Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Пользование жилым помещением по доброй воле собственника

Обновлено 17.10.2017 23:55

Представьте, что вы по завещанию получили право пожизненного пользования квартирой в центре Москвы или собственник такой квартиры разрешил вам прописаться и пользоваться ею. Не спешите радоваться - пользование не означает собственность, и помимо возможных бытовых неурядиц вы можете столкнуться с множеством вопросов, не нашедших своего разрешения в действующем законодательстве.

В статье проведен анализ судебной практики и законодательных норм с целью выявления особенностей порядка пользования жилым помещением, права на которое получены в силу завещательного отказа, договора пожизненного содержания с иждивением и соглашения с собственником помещения.

Более детально разобран объем прав пользования, полученных по завещательному отказу, поскольку анализ правоприменительной практики показывает, что наследственные дела, субъектами которых выступают отказополучатели, не получили широкого распространения в жилищной сфере в отличие от рентных отношений.

см. порядок отмены и изменение завещания

Как известно, согласно статье 1137 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) суть завещательного отказа (легата) состоит в том, что завещатель вправе возложить в завещании на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону (своих непосредственных правопреемников) исполнение за счет наследства какой-либо обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей, или легатариев), которые приобретают право требовать исполнения этой обязанности.

Одной из обязанностей имущественного характера может быть предоставление права пользования жилым помещением наравне с собственником данного помещения (статья 33 Жилищного кодекса Российской Федерации, далее - ЖК РФ). Иными словами, завещатель может возложить на наследника, к которому, например, переходит жилой дом, квартира, обязанность предоставить третьему лицу (отказополучателю) на период жизни этого лица или на иной срок право пользования этим помещением или его определенной частью.

Участникам наследственных правоотношений необходимо знать и помнить, что завещательный отказ должен быть установлен в завещании, а завещание может исчерпываться завещательным отказом (статья 1137 ГК РФ). Это означает, что при недействительности завещания завещательный отказ автоматически является недействительным.

Пример из судебной практики. 29.06.2011 Ивантеевским городским судом Московской области было принято решение об отказе в удовлетворении иска о признании завещания недействительным в части завещательного отказа.

В решении суд указал, что, исходя из анализа завещания, представленных доказательств, можно сделать вывод о том, что завещатель воспользовался своим правом и оформил завещательный отказ.

Учитывая, что законом не установлены требования к форме завещательного отказа, а само оспариваемое завещание соответствует всем требованиям, предъявляемым к завещанию, суд не находит оснований для признания завещания недействительным.

Анализ норм жилищного законодательства позволяет сделать вывод о существовании множества проблемных вопросов, которые не нашли должного закрепления и толкования в действующем законодательстве и постоянно возникают на практике перед участниками соответствующих правоотношений.

Одной из таких обычных ситуаций является нежелание нового собственника (наследника) предоставлять право пользования жилым помещением отказополучателю.

Пример из судебной практики. Так, Ленинским районным судом города Омска 22.06.2010 было рассмотрено исковое заявление гр. Виноградова к гр. Виноградовой о вселении в жилое помещение.

Как установлено судом, по завещанию матери истца на ответчика, к которому перешло право собственности на жилое помещение, возложена обязанность по предоставлению в пожизненное пользование квартиры истцу. На момент разбирательства гр. Виноградов в квартире проживать не может, поскольку ответчик препятствует этому: поставила новую дверь, поменяла замки, ключи не дает, хотя в квартире сама не проживает.

Изучив представленные доказательства, суд пришел к выводу, что требования истца подлежат удовлетворению. Согласно завещанию, составленному наследодателем, из принадлежащего ей имущества квартиру на случай смерти она завещала гр. Виноградовой (ответчику), а также возложила обязанность предоставить в пожизненное безвозмездное пользование гр. Виноградову (своему сыну, истцу) указанную квартиру.

Таким образом, препятствование пользованием помещением в виде замены двери, замков и т.п. является незаконными действиями ответчика.

Обосновывая свою позицию о нежелании вселять в помещение легатария, наследники нередко заявляют об отсутствии у отказополучателей правоподтверждающих документов. Это связано с тем, что, к сожалению, действующие нормативные акты умалчивают о том, какие правоустанавливающие документы следует представить отказополучателю для государственной регистрации права пользования жилым помещением и вообще для подтверждения этого права.

В соответствии со статьей 33 ЖК РФ лицо, проживающее в жилом помещении, предоставленном по завещательному отказу, вправе потребовать государственной регистрации права пользования жилым помещением. Следует заметить, что такое же право принадлежит и пользователю жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением (статья 34 ЖК РФ). При этом регистрация договора в силу статьи 584 ГК РФ не должна затрагивать государственную регистрацию обременения зарегистрированного вещного права.

Согласно Методическим рекомендациям по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации, утвержденным Приказом Минюста РФ от 15.03.2000 N 91, если в отношении наследственного имущества имеются какие-либо обременения, нотариус при выдаче свидетельства о праве на наследство разъясняет наследникам возникающие в этой связи правоотношения (пункт 33).

В соответствии с Приказом Минюста РФ от 10.04.2002 N 99 "Об утверждении Форм реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах" при наличии завещательного отказа, обременяющего права, удостоверяемых свидетельством о праве на наследство, факт обременения отражается в дополнительном абзаце свидетельства путем максимально точного изложения соответствующего раздела текста завещания.

Отсутствие сведений об обременении может повлечь печальные последствия.

Право требования отказополучателя действует в течение трех лет с момента открытия наследства (статья 1137 ГК РФ). Если обременение в свидетельстве указано не будет, особенно когда предмет отказа связан с недвижимостью, наследник сможет свободно распорядиться им до истечения трехлетнего срока и отказополучатель фактически не сможет получить причитающееся ему по завещанию, потому как в ЕГРП не будет сведений об обременениях, относящихся к конкретному объекту недвижимости.

Таким образом, документом, подтверждающим право пользования жилым помещением, предоставляемым по завещательному отказу, является свидетельство о праве на наследство, которое при этом выдается только наследникам. А у отказополучателя (легатария) имеется обязательственное право требования к наследнику о предоставлении помещения в пользование и должного оформления данного факта.

Статья 33 ЖК РФ гласит, что отказополучатель пользуется жилым помещением наравне с собственником. При этом лицо, проживающее в жилом помещении на основании договора пожизненного содержания с иждивением, пользуется помещением на тех же условиях, что и отказополучатель, если договор не содержит иного (статья 34 ЖК РФ).

В литературе высказывается мнение, что право пользования жилым помещением ограничено возможностью проживания в нем. Посмеем не согласится с таким утверждением. Имея законный статус проживания в жилом помещении, лицо вправе использовать жилое помещение и для осуществления профессиональной или индивидуальной предпринимательской деятельности, но с предусмотренными статьей 17 ЖК РФ ограничениями. При этом пользователь может и не проживать в помещении, что не будет являться препятствием к фактическому пользованию им своей частью жилья.

Кроме того, собственник помещения не вправе требовать платы за проживание, а также иным образом обогащаться, устанавливая финансовые обременения при пользовании конструктивными элементами помещения: балконом, кладовой, кухней, санузлом. При этом дееспособные и ограниченные судом в дееспособности граждане несут солидарную с собственником ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования помещением, в том числе по внесению коммунальных платежей (получатели ренты - исключение).

Пример из судебной практики. Интересным в этом плане представляется решение Фрунзенского районного суда г. Саратова от 19.08.2010 в части отказа в удовлетворении требований по встречному иску Быкова Г.В. к Уразовой Е.И. о понуждении производить оплату за потребление коммунальных услуг без оплаты за содержание и ремонт жилого помещения, о взыскании понесенных расходов по оплате коммунальных услуг.

В обоснование иска Быков Г.В. указал на то, что с момента заключения договора пожизненного содержания с иждивением им оплачивались коммунальные услуги по квартире в полном объеме. Однако пунктом 22 договора на него возложены расходы только по уплате налогов на недвижимость, ремонту, эксплуатации и содержанию квартиры, дома и придомовой территории.

Судом установлено, что согласно пункту 22 договора плательщик ренты, Быков Г.В., принял на себя обязанность по уплате налога на недвижимость, расходов на ремонт, эксплуатацию и содержание квартиры. Обязанность оплаты жилья и коммунальных услуг получателем ренты, Уразовой Е.И., в договоре не предусмотрена.

Кроме того, суд пояснил, что эксплуатация жилого помещения включает в себя также обязанность по оплате коммунальных услуг и жилья (договор был заключен во время действия ЖК РСФСР). В связи с чем суд полагает, что в случае возложения на Уразову Е.И. обязанности по оплате коммунальных услуг и по отчуждению квартиры плательщику ренты был бы утрачен правовой смысл данного договора пожизненного содержания с иждивением. Соответственно, Российская Федерация как правовое и социальное государство обязана гарантировать адекватную защиту прав и законных интересов тех граждан, для которых получение регулярных платежей по таким договорам может стать одним из основных источников существования. Закрепленный в статье 19 Конституции Российской Федерации универсальный принцип юридического равенства (равенство всех перед законом и судом, а также равноправие) и логически обусловленный им общеправовой принцип формальной определенности права предполагают, что закон должен быть понятным, точным и недвусмысленным.

В соответствии с частью 1 статьи 431 ГК РФ в случае неясности буквального значения условий договора оно устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если вышеизложенные правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры, переписку, практику, установившуюся во взаимоотношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

В силу пункта 3 статьи 30 ЖК РФ собственник несет бремя содержания спорного жилого помещения. Обязанность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги возникает у собственника жилого помещения с момента возникновения права собственности на жилое помещение.

Следовательно, исходя из сложившегося между сторонами характера отношений по оплате жилищно-коммунальных услуг (Быков Г.В. производил оплату жилищно-коммунальных услуг полностью, а в случае если их оплачивала Уразова Е.И., то производил ей выплату компенсации за данные услуги, что сторонами в судебном заседании не оспаривалось и подтверждено материалами дела), а также положений договора, суд приходит к выводу, что условия пользования жилым помещением были определены сторонами в виде безвозмездного характера пользования Уразовой Е.И. жилым помещением (без оплаты за проживание), поэтому требования Быкова Г.В. о взыскании с Уразовой Е.И. понесенных расходов по оплате коммунальных услуг, о понуждении Уразовой Е.И. производить оплату за потребление коммунальных услуг без оплаты за содержание и ремонт жилого помещения являются необоснованными, удовлетворению не подлежат и фактически в одностороннем порядке изменяют условия договора пожизненного содержания с иждивением, что противоречит пункту 1 статьи 421 ГК РФ, которая гласит, что граждане свободны в заключении договора и условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (часть 4 указанной статьи).

В удовлетворении заявленных требований сторонам было отказано. Саратовским областным судом решение оставлено без изменения (Определение от 21.09.2010).

Таким образом, можно сделать вывод, что получатели ренты не должны оплачивать коммунальные услуги в отличие от отказополучателей. При этом в завещании на наследника помимо предоставления помещения в пользование третьему лицу также может быть возложена обязанность оплачивать коммунальные услуги.

Одним из ключевых вопросов порядка пользования жилым помещением, предоставленным по завещательному отказу или договору ренты, является вопрос о судьбе прав пользователей в случае прекращения права собственности на жилое помещение при его выкупе по причине изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд в соответствии со статьей 32 ЖК РФ.

Пример из судебной практики. Показательным является решение Салаватского городского суда Республики Башкортостан от 16.07.2010. Судом было рассмотрено исковое заявление гр. Будник к администрации городского округа "Город Салават" о постановке на учет в качестве нуждающейся в улучшении жилищных условий и предоставлении жилого помещения по договору социального найма.

В судебном заседании было установлено, что гр. Будник проживает в квартире гр. У. (далее - собственник) на основании завещательного отказа. Сам собственник в квартире не проживает. В связи с признанием дома, в котором находится квартира, аварийным и подлежащим сносу в рамках региональной программы собственнику было выделено отдельное благоустроенное помещение - двухкомнатная квартира, где стала проживать его семья и он сам.

Однако истец считает, что совместное проживание с посторонними людьми невозможно. В связи с чем обратилась в администрацию с заявлением о принятии на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении и предоставлении жилого помещения по социальному найму.

Выслушав участников процесса, исследовав материалы дела, суд отказал в удовлетворении исковых требований гр. Будник, указав следующее.

В силу части 7 статьи 32 ЖК РФ при определении выкупной цены жилого помещения в нее включается рыночная стоимость жилого помещения, а также все убытки, причиненные собственнику жилого помещения его изъятием, включая убытки, которые он несет в связи с изменением места проживания, временным пользованием иным жилым помещением до приобретения в собственность другого жилого помещения, переездом, поиском другого жилого помещения для приобретения права собственности на него, оформлением права собственности на другое жилое помещение, досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенная выгода.

Частью 8 статьи 32 ЖК РФ установлено, что по соглашению с собственником жилого помещения ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Квартира предоставлена собственнику взамен ранее принадлежавшего ему на праве собственности жилого помещения в счет выкупной цены. Обязанность по исполнению завещательного отказа в части обеспечения пожизненного проживания в принадлежащем жилье возложена на собственника. При таких обстоятельствах возложение на администрацию городского округа обязанностей по обеспечению правом пользования по завещательному отказу на основании статьи 1137 ГК РФ невозможно. Оснований для постановки гр. Будник на учет в качестве нуждающейся в жилье и последующего предоставления ей жилого помещения по договору социального найма не имеется.

Таким образом, принимая во внимание тот факт, что целью установления прав пользования жилым помещением в силу завещательного отказа или в силу договора пожизненного содержания с иждивением является обеспечение собственником потребности указанных лиц в жилище, следует признать верным вывод о том, что при заключении соглашения о выкупе или при принятии соответствующего судебного решения должна быть определена судьба пользователей (получателя ренты, легатария) и в связи с этим возложены определенные обязанности на собственника жилого помещения. Только собственник жилого помещения должен обеспечить осуществление прав пользователей за счет предоставляемого ему возмещения либо иным способом, например, вселить их в предоставленное взамен жилое помещение или предоставить в пользование другое жилое помещение.

Пример из судебной практики. Балахтинским районным судом Красноярского края 02.08.2010 было вынесено решение по иску гр. Ф. к гр. С. о признании его утратившим права пользования жилым помещением и снятии его с регистрационного учета.

Как было установлено судом, наследодатель завещал дочери, гр. Ф., долю жилого дома и земельный участок с условием пожизненного проживания в указанном жилом доме гр. С., по адресу которого тот имел постоянную регистрацию. Однако гр. С. фактически по данному адресу не проживает, переехал на постоянное место жительства в другой населенный пункт и с момента открытия наследства правом завещательного отказа не воспользовался.

Оценив имеющиеся в деле доказательства, суд посчитал необходимым удовлетворить требования истца.

Это довольно распространенный случай, и решение по таким делам в судах выносится на основании части 4 статьи 1137 ГК РФ: отказополучатель теряет право пользования жилым помещением, если в течение трех лет с момента открытия наследства не воспользовался данным правом.

Однако в ином случае, когда легатарий воспользовался завещательным отказом, само по себе длительное его отсутствие в жилом помещении не влечет утраты права пользования им; проживание может быть возобновлено в любое время в пределах срока действия завещательного отказа.

При переходе прав собственности на жилое помещение члены семьи прежнего собственника теряют право пользования им.

Пример из судебной практики. Геленджикским городским судом Краснодарского края 19.10.2010 было рассмотрено исковое заявление Строенко А.В. к Гончаровой Л.В., Гончарову В.В., Гончарову А.В., Аслановой (Гончаровой Е.В.) о признании их прекратившими право пользования жилыми помещениями и выселении их из жилых помещений.

Как установлено в судебном заседании, Строенко А.В. на основании договора пожизненного содержания с иждивением, удостоверенного нотариусом, и решения мирового судьи судебного участка г. Геленджика на праве собственности принадлежат жилые комнаты, коридор, прихожая, подсобные помещения в жилом доме.

Ответчики числятся зарегистрированными по месту жительства в жилом доме, принадлежащем Строенко А.В.

В соответствии с договором ренты (пожизненного содержания с иждивением) Гончарова Л.В., Гончаров В.В., Гончаров А.В., Гончарова Е.В. и другие лица утрачивают право на пользование жилой площадью.

Согласно части 2 статьи 292 ГК РФ переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Ответчиками суду не предоставлено доказательств заключения с собственником договора найма жилых помещений и доказательств оплаты за пользование помещениями.

Таким образом, поскольку договором ренты прекращается право пользования ответчиками жилыми помещения истца, а также в связи с тем что ответчики фактически не проживают в жилых помещениях, суд пришел к выводу об обоснованности исковых требований в части признания прекращения права пользования жилыми помещениями.

Особый интерес представляет решение суда в части выселения ответчиков из жилого помещения.

Суд отметил, что поскольку действующее жилищное законодательство предполагает выселение только из жилых помещений (статья 35 ЖК РФ), а ответчики фактически проживают в нежилом строении - летней кухне, что подтверждается обеими сторонами, суд пришел к выводу о необоснованности исковых требований Строенко А.В. в части выселения ответчиков из принадлежащих ему жилых помещений.

Одной из проблем пользования жилым помещением на основании завещательного отказа является неопределенность правового положения членов семьи отказополучателя. Действующий Жилищный кодекс РФ не содержит правовых норм, четко фиксирующих правовой статус членов семьи отказополучателя.

Свод законов не дает ответа и на принципиальные вопросы: необходимо ли согласие собственника жилого помещения на вселение лиц для совместного проживания с отказополучателем; какие категории лиц, совместно проживающих с отказополучателем, могут быть вселены с согласия собственника жилого помещения, а какие без согласия последнего?

Решением возникших спорных вопросов, связанных с определением правового статуса членов семьи, может являться применение аналогии закона, а именно положений статьи 679 ГК РФ, которая определяет порядок вселения граждан, постоянно проживающих с нанимателем. С согласия наймодателя, нанимателя и граждан, постоянно с ним проживающих, в жилое помещение могут быть вселены другие граждане в качестве постоянно проживающих с нанимателем. При вселении несовершеннолетних детей такое согласие не требуется. Вселение допускается при условии соблюдения требований о норме общей площади жилого помещения на одного человека, за исключением случая вселения несовершеннолетних детей.

Из вышеизложенной констатации прав отказополучателя как личных и не передающихся другим лицам по каким-либо основаниям следует, что в случае его смерти члены семьи отказополучателя утрачивают право пользования жилым помещением и подлежат выселению на основании судебного решения. При этом суд может применить по аналогии положения частей 4 - 5 статьи 31 ЖК РФ о выселении бывших членов семьи собственника жилого помещения при утрате семейных отношений с последним.

Очень много вопросов возникает по поводу прав на жилое помещение, в котором они временно либо постоянно зарегистрированы, не являясь при этом членами семьи собственника.

Пример из судебной практики. Решением от 11.02.2010 Юрьевецкий районный суд Ивановской области удовлетворил исковые требования М. к В. о защите права собственности и признании В. не приобретшим право пользования квартирой.

Как установлено судом, истица приобрела и зарегистрировала право собственности на трехкомнатную квартиру, в которой был зарегистрирован В., являющийся для М. посторонним человеком.

Суд указал, что, исходя из пункта 1 статьи 558 ГК РФ, существенным условием договора продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, в которых проживают лица, сохраняющие в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем, является перечень этих лиц с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением. Соответственно, в вышеназванный перечень подлежат включению лица, которые пользуются помещением на основании самостоятельного права, вытекающего из договора (например, найма, аренды, ренты и т.п.) или из завещательного отказа.

В судебном заседании достоверно установлено, что, несмотря на регистрацию в спорной квартире, ответчик В. в нее не вселялся, не проживал и не приобрел права пользования данной квартирой.

Суд постановил признать В. не приобретшим право пользования квартирой и снять его с регистрационного учета.

Любое постороннее для собственника лицо имеет право пользоваться принадлежащим ему жилым помещением, но только в объеме и в пределах, которые оговорены в соответствующем соглашении (часть 7 статья 31 ЖК РФ).

Иными словами, в каких пределах собственник разрешит постороннему лицу пользоваться своим жилым помещением, таковы и будут права у этого лица на пользование помещением.

Во многих определениях Верховный Суд РФ, ссылаясь на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25.04.1995 N 3-П "По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой", указывал, что регистрация гражданина по месту жительства или по месту пребывания является административным актом, который лишь удостоверяет факт свободного волеизъявления гражданина при выборе им места жительства или места пребывания, но вовсе не порождает право пользования жилым помещением и не является основанием возникновения жилищных прав.

Жиров Алексей, юрист