежных средств со счета должника осуществляет кредитная организация, которая производит проверку по формальным признакам, определяя очередность платежа на основании данных, имеющихся в расчетном документе. Кредитная организация не вправе исполнять представленный расчетный документ, не содержащий соответствующих данных; такой документ подлежит возврату кредитной организацией с указанием причины его возвращения".

 

а) одни требования (по так называемым текущим платежам ) удовлетворяются за счет конкурсной массы вне очереди (преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом).

--------------------------------

В соответствии со ст. 5 Закона под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом. Согласно некоторым нормам Закона (ст. 136) к текущим платежам могут приравниваться и иные обязательства.

 

Удовлетворение (погашение) этих "внеочередных" требований, однако, имеет определенную очередность:

- в первую очередь удовлетворяются требования по текущим платежам, связанным с судебными расходами по делу о банкротстве, выплатой вознаграждения арбитражному управляющему, с взысканием задолженности по выплате вознаграждения лицам, исполнявшим обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве, требования по текущим платежам, связанным с оплатой деятельности лиц, привлечение которых арбитражным управляющим для исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве является обязательным, в том числе с взысканием задолженности по оплате деятельности указанных лиц;

- во вторую очередь удовлетворяются требования об оплате труда лиц, работающих по трудовым договорам, а также требования об оплате деятельности лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, в том числе о взыскании задолженности по оплате деятельности данных лиц (за отдельными исключениями) ;

--------------------------------

В соответствии со ст. 136 Закона также подлежат удовлетворению в составе текущих требований не выполненные должником в полном объеме обязательства по оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности, суммы, не выплаченные до принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства в период после вынесения определения о принятии арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и до признания должника банкротом и открытия конкурсного производства не в полном объеме выполнены.

 

- в третью очередь удовлетворяются требования по коммунальным платежам, эксплуатационным платежам, необходимым для осуществления деятельности должника;

- в четвертую очередь удовлетворяются требования по иным текущим платежам.

Требования кредиторов по текущим платежам, относящиеся к одной очереди, удовлетворяются в порядке календарной очередности;

б) после погашения требований кредиторов по текущим платежам удовлетворяются требования всех остальных кредиторов. Это происходит в следующей очередности:

- в первую очередь производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также компенсация морального вреда ;

--------------------------------

Размер и порядок удовлетворения требований кредиторов первой очереди устанавливаются ст. 135 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". Определение размера требований граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, осуществляется путем капитализации соответствующих повременных платежей, установленных на дату принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства и подлежащих выплате гражданам до достижения ими возраста 70 лет, но не менее чем за 10 лет.

С согласия гражданина его право требования к должнику в сумме капитализированных повременных платежей переходит к Российской Федерации. Указанное требование в случае перехода его к Российской Федерации также удовлетворяется в первую очередь. В этом случае обязательства должника перед гражданином по выплате капитализированных повременных платежей переходят к Российской Федерации и исполняются Российской Федерацией в соответствии с федеральным законом в порядке, определенном Правительством РФ. Требования о компенсации морального вреда удовлетворяются в размере, установленном судебным актом.

 

- во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности ;

--------------------------------

Размер и порядок удовлетворения требований кредиторов второй очереди устанавливаются ст. 136 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". При определении размера требований о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, о выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности принимаются во внимание непогашенная задолженность, образовавшаяся на дату принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, а также проценты за нарушение установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других причитающихся работнику выплат в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством.

 

- в третью очередь производятся расчеты с другими кредиторами ;

--------------------------------

Положения о порядке удовлетворения требований кредиторов третьей очереди устанавливаются ст. 137 указанного Закона. В соответствии с ней при определении размера требований кредиторов третьей очереди учитываются требования конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. Требования кредиторов третьей очереди по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, взысканию неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, в том числе за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате обязательных платежей, учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов. Особенности учета и удовлетворения требований кредиторов третьей очереди по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, определяются ст. 138 указанного Закона. В случае, если должником в период после вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом и до открытия конкурсного производства не в полном объеме уплачены обязательные платежи, требования, не погашенные до принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, погашаются вне очереди.

 

- после расчетов с кредиторами третьей очереди производятся расчеты с кредиторами по удовлетворению требований по сделке, признанной недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 и п. 3 ст. 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" .

--------------------------------

В первом случае - подозрительная сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, во втором - сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, влекущая за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

 

Особый правовой режим имеют здесь и расчеты с залоговыми кредиторами. Их требования удовлетворяются за счет стоимости предмета залога в порядке, установленном ст. 138 Закона, по сути во внеочередном порядке. Как указывается в названной статье, из средств, вырученных от реализации предмета залога, 70% направляется на погашение требований кредитора по обязательству, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. Денежные средства, оставшиеся от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет должника в следующем порядке: а) 20% от суммы, вырученной от реализации предмета залога, - для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества должника для погашения указанных требований; б) оставшиеся денежные средства - для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей.

В случае, если залогом имущества должника обеспечиваются требования конкурсного кредитора по кредитному договору, из средств, вырученных от реализации предмета залога, 80% направляется на погашение требований конкурсного кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. Оставшиеся средства от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет должника в следующем порядке: а) 15% от суммы, вырученной от реализации предмета залога, - для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества должника в целях погашения указанных требований; б) оставшиеся денежные средства - для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей.

Денежные средства, предназначавшиеся для погашения требований кредиторов первой и второй очереди и оставшиеся на специальном банковском счете должника после полного погашения таких требований, направляются на погашение части обеспеченных залогом имущества должника требований конкурсных кредиторов, не погашенной из стоимости предмета залога в связи с удержанием части стоимости для погашения требований кредиторов первой и второй очереди. Денежные средства, оставшиеся после полного погашения требований кредиторов первой и второй очереди, требований кредитора, обеспеченных залогом реализованного имущества, включаются в конкурсную массу. Денежные средства, оставшиеся после полного погашения судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения арбитражным управляющим и оплату услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, включаются в конкурсную массу.

Не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди.

Следует отметить, что изменение правового режима ликвидации и ее регулирование законодательством о банкротстве влияют не только на очередность удовлетворения требований кредиторов, но и на состояние имущества должника перед его инвентаризацией для расчетов с кредиторами, чего не наблюдается в обычной процедуре ликвидации. В частности, такое имущество составляет конкурсную массу. Как справедливо отмечено А.С. Гутниковой, "включение имущества в конкурсную массу влечет за собой введение для него особого правового режима, который существует с момента открытия конкурсного производства и до его завершения" . Законодательство о несостоятельности содержит подробные правила относительно порядка и условий включения/исключения имущества (его отдельных видов и комплексов) в конкурсную массу, его правовой режим, а также те действия, которые конкурсный управляющий должен совершить с таким имуществом (к примеру, относительно оценки имущества). Таких подробных требований общие нормы гражданского законодательства, регулирующие ликвидацию, не содержат.

--------------------------------

Гутникова А.С. Исключение имущества из конкурсной массы // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 2003. N 2. С. 113.

 

При обоих правовых режимах очередности удовлетворения требований кредиторов определенная часть имущества обладает таким правовым режимом, который не позволяет использовать его для расчетов с кредиторами. К примеру:

- ст. 19 Федерального закона "Об автономных учреждениях" указывает, что требования кредиторов ликвидируемого автономного учреждения удовлетворяются за счет имущества, на которое в соответствии с указанным Законом может быть обращено взыскание;

- ст. 10 Федерального закона "О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций" указывает, что при ликвидации некоммерческой организации - собственника целевого капитала имущество, составляющее целевой капитал, используется на цели, определенные договором пожертвования или завещанием, а в случаях, если договором пожертвования или завещанием такие цели не определены, - на цели, определенные решением совета по использованию целевого капитала. Норма, как видно, изложена императивно и не предполагает иного толкования;

- в соответствии со ст. 33 Федерального закона "О негосударственных пенсионных фондах" при ликвидации фонда не допускается удовлетворение требований вкладчиков и участников за счет средств пенсионных накоплений и удовлетворение требований застрахованных лиц за счет средств пенсионных резервов. Статья 186.5 Закона указывает, что соответствующие средства пенсионных накоплений и пенсионных резервов не могут входить в конкурсную массу;

- в соответствии со ст. 44 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" при ликвидации кооператива имеющиеся у него объекты социальной инфраструктуры, входящие в неделимый фонд кооператива, разделу не подлежат и передаются на основании решения общего собрания членов кооператива органу местного самоуправления;

- не вполне ясен правовой режим имущества, входящего в состав неделимого фонда потребительского общества. В соответствии со ст. 30 Закона РФ "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации" при ликвидации потребительского общества имущество его неделимого фонда разделу не подлежит и передается другому (другим) потребительскому обществу (потребительским обществам) на основании решения общего собрания ликвидируемого потребительского общества;

- в соответствии со ст. 32 Федерального закона "О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации" при ликвидации государственных музеев музейные предметы и музейные коллекции, закрепленные за этими музеями, закрепляются за другими государственными музеями (музеем).

Отдельно закон регулирует вопросы изъятия имущества из конкурсной массы в тех случаях, когда очередность удовлетворения требований кредиторов определяется законодательством о несостоятельности (банкротстве). В соответствии со ст. 131 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" из имущества должника, которое составляет конкурсную массу, исключаются имущество, изъятое из оборота, имущественные права, связанные с личностью должника, в том числе права, основанные на имеющейся лицензии на осуществление отдельных видов деятельности, а также иное предусмотренное Законом имущество. Статья 132 Закона содержит также следующие положения:

- при наличии в составе имущества должника имущества, изъятого из оборота, конкурсный управляющий уведомляет об этом собственника изъятого из оборота имущества. Собственник имущества, изъятого из оборота, принимает от конкурсного управляющего это имущество или закрепляет его за другими лицами не позднее чем через шесть месяцев с даты получения уведомления от конкурсного управляющего;

- социально значимые объекты, объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации, а также иные объекты, продажа которых в соответствии с законодательством Российской Федерации должна осуществляться путем проведения торгов в форме конкурса, продаются в порядке, установленном ст. 110 указанного Закона. Социально значимые объекты, не проданные в установленном порядке, подлежат передаче в муниципальную собственность соответствующего муниципального образования в лице органов местного самоуправления, о чем конкурсный управляющий уведомляет указанные органы. Жилищный фонд социального использования подлежит передаче собственнику такого жилищного фонда.

В соответствии со ст. 131 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и ст. 50.35 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", ст. ст. 16.1 и 16.2 Федерального закона "Об ипотечных ценных бумагах" из имущества организаций, которое составляет конкурсную массу, исключается имущество, составляющее ипотечное покрытие. Составляющее ипотечное покрытие имущество организации, осуществлявшей в соответствии с Федеральным законом "Об ипотечных ценных бумагах" эмиссию облигаций с ипотечным покрытием, исключается из конкурсной массы, а требования кредиторов по облигациям с ипотечным покрытием удовлетворяются в порядке, установленном указанным Законом.

В соответствии со ст. 185.6 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в конкурсную массу профессионального участника рынка ценных бумаг, управляющей компании не включается имущество их клиентов, находящееся на специальном брокерском счете, специальном депозитарном счете, транзитном счете, счете депо, транзитном счете депо, лицевом счете в реестре владельцев ценных бумаг, отдельном банковском счете, открытом для расчетов по операциям, связанным с доверительным управлением, а также находящееся в доверительном управлении управляющей компании или переданное в оплату инвестиционных паев иное имущество. Исключается из конкурсной массы и информация и документы, обеспечивающие идентификацию лиц, которые зарегистрированы в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг и иных реестров. В случае открытия конкурсного производства в отношении профессионального участника рынка ценных бумаг, осуществляющего ведение указанных реестров, конкурсный управляющий в течение трех месяцев с даты открытия конкурсного производства обязан передать указанные информацию и документы профессиональному участнику рынка ценных бумаг, имеющему соответствующую лицензию.

Гражданский кодекс РФ, как известно, никаких комментариев относительно "неприкасаемого" для кредиторов имущества не делает. С нашей точки зрения, это является пробелом закона, который должен быть устранен в рамках работы по обновлению положений ГК: этот документ в полном соответствии с его положением - главным документом, регулирующим гражданско-правовые отношения, должен (не детально, но вкупе) регулировать все важнейшие элементы процесса ликвидации, давать ответ (хотя бы и с отсылкой к специальному законодательству) на все возможные вопросы и проблемы, которые могут возникнуть в процессе ликвидации.

После расчетов с кредиторами наступает момент определения правовой судьбы оставшегося имущества. Если для расчетов с кредиторами основным документом ГК признает промежуточный ликвидационный баланс, то для определения дальнейшей судьбы оставшегося имущества таким документом будет ликвидационный баланс. В соответствии со ст. 63 ГК оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными документами юридического лица.

Как видим, общая норма дает довольно много вариантов определения правовой судьбы имущества ликвидируемого юридического лица, по сути перенося регулирование этого вопроса на уровень отдельных федеральных законов. Исходя из анализа указанных законов можно выделить следующие требования в отношении имущества ликвидируемого юридического лица:

а) передача (распределение) имущества учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или обязательственные права в отношении юридического лица. Примеры такого рода в законодательстве многочисленны:

- в соответствии со ст. 19 Федерального закона "Об автономных учреждениях" имущество автономного учреждения, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, а также имущество, на которое в соответствии с федеральными законами не может быть обращено взыскание по обязательствам автономного учреждения, передается ликвидационной комиссией учредителю автономного учреждения. Аналогично и в отношении частного учреждения: в соответствии со ст. 20 Федерального закона "О некоммерческих организациях" оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество частного учреждения передается его собственнику, если иное не предусмотрено законами и иными правовыми актами Российской Федерации или учредительными документами такого учреждения;

- в соответствии со ст. 23 Федерального закона "О взаимном страховании" имущество общества, оставшееся после удовлетворения всех его обязательств перед кредиторами и членами общества, распределяется ликвидационной комиссией между всеми членами общества в порядке, установленном уставом общества;

- в соответствии со ст. 20 Федерального закона "О некоммерческих организациях" при ликвидации некоммерческого партнерства оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество подлежит распределению между членами некоммерческого партнерства в соответствии с их имущественным взносом, размер которого не превышает размер их имущественных взносов, если иное не установлено федеральными законами или учредительными документами некоммерческого партнерства;

- в соответствии со ст. 30 Закона РФ "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации" имущество потребительского общества, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, за исключением имущества неделимого фонда потребительского общества, распределяется между пайщиками, если иное не предусмотрено уставом потребительского общества;

- в соответствии со ст. 14 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах" имущество кооператива, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, распределяется между членами кооператива пропорционально их паям;

- в соответствии со ст. 10 Федерального закона "О кредитной кооперации" оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество кредитного кооператива подлежит распределению между его членами (пайщиками) пропорционально сумме их паенакоплений (паев);

- в соответствии со ст. 44 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество ликвидируемого кооператива передается членам кооператива и распределяется между ними. При этом в первую очередь выплачивается стоимость паевых взносов ассоциированных членов. Затем членам ликвидируемого кооператива выплачивается стоимость дополнительных взносов, внесенных ими в порядке субсидиарной ответственности, и стоимость дополнительных паевых взносов. Оставшиеся денежные средства или иное имущество кооператива распределяются между членами ликвидируемого кооператива пропорционально их паям, если иное не предусмотрено уставом данного кооператива;

- в соответствии со ст. 27 Федерального закона "О производственных кооперативах" оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество кооператива подлежит распределению между его членами в порядке, предусмотренном уставом кооператива или соглашением между членами кооператива;

- в соответствии со ст. 23 Федерального закона "Об акционерных обществах" оставшееся после завершения расчетов с кредиторами имущество ликвидируемого общества распределяется ликвидационной комиссией между акционерами в следующей очередности: 1) в первую очередь осуществляются выплаты по акциям, которые должны быть выкуплены в соответствии со ст. 75 указанного Закона; 2) во вторую очередь осуществляются выплаты начисленных, но не выплаченных дивидендов по привилегированным акциям и определенной уставом общества ликвидационной стоимости по привилегированным акциям; 3) в третью очередь осуществляется распределение имущества ликвидируемого общества между акционерами - владельцами обыкновенных акций и всех типов привилегированных акций.

Распределение имущества каждой очереди осуществляется после полного распределения имущества предыдущей очереди. Выплата обществом определенной уставом общества ликвидационной стоимости по привилегированным акциям определенного типа осуществляется после полной выплаты определенной уставом общества ликвидационной стоимости по привилегированным акциям предыдущей очереди.

Если имеющегося у общества имущества недостаточно для выплаты начисленных, но не выплаченных дивидендов и определенной уставом общества ликвидационной стоимости всем акционерам - владельцам привилегированных акций одного типа, то имущество распределяется между акционерами - владельцами этого типа привилегированных акций пропорционально количеству принадлежащих им акций этого типа;

- в соответствии со ст. 58 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" оставшееся после завершения расчетов с кредиторами имущество ликвидируемого общества распределяется ликвидационной комиссией между участниками общества в следующей очередности: 1) в первую очередь осуществляется выплата участникам общества распределенной, но не выплаченной части прибыли; 2) во вторую очередь осуществляется распределение имущества ликвидируемого общества между участниками общества пропорционально их долям в уставном капитале общества.

Требования каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований предыдущей очереди. Если имеющегося у общества имущества недостаточно для выплаты распределенной, но не выплаченной части прибыли, имущество общества распределяется между его участниками пропорционально их долям в уставном капитале общества;

- в соответствии со ст. 86 ГК при ликвидации товарищества на вере имущество, оставшееся после расчетов с кредиторами, распределяется между вкладчиками и полными товарищами в следующей очередности: 1) вкладчики имеют преимущественное перед полными товарищами право на получение вкладов из имущества товарищества, оставшегося после удовлетворения требований его кредиторов; 2) оставшееся после этого имущество товарищества распределяется между полными товарищами и вкладчиками пропорционально их долям в складочном капитале товарищества, если иной порядок не установлен учредительным договором или соглашением полных товарищей и вкладчиков.

Своеобразный пример распоряжения имуществом, схожий с анализируемым, дает ст. 22 Федерального закона "Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации". В соответствии с ее положениями при ликвидации общины малочисленных народов ее имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, подлежит распределению между членами общины в соответствии с их долей из имущества общины малочисленных народов, если иное не установлено уставом общины малочисленных народов. Указанная "своеобразность" состоит в том, что право собственности на имущество общины принадлежит ей самой (ст. 17), однако члены общины имеют (ст. 12) право на "получение доли из имущества общины или ее компенсации при выходе из общины либо при ее ликвидации". Какой характер носит это субъективное гражданское право (обязательственный или вещный), Закон не поясняет.

Как можно увидеть из приведенных примеров, вариант распоряжения имуществом в форме его распределения (передачи) имущества участникам (учредителям) практически всегда применяется в отношении коммерческих организаций, а также некоторых основанных на членстве некоммерческих организаций. При этом следует отметить, что какого-то единого правового режима в части распределения такого имущества нет. Как можно видеть, распределение такого имущества часто имеет свою очередность, которая диктуется его различным правовым режимом (пример - положения Федерального закона "Об акционерных обществах");

б) продажа имущества с дальнейшим распределением полученных средств между участниками юридического лица. В соответствии со ст. 42 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" земельный участок и недвижимое имущество, находящиеся в собственности садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения и оставшиеся после удовлетворения требований кредиторов, могут быть с согласия бывших членов такого объединения проданы в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, а вырученные средства за указанные земельный участок и недвижимое имущество переданы членам такого объединения в равных долях. Как можно видеть, такой вариант очень похож на предыдущий;

в) передача (обращение) имущества "в федеральную собственность". Этот вариант распоряжения имуществом применяется в отношении государственных корпораций (ст. 41 Федерального закона "О Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом", ст. 18 Федерального закона "О Государственной корпорации "Ростехнологии"). Применяется он и в отношении общественных объединений - в соответствии со ст. 26 Федерального закона "Об общественных объединениях" оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество общественного объединения, ликвидированного в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О противодействии экстремистской деятельности", обращается в собственность Российской Федерации;

г) передача средств, "оставшихся после удовлетворения требований кредиторов", в федеральный бюджет (ст. 25 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства").

Схожим с указанными двумя вариантами распоряжения имущества является случай, указанный в ст. 20 Федерального закона "О некоммерческих организациях": в случае, если использование имущества ликвидируемой некоммерческой организации в соответствии с ее учредительными документами не представляется возможным, оно обращается в доход государства. Проблема состоит в том, что понимается под этим доходом, Закон в этой части каких-то комментариев не дает.

Схожим с двумя указанными вариантами распоряжения имуществом является регулирование распоряжения имуществом должника, оставшимся после завершения расчетов с кредиторами в рамках конкурсного производства в соответствии со ст. 148 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". В соответствии с указанной статьей при отказе кредиторов от принятия имущества для погашения своих требований, которое предлагалось к продаже, но не было продано в ходе конкурсного производства, и при отсутствии заявлений собственника имущества должника - унитарного предприятия, учредителей (участников) должника о правах на указанное имущество конкурсный управляющий направляет подписанный им акт о передаче указанного имущества должника в органы местного самоуправления по месту нахождения имущества должника или в соответствующий федеральный орган исполнительной власти. Имущество, которое в силу закона не может принадлежать кредиторам или органам местного самоуправления, подлежит передаче в федеральную собственность.

Органы местного самоуправления или федеральный орган исполнительной власти обязаны в срок не позднее чем через 30 дней с даты получения соответствующего акта о передаче имущества должника принять указанное имущество и нести все расходы на его содержание. При отказе или уклонении органа местного самоуправления либо федерального органа исполнительной власти от принятия имущества конкурсный управляющий наделен правом (и одновременно - обязанностью) обратиться в арбитражный суд, в производстве которого находится дело о банкротстве, с заявлением о понуждении соответствующего органа местного самоуправления или федерального органа исполнительной власти к принятию указанного имущества;

д) передача имущества в соответствии с соглашением учредителей юридического лица (в соответствии с иными обязательствами), положениями его устава, решениями участников (или органов юридического лица) или суда. Примеры распоряжения имущества такого рода довольно многочисленны, хотя и касаются только некоммерческих организаций различных форм и видов:

- в соответствии со ст. 26 Федерального закона "Об общественных объединениях" имущество, оставшееся в результате ликвидации общественного объединения, после удовлетворения требований кредиторов направляется на цели, предусмотренные уставом общественного объединения, либо, если отсутствуют соответствующие разделы в уставе общественного объединения, на цели, определяемые решением съезда (конференции) или общего собрания о ликвидации общественного объединения, а в спорных случаях - решением суда;

- интересный пример дает здесь ст. 11 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях". В соответствии с ее положениями при ликвидации благотворительной организации ее имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, используется на благотворительные цели в порядке, предусмотренном уставом, или по решению ликвидационной комиссии, если порядок использования имущества благотворительной организации не предусмотрен в ее уставе или если иное не установлено федеральным законом;

- возможность решения судьбы имущества на основании устава содержится и в ст. 22 Федерального закона "Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" (текст см. выше);

- в соответствии со ст. 10 Федерального закона "О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций" при ликвидации некоммерческой организации - собственника целевого капитала имущество, составляющее целевой капитал, используется на цели, определенные договором пожертвования или завещанием, а в случаях, если договором пожертвования или завещанием такие цели не определены, - на цели, определенные решением совета по использованию целевого капитала;

- в соответствии со ст. 20 Федерального закона "О некоммерческих организациях" при ликвидации некоммерческой организации оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество, если иное не установлено указанным Законом и иными федеральными законами, направляется в соответствии с учредительными документами некоммерческой организации на цели, в интересах которых она была создана, и (или) на благотворительные цели. Аналогично определяется судьба имущества некоммерческого партнерства, стоимость которого превышает размер имущественных взносов его членов.

Следует отметить, что указанные выше правила делятся, строго говоря, на две части:

- правила, где судьба имущества, определяемая соглашением учредителей юридического лица (в соответствии с иными обязательствами), положениями его устава, решениями участников (или органов юридического лица) или суда, рассматривается либо как основной, либо как единственно возможный вариант;

- правила, где такого рода вариант распоряжения имуществом рассматривается скорее как запасной (по принципу "если иное не предусмотрено");

е) отнесение решения вопроса о правовой судьбе имущества на будущее время (ссылкой на необходимость принятия соответствующего федерального закона или без каких-либо правил). К примеру, ст. 21 Федерального закона "О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта" указывает, что порядок использования имущества этой государственной корпорации после ее ликвидации "должен определять" федеральный закон о ликвидации корпорации. Аналогичное правило мы видим в ст. 23 Федерального закона "О Российской корпорации нанотехнологий" , ст. 19 Федерального закона "О банке развития", ст. 26 Федерального закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации", ст. 41 Федерального закона "О государственной компании "Российские автомобильные дороги" и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Возможность определения судьбы имущества на основании отдельного федерального закона мы встречаем и в ст. 11 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях".

--------------------------------

Для указанной государственной корпорации это правило, как и иные правила относительно ее ликвидации, уже неактуально в связи с принятием решения о преобразовании ее в открытое акционерное общество в соответствии с Федеральным законом "О реорганизации Российской корпорации нанотехнологий".

 

Другой пример представляет п. 121 Устава ОАО "Российские железные дороги", утвержденного Постановлением Правительства РФ от 18 сентября 2003 г. N 585: "После завершения расчетов с кредиторами ликвидационная комиссия составляет ликвидационный баланс, который утверждается общим собранием акционеров. Предложения в отношении имущества, оставшегося после завершения расчетов с кредиторами, ликвидационная комиссия вносит в Правительство Российской Федерации";

ж) списание на убытки. Данный вариант определения правовой судьбы имущества указывается в ст. 25 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства". Согласно ее положениям имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов и не реализованное после этого с публичных торгов (не проданное на повторных (третьих) торгах), по решению правления Фонда в течение 30 дней со дня завершения расчетов с кредиторами списывается на убытки фонда.

Отдельный вопрос - судьба документов (архивов) ликвидируемых юридических лиц. Этот вопрос регулируется как общими нормами (Федеральный закон "Об архивном деле в Российской Федерации"), так и отдельными федеральными законами. В качестве общей нормы ст. 23 Федерального закона "Об архивном деле в Российской Федерации" указывает следующее:

- при ликвидации государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций включенные в состав Архивного фонда Российской Федерации документы, документы по личному составу, а также архивные документы, сроки временного хранения которых не истекли, в упорядоченном состоянии поступают на хранение в соответствующий государственный или муниципальный архив;

- при ликвидации негосударственных организаций, в том числе в результате банкротства, образовавшиеся в процессе их деятельности и включенные в состав Архивного фонда Российской Федерации архивные документы, документы по личному составу, а также архивные документы, сроки временного хранения которых не истекли, передаются ликвидационной комиссией (ликвидатором) или конкурсным управляющим в упорядоченном состоянии на хранение в соответствующий государственный или муниципальный архив на основании договора между ликвидационной комиссией (ликвидатором) или конкурсным управляющим и государственным или муниципальным архивом.

Отдельные федеральные законы уточняют данные положения.

К примеру, ст. 43 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" указывает, что документы и бухгалтерская отчетность ликвидированного садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения передаются на хранение в государственный архив, который обязан в случае необходимости допускать для ознакомления с указанными материалами членов ликвидированного объединения и его кредиторов, а также выдавать по их просьбе необходимые копии, выписки и справки. Практически аналогичная норма установлена ст. 44 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации".

Специальные положения мы находим и в законодательстве о банкротстве (ст. 129 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", ст. 50.21 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"). Первая к числу обязанностей конкурсного управляющего относит и такую: передать на хранение документы должника, подлежащие обязательному хранению в соответствии с федеральными законами. Вторая более конкретизирована: передать в Архивный фонд Российской Федерации документы в порядке и в соответствии с перечнем, которые утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики в сфере архивного дела, и Банком России.

Отдельно законодательство регулирует вопросы правовой судьбы носителей сведений, составляющих государственную тайну. В соответствии со ст. 19 Закона РФ "О государственной тайне" в случае ликвидации органов государственной власти, предприятий, учреждений и организаций, располагающих сведениями, составляющими государственную тайну, в установленном порядке сведения уничтожаются, сдаются на архивное хранение либо передаются в соответствии с требованиями закона иному лицу .

--------------------------------

Поскольку статья регулирует не только вопросы ликвидации, в ней указаны три варианта передачи: а) правопреемнику органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации, располагающему сведениями, составляющими государственную тайну, если этот правопреемник имеет полномочия по проведению работ с использованием указанных сведений; б) органу государственной власти, в распоряжении которого находятся соответствующие сведения; в) другому органу государственной власти, предприятию, учреждению или организации по указанию межведомственной комиссии по защите государственной тайны.

 

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о правовой судьбе ценных бумаг всех видов (эмиссионных и неэмиссионных) ликвидируемого юридического лица. Отметим, что вопрос этот специально законодательством не регулируется; подзаконные акты (к примеру, Положение о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденное Постановлением ФКЦБ России от 2 октября 1997 г. N 27) в этом вопросе также дают весьма смутное представление о правовой судьбе ценных бумаг. Интересно, что вопросы такого рода возникали уже и в судебной практике. Так, по одному из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 17 апреля 2009 г. N А12-5366/06) при рассмотрении вопроса о признании недействительным решения инспекции Федеральной налоговой службы государственной регистрации открытого акционерного общества в связи с ликвидацией суд в числе прочего указал, что "права акционеров, вытекающие из принадлежащих им акций, погашаются с момента государственной регистрации ликвидации общества (ст. ст. 23, 24 Федерального закона "Об акционерных обществах")".

Как видно, суды полагают, что момент внесения данных в ЕГРЮЛ о ликвидации юридического лица является в то же время и моментом аннулирования (погашения) акций, эмиссия которых была осуществлена этим юридическим лицом. С такой логикой можно в целом согласиться. Тем более что она коррелирует с положениями Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утвержденных Приказом ФСФР России от 25 января 2007 г. N 07-4/пз-н, относительно правовой судьбы ценных бумаг реорганизуемых обществ, прекращающих существование в результате реорганизации. Так, п. п. 8.3.4 и 8.3.8 Стандартов эмиссии предусмотрено:

- размещение ценных бумаг юридического лица, созданного в результате слияния, разделения, выделения и преобразования, осуществляется в день государственной регистрации этого юридического лица. Размещение ценных бумаг юридического лица, к которому осуществлено присоединение, осуществляется в день внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединяемого юридического лица;

- ценные бумаги юридических лиц, реорганизуемых путем присоединения, слияния, разделения, выделения и преобразования, при их конвертации погашаются (аннулируются).

Однако отметим, что акции, равно как и ряд иных эмиссионных именных ценных бумаг, требуют обязательного учета в рамках организаций учетной системы (регистраторов и депозитариев). Между тем в отличие от нормативных положений в части реорганизации законодательство и подзаконные нормативные акты обходят вопрос о том, что происходит с записями на счетах при ликвидации юридического лица, молчанием.

Положения Стандартов эмиссии в части реорганизации специально указывают на необходимость (обязанность) реорганизуемого юридического лица сообщить регистратору, осуществляющему ведение реестра владельцев ценных бумаг этого юридического лица, о факте подачи документов на государственную регистрацию юридического лица, создаваемого в результате такой реорганизации (о внесении в ЕГРЮЛ записи о прекращении своей деятельности), в день подачи документов в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц (п. 8.3.7 Стандартов эмиссии). Юридическое лицо, созданное в результате реорганизации (юридическое лицо, к которому осуществлено присоединение), обязано также сообщить регистратору, осуществляющему ведение реестра владельцев ценных бумаг реорганизованного юридического лица, о факте своей государственной регистрации (о внесении записи о прекращении деятельности реорганизованного юридического лица) в день внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ.

В случае же ликвидации закон никаких регулирующих положений не содержит. Говоря проще, может сложиться парадоксальная ситуация, когда юридического лица нет (и акций тоже нет), но записи о таких бумагах сохраняются в учетных регистрах регистраторов и депозитариев. Закон, очевидно, в этой части должен быть изменен. Здесь можно установить норму по аналогии с реорганизацией:

- установить обязанность ликвидатора сообщать регистратору о факте подачи документов для внесения записи в ЕГРЮЛ о прекращении юридического лица;

- установить обязанность ликвидатора или регистрирующего органа в день внесения записи направлять сведения о внесенной записи регистратору.

Соответствующие изменения должны быть внесены и в Положение о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденное Постановлением ФКЦБ России от 2 октября 1997 г. N 27. В настоящее время п. 7.4.3 этого документа в перечне операций, проводимых на основании поручения самого эмитента, указывает и такую как "внесение записей об аннулировании (погашении) ценных бумаг". Однако анализ правового регулирования этой операции показывает, что в нем не учтена специфика ликвидации (о ней даже не упоминается). Наиболее близкий институт, который здесь упоминается, - "погашение ценных бумаг". В частности, указано, что при погашении ценных бумаг регистратор: а) в день погашения ценных бумаг, установленный решением об их выпуске, приостанавливает по счетам зарегистрированных лиц все операции, связанные с обращением ценных бумаг; б) в течение одного дня с даты предоставления эмитентом документа, подтверждающего проведение расчетов с владельцами ценных бумаг, осуществляет списание ценных бумаг со счетов зарегистрированных лиц на лицевой счет эмитента; в) вносит запись об аннулировании ценных бумаг. Однако нигде не сказано, откуда регистратор узнает о факте погашения, а также никак не урегулирован порядок взаимодействия с номинальными держателями.

Если акции при ликвидации подлежат аннулированию (погашению), то с облигациями всех видов и типов (категорий) ситуация принципиально иная. Облигационер - это кредитор юридического лица. Соответственно, как и любой кредитор, он должен быть уведомлен о факте ликвидации и имеет полное право (сам или в лице общего представителя всех облигационеров) предъявить соответствующие требования к ликвидатору. Каких-то привилегий закон здесь для владельцев облигаций не содержит. В дореволюционном законодательстве, напротив, можно встретить определенные привилегии для владельцев облигаций, которые закреплялись уставами юридических лиц. К примеру, § 55 высочайше утвержденного Устава Общества Азовского рельсового завода указывал на то, что в случае несостоятельности общества владельцы не вышедших в тираж облигаций "удовлетворяются преимущественно перед прочими кредиторами".

--------------------------------

ПСЗ. Собр. 2. Т. XLVII: 1872. Отделение второе. N 51215.

 

В действующем законодательстве можно найти очень мало примеров регулирования судьбы облигаций и иных облигаторных ценных бумаг. Одними из немногих являются положения ст. 131 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", ст. 50.35 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" и ст. ст. 16.1 и 16.2 Федерального закона "Об ипотечных ценных бумагах". В соответствии с указанными статьями в случае принятия арбитражным судом решения о признании организации - эмитента облигаций с ипотечным покрытием несостоятельной (банкротом) и об открытии конкурсного производства из имущества указанной организации, составляющего конкурсную массу, исключается имущество, составляющее ипотечное покрытие, залогом которого обеспечивается исполнение обязательств по облигациям с ипотечным покрытием. Требования кредиторов - владельцев облигаций с ипотечным покрытием не включаются в реестр требований кредиторов организации - эмитента указанных облигаций. Владельцы облигаций с ипотечным покрытием вправе претендовать на удовлетворение своих требований в ходе конкурсного производства только в пределах суммы, недополученной при реализации ипотечного покрытия облигаций.

Понятно, что после исполнения соответствующих обязательств по облигациям, такие облигации подлежат погашению. Однако техническая сторона вопроса законодателем до конца не урегулирована.

Некоторые ценные бумаги, по которым обязалось ликвидированное юридическое лицо, могут продолжать свое существование и после ликвидации. К числу таких ценных бумаг относится вексель.

С нашей точки зрения, вопрос о правовой судьбе ценных бумаг ликвидируемого юридического лица, правах владельцев таких бумаг, обязанностях ликвидаторов требует отдельного и серьезного законодательного регулирования.

Специально закон регулирует вопросы передачи функций, которые осуществляло ликвидируемое юридическое лицо - федеральное учреждение, а также его публичных обязательств. Так, п. 27 Порядка создания, реорганизации, изменения типа и ликвидации федеральных государственных учреждений, а также утверждения уставов федеральных государственных учреждений и внесения в них изменений, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26 июля 2010 г. N 539, указывает здесь следующие два правила: а) в случае если ликвидируемое федеральное казенное учреждение осуществляет государственные функции, пояснительная записка (которая является обязательным приложением к проекту правового акта о ликвидации федерального учреждения) должна содержать информацию о том, кому указанные государственные функции будут переданы после завершения процесса ликвидации; б) в случае если ликвидируемое федеральное учреждение осуществляет полномочия федерального органа государственной власти по исполнению публичных обязательств перед физическим лицом, подлежащих исполнению в денежной форме, пояснительная записка должна содержать информацию о том, кому указанные полномочия будут переданы после завершения процесса ликвидации.

Говоря об общих вопросах ликвидации, нельзя не затронуть аспект, который стал актуальным в последние годы в связи с существованием большого количества недействующих фактически юридических лиц, разного рода фиктивных юридических лиц, используемых для обхода при их ликвидации норм налогового и иного законодательства, - о возможности восстановления (воссоздания) юридических лиц, прекративших юридически свое существование (после внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ).

Как мы отметили выше, в идеальной ситуации ликвидация представляет собой с точки зрения последствий безвозвратный уход, "смерть" юридического лица. Собственно, здесь хороша аналогия с лицом физическим: после смерти последнего его нельзя "оживить", право не может здесь заменить законов биологических. Однако в отношении "оживления" лиц юридических в последние годы идет оживленная в свою очередь дискуссия среди ученых и юристов-практиков. Эта проблема возникла в основном при оценке решений судов о признании недействительными актов регистрации правопреемников при реорганизации, одним из последствий которой являлось прекращение (ликвидация) реорганизованного юридического лица. К примеру, С. Дуканов отмечает многочисленную административную и судебную практику "восстановления в правах" ликвидированных юридических лиц . Аналогичные проблемы затронуты в работах А. Вольнова и Л. Фроловой, З.И. Муртазалиева и др. . Точки зрения часто противоположны. Одни авторы полагают, что "восстановление статуса" юридического лица невозможно . Другие считают, что признание недействительным решения о государственной регистрации ликвидации юридического лица является основанием для внесения в реестр соответствующей записи о его восстановлении .

--------------------------------

Дуканов С. Аннулирование государственной регистрации как основание для ликвидации юридического лица // Хозяйство и право. 2002. N 7 (306). С. 127 - 128.

Вольнов А., Фролова Л. Ликвидация юридических лиц // Российская юстиция. 1998. N 12. С. 15 - 17; Муртазалиев З.И. Недействительность актов государственной регистрации юридических лиц // Арбитражная практика. 2003. N 7. С. 25 - 27.

Вольнов А., Фролова Л. Указ. соч. С. 16.

Муртазалиев З.И. Указ. соч. С. 27.

 

Интересно посмотреть здесь на то, как указанная проблема решается в законе и судебной практике. Норм ГК, которые бы регулировали указанную ситуацию, к сожалению, нет вообще. Статья 22 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" относительно случая исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ содержит норму, косвенно предполагающую "воскрешение" ликвидированного лица. В частности, в ней указано, что соответствующее исключение может быть обжаловано кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, в течение года со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав. Закон прямо не указывает, что может быть последствием удовлетворения такой жалобы, очевидно, что им может быть и восстановление юридического лица.

Весьма противоречива судебная практика. В одних актах (косвенно) восстановление признается возможным, в других - полностью отрицается.

К примеру, вот мнение коллегии судей ВАС РФ по одному из надзорных материалов: "...поскольку основанием к прекращению производства по данному делу явилась ликвидация... то после восстановления в Едином государственном реестре юридических лиц регистрационной записи о регистрации ЗАО... в качестве юридического лица, оно не лишено права на подачу в суд соответствующих исков" . В другом деле (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 сентября 2008 г. N КГ-А41/8861-08) суд признал возможным иск акционера о признании недействительной ликвидации, установив, что он являлся владельцем более половины акций, при том что в общем собрании участников, на котором было принято это решение, он не участвовал.

--------------------------------

Определение ВАС РФ от 15 июня 2007 г. N 6932/07 "Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации".

 

А вот противоположные примеры. По одному из дел арбитражный суд, рассматривая иск о признании недействительным решения налогового органа, на основании которого была внесена запись в ЕГРЮЛ, отметил: "Признание решения налогового органа о ликвидации общества незаконным не повлечет восстановления деятельности ОАО... и восстановления каких-либо прав акционеров, так как возможность восстановления правоспособности юридического лица после его ликвидации законодательством Российской Федерации не предусмотрена".

--------------------------------

Постановление ФАС Поволжского округа от 17 апреля 2009 г. N А12-5366/06.

 

Множество решений о невозможности восстановления ликвидированных по разным основаниям юридических лиц было вынесено федеральными арбитражными судами Северо-Кавказского, Уральского, Западно-Сибирского и Центрального округов. Мотивировки во всех судебных постановлениях практически однотипны и включают в себя следующие основные тезисы: 1) в ст. 63 ГК ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ; 2) гражданское законодательство не предусматривает возможности восстановления ликвидированных юридических лиц; 3) в соответствии с п. 1 ст. 61 ГК ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. В момент завершения ликвидации юридического лица в силу п. 3 ст. 49 ГК прекращается его правоспособность .

--------------------------------

Отличием от нижеуказанных стандартных выступала такая формулировка, сделанная по поводу обращения акционера с требованием признать ликвидацию недействительной: в случае ликвидации акционерного общества у него не может быть акционеров, так как завершение процедуры ликвидации влечет прекращение как прав, удостоверенных акцией, так и прав на акцию. С даты ликвидации акционерного общества лицо утрачивает статус акционера и представителя акционеров и как следствие лица, участвующего в деле (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18 мая 2009 г. N Ф04-2716/2008(6113-А70-44)).

Постановления ФАС Северо-Кавказского округа: от 24 сентября 2009 г. N А63-986/2005, от 24 ноября 2008 г. N Ф08-6956/2008, от 8 августа 2007 г. N Ф08-4836/2007, от 23 июля 2007 г. N Ф08-3550/2007, от 2 апреля 2007 г. N Ф08-1495/2007, от 18 июля 2006 г. N Ф08-2986/2006, от 2 марта 2006 г. N Ф08-309/2006, от 22 февраля 2006 г. N Ф08-309/2006, от 26 декабря 2005 г. N Ф08-5589/2005, от 25 ноября 2005 г. N Ф08-4620/2005; ФАС Уральского округа от 22 августа 2007 г. N Ф09-6748/07-С5, от 24 августа 2006 г. N Ф09-2150/06-С4; ФАС Центрального округа от 18 декабря 2007 г. N А23-3831/01Б-7-275-17-121.

 

Вопрос о возможности восстановления ликвидированного юридического лица имеет две стороны (позиции), как кажется. Первая состоит в том, что такого рода действие не может иметь места с точки зрения права, поскольку субъект права прекратил свое существование и это зафиксировано компетентными регистрирующими органами. Более того, само воскрешение "покойника" в полноценном виде невозможно, поскольку его органы не будут функционировать (трудовые и иные отношения прекратились). Кроме того, такого рода "воскрешения" начисто подрывают определенность - важнейшее качество позитивного права; создают неуверенность участников гражданского оборота, не способствуют его устойчивости, что само по себе достаточный аргумент "против" .

--------------------------------

О проблемах в гражданском обороте, связанных с восстановлением ликвидированного ранее юридического лица, см. Постановление Президиума ВАС РФ от 24 января 2006 г. N 6623/05.

 

На эту "чистую" конструкцию, однако, можно привести разумный контраргумент: юридическое лицо - это фикция и не более того. Право в некоторых случаях, для облегчения процесса передачи прав, обязанностей и имущества, даже идет на существование "фантомов" (в ходе совмещенной реорганизации в соответствии со ст. 19.1 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Соответственно, если для этого есть существенные практического свойства аргументы (необходимость защиты прав и законных интересов каких-либо лиц), ничто не препятствует принятию решения о восстановлении ликвидированного юридического лица. Это тоже будет фикция для решения определенных проблем. Приведем здесь практические примеры. Одна из главных проблем - ликвидация юридического лица "с долгами" с целью избежать выполнения публично-правовых требований об уплате налогов и иных обязательных платежей, а также различных гражданско-правовых обязательств . Одним из аспектов этой проблемы может быть ликвидация, проведенная с существенными нарушениями, или при наличии сговора между работниками регистрирующего органа и ликвидаторами, или на основании фальсифицированных документов. Другая проблема: предположим, что миноритарному акционеру реорганизуемого акционерного общества в ходе распределения (конвертации) в силу ошибки компьютерной программы (или в результате намеренных действий) не распределили (не осуществили конвертацию) ценные бумаги. То есть до момента внесения записи в ЕГРЮЛ лицо было собственником ценных бумаг, а после перестало быть таковым без каких-либо правовых оснований. Вопрос: каким образом этот участник будет восстанавливать свои права, к кому и какого рода иски он должен предъявлять? Теоретически у такого лица всегда остается возможность предъявить иск о возмещении убытков правопреемникам ликвидированного в ходе реорганизации юридического лица, однако этот иск не направлен на восстановление положения, существовавшего до нарушения права.

--------------------------------

Проблема так называемых фирм-однодневок - одна из существенных проблем гражданского оборота в России. Оценки этого явления разнятся. Так, С. Зыков указывает, что "в России из вновь регистрируемых компаний примерно половина создается по подложным документам и несуществующему адресу. Оборот фирм-однодневок в масштабах страны достаточно велик - 120 - 150 миллиардов долларов ежегодно" (Зыков С. "Рога и копыта" не умирают // Российская газета. 2009. N 45 (4869). С. 5). См. также: Плешанова О. Фирмам-однодневкам пропишут Уголовный кодекс // Коммерсантъ. 2006. N 187 (3518). С. 13 - 14.

 

Мы придерживаемся первой из указанных позиций. С нашей точки зрения, позитивное право должно включать для таких случаев иные способы защиты нарушенных прав и законных интересов, в том числе: а) в виде преемства по обязательствам; б) в виде компенсаторных институтов на случай, к примеру, устранения ошибки или правонарушения, "освещенного" актом регистрации ликвидации в ЕГРЮЛ, связанного с нераспределением (непроведением конвертации) ценных бумаг участнику ликвидированного юридического лица, вплоть до проведения принудительной эмиссии для восстановления нарушенных прав (обязывания приобрести ценные бумаги на рынке и т.п.).

Анализ действующего законодательства в области ликвидации юридических лиц рождает вопрос о том, к какому виду юридических фактов относится ликвидация. Этот вопрос не имеет ответа в рамках исторической ретроспективы: как было показано выше, ликвидация по дореволюционному и советскому праву скорее рассматривалась как процесс "очищения" организации от обязательств, имущества, который осуществлялся ликвидаторами.

Статья 63 ГК в качестве общего правила указывает, что ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ. Данное определение, как видно, рассматривает ликвидацию как процесс, юридический состав, который включает в себя совокупность юридических фактов различной правовой природы: управленческих решений (решения органов управления о ликвидации, назначении ликвидационной комиссии, утверждения промежуточных и окончательных ликвидационных балансов и т.п.), сделок (продажа имущества в случае недостаточности денежных средств для расчетов с кредиторами), административных актов (внесение записи в ЕГРЮЛ), судебных актов (в случае принудительной ликвидации и ликвидации в процессе банкротства), организационно-распорядительных действий ликвидаторов (инвентаризация), действий, направленных на исполнение обязательств (расчеты с кредиторами), и т.д. Конкретный набор (совокупность) фактов зависит от формы (правового режима) ликвидации: понятно, что при добровольной и принудительной ликвидации набор таких фактов различен.

При любом правовом режиме ликвидации одна цель - прекращение юридического лица, которое осуществляется путем внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ (документы и порядок ее внесения регулируются ст. 21 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"). Отметим, что в литературе высказываются и иные точки зрения. Так, по мнению Л.И. Потягаевой, анализировавшей вопросы ликвидации некоммерческих организаций, такая ликвидация - это "юридический факт, явившийся результатом установленного гражданским законодательством добровольного либо принудительного прекращения деятельности..." . С нашей точки зрения, такое мнение нельзя признать верным - в нем "перевернуто" определение ст. 63 ГК, по которой фактом является как раз прекращение, что и фиксируется записью в ЕГРЮЛ, а ликвидация понимается как процесс ("считается завершенной..."). Однако такие точки зрения порождены в целом неудовлетворительным состоянием правового регулирования ликвидации юридических лиц. Ведь если анализировать стилистические конструкции ст. 61 ГК, как-то: "юридическое может быть ликвидировано...", возникает ощущение, что ликвидация представляет собой юридический факт, о чем, видимо, и пишет Л.И. Потягаева.

--------------------------------

Потягаева Л.И. Ликвидация некоммерческих организаций по российскому гражданскому законодательству: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 10.

 

Есть и еще одно существенное замечание. Статья 63, как уже было указано, квалифицирует прекращение как финальный аккорд ликвидации, юридический факт, прекращающий существование юридического лица. Однако законодательство (и судебная практика) признает случаи прекращения юридического лица, которые не сопровождаются ликвидацией, т.е., по сути, сами представляют собой юридические составы, как-то: 1) исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ ; 2) прекращение унитарного предприятия в связи с продажей или внесением его имущественного комплекса в уставный капитал акционерного общества (ст. 21.2 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", ст. 27 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества"); 3) прекращение учреждения в связи с внесением его имущества в уставный капитал акционерного общества (указанная ст. 21.2, законодательство о приватизации); 4) прекращение унитарного предприятия или учреждения в связи с передачей имущественного комплекса унитарного предприятия или имущества учреждения в собственность государственной корпорации в качестве имущественного взноса Российской Федерации (указанная ст. 21.2, законы и подзаконные акты о создании конкретных государственных корпораций); 5) в качестве частного случая - прекращение организаций федерального железнодорожного транспорта путем внесения их имущества в уставный капитал единого хозяйствующего субъекта (ст. 4 Федерального закона "Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта"). Каждый из указанных случаев прекращения юридического лица имеет собственную процедуру, т.е. представляет собой отдельный юридический состав.

--------------------------------

Согласно положениям Постановления Пленума ВАС РФ от 20 декабря 2006 г. N 67 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц" (на наш взгляд, весьма спорным) такое исключение называется "специальным основанием прекращения юридического лица, не связанным с его ликвидацией".

 

Рассмотрим пример такого состава, установленного ст. 21.2 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", ст. 27 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества", п. 5 Правил ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, утвержденных Постановления Правительства РФ от 19 июня 2002 г. N 438 "О Едином государственном реестре юридических лиц". Такой состав включает в себя: опубликование прогнозного плана (программы) приватизации (одновременно являющееся уведомлением кредиторов о продаже имущественного комплекса унитарного предприятия); принятие и рассмотрение требований кредиторов; подписание договора купли-продажи; исполнение покупателем условий договора; подписание с покупателем передаточного акта; оформление (государственная регистрация) перехода права собственности на имущественный комплекс унитарного предприятия (с момента которого прекращается унитарное предприятие); внесение записи в ЕГРЮЛ. Как видно, указанный состав отличается от ликвидации, в том числе и в части момента прекращения юридического лица: закон говорит о том, что предприятие прекращается с переходом права собственности, а не с момента внесения записи в ЕГРЮЛ. Последняя же вносится в том числе на основании "копии документа, подтверждающего государственную регистрацию перехода права собственности на имущественный комплекс". То есть запись в ЕГРЮЛ носит иной характер, нежели при ликвидации: лицо уже прекратило свое существование, а запись только фиксирует это, но не носит правопрекращающий характер.

Еще более специфичен юридический состав исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ. Процедура исключения состоит в принятии регистрирующим органом решения о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ; опубликовании решения в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, в течение трех дней с момента принятия такого решения; исключении регистрирующим органом недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ путем внесения в него соответствующей записи (при отсутствии заявлений кредиторов и иных лиц в указанный в публикации срок процедура исключения прекращается). Как уже было указано выше, судебная практика признает такое исключение "специальным основанием прекращения юридического лица". С нашей точки зрения, это спорная позиция, ведь по своему результату и последствиям прекращение существования юридического лица - "исключение" есть не что иное, как принудительная ликвидация, только со специфическим правовым режимом. Как бы то ни было, ГК никакого такого отдельного способа прекращения юридического лица не регулирует, а применение описанной процедуры исключения сталкивается с многочисленными вопросами, в том числе в связи со схожестью с упрощенными процедурами ликвидации в процессе банкротства (банкротство отсутствующего должника) .

--------------------------------

Об этих вопросах см.: Баранова А.Н. Принудительная ликвидация юридических лиц по искам налоговых органов // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 2. С. 22 - 25; Она же. Государство против фирм-"однодневок": пути совершенствования законодательства // Исполнительное право. 2009. N 3. С. 44 - 47; Она же. Проблемы правового регулирования ликвидации фирм-"однодневок" // Юридический мир. 2009. N 10 (154). С. 19 - 21; Сарбаш С. К вопросу об отсутствующем должнике // Хозяйство и право. 2003. N 9 (320). С. 17 - 23; и др.

 

Наконец, отметим, что прекращение юридического лица может быть следствием реорганизации (во всех случаях, кроме выделения). Но в этих случаях прекращение представляет собой юридический факт в цепи других фактов, входящих в юридический состав реорганизации, а не состав.

Действующий ГК:

- не делает разграничений между ликвидацией и прекращением;

- не дает определения ни ликвидации, ни прекращения;

- не дает полной ясности в том, понимается ли под ними один факт или состав;

- регулирует только две процедуры, которые ведут к прекращению юридического лица: ликвидацию (в нескольких формах) и реорганизацию.

Отмеченные проблемы, на наш взгляд, носят концептуальный характер и должны найти свое решение при реформировании гражданского законодательства. Между тем эта проблема в рамках концептуальных документов - проект Концепции развития законодательства о юридических лицах, рекомендованной к опубликованию в целях обсуждения Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства (протокол N 68 от 16 марта 2009 г.) , - практически не обсуждается.

--------------------------------

http:// www.privlaw.ru/ coNcep_YUR.rtf

 

С нашей точки зрения, ГК должен закреплять общие положения о том, что юридическое лицо прекращается в результате проведения ликвидации (т.е. рассматривать последнюю как юридический состав) и может прекратиться в результате реорганизации. Все иные названные выше процедуры прекращения юридических лиц (при этом надо еще провести их "инвентаризацию" на предмет целесообразности сохранения) должны быть квалифицированы как отдельные правовые режимы ликвидации. Таким образом, ГК: 1) должен устанавливать общие положения о ликвидации; 2) должен указывать на специальные режимы таковой с отнесением их регулирования к отдельным федеральным законам; 3) в случае необходимости может содержать более детальное регулирование отдельных режимов. В такой логике ликвидация будет выступать юридическим составом, а прекращение - юридическим фактом в нем.

 

Правовые формы ликвидации юридических лиц по гражданскому законодательству

 

Правовая форма (а точнее, правовой режим) ликвидации включает в себя несколько составляющих:

- основания ликвидации, т.е. те юридические факты, с которыми законодательство связывает начало процедуры ("запуск" юридического состава) ликвидации;

- порядок ликвидации, т.е., собственно, определенная совокупность юридических фактов, наступление которых необходимо для достижения юридической цели ликвидации - прекращения юридического лица; установленная законом последовательность наступления таких фактов; срок осуществления ликвидации;

- последствия ликвидации. Как уже отмечалось, главным таким последствием выступает прекращение юридического лица. Однако перечень последствий этим не исчерпывается, поскольку разные правовые режимы ликвидации могут по-разному влиять на судьбу имущества, а также отдельных обязательств ликвидируемого юридического лица, повлечь в том числе ответственность членов органов управления ликвидируемого лица.

Правовые формы ликвидации (если анализировать только ликвидацию, но не иные составы прекращения юридических лиц, рассмотренные выше) перечисляются в ст. 61 ГК. Согласно ее положениям можно выделить:

- добровольную ликвидацию (в формулировке ГК "по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано");

- принудительную ликвидацию (в формулировке ГК "по решению суда в случае допущенных при его создании грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустранимый характер, либо осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии), либо запрещенной законом, либо с нарушением Конституции Российской Федерации, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов, либо при систематическом осуществлении некоммерческой организацией, в том числе общественной или религиозной организацией (объединением), благотворительным или иным фондом, деятельности, противоречащей ее уставным целям, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом");

- ликвидацию вследствие признания юридического лица несостоятельным (банкротом).

Этот список вызывает много вопросов, а также нуждается в некоторых комментариях.

Во-первых, отметим, что ГК не использует понятий "добровольная" и "принудительная ликвидация" (интересно, что слова принудительная, добровольная применительно к ликвидации неоднократно использовались и используются в отдельных нормативных актах). Понятие "добровольная" же включает в себя не только ликвидацию, проводимую по решению участников (учредителей) или органов юридического лица, но и ликвидацию, проводимую при достижении цели, ради которой создавалось юридическое лицо и истечение срока, на который оно создавалось. Последние основания, как можно увидеть, в прошлом всегда рассматривались отдельно, что нам кажется более правильным.

 

Во-вторых, этот список представляется неполным, поскольку не включает иные формы (правовые режимы) ликвидации.

А именно с момента вступления в силу ГК появились организационно-правовые формы юридических лиц, правовой режим ликвидации которых не охватывается ни одним из указанных в ст. 61 ГК: государственные корпорации и государственные компании. Федеральные законы, которые регулируют правовое положение названных организаций, прямо указывают, что ликвидация таковых осуществляется на основании отдельного федерального закона (а процедура ликвидации некоторых из них (ст. 25 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства") уже урегулирована законом об их создании). Таким образом, по одному из признаков, который позволяет классифицировать отдельные формы (правовые режимы) ликвидации, - основанию ликвидации - можно с полной уверенностью говорить о появлении еще одной формы ликвидации юридического лица - на основании специального федерального закона.

--------------------------------

Статья 41 Федерального закона "О Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом", ст. 18 Федерального закона "О Государственной корпорации "Ростехнологии", ст. 21 Федерального закона "О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта", ст. 23 Федерального закона "О Российской корпорации нанотехнологий" (для указанной государственной корпорации правила о ликвидации неактуальны в связи с принятием решения о преобразовании ее в открытое акционерное общество в соответствии с Федеральным законом "О реорганизации российской корпорации нанотехнологий"), ст. 19 Федерального закона "О банке развития", ст. 26 Федерального закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации", ст. 41 Федерального закона "О Государственной компании "Российские автомобильные дороги" и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

 

В литературе к числу отдельных форм ликвидации часто относят также ликвидацию вынужденную. Обычно о вынужденной ликвидации говорят применительно к ликвидации принудительной.

Так, В.В. Ровный, вводя общее понятие "недобровольная ликвидация", анализируя положения ст. 61 ГК в части права суда принять решение о ликвидации, полагает следующее: "Суд может возложить обязанности по ликвидации на учредителей (участников) данного юридического лица или на его орган. При осуществлении указанными лицами возложенной на них обязанности ликвидация является вынужденной, во всех иных случаях суд назначает ликвидатора сам, а ликвидация в таком случае является принудительной" . М.В. Телюкина занимает здесь следующую позицию: "...именно вынужденной (а не добровольной либо принудительной) следует считать ликвидацию организации по такому основанию, как признание судом недействительной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями закона и иных правовых актов... если оперировать только категориями "добровольная ликвидация" и "принудительная ликвидация" (не используя термин "вынужденная ликвидация"), то такое основание, как признание недействительной государственной регистрации юридического лица, следует признать основанием именно добровольной ликвидации, так как добровольная ликвидация осуществляется на основании решения участников, в том числе если это решение было принято участниками во исполнение решения суда. Принудительная ликвидация будет, если суд вынесет решение именно о ликвидации, в том числе после того, как участники не примут мер к осуществлению добровольной ликвидации, имея решение суда о признании регистрации недействительной" .

--------------------------------

Гражданское право: Учебник. В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева. Т. 1. М., 2008. С. 226.

Телюкина М.В. Реорганизация как способ прекращения деятельности юридических лиц // Законодательство. 2000. N 1. С. 40 - 41.

 

С нашей точки зрения, "вынужденность", и здесь нельзя не согласиться с М.В. Телюкиной, возникает тогда, когда наступает юридический факт, который обязывает (создает обязанность) участников (учредителей) или компетентных органов юридического лица принять решение о ликвидации. Но достаточно ли этого для того, чтобы выделять какой-то отдельный правовой режим вынужденной ликвидации?

Принудительная ликвидация - это всегда санкция в отношении юридического лица за несоблюдение требований законодательства (за совершение правонарушения); если правонарушение совершено - у компетентных лиц появляется основание для предъявления требования в суд (арбитражный суд) о принудительной ликвидации. Перечень таких нарушений широк, он в том числе может состоять и в непроведении в установленный срок добровольной ликвидации, если для этого наступили соответствующие основания. К примеру, юридическое лицо было обязано преобразоваться из одной организационно-правовой формы в другую или реорганизоваться в целях соблюдения антимонопольного законодательства, или привести свои учредительные документы в соответствие с требованиями изменившегося законодательства и т.п. Неисполнение в срок любого из позитивных обязываний создает возможность для применения санкции в виде принудительной ликвидации.

"Вынужденность" ликвидации - это наступление такого условия, юридического факта, после которого у юридического лица не остается иного выхода, как принять решение о ликвидации добровольной в установленный законом срок. Таких случаев согласно закону не так много:

- в соответствии со ст. 20 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" если по окончании второго и каждого последующего финансового года стоимость чистых активов общества окажется меньше минимального размера уставного капитала, установленного Законом на дату государственной регистрации общества, общество подлежит ликвидации. Если общество в разумный срок не примет соответствующее решение, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, либо иные государственные органы или органы местного самоуправления, которым право на предъявление такого требования предоставлено федеральным законом, в этих случаях вправе предъявить требование в суд о ликвидации общества;

- в соответствии со ст. 35 Федерального закона "Об акционерных обществах" если стоимость чистых активов общества останется меньше его уставного капитала по окончании финансового года, следующего за вторым финансовым годом или каждым последующим финансовым годом, по окончании которых стоимость чистых активов общества оказалась меньше его уставного капитала, общество не позднее чем через шесть месяцев после окончания соответствующего финансового года обязано принять одно из следующих решений: 1) об уменьшении уставного капитала общества до величины, не превышающей стоимость его чистых активов; 2) о ликвидации общества. Если по окончании второго финансового года или каждого последующего финансового года стоимость чистых активов общества окажется меньше величины минимального уставного капитала, указанной в Законе, общество не позднее чем через шесть месяцев после окончания финансового года обязано принять решение о своей ликвидации. Если в течение установленных сроков общество не исполнит обязанностей, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, либо иные государственные органы или органы местного самоуправления, которым право на предъявление такого требования предоставлено федеральным законом, вправе предъявить в суд требование о ликвидации общества.

Как можно видеть, модель, закладываемая законом, выглядит следующим образом:

- возникает юридический факт, являющийся основанием для принятии решения о ликвидации, т.е. возникает обязанность по закону принять соответствующее решение органам управления;

- если общество в лице своих органов в течение установленного срока (или разумного срока) не принимает решение, то истечение такого срока создает состав правонарушения, который является основанием для предъявления требования о принудительной ликвидации.

Как видно, модель так называемой вынужденной ликвидации легко вписывается в правовой режим принудительной ликвидации и какого-то обособления в качестве самостоятельной формы ликвидации в законодательстве не требует.

Рассмотрим основные особенности выделенных четырех форм (правовых режимов) ликвидации.

Добровольная ликвидация. Дать определение добровольной ликвидации в настоящее время несколько затруднительно, поскольку ее основания, как уже было отмечено, весьма расплывчаты. Так, если такое основание, как "решение учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами", не вызывает сомнений, то такое основание, как "в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано" (ст. 61), представляется спорным. Истечение срока, на который создано юридическое лицо, либо достижение цели, ради которой оно создано, в советском праве в большинстве случаев рассматривалось как самостоятельное основание. И в этом есть определенная логика.

Дело в том, что при наступлении соответствующего факта может возникнуть ситуация, когда органы управления (участники) не будут принимать решение о ликвидации. То есть создастся ситуация, схожая с ранее описанной для "вынужденной ликвидации" (хотя и отличающаяся в той части, что не ясно, можно ли такое бездействие квалифицировать как правонарушение).

В законодательстве нет общей нормы для такой ситуации. В настоящее время порядок действий в подобного рода случаях установлен только ст. 25 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства". Эта статья указывает: "Основанием для ликвидации Фонда является прекращение его деятельности с 1 января 2012 г. Основанием для ликвидации Фонда до окончания указанного периода является использование в полном объеме средств Фонда, предназначенных для осуществления его деятельности. В течение месяца со дня возникновения оснований для ликвидации Фонда правление Фонда уведомляет федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, о ликвидации Фонда, формирует ликвидационную комиссию Фонда... определяет порядок ее деятельности и утверждает смету расходов на осуществление мероприятий по ликвидации Фонда". В силу специфики государственной корпорации закон, как видно, определяет довольно жесткий порядок действий, цель которого понятна: корпорация должна быть ликвидирована. Однако общая норма вряд ли должна быть такой жесткой. С нашей точки зрения, закон должен содержать общую норму о последствиях истечения срока (достижения цели создания юридического лица). Эта норма должна содержать обязанность принятия решения в течение определенного срока участниками (компетентным органом юридического лица) о дальнейшей его судьбе: либо продлить срок существования, либо установить новую цель, либо сделать юридическое лицо бессрочным.

Отличие добровольной ликвидации от принудительной не только в основаниях, но и в порядке (последовательности наступления определенных юридических фактов). Началом (точкой отсчета) для добровольной ликвидации является принятие решения учредителями (участниками) или компетентными органами. Эти же лица, а также назначенная ими ликвидационная комиссия (ликвидатор) принимают все иные решения в процессе ликвидации. В процессе добровольной ликвидации суд не играет никакой роли.

Принудительная ликвидация. Если добровольная ликвидация осуществляется по решению органов управления (или учредителей (участников)) юридического лица, т.е. они сами решают его судьбу, то в ситуации принудительной реорганизации правовая судьба юридического лица определяется уполномоченными государственными органами, а также судом (арбитражным судом). Если добровольная ликвидация - это правомерное поведение, то основанием для принудительной ликвидации всегда служит правонарушение. Соответственно, точкой отсчета для запуска процедуры принудительной ликвидации выступает решение суда, принимаемое на основании требования уполномоченного государственного органа или органа местного самоуправления. Суд же играет существенную роль и в дальнейшем процессе ликвидации (утверждение баланса).

Правовой режим ликвидации вследствие признания юридического лица несостоятельным (банкротом). С точки зрения оснований - перед нами ликвидация принудительная, поскольку она осуществляется на основании постановлений суда (решение арбитражного суда о признании должника банкротом, определение о завершении конкурсного производства (ст. ст. 124 и 149 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)")). Собственно, некоторые ранее действовавшие нормативные акты в качестве таковой ее и рассматривали: Закон РФ 1992 г. "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" к ликвидационным процедурам относил принудительную ликвидацию предприятия-должника, которая осуществлялась по решению арбитражного суда, и добровольную ликвидацию несостоятельного предприятия под контролем кредиторов. Определение принудительной ликвидации, данное в преамбуле этого Закона, - "принудительная ликвидация предприятия-должника - процедура ликвидации несостоятельного предприятия, осуществляемая по решению арбитражного суда" - не оставляет сомнений в том, что именно наличие решения суда, а не добровольное решение о ликвидации разграничивали принудительность и добровольность.

Однако основанием для открытия процесса может быть и заявление самого должника (в лице его органов управления). Выделение указанного правового режима в отдельный, с нашей точки зрения, вполне обосновано. Интересно отметить также, что действующее законодательство предусматривает переход из режимов добровольной и принудительной ликвидации в режим ликвидации в процессе банкротства (ст. 65 ГК). Этот правовой режим отличается от двух предыдущих не только своими основаниями, но и:

- установленной последовательностью наступления юридических фактов;

- последствиями (см. выше);

- объемом правового регулирования.

Ликвидация на основании федерального закона. Эта форма (правовой режим) ликвидации является наиболее новой и мало разработанной. Ее отличие от остальных - это основание для ликвидации, а также сфера применения - государственные корпорации и компании. Других системных отличий не усматривается. Единственным "живым" примером такого рода ликвидации выступает ст. 25 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства". Ее положения дают некоторое представление о том, какие еще отличия могут быть установлены в Законе в части ликвидации, а именно:

- к процедуре ликвидации названного Фонда не применяются правила, предусмотренные законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве): в случае, если имеющиеся средства недостаточны для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия осуществляет продажу имущества с публичных торгов в установленном порядке;

- особенности в части реализации имущества (особые правила);

- судьба имущества, оставшегося после ликвидации.

Андрей Владимирович Габов