Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Добровольная ликвидация юридических лиц

Обновлено 17.10.2017 23:55

Оглавление - Ликвидация юридических лиц

Глава 3. ДОБРОВОЛЬНАЯ ЛИКВИДАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

 

§ 3.1. Основания для добровольной ликвидации

 

Действующее законодательство не дает определения добровольной ликвидации. Его можно вывести исключительно путем толкования нормы, указанной в п. 2 ст. 61 ГК: "Юридическое лицо может быть ликвидировано: по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано...". Исходя из указанной нормы:

- в самом общем виде добровольную ликвидацию можно определить как такую ликвидацию, решение о проведении которой принимается самим юридическим лицом (в лице его учредителей (участников) либо органа юридического лица) без какого-либо юридически оформленного вмешательства со стороны третьих лиц (по мотиву нецелесообразности дальнейшего существования и т.п.), а также в случае, если юридическим лицом достигнута цель, ради которой оно было создано, или истек срок, на который оно создавалось;

- главным основанием для добровольной ликвидации можно признать решение об этом учредителей (участников) либо органа юридического лица (поскольку формально истечение срока существования и достижение цели в соответствии с действующим законодательством "поглощаются" наличием такого решения).

 

Такая логика ГК в части оснований для так называемой добровольной ликвидации вызывает много вопросов. Что означает понятие "добровольная ликвидация"? Начнем с того, что такое понятие в общих положениях ГК, регулирующих ликвидацию (ст. ст. 61 - 65), не используется. Его мы встречаем, однако, неоднократно: а) по тексту ГК (к примеру, ст. ст. 92 , 104 , 112 ); б) во многих федеральных законах ; в) в многочисленных судебных постановлениях (разъяснениях судебной практики), а также в специальной литературе.

--------------------------------

Статья 92 ГК: "Общество с ограниченной ответственностью может быть... ликвидировано добровольно по единогласному решению его участников".

Статья 104 ГК: "Акционерное общество может быть... ликвидировано добровольно по решению общего собрания акционеров".

Статья 112 ГК: "Производственный кооператив может быть добровольно реорганизован или ликвидирован по решению общего собрания его членов".

Статья 14 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах", ст. 12 Федерального закона "О кредитных историях", ст. 21.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", ст. 9 Федерального закона "Об инвестиционных фондах", ст. 24.2 Федерального закона "Об оценочной деятельности", ст. 57 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", ст. 27 Федерального закона "О производственных кооперативах", ст. 21 Федерального закона "Об акционерных обществах" и т.д.

 

Ни в одном нормативном акте (речь идет как о действующих, так и об уже утративших силу нормативных актах) или разъяснении судебной практики суть добровольной ликвидации в полной мере не раскрывается. Можно встретить лишь указание на отдельные аспекты. Так, п. 137 Положения об акционерных обществах, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 601, разделяя добровольную и принудительную ликвидацию, указывал: "Добровольная ликвидация общества производится назначенной им ликвидационной комиссией, принудительная - комиссией, назначенной судом". В Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 4 февраля 2009 г. N А42-3783/2008 отмечается, что "добровольная ликвидация юридического лица, являющегося коммерческой организацией, возможна, если оно в состоянии удовлетворить требования кредиторов. В случае, если юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, не имеет достаточных средств для удовлетворения требований кредиторов, оно ликвидируется вследствие признания его несостоятельным (банкротом) в судебном порядке".

Категорию "добровольность" и гражданское и иное законодательство использует весьма активно. В частности, во многих актах говорится о добровольности как о принципе деятельности в какой-либо сфере; очень много норм, использующих это понятие, мы находим в уголовном законе. Однако по большей части (есть редкие обратные примеры ) законодательство не поясняет, что имеется в виду. Не исследуется этот вопрос и в специальной литературе. Во многом в силу, казалось бы, очевидности его. Как во многом справедливо было замечено В. Витрянским, "перечень оснований в обычном порядке остается открытым. В конце концов учредители (участники) юридического лица вольны его ликвидировать в любой момент, когда им заблагорассудится. Законодателя же должно волновать лишь соблюдение установленного им порядка ликвидации" . Однако такой взгляд на современную трактовку закона в части оснований добровольной ликвидации представляется излишне упрощенным. Для анализа попробуем ответить на вопрос о том, как право понимает добровольность. В самом общем виде (с учетом понимания этого термина всеми отраслями законодательства) добровольность можно охарактеризовать следующими основными признаками:

--------------------------------

К примеру, ст. 3 Федерального закона "О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей" вводит "принцип добровольности и равнодоступности", который в соответствии со ст. 4 этого же Закона означает, что: а) в программе финансового оздоровления имеет право участвовать любой сельскохозяйственный товаропроизводитель, отвечающий требованиям закона; б) никто не может принудить должника к участию в программе против его воли.

Витрянский В. Реорганизация и ликвидация юридических лиц: забота об интересах кредиторов // Закон. 1995. N 3. С. 100.

 

а) действие (бездействие) по собственному желанию, воле, в своем интересе. Этот критерий применим в отношении лиц как физических, так и юридических. Его хорошо раскрывает ст. 1 ГК ("Основные начала гражданского законодательства"), которая указывает, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Этот признак добровольности подчеркивается и в судебных постановлениях, в частности в актах Верховного Суда РФ о приватизации жилья . Согласимся с такой позицией суда и признаем, что указанные критерии - основные для характеристики добровольности, а все остальные, о которых пойдет речь ниже, - по сути производные от них. Однако без них (производных) объяснить основные критерии вряд ли будет возможно.

--------------------------------

См.: Определения Верховного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 5-В09-95 и от 25 ноября 2008 г. N 5-В08-121. В обоих актах указано, что основным принципом приватизации является принцип добровольности, "означающий, что граждане приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе".

 

Подчеркнем, что добровольность применима не только к действию, но и к бездействию. Говоря проще, у лица должно быть право выбора, которое также характеризует добровольность: оно должно не только иметь возможность действовать по своему усмотрению, но и иметь возможность отказаться (воздержаться) от совершения действий. Этот момент также хорошо отмечен в российском праве ;

--------------------------------

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 16 октября 2007 г. N 723-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы администрации муниципального образования "Котлас" и муниципального учреждения "Служба благоустройства МО "Котлас" на нарушение конституционных прав и свобод положениями частей седьмой и восьмой статьи 48 Трудового кодекса Российской Федерации". Конституционный Суд, в частности, отметил: "Как следует из части восьмой статьи 48 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель может в течение 30 календарных дней представить в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда, мотивированный письменный отказ присоединиться к отраслевому тарифному соглашению, т.е. механизм распространения действия такого соглашения основан на принципе добровольности" (выделено мной. - А.Г.).

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 3 апреля 1998 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности пунктов 1, 3 и 4 статьи 32 и пунктов 2 и 3 статьи 49 Федерального закона от 15 июня 1996 г. "О товариществах собственников жилья" в связи с запросом Советского районного суда города Омска" говорится, в частности: "Из принципа добровольности членства в объединении следует, что создание товарищества собственников жилья в кондоминиуме не исключает возможности для отдельных домовладельцев оставаться вне данного объединения, при этом не утрачивая с ним иных правовых связей, кроме членства в товариществе".

 

б) действие (бездействие) не должно быть совершено (не совершено) под внешним принуждением (воздействием) любого характера. А именно:

- не должно быть совершено (не совершено) под влиянием угроз, насилия, вынуждающих жизненных обстоятельств (это критерии для физических лиц, в том числе и для тех, кто принимает решения от имени (и для) юридического лица);

- не должно быть совершено (не совершено) в силу юридического характера обязанностей и обязательств (т.е. как публичного, так и частного характера);

--------------------------------

Особый вопрос о принуждении экономического характера. Такое принуждение также может иметь значение, однако оно требует более осторожной оценки. Так, к примеру, добровольная ликвидация коммерческой организации в силу невозможности конкуренции на рынках не может рассматриваться как совершенная под влиянием экономического принуждения.

 

- не должно иметь место воспрепятствование свободному выбору варианта поведения.

Эти моменты детально "обыграны" в многочисленных нормативных актах (ст. 3 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" , ст. 4 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" , Постановление Конституционного Суда РФ от 3 апреля 1998 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности пунктов 1, 3 и 4 статьи 32 и пунктов 2 и 3 статьи 49 Федерального закона от 15 июня 1996 г. "О товариществах собственников жилья" в связи с запросом Советского районного суда города Омска" , Определение ВС РФ от 14 ноября 2006 г. N 58-В06-82 и другие акты). Вопросы добровольности активно обсуждаются в рамках практики по уголовным делам (в части оценки мотивов при добровольном отказе от совершения преступления, написания явки с повинной, поведения потерпевших при совершении преступлений насильственного характера и т.п.). Исходя из этой практики отмечается необходимость совершения соответствующих действий по собственной воле, в силу внутреннего побуждения, а не под влиянием осознанной необходимости (к примеру, не может быть признан добровольным отказ от совершения преступления (продолжения совершения преступных действий), который вызван невозможностью дальнейшего продолжения преступных действий вследствие причин, возникших помимо воли виновного);

--------------------------------

Отмечено, в частности: "Участие гражданина Российской Федерации в выборах и референдуме является свободным и добровольным. Никто не вправе оказывать воздействие на гражданина Российской Федерации с целью принудить его к участию или неучастию в выборах и референдуме либо воспрепятствовать его свободному волеизъявлению" (выделено мной. - А.Г.).

Согласно указанной статье граждане и юридические лица вправе беспрепятственно осуществлять благотворительную деятельность на основе добровольности и свободы выбора ее целей. Никто не вправе ограничивать свободу выбора установленных указанным Законом целей благотворительной деятельности и форм ее осуществления.

В документе, в частности, отмечено: "Из смысла и содержания части 2 ст. 30 Конституции Российской Федерации вытекает невозможность принуждения к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем. Любое объединение, его структура и организационно-правовые формы управления им должны быть основаны на личной инициативе, добровольном волеизъявлении и, следовательно, на добровольном членстве в таком объединении".

В Определении отмечено: "Довод суда надзорной инстанции о том, что в возникших государственных долговых товарных обязательствах между истцом и ответчиком исключается добровольность и беспрепятственность в осуществлении гражданами своих гражданских прав, а также надлежащее исполнение государством этих обязательств перед поставленными в условия вынужденного погашения целевых расчетных чеков их владельцами, Судебная коллегия признает несостоятельным. В материалах дела отсутствуют доказательства того, что истец был лишен возможности добровольно, беспрепятственно осуществлять свои гражданские права, вынужденно согласился на условия погашения целевых расчетных чеков путем получения денежной компенсации" (выделено мной. - А.Г.).

 

в) добровольность не должна быть формальной, фиктивной. Говоря иначе, лицо не должно стоять перед фактическим выбором между плохим и еще более худшим в части последствий своего поведения (действия или бездействия). Повторяя сказанное о праве выбора, отметим, что должно быть право не делать чего-либо, право отказаться, право не выбирать из альтернатив, отсутствие негативных последствий отказа от того или иного варианта.

Исходя из такого подхода указание в ст. 61 ГК в качестве оснований добровольной ликвидации истечение срока, на который создано юридическое лицо, достижение цели, ради которой оно создано, представляется неверным. Ведь при наступлении соответствующего факта (истечение срока, достижение цели) может возникнуть ситуация, когда органы управления (участники) не будут принимать решение о ликвидации. То есть создастся ситуация, схожая с той, которую в праве именуют "вынужденная ликвидация": основания для дальнейшего существования юридического лица утрачены.

В законодательстве нет общей нормы для такой ситуации (в качестве частного случая, описывающего варианты поведения в этой ситуации, можно привести только ст. 25 Федерального закона "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства"). Между тем законодательство прямо признает возможность создания юридического лица на срок или для достижения определенной цели:

- ст. 2 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" указывает, что "общество создается без ограничения срока, если иное не установлено его уставом" (аналогичные положения содержат ст. 2 Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. 3 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", ст. 3 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах" и ст. 3 Федерального закона "О некоммерческих организациях");

- ст. 27 Федерального закона "О производственных кооперативах" указывает, что кооператив может быть ликвидирован по решению общего собрания членов кооператива, в том числе в связи с истечением срока, на который он создан, достижением цели, ради которой он создан;

- ст. 11 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" указывает, что устав кооператива должен содержать обязательные сведения о сроке деятельности кооператива либо указание на бессрочный характер деятельности кооператива (ст. 42 содержит также норму, аналогичную Закону о производственных кооперативах).

Интересно, что советское законодательство в большинстве случаев (до и в период действия ГК РСФСР 1922 г.) рассматривало такие основания, как истечение срока, на который создано юридическое лицо, и достижение цели, как самостоятельные основания .

--------------------------------

В частности, см. примеры нормативных актов за разные годы: п. 15 Декрета СНК РСФСР от 25 ноября 1921 г. "О товариществах (артелях) ответственного труда" (СУ. 1921. N 77. Ст. 641); ст. ст. 289, 307, 313 и 364 ГК РСФСР 1922 г.; п. 3 Положения о порядке прекращения кооперативных организаций при их ликвидации, соединении и разделении, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР от 15 июня 1927 г. (СЗ СССР. 1927. N 37. Отдел первый. Ст. 371); ст. 17 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.; и т.д.

 

Логику разработчиков действующего ГК понять, впрочем, можно. Ни истечение срока, ни достижение цели сами по себе не могут "запустить" процесс ликвидации - для этого необходимо либо управленческое решение, либо решение суда при его отсутствии. Отсюда и вывод: зачем выделять указанные основания, если такое решение требуется? Однако, с нашей точки зрения, такое решение все-таки небезупречно в силу специфики истечения срока деятельности и достижения цели как юридических фактов, которые дают основания для принятия соответствующего решения о добровольной ликвидации.

И эта специфика должна найти свое отражение в нормах законодательства. Закон должен содержать общую норму о последствиях истечения срока (достижения цели создания юридического лица). Эта норма должна содержать обязанность принятия решения в течение определенного срока участниками (компетентным органом юридического лица) о дальнейшей его судьбе: либо продлить срок существования, либо установить новую цель, либо сделать юридическое лицо бессрочным. Опять же отметим, что опыт такого рода регулирования в отечественном законодательстве имеется. К примеру, п. 5 названного выше Положения о порядке прекращения кооперативных организаций при их ликвидации, соединении и разделении 1927 г. указывал, что при наступлении условия в виде истечения срока, на который организация учреждена, "правление организации, не позднее месячного срока после возникновения повода к ликвидации, созывает общее собрание членов (собрание уполномоченных), которое устанавливает порядок и срок ликвидации дел и имущества организации". То есть предполагалось, что истечение срока в любом случае влечет ликвидацию. Другое регулирование этого вопроса находим в п. 3 Декрета ВЦИК и СНК от 24 мая 1923 г. "О порядке прекращения промыслово-кооперативных товариществ и их союзов" . В соответствии с ним одно из оснований прекращения товарищества формулировалось следующим образом: "...за истечением срока, на который установлено товарищество, если не состоялось постановления общего собрания о продлении действий товарищества". Как видим, этот документ предполагал возможность сохранения юридического лица и после истечения срока, если на то будет воля участников. Но в любом из вариантов закон предписывал определенный порядок действий, чего в действующем законодательстве нет.

--------------------------------

СУ. 1923. N 49. Отдел первый. Ст. 488.

 

Исходя из этого основания для добровольной ликвидации в действующем ГК должны быть переформулированы.

Во-первых, должно быть выделено в отдельное основание безмотивное решение учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами о добровольной ликвидации (при этом надо скоррелировать общие положения ГК в части ликвидации и правового регулирования фондов, поскольку последние, как указывают ГК и другие федеральные законы, даже добровольно могут ликвидироваться только по решению суда ). Мотивы при этом указываться не должны. Сам факт принятия такого решения есть основание для добровольной ликвидации, мотивы же его не должны приниматься во внимание. Слово "безмотивное" здесь надо воспринимать не как предложение для закрепления в законе, а как обозначение основания для ликвидации, не обусловленное ни чем иным, как волей учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, безотносительно к тому, что послужило причиной принятия такого решения. Отметим, что в литературе можно встретить мнение о том, что ликвидация может начаться только после реализации юридического состава, включающего в себя наличие определенных оснований ликвидации и принятие соответствующего решения уполномоченных на то лиц (органов). Под основанием же в таком случае понимается определенное фактическое обстоятельство, установленное законом и обусловливающее принятие решения о ликвидации уполномоченным лицом (органом) . С таким мнением согласиться сложно. Как нам кажется, в случае добровольной ликвидации никакого отдельного основания, кроме как самого решения учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами - просто нет.

--------------------------------

См.: ст. 119 ГК, ст. 18 Федерального закона "О некоммерческих организациях", ст. 10 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях".

Слоневская А.Ю. Указ. соч. С. 9 - 10.

 

Во-вторых, должно быть выделено отдельное основание для добровольной ликвидации юридического лица, сформулированное следующим образом: решение его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано, если в установленный законом срок указанными лицами не будет принято решение о продлении срока существования юридического лица или об установлении новой цели. В ГК можно установить также примерный срок для принятия такого рода решения, общий для юридических лиц всех форм, видов и типов. В таком регулировании, с нашей точки зрения, больше стройности, к тому же оно закрывает "белые пятна" в регулировании добровольной ликвидации.

Наконец, в ГК следует "легализовать" само понятие "добровольная ликвидация". В этой связи представляется целесообразным дать ее определение, основания и регулировать ее в рамках отдельной статьи ГК, чтобы не смешивать с регулированием ликвидации принудительной, а также в процессе банкротства, которые имеют существенные особенности в части оснований, порядка и, в некоторых случаях, последствий.

А то, что такое "смешение" имеет место, показывает анализ некоторых федеральных законов. К примеру, ст. 27 Федерального закона "О производственных кооперативах" содержит такое правило: "...кооператив может объявить о своем банкротстве и о добровольной ликвидации (выделено мной. - А.Г.) по совместному решению общего собрания членов кооператива и его кредиторов. Основания для признания кооператива банкротом либо для объявления кооперативом о своем банкротстве, а также порядок ликвидации кооператива устанавливаются частью первой Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)". Добровольная ликвидация и ликвидация в процессе (как результат) банкротства - это два совершенно разных правовых режима, прежде всего с точки зрения порядка и последствий. Допущенное в указанной статье смешение представляется некорректным.

 

§ 3.2. Условия, порядок и срок добровольной ликвидации

 

Первым шагом на пути добровольной ликвидации ст. 61 ГК называет принятие решения учредителем (участниками) либо органом юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами. Большей конкретизации (содержание решения, условия его принятия, конкретизация органа, кворум для принятия и т.п.) ГК не содержит. Из норм ГК можно понять, что это решение, собственно, является решением о ликвидации. Конкретизацию таких требований содержат уже отдельные федеральные законы, из норм которых выстраивается следующая картина.

ГК называет субъектами принятия решения трех лиц: а) учредителя; б) участников; в) уполномоченный орган юридического лица. Такое "триединство", по логике разработчиков ГК, должно отражать специфику форм и видов юридических лиц, закрепленную гражданским законодательством, а именно: а) учредитель принимает решение о ликвидации юридических лиц, в отношении которых у него вещные права; б) участники принимают решение о ликвидации хозяйственных товариществ (полных и на вере), поскольку у них нет органов; в) в отношении всех остальных юридических лиц решение о ликвидации принимают их органы в соответствии с компетенцией, установленной законом и уставом .

--------------------------------

То есть на первый взгляд можно констатировать в части отличий добровольной ликвидации от принудительной то, что: а) началом (точкой отсчета) для добровольной ликвидации является принятие решения учредителями (участниками) или компетентными органами. Эти же лица, а также назначенная ими ликвидационная комиссия (ликвидатор) принимают все иные решения в процессе ликвидации; б) в процессе добровольной ликвидации суд не играет никакой роли.

 

Однако такая логика не в полной мере находит отражение в законодательстве.

Во-первых, ГК (ст. 119), а также отдельные нормативные акты (ст. 18 Федерального закона "О некоммерческих организациях", ст. 10 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях") в отношении фондов устанавливают, что последние могут ликвидироваться только по решению суда ("решение о ликвидации фонда может принять только суд по заявлению заинтересованных лиц"). Очевидно, что это касается случаев как добровольного, так и принудительного порядка ликвидации указанных организаций. Между тем в общих положениях ГК такого рода специфика фондов не нашла своего отражения.

Во-вторых, много вопросов возникает о фигуре "учредителя". Отдельные нормативные акты прямо указывают на права учредителя на ликвидацию юридического лица. Так, ст. 9 Федерального закона "Об автономных учреждениях" относит к компетенции учредителя в области управления автономным учреждением его ликвидацию (а также, в качестве отдельных вопросов, назначение ликвидационной комиссии и утверждение промежуточного и окончательного ликвидационных балансов). При этом ст. 11 указанного Закона закрепляет за наблюдательным советом автономного учреждения компетенцию "рассматривать... предложения учредителя или руководителя автономного учреждения о... его ликвидации". Закон не указывает, какое значение имеют результаты такого рассмотрения, ведь ст. 9 Закона учредитель без какого-либо дополнительного условия (ограничения) наделен правом принятия решения о ликвидации автономного учреждения. Статья 14 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" указывает, что религиозные организации могут быть ликвидированы по решению их учредителей или органа, уполномоченного на то уставом религиозной организации. В данном Законе, как видно, учредительские права не ограничены вещной природой. Аналогичное положение мы находим и в ст. 18 Федерального закона "О некоммерческих организациях": "Учредители (участники) некоммерческой организации или орган, принявший решение о ликвидации некоммерческой организации, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и настоящим Федеральным законом порядок и сроки ликвидации некоммерческой организации". Довольно подробно соответствующие вопросы урегулированы для случаев ликвидации федеральных учреждений (п. п. 26 - 28 Порядка создания, реорганизации, изменения типа и ликвидации федеральных государственных учреждений, а также утверждения уставов федеральных государственных учреждений и внесения в них изменений, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26 июля 2010 г. N 539). В соответствии с указанным документом решение о ликвидации федерального учреждения принимается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции и полномочия по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности. Проект правового акта федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции и полномочия по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности, о ликвидации федерального учреждения, находящегося в ведении федеральной службы или федерального агентства, подведомственных федеральному органу исполнительной власти, осуществляющему функции и полномочия по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности, подготавливается соответствующими федеральной службой или федеральным агентством, осуществляющими функции и полномочия учредителя учреждения. Проект правового акта федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции и полномочия по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности, о ликвидации федерального учреждения, находящегося в ведении указанного федерального органа исполнительной власти, подготавливается этим федеральным органом исполнительной власти. После издания правового акта федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции и полномочия по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности, о ликвидации федерального учреждения, федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции и полномочия учредителя: а) в 3-дневный срок доводит указанный правовой акт до сведения регистрирующего органа для внесения в ЕГРЮЛ сведения о том, что учреждение находится в процессе ликвидации; б) в 2-недельный срок утверждает состав ликвидационной комиссии соответствующего учреждения, устанавливает порядок и сроки ликвидации указанного учреждения в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и правовым актом о ликвидации федерального учреждения.

Есть федеральные законы, которые содержат конкретизацию в отношении указания на учредителя. Так, ст. ст. 20 и 35 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" такого учредителя именуют "собственником имущества" ("унитарное предприятие может быть ликвидировано по решению собственника его имущества", "собственник имущества унитарного предприятия в отношении указанного предприятия... принимает решение о... ликвидации унитарного предприятия в порядке, установленном законодательством, назначает ликвидационную комиссию и утверждает ликвидационные балансы унитарного предприятия"). Статья 23 Федерального закона "О библиотечном деле" указывает, что библиотека может быть реорганизована или ликвидирована по решению ее собственника или учредителя. Статья 34 Закона РФ "Об образовании" указывает, что ликвидация образовательного учреждения может осуществляться: а) органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации - для государственных образовательных учреждений, находящихся в ведении субъекта Российской Федерации; б) органами местного самоуправления - для муниципальных образовательных учреждений.

Есть федеральные законы, в тексте которых прямо на полномочия учредителя принимать решения о ликвидации не указано, однако по косвенным признакам можно сделать выводы, что вопрос о ликвидации может относиться к компетенции учредителя. Таким законом, с нашей точки зрения, является Федеральный закон "О негосударственных пенсионных фондах". Статья 33 указанного документа содержит такое положение: "При ликвидации фонда полномочия по управлению делами фонда переходят к ликвидационной комиссии, формируемой учредителями (учредителем) фонда или органом, принявшим решение о ликвидации фонда, по согласованию с уполномоченным федеральным органом". Получается, что ликвидационную комиссию может формировать учредитель, а может и специальный орган. Какой это орган может быть, говорит та же статья, которая относит вопрос о реорганизации фонда к компетенции совета фонда.

Что касается органов юридических лиц, имеющих право принимать решение о ликвидации, то в абсолютном большинстве случаев это высший орган управления соответствующей организацией:

- общее собрание участников общества с ограниченной ответственностью (ст. ст. 33 и 57 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью");

- общее собрание акционеров (ст. ст. 21 и 48 Федерального закона "Об акционерных обществах");

- общее собрание членов производственного кооператива (ст. ст. 15 и 27 Федерального закона "О производственных кооперативах");

- общее собрание членов (уполномоченных) сельскохозяйственного кооператива (ст. ст. 20 и 42 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации");

- общее собрание членов (уполномоченных) жилищного накопительного кооператива (ст. ст. 14 и 34 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах");

- общее собрание членов садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения (собрание уполномоченных) (ст. ст. 21 и 41 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан");

- общее собрание пайщиков (уполномоченных) потребительского общества (ст. ст. 16 и 30 Федерального закона "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации");

- коллегиальный орган благотворительной организации, за исключением благотворительного фонда (ст. 10 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях");

- съезд (конференция) или общее собрание участников общественного объединения в соответствии с уставом общественного объединения (ст. 26 Федерального закона "Об общественных объединениях");

- общее собрание членов саморегулируемой организации (ст. 16 Федерального закона "О саморегулируемых организациях");

- высший руководящий орган - съезд политической партии (ст. 44 Федерального закона "О политических партиях");

- общее собрание (сход) членов общины малочисленных народов (ст. 14 Федерального закона "Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации");

- общее собрание членов общества взаимного страхования (ст. 10 Федерального закона "О взаимном страховании").

Общие положения ГК не проясняют вопрос о том, какое (какого содержания) решение должны принять указанные лица. Самый простой ответ на него был бы следующий: решение о ликвидации. Однако анализ законодательства показывает, что этого недостаточно: наряду с принятием решения собственно о ликвидации требуется еще и сформировать ликвидационную комиссию, а также определить порядок и срок ликвидации. Статья 62 ГК содержит здесь следующее общее положение: "Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают порядок и сроки ликвидации в соответствии с настоящим Кодексом, другими законами". Формулировка ГК не кажется нам правильной. Как видим, ГК предполагает возможность отдельного принятия решения о ликвидации (не ясно, о чем такое решение и зачем оно принимается в отрыве от иных решений) и решения об определении лиц, которые будут ее осуществлять, а также о ее порядке и сроках. Эта статья содержит отсылку к иным законам. Между тем положения этих иных законов нельзя назвать последовательными:

а) одни законы ограничиваются только решением о ликвидации, ничего не говоря о принятии иных необходимых решений (об образовании ликвидационной комиссии, порядке и сроках ликвидации) позднее (к примеру, ст. 10 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях");

б) другие указывают на необходимость принятия решения о ликвидации и об образовании ликвидационной комиссии. Причем в одних случаях это предлагается делать в рамках одного решения ("и"), в других - отдельными решениями. К примеру, ст. 57 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" указывает: "Общее собрание участников добровольно ликвидируемого общества принимает решение о ликвидации общества и назначении ликвидационной комиссии". Как можно видеть, этот Закон предполагает принятие одновременно решения о ликвидации и об образовании ликвидационной комиссии (и в рамках одного решения, а не двух). По такой же логике построена ст. 21 Федерального закона "Об акционерных обществах". В качестве другого примера (раздельного принятия решений) можно привести ст. ст. 14 и 34 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах". Так, ст. 34 относит к компетенции общего собрания вопрос "принятия решения о... ликвидации кооператива, а также назначения ликвидационной комиссии...". Статья 33 Федерального закона "О негосударственных пенсионных фондах" указывает, что при ликвидации фонда полномочия по управлению делами фонда переходят к ликвидационной комиссии, формируемой учредителями (учредителем) фонда или органом, принявшим решение о ликвидации фонда, по согласованию с уполномоченным федеральным органом. В обоих случаях понятно, что сначала может быть принято отдельное решение о ликвидации неясного содержания, а потом может быть принято решение об образовании ликвидационной комиссии. Можно приводить здесь аналогичные примеры и из иных законов;

в) третьи предлагают принимать кроме двух указанных решений еще и решение о порядке и сроках ликвидации. Причем техника изложения законов во многих случаях такова, что все указанные решения могут приниматься в разное время. К примеру, ст. 15 Федерального закона "О производственных кооперативах" относит к исключительной компетенции общего собрания членов кооператива "принятие решений о... ликвидации кооператива". Статья 27 этого же Закона содержит такое правило: "Общее собрание членов кооператива либо орган, принявший решение о ликвидации кооператива, назначают ликвидационную комиссию и устанавливают в соответствии с частью первой Гражданского кодекса Российской Федерации порядок и сроки ликвидации кооператива". Аналогичные правила мы находим в ст. 41 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан", ст. 30 Федерального закона "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации", ст. 43 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" и ст. 18 Федерального закона "О некоммерческих организациях".

Особый случай представляет ликвидация федеральных учреждений. Как можно видеть из предыдущего изложения, само решение о ликвидации принимается "федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции и полномочия по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности", а вот решения о составе ликвидационной комиссии, о порядке и сроках ликвидации принимается позднее "федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции и полномочия учредителя".

Таким образом, никакого единства в законодательстве по вопросу о содержании решения о ликвидации и порядку его принятия не имеется. Более того, в соответствии с некоторыми актами можно принять решение "о ликвидации" и на этом остановиться. А поскольку все остальные аспекты ликвидации законы прописывают весьма нечетко, создается возможность имитации ликвидации, а также широкие возможности для нарушения прав и законных интересов различных заинтересованных лиц. Этот момент уже нашел свое отражение в судебной практике. Так, п. 7 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций), утвержденный информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 января 2000 г. N 50, предлагает придерживаться следующего правила: "наличие решения о добровольной ликвидации юридического лица не исключает возможности обращения в суд с иском о его принудительной ликвидации, если указанное решение не выполняется и имеются основания, предусмотренные пунктом 2 статьи 61 ГК РФ". Обстоятельства, которые привели к появлению соответствующего разъяснения, состояли в следующем. Прокурор обратился в арбитражный суд с иском о ликвидации хозяйственного общества в связи с осуществлением им деятельности с неоднократными и грубыми нарушениями закона. Суд установил факт принятия общим собранием общества решения о его ликвидации и на этом основании отказал в удовлетворении иска. Указанное решение отменено апелляционной инстанцией. По мнению высшей судебной инстанции, хотя само решение о ликвидации и было принято, однако ликвидационная комиссия (ликвидатор) не была назначена, а порядок и срок ликвидации не установлены. Таким образом, ликвидация фактически не была проведена. Между тем после принятия решения о ликвидации имелись факты осуществления деятельности с грубыми нарушениями законодательства, т.е. имелись основания для ликвидации юридического лица в принудительном порядке в соответствии с п. 2 ст. 61 ГК РФ. При таких обстоятельствах, по мнению высшей судебной инстанции, апелляционная инстанция правомерно удовлетворила иск прокурора о принудительной ликвидации общества.

С нашей точки зрения, "голого", бессодержательного решения о ликвидации без назначения ликвидационной комиссии (ликвидатора или возложения соответствующих функций на органы управления), определения детального порядка ликвидации и конкретного ее срока быть не может. Причем приниматься все указанные решения должны единовременно и в рамках одного вопроса повестки дня заседания компетентного органа (к примеру: "о ликвидации, порядке, сроках и условиях ее проведения"). Отдельный вопрос - ликвидация учреждений (п. п. 26 - 28 Порядка создания, реорганизации, изменения типа и ликвидации федеральных государственных учреждений, а также утверждения уставов федеральных государственных учреждений и внесения в них изменений, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26 июля 2010 г. N 539). В предложенной законодателем модели двух решений (одного - принципиального, другого - технического) мы не видим большой проблемы, поскольку законодательством установлена компетенция каждого органа, принимающего решение, а также сроки принятия второго ("технического") решения.

Существенный аспект, который остался за рамками общих положений ГК о добровольной ликвидации, - условия принятия решения о ликвидации. О такого рода условиях в ГК не только не говорится прямо, но даже не делается отсылка к специальному законодательству, т.е. предполагается по умолчанию, что соответствующее лицо имеет право принять решение о ликвидации без каких-либо ограничений (кроме тех, которые связаны с наличием признаков несостоятельности). Между тем часто принимать решение о ликвидации без соблюдения определенных условий невозможно. Каким-то образом классифицировать условия довольно затруднительно. Анализ различных нормативных актов показывает, что они могут быть связаны:

- с видами деятельности юридического лица, имуществом, которым он владеет, и т.п. К примеру, ст. 10 Федерального закона "Об отходах производства и потребления" указывает, что при ликвидации предприятий, зданий, строений, сооружений и иных объектов, в процессе эксплуатации которых образуются отходы, юридические лица обязаны, среди прочего, иметь техническую и технологическую документацию об использовании, обезвреживании образующихся отходов; ликвидация предприятий, зданий, строений, сооружений и иных объектов, эксплуатация которых связана с обращением с отходами, допускается при наличии положительного заключения государственной экспертизы, проводимой в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности, государственной экспертизы проектной документации указанных объектов. Формулировку указанного Закона особенно внятной не назовешь, по крайней мере не ясно, что имеется в виду под предприятием - объект права, субъект права или и то и другое, однако перед нами типичное условие, которое связано с осуществляемыми юридическим лицом видами деятельности;

- с порядком принятия решения, установленным для юридического лица определенной организационно-правовой формы. Эта группа условий более многочисленна и гораздо более корректно сформулирована. Например, в соответствии со ст. 57 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" решение общего собрания участников общества о добровольной ликвидации и назначении ликвидационной комиссии принимается по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества, исполнительного органа или участника общества. Особая процедура взаимодействия федеральных органов государственной власти установлена при ликвидации федеральных учреждений (п. п. 26 - 28 Порядка создания, реорганизации, изменения типа и ликвидации федеральных государственных учреждений, а также утверждения уставов федеральных государственных учреждений и внесения в них изменений, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26 июля 2010 г. N 539). Одновременно указанный документ требует обязательного наличия обосновывающих ликвидацию пояснительных материалов. В частности, п. 27 указанного Порядка устанавливает: "...одновременно с проектом правового акта о ликвидации федерального учреждения представляется пояснительная записка, содержащая обоснование целесообразности ликвидации учреждения и информацию о кредиторской задолженности учреждения (в том числе просроченной). В случае если ликвидируемое федеральное казенное учреждение осуществляет государственные функции, пояснительная записка должна содержать информацию о том, кому указанные государственные функции будут переданы после завершения процесса ликвидации. В случае если ликвидируемое федеральное учреждение осуществляет полномочия федерального органа государственной власти по исполнению публичных обязательств перед физическим лицом, подлежащих исполнению в денежной форме, пояснительная записка должна содержать информацию о том, кому указанные полномочия будут переданы после завершения процесса ликвидации;

- с необходимостью соблюдения публичного порядка, установленного для охраны каких-то правоотношений. К примеру, в соответствии со ст. 34 Закона РФ "Об образовании" ликвидация сельского дошкольного образовательного или общеобразовательного учреждения допускается только с согласия схода жителей населенных пунктов, обслуживаемых данным учреждением. К такого же рода условиям относится правило, установленное ст. 12 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности", в соответствии с которым ликвидация организации может осуществляться только после предварительного уведомления (не менее чем за три месяца) соответствующих профсоюзов и проведения с ними переговоров о соблюдении прав и интересов членов профсоюза.

Особым случаем здесь представляется правило ст. 8 Федерального закона "Об использовании государственных ценных бумаг Российской Федерации для повышения капитализации банков", в соответствии с которым с даты завершения размещения привилегированных акций в целях участия в процедуре повышения капитализации дополнительно к правам акционера - владельца привилегированных акций Российская Федерация приобретает право вето при принятии общим собранием акционеров банка решения о ликвидации (аналогичная ситуация и для акционерных обществ, в отношении которых реализовано специальное право ("золотая акция") в соответствии со ст. 38 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества").

Большим пробелом действующего законодательства в части добровольной ликвидации является вопрос о субъекте, который должен ее осуществить, его правовом статусе и ответственности.

Статья 62 ГК ограничивается указанием на то, что учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора). Таким образом, закон: а) указывает только на двух субъектов, которые вправе осуществлять ликвидацию (подобная логика прослеживается и в большинстве законов ); б) подразумевает, что этих лиц назначает лицо (орган), принявшее решение о ликвидации .

--------------------------------

Статья 57 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", ст. 21 Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. 27 Федерального закона "О производственных кооперативах", ст. 43 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации", ст. 10 Федерального закона "О кредитной кооперации", ст. 14 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах", ст. 41 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан", ст. 19 Федерального закона "О некоммерческих организациях", ст. 30 Закона РФ "О потребительской кооперации (потребительских обществах и их союзах) в Российской Федерации", ст. 33 Федерального закона "О негосударственных пенсионных фондах".

Интересно, что иные федеральные законы в отличие от ГК довольно жестко регулируют вопрос о том, в каких случаях ликвидацию осуществляет ликвидационная комиссия, а в каких - один ликвидатор. С нашей точки зрения, здесь имеет место излишнее регулирование. Если обратиться к практике ликвидации времен нэпа, то можно увидеть, что решение вопроса о том, кто будет ликвидатором - комиссия или один ликвидатор, зависело скорее от объема задачи. Так, п. 135 Положения о сельскохозяйственной кооперации 1927 г. указывал, что "ликвидация дел и имущества сельскохозяйственной кооперативной организации производится ликвидационной комиссией. При незначительности имущества и несложности дел ликвидируемой организации ликвидация может быть возложена на одно лицо".

 

Интересно, что некоторые федеральные законы для случаев добровольной ликвидации предлагают иную модель управления: в соответствии со ст. 43 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" установлено, что по "ходатайству общего собрания членов кооператива решением суда о ликвидации кооператива на его правление могут быть возложены обязанности по осуществлению ликвидации данного кооператива".

Если посмотреть на вопрос о субъекте, осуществляющем ликвидацию, с точки зрения исторической ретроспективы, то обнаружится, что ликвидацию осуществляли органы управления и (или) лица, специально назначенные для этого уполномоченными органами, участниками (или, в некоторых случаях, судом ). Эти лица в абсолютном большинстве случаев именовались в соответствии с законодательством ликвидаторами (в русских дореволюционных уставах также встречаем указание на администраторов, которых назначают общие собрания для ликвидации их дел ). К примеру, п. 14 высочайше утвержденных Правил о порядке ликвидации дел частных и общественных установлений краткосрочного кредита 1884 г. указывал, что "производство ликвидации возлагается на Ликвидационную Комиссию, которая составляется из лиц, избираемых порядком, указанным в Уставе кредитного установления. При отсутствии такого указания, ликвидаторы избираются Общим собранием акционеров, членов или пайщиков по правилам, установленным для избрания членов Правления. До избрания ликвидаторов, обязанности их исполняются членами Правления". С другим регулированием этого вопроса мы встречаемся в п. 3 Положения о порядке ликвидации дел железнодорожных Обществ при переходе принадлежащих им дорог, по выкупу, в казну, без объявления несостоятельности Общества 1892 г. и п. 42 Постановления Временного правительства от 20 марта 1917 г. "О кооперативных товариществах и их союзах" . Первый из названных документов указывал, что общее собрание акционеров может поручить производство ликвидации дел правлению или избрать для этого особую ликвидационную комиссию. Второй указывал, что "ликвидация дел товарищества производится членами правления, если по уставу или по постановлению общего собрания она не возложена на других лиц. Число ликвидаторов должно быть не менее трех". Как видим, данные нормативные акты в разной форме (в одном случае - альтернатива при отсутствии общего правила, в другом, напротив, - возможность выбора с четко установленными последствиями отказа от него) предоставляли право выбора между возложением функций ликвидаторов на органы управления или на специально назначенных лиц.

--------------------------------

К примеру, см. положения ст. ст. 308 и 365 ГК РСФСР 1922 г.

См.: Высочайше утвержденный 4/16 июня 1871 г. Устав Орловского акционерного общества товарных складов, под фирмою "Подспорье" (ПСЗ. Собр. 2. Т. XLVI: 1871. Отделение первое. N 49703).

ПСЗ. Собр. 3. Т. IV: N 2249.

Там же. Т. XII: 1892. N 8610.

Текст см.: Право. 1917. 18 апр. N 11. С. 639 - 649.

 

Советское (а также пореформенное российское) законодательство в части определения субъектов, осуществляющих добровольную ликвидацию, также признавало несколько вариантов:

- осуществление функций ликвидаторов самими участниками юридического лица. К примеру, ст. 294 ГК РСФСР 1922 г. (которая в соответствии со ст. 299 того же документа регулировала порядок ликвидации полного товарищества) указывала, что "ликвидация дел т-ва по его прекращению производится товарищами...";

- возложение функций ликвидаторов на специально назначаемых лиц, составлявших так называемую ликвидационную комиссию (или на одного ликвидатора). К примеру, такая модель была заложена в п. 48 Декрета СНК СССР от 17 июля 1923 г. "О государственных промышленных предприятиях, действующих на началах коммерческого расчета (трестах), находящихся в управлении местных органов" , п. 58 Положения о государственных промышленных трестах, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР 29 июня 1927 г. , п. 9 Положения о порядке прекращения кооперативных организаций при их ликвидации, соединении и разделении, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР от 15 июня 1927 г. , п. 135 Положения о сельскохозяйственной кооперации, утвержденного Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 3 октября 1927 г. , п. 24 Положения о добровольных обществах и их союзах, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК РСФСР от 10 июля 1932 г. , п. 137 Положения об акционерных обществах, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 601, п. 26 Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденного Постановлением СМ СССР от 19 июня 1990 г. N 590, ст. 17 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., п. 21 Положения о порядке продажи государственных предприятий-должников, утвержденного Указом Президента РФ от 2 июня 1994 г. N 1114;

--------------------------------

Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР. 1923. N 1. Ст. 29.

Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР, издаваемое Управлением Делами СНК СССР и Совета Труда и Обороны. 13 июля 1927. N 39. Отдел первый. Ст. ст. 391, 392.

СУ, издаваемое Управлением Делами СНК Союза ССР и Совета Труда и Обороны. 5 июля 1927. N 37. Отдел первый. Ст. 371.

СУ. 1927. N 109. С. 736.

Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства РСФСР, издаваемое НКЮ. 14 октября 1932. N 74. Отдел первый. Ст. 331.

 

3) закрепление в законодательстве альтернативы (права выбора): возложить функции ликвидаторов на органы управления или специально образованные органы - ликвидационные комиссии (одного ликвидатора). Например:

- § 82 Нормального устава потребительского общества, управляемого собранием уполномоченных, утвержденного Декретом СНК РСФСР от 21 ноября 1924 г. , указывал, что "ликвидация осуществляется правлением, если собрание уполномоченных не поручит производство ее особо избранной, в числе не менее трех, комиссии" (аналогичные правила были установлены: § 61 Нормального устава потребительского общества, управляемого общим собранием его членов, утвержденного Декретом СНК РСФСР от 21 ноября 1924 г. , § 73 Устава областного (краевого) союза потребительских обществ, утвержденного Декретом СНК от 20 февраля 1925 г. , § 74 Устава районного союза потребительских обществ, утвержденного Декретом СНК от 20 февраля 1925 г. );

--------------------------------

СУ РСФСР. 1925. N 37. Ст. 262.

Там же. Ст. 263.

Там же. N 15. Ст. 96.

Там же. Ст. 97.

 

- п. 94 Примерного устава торфяного товарищества, утвержденного Декретом СНК РСФСР от 2 марта 1924 г. , § 64 Нормального устава товарищества по электроснабжению с ограниченной ответственностью, утвержденного Декретом СНК РСФСР от 20 июня 1924 г. , § 65 Нормального устава сельскохозяйственного общества, утвержденного Декретом СНК от 21 июня 1923 г. , и п. 6 Декрета ВЦИК и СНК от 24 мая 1923 г. "О порядке прекращения промыслово-кооперативных товариществ и их союзов" воспроизводили ранее процитированный документ Временного правительства;

--------------------------------

СУ. 1924. N 25. Отдел первый. Ст. 245.

Там же. N 59. Отдел первый. Ст. 573.

Там же. 1923. N 71. Отдел первый. Ст. 698.

СУ. 1923. N 49. Отдел первый. Ст. 488.

 

- п. 142 Положения о производственном объединении (комбинате), утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 27 марта 1974 г. N 212 , устанавливал, что "ликвидация производственного объединения (комбината) осуществляется либо ликвидационной комиссией, назначенной вышестоящим органом, либо по поручению этого органа генеральным директором (директором) ликвидируемого объединения" (аналогичное правило встречаем ранее в п. 108 Положения о социалистическом государственном производственном предприятии, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 4 октября 1965 г. N 731 );

--------------------------------

СП СССР. 1974. N 8. Ст. 38.

СП СССР. 1965. N 19 - 20. Ст. 155.

 

- ст. 38 Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" устанавливала, что "ликвидация предприятия осуществляется ликвидационной комиссией, образуемой собственником имущества предприятия или уполномоченным им органом, совместно с трудовым коллективом. По их решению ликвидация может проводиться самим предприятием в лице его органа управления" (аналогичная норма ранее была закреплена в ст. 38 Закона СССР "О предприятиях в СССР").

Как нам кажется, ГК в вопросе о субъекте, осуществляющем ликвидацию, должен закрепить как раз гибкий (комбинированный) подход, в соответствии с которым функции ликвидаторов могут быть возложены и на органы управления, и на специально образованную ликвидационную комиссию (специально назначенного ликвидатора).

Не менее интересный вопрос современного законодательства: откуда берутся лица, составляющие ликвидационную комиссию, кто имеет право предлагать их на соответствующую должность и кто (какие лица) вообще должен составлять этот орган? ГК этот вопрос обходит молчанием.

Можно предположить, что лицо (орган), которое формирует ликвидационную комиссию, вправе сформировать ее таким образом и из тех лиц , как посчитает нужным, на что, собственно, обычно и указывается в литературе . Здесь надо отметить, что во многих случаях, когда мы говорим о том, что орган юридического лица формирует состав ликвидационной комиссии, мы несколько упрощаем ситуацию, поскольку такой орган часто только соглашается с тем проектом решения, которое вынесено на голосование другим органом, это решение готовившим. К примеру, ст. 21 Федерального закона "Об акционерных обществах" прямо указывает: "В случае добровольной ликвидации общества совет директоров (наблюдательный совет) ликвидируемого общества выносит на решение общего собрания акционеров вопрос о ликвидации общества и назначении ликвидационной комиссии".

--------------------------------

Примеры ограничения круга лиц, из числа которых должна формироваться ликвидационная комиссия, можно встретить как в дореволюционном российском, так и в советском законодательстве. Так, если речь шла о ликвидации акционерных товариществ, уставы таковых в некоторых случаях предусматривали выбор ликвидаторов из числа акционеров (см., к примеру, Устав торгово-промышленного и пароходного общества "Волга", утвержденный Положением Совета Министров (высочайше утверждено Государем Императором 11 апреля 1910 г.) (Собрание узаконений и распоряжений Правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате. 1910. N 39. Отдел второй. Ст. 291)).

Уставы ссудо-сберегательных товариществ при прекращении дел товарищества по судебному постановлению предусматривали возможность кредиторов "выбрать из своей среды" лиц, которые должны вместе с правлением "покончить разсчеты по делам товарищества" (см., к примеру, п. 122 Устава Гросуловского ссудо-сберегательного товарищества (ПСЗ. Собр. 2. Т. XLVII: 1872. Отделение второе. N 51231)).

См., к примеру: Вайпан В.А. Ликвидация юридического лица // Право и экономика. 1997. N 5 - 6. С. 4; Жане А. Ликвидация юридического лица // Там же. 2006. N 4. С. 19 - 20.

 

Однако в некоторых случаях законодательство требует участия в деятельности ликвидационной комиссии определенных лиц или согласования состава ликвидационной комиссии с третьими лицами (органами государственного управления). Отметим, что подобного рода практика была широко распространена в советское время, а также в пореформенном российском законодательстве. К примеру:

- § 65 Нормального устава сельско-хозяйственного общества, утвержденного Декретом СНК от 21 июня 1923 г., указывал, что "ликвидация должна происходить под наблюдением регистрирующего органа";

- п. 6 Декрета ВЦИК и СНК от 24 мая 1923 г. "О порядке прекращения промыслово-кооперативных товариществ и их союзов" указывал, что "в ликвидационную комиссию на равных правах с ликвидаторами должны допускаться представители организаций, к которым согласно уставу, должно перейти оставшееся по ликвидации имущество товарищества, в числе не более одного представителя от каждой организации";

- п. 48 Постановления СНК СССР от 17 июля 1923 г. "О государственных промышленных предприятиях, действующих на началах коммерческого расчета (трестах), находящихся в управлении местных органов" указывал на обязательное участие в ликвидационной комиссии трестов "представителя соответствующего профсоюза и губфинотдела";

- п. 58 Положения о государственных промышленных трестах, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР 29 июня 1927 г., указывал, что "ликвидация производится... ликвидационной комиссией с участием представителя подлежащего финансового органа";

- п. 24 Положения о добровольных обществах и их союзах, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК РСФСР от 10 июля 1932 г., указывал, что ликвидационная комиссия создается "из представителей заинтересованных учреждений и организаций с участием представителя ликвидируемого общества или союза", п. 37 Примерного устава кооператива по строительству и эксплуатации коллективных гаражей-стоянок для автомобилей индивидуальных владельцев, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 24 сентября 1960 г. N 1475 "Об организации кооперативов по строительству и эксплуатации коллективных гаражей-стоянок для автомобилей индивидуальных владельцев", указывал, что "ликвидация дел кооператива производится... с обязательным участием представителя исполкома местного Совета депутатов трудящихся, зарегистрировавшего устав кооператива". Аналогичные положения содержались в п. 38 Примерного устава жилищно-строительного кооператива, п. 38 Примерного устава дачно-строительного кооператива, утвержденных Постановлением Совета Министров РСФСР от 24 сентября 1958 г. N 1125 "О жилищно-строительных и дачно-строительных кооперативах", и п. 40 Примерного устава жилищно-строительного кооператива, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 2 октября 1965 г. N 1143;

- п. 14 Постановления Правительства РФ от 29 декабря 1991 г. N 86 "О порядке реорганизации колхозов и совхозов" указывал, что "в несостоятельных хозяйствах комиссии по приватизации наделяются функциями ликвидационных комиссий";

- ст. 32 Постановления Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. N 4214-I "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением трудовых обязанностей" устанавливала, что в состав ликвидационной комиссии включается представитель органа государственного страхования;

- п. 21 Положения о порядке продажи государственных предприятий-должников, утвержденного Указом Президента РФ от 2 июня 1994 г. N 1114, указывал, что "в работе ликвидационной комиссии принимают участие специалисты по антикризисному управлению, представители соответствующих министерств и ведомств Российской Федерации, финансовых органов, соответствующих органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и другие специалисты".

Здесь можно вспомнить и положения некоторых актов, принятых практически сразу же после вступления в силу действующего ГК: Положение о продаже на аукционе имущества (активов) ликвидируемых и ликвидированных государственных и муниципальных предприятий, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 15 мая 1995 г. N 469: "Ликвидатором может быть назначен руководитель ликвидируемого предприятия, или должностное лицо соответствующего комитета по управлению имуществом либо фонда имущества, или аттестованный в установленном порядке специалист по антикризисному управлению".

Если говорить о современном законодательстве, то можно привести следующие примеры:

- в соответствии со ст. 57 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" в случае, если участником ликвидируемого общества является Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование, в состав ликвидационной комиссии включается представитель федерального органа по управлению государственным имуществом, специализированного учреждения, осуществляющего продажу федерального имущества, органа по управлению государственным имуществом субъекта Российской Федерации, продавца государственного имущества субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления;

- в соответствии со ст. 21 Федерального закона "Об акционерных обществах" в случае, когда акционером ликвидируемого общества является государство или муниципальное образование, в состав ликвидационной комиссии включается представитель соответствующего комитета по управлению имуществом или фонда имущества, или соответствующего органа местного самоуправления;

- ст. 33 Федерального закона "О негосударственных пенсионных фондах" указывает, что ликвидационная комиссия формируется учредителем фонда или органом, принявшим решение о его ликвидации, "по согласованию с уполномоченным федеральным органом";

- в соответствии со ст. 9 Федерального закона "Об инвестиционных фондах" в случае добровольной ликвидации акционерного инвестиционного фонда ликвидационная комиссия (ликвидатор) этого фонда назначается по согласованию с федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг;

- в соответствии со ст. 23 Федерального закона "О библиотечном деле" орган, принявший решение о ликвидации библиотеки, создает ликвидационную комиссию из представителей учредителя, профессиональных объединений и трудового коллектива библиотеки;

- в соответствии со ст. 23 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" учредители (участники) кредитной организации, принявшие решение о ее ликвидации, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) по согласованию с Банком России.

Иногда соответствующие нормы носят рекомендательный характер. К примеру, в соответствии со ст. 23 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" в состав ликвидационной комиссии может включаться представитель страховщика. Особым случаем здесь является правило ст. 8 Федерального закона "Об использовании государственных ценных бумаг Российской Федерации для повышения капитализации банков". В соответствии с ним с даты завершения размещения привилегированных акций в целях участия в процедуре повышения капитализации дополнительно к правам акционера - владельца привилегированных акций Российская Федерация приобретает право вето при принятии общим собранием акционеров банка решения о назначении ликвидационной комиссии (аналогичная ситуация и для акционерных обществ, в отношении которых реализовано специальное право ("золотая акция") в соответствии со ст. 38 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества").

С нашей точки зрения, общее регулирование вопроса о формировании и составе ликвидационной комиссии не является удовлетворительным. ГК должен предусматривать общие правила формирования такого органа, а также возможность установления определенных квалификационных требований к лицам, предполагающим осуществлять деятельность по ликвидации организации. Основная цель такого регулирования может быть описана следующим образом. В процессе ликвидации заложена основа для конфликта между основными бенефициарами организации (собственником имущества, учредителем, участниками, лицом, которому в соответствии с законом и уставом должно после ликвидации поступить имущество) и кредиторами. Поэтому и расчеты с этими лицами идут по разным балансам и разнесены во времени: основные бенефициары получают имущество только после расчетов с кредиторами (после составления окончательного ликвидационного баланса), могут его и вообще не получить, если его будет недостаточно для расчетов с кредиторами. Соответственно состав ликвидационной комиссии должен отражать попытку законодателя этот конфликт решить не в пользу одной из его сторон и в ущерб другой стороне, а подойти к процессу максимально объективно, обеспечить защиту интересов всех сторон при соблюдении закона.

Действующий ГК, закрепляя функции по ликвидации юридического лица за ликвидационной комиссией или ликвидатором, не вполне ясно регулирует их правовой статус. Вообще спору о том, каков статус этих лиц (ликвидаторов), достаточно много лет; как можно видеть из работ периода нэпа, споры велись еще с начала 20-х гг. XX в. . Ведутся эти споры и в настоящее время (с момента вступления в силу действующего ГК) . Строго говоря, существуют две противоположные позиции: признавать ликвидационную комиссию органом управления юридического лица или не признавать ее в качестве такового. Большинство исследователей склоняются к первой точке зрения, которая и нам кажется верной. Можно предположить, что на этой же точке зрения стоит и Конституционный Суд РФ, который в Определении от 16 февраля 2006 г. N 51-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дрея Вячеслава Григорьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 62 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем вторым пункта 2 и пунктом 3 статьи 21 Федерального закона "Об акционерных обществах" среди прочего указал: "Согласно пункту 1 ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам; согласно пункту 2 ст. 62 Гражданского кодекса Российской Федерации учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают порядок и сроки ликвидации в соответствии с данным Кодексом, другими законами. Тем самым Закон закрепил необходимость проведения мероприятий, направленных на прекращение деятельности юридического лица, в специальном порядке и в определенные сроки, для чего предусмотрел создание специального органа - ликвидационной комиссии, полномочия которой, перечисленные в ст. 63 Гражданского кодекса Российской Федерации, обусловлены непосредственно целями ликвидации" (выделено мной. - А.Г.).

--------------------------------

Венецианов М.С. Порядок ликвидации государственных предприятий // Вопросы промышленного права: Материалы совещания юрисконсультов государственной промышленности 17 - 22 мая 1925 г. М., 1925. С. 151; Каплин П. Органы акционерного общества в период ликвидации // Еженедельник советской юстиции. 1926. N 40. С. 1155 - 1157; Жудро К. Порядок ликвидации госпредприятий // Там же. N 37. С. 1086; Генкин Д.М., Филатов В.Б. Новый закон о промысловой кооперации 11 мая 1927 г.: С постатейными разъяснениями. М., 1927. С. 125; Смирнов Н. Ответственность ликвидационных комиссий кооперативных организаций // Еженедельник советской юстиции. 1927. N 23. С. 693 - 694; Раянов Ф. Акционерное общество: Вопросы имущественной и материальной ответственности // Хозяйство и право. 1991. N 6 (174). С. 146.

Трофимов К.Т. Реорганизация и ликвидация коммерческих организаций: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1995. С. 21; Он же. Ликвидация юридических лиц: Вопросы имущественной ответственности // Хозяйство и право. 1995. N 9 (224). С. 64; Мельников А.А. Гражданско-правовое регулирование прекращения деятельности юридических лиц: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1995. С. 16 - 17; Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005. С. 320; Ломакин Д.В. Очерки теории акционерного права и практики применения акционерного законодательства. М., 2005. С. 108 - 109; Сумской Д.А. Статус ликвидационной комиссии юридического лица // Вестник Арбитражного суда г. Москвы. 2007. N 6 (13). С. 71 - 74; Московая А. Правовой статус ликвидационного органа по законодательству Российской Федерации и праву Великобритании // Законодательство и экономика. 2008. N 7. С. 71 - 74; и др.

 

Однако, высказав тезис о том, что ликвидационная комиссия - это орган юридического лица, надо разобраться с объемом его полномочий. Говоря проще, определиться в том, какой это орган.

И до и после революции (в момент действия ГК РСФСР 1922 г.) ликвидационная комиссия занимала место исполнительного органа ("правления") на период ликвидации (с описанием совокупности полномочий или без такового) , о чем прямо отмечалось практически в любом нормативном акте, регулировавшем соответствующие отношения, поэтому приведем здесь только два примера:

--------------------------------

Иногда в нормативных актах указывалось, что одновременно с прекращением деятельности исполнительных органов прекращалась и деятельность органов ревизионных. К примеру, п. 31 Положения о несостоятельности государственных предприятий и смешанных акционерных обществ, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК 6 февраля 1929 г., указывал, что "с момента назначения ликвидационной комиссии органы управления и ревизии, предусмотренные уставом несостоятельного предприятия, прекращают свою деятельность...".

 

- п. 4 Положения о порядке ликвидации дел железнодорожных Обществ при переходе принадлежащих им дорог, по выкупу, в казну, без объявления несостоятельности Общества 1892 г.: "В случае избрания Ликвидационной Комиссии... на нее переходят все обязанности Правления Общества, самое же Правление упраздняется";

- п. 14 Положения о порядке прекращения кооперативных организаций при их ликвидации, соединении и разделении, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР от 15 июня 1927 г.: "Ликвидационная комиссия для выполнения своих обязанностей пользуется всеми правами правления организации, согласно ее устава...";

- п. 32 Положения о несостоятельности государственных предприятий и смешанных акционерных обществ, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК 6 февраля 1929 г.: "В обязанности ликвидационной комиссии входит: точное установление актива и пассива несостоятельного предприятия; разыскание, оценка и реализация его имущества; взыскание долгов; составление ликвидационного баланса; выработка плана ликвидации имущества предприятия и удовлетворения кредиторов и выполнение этого плана. Ликвидационная комиссия пользуется в этих целях правами правления предприятия...".

Согласно ст. 62 ГК установлено общее правило, согласно которому "с момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами юридического лица". Формулировка эта, безусловно, представляет собой не более чем перенесенный в современное законодательство анахронизм: ни один действующий нормативный акт не поясняет, какими делами управляют органы (или участники) юридического лица. Формулировки "ведение дел", "управление делами", "заведование делами" - это были стандарты как дореволюционного, так и советского права на протяжении значительного времени. Н.Г. Вавин и А.Э. Вормс, комментируя в свое время положения о порядке "ведения дел" в простом товариществе по ГК РСФСР 1922 г., отмечали, что "под ведением дел товарищества следует разуметь совершение всякого рода действий, которые вызываются как бытием товарищества, так и его целью. Сюда относятся как действия фактического порядка, напр., ведение книг, так и юридического, напр., совершение сделок. Соответственно с этим они могут касаться как внутренних отношений в товариществе, так и распространения вовне, в смысле установления юридической связи товарищества с третьими лицами" .

--------------------------------

Вавин Н.Г., Вормс А.Э. Товарищества простое, полное и на вере: Научно-практический комментарий к ст. ст. 276 - 317 Гражданских кодексов РСФСР и УССР. 2-е изд., испр. и доп. М., 1928. С. 34.

 

Как видно, авторы данного определения полагали, что делами юридического лица управляют в той или иной степени все его органы (при их наличии) или участники хозяйственного товарищества (если соглашением между ними не предусмотрено иное). А потому формулировка ст. 62 ГК представляется в корне неверной: она предполагает, что все дела юридического лица управляются только ликвидационной комиссией . Однако, как показывает изучение законодательства, при наличии у юридического лица иных органов, кроме исполнительных, их права не прекращаются, напротив, именно эти органы впоследствии утверждают промежуточный и окончательный ликвидационные балансы. Соответствующие разъяснения в части полномочий общего собрания акционеров можно найти в упомянутом Определении Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 51-О: "...переход полномочий по управлению делами такого юридического лица, как акционерное общество, к ликвидационной комиссии не означает прекращение всех полномочий остальных органов управления, - отдельные полномочия, непосредственно обусловленные проведением ликвидационных мероприятий (например, утверждение ликвидационного баланса), сохраняются за общим собранием акционеров (ст. 22 Федерального закона "Об акционерных обществах")".

--------------------------------

На это несоответствие отчасти обращалось внимание в упоминавшемся Определении Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 51-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дрея Вячеслава Григорьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 62 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем вторым пункта 2 и пунктом 3 статьи 21 Федерального закона "Об акционерных обществах".

 

Не отличаются здесь ясностью и иные федеральные законы. Они в лучшем случае повторяют положения ГК, а в худшем - еще более усиливают несуразность положений ст. 62 ГК. К примеру, ст. 21 Федерального закона "Об акционерных обществах" (аналогичные положения в ст. 57 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", ст. 14 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах" и т.п.) зачем-то указывает, что с момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят "все полномочия по управлению делами общества". Какую смысловую нагрузку несет здесь слово "все" - не ясно, ведь по логике получается, что тогда полномочия всех органов прекращаются и переходят к ликвидационной комиссии, что, еще раз повторим, не происходит.

С нашей точки зрения, ГК должен устанавливать правило о том, как определять то, полномочия каких лиц (органов) переходят к ликвидационной комиссии.

Пока по сложившейся практике можно констатировать, что к ликвидационной комиссии переходят полномочия исполнительных органов ликвидируемых юридических лиц. А единственное правило, которое детализирует закон (ст. 62 ГК и иные федеральные законы), состоит в том, что "ликвидационная комиссия от имени ликвидируемого юридического лица выступает в суде" (в редких случаях, как, к примеру, в ст. 41 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан", указывается также, что "ликвидационная комиссия... выступает... полномочным представителем в органах государственной власти, органах местного самоуправления..."). Судебная практика (п. 12 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций), утвержденного информационном письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 января 2000 г. N 50) подчеркивает, что "руководитель ликвидационной комиссии (ликвидатор) вправе подписывать от имени ликвидируемого юридического лица исковые заявления и совершать другие юридические действия, связанные с ликвидацией юридического лица, исходя из решений, принимаемых комиссией в пределах ее компетенции".

--------------------------------

Причем интересно, что в некоторых судебных постановлениях это право ограничивается, как в случае с Постановлением ФАС Волго-Вятского округа от 15 июня 2007 г. N А38-2968-1/305-2006. В этом документе указано на невозможность оспаривания ликвидационной комиссией решений общего собрания по мотиву того, что полномочия на предъявление исков от имени ликвидационной комиссии законом не предусмотрены. С таким решением сложно согласиться, поскольку оно не вытекает из действующего законодательства.

 

Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, в соответствии со ст. 62 ГК обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом в уполномоченный государственный орган для внесения в ЕГРЮЛ сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации . Указанная "незамедлительность" трансформируется в конкретный срок ст. 20 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" : в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о ликвидации юридического лица они обязаны уведомить в письменной форме об этом регистрирующий орган по месту нахождения ликвидируемого юридического лица с приложением решения о ликвидации . Указанные лица также должны уведомить регистрирующий орган о формировании ликвидационной комиссии или о назначении ликвидатора, а также о составлении промежуточного ликвидационного баланса. Отдельная ситуация с ликвидацией федеральных учреждений. В п. 28 Порядка создания, реорганизации, изменения типа и ликвидации федеральных государственных учреждений, а также утверждения уставов федеральных государственных учреждений и внесения в них изменений, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26 июля 2010 г. N 539, указано: "после издания правового акта федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции и полномочия по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности, о ликвидации федерального учреждения федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции и полномочия учредителя: а) в 3-дневный срок доводит указанный правовой акт до сведения регистрирующего органа для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц сведения о том, что учреждение находится в процессе ликвидации...". Как видно, в силу специфики ликвидации учреждений (один орган принимает решение о ликвидации, второй осуществляет все действие в его исполнение) орган, осуществляющий права учредителя, не является органом, который принял решение о ликвидации. Кроме того, обратим внимание и на такой технический момент: доводится не информация о ликвидации, а принятый правовой акт.

--------------------------------

См. также: Письмо Федеральной налоговой службы от 27 мая 2005 г. N ЧД-6-09/439 "О государственной регистрации в связи с ликвидацией юридических лиц".

См. также: Постановление Правительства РФ от 19 июня 2002 г. N 439 "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей", Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2006 г. N 212 "О мерах по реализации отдельных положений федеральных законов, регулирующих деятельность некоммерческих организаций"; Приказ Федеральной налоговой службы от 16 июня 2006 г. N САЭ-3-09/355@ "Об обеспечении публикации и издания сведений о государственной регистрации юридических лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной регистрации". См.: Положение о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг, утвержденное Приказом ФСФР России от 10 октября 2006 г. N 06-117/пз-н.

Статья 23 Налогового кодекса РФ также указывает на необходимость (обязанность налогоплательщиков (плательщиков сборов)) налогоплательщиков-организаций письменно сообщать в налоговый орган по месту нахождения о ликвидации организации - в течение трех дней со дня принятия такого решения. Эта норма, очевидно, будет актуальна в том случае, если налоговые органы прекратят выполнять функции регистрирующих органов в отношении юридических лиц.

 

Данные правила являются общими для всех юридических лиц, однако для некоторых из них законодательство предусматривает дополнительные требования. В частности:

- акционерные общества, обязанные в соответствии с нормативными актами раскрывать информацию в форме ежеквартального отчета и сообщений о существенных фактах, также в качестве информации о сведениях, которые могут оказать существенное влияние на стоимость ценных бумаг акционерного общества, обязаны раскрывать информацию о направлении акционерным обществом заявления о внесении в ЕГРЮЛ записи о реорганизации и (или) прекращении деятельности (ликвидации) акционерного общества . Моментом наступления события является дата направления акционерным обществом в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заявления о внесении в ЕГРЮЛ записи о реорганизации и (или) прекращении деятельности (ликвидации) акционерного общества. Впрочем, с нашей точки зрения, в части регулирования раскрытия информации названное выше Положение не является оптимальным, поскольку не предусматривает детального регулирования раскрытия различных обстоятельств, сопровождающих саму ликвидацию;

--------------------------------

См.: Положение о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг, утвержденное Приказом ФСФР России от 10 октября 2006 г. N 06-117/пз-н.

 

- акционерный инвестиционный фонд в соответствии со ст. 9 Федерального закона "Об инвестиционных фондах" обязан о принятом решении о ликвидации уведомить федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг не позднее пяти рабочих дней с даты принятия решения. К уведомлению должна прилагаться копия принятого решения о ликвидации;

- в соответствии со ст. 23 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" в случае прекращения деятельности кредитной организации на основании решения ее учредителей (участников) Банк России по ходатайству кредитной организации принимает решение об аннулировании лицензии на осуществление банковских операций. Порядок представления кредитной организацией указанного ходатайства регулируется нормативными актами Банка России;

- управляющая компания в течение одного рабочего дня с даты принятия решения о ликвидации обязана уведомить Пенсионный фонд и ФСФР России о принятом решении (п. 16 Типового договора доверительного управления средствами пенсионных накоплений между Пенсионным фондом РФ и управляющей компанией, утвержденного Приказом Министерства финансов РФ от 5 ноября 2009 г. N 113н);

- управляющая компания обязана уведомить уполномоченный федеральный орган о принятии решения о ее ликвидации не позднее рабочего дня, следующего за датой принятия решения о ликвидации управляющей компании (п. 33 Типового договора доверительного управления накоплениями для жилищного обеспечения военнослужащих, утвержденного Приказом ФСФР России от 2 апреля 2009 г. N 09-11/пз-н);

- законодательство об исполнительном производстве предусматривает в косвенной форме необходимость направления уведомления судебному приставу-исполнителю. Норма ст. 96 Федерального закона "Об исполнительном производстве" сформулирована, впрочем, весьма нечетко: "При получении копии решения арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (а также когда должник находится в процессе ликвидации) судебный пристав-исполнитель оканчивает исполнительное производство, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства, за исключением исполнительных документов о признании права собственности, компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам. Одновременно с окончанием исполнительного производства судебный пристав-исполнитель снимает наложенные им в ходе исполнительного производства аресты на имущество должника и иные ограничения по распоряжению этим имуществом". Однако, как видно, весьма предметно установлены последствия, в связи с этим было бы целесообразно скорректировать и сделать более ясными положения Закона об исполнительном производстве.

Регистрирующий орган на основании полученного уведомления вносит в ЕГРЮЛ запись о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации. Такая запись влечет важные правовые последствия:

- с этого момента не допускается государственная регистрация изменений, вносимых в учредительные документы ликвидируемого юридического лица, а также государственная регистрация юридических лиц, учредителем которых выступает указанное юридическое лицо, или государственная регистрация юридических лиц, которые возникают в результате его реорганизации;

- полученное уведомление о ликвидации является основанием для налоговых органов провести выездную проверку, которая назначается независимо от времени и предмета предыдущей проверки.

Правовое регулирование указанного уведомления вызывает некоторые вопросы. Сам факт наличия обязанности его направить понятен. Понятна и цель - соблюдение публичных интересов. Понятен и субъект - тот, кто принимает решение. Однако если учредитель (участники) еще может выполнить функцию по направлению уведомления, то вот как это сделает, к примеру, собрание акционеров акционерного общества? Очевидно, что подобная функция должна находиться в ответственности исполнительных органов (интересно, что ст. 43 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" предусматривает, что такое сообщение может быть направлено "правлением кооператива по поручению общего собрания членов кооператива...") или ликвидаторов (чаще всего так и происходит на практике) , которые после принятия соответствующего решения направляют информацию в регистрирующий орган .

--------------------------------

В ст. 20 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" есть еще несколько обязанностей учредителей (участников) юридического лица или органа, принявшего решение о ликвидации юридического лица в части уведомления: они должны уведомить регистрирующий орган о формировании ликвидационной комиссии или о назначении ликвидатора, а также о составлении промежуточного ликвидационного баланса. Последнее вызывает сомнение, поскольку в момент составления такого баланса "работает" ликвидатор и не ясно, почему бы соответствующие функции не возложить на него.

Интересно, что некоторые исследователи указывают на то, что и по действующему законодательству (ГК) эту функцию должны выполнять именно ликвидаторы. Так, В. Витрянский пишет: "На первой стадии ликвидационная комиссия должна поместить в печати объявление о ликвидации юридического лица..." (Витрянский В. Реорганизация и ликвидация юридических лиц: забота об интересах кредиторов // Закон. 1995. N 3. С. 101). Такая позиция принципиально представляется верной, но нельзя не заметить, что она полностью действующему ГК противоречит.

 

Действующее законодательство определяет момент вступления в права по управлению делами юридического лица ликвидационной комиссии как "момент назначения". Законодательство не поясняет, что имеется в виду: день принятия соответствующего решения или день появления надлежащим образом оформленного (подписанного) протокола (решения). С нашей точки зрения, этот "момент", для того чтобы не возникало вопросов, должен быть уточнен. Таким "моментом" должен признаваться день принятия решения.

Правовое регулирование деятельности ликвидаторов законом регулируется недостаточно. Очевидно, что если речь идет об одном ликвидаторе, проблем возникает меньше. Гораздо больше вопросов в тех случаях, когда действует ликвидационная комиссия - коллегиальный орган. Деятельность любого коллегиального органа требует как минимум регулирования кворума его заседаний, кворума для принятия решений, порядка голосования и оформления решений. Действующее законодательство правил в этой части не содержит (исключая случай возложения функций ликвидатора на правление в соответствии со ст. 43 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации"). Данный вопрос, исходя из ст. 62 ГК, могут урегулировать сами лица, принимающие решение о ликвидации. С практической точки зрения при отсутствии в законе детального регулирования порядка деятельности ликвидационной комиссии можно рекомендовать органам управления организаций одновременно с решением о ликвидации принимать положение о ликвидационной комиссии. Интересно, что в этой части вопрос о ликвидации хорошо регулировался во времена нэпа, когда деятельность ликвидационной комиссии приравнивалась к деятельности правления (исполнительного органа) со всеми вытекающими из этого требованиями в отношении порядка принятия решений.

Не урегулирован законодательством вопрос и о периоде деятельности ликвидационной комиссии (ликвидатора). Если соответствующие указания есть в законодательстве о банкротстве, то общие положения законодательства о ликвидации никаких положений не содержат. В литературе иногда делается вывод, что соответствующие вопросы (порядок и сроки упразднения ликвидационной комиссии) относятся к решению того органа (лица), который ликвидационную комиссию сформировал . Не оспаривая такой логики, заметим, что она не гарантирует соблюдения прав и законных интересов различных лиц, вовлеченных в процесс ликвидации, это, очевидно, вопрос законодательного регулирования.

--------------------------------

Жане А. Указ. соч. С. 22.

 

Вопрос о регулировании деятельности ликвидаторов не носит исключительно организационный характер, в конечном счете важно, чтобы были ясно урегулированы права и обязанности таких лиц. Если права таких лиц напрямую вытекают из того, полномочия каких органов они замещают (т.е. скорее всего речь идет об органах исполнительных), то вот с обязанностями дело сложнее.

Как показывает анализ законодательства, как действующего, так и прошлых лет, к числу обязанностей ликвидаторов можно отнести:

а) осуществление текущей деятельности ликвидируемого юридического лица. Законом в полной мере не решен вопрос о возможном объеме такой текущей деятельности. Очевидно, что возникающие вопросы в части трудовой деятельности, отчетности перед государственными и иными органами и организациями, получения/отправления почтовых и иных отправлений, делопроизводства и тому подобные вопросы решаются ликвидационной комиссией. Однако относительно иной деятельности юридического лица, т.е., собственно, той деятельности, ради которой оно создавалось (или которую до момента начала ликвидационных процедур фактически осуществляло), закон ничего не говорит.

Можно предположить, что само осуществление такой деятельности противоречит цели и задачам деятельности ликвидаторов (созданной ликвидационной комиссии, назначенного ликвидатора, правления, на которое возложили ликвидацию кооператива) - лиц (органов), призванных провести процедуру ликвидации. Ряд авторов прямо это отмечают.

Так, Д.В. Ломакин в отношении акционерных обществ отмечает: "Целью деятельности ликвидационной комиссии является не обеспечение нормального функционирования акционерного общества посредством осуществления управленческих или контрольных функций, что характерно для органов общества, а организация и проведение процесса ликвидации (выделено мной. - А.Г.)" . Сходные точки зрения высказывались и в отношении ранее действовавшего законодательства (до ГК 1994 г.). Так, К. Жудро в работе 1926 г. приводил мнение арбитражной практики того времени, прямо указывавшей, что "ликвидационная комиссия - это временное правление, продолжающее работу нормального правления, но имеющее специальную задачу ликвидировать данное предприятие (выделено мной. - А.Г.)". По мнению данного автора, из этого вытекают следующие обязанности комиссии: "...точное установление актива и пассива предприятия, разыскание, оценка и реализация имущества, взыскание долгов, составление ликвидационного баланса, выработка плана ликвидации предприятия и удовлетворения кредиторов и выполнение этого плана" . М. Венецианов относительно порядка прекращения акционерных товариществ отмечал: "Ликвидационная комиссия имеет целью, прежде всего, удовлетворить всех кредиторов (выделено мной. - А.Г.), погасить все претензии к ликвидируемому обществу, а затем по выполнении первой задачи, распределить все остатки имущества между акционерами или пайщиками..." . Д.М. Генкин и В.Б. Филатов, комментируя Закон о промысловой кооперации 1927 г., отмечали, что "при ликвидации, производимой по почину самой ликвидирующейся организации, ликвидационная комиссия является не чем иным, как подотчетным органом управления, избранным для замены правления, ввиду той специальной цели ликвидации, которая поставлена решением самой кооперативной организации" . Е.Н. Штандель, также комментируя законодательство о промысловой кооперации, указывал: "Ликвидкомиссия вправе вступать в дозволенные законом обязательства лишь постольку, поскольку последние связаны с реализацией имущества и направлены к наиболее полному удовлетворению кредиторов" . А. Квачевский следующим образом комментировал этот момент: "Со времени прекращения товарищества основное положение заключается в том, что товарищество не может предпринимать действий, для которых составлено, и представляет союз лиц только для ликвидации; оно идет только к одной цели - полному расторжению. Поэтому ликвидатор хотя и представляет уполномоченное товарищество, но не имеет прав управляющего его делами, он может окончить только начатые предприятия, но не может начинать новых. Поэтому и управляющий делами, если ему поручена ликвидация, остается только уполномоченным на ликвидацию" .

--------------------------------

Ломакин Д.В. Указ. соч. С. 108.

Жудро К. Указ. соч. С. 1086.

Венецианов М. Прекращение акционерных обществ (паевых товариществ) // Еженедельник советской юстиции. 1926. N 24. С. 744.

Генкин Д.М., Филатов В.Б. Указ. соч. С. 125.

Штандель Е.Н. Курс советского кооперативного права. 3-е изд. Харьков; Киев, 1926. С. 126.

Квачевский А. О товариществах вообще и акционерных обществах в особенности по началам права, русским законам и судебной практике // Журнал гражданского и уголовного права. 1880. Кн. 6. Ноябрь - декабрь. С. 178.

 

Похожие мысли можно найти и в документах Конституционного Суда, и в современных разъяснениях судебной практики. К примеру, в Определении Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 51-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дрея Вячеслава Григорьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 62 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем вторым пункта 2 и пунктом 3 статьи 21 Федерального закона "Об акционерных обществах" указано, что полномочия ликвидационной комиссии, "перечисленные в ст. 63 ГК Российской Федерации, обусловлены непосредственно целями ликвидации". Пункт 12 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций), утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 января 2000 г. N 50, подчеркивает, что круг полномочий ликвидационной комиссии определен ст. 63 Кодекса. Еще более категоричные суждения можно встретить в решениях нижестоящих судов. К примеру, выдержка из Постановления ФАС Северо-Западного округа от 29 января 2008 г. N Ф04-427/2008(1025-А03-13): "С назначением ликвидационной комиссии к ее ведению относятся все действия, направленные на истребование и получение причитающейся задолженности и формирование ликвидационной массы. Сделки, совершаемые предприятием в этот период, должны быть направлены исключительно на завершение текущих дел, осуществление расчетов с кредиторами. Правоспособность общества, находящегося в процессе ликвидации, имеет строго целевой характер и сводится к компетенции ликвидационной комиссии, определяемой в соответствии со ст. 63 Гражданского кодекса".

С таким подходом можно было бы в целом согласиться. Действительно, не дело ликвидаторов осуществлять текущую деятельность организации. Однако такой взгляд представлял бы известное упрощение ситуации. Ведь существуют производства с непрерывным циклом ; в момент деятельности ликвидаторов продолжают действовать договоры, ранее заключенные юридическим лицом, некоторые из них относятся к длящимся, и т.д. Очевидно, что этот вопрос требует более серьезного описания в действующем законодательстве, тем более что соответствующие ситуации уже урегулированы Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" (ст. 129). Этот Закон предусматривает возможность принятия специального решения о прекращении деятельности при соблюдении определенных условий. В общем-то опыт соответствующего регулирования мог бы быть учтен и при совершенствовании законодательства о ликвидации .

--------------------------------

Могут быть и более частные ситуации, к примеру, п. 27 Положения о несостоятельности государственных предприятий и смешанных акционерных обществ, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК 6 февраля 1929 г., указывал на то, что, несмотря на установление многочисленных запретов после принятия определения о признании организации несостоятельной, "продажа скоропортящихся продуктов и розничная торговля не приостанавливаются, если не состоялось специального запрещения арбитражной комиссии".

Хотя и в отношении текущей деятельности при применении конкурсного производства высказываются противоположные позиции (см., к примеру: Телюкина М.В., Ткачев В.Н. Конкурсная масса несостоятельного должника // Адвокат. 2003. N 8. С. 26).

 

Не вызывает сомнения, что ликвидируемое юридическое лицо через своих ликвидаторов не должно начинать каких-то новых проектов, заключать соглашений с новыми заказчиками, подрядчиками и т.п.; очевидно, что не может продолжаться деятельность разного рода некоммерческих организаций. Некоторые федеральные законы в отсутствие общих положений в этой части специально регулируют эти вопросы. Так, ст. 10 Федерального закона "О кредитной кооперации" прямо указывает, что "после принятия решения о ликвидации кредитного кооператива этот кредитный кооператив не вправе осуществлять прием новых членов, привлекать денежные средства членов кредитного кооператива (пайщиков) и предоставлять займы".

Однако не должно возникать вопросов в части осуществления иной текущей деятельности, необходимой не только для осуществления ликвидации, но и для поддержания жизнедеятельности организации до ее юридического прекращения .

--------------------------------

Отметим, что ранее действовавшее законодательство содержало нормы, регулировавшие подобного рода вопросы. Так, п. 27 Положения о несостоятельности государственных предприятий и смешанных акционерных обществ, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК 6 февраля 1929 г., указывал на то, что запрещения, устанавливавшиеся данным документом после принятия определения о признании организации несостоятельной, "не распространяются на текущие расходы по управлению несостоятельным предприятием".

 

Примером деятельности, которая поддерживает жизнедеятельность организации, выступают оформление прекращения соответствующих правоотношений, а также выполнение обязанностей юридического лица, предусмотренных при проведении процедур ликвидации. К примеру:

- ст. 180 Трудового кодекса РФ предусматривает возможность расторжения трудового договора с работником при ликвидации до истечения срока уведомления, выплатив ему дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении;

- ст. 43 ТК РФ предусматривает, что коллективный договор при ликвидации организации сохраняет свое действие в течение всего срока проведения ликвидации;

- ст. 23 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" предусматривает обязанность при ликвидации внести страховщику капитализированные платежи в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации ;

--------------------------------

См. также п. 37 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной Приказом Минздравсоцразвития России от 14 декабря 2009 г. N 987н.

 

- в соответствии со ст. 10 Федерального закона "О кредитной кооперации" и ст. 14 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах" установлена обязанность ликвидационной комиссии по требованию членов ликвидируемого кооператива предоставить для ознакомления отчет об оценке имущества такого кооператива;

- в соответствии со ст. 9 Федерального закона "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" при ликвидации страхователя - юридического лица в территориальный орган Пенсионного фонда по месту регистрации в качестве страхователя предоставляются индивидуальные сведения об уволенных в связи с этим застрахованных лицах, работавших в течение одного месяца со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса, но не позднее дня представления в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов для государственной регистрации при ликвидации юридического лица.

К числу обязанностей юридического лица, предусмотренных при проведении процедур ликвидации, следует отнести обязанность по проведению инвентаризации: в соответствии со ст. 12 Федерального закона "О бухгалтерском учете" проведение инвентаризации обязательно при ликвидации организации. Порядок проведения инвентаризации установлен Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными Приказом Минфина России от 13 июня 1995 г. N 49.

К такого рода обязанностям относится и снятие с налогового учета обособленных подразделений , а также закрытие банковских счетов.

--------------------------------

См. также Приказ Федеральной налоговой службы от 1 декабря 2006 г. N САЭ-3-09/826@ "Об утверждении форм документов, используемых при постановке на учет и снятии с учета российских организаций и физических лиц".

 

Нельзя не отметить, что для многих ликвидируемых организаций актуальна и такая проблема: удовлетворение требований заказчиков по ранее проданным товарам, оказанным услугам и выполненным работам в течение гарантийного срока.

Текущая деятельность ликвидируемого юридического лица осуществляется ликвидатором в той или иной степени во все время ликвидационных процедур вплоть до подачи заявления в регистрирующий орган о внесении записи в ЕГРЮЛ о прекращении юридического лица;

б) выявление всех кредиторов юридического лица, в том числе уведомление кредиторов. Для решения этой задачи ликвидационная комиссия помещает в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, публикацию о его ликвидации и о порядке и сроке заявления требований его кредиторами. Этот срок не может быть менее двух месяцев с момента публикации о ликвидации.

Однако этим уведомлением дело не ограничивается. Закон предписывает для ликвидаторов обязанность письменно уведомить кредиторов о ликвидации юридического лица. Данным требованием закон прежде всего обеспечивает интересы кредиторов: все известные кредиторы должны быть отдельно уведомлены о том, что организация находится в процессе ликвидации.

Как видно из текста ст. 63 ГК, опубликование уведомления для кредиторов является обязательным, в этой связи вызывает вопросы ст. 22 Федерального закона "Об акционерных обществах", в соответствии с которой "в случае, если на момент принятия решения о ликвидации общество не имеет обязательств перед кредиторами, его имущество распределяется между акционерами". Норма построена таким образом, что лица, принимающие решение о ликвидации, уже в момент принятия (и даже до него) знают об отсутствии у общества кредиторов. То есть, по сути, содержит положения, отменяющие необходимость опубликования соответствующего уведомления для кредиторов . С нашей точки зрения, такое положение нельзя признать верным: определить в момент принятия решения, имеются или не имеются у акционерного общества кредиторы, невозможно. Собственно, для этого и делается соответствующее уведомление. Если же эта норма направлена на сокращение сроков ликвидации, то закон должен содержать правило о том, кто удостоверяет на момент принятия решения отсутствие у общества кредиторов под свою ответственность перед позднее обнаружившимися кредиторами (к примеру, аудитор).

--------------------------------

Интересно, что подобного рода проблемы обсуждались еще во времена нэпа. Например, М. Венецианов полагал, что в тех случаях, когда все акции ликвидированного акционерного общества переходят в собственность одного лица, нет надобности назначать ликвидационную комиссию вообще (Венецианов М. Прекращение акционерных обществ (паевых товариществ) // Еженедельник советской юстиции. 1926. N 24. С. 744).

 

Срок для выявления кредиторов юридического лица достаточно четко обозначен в законе: он определяется условиями решения о ликвидации, а также самими ликвидаторами, но не может быть менее двух месяцев с момента публикации о ликвидации. Однако этот срок не является пресекательным. Кредитор, который вовремя не представил свои требования, может сделать это и позднее (но не позднее даты внесения записи о прекращении существования юридического лица, ибо в последнем случае требования кредитора будут считаться погашенными ). Однако в этом случае он попадает в более неблагоприятную ситуацию по отношению к другим кредиторам (ст. 64 ГК): требования кредитора, заявленные после истечения срока, установленного ликвидационной комиссией для их предъявления, удовлетворяются из имущества ликвидируемого юридического лица, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, заявленных в срок.

--------------------------------

См. также: Определение ВАС РФ от 8 июля 2008 г. N 8239/08 и Постановление ФАС Северо-Западного округа от 3 марта 2008 г. N А21-30/2007.

 

С выявлением кредиторов в законе есть неопределенные моменты. К числу таковых, в частности, относится вопрос о том, каким образом отражать при ликвидации будущие возможные претензии, возникшие из ранее заключенных и исполненных договоров. Прежде всего, речь идет о гарантийных сроках. Так, ст. 5 Закона РФ "О защите прав потребителей" указывает, что изготовитель (исполнитель) вправе устанавливать на товар (работу) гарантийный срок - период, в течение которого в случае обнаружения в товаре (работе) недостатка изготовитель (исполнитель), продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер обязаны удовлетворить требования потребителя, установленные ст. ст. 18 и 29 указанного Закона. В некоторых случаях установление гарантийного срока - это обязанность, а не право. Если гарантийный срок еще не истек, а подрядчик ликвидировался, не ясно, к кому предъявлять соответствующие претензии. Очевидно, что заказчик в этой ситуации несет негативные последствия ликвидации, но повлиять на ситуацию никак не может. С нашей точки зрения, этот вопрос должен найти решение в Законе. Мы бы полагали правильным установить при добровольной, прежде всего, ликвидации правило о том, что по обязательствам по такого рода гарантиям должно быть установлено преемство. Без предоставления доказательств указанного преемства ликвидация не может состояться.

В связи с изложенным возникает и еще одна проблема: удовлетворение кредиторов по их претензиям, которые не связаны с получением денежных средств. В качестве примера представим, что требования в рамках гарантийного срока были заявлены в момент проведения ликвидации и как требования кредиторов. Каким образом ликвидационная комиссия должна поступать в этих случаях? Все регулирование действующее основано на том, что она должна произвести расчеты с кредиторами денежными средствами, однако закон ничего не говорит о том, как действовать в описанной ситуации. Между тем очевидно, что если требования предъявлены - необходимо исправлять соответствующие недостатки товара (работы, услуги). То есть осуществлять не что иное, как текущую деятельность. Этот момент, очевидно, требует детального правового регламентирования.

Еще один неопределенный момент - судьба требований кредиторов по обязательствам, возникшим из деятельности ликвидационной комиссии. Для того чтобы такие кредиторы не попали в описанную выше неблагоприятную ситуацию при нарушении срока предъявления требований, закон должен специально эту ситуацию регулировать;

в) выявление должников. Эта функция (обязанность) ликвидатора сформулирована ст. 63 ГК так: "Ликвидационная комиссия принимает меры к... получению дебиторской задолженности...". В отличие от срока для выявления здесь закон не содержит никаких временных сроков. Очевидно, что выявление должников ликвидируемого юридического лица, а также взыскание по их долгам могут и должны производиться вплоть до составления ликвидационного баланса (окончательного ликвидационного баланса, который служит для расчетов с главными бенефициарами организации). При этом не ясно, что происходит с долгами, которые признаны, выявлены, но не взысканы к моменту подачи документов для внесения записей в ЕГРЮЛ о прекращении юридического лица. В качестве решения этого вопроса можно рассматривать положения ст. 63 ГК, в соответствии с которой оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными документами юридического лица. То есть получается, что права (требования) могут также входить в состав этого имущества и переходить к указанным лицам (отдельные ненормативные акты в отношении ликвидации государственных учреждений прямо об этом указывают ). С нашей точки зрения, этот вопрос было бы целесообразно урегулировать в законе более четко, тем более что в судебной практике споры из таких отношений встречаются .

--------------------------------

К примеру, в соответствии с п. 4 распоряжения Правительства РФ от 28 июня 2008 г. N 947-р, на основании которого осуществлялась ликвидация специализированного государственного учреждения при Правительстве РФ "Российский фонд федерального имущества", прямо предписывалось Росимуществу "в установленном порядке принять имущество Фонда и его обязательственные права, оставшиеся после удовлетворения требований кредиторов".

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 16 ноября 1999 г. N 1273/99.

 

Для некоторых случаев ликвидации устанавливается более подробное регулирование взыскания долгов с отдельных должников. К примеру:

- в соответствии со ст. 43 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" установлено, что "после принятия решения о ликвидации кооператива члены кооператива, не внесшие полностью свои обязательные паевые взносы, обязаны выплатить их в сроки, определенные общим собранием членов кооператива. При составлении ликвидационного баланса указанные паевые взносы учитываются как полностью выплаченные". Данное правило представляется очень интересным в том смысле, что оно устанавливает исключительно внутренний (в период жизни юридического лица) механизм реализации субсидиарной ответственности участников юридических лиц по их долгам;

- в соответствии со ст. 10 Федерального закона "О кредитной кооперации" члены кредитного кооператива (пайщики) обязаны исполнить свои обязательства перед кредитным кооперативом в сроки, установленные общим собранием членов кредитного кооператива (пайщиков). В случае неисполнения членом кредитного кооператива (пайщиком) своих обязательств перед кредитным кооперативом в установленный срок кредитный кооператив (ликвидационная комиссия) вправе в судебном порядке потребовать исполнения указанных обязательств;

- в соответствии со ст. 41 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" после принятия решения о ликвидации садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения его члены обязаны погасить полностью задолженность по взносам в размерах и в сроки, которые установлены общим собранием членов такого объединения (собранием уполномоченных);

г) уведомление иных (кроме кредиторов) лиц в случаях, установленных законодательством, о проводимых ликвидационных мероприятиях, а также о некоторых фактах, выявившихся в ходе их. Прежде всего надо отметить необходимость своевременного уведомления лиц, с которыми ликвидируемое юридическое лицо состоит в трудовых отношениях. Трудовой кодекс содержит здесь несколько ключевых сроков: 1) о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения (ст. 180 ТК); 2) о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации работники, заключившие трудовой договор на срок до двух месяцев, предупреждаются работодателем в письменной форме под роспись не менее чем за три календарных дня (ст. 292 ТК); 3) о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации работники, занятые на сезонных работах, предупреждаются работодателем в письменной форме под роспись не менее чем за семь календарных дней (ст. 296 ТК). Встречаются и специальные случаи. Так, ст. 11 Федерального закона "О кредитных историях" указывает, что в случае принятия бюро кредитных историй на период проведения ликвидационных решений о приостановлении получения информации от источников формирования кредитных историй и (или) предоставления кредитных отчетов оно в течение трех рабочих дней со дня принятия решения обязано уведомить об этом источники формирования кредитных историй, предоставляющие ему такую информацию, а также разместить соответствующую информацию в общероссийском периодическом печатном издании и местном периодическом печатном издании по местонахождению ликвидируемого бюро кредитных историй;

д) определение имущественной массы, которая имеется на разных правовых титулах у юридического лица. Вопрос об определении имущества ликвидируемой организации прежде всего важен для расчетов с кредиторами, а также для определения того, не находится ли ликвидируемая организация в состоянии банкротства и не возникает ли обязанность изменить правовой режим ликвидации путем направления соответствующего заявления в арбитражный суд. Однако есть и еще одна сторона проблемы: ликвидатор должен определить и индивидуализировать то имущество (имущественные комплексы), которое не подлежит разделу между кредиторами и имеет специальный правовой режим;

е) своевременное обнаружение признаков несостоятельности и обращение в арбитражный суд с соответствующим обращением. Данная обязанность не вполне четко установлена ГК. Статья 61 ГК указывает, что если стоимость имущества ликвидируемого юридического лица недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, оно может быть ликвидировано только в порядке несостоятельности (банкротства). При этом не говорится ни о порядке действий органов (в том числе ликвидационной комиссии), ни о последствиях несоблюдения указанного правила. Вызывают вопросы формулировки гипотезы и диспозиции этой статьи: что значит "стоимость имущества... недостаточна для удовлетворения требований кредиторов"? На каком этапе ликвидации это можно выявить? Статья построена таким образом, что предполагает возможность обнаружения недостаточности стоимости на любом этапе ликвидации. Но понять соотношение размеров требований кредиторов и располагаемых денежных средств и иного имущества можно только после истечения сроков для получения требований кредиторов. Собственно, на эту мысль наталкивают и положения некоторых подзаконных актов. К примеру, п. 3.2 Положения Банка России от 16 января 2007 г. N 301-П "О порядке составления и представления промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса ликвидируемой кредитной организации и их согласования территориальным учреждением Банка России" указывает, что "при добровольной ликвидации или принудительной ликвидации стоимость имущества (активов) кредитной организации, учтенного в исходящих остатках промежуточного ликвидационного баланса, должна быть достаточна для удовлетворения требований кредиторов". Эта достаточность констатируется на этапе проверки промежуточного баланса Банком России. Если согласно документу обнаруживается иное, то промежуточный ликвидационный баланс возвращается кредитной организации без согласования с указанием на наличие признаков несостоятельности (банкротства) кредитной организации.

Исходя из общих правил не понятно и то, какой субъект должен определить стоимость имущества. Ведь у ликвидаторов большинства организаций нет обязанности провести оценку имущества. Соответственно, не ясно, как при отсутствии такой оценки стоимость может быть определена . К числу редких случаев, когда оценка имущества требуется, можно отнести:

--------------------------------

О проблемах применения этого правила см. также Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14 марта 2007 г. N Ф04-735/2007(31575-А45-24).

 

- правила ст. 10 Федерального закона "О кредитной кооперации", в соответствии с которой после принятия решения о ликвидации и назначении ликвидационной комиссии "проводится обязательная оценка рыночной стоимости имущества ликвидируемого кредитного кооператива в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность";

- правила ст. 14 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах", в соответствии с которой в случае ликвидации кооператива проводится обязательная оценка имущества (движимого и недвижимого имущества, прав требования, долгов) ликвидируемого кооператива в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность. Проведение указанной оценки должно предшествовать утверждению промежуточного ликвидационного баланса.

Отдельные федеральные законы содержат совершенно иные правила. Так, в соответствии со ст. 9 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в случае, если при проведении ликвидации юридическое лицо стало отвечать признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества, ликвидационная комиссия обязана обратиться в арбитражный суд с заявлением в течение 10 дней с момента выявления каких-либо из указанных признаков. Содержание обоих признаков раскрывается в ст. 2 указанного Закона. Под "недостаточностью имущества" понимается превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника; под "неплатежеспособностью" - прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств (недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное). С нашей точки зрения, соответствующая обязанность ликвидационной комиссии может наступить только после истечения сроков для предъявления кредиторами своих требований в установленный срок.

Статья 35 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" указывает, что в случае, если при проведении ликвидации государственного или муниципального предприятия установлена его неспособность удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, ликвидационная комиссия должна обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании государственного или муниципального предприятия банкротом. Как видно, Закон устанавливает иное, чем в ГК и Федеральном законе "О несостоятельности (банкротстве)", основание для обращения в арбитражный суд.

Анализ положений данных Федеральных законов показывает, что в них содержатся нормы, прямо противоречащие ГК в части правовой судьбы неудовлетворенных требований кредиторов. ГК в отношении неудовлетворенных требований кредиторов устанавливает следующие правила:

- требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными;

- требования кредиторов, не признанные ликвидационной комиссией, если кредитор не обращался с иском в суд, а также требования, в удовлетворении которых решением суда кредитору отказано, считаются погашенными.

Однако, как показывает анализ указанных Федеральных законов, названные ситуации в принципе не могут иметь место при добровольной ликвидации (на которую рассчитаны правила ст. 64 ГК), исключая случаи ликвидации фонда, религиозной организации и политической партии , поскольку:

--------------------------------

Поскольку три названные организации согласно ст. 65 ГК не могут быть признаны банкротами.

 

- невозможность удовлетворения требований кредиторов есть прямое основание для ликвидации юридического лица в рамках правового режима банкротства с иным порядком расчетов с кредиторами ;

--------------------------------

См. также: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18 декабря 2009 г. N Ф03-7287/2009.

 

- для некоторых организаций, которые не могут быть ликвидированы в рамках правового режима банкротства (учреждения, казенные предприятия), закон устанавливает специальный порядок удовлетворения прав кредиторов (ст. 63 ГК): "При недостаточности у ликвидируемого казенного предприятия имущества, а у ликвидируемого учреждения - денежных средств для удовлетворения требований кредиторов последние вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет собственника имущества этого предприятия или учреждения" .

--------------------------------

Согласно разъяснениям судебной практики для применения соответствующего механизма субсидиарной ответственности принципиально важным является предъявление соответствующего требования к ликвидируемому учреждению в установленный законом срок. В этом случае практика признает возможным применить субсидиарную ответственность, в противном - кредитор считается утратившим свои права (см. п. 6 Обзора практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств, утвержденного информационным письмом ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104; п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 21 "О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации"). Следует обратить внимание на вопрос о том, в каком виде должны быть предъявлены ликвидируемому учреждению соответствующие требования, поскольку, к примеру, п. 4 указанного Постановления Пленума специально отметил: "...ответственность собственника имущества учреждения является особым видом субсидиарной ответственности, на который общие нормы о субсидиарной ответственности, установленные статьей 399 ГК РФ, распространяются с особенностями, установленными статьей 120 Кодекса. Особенность такой ответственности состоит в том, что собственник имущества учреждения не может быть привлечен к ответственности без предъявления в суд искового требования к основному должнику". Как можно понять, для того чтобы реализовать соответствующий механизм субсидиарной ответственности, мало просто вовремя обратиться с требованиями к ликвидатору, надо еще и обратиться с иском в суд к основному должнику - ликвидируемому юридическому лицу (так эту ситуацию рассматривают и некоторые суды. См., к примеру, Постановление ФАС Поволжского округа от 26 февраля 2010 г. N А65-6087/2009: "Необходимыми условиями для применения субсидиарной ответственности являются: отказ учреждения - основного должника - удовлетворить требование кредитора или неполучение кредитором от него в разумный срок ответа на предъявленное требование; обязательное предъявление иска в суд к основному должнику - учреждению; недостаточность у учреждения находящихся в его распоряжении денежных средств; необходимость заявления кредитором требований к ликвидационной комиссии учреждения до завершения его ликвидации").

 

После окончания срока для предъявления требований кредиторами ликвидатор должен составить промежуточный ликвидационный баланс , который в самом общем виде содержит сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне предъявленных кредиторами требований, а также о результатах их рассмотрения . Законодательство не содержит иных требований к промежуточному балансу. Нет в нем в качестве общих положений и требований о форме и составе такого документа, а также о дате, на которую он составляется. Редким исключением здесь выступает Положение Банка России от 16 января 2007 г. N 301-П "О порядке составления и представления промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса ликвидируемой кредитной организации и их согласования территориальным учреждением Банка России". В соответствии с п. 1.2 указанного документа промежуточный ликвидационный баланс составляется "по форме отчетности 0409101 "Оборотная ведомость по счетам бухгалтерского учета кредитной организации"... установленной Указанием Банка России от 16 января 2004 г. N 1376-У "О перечне, формах и порядке составления и представления форм отчетности кредитных организаций в Центральный банк Российской Федерации"... на соответствующую дату с указанием периода, за который составлен баланс". Пункт 1.5 этого документа позволяет выделить следующие требования к его форме: а) он (равно как и приложения к нему) подписывается председателем ликвидационной комиссии и скрепляется соответствующей печатью; б) сам баланс и все приложения к нему прошнуровываются; 3) баланс не представляет собой единого документа, а содержит множество приложений (п. 2.3 ).

--------------------------------

Этот момент не очень ясен. Интересно, что некоторые подзаконные акты его уточняют. К примеру, п. 1.1 Положения Банка России от 16 января 2007 г. N 301-П "О порядке составления и представления промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса ликвидируемой кредитной организации и их согласования территориальным учреждением Банка России" указывает: "Промежуточный ликвидационный баланс составляется и представляется ликвидационной комиссией... после закрытия реестра требований кредиторов кредитной организации". Очевидно, что использование слова "реестр" предполагает, что его еще нужно составить после истечения срока поступления требований кредиторов.

Пункт 29 Порядка создания, реорганизации, изменения типа и ликвидации федеральных государственных учреждений, а также утверждения уставов федеральных государственных учреждений и внесения в них изменений, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26 июля 2010 г. N 539, указывает, что ликвидационная комиссия "в 10-дневный срок с даты истечения периода, установленного для предъявления требований кредиторами, представляет в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции и полномочия учредителя, для утверждения промежуточный ликвидационный баланс".

Определение этого понятия законы не содержат, хотя в некоторых подзаконных актах такие попытки имели место. В частности, в утративших силу Указании Банка России от 19 декабря 1997 г. N 85-У "О порядке составления промежуточного ликвидационного баланса и окончательного ликвидационного баланса кредитных организаций и порядке их согласования территориальными учреждениями Банка России" и Положении Банка России от 4 октября 2000 г. N 125-П "О порядке составления промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса кредитной организации и их согласования территориальными учреждениями Банка России" промежуточный ликвидационный баланс определялся следующим образом: "Баланс ликвидируемой кредитной организации, составленный после окончания срока, установленного ликвидационной комиссией, конкурсным управляющим, ликвидатором... для заявления требований кредиторами, и составления реестра требований кредиторов, содержащий сведения о составе имущества и кредиторской задолженности ликвидируемой кредитной организации".

Некоторые федеральные законы вносят здесь уточнения. К примеру, в соответствии со ст. 41 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" "по окончании срока предъявления требований кредиторов к садоводческому, огородническому или дачному некоммерческому объединению ликвидационная комиссия составляет промежуточный ликвидационный баланс, который содержит сведения о наличии земли и другого имущества общего пользования ликвидируемого объединения (выделено мной. - А.Г.), перечне предъявленных кредиторами требований и результатах их рассмотрения".

Согласно этому пункту к промежуточному ликвидационному балансу прилагаются (чаще всего по установленной форме): а) копии публикаций в средствах массовой информации о ликвидации кредитной организации, о порядке и сроке предъявления требований кредиторами в соответствии с законодательством Российской Федерации; б) сведения о размере требований кредиторов и обязательствах кредитной организации по промежуточному ликвидационному балансу; в) сведения об имуществе (активах) кредитной организации по промежуточному ликвидационному балансу; г) сведения о поступивших и использованных денежных средствах кредитной организации по промежуточному ликвидационному балансу; д) копия реестра требований кредиторов, составленного по форме, установленной Банком России; е) копии документов, заверенные председателем ликвидационной комиссии, подтверждающих реализацию имущества (активов) кредитной организации и основания для списания имущества (активов) по объектам балансовой стоимостью более 1 млн. руб. (извещений о проведении торгов и протоколов проведения торгов с приложением актов оценки имущества (активов) независимыми оценщиками; документов по исковой работе, включая вступившие в законную силу судебные акты об отказе в удовлетворении исковых требований, судебные акты и документы, свидетельствующие об окончании или прекращении исполнительного производства; документов, свидетельствующих о проведенной работе по розыску имущества (активов), отраженного во входящих остатках промежуточного ликвидационного баланса, и архивов кредитной организации; документов, подтверждающих отсутствие (ликвидацию) должника и (или) его имущества (активов); других документов, служащих основанием для списания имущества (активов); протоколов заседаний общих собраний учредителей (участников) кредитной организации, принимавших решение о списании имущества (активов) при невозможности реализации (взыскания) и по итогам инвентаризации имущества (активов); документов, подтверждающих проведение мероприятий по возврату имущества (активов), находящегося в доверительном управлении и (или) на хранении (учете) в депозитарии кредитной организации.

 

Иные требования к промежуточному ликвидационному балансу встречаем в письме Министерства финансов РФ от 16 июня 2003 г. N 03-0101/08-176. Пункт 3 письма указывает: "После окончания срока для предъявления требований кредиторами ликвидационная комиссия представляет учредителю на утверждение промежуточный ликвидационный баланс по ликвидируемому органу или учреждению в объеме форм годовой бухгалтерской отчетности, установленных Министерством финансов Российской Федерации. Данные промежуточного ликвидационного баланса подтверждаются инвентаризацией активов и обязательств ликвидируемого органа или учреждения и реестром требований кредиторов" (выделено мной. - А.Г.).

С нашей точки зрения, закон должен содержать общие требования к составлению промежуточного ликвидационного баланса, в противном случае неизбежны судебные споры о том, отвечает ли тот или иной документ признакам ликвидационного баланса, установленным ГК (тем более что никакой проверки правильности составления промежуточного баланса закон не предусматривает, а судебная практика указывает на отсутствие полномочий налоговых органов проверять достоверность сведений такого баланса ). Законодательство должно четко устанавливать и условия утверждения промежуточного ликвидационного баланса. Такого рода условия можно встретить в ранее действовавшем законодательстве. К примеру, ст. 32 Постановления Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. N 4214-I "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением трудовых обязанностей" указывала в отношении ликвидационного баланса, что он "утверждается лишь после капитализации сумм, необходимых для выплаты возмещения вреда в будущем, и перечисления их органам государственного страхования". Принципиально такой подход представляется верным: необходимо четко описать в законодательстве условия, при которых решение об утверждении баланса может быть принято.

--------------------------------

К примеру, см. Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 15 ноября 2004 г. N Ф04-8134/2004(6262-А46-24) и от 3 сентября 2008 г. N Ф04-5429/2008(11094-А46-26); ФАС Дальневосточного округа от 7 декабря 2004 г. N Ф03-А51/04-1/3422; ФАС Волго-Вятского округа от 8 июня 2005 г. N А31-8505/12.

См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10 июля 2008 г. N А19-17604/07-27-Ф02-3076/08.

 

С нашей точки зрения, надо относиться к самому слову "баланс" не более как к условности, поскольку промежуточный ликвидационный баланс - это не бухгалтерский баланс, как его понимает законодательство о бухгалтерском учете и отчетности. Это, скорее, систематизированный по определенной форме свод информации (синтетическая часть) об имуществе и обязательствах ликвидируемого юридического лица, о порядке действий ликвидатора с необходимыми приложениями (аналитическая часть).

Промежуточный ликвидационный баланс утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица. Таким образом, основным правилом законодательства является то, что промежуточный ликвидационный баланс утверждается тем же лицом, которое приняло решение о добровольной ликвидации. Отметим, что законодательство в части утверждения промежуточного баланса весьма невнятно. В частности, если такой баланс должен быть утвержден решением общего собрания участников юридического лица (акционеров, участников общества с ограниченной ответственностью, пайщиков кооператива и т.п.), то необходимы четкие правила действий ликвидаторов, а также иных органов, чего в действующем законодательстве не наблюдается вовсе. К примеру, более детального регулирования требует здесь организация наиболее сложного собрания из указанных - собрания акционеров (поскольку здесь еще завязаны вопросы составления реестра).

Существенный вопрос, который не регулирует законодательство, - последствия неутверждения промежуточного баланса в силу отсутствия кворума. Здесь, очевидно, закон должен устанавливать правило о том, что если промежуточный баланс не будет утвержден в силу отсутствия кворума дважды, то он должен считаться утвержденным в третий раз любым количеством голосов.

Еще один существенный вопрос практического свойства - что делать, если на проведение собрания участников юридического лица, которым должен быть утвержден промежуточный ликвидационный баланс, нет денежных средств, - также оставлен законом без ответа. К примеру, денежных средств может не хватать не только на рассылку писем участникам, как того требуют закон и устав, но даже на публикацию соответствующего уведомления в средстве массовой информации о проведении собрания. Здесь можно было бы отметить, что ликвидаторы юридического лица могут продать часть его имущества. Однако эта нормальная хозяйственная логика наталкивается на следующую правовую проблему: продавать имущество можно только после утверждения промежуточного баланса. Об этом, по сути, указывает ст. 63 ГК. На это указывает и судебная практика. В качестве примера можно привести следующее интересное дело . Муниципальное унитарное предприятие (МУП) в лице конкурсного управляющего обратилось с иском к органу управления муниципальным имуществом о признании недействительной ничтожной сделки по безвозмездной передаче имущества в казну, совершенной ликвидационной комиссией МУП. Целью сделки явился отзыв из хозяйственного ведения муниципального предприятия в казну района неиспользуемого имущества. Суд, удовлетворяя требования, со ссылкой на ограниченность компетенции ликвидационной комиссии в соответствии со ст. 63 ГК указал, что "ликвидационная комиссия (ликвидатор) не обладает распорядительными действиями, направленными на отчуждение имущества предприятия, до момента составления промежуточного ликвидационного баланса (выделено мной. - А.Г.)... согласно части 3 статьи 63 Гражданского кодекса, если имеющиеся у ликвидируемого юридического лица денежные средства недостаточны для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия осуществляет продажу имущества юридического лица с публичных торгов в порядке, установленном для исполнения судебных решений. Таким образом, законодательно предусмотрен специальный режим отчуждения имущества, принадлежащего обществу, находящемуся в процессе ликвидации. Его основой является необходимость предотвратить возможные злоупотребления, связанные с реализацией имущества ликвидируемого юридического лица в ущерб интересам кредиторов".

--------------------------------

См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 января 2008 г. N Ф04-427/2008(1025-А03-13).

 

С нашей точки зрения, в этом моменте закон не является продуманным. Закон должен предусматривать возможность (в качестве исключения) для ликвидаторов при обнаружении недостаточности денежных средств для проведения собрания участников, на котором должен быть утвержден промежуточный ликвидационный баланс, либо обратиться с требованием к участникам покрыть соответствующие расходы, либо продать часть имущества для получения денежных средств, необходимых для проведения собрания. Соответственно должны быть установлены процедура продажи такого имущества (или способы продажи), а также срок, в течение которого имущество должно быть продано. В случае же отказа участников от предоставления денежных средств, а равно отсутствия имущества, которое можно продать, или отрицательного результата при продаже (никто не приобрел имущество) в нем должна быть предусмотрена норма, в соответствии с которой ликвидация юридического лица должна быть осуществлена только в рамках процедуры несостоятельности (банкротства). Соответственно должна быть установлена обязанность ликвидаторов по обращению в суд о несостоятельности юридического лица.

В случаях, установленных законом, промежуточный ликвидационный баланс утверждается по согласованию с уполномоченным государственным органом. К таким случаям, в частности, относятся:

- ст. 23 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" ("учредители (участники) кредитной организации, принявшие решение о ее ликвидации... утверждают промежуточный ликвидационный баланс... по согласованию с Банком России" (выделено мной. - А.Г.));

- ст. 43 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" ("промежуточный ликвидационный баланс утверждается общим собранием членов кооператива или органом, принявшими решение о ликвидации кооператива, по согласованию с ревизионным союзом" (выделено мной. - А.Г.));

- ст. 14 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах" ("промежуточный ликвидационный баланс и окончательный ликвидационный баланс утверждаются общим собранием членов кооператива по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере финансовых рынков" (выделено мной. - А.Г.));

- особым случаем здесь представляется правило ст. 8 Федерального закона "Об использовании государственных ценных бумаг Российской Федерации для повышения капитализации банков", в соответствии с которым с даты завершения размещения привилегированных акций в целях участия в процедуре повышения капитализации дополнительно к правам акционера - владельца привилегированных акций Российская Федерация приобретает право вето при принятии общим собранием акционеров банка решения об утверждении промежуточного ликвидационного баланса (аналогичная ситуация и для акционерных обществ, в отношении которых реализовано специальное право ("золотая акция") в соответствии со ст. 38 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества"). Фактически указанные статьи устанавливают в косвенной форме необходимость согласования промежуточного баланса с государственными органами.

Закон не указывает, когда требуется получить согласование от уполномоченного государственного органа - до утверждения промежуточного баланса или после. В части добровольной ликвидации кредитных организаций этот пробел закрывают нормы Положения Банка России от 16 января 2007 г. N 301-П "О порядке составления и представления промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса ликвидируемой кредитной организации и их согласования с территориальным учреждением Банка России". Этот документ предусматривает предварительное согласование промежуточного баланса с Банком России (территориальным учреждением Банка России). Согласно документу промежуточный ликвидационный баланс представляется на согласование в территориальное учреждение Банка России после дня закрытия реестра требований кредиторов, но не позднее шести месяцев со дня утверждения (назначения) органа, осуществляющего ликвидацию кредитной организации.

Со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса начинаются расчеты с кредиторами юридического лица, которые были включены в соответствующий реестр в порядке очередности, установленной ст. 64 ГК. Законодательство отдельно регулирует вопрос о том, что происходит с требованиями кредиторов, которые не были признаны ликвидатором. Согласно ст. 64 ГК в случае отказа ликвидационной комиссии в удовлетворении требований кредиторов либо уклонения от их рассмотрения кредиторы вправе до утверждения ликвидационного баланса юридического лица обратиться в суд с иском к ликвидационной комиссии. По решению суда требования кредиторов могут быть удовлетворены за счет оставшегося имущества ликвидируемого юридического лица. По вопросу о включении требований кредиторов через суд в реестр требований имеется многочисленная практика. Однако ее положения не столь интересны, чтобы заслуживать какого-то отдельного рассмотрения. Гораздо интереснее проанализировать то положение, в которое эта статья ставит кредиторов. Это положение можно с полной уверенностью назвать дискриминацией. Положения статьи, по сути, позволяют безнаказанно для ликвидаторов игнорировать требования кредиторов. Кредиторы же даже при доказанности своей правоты будут вынуждены "довольствоваться" остатками имущества. Понятно, что эти остатки могут быть столь малы, что кредитор не сможет удовлетворить свои интересы. С нашей точки зрения, было бы логично в таких случаях возлагать на членов ликвидационных комиссий (ликвидаторов) субсидиарную ответственность по долгам ликвидированного юридического лица. Эту ответственность должны нести те лица, которые принимали решение об отказе в удовлетворении требований кредиторов или уклонялись от рассмотрения требований кредиторов. При действующем правовом регулировании это, конечно, невозможно. Как мы отмечали выше, никаких формализованных правил работы ликвидаторов нет (порядок принятия решения, обязательность фиксации решений через протоколы голосования (решения) и т.п.), т.е. есть этакая коллективная безответственность ликвидаторов, а на "нет" нет и возможности определить степень вины каждого из участвующих в ликвидации лиц. Эта проблема требует своего законодательного решения.

Серьезный вопрос - сроки для подачи требования кредитором. Закон говорит о необходимости подать требование до утверждения ликвидационного баланса (имеется в виду окончательный ликвидационный баланс). Однако не ясно, что происходит, если требование будет представлено в суд, к примеру, за день до его утверждения и меры обеспечения иска не будут применены. Каково влияние проходящего процесса на расчеты с главными бенефициарами ликвидируемого юридического лица? Каково вообще влияние вынесенного судебного решения на процесс ликвидации? Что делать, к примеру, если процесс не закончен, а организация уже исключена из ЕГРЮЛ (к примеру, речь идет о задолженности по налогам; как известно, в соответствии со ст. 44 Налогового кодекса обязанность по уплате налога и (или) сбора прекращается с ликвидацией организации-налогоплательщика)? Все эти вопросы закон по-хорошему оставляет без какого-либо ответа, между тем судебная практика показывает, что такого рода вопросы существуют . С нашей точки зрения, такое положение нельзя признать правильным.

--------------------------------

См., к примеру, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 8 июня 2009 г. N А56-28593/2008.

 

Помимо расчетов с кредиторами ликвидатор осуществляет также после утверждения промежуточного баланса продажу имущества ликвидируемой организации. Как указывает общее правило в ст. 63 ГК, "если имеющиеся у ликвидируемого юридического лица (кроме учреждений) денежные средства недостаточны для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия осуществляет продажу имущества юридического лица с публичных торгов в порядке, установленном для исполнения судебных решений" (выделено мной. - А.Г.). Данная норма, как видно, является императивной по двум моментам: 1) форма реализации имущества (только торги); б) правовой режим торгов (только торги, проводимые в порядке, установленном для исполнения судебных решений). Нарушение указанных требований может повлечь оспаривание соответствующих сделок по отчуждению имущества. В качестве примера можно привести уже упоминавшееся дело (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 января 2008 г. N Ф04-427/2008(1025-А03-13)).

Как регулируются публичные торги в порядке, установленном для исполнения судебных решений? Законодательство устанавливает здесь два правила: во-первых, указание в ст. 447 ГК о том, что правила, предусмотренные ст. ст. 448 и 449 ГК, применяются к публичным торгам, проводимым в порядке исполнения решения суда, если иное не предусмотрено процессуальным законодательством; во-вторых, соответствующие нормы Федерального закона "Об исполнительном производстве" (ст. ст. 89 - 92). Статья 90 Федерального закона "Об исполнительном производстве" указывает, что порядок проведения торгов устанавливается ГК, названным Законом, а также иными федеральными законами и постановлениями Правительства РФ. Получается, что нормы ГК по этой статье имеют первенство перед нормами закона, поскольку никакого специального процессуального законодательства, которое бы это исключало, нет. Дополняют же нормы ГК правила данного Закона. Исходя из этих законоположений можно установить следующий порядок проведения торгов:

а) торги могут быть проведены в форме аукциона или конкурса. Форма торгов определяется ликвидатором;

б) торги должны быть проведены в двухмесячный срок со дня получения организатором торгов имущества для реализации;

в) аукционы и конкурсы могут быть открытыми и закрытыми;

г) в качестве организатора торгов может выступать исключительно организация или лицо, имеющее в соответствии с законодательством право проводить торги по соответствующему виду имущества (организатор торгов);

д) ценные бумаги, обращающиеся на организованном рынке ценных бумаг, подлежат реализации на торгах организатора торгов на рынке ценных бумаг. Ценные бумаги подлежат продаже на торгах брокером или управляющим (если ценные бумаги переданы ему в управление), являющимся участником соответствующих торгов. Торги организатора торгов на рынке ценных бумаг осуществляются в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о рынке ценных бумаг, без применения положений ст. ст. 90 - 92 данного Закона. Ценные бумаги выставляются на торгах организатора торгов на рынке ценных бумаг по цене не ниже средневзвешенной цены этих ценных бумаг за последний час торгов предыдущего торгового дня. Заявка на продажу ценных бумаг на торгах организатора торгов на рынке ценных бумаг может выставляться неоднократно (по Закону - в течение двух месяцев со дня получения постановления судебного пристава-исполнителя; в случае с ликвидацией такой срок установить сложно). Согласно Закону если в двухмесячный срок со дня получения брокером или управляющим постановления судебного пристава-исполнителя ценные бумаги не были проданы на торгах, то судебный пристав-исполнитель предлагает взыскателю оставить ценные бумаги за собой по средневзвешенной цене этих ценных бумаг за последний час торгов последнего торгового дня, в который брокер или управляющий выставлял их на торги. Применение этой аналогии закона в отношении процедуры реализации имущества ликвидируемого лица возможно только в части срока, в который бумаги могут быть реализованы. Никакого "оставления за собой" законодательство в случае ликвидации не позволяет. Соответственно, никакого регулирования в этой части нет. Можно предположить, что при отсутствии факта продажи ценных бумаг в течение указанного срока ликвидатор вправе применить иную процедуру публичных торгов. То есть, говоря проще, реализовать бумаги с публичных торгов, но по иной стоимости либо иным образом;

е) извещение о проведении торгов должно быть сделано организатором не менее чем за 30 дней до их проведения. Извещение должно содержать во всяком случае сведения о времени, месте и форме торгов, их предмете и порядке проведения, в том числе об оформлении участия в торгах, определении лица, выигравшего торги, а также сведения о начальной цене;

ж) участники торгов вносят задаток в размере, сроки и порядке, которые указаны в извещении о проведении торгов. Если торги не состоялись, задаток подлежит возврату. Задаток возвращается также лицам, которые участвовали в торгах, но не выиграли их. При заключении договора с лицом, выигравшим торги, сумма внесенного им задатка засчитывается в счет исполнения обязательств по заключенному договору;

з) лицо, выигравшее торги, и организатор торгов подписывают в день проведения аукциона или конкурса протокол о результатах торгов, который имеет силу договора. Лицо, выигравшее торги, при уклонении от подписания протокола утрачивает внесенный им задаток. Организатор торгов, уклонившийся от подписания протокола, обязан возвратить задаток в двойном размере, а также возместить лицу, выигравшему торги, убытки, причиненные участием в торгах, в части, превышающей сумму задатка;

и) в случае объявления торгов несостоявшимися организатор торгов не ранее 10 дней, но не позднее одного месяца со дня объявления торгов несостоявшимися назначает вторичные торги. Начальная цена имущества на вторичных торгах может быть снижена. В случае объявления вторичных торгов несостоявшимися процедура не урегулирована, поскольку при исполнении судебных решений в аналогичной ситуации судебный пристав-исполнитель направляет взыскателю предложение оставить имущество за собой. В случае с реализацией имущества ликвидируемой организации эта норма применена быть не может;

к) аукцион и конкурс, в которых участвовал только один участник, признаются несостоявшимися (заявки на участие в торгах подали менее двух лиц; на торги не явились участники торгов либо явился один участник торгов). Торги также признаются несостоявшимися, если:

- из явившихся участников торгов никто не сделал надбавки к начальной цене имущества;

- лицо, выигравшее торги, в течение пяти дней со дня проведения торгов не оплатило стоимость имущества в полном объеме.

Как видно, попытку компиляции различных нормативных положений в единую картину нельзя назвать удачной. Достаточно сказать, что законодательство не регулирует важнейший вопрос: если не удалось реализовать имущество на публичных торгах и, соответственно, денежных средств недостаточно для удовлетворения требований кредиторов, является ли это основанием для направления в арбитражный суд заявления о признании организации банкротом? Совершенно очевидно, что действующее законодательство в этой части требует своего уточнения.

Срок расчетов с кредиторами, сроки продажи имущества для расчетов с ними законодательство не фиксирует. Можно предположить, что такие сроки могут быть установлены в решении о ликвидации (через установление порядка ликвидации).

Законодательство не фиксирует то, как, каким документом завершается процедура расчетов с кредиторами. Очевидно, что это должно быть формализовано в законе в виде решения ликвидатора.

После завершения расчетов с кредиторами ликвидатор должен составить ликвидационный баланс. С названием этого документа в законе есть некоторая неясность (хотя больше стилистического свойства). ГК использует конструкцию "ликвидационный баланс", подчеркивая отличие его от промежуточного ликвидационного баланса. Однако в законодательстве встречается и другая конструкция - "окончательный ликвидационный баланс" . С нашей точки зрения, стилистически понятие "окончательный ликвидационный баланс" было бы более правильным, поэтому его мы и будем использовать.

--------------------------------

См., к примеру, ст. 9 Федерального закона "Об автономных учреждениях", ст. 14 Федерального закона "О жилищных накопительных кооперативах", ст. 8 Федерального закона "Об использовании государственных ценных бумаг Российской Федерации для повышения капитализации банков", ст. 10 Федерального закона "О кредитной кооперации", ст. 38 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества", ст. 10 Федерального закона "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)", ст. 21 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан", ст. 48 Федерального закона "Об акционерных обществах" (надо сказать, что в этом Законе используются в разных статьях обе конструкции).

 

Окончательный ликвидационный баланс - это документ, который:

- подводит итоги деятельности ликвидаторов;

- используется для расчетов с основными бенефициарами организации (учредителем, собственником имущества, участниками), а также

- определяет правовую судьбу имущества, имеющего специальный правовой режим (к примеру, имущество благотворительной организации, имущество некоммерческой организации - собственника целевого капитала и т.п.) .

--------------------------------

Законодательство не содержит определения ликвидационного баланса. Попытки дать определение предпринимались разве что в подзаконных нормативных актах. К примеру, в утратившем силу Указании Банка России от 19 декабря 1997 г. N 85-У "О порядке составления промежуточного ликвидационного баланса и окончательного ликвидационного баланса кредитных организаций и порядке их согласования территориальными учреждениями Банка России" окончательный ликвидационный баланс определялся следующим образом: "Баланс ликвидируемой кредитной организации, который составляется после завершения расчетов с кредиторами и который содержит данные об итогах деятельности ликвидационной комиссии (конкурсного управляющего), в том числе о претензиях, предъявленных в установленный срок и поступивших после утверждения промежуточного ликвидационного баланса, а также об удовлетворенных и неудовлетворенных требованиях кредиторов (последнее - при ликвидации кредитной организации в порядке статьи 65 Гражданского кодекса Российской Федерации)".

 

Окончательный ликвидационный баланс утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица. В случаях, установленных законом, ликвидационный баланс утверждается по согласованию с уполномоченным государственным органом. Здесь применяются все те же правила, которые указали для утверждения и согласования промежуточного ликвидационного баланса. Соответственно, здесь можно назвать все те же проблемы утверждения такого баланса, отмеченные выше (недостаточность кворума для утверждения, отсутствие денежных средств для проведения собрания участников и т.д.). Эти проблемы требуют своего законодательного решения.

Утверждение ликвидационного баланса дает основание для ликвидатора обратиться к лицу, осуществляющему ведение ЕГРЮЛ, с заявлением о регистрации факта прекращения организации. Общее правило ГК состоит в том, что ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ.

Общие положения о порядке внесения записей в ЕГРЮЛ о прекращении юридического лица при его добровольной ликвидации установлены Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". В соответствии со ст. 21 указанного Закона для государственной регистрации в связи с ликвидацией юридического лица в регистрирующий орган представляются следующие документы:

а) подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что соблюден установленный федеральным законом порядок ликвидации юридического лица, расчеты с его кредиторами завершены и вопросы ликвидации юридического лица согласованы с соответствующими государственными органами и (или) муниципальными органами в установленных федеральным законом случаях;

б) ликвидационный баланс;

в) документ об уплате государственной пошлины;

г) документ, подтверждающий представление в территориальный орган Пенсионного фонда РФ сведений в соответствии с Федеральными законами "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" и "О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений".

Государственная регистрация осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган.

Однако общая схема внесения записей в ЕГРЮЛ для отдельных видов организаций имеет свои особенности, а именно:

а) в соответствии со ст. 23 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" сведения и документы, необходимые для осуществления государственной регистрации кредитной организации в связи с ее ликвидацией, представляются в Банк России. Государственная регистрация кредитной организации в связи с ее ликвидацией осуществляется в течение 45 рабочих дней со дня представления в Банк России всех оформленных в установленном порядке документов. Банк России после принятия решения о государственной регистрации кредитной организации в связи с ее ликвидацией направляет в уполномоченный регистрирующий орган сведения и документы, необходимые для осуществления данным органом функций по ведению ЕГРЮЛ. На основании указанного решения, принятого Банком России, и представленных им необходимых сведений и документов уполномоченный регистрирующий орган в течение пяти рабочих дней со дня получения необходимых сведений и документов вносит в ЕГРЮЛ соответствующую запись и не позднее рабочего дня, следующего за днем внесения соответствующей записи, сообщает об этом в Банк России. Взаимодействие Банка России и уполномоченного регистрирующего органа по вопросу о государственной регистрации кредитной организации в связи с ее ликвидацией осуществляется в порядке, согласованном Банком России с уполномоченным регистрирующим органом;

б) в соответствии со ст. 26 Федерального закона "Об общественных объединениях" сведения и документы, необходимые для осуществления государственной регистрации общественного объединения в связи с его ликвидацией, представляются в орган, принявший решение о государственной регистрации данного общественного объединения при его создании. Государственная регистрация общественного объединения в связи с его ликвидацией осуществляется в срок не более чем 10 рабочих дней со дня представления всех оформленных в установленном порядке документов. Федеральный орган государственной регистрации или его территориальный орган после принятия решения о государственной регистрации общественного объединения в связи с его ликвидацией направляет в уполномоченный регистрирующий орган сведения и документы, необходимые для осуществления данным органом функций по ведению ЕГРЮЛ. На основании указанного решения, принятого федеральным органом государственной регистрации или его территориальным органом, и представленных ими необходимых сведений и документов уполномоченный регистрирующий орган в срок не более чем пять рабочих дней со дня получения необходимых сведений и документов вносит в ЕГРЮЛ соответствующую запись и не позднее рабочего дня, следующего за днем внесения соответствующей записи, сообщает об этом в орган, принявший указанное решение. Порядок взаимодействия федерального органа государственной регистрации и его территориальных органов с уполномоченным регистрирующим органом по вопросам государственной регистрации общественных объединений в связи с ликвидацией определяется Президентом РФ;

в) в соответствии со ст. 41 Федерального закона "О политических партиях" сведения и документы, необходимые для осуществления государственной регистрации политической партии в связи с ее ликвидацией, представляются в федеральный уполномоченный орган. Государственная регистрация политической партии в связи с ее ликвидацией осуществляется в срок не более чем 10 рабочих дней со дня представления всех оформленных в установленном порядке документов. Федеральный уполномоченный орган после принятия решения о государственной регистрации политической партии в связи с ее ликвидацией направляет в регистрирующий орган сведения и документы, необходимые для осуществления данным органом функций по ведению ЕГРЮЛ. На основании указанного решения, принятого федеральным уполномоченным органом, и представленных им необходимых сведений и документов регистрирующий орган в срок не более чем пять рабочих дней со дня получения необходимых сведений и документов вносит в ЕГРЮЛ соответствующую запись и не позднее рабочего дня, следующего за днем внесения соответствующей записи, сообщает об этом в федеральный уполномоченный орган. Порядок взаимодействия федерального уполномоченного органа с регистрирующим органом по вопросу государственной регистрации политической партии в связи с ее ликвидацией определяется Правительством Российской Федерации;

г) в соответствии со ст. 14 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" сведения и документы, необходимые для осуществления государственной регистрации религиозной организации в связи с ее ликвидацией, представляются в орган, принявший решение о государственной регистрации данной религиозной организации при ее создании. Государственная регистрация религиозной организации в связи с ее ликвидацией осуществляется в срок не более чем 10 рабочих дней со дня представления всех оформленных в установленном порядке документов. Федеральный орган государственной регистрации или его территориальный орган после принятия решения о государственной регистрации религиозной организации в связи с ее ликвидацией направляет в уполномоченный регистрирующий орган сведения и документы, необходимые для осуществления данным органом функций по ведению ЕГРЮЛ. На основании указанного решения, принятого федеральным органом государственной регистрации или его территориальным органом, и представленных ими необходимых сведений и документов уполномоченный регистрирующий орган в срок не более чем пять рабочих дней со дня получения необходимых сведений и документов вносит в ЕГРЮЛ соответствующую запись и не позднее рабочего дня, следующего за днем внесения соответствующей записи, сообщает об этом в орган, принявший указанное решение. Порядок взаимодействия федерального органа государственной регистрации и его территориальных органов с уполномоченным регистрирующим органом по вопросам государственной регистрации религиозных организаций в связи с ликвидацией определяется Правительством РФ.

Как можно видеть, в четырех указанных примерах в целях защиты публичных интересов изменены порядок и срок подачи документов о прекращении юридического лица: это делается не напрямую в соответствующий государственный орган, ведущий ЕГРЮЛ, а через иные органы (контролирующие).

Внесение записи в ЕГРЮЛ формально означает и завершение работы ликвидатора. Однако здесь надо дать некоторый комментарий. Понятно, что после внесения записи в ЕГРЮЛ ликвидатор будет не вправе осуществлять какую-либо деятельность. Однако закон оставляет "за кадром" такие вопросы, как выплата вознаграждения ликвидатору и оформление завершения отношений с ним. С нашей точки зрения, этот технический момент должен найти свое отражение в законе. Отметим, что теоретически деятельность ликвидатора может быть прекращена и ранее. Закон этот вопрос не конкретизирует, однако судебная практика признает возможным смену ликвидаторов и даже отмену решения об их назначении тем же лицом (органом), которым принималось решение об их назначении .

--------------------------------

См.: Постановление ФАС Уральского округа от 25 августа 2009 г. N Ф09-6184/09-С4 и Постановление ФАС Центрального округа от 1 августа 2007 г. N А62-4049/2006. В документе указано, в частности: "Исходя из названных норм права, суд апелляционной инстанции обоснованно указал на то, что, поскольку назначение ликвидационной комиссии прямо отнесено к компетенции общего собрания акционеров, вопросы о прекращении ее полномочий, о назначении ликвидационной комиссии в ином составе также являются компетенцией общего собрания акционеров".

 

Говоря о завершении работы ликвидатора, нельзя не затронуть вопрос об ответственности этого лица (лиц). Действующее законодательство этот вопрос системно не регулирует. Отдельные нормы об ответственности ликвидаторов можно встретить в ст. 10 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". Данная статья устанавливает ответственность за несоблюдение требования Закона о своевременном направлении в арбитражный суд заявления о банкротстве. Здесь устанавливается несколько мер ответственности: 1) в случае нарушения членами ликвидационной комиссии (ликвидатором) положений Закона указанные лица должны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения; 2) в случае нарушения обязанности по подаче заявления в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены ст. 9 Закона, предусмотрена субсидиарная ответственность лиц, составляющих ликвидационную комиссию , по обязательствам должника, возникшим после истечения срока на подачу заявления. С нашей точки зрения, такого регулирования явно недостаточно. Для точного определения ответственности ликвидаторов Закон должен:

--------------------------------

Здесь в Законе не очень ясный момент. Статья 10 говорит об ответственности лица. Лицом же ст. 9 называет саму ликвидационную комиссию. Такое регулирование может породить проблему следующего рода. Как видно, Закон направлен на наказание за бездействие - неподачу заявления, однако может сложиться ситуация, при которой лицо, избранное в члены ликвидационной комиссии, либо не будет знать об этом, либо после избрания откажется в ней работать. Возникает вопрос об ответственности таких лиц. Отметим, что действующее законодательство в целом придерживается модели ответственности члена коллегиального органа за активное поведение; неучастие же в работе коллегиального органа или отрицательное голосование освобождает от ответственности (ст. 44 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", ст. 71 Федерального закона "Об акционерных обществах"). В литературе уже отмечалась необходимость учета этого момента в деятельности ликвидационной комиссии. Так, Ф. Раянов отмечал, что "конкретную материальную ответственность несет не комиссия как таковая, а каждый виновный член ликвидационной комиссии" (Раянов Ф. Указ. соч. С. 146).

 

- четко установить, права какого органа управления переходят к ликвидатору на время ликвидации и в каком объеме;

- четко определить юридическую форму взаимоотношений с ликвидатором (договор, решение о назначении с применением специальных положений Закона и т.п.). В настоящее время здесь имеется пробел. В более ранних подзаконных актах можно встретить попытки урегулирования этого вопроса, однако никакого законодательного развития они не получили;

--------------------------------

См., в частности: Примерный договор подряда на управление делами предприятия в процессе его ликвидации, утвержденный распоряжением Госкомимущества России от 27 июля 1995 г. N 1018-р.

 

- установить детальный порядок деятельности ликвидатора и оформления его решений.

Отметим, что в свое время вопрос об ответственности ликвидаторов был предметом дискуссии в советском праве, что нашло отражение в детальном регулировании вопросов деятельности и ответственности лиц, составлявших ликвидационные комиссии. Хорошо бы учесть этот опыт и в действующем законодательстве.

Действующее законодательство не дает внятного ответа относительно общего срока ликвидационных процедур. ВАС РФ в одном из своих определений подчеркнул, что "регламентированный положениями статей 61 - 65 ГК РФ порядок ликвидации юридического лица не устанавливает сроки, ограничивающие осуществление указанных процедур" . Схожую позицию занимают и нижестоящие суды. К примеру, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 30 января 2006 г. N А05-2887/2005-2 отмечено: "...действующим законодательством не предусмотрены ни предельные сроки рассмотрения требований кредиторов при ликвидации юридического лица, ни срок ликвидации юридического лица после принятия решения о ликвидации". Статья 62 ГК возлагает ответственность за установление такого срока на самих инициаторов принятия решения о ликвидации: "Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают порядок и сроки ликвидации...". Однако, указав на это, закон не устанавливает последствия пропуска этого срока. В самом деле, насколько существенным для законности всей процедуры добровольной ликвидации является нарушение ликвидатором установленного срока? Интересно, что отдельные аспекты этой проблемы исследовали еще во времена нэпа, когда закон содержал довольно жесткие сроки ликвидации (от шести месяцев до года). М. Венецианов указывал здесь на практику постоянного продления сроков деятельности ликвидаторов, хотя и признавал ее порочной и полагал необходимость внесения изменений в законодательство . С нашей точки зрения, этот вопрос также для современного законодательства не является мелким, он достоин отдельного урегулирования.

--------------------------------

Определение ВАС РФ от 4 сентября 2008 г. N 11133/08.

Венецианов М. Порядок ликвидации госпредприятий // Еженедельник советской юстиции. 1926. N 11. С. 337.

 

Еще один существенный вопрос: бездействие ликвидаторов и (или) осуществление ликвидации лишь для вида. Законодательство этот вопрос не регулирует. Судебная практика в данном случае не позволяет использовать механизмы принудительной ликвидации. К примеру, п. 8 Обзора практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций), утвержденного информационном письмом Президиума ВАС РФ от 13 января 2000 г. N 50, констатировал следующее: "Невыполнение решения учредителей (участников) юридического лица либо органа юридического лица о добровольной его ликвидации не является основанием для возбуждения иска о принудительной ликвидации этого юридического лица, если в его деятельности не установлены неоднократные или грубые нарушения закона или иных правовых актов". Такое разъяснение применительно к действующему законодательству можно признать верным, однако признать нормальной саму ситуацию вряд ли возможно. Отсутствие срока ликвидации, отрицательных последствий пропуска этого срока, возможность осуществления в этой связи ликвидации только для вида влекут потенциальную возможность нарушения прав и охраняемых законом интересов участников гражданских правоотношений . Этот вопрос требует своего законодательного решения.

--------------------------------

Для иллюстрации этого можно привести выдержку из Определения Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 51-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дрея Вячеслава Григорьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 62 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем вторым пункта 2 и пунктом 3 статьи 21 Федерального закона "Об акционерных обществах": "Как следует из жалобы В.Г. Дрея, необходимость сохранения в процессе ликвидации АОЗТ "Сочиагростройинвестсервис" полномочий по управлению обществом и контролю за его деятельностью за такими его органами, как общее собрание, совет директоров и ревизионная комиссия, заявитель обосновывает тем, что в течение всего срока ликвидации (более восьми лет) общество фактически продолжает осуществление хозяйственной деятельности". Совершенно очевидно, что восемь (!) лет ликвидировать организацию при нормальном развитии процесса ликвидации невозможно, и суд рассматривал своего рода вопиющий случай издевательства над законом, иначе и не назовешь. Речь идет, по сути, о том, что организация, прикрываясь правовым режимом ликвидации, осуществляла свою текущую деятельность, притом с прекращением полномочий всех органов, что привело к полному устранению акционеров из процесса принятия каких-либо решений.

Андрей Владимирович Габов