Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, связанных с договором лизинга (I квартал 2012 года)

Обновлено 17.10.2017 23:55

1. Суд удовлетворил иск об обязании возвратить предмет лизинга и о взыскании неустойки за просрочку возврата, поскольку спорный автомобиль не был возвращен лизингополучателем после окончания договора лизинга, а договор купли-продажи не был заключен (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.03.2012 по делу N А43-11902/2011 - авто в лизинг).

ООО "РОСПРОКАТ-Лизинг" обратилось с иском к ОАО "Эй Джи Си Борский стекольный завод" об обязании возвратить предмет лизинга - автомобиль, а также о взыскании 1000 руб. неустойки за нарушение сроков возврата. Иск основан на ст. 622, 625 ГК РФ, ст. 17 ФЗ от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)", ст. 126, 131 ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и мотивирован тем, что в связи с прекращением действия договора лизинга, отсутствием договора купли-продажи спорного имущества и отказом лизингополучателя вернуть автомобиль лизингодателю это имущество подлежит возврату в судебном порядке; за просрочку исполнения этой обязанности лизингополучатель несет имущественную ответственность.



Сославшись на перечисление всех платежей, предусмотренных договором лизинга с правом выкупа, ответчик обратился со встречным иском о признании за ним права собственности на автомобиль и об обязании передать документы на него (оригинал паспорта транспортного средства).

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, первоначальный иск удовлетворен, во встречном иске отказано.

По мнению ОАО "Эй Джи Си Борский стекольный завод", поскольку акт приема-передачи предмета лизинга отсутствует, дату передачи (то есть начало действия договора лизинга) следует определять исходя из того, в какой момент лизингодатель стал собственником спорного автомобиля. Письмо ООО "РОСПРОКАТ-Лизинг" от 24.01.2011 содержит не требование возвратить предмет лизинга, а просьбу осмотреть его.

Ст. 622 ГК РФ и ст. 17 Закона о лизинге не могут быть применены, поскольку ОАО "Эй Джи Си Борский стекольный завод" досрочно исполнило свои обязательства по договору лизинга с правом выкупа (рассчиталось по лизинговым платежам и выкупной стоимости) и, таким образом, получило право собственности на спорное имущество несмотря на то, что договор купли-продажи не заключался.

ООО "РОСПРОКАТ-Лизинг" (лизингодатель) и ОАО "Эй Джи Си Борский стекольный завод" (лизингополучатель) заключили договор финансовой аренды (лизинга) от 18.12.2007, согласно которому лизингодатель по заявке лизингополучателя приобрел в собственность автомобиль и передал его лизингополучателю. Договор заключен на 36 месяцев начиная с даты приемки объекта финансовой аренды лизингополучателем.

Общая сумма лизинговых платежей составила 1 029 008,29 руб., выкупная стоимость предмета лизинга - 1500 руб. Ежемесячные платежи осуществляются до 11-го числа текущего месяца, независимо от пользования. По окончании срока действия договора лизингополучатель обязан возвратить предмет лизинга или выкупить его на условиях, определенных договором.

Лизингополучатель вправе досрочно выкупить и приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи.

Лизингополучатель, имеющий намерение приобрести предмет лизинга в собственность, обязан не позднее чем за 10 дней до окончания срока действия договора направить лизингодателю извещение о намерении заключить договор купли-продажи предмета лизинга.

В случае досрочного приобретения предмета лизинга лизингополучатель обязан направить письменное уведомление о намерении выкупа.

В договоре лизинга стороны согласовали, что в случае нарушения сроков возврата предмета лизинга лизингополучатель уплачивает лизингодателю пени в размере 1000 руб. за каждый календарный день просрочки.

Решением арбитражного суда от 02.02.2010 ООО "РОСПРОКАТ-Лизинг" признано банкротом, в отношении его имущества открыто конкурсное производство.

В письме от 24.01.2011 конкурсный управляющий обратился к ОАО "Эй Джи Си Борский стекольный завод" и сообщил, что в силу п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве он обязан принять в ведение имущество должника (в том числе и спорный объект). Согласно почтовому уведомлению письмо получено ответчиком 27.01.2011, но оставлено без ответа. Договор купли-продажи на предмет лизинга не заключен.

Решением арбитражного суда от 30.05.2011 ОАО "Эй Джи Си Борский стекольный завод" отказано в понуждении ООО "РОСПРОКАТ-Лизинг" к заключению договора купли-продажи предмета лизинга.

Спорный автомобиль не был возвращен лизингополучателем после окончания договора лизинга.

Предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя и может быть изъят им из владения и пользования у лизингополучателя в случаях и в порядке, которые предусмотрены законодательством РФ и договором лизинга (п. 1 и 3 ст. 11 Закона о лизинге).

Согласно п. 1 ст. 131 Закона о банкротстве все имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу.

На основании ст. 625 ГК РФ к правоотношениям, вытекающим из договора лизинга, применяется параграф 1 гл. 34 ГК РФ.

В соответствии с п. 5 ст. 15 Закона о лизинге по окончании срока действия договора лизинга лизингополучатель обязан возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором лизинга, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи.

В силу абз. 1 ст. 622 ГК РФ и п. 4 ст. 17 Закона о лизинге при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

Доказательства подтверждают, что предусмотренные ст. 218 ГК РФ основания приобретения права собственности на предмет лизинга у ОАО "Эй Джи Си Борский стекольный завод" отсутствуют.

Отсутствие акта о передаче спорного имущества лизингополучателю не свидетельствует о том, что такая передача (а ее действительность сторонами не оспаривается) имела место не раньше 05.02.2008.

В силу приложения N 2 к договору лизинга обязанность перечисления лизинговых платежей возникает у лизингополучателя в связи с предоставленным ему правом владения и пользования предметом лизинга.

Взаимоотношения по договору лизинга отражались контрагентами в двусторонних актах сверки. Согласно акту сверки, отражающему задолженность по лизинговым платежам по состоянию на 25.04.2011, расчет по договору лизинга от 18.12.2007 лизингополучатель начал 25.12.2007.

При отсутствии договора купли-продажи предмета лизинга к данным правоотношениям правомерно применены нормы абз. 1 ст. 622 ГК РФ и п. 4 ст. 17 Закона о лизинге в отношении возврата объекта.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



2. Суд признал недействительным дополнительное соглашение, изменившее установленные договором лизинговые платежи, признал представленный истцом расчет правомерным и сделал вывод, что на дату расторжения договора истец полностью исполнил свое обязательство перед ответчиком, поэтому ответчик обязан вернуть неиспользованную часть перечисленного аванса (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.03.2012 по делу N А31-5605/2011).



ООО "ЭПИбилд" обратилось с иском к ООО "Лизинговая компания "Прогресс-Лизинг Кострома" о взыскании 111 111 руб. неосновательного обогащения, возникшего за счет изъятия объекта лизинга и незаконного удержания аванса, перечисленного в связи с исполнением договора лизинга. Иск мотивирован тем, что изъятие объекта лизинга и продажа его третьему лицу исключают возможность исполнения договора, а поскольку обязательство лизингодателя по передаче техники в собственность лизингополучателю прекратилось, то нет и оснований для удержания аванса.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. Суды признали недействительным заключенное сторонами дополнительное соглашение, изменившее установленные договором лизинговые платежи, признали представленный истцом расчет правомерным и сочли, что на дату расторжения договора истец полностью исполнил свое обязательство перед ответчиком, поэтому ответчик в силу ст. 310 и 1102 ГК РФ обязан вернуть неиспользованную часть перечисленного аванса.

По мнению лизинговой компании, взаимные финансовые обязательства сторонами исполнены. Условия дополнительного соглашения, изменяющего размер лизинговых платежей, должны быть приняты во внимание, поскольку требований о признании данной сделки недействительной истец не заявлял, а решения арбитражного суда по другому делу не могут иметь преюдициального значения для разрешения спора (одно - потому что лизинговая компания к участию в этом деле не привлекалась, второе - потому что последствия недействительности сделки не были применены).

Лизинговая компания (лизингодатель) и ООО "ЭПИбилд" (лизингополучатель) заключили договор лизинга от 25.06.2007, по которому лизинговая компания обязалась приобрести для последующей передачи в лизинг ООО "ЭПИбилд" автомашину КамАЗ бортовой грузоподъемностью 14 тонн с краном-манипулятором Amko-Veba (момент манипулятора - 7 тонн). Сумму закрытия сделки стороны определили в 3 427 415 руб., срок пользования объектом - 36 месяцев. Дата окончания договора - 25.08.2010.

В силу договора право собственности на объект лизинга закреплено за лизингодателем и переходит к лизингополучателю после отчуждения этого права в его пользу в порядке, установленном законом и договором (с момента внесения лизинговых платежей и уплаты выкупной стоимости объекта согласно приложению N 2 к договору).

Плата за пользование объектом лизинга установлена и осуществляется в соответствии с графиком платежей, указанным в приложении N 2.

Стороны согласовали размер авансового платежа (250 000 руб. с НДС), подлежащего перечислению лизингополучателем в течение двух банковских дней с момента подписания договора; зачет авансового платежа производится равными долями в течение срока действия договора лизинга. Аванс был перечислен лизингодателю платежным поручением от 29.06.2007.

В дополнительном соглашении от 27.03.2009 стороны (от имени ООО "ЭПИбилд" подписано генеральным директором П.) изменили ежемесячные лизинговые платежи с апреля по июнь 2009 года (подлежащая уплате за апрель сумма увеличена с 84 813 руб. до 195 933 руб.). Впоследствии решение общего собрания от 28.01.2009 об избрании П. генеральным директором признано недействительным из-за отсутствия кворума.

Соглашением от 22.04.2009, подписанным П. и ответчиком, договор лизинга расторгнут, стороны согласовали сумму задолженности по лизинговым платежам на дату подписания соглашения (111 120 руб.). В соглашении стороны договорились о единовременном зачете остатка аванса в сумме 111 120 руб. в счет погашения задолженности по лизинговым платежам. Объект лизинга в этот же день возвращен лизингодателю по акту.

Это соглашение было признано недействительным (как подписанное не имеющим полномочий лицом) без применения последствий недействительности сделки.

Ежемесячная сумма аванса исчислена истцом, исходя из условий договора лизинга (6944,44 руб.). С учетом того что договор лизинга действовал 20 из 36 месяцев, остаток не зачтенной ответчиком суммы аванса (111 111 руб.) составляет, по мнению истца, неосновательное обогащение.

Обязанность лизингополучателя своевременно перечислять лизинговые платежи закреплена в п. 5 ст. 15 Закона о лизинге, п. 1 ст. 614 ГК РФ, обусловлена договором лизинга и является в силу ст. 328 ГК РФ встречным исполнением по отношению к обязанности лизингодателя приобрести в собственность и передать арендатору определенное договором лизинга имущество (ст. 611 и 655, п. 1 ст. 668 ГК РФ).

Возвратив принятое по договору лизинга имущество, ООО "ЭПИбилд" указало на то, что встречное обязательство лизинговой компанией не исполнено в связи с передачей объекта третьему лицу по договору купли-продажи.

В соответствии со ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Оспаривая факт неосновательного обогащения, лизинговая компания настаивает на том, что при оценке взаимных расчетов должно учитываться признанное недействительным дополнительное соглашение от 27.03.2009, в соответствии с которым лизинговые платежи были увеличены, ссылаясь на то, что последствия недействительности сделки применены не были.

В силу ст. 16 АПК РФ вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории РФ.

Вместе с тем, как следует из разъяснений п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 57 "О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств", суд в любом случае обязан при подготовке дела к разбирательству определить круг обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших.

Пленум ВАС РФ также подчеркивает, что суды, рассматривающие новые дела, не должны связывать свои выводы (то есть юридическую квалификацию) с теми фактическими обстоятельствами, которые установлены в имеющих преюдициальное значение судебных актах: независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы.

Суды пришли к выводу, что дополнительное соглашение от 27.03.2009, совершенное в отсутствие волеизъявления одной из сторон, недействительно по правилам ст. 168 ГК РФ.

Общие последствия ничтожной сделки исключают увеличение лизинговых платежей, а следовательно, зачет неиспользованной суммы аванса неправомерен.

Расчет суммы иска признан судами правильным, соответствующим договору лизинга и произведенному сторонами на дату его расторжения исполнению.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

3. Расторжение договоров и изъятие предметов лизинга при отсутствии встречного исполнения со стороны лизингодателя (возврат суммы, переведенной в счет выкупной стоимости) предоставляют лизингополучателю право потребовать возврата этой суммы (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30.01.2012 по делу N А79-9617/2010).

Сельскохозяйственный производственный кооператив "Коммунар" обратился с иском к ОАО "Чувашагролизинг" о взыскании 501 232,79 руб. неосновательного обогащения (295 582,91 руб. - уплаченных за выкуп трактора "Беларус-1523" и 205 649,82 руб. - дискатора БДМ 3x4 П). Иск основан на ст. 453, 624 и 1102 ГК РФ и ст. 19 Закона о лизинге и мотивирован тем, что в связи с расторжением договоров лизинга и изъятием у кооператива предмета лизинга ответчик обязан вернуть деньги, переведенные в счет выкупной стоимости.

Руководствуясь ст. 309, 407, 453 и 665 ГК РФ и ст. 28 Закона о лизинге, ОАО "Чувашагролизинг" обратилось к кооперативу со встречным иском о взыскании 298 765,63 руб. задолженности по лизинговым платежам, образовавшейся до расторжения договоров лизинга и до возврата имущества лизингодателю.

Решением суда в удовлетворении первоначального иска отказано, встречный иск удовлетворен. Суд руководствовался ст. 453 и 1102 ГК РФ и исходил из того, что платежи, осуществленные кооперативом до расторжения договоров лизинга, были произведены в связи с договорными обязательствами и не подлежат возврату. Апелляционный суд решение в части отказа в иске кооператива отменил, иск удовлетворил.

Сославшись на принцип свободы договора и указав, что соглашения о расторжении договоров лизинга не признаны недействительными в установленном законом порядке, ОАО "Чувашагролизинг" считает, что обязательства кооператива, принятые им по этим соглашениям, соответствуют данному принципу, а их исполнение - ст. 310 ГК РФ. Неосновательное обогащение на стороне ОАО "Чувашагролизинг" возникло бы лишь в том случае, если бы оно в принудительном порядке изъяло у кооператива, а затем реализовало предметы лизинга по цене, превышающей сумму лизинговых платежей.

ОАО "Чувашагролизинг" (лизингодатель) и кооператив (лизингополучатель) заключили на срок 5 лет (до 05.04.2011) договор финансовой аренды (лизинга) от 05.04.2006, во исполнение которого лизингополучатель принял по акту приема-передачи от 19.04.2006 дискатор БДМ 3x4 П. Цена договора - 465 606,30 руб. с НДС.

Те же стороны заключили на 4 года (до 18.05.2010) договор финансовой аренды (лизинга) от 18.05.2006, во исполнение которого кооператив как лизингополучатель в тот же день принял по акту приема-передачи трактор "Беларус-1523". Цена договора - 1 646 186,45 руб. с НДС.

02.01.2010 стороны заключили соглашения о расторжении договоров по причине сложившихся негативных экономических условий, тяжелого финансового состояния лизингополучателя и невозможности далее в срок исполнять условия договоров.

Стороны условились, что перечисленные кооперативом до расторжения договоров лизинговые и иные платежи (263 717,82 руб. и 754 016,55 руб.) остаются в собственности ОАО "Чувашагролизинг".

Суммы задолженности по лизинговым платежам, образовавшейся до расторжения договоров (94 118,64 руб. и 754 016,55 руб.), подлежат уплате кооперативом в разумный срок после подписания соглашений о расторжении.

Спорное имущество было передано лизингодателю по актам приема-возврата от 02.01.2010.

Приняв во внимание, что выкупная стоимость имущества входила в оплаченные истцом лизинговые платежи, а объекты лизинга были возвращены лизингодателю, и посчитав, что с расторжением договоров лизинга прекратились и возникшие из них обязательства, кооператив счел перечисленные в счет выкупной стоимости денежные средства неосновательным обогащением для ОАО "Чувашагролизинг".

Сославшись на просрочку внесения лизинговых платежей, имевшую место до расторжения договоров, ОАО "Чувашагролизинг" обратилось со встречным иском о взыскании задолженности.

В силу п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Суд апелляционной инстанции учел то, что расторжение договора не лишает сторону права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении").

Объем и содержание гражданско-правового понятия "лизинговые платежи" даны в п. 1 ст. 28 Закона о лизинге, из которого следует, что в общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Спорные договоры предусматривают такое право в случае полного срочного или досрочного выполнения их условий.

Апелляционный суд установил, что, поскольку стороны предусмотрели переход права собственности на предметы лизинга при внесении всех лизинговых платежей без какой-либо дополнительной уплаты, выкупная стоимость в данном случае не является самостоятельным платежом и вошла в состав определенных сделками лизинговых платежей.

Суд указал, что спорные договоры представляют собой соглашения смешанного типа, сочетающие в себе элементы договоров лизинга и купли-продажи. Такой правовой режим обязывает применить к порожденным ими отношениям комбинацию правовых норм.

Возмездный характер договора купли-продажи и встречный характер обязательств его сторон следуют из п. 1 ст. 454 ГК РФ.

После расторжения договоров лизинга с правом выкупа и изъятия предметов лизинга лизингодателем прекратилось и его обязательство по передаче техники в собственность лизингополучателю. Соответственно, стало безосновательным и удержание той части денежных средств, которые были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены спорного имущества.

Расторжение договоров и изъятие предметов лизинга при отсутствии встречного исполнения со стороны лизингодателя (возврат суммы, переведенной в счет выкупной стоимости) предоставляют лизингополучателю право потребовать возврата этой суммы.

Неосновательное обогащение на стороне ОАО "Чувашагролизинг" возникло вследствие расторжения договоров лизинга, изъятия у кооператива предметов лизинга и непредоставления ему встречного исполнения. Возникновение неосновательного обогащения никак не связано с последующей судьбой изъятого имущества.

Поскольку договорами лизинга выкупная цена имущества не предусмотрена и правил ее исчисления не содержится, суд пришел к выводу о необходимости решить вопрос о конкретной величине этой цены и в своем расчете принял за основу ту рыночную стоимость имущества, которую определил эксперт (для трактора "Беларус-1523" - 673 328,99 руб., для дискатора БДМ 3x4 П - 252 000 руб.).

Сравнив эти суммы с не превышающими их требованиями кооператива, суд удовлетворил его иск.

Принцип свободы договора, на который ссылается ОАО "Чувашагролизинг" как на правовое основание удержания выкупной стоимости, не может быть применен в этом качестве, поскольку приобретение и осуществление гражданских прав своей волей и в своем интересе также имеют свои пределы и ограничения (ст. 10 ГК РФ).

В данном случае отказ в возвращении лизингополучателю выкупной стоимости привел бы к не основанным на законе убыткам кооператива, что недопустимо в силу ст. 1 Протокола 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ФАС округа оставил Постановление апелляционной инстанции без изменения.



4. Поскольку договор лизинга неразрывно связан с договором купли-продажи предмета лизинга, отсутствие встречного исполнения со стороны лизингополучателя, которое должно выразиться в приемке объекта лизинга и перечислении лизинговых платежей, влечет для лизингодателя убытки (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.01.2012 по делу N А82-13631/2010).



ЗАО "Лизинговая компания "Система-Финлизинг" обратилось к ЗАО "Сочистройтранс" и к ЗАО "Финансово-промышленная компания "Рыбинсккомплекс" о взыскании с первого 34 578 900 руб. убытков, понесенных им как лизингодателем в связи с исполнением договора лизинга, со второго - 768 420 руб. неустойки и 2 234 661,41 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также о расторжении торгово-промышленного соглашения в части.

Иск основан на ст. 310, 330, 395, 450, 476, 523, 668 - 670 ГК РФ, п. 2 ст. 22 Закона о лизинге и мотивирован тем, что поскольку торгово-промышленное соглашение, заключенное между лизинговой и финансово-промышленной компаниями в рамках принятых по договору лизинга обязательств, не исполнено последней в части поставки ЗАО "Сочистройтранс" блок-модуля, то данное соглашение подлежит расторжению в этой части, а сумма, перечисленная за ненадлежащим образом поставленную финансово-промышленной компанией и не принятую ЗАО "Сочистройтранс" продукцию, - взысканию с ЗАО "Сочистройтранс" как с лизингополучателя, самостоятельно определившего продавца предмета лизинга (финансово-промышленную компанию) и не получившего у этого продавца обусловленное исполнение; последний при этом должен быть привлечен к имущественной ответственности.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен в части: неустойка взыскана в сумме 691 578 руб. С ЗАО "Сочистройтранс" также взыскано 184 395,53 руб. в возмещение расходов на уплату госпошлины.

По мнению ЗАО "Сочистройтранс", заявленные истцом убытки не доказаны, поскольку имеющиеся в деле платежные поручения от 31.05.2007 и от 23.11.2011 подтверждают перечисление лизинговой компанией платы (34 578 900 руб.) по спецификации N 3, а не по спорной спецификации N 1. Истец не представил доказательств, подтверждающих наличие убытков.

Однако до принятия судом постановления по делу лизинговая компания и ЗАО "Сочистройтранс" заключили и представили на утверждение суда мировое соглашение от 25.10.2011.

Определением ФАС округа в утверждении мирового соглашения было отказано.

Лизинговая компания (лизингодатель) и ЗАО "Сочистройтранс" (лизингополучатель) заключили договор лизинга от 07.07.2006, в соответствии с которым лизингодатель обязался путем инвестирования средств приобрести у поставщиков в собственность предмет лизинга и предоставить его лизингополучателю за плату во временное владение и пользование на срок и на условиях, которые предусмотрены договором, с последующим переходом права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при выполнении им условий, предусмотренных договором.

Определенный лизингополучателем предмет лизинга составляют блок-модули, указанные в спецификациях N 1, 2 и 3.

Стороны предусмотрели, что лизингодатель не несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение поставщиками (которых в силу договора выбрал сам лизингополучатель) своих обязательств по договорам поставки, а также за качество предмета лизинга и наличие необходимой документации на него.

Местом передачи предмета лизинга определен г. Сочи, при этом стороны условились, что передача предмета лизинга оформляется актом приема-передачи, а работы по контрольной сборке и пусконаладке предмета лизинга осуществляются привлеченными специалистами поставщика.

Стоимость приобретения предмета лизинга по договору поставки составляет 87 209 853 руб.

Лизинговая компания, ОАО "Тоннельный отряд 44" (поручитель) и ЗАО "Сочистройтранс" заключили договор поручительства от 07.04.2006, по которому поручитель обязался отвечать перед лизингодателем в том же объеме, что и лизингополучатель.

Действуя во исполнение договора лизинга, лизинговая компания (покупатель), финансово-промышленная компания (поставщик) и ЗАО "Сочистройтранс" (заказчик) заключили торгово-промышленное соглашение от 10.07.2006 на предмет проектирования, изготовления, поставки и контрольной сборки блок-модулей (предмета лизинга), которые поставщик обязался собрать на производственных базах заказчика, испытать и передать в собственность покупателя.

Сроки поставки продукции, контрольной сборки комплектов конструкций блок-модулей и испытаний всех поставляемых систем, а также порядок расчетов подробно описаны в торгово-промышленном соглашении. В соглашении стороны договорились об обязательности претензионного порядка урегулирования споров.

Общая стоимость предмета поставки, указанного в спецификации N 1 к соглашению, составляет 38 421 000 руб., срок его поставки - 110 дней с момента уплаты первого промежуточного платежа (без учета времени на доставку), срок контрольной сборки блок-модуля - 90 дней с момента доставки продукции в адрес заказчика и момента прибытия специалистов поставщика на сборочную площадку.

Платежными поручениями от 23.11.2006 и от 31.05.2007 лизинговая компания в качестве первого и второго авансового платежей перечислила финансово-промышленной компании 34 578 900 руб.

Платежным поручением от 28.12.2007 ЗАО "Сочистройтранс" перевело лизинговой компании 17 441 970,60 руб. в качестве задатка.

Созданной на основании приказа ЗАО "Сочистройтранс" рабочей комиссией по приемке объекта "Ремонтно-механический блок-модуль" составлен дефектный акт от 19.05.2009, в котором установлен срок устранения выявленных замечаний (15.06.2009).

В письме от 09.06.2009 финансово-промышленная компания заявила о несогласии с дефектным актом, предложив принять работы по ремонтно-механическому блок-модулю и подписать акт выполненных работ.

В письме от 24.12.2009 лизинговая компания потребовала от финансово-промышленной компании возвратить сумму переведенных авансовых платежей и выплатить неустойку в связи с отсутствием факта поставки блок-модулей по спецификации N 1.

Истец 19.04.2010 уведомил ответчиков об утрате интереса к исполнению соглашения от 10.07.2006, о частичном отказе от его исполнения из-за того, что спорный блок-модуль не был поставлен, акт приема-передачи предмета лизинга не подписан, сроки комплектной и качественной поставки блок-модуля были нарушены, и потребовал вернуть ему ранее уплаченные по соглашению денежные средства. Также потребовал уплатить неустойку с 27.05.2009 по 10.07.2009 и проценты за пользование чужими денежными средствами с 11.07.2009 по 15.04.2010. Эти требования не были исполнены.

Ст. 309 ГК РФ гарантируется надлежащее исполнение обязательств, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются (ст. 310).

Обязанность лизингодателя по спорному договору установлена ст. 665 ГК РФ и заключалась в том, чтобы приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для целей, связанных с предпринимательской деятельностью.

К числу обязанностей лизингополучателя п. 5 ст. 15 Закона о лизинге отнесены следующие: принять предмет лизинга в порядке, предусмотренном договором лизинга, выплатить лизинговые платежи в оговоренные договором сроки и в установленном им порядке, по окончании срока действия договора лизинга возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи, выполнить другие обязательства, вытекающие из содержания договора лизинга.

Из совокупности условий договора лизинга и требований п. 2 ст. 670 ГК РФ и п. 2 ст. 22 Закона о лизинге ЗАО "Сочистройтранс" как лизингополучатель, выбравший продавца, приняло на себя риск невыполнения продавцом обязанностей по торгово-промышленному соглашению от 10.07.2006 и связанные с этим убытки.

Расчет затрат, понесенных лизинговой компанией в связи с исполнением договора лизинга, подтвержден. При этом довод о том, что данными платежными документами подтверждаются расчеты по спецификации N 3, а не по спецификации N 1, был опровергнут в суде апелляционной инстанции, который не только исходил из перечисленных лизингодателем сумм, но также учел условия обеих спецификаций.

Поскольку договор лизинга неразрывно связан с договором купли-продажи предмета лизинга, постольку отсутствие встречного исполнения со стороны ответчика, которое должно было выразиться в приемке объекта лизинга и перечислении лизинговых платежей, повлекло для истца убытки и они обоснованно, в силу ст. 393, 15, 401, п. 2 ст. 670 ГК РФ и п. 2 ст. 22 Закона о лизинге, взысканы судом с ЗАО "Сочистройтранс" как с лизингополучателя.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



5. Суд обязал лизингополучателя возвратить предмет лизинга, истолковав сформулированное в исковом заявлении требование об изъятии предмета лизинга как требование об обязании ответчика возвратить его истцу (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.03.2012 по делу N А27-10671/2011).



ООО "Лизинговая компания УРАЛСИБ" обратилось с иском к ООО "Север-плюс-1" об изъятии предмета лизинга - асфальтоукладчика и взыскании 1 520 312,74 руб. неустойки. Иск мотивирован тем, что ответчик ненадлежащим образом исполнял условия договора лизинга, в связи с чем истец заявил об отказе от договора в одностороннем порядке со ссылкой на ст. 309, 310, 314, 394, 622 ГК РФ, ст. 13, 17, 15, 28 Закона о лизинге.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен частично: суд обязал ответчика возвратить асфальтоукладчик и взыскал 506 770,91 руб. неустойки, в остальной части иска отказал.

ООО "ЛК УРАЛСИБ" со ссылкой на ст. 6.1 АПК РФ полагает, что принятое в такой формулировке решение лишает его права на надлежащее исполнение решения суда в разумные сроки, поскольку формулировка "обязать возвратить" обязывает пристава-исполнителя лишь принять меры к понуждению должника передать имущество, побудить его к таким действиям, вместо того чтобы изъять имущество и передать его взыскателю.

Истец отмечает, что в соответствии со ст. 11 Закона о лизинге право лизингодателя на распоряжение предметом лизинга включает право изъять предмет лизинга из владения и пользования у лизингополучателя. По мнению ООО "ЛК УРАЛСИБ", характер и объем исполнительных действий пристава-исполнителя при исполнении решения суда об изъятии имущества или обязании возвратить имущество различен, следовательно, у суда не было оснований для самостоятельного изменения предмета иска. Ссылаясь на ст. 49 АПК РФ, истец указал, что право изменять основание или предмет иска предоставлено истцу, суд не вправе изменять основание иска и выходить за пределы исковых требований.

ООО "ЛК УРАЛСИБ" полагает, что, решив обязать ответчика передать спорное имущество, а не изъять его, как требовал истец, суд допустил нарушение норм процессуального права, самостоятельно изменив предмет иска.

Между ООО "ЛК УРАЛСИБ" (лизингодатель) и ООО "Север-плюс-1" (лизингополучатель) заключен договор лизинга от 16.06.2008, согласно которому лизингодатель обязался приобрести в собственность указанный лизингополучателем предмет лизинга у определенного лизингополучателем продавца и предоставить его лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

В спецификации (приложение N 1) стороны согласовали предмет лизинга - асфальтоукладчик АСФ-К-3-02 стоимостью 4 900 000 руб. с НДС, 2008 г. выпуска.

В общую стоимость договора входят сумма лизинговых платежей за период его действия - 5 799 255 руб., в том числе НДС 18% - 884 632,12 руб., выкупная стоимость предмета лизинга - 1000 руб., в том числе НДС - 152,54 руб. (в редакции дополнительного соглашения N 1 от 29.07.2008).

В соответствии с договором предмет лизинга передается лизингополучателю во владение и пользование на срок до 30.04.2010, при этом договор сохраняет свою силу до полного исполнения сторонами всех принятых на себя обязательств и его надлежащего прекращения в соответствии с положениями договора или дополнительных соглашений сторон (в редакции дополнительного соглашения N 1 от 29.07.2008).

Договором предусмотрена возможность его расторжения лизингодателем в одностороннем порядке в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения лизингополучателем своих обязательств, в том числе в случае превышения задолженности по уплате лизинговых платежей свыше 30 календарных дней.

Лизингодатель вправе без предварительного уведомления лизингополучателя потребовать от него в течение 5 календарных дней с даты направления соответствующего письма вернуть предмет лизинга по адресу, указанному лизингодателем, и сдать его по акту приема-передачи.

По акту приема-передачи N 1 от 29.07.2008 предмет лизинга передан во владение и пользование ООО "Север-плюс-1". Акт подписан лизингополучателем без возражений по ассортименту, количеству, комплектности и состоянию предмета лизинга.

В адрес ООО "Север-плюс-1" лизингодателем направлено уведомление от 01.12.2010 о досрочном расторжении договора с 01.12.2010, а также об уплате долга в размере 790 316,10 руб., пени - 1 520 312,74 руб. и о возврате предмета лизинга.

Суд исходил из того, что согласно ст. 622 ГК РФ и Закону о лизинге на ответчике лежит обязанность по возврату предмета лизинга.

В соответствии со ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Исходя из п. 4 ч. 2 ст. 125 АПК РФ, предметом иска является материально-правовое требование истца к ответчику, направленное на возникновение, изменение и прекращение правоотношений. Таким образом, материально-правовое требование истца может быть обращено исключительно к ответчику. Под основаниями иска следует понимать обстоятельства, на которые истец ссылается в подтверждение своих требований к ответчику.

Ст. 622 ГК РФ предусмотрено, что при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

Согласно ст. 17 Закона о лизинге при прекращении договора лизинга лизингополучатель обязан вернуть лизингодателю предмет лизинга в состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или износа, обусловленного договором лизинга.

Учитывая, что в качестве правовых оснований истцом указаны ст. 309, 310, 314, 394, 622 ГК РФ, ст. 13, 15, 17, 28 Закона о лизинге, в том числе предусматривающие обязанность ответчика возвратить предмет лизинга, аналогичную ответственности, установленной договором в случае нарушения его условий лизингополучателем, исходя из того, что в силу п. 4 ч. 2 ст. 125 АПК РФ материально-правовое требование истца может быть обращено исключительно к ответчику, суд истолковал сформулированное в исковом заявлении ООО "ЛК УРАЛСИБ" требование, а именно "изъять у ООО "Север-плюс-1" предмет лизинга", как требование об обязании ответчика возвратить истцу асфальтоукладчик, что и стало содержанием резолютивной части решения.

Довод истца о наличии у него (лизингодателя) права на изъятие предмета лизинга, предусмотренного ст. 11 Закона о лизинге, отклонен, так как истец рассматривает эту статью без учета ст. 13 Закона о лизинге, устанавливающей порядок обеспечения прав лизингодателя и предусматривающей, что лизингодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества в случаях, предусмотренных законодательством РФ, данным Законом и договором лизинга.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

 



6. Неуплата пени по исполненному договору лизинга не может рассматриваться как существенное нарушение его условий; односторонний отказ лизингодателя от исполнения договора неправомерен, так как у лизингополучателя отсутствует задолженность по выплате лизинговых платежей и выкупной цены предмета лизинга (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.03.2012 по делу N А45-22243/2010).

ОАО "Проминвест" обратилось с иском к ООО "Адамант" о взыскании 179 145,23 руб. задолженности за фактическое пользование имуществом, о расторжении договора лизинга, обязании возвратить предмет лизинга. Иск мотивирован тем, что ответчик нарушил условия договора в части уплаты взысканной по решению суда пени за просрочку уплаты лизинговых платежей, со ссылкой на ст. 309, 310, 450, 452, 614, 615, 619, 622, 625 ГК РФ, ст. 13, 15 17 Закона о лизинге.

Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд, рассмотрев дело в качестве суда первой инстанции в соответствии с п. 6.1 ст. 268 АПК РФ, решение отменил, иск удовлетворил.

ООО "Адамант" считает, что правовая природа и размер задолженности по цене, существовавшей на момент обращения с иском, не позволяют удовлетворить иск о расторжении договора.

Ссылаясь на п. 2 ст. 450 ГК РФ, ответчик считает необоснованным вывод о том, что в результате несвоевременной уплаты им пени истец в значительной степени лишился того, на что вправе был рассчитывать при заключении договора.

ООО "Адамант" указывает, что вынесение в последующем (после принятия истцом всех лизинговых платежей и выкупной цены) судебного акта о взыскании пени по договору не может рассматриваться как основание для признания недействительным перехода права собственности.

Ответчик считает, что требования о взыскании сумм за фактическое пользование предметом лизинга являются необоснованными, так как, исходя из буквального смысла ст. 622 и п. 1 ст. 624 ГК РФ, договора о выкупе предмета лизинга и с учетом внесения ответчиком в пределах срока лизинга всех платежей и выкупной цены, следует отсутствие обязанности у ответчика возвратить предмет лизинга, а у истца требовать его возврата и сумм за фактическое пользование им.

Привлеченное к участию в деле третье лицо Ш. полагает, что вывод суда о том, что ответчик существенно нарушил условия договора более двух раз подряд, по истечении установленного договором срока платежа не вносил арендную плату, задолженность по которой за 2010 год составила 179 145,36 руб., не соответствует имеющимся доказательствам.

Со ссылкой на ст. 329 ГК РФ Ш. указал, что неуплата пени не является обстоятельством, влекущим пролонгацию и тем более расторжение договора лизинга, а выступает всего лишь как способ обеспечения обязательства, подчеркивая, что пени уплачены им до обращения истца в суд.

Ш. отмечает, что, выплатив всю сумму лизинговых платежей, куда входит полная амортизация имущества, все затраты и комиссионное вознаграждение лизингодателя, ООО "Адамант" реализовало предусмотренное договором право на выкуп объекта лизинга, а суд по существу взыскал с ответчика повторную оплату амортизации на полностью амортизированное имущество, всех оплаченных затрат лизингодателя и повторную уплату комиссионного вознаграждения, что, по его мнению, является неосновательным обогащением истца и не может служить основанием для расторжения договора лизинга. Ш. указывает, что суд не изложил мотивы, по которым он отверг и не принял во внимание его доводы, взыскав с ответчика спорную сумму, не обосновал, из чего она состоит.

Он отмечает, что, сославшись в своем решении на ст. 451 ГК РФ, суд не разъяснил, какие существенные обстоятельства на момент его окончания повлекли пролонгацию спорного договора и начисление арендных платежей.

Ш. считает, что требования истца не основаны на законе, так как, по его мнению, на момент окончания договора (31.12.2009) ответчик добросовестно исполнил все обязательства, оплатил выкупную стоимость и стал собственником предмета лизинга.

Между ОАО "Проминвест" (лизингодатель) и ООО "Адамант" (лизингополучатель) заключен договор лизинга от 23.10.2006, согласно которому лизингодатель обязался приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество - упаковочную машину (одну штуку) у определенного им продавца и предоставить его лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Стороны установили, что имущество передается лизингополучателю в лизинг на срок 36 месяцев начиная с января 2007 года.

В соответствии с договором его действие прекращается по истечении срока договора в случае полного исполнения сторонами своих обязательств или в случае его расторжения. Договором предусмотрено, что он может быть расторгнут по соглашению сторон или по решению суда, если требование о расторжении заявляет одна из сторон.

Лизингодатель вправе досрочно расторгнуть договор в случае, если лизингополучатель более двух раз подряд не выполняет своих обязательств по какому-либо виду платежей, предусмотренных договором; если лизингополучатель по получении требования об уплате не погашает задолженности (включая пени за просрочку) в течение двух недель.

По договору лизинга по истечении срока договора при условии уплаты лизингополучателем лизингодателю всех предусмотренных договором платежей имущество переходит в собственность лизингополучателя по выкупной стоимости, составляющей 11 682 руб. и выплачивающейся с последним лизинговым платежом.

Предмет лизинга передан ответчику 01.03.2007 по акту приема-передачи.

В связи с истечением срока лизинга ОАО "Проминвест" направило ООО "Адамант" уведомление от 04.10.2010, в котором предложило в течение двух недель с момента его получения погасить имеющуюся задолженность, в том числе платежи за фактическое пользование имуществом за период с декабря 2009 года по сентябрь 2010, пени за период с 19.08.2009 по 30.12.2009 и оформить переход права собственности на имущество. В противном случае предложило возвратить предмет лизинга и расторгнуть договор по согласию сторон. Указало, что в случае непогашения задолженности и отказа от предложения о возврате имущества и расторжении договора лизинга либо неполучения ответа на данное предложение в установленный срок обратится в суд.

Истец указывает, что ответчик нарушил условия договора, так как взысканная по решению суда пеня за просрочку уплаты лизинговых платежей до настоящего времени не уплачена, платежи за фактическое пользование имуществом после истечения срока договора не перечислены, предложение о выкупе предмета лизинга путем надлежащего исполнения всех условий договора либо о его расторжении оставлено без ответа.

Суд сделал вывод, что истец доказал существенное нарушение условий договора со стороны ответчика со ссылкой на п. 2 ст. 450, п. 1, 2 ст. 451, п. 3 ст. 619 ГК РФ.

Ст. 665 ГК РФ предусмотрено, что по договору лизинга арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

В соответствии со ст. 28 Закона о лизинге под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором услуг, а также доход лизингодателя.

В общую сумму договора может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

В силу ч. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором.

П. 1 ст. 451 ГК РФ предусмотрено, что существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств представляет собой самостоятельный случай прекращения договорных обязательств. В таком случае существенное значение приобретает цель, которой предопределяется прекращение договорного обязательства, а именно восстановление баланса интересов сторон договора, существенным образом нарушенного в силу непредвиденного изменения внешних обстоятельств, не зависящих от их воли. При этом конкретные явления, события, факты, которые могут признаваться существенным изменением обстоятельств, применительно к конкретным условиям определяет суд.

Согласно п. 2 ст. 451 ГК РФ, если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, он может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным п. 4 данной статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий: в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет; изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота; исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора; из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

По п. 4 ст. 451 ГК РФ изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях.

П. 3 ст. 619 ГК РФ установлено, что договор аренды может быть расторгнут по требованию арендодателя в случае, если арендатор более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату. Арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора только после направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок.

Судом установлено, что в соответствии с установленным договором графиком платежей лизинговые платежи и выкупная цена предмета лизинга оплачены полностью.

По ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. В случае несоблюдения требований, предусмотренных п. 1 этой статьи, суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Направление истцом уведомления от 04.10.2010 нарушает баланс имущественных интересов лизингодателя и лизингополучателя и является злоупотреблением правом, так как неуплата пени по исполненному договору лизинга не может рассматриваться как существенное нарушение его условий.

Односторонний отказ лизингодателя от исполнения договора неправомерен, так как у лизингополучателя отсутствует задолженность по выплате лизинговых платежей и выкупной цены предмета лизинга.

Следовательно, требования о взыскании задолженности, расторжении договора и возврате предмета лизинга не подлежат удовлетворению.

ФАС округа отменил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции и в иске отказал.



7. Суд, установив, что распоряжение предметом лизинга произошло в момент заключения договора, до объявления лизингодателя банкротом, пришел к выводу о возникновении у лизингополучателя права собственности на предмет лизинга с момента уплаты всей суммы лизинговых платежей (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.02.2012 по делу N А27-6539/2011).

ЗАО "Штейгер" обратилось с иском к ЗАО "Прогресс-Лизинг" о признании права собственности на транспортные средства, являющиеся предметом договора лизинга: грузовой автомобиль и специальное пассажирское транспортное средство. Иск со ссылкой на п. 1 ст. 19 Закона о лизинге и договор лизинга мотивирован исполнением обязательств истца по уплате лизинговых платежей и отказом ответчика в передаче имущества в связи с признанием его банкротом и открытием в отношении его конкурсного производства.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Акционерный коммерческий межрегиональный топливно-энергетический банк "Межтопэнергобанк", являющийся залогодержателем предмета лизинга.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен.

Банк считает, что суд не применил ст. 126, 129 ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", п. 2 ст. 19 Закона о лизинге и ст. 407, 416 ГК РФ.

Банк указал, что на момент открытия в отношении ЗАО "Прогресс-Лизинг" конкурсного производства акт передачи основных средств не был подписан, обязательства по договору лизинга не исполнены в полном объеме - лизинговые платежи не уплачены полностью, следовательно, оснований для перехода права собственности на транспортные средства не было. Банк отметил, что право собственности на них может быть приобретено исключительно в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве для имущества, находящегося в залоге и входящего в состав конкурсной массы, а именно путем продажи его на торгах с целью получения максимальной выручки для соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

Со ссылкой на ст. 153 ГК РФ он считает акт передачи основных средств отдельной самостоятельной сделкой, направленной на переход права собственности.

По мнению банка, суд ошибочно не принял во внимание, что указанное в договоре лизинга обязательство ЗАО "Прогресс-Лизинг" передать в собственность ЗАО "Штейгер" транспортные средства, входящие в состав конкурсной массы, прекратилось в связи с невозможностью его исполнения в натуре в силу п. 1 ст. 416 ГК РФ, поскольку п. 2 ст. 19 Закона о лизинге и ст. 110, 111, 126, 129, 131, 138, 139 Закона о банкротстве запрещают совершать действия, направленные на отчуждение имущества должника, находящегося в залоге и входящего в состав конкурсной массы, без проведения торгов заранее определенному лицу, в том числе и на основании акта передачи основных средств по форме ОС-1, составленного во исполнение заключенных до банкротства должника договоров.

Банк полагает, что вывод суда о том, что распоряжение предметом лизинга произошло в момент заключения договора лизинга, до объявления ответчика банкротом, не основан на законе, выводы в решении и Постановлении противоречат друг другу, в частности, что наличие или отсутствие просрочек ЗАО "Штейгер" по уплате платежей по договору лизинга не имеет правового значения для разрешения спора. Этот вывод не соответствует п. 1 ст. 19 Закона о лизинге и договору лизинга, предусматривающему в качестве обязательного условия для возникновения у ЗАО "Штейгер" права требовать передачи имущества в собственность надлежащее исполнение обязательств по договору, включая и обязательства по уплате лизинговых платежей.

Банк, ссылаясь на акт сверки взаимных расчетов по состоянию на 09.03.2011 между ЗАО "Прогресс-Лизинг" и ЗАО "Штейгер", указал, что подтверждено ненадлежащее исполнение истцом обязательств по уплате лизинговых платежей.

Также банк считает ошибочным вывод суда о том, что предъявление ЗАО "Штейгер" иска о признании права собственности и его удовлетворение не ущемляют права и интересы банка как залогодержателя спорного имущества, несмотря на то что в случае признания права собственности истца на имущество денежные требования залогодержателя к ЗАО "Прогресс-Лизинг", обеспеченные залогом этого имущества, могут быть удовлетворены из его стоимости только в деле о банкротстве ЗАО "Штейгер" после их включения в реестр требований кредиторов в качестве требований, обеспеченных залогом имущества должника, аргументируя тем, что сведения о признании ЗАО "Штейгер" банкротом и открытии в отношении его конкурсного производства опубликованы в газете "Коммерсантъ" от 12.02.2011, следовательно, реестр требований кредиторов был закрыт 13.04.2011 и банк как залогодержатель лишен возможности реализовать свои права, основанные на залоге, в деле о банкротстве ЗАО "Штейгер", так как не будет иметь прав, предоставляемых залогодержателям Законом о банкротстве.

Между ЗАО "Прогресс-Лизинг" (лизингодатель) и ЗАО "Штейгер" (лизингополучатель) был заключен договор лизинга от 26.03.2008, согласно которому лизингодатель обязуется приобрести в собственность у определенного лизингополучателем продавца указанное лизингополучателем имущество и передать его лизингополучателю во временное владение и пользование в качестве предмета лизинга за плату, на срок и на условиях, которые указаны в настоящем договоре. Предмет лизинга регистрируется и ставится на период лизинга на учет на имя лизингополучателя его собственными силами и средствами.

Во исполнение договора ЗАО "Штейгер" по актам приема-передачи от 29.05.2008 (приложение N 3) были переданы грузовой автомобиль "ГАЗ-330202" и специальное пассажирское транспортное средство (13 мест) "ГАЗ-32213".

По договору право собственности на предмет лизинга принадлежит лизингодателю.

Дополнительным соглашением N 2 от 15.01.2009 стороны внесли изменения в договор. Общая сумма лизинговых платежей установлена в общем размере 927 272 руб. с НДС, а срок действия договора - 35 месяцев.

Дополнительное соглашение N 2 вступает в силу с момента его подписания и распространяет свое действие на отношения сторон, возникшие с 26.03.2008.

В приложении N 2 от 15.01.2009 стороны согласовали график внесения лизинговых платежей.

Согласно договору в редакции дополнительного соглашения N 2 по истечении срока, указанного в договоре, но не ранее первого числа следующего за ним месяца, при условии выплаты лизингополучателем всех платежей, предусмотренных договором, объект лизинга переходит в собственность лизингополучателя на основании акта передачи основных средств, форма ОС-1, без дополнительного заключения договора купли-продажи имущества, являющегося предметом лизинга. Выкупная стоимость объекта лизинга включена в лизинговые платежи, совершаемые лизингополучателем в течение срока действия договора.

Факт уплаты истцом всех лизинговых платежей в сумме 927 272 руб. подтвержден актом сверки взаимных расчетов по состоянию на 09.03.2011.

В связи с исполнением обязательств по уплате лизинговых платежей истцом ответчику вручена претензия от 30.03.2011 с просьбой назначить время и место передачи объектов лизинга в собственность ЗАО "Штейгер" и подписания соответствующих актов.

В ответе от 04.04.2011 ответчик указал на невозможность передачи имущества в связи с признанием его банкротом и открытием конкурсного производства.

П. 1 ст. 624 ГК РФ установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрен переход арендованного имущества в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.

По п. 1 ст. 328 ГК РФ договор лизинга является двусторонним. Каждая из сторон договора несет обязанность в пользу другой стороны и считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать. На стороне лизингополучателя во всех случаях лежит встречное исполнение его обязательств по уплате лизинговых платежей (а в случаях, согласованных сторонами, также выкупных платежей), которое обусловлено исполнением лизингодателем своих обязательств по передаче имущества лизингополучателю во владение, пользование и распоряжение. При этом последнее правомочие переходит к лизингополучателю после полной уплаты им лизинговых (выкупных) платежей по договору.

В ст. 19 Закона о лизинге указано, что договором может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.

В соответствии со ст. 28 Закона о лизинге под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 N 1729/10, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы ГК РФ, регулирующие куплю-продажу.

П. 1 ст. 454 ГК РФ предусмотрено, что по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Суд, посчитав, что распоряжение предметом лизинга произошло в момент заключения договора, до объявления ответчика банкротом, пришел к выводу о возникновении у истца права собственности на предмет лизинга с момента уплаты всей суммы лизинговых платежей.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



8. Суд удовлетворил иск о взыскании убытков, поскольку в результате отказа лизингополучателя от исполнения договора лизинга с учетом цены, за которую предмет лизинга был реализован третьему лицу, и стоимости причитающихся на дату возврата предмета лизинга платежей, у лизингодателя возникли убытки (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.01.2012 по делу N А45-22741/2010).

ООО "Балтийский лизинг" обратилось с иском к ООО "Астэкс трейд" о взыскании убытков в размере 1 027 094,62 руб. Иск мотивирован тем, что имущество было добровольно возвращено ответчиком истцу, со ссылками на ст. 309, 310, 315 ГК РФ.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен.

11.02.2008 между ООО "Региональная компания "НОМОС-лизинг", впоследствии переименованным в ООО "Балтийский лизинг", и ООО "Астэкс трейд" (лизингополучатель) был заключен договор лизинга с дополнительным соглашением от 05.03.2008, по условиям которого истец передал ответчику по акту от 31.03.2008 автомобиль грузовой.

Общество ООО "Астэкс трейд" отказалось от исполнения договора; по акту от 20.11.2008 добровольного возврата имущества предмет лизинга был возвращен.

Вступившим в законную силу решением от 17.07.2009 с ответчика в пользу истца взыскана задолженность и проценты по уплате лизинговых платежей за период с сентября по ноябрь 2008 г. включительно, решение исполнено.

Впоследствии автомобиль, являвшийся предметом лизинга, продан истцом третьему лицу на основании договора купли-продажи от 24.05.2010 по цене 1 800 000 руб., что подтверждается представленными в материалы дела первичными документами.

ООО "Балтийский лизинг" считает, что в результате отказа от исполнения договора лизинга, заключенного с ответчиком, с учетом цены, за которую предмет лизинга был реализован третьему лицу, и стоимости причитающихся на дату возврата предмета лизинга платежей, у него возникли убытки в размере 1 027 094,62 руб.

В силу ст. 614 ГК РФ и п. 5 ст. 15 Закона о лизинге лизингополучатель обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом в порядке и в сроки которые, предусмотрены договором.

Согласно ст. 393 ГК РФ возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности, в связи с чем лицо, требующее их возмещения, должно доказать факт нарушения обязательств, наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками, а также их размер в соответствии со ст. 15 ГК РФ.

В соответствии с п. 1, 2 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

По смыслу данной нормы лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать наличие состава правонарушения: собственно факт причинения убытков и их размер, противоправное поведение лица, действиями (бездействием) которого причинены убытки, а также причинную связь между указанными действиями (бездействием) лица и наступившими последствиями в виде убытков.

Судебным актом по другому делу установлено, что договор лизинга от 11.02.2008 расторгнут по инициативе ООО "Астэкс трейд" в одностороннем порядке в связи с неисполнением ответчиком своих обязательств по уплате лизинговых платежей, имущество возвращено истцу.

После расторжения договора лизинга лизингодатель не получил лизинговые платежи, рассчитанные на весь срок договора, и продал имущество, являвшееся предметом лизинга, по цене 1 800 000 руб., то есть меньшей по сравнению с той ценой, за которую оно было приобретено.

В силу ст. 28 Закона о лизинге под лизинговыми платежами понимается сумма платежей по договору за весь срок его действия, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором услуг, а также доход лизингодателя.

Из материалов дела следует, что расходы ООО "Балтийский лизинг" на приобретение предмета лизинга составили 4 283 996 руб., что подтверждается договором поставки от 11.02.2008. К моменту добровольного возврата имущества лизинговые платежи уплачены в размере 1 456 901,94 руб.

Имущество, являющееся предметом лизинга, было продано третьему лицу по цене 1 800 000 руб., что подтверждается договором купли-продажи от 24.05.2010, актом приема-передачи, товарной накладной. Следовательно, затраты лизингодателя на приобретение предмета лизинга, не компенсированные вследствие неисполнения условий договора лизинга, составили 1 027 094,62 руб.

Согласно п. 5 ст. 453 ГК РФ, если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения причиненных убытков.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



9. Суд удовлетворил иск о взыскании убытков, поскольку вследствие ненадлежащего исполнения лизингодателем предусмотренных договором обязательств о порядке и сроках передачи права собственности на предмет лизинга лизингополучателю причинены убытки в размере понесенных им расходов на аренду автомобиля (Постановление ФАС Московского округа от 02.04.2012 по делу N А40-66524/11-76-410).



ООО "ИНКОМ-ГРУПП" обратилось с иском к ООО "Каркаде" о взыскании 135 000 руб. убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательств по договору лизинга.

Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Суды исходили из того, что вследствие нарушения ответчиком условий договора лизинга о порядке и сроках передачи права собственности на предмет лизинга (автомобиль) лизингополучателю ему причинены убытки в размере понесенных им для осуществления хозяйственной деятельности расходов на аренду автомобиля.

Ответчик считает, что суды в нарушение ст. 431 ГК РФ и договора лизинга установили иную, отличную от согласованной сторонами, дату окончания срока лизинга и дату подписания акта передачи права собственности на предмет лизинга.

Ответчик ссылается на отсутствие у него в спорный период обязанности по подписанию и передаче истцу акта о переходе права собственности на автомобиль и считает, что суд обязан был исключить этот период при расчете суммы убытков.

Он считает неправомерным взыскание убытков за период с 01.01.2011 по 10.01.2011, поскольку эти дни являются нерабочими праздничными днями, доказательств, подтверждающих эксплуатацию автомобиля в этот период, не представлено.

Также ответчик заявляет, что подлежит исключению период с 09.02.2011 по 12.02.2011, то есть с момента подписания сторонами акта о передаче права собственности на автомобиль до постановки его истцом на учет, ссылаясь на отсутствие вины ответчика в том, что истец в течение 8 дней не совершал регистрационных действий, а также на отсутствие причинно-следственной связи между действиями ответчика и понесенными в данный период убытками истца.

10.12.2007 между ООО "Каркаде" и ООО "ИНКОМ-ГРУПП" заключен договор лизинга, согласно которому ООО "Каркаде" приобрело в собственность у ЗАО "СТС-С" и предоставило ООО "ИНКОМ-ГРУПП" за плату во временное владение и пользование в лизинг для предпринимательских целей с правом последующего приобретения права собственности легковой автомобиль.

Согласно договору по окончании срока лизинга право собственности на предмет лизинга переходит от лизингодателя к лизингополучателю на основании акта о переходе права собственности при условии полной уплаты всех платежей, предусмотренных графиком платежей в договоре, и при условии полного исполнения лизингополучателем всех принятых на себя обязательств по договору.

Акт о переходе права собственности подлежит подписанию сторонами в течение 10 рабочих дней с момента окончания срока лизинга согласно графику платежей.

Истец в полном объеме исполнил обязательство по уплате лизинговых платежей в соответствии с графиком, последний 36-й платеж в размере 6922,48 руб. по платежному поручению уплачен 09.11.2010.

ООО "ИНКОМ-ГРУПП" в адрес ООО "Каркаде" направило письмо от 11.11.2010 с требованием предоставить для подписания акт о переходе права собственности на предмет лизинга и письмо от 12.11.2010 с требованием о предоставлении акта сверки взаимных расчетов, которые ответчик оставил без ответа.

Суд установил, что в связи с наличием договора лизинга автомобиль находился на временном учете до 10.11.2010 и после этой даты не мог использоваться ООО "ИНКОМ-ГРУПП" по назначению.

В целях осуществления хозяйственной деятельности ответчик был вынужден в период с 15.11.2010 по 12.02.2011 арендовать автомобиль. Расходы на аренду составили 135 000 руб. Иных транспортных средств, которые могли использоваться в данный период, у истца не имелось.

Акт передачи права собственности на предмет лизинга подписан ООО "Каркаде" и ООО "ИНКОМ-ГРУПП" 09.02.2011, в связи с чем право собственности на автомобиль ООО "ИНКОМ-ГРУПП" смогло зарегистрировать 17.02.2011.

Таким образом, вследствие ненадлежащего исполнения ответчиком предусмотренных договором лизинга обязательств о порядке и сроках передачи права собственности на предмет лизинга лизингополучателю причинены убытки в размере понесенных им расходов на аренду автомобиля.

П. 1 ст. 393 ГК РФ предусмотрено, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Суд установил наличие совокупности обстоятельств, при которых убытки подлежат взысканию: ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по договору в части передачи предмета лизинга в собственность, вследствие чего истцом понесены убытки в виде реального ущерба (стоимость аренды автомобиля); размер убытков; причинно-следственную связь между допущенным нарушением и убытками.

Доводы об исключении при расчете суммы убытков периодов с 15.11.2010 по 24.11.2010, с 01.01.2011 по 10.01.2011, с 09.02.2011 по 12.02.2011 несостоятельны, поскольку автомобиль находился на временном учете до 10.11.2010 и после этого не мог использоваться ООО "ИНКОМ-ГРУПП" по назначению вследствие уклонения ООО "Каркаде" от своевременного подписания акта о переходе права собственности на него к истцу, только 17.02.2011 ООО "ИНКОМ-ГРУПП" смогло поставить автомобиль на учет и получило возможность использовать его по назначению.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



10. Суд удовлетворил иск о взыскании с лизингополучателя и поручителя в солидарном порядке задолженности по договору лизинга, поскольку доказательств погашения долга по договору ответчиками не представлено (Постановление ФАС Московского округа от 30.03.2012 по делу N А40-61529/11-161-274).



ООО "Скания Лизинг" обратилось с иском к ООО "Барс-Центр" и ООО "Автоцентр "Барс" о солидарном взыскании задолженности по лизинговым платежам - 34 533,39 евро в рублях по курсу ЦБ РФ на дату фактического исполнения.

ООО "Автоцентр "Барс" обратилось со встречным иском к ООО "Скания Лизинг" о взыскании неосновательного обогащения в размере 2 184 694,24 руб. в виде взыскания выкупной стоимости предмета лизинга.

Решением суда первоначальный иск удовлетворен, во встречном иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения.

ООО "Автоцентр "Барс" ссылается на то, что из заключенного ООО "Скания Лизинг" и ООО "Автоцентр "Барс" договора следует, что по истечении срока лизинга при условии выплаты всех лизинговых и других платежей, причитающихся лизингодателю (ООО "Скания Лизинг"), предметы лизинга переходят в собственность лизингополучателя (ООО "Автоцентр "Барс") по их выкупной стоимости.

Согласно договору выкупная цена составляет 118 евро (приложение N 3), стоимость предмета лизинга - 87 115 евро (приложение N 3), общая сумма лизинговых платежей - 116 375 евро (приложение N 4), таким образом, в счет лизинговых платежей предполагалась уплата лизингодателю денежной суммы, превышающей стоимость предмета лизинга, и установление явно заниженной выкупной цены предмета лизинга (118 евро), не отражающей его реальную рыночную стоимость, прикрывает включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей.

Судами должны были быть оценены действия сторон по согласованию заниженной выкупной цены предмета лизинга с точки зрения добросовестности лизингодателя по установлению такой цены за предмет лизинга и применены положения ст. 10 ГК РФ, а также исследован довод о фактическом включении выкупной цены в состав лизинговых платежей.

После расторжения договора лизинга имело место удержание лизингодателем уплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества).

Согласно ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить ему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). У лизингодателя имеет место неосновательное обогащение в виде пользования частью выкупной стоимости, фактически уплаченной лизингополучателем в составе лизинговых платежей.

Заявитель считает, что суды не учли, что сумма в 17 423 евро была уплачена ООО "Автоцентр "Барс" в качестве аванса, но не в счет лизинговых платежей. Таким образом, она в любом случае должна быть возвращена ответчику в связи с неисполнением ООО "Скания Лизинг" обязательства передать предмет лизинга в собственность.

Истец считает, что спорная сделка не является притворной, поскольку совершена с намерением создать правовые последствия, которые порождают лизинговые правоотношения; ООО "Автоцентр "Барс" по встречному иску не доказало размер неосновательного обогащения, поскольку под видом выкупной цены, вошедшей в состав лизинговых платежей, требует возврата всех уплаченных им по договору денежных средств. Учитывая, что ответчик возвратил транспортное средство по истечении срока лизинга, истец в соответствии со ст. 622 ГК РФ начислил все лизинговые платежи, распределив авансовый платеж в полном объеме.

15.06.2007 между ООО "Скания Лизинг" (лизингодатель) и ООО "Автоцентр "Барс" (лизингополучатель) был заключен договор лизинга автотранспортного средства, по условиям которого лизингодатель принял на себя обязательства приобрести в собственность имущество и передать его за плату во временное владение и пользование лизингополучателю. По акту приема-передачи от 08.08.2007 лизингодатель передал лизингополучателю седельный тягач.

В соответствии со ст. 614 ГК РФ арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды.

Лизингополучатель в соответствии с договором обязался уплатить авансовый платеж, а также своевременно и в полном объеме оплачивать ежеквартально лизинговые платежи согласно графику (приложение N 4).

Лизингополучатель ненадлежащим образом исполнял свои обязательства по договору, в связи с чем задолженность ответчика по внесению лизинговых платежей составила 34 533,39 евро.

Эти обстоятельства установлены также вступившими в законную силу судебными актами, которыми удовлетворен иск ООО "Скания Лизинг" к ООО "Автоцентр "Барс" об изъятии предмета лизинга. Ими установлено, что договором лизинга предусмотрено право лизингодателя отказаться от договора в случае наличия просрочки лизингополучателя по любому платежу, предусмотренному договором, более 30 календарных дней. Уведомлением от 25.03.2010 истец заявил об одностороннем отказе от исполнения договора и возврате предмета лизинга, оплате задолженности, пени. Договор в соответствии с п. 3 ст. 450 ГК РФ является расторгнутым.

По данному делу судами установлено, что в обеспечение исполнения обязательств ООО "Автоцентр "Барс" по договору лизинга ООО "Скания Лизинг" заключило договор поручительства от 15.06.2007, по условиям которого ООО "Барс-Центр" обязалось солидарно с ООО "Автоцентр "Барс" отвечать перед истцом за исполнение ООО "Автоцентр "Барс" обязанностей лизингополучателя по договору лизинга в том же объеме, что и лизингополучатель.

Поскольку доказательств погашения долга по договору лизинга ответчиками не представлено, то суды взыскали с них в солидарном порядке задолженность по договору лизинга в размере 34 533,39 евро, что соответствует ст. 309, 310, 361, 363 ГК РФ.

В обоснование встречного иска ООО "Автоцентр "Барс" ссылалось на то, что договор лизинга является притворной сделкой, в частности условие о выкупной цене в размере 118 евро указано с целью прикрыть включение фактического размера выкупной цены в состав лизинговых платежей.

Поскольку предмет лизинга не был передан лизингополучателю в собственность, то ООО "Автоцентр "Барс" полагает, что отпали основания для удержания лизингодателем полученных денежных средств по договору лизинга в размере 2 184 694,24 руб., которые являются неосновательным обогащением.

Отказывая во встречном иске, суды указали, что условие о выкупной цене в размере 118 евро, прикрывающее, по мнению ответчика, то же условие о цене, но в большем размере, не соответствует критерию притворности сделки. Спорная сделка не имеет признаков притворности, поскольку совершена с намерением создать правовые последствия, которые порождают лизинговые правоотношения, что подтверждается исполнением сторонами обязанностей по сделке.

Кроме того, ООО "Автоцентр "Барс" не доказало размер неосновательного обогащения, не указало размер той части денежных средств, которые фактически были им уплачены в счет погашения выкупной цены в составе лизинговых платежей.

Заявленная им к взысканию сумма неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости в размере 2 184 694,24 руб. согласно представленной ответчиком бухгалтерской справке включает все платежи по договору лизинга (авансовый платеж, лизинговые платежи, оплата выкупной стоимости).

Ответчик обосновывающего расчета именно выкупной стоимости, уплаченной в составе лизинговых платежей, не представил, ходатайства о назначении экспертизы по определению фактической стоимости предмета лизинга не заявлял.

При этом судебные акты не содержат выводов относительно того, что выкупная стоимость предмета лизинга не входила в состав лизинговых платежей.

Довод о том, что сумма в размере 17 423 евро была уплачена ООО "Автоцентр "Барс" в качестве аванса не в счет лизинговых платежей и должна быть возвращена ответчику в связи с неисполнением ООО "Скания Лизинг" обязательства передать предмет лизинга в собственность, не может быть принят, поскольку такое требование ответчиком не заявлялось, а авансовый платеж был указан в составе требований о взыскании неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости.

Кроме того, согласно графику начисления лизинговых платежей авансовый платеж подлежал учету (списывался) ежемесячно в составе лизинговых платежей.

При этом ООО "Автоцентр "Барс" не лишено права обратиться с самостоятельным иском о взыскании с ООО "Скания Лизинг" авансового платежа.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



11. Суд удовлетворил иск о признании права собственности на предмет лизинга, поскольку лизингополучатель полностью уплатил лизинговые платежи и выкупную стоимость (Постановление ФАС Московского округа от 26.03.2012 по делу N А40-61665/11-161-276).



Предприниматель Я. обратился с иском к ООО "АЛЕНИР" о признании права собственности на предмет лизинга - автомобиль.

Решением суда иск удовлетворен. Суд установил, что лизингополучатель полностью уплатил лизинговые платежи и выкупную стоимость предмета лизинга; право собственности на него перешло к лизингополучателю в соответствии с условиями договора лизинга, предусматривающими такой переход по окончании срока лизинга и при условии уплаты лизинговых платежей согласно графику. Апелляционный суд решение оставил без изменения.

Ответчик считает, что в данном случае не произошло возникновения прав по сделке о замене лица в обязательстве, так как первоначальный должник юридически не передал предмет лизинга, в связи с чем нет оснований полагать, что перешли все права от первоначального лизингополучателя к новому лизингополучателю.

Указывает, что невозможен переход права собственности на имущество, переданное во временное владение и пользование, без подтверждения его реальной передачи от лизингодателя к новому лизингополучателю.

Суд должен был оценить сделку замены лица в обязательстве на предмет ее притворности, выяснив, не прикрывает ли соглашение о замене лица в обязательстве сделку дарения, решив вопрос при оценке несоответствия размера встречного предоставления за переданное право объему последнего, исходя из конкретных обстоятельств дела, свидетельствующих о действительной стоимости спорного права (требования).

Ответчик указал, что письменного документального подтверждения перехода прав от первоначального к новому лизингополучателю на предмет лизинга, а также перевода долга по договору лизинга не произошло, что исключает возможность перехода и права собственности от лизингодателя к новому лизингополучателю.

Также при передаче прав и обязанностей в обязательстве в график лизинговых платежей договора о замене лица в обязательстве был включен аванс первоначального лизингополучателя, внесенный при заключении договора лизинга. Это вызывает необходимость документального подтверждения перехода авансовых платежей к новому лизингополучателю, иначе первоначальный лизингополучатель будет иметь право требовать возврата аванса. Непредставление доказательств по переходу долга по договору замены лица в обязательстве свидетельствует о том, что и сама эта сделка является несостоявшейся.

Ответчик считает, что подлежат пересмотру отношения сторон в части установления выкупной цены в сумме 1000 руб.; пункт договора лизинга о выкупной цене может быть признан недействительным на основании того, что он является ничтожным и формой злоупотребления правом со стороны лизингодателя с целью ухода от ответственности в виде возврата неосновательного обогащения.

Между ООО "АЛЕНИР" (лизингодатель) и ООО "ЛЕСОЗАВОД-23" заключен договор внутреннего лизинга от 29.02.2008, согласно которому первый обязался приобрести в собственность у определенного вторым продавца автомобиль в соответствии со спецификацией и предоставить его лизингополучателю за плату во временное владение и пользование на срок лизинга. Автомобиль передан лизингодателем лизингополучателю.

11.09.2010 между ООО "АЛЕНИР" (лизингодатель), ООО "ЛЕСОЗАВОД-23" (лизингополучатель) и Я. (новый лизингополучатель) заключен договор о замене лица в обязательстве, в соответствии с которым первоначальный лизингополучатель (ООО "ЛЕСОЗАВОД-23") передает в полном объеме свои права и обязанности по договору от 29.02.2008 Я.

В соответствии со ст. 625 ГК РФ к отдельным видам договора аренды и договорам аренды отдельных видов имущества (прокат, аренда транспортных средств, аренда зданий и сооружений, аренда предприятий, финансовая аренда) положения, предусмотренные параграфом 1 гл. 34, применяются, если иное не установлено нормами ГК РФ об этих договорах.

П. 1 ст. 624 ГК РФ установлено, что в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.

Согласно п. 1 ст. 19 Закона о лизинге договором может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.

Договором лизинга от 29.02.2008 предусмотрено, что по окончании срока его действия и при условии уплаты лизинговых платежей согласно графику и внесения лизингополучателем выкупной цены к нему переходит право собственности на предмет лизинга.

Лизингополучатель полностью уплатил лизинговые платежи и выкупную стоимость предмета лизинга, в связи с чем к нему в соответствии с условиями договора лизинга перешло право собственности на предмет лизинга. Довод ответчика о том, что в данном случае не произошло возникновения прав по сделке о замене лица в обязательстве, необоснованный.

Договором о замене лица в обязательстве от 10.09.2010, стороной по которому также является ООО "АЛЕНИР", предусмотрено, что предмет лизинга и соответствующие документы передаются новому лизингополучателю первоначальным лизингополучателем, что и совершено этими лицами и подтверждается актом и соглашением от 10.09.2010.

В договоре от 10.09.2010 определены сумма долга первоначального лизингополучателя, переходящая к новому лизингополучателю, остаток аванса лизингополучателя, сумма просроченной задолженности, сумма оставшихся к уплате лизинговых платежей; указано, что согласие лизингодателя на перевод долга по договору внутреннего лизинга выражается в форме подписания им данного договора.

Суд пришел к выводу, что произошла перемена лица в обязательстве - замена лизингополучателя по договору внутреннего лизинга. Оснований считать этот договор притворной сделкой нет.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



12. Суд взыскал неосновательное обогащение, полученное в результате безакцептного списания денежных средств в счет уплаты лизинговых платежей за период после расторжения договоров лизинга, и проценты за пользование чужими денежными средствами, поскольку денежные средства были списаны со счета истца в пользу ответчика без оснований (Постановление ФАС Московского округа от 19.03.2012 по делу N А40-62046/11-162-423).

ООО "Лобское-5" обратилось с иском к ООО "АЛЕНИР" о взыскании неосновательного обогащения в размере 1 394 112 руб., полученного в результате безакцептного списания денежных средств в счет уплаты лизинговых платежей за период после расторжения договоров лизинга, и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 37 312 руб.

Решением суда иск удовлетворен. Суд исходил из того, что денежные средства, списанные в безакцептном порядке со счета истца в пользу ответчика, были получены без оснований. Апелляционный суд решение оставил без изменения.

Между ООО "Лобское-5" (лизингополучатель) и ООО "АЛЕНИР" (лизингодатель) были заключены договоры лизинга от 29.03.2006, по которым лизингодатель приобрел в собственность и передал лизингополучателю во временное владение и пользование сроком на 30 месяцев имущество, наименование и количество которого согласовано в спецификациях (приложения N 1). Факт передачи имущества подтверждается актами приема-передачи.

Договорами предусмотрена возможность их прекращения до истечения срока действия по соглашению сторон.

В связи с намерением лизингополучателя приобрести предметы лизинга в собственность стороны заключили соглашения от 21.10.2008 о расторжении этих договоров с 21.10.2008. В соглашениях установлены выкупные цены, включающие как выкупные стоимости, так и суммы задолженностей по лизинговым платежам.

Предметы лизинга были переданы лизингополучателю в собственность по отдельным договорам купли-продажи от 21.10.2008.

ООО "Лобское-5" были выплачены ответчику суммы, указанные в соглашениях от 21.10.2008, о чем свидетельствуют платежные поручения.

Однако ООО "АЛЕНИР" было выставлено инкассовое поручение от 15.12.2010, по которому с расчетного счета ООО "Лобское-5" было списано 1 356 800 руб. В назначении платежа указана уплата лизинговых платежей.

Вместе с тем списание лизинговых платежей после прекращения обязательств сторон по договорам лизинга исполнением ими этих обязательств необоснованно.

В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить ему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ.

Согласно п. 2 ст. 1107 ГК РФ на сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Установив факт неосновательного обогащения, суды взыскали с ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами. Правильность расчета процентов за период с 12.01.2011 по 10.05.2011 ответчик не оспаривает.

Ссылка ответчика на то, что соглашения от 21.10.2008 экономически необоснованны, отклонена, поскольку стороны являются коммерческими организациями, на свой риск осуществляющими деятельность, направленную на систематическое извлечение прибыли, и неся при этом предпринимательские риски.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



13. Суд отказал в иске о взыскании компенсации расходов по сохранению имущества, поскольку лизингодатель не являлся поклажедателем по договору хранения, в силу чего на нем не лежит обязанность по уплате хранителю вознаграждения за хранение имущества, а также по возмещению иных расходов, связанных с обеспечением его сохранности после расторжения договора (Постановление ФАС Московского округа от 19.03.2012 по делу N А40-50835/11-162-339).

ЗАО "Грант" обратилось с иском к ОАО "ВТБ-Лизинг" о взыскании 184 866 606,16 руб. в качестве компенсации расходов, понесенных в связи с осуществлением в интересах ответчика действий по сохранению его имущества, и 24 121 220 руб. в качестве вознаграждения за услуги по хранению имущества. Иск мотивирован тем, что истец, действуя в интересах ответчика, понес расходы в целях сохранения принадлежащего ответчику имущества (буровых установок), являвшегося предметом договора лизинга, договора подряда, договора складского хранения.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано.

Между компанией Clusseter Limited (продавец), ОАО "ВТБ-Лизинг" (покупатель), ООО "Велл Дриллинг Корпорейшн" (лизингополучатель) был заключен контракт от 26.07.2007, согласно которому продавец продал покупателю 30 буровых установок.

Согласно контракту товар, приобретенный покупателем, поставляется продавцом в адрес грузополучателя - ЗАО "Грант".

При этом в контракте оговорено, что товар приобретается покупателем в целях его передачи в лизинг лизингополучателю по договору от 26.07.2007.

Между ООО "Велл Дриллинг Корпорейшн" (заказчик), ЗАО "ИжДрил-Нордэкс-ХунХуа" (подрядчик) и ОАО "ВТБ-Лизинг" (компания) был заключен договор от 26.07.2007, согласно которому подрядчик по заданию заказчика обязался выполнить работы в отношении 30 буровых установок, принадлежащих компании на праве собственности и находящихся у заказчика во временном владении в соответствии с договором лизинга, и сдать результат работ заказчику.

Во исполнение договора от 26.07.2007 ЗАО "ИжДрил-Нордэкс-ХунХуа" заключило договор от 01.11.2007 с ЗАО "Грант" на прием и хранение с комплексом складских услуг, по которому ЗАО "ИжДрил-Нордэкс-ХунХуа" (заказчик) поручило, а ЗАО "Грант" (исполнитель) приняло на себя обязательства произвести своими силами и средствами мероприятия, связанные с принятием, хранением, погрузкой-выгрузкой буровых установок, поступающих в железнодорожных вагонах, контейнерах, и возвратить буровые установки заказчику либо передать третьим лицам по доверенности заказчика.

Датой окончания хранения определена дата передачи/отправки груза заказчику либо третьим лицам по надлежащим образом оформленному письменному указанию заказчика в присутствии его представителя, уполномоченного доверенностью, а именно дата подписания сторонами акта приема-передачи груза с хранения.

По актам приема-передачи ЗАО "Грант" приняло от ЗАО "ИжДрил-Нордэкс-ХунХуа" на хранение компоненты буровых установок в разобранном виде с полной комплектацией, из которых 10 установок были возвращены с хранения.

Ввиду ненадлежащего исполнения ЗАО "ИжДрил-Нордэкс-ХунХуа" обязательств по договору от 26.07.2007 ОАО "ВТБ-Лизинг" и ООО "Велл Дриллинг Корпорейшн" уведомлением от 04.03.2009 заявили об отказе от исполнения договора.

ОАО "ВТБ-Лизинг", в свою очередь, предъявило подрядчику - ЗАО "ИжДрил-Нордэкс-ХунХуа" требование о возврате буровых установок в течение 7 дней с даты получения уведомления.

В связи с расторжением договора от 26.07.2007 ЗАО "ИжДрил-Нордэкс-ХунХуа" уведомило ЗАО "Грант" о расторжении договора хранения от 01.11.2007 (уведомление от 16.06.2009).

Суды исходили из того, что иск предъявлен к ненадлежащему ответчику, поскольку ОАО "ВТБ-Лизинг" не являлось поклажедателем по договору хранения от 01.11.2007 и не должно возмещать возникшие у истца расходы, связанные с хранением имущества, в том числе после расторжения договора хранения, а также уплачивать вознаграждение.

Кроме того, суды не установили оснований для применения к спорным правоотношениям ст. 983 ГК РФ о действиях в чужом интересе.

Судом приняты во внимание судебные акты по другому делу, которыми удовлетворены требования ОАО "ВТБ-Лизинг" об истребовании имущества, являвшегося объектом хранения по договору от 01.11.2007, из незаконного владения ЗАО "Грант".

Истец обращает внимание на то, что по смыслу договора лизинга от 26.07.2007, ст. 17, 22 Закона о лизинге именно ответчик как лизингодатель и собственник имущества до момента передачи имущества во владение и пользование (в лизинг) несет бремя содержания этого имущества, а также ответственность за его сохранность.

Истец утверждает, что предметом лизинга являлось готовое оборудование, а до окончания подрядных работ по договору подряда буровые установки не были готовы к эксплуатации, и поэтому у ООО "Велл Дриллинг Корпорейшн", являвшегося лизингополучателем, не возникло право временного владения и пользования предметом лизинга, находящееся на хранении имущество оставалось юридически принадлежащим ответчику как его собственнику, обязанному нести бремя содержания.

Также истец указал, что ответчик знал и не мог не знать, что в установленный срок буровые установки не были запущены в эксплуатацию, а хранятся на территории производственной базы ЗАО "Грант", учитывая, что в силу договора подряда ответчик осуществлял контроль за ходом и качеством выполняемых работ и соблюдением сроков их выполнения.

Также истец указал, что письмо ответчика от 03.02.2009 подтверждает его согласие на осуществление истцом услуг по хранению буровых установок, в связи с чем после расторжения договора подряда к отношениям между истцом и ответчиком в соответствии со ст. 982 ГК РФ должны применяться правила о договоре поручения или ином договоре, соответствующем характеру предпринятых действий.

Истец обращает внимание на невозможность своевременного возврата установок по требованию ответчика в связи с наложением запрета и принятием обеспечительных мер Определением арбитражного суда от 30.06.2009.

В соответствии с п. 4 ст. 896 ГК РФ, если по истечении срока хранения находящаяся на хранении вещь не взята обратно поклажедателем, он обязан уплатить хранителю соразмерное вознаграждение за ее дальнейшее хранение. Это правило применяется и в случае, когда поклажедатель обязан забрать вещь до истечения срока хранения.

Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.

В силу п. 3 ст. 308 ГК РФ обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон.

Суды правильно определили спорные правоотношения и установили, что ответчик не являлся поклажедателем по договору хранения от 01.11.2007, в силу чего на нем не лежит обязанность по уплате хранителю вознаграждения за хранение буровых установок, а также по возмещению иных расходов, связанных с обеспечением сохранности имущества после расторжения договора.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



14. Суд отказал в иске о приостановлении действия договора лизинга, выплаты лизинговых платежей до устранения обстоятельств непреодолимой силы; пресечении действий, направленных на изъятие предмета лизинга, поскольку не представлено доказательств, подтверждающих действия лизинговой компании по изъятию предмета лизинга и наличие угрозы его изъятия (Постановление ФАС Московского округа от 16.03.2012 по делу N А40-76645/11-114-648).

ООО "Левша и Ко" обратилось к ООО "Лизинговая компания "ФИНПРОМ" с иском о приостановлении действия договора лизинга, приостановлении выплаты лизинговых платежей до устранения обстоятельств непреодолимой силы; пресечении действий ответчика и иных лиц, направленных на изъятие предмета лизинга. Иск основан на ст. 12, 301 - 305, 309, 312, 329 ГК РФ и мотивирован тем, что в связи с признанием ликвидируемого должника (ответчика) банкротом в состав имущества должника для расчетов с кредиторами включено имущество, которое является предметом залога и предметом договора лизинга с правом выкупа.

По договору лизинга ООО "Левша и Ко" произведены частично лизинговые платежи лизингодателю.

Истец считает, что за ответчиком право собственности на предмет лизинга остается в усеченном виде, поскольку имеется необходимость оформления перехода права собственности к лизингополучателю - ООО "Левша и Ко".

Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд оставил решение без изменения.

Между ООО "ЛК "ФИНПРОМ" (лизингодатель) и ООО "Левша и Ко" (лизингополучатель) заключен договор лизинга от 28.08.2008, в соответствии с которым лизингодатель на основании заявки лизингополучателя обязуется приобрести в собственность для последующей передачи ему в лизинг с правом выкупа нежилое помещение, а лизингополучатель обязуется принять его и выплачивать лизинговые платежи в порядке и сроки которые, предусмотрены договором.

Помещение приобретается у указанного лизингополучателем продавца - ООО "ДЕФШОФ" в рамках заключаемого с ним договора купли-продажи.

Между продавцом и покупателем (ООО "ЛК "ФИНПРОМ") 28.07.2008 заключен договор купли-продажи нежилого помещения. По акту от 26.09.2008 лизингополучатель принял от лизингодателя это помещение в лизинг.

Помещение передается во временное владение и пользование сроком на 60 месяцев с момента государственной регистрации договора, договор зарегистрирован 22.09.2008.

По условиям договора плата за пользование предметом лизинга осуществляется в соответствии с графиком выплаты лизинговых платежей, который указывает общую сумму договора, условия и валюту платежа, размеры, периодичность, сроки уплаты лизинговых платежей и выкупную стоимость предмета лизинга.

Графиком предусмотрены уплата аванса в размере 3 000 000 руб., а также лизинговые платежи начиная с 30.09.2008 по 28.08.2013 28 числа каждого месяца.

В соответствии со ст. 614 ГК РФ арендатор обязан вносить арендную плату (плату за пользование имуществом) в порядке и на условиях которые, определены договором аренды. Аналогичное положение содержится в ст. 28 Закона о лизинге.

В силу ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается.

Требования о приостановлении действия договора лизинга, выплаты лизинговых платежей не соответствуют этим нормам. Суды отказали в иске, поскольку доказательств, подтверждающих действия лизинговой компании по изъятию предмета лизинга, наличие угрозы такого изъятия, не представлено.

Ст. 11 ГК РФ предусмотрена защита нарушенных или оспоренных гражданских прав. В данном случае истец не указал, какие его права нарушены или оспорены, угроза нарушения каких прав возникла.

Тот факт, что лизинговая компания выступает в качестве ликвидируемого должника (как считает истец), не может иметь правового значения для удовлетворения его требований.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



15. Суд отказал во взыскании убытков, поскольку истец не представил доказательств того, что стоимость возвращенного предмета лизинга и полученных денежных средств по исполненной части договора лизинга, в совокупности с взысканной судами суммой за ненадлежащее исполнение договора, менее размера предполагаемого дохода, на который истец рассчитывал при заключении договора лизинга (Постановление ФАС Московского округа от 11.03.2012 по делу N А40-70652/11-35-578).

ООО "Каркаде" обратилось с иском к предпринимателю М. о взыскании задолженности по уплате лизинговых платежей в размере 265 910,06 руб., неустойки в размере 34 065,97 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 13 029,10 руб. и убытков по договору лизинга в размере 1 000 495,38 руб.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск в части взыскания задолженности, неустойки и процентов удовлетворен, во взыскании убытков отказано.

24.04.2008 между ООО "Каркаде" (арендодатель) и М. (арендатор) заключен договор финансовой аренды, согласно которому арендодатель приобрел в собственность у определенного арендатором продавца - ООО "Шекснасервис" по договору купли-продажи от 24.04.2008 транспортное средство КамАЗ и 07.05.2008 передал его арендатору во временное владение и пользование на срок 48 месяцев на условиях перехода права собственности на него при условии внесения платежей по договору аренды.

11.10.2010 между ООО "Каркаде" и М. был подписан акт приема-передачи предмета лизинга в связи с прекращением договора, согласно которому ответчик передал истцу предмет лизинга.

В соответствии со ст. 614 ГК РФ арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом.

В силу п. 5 ст. 15 Закона о лизинге лизингополучатель обязуется выплачивать лизинговые платежи в порядке и в сроки которые, предусмотрены договором лизинга.

В связи с прекращением договора лизинга установленные им обязательства также прекращаются.

Вместе с тем вывод о возникновении у ООО "Каркаде" убытков применительно к ст. 15, 393 ГК РФ, причиненных ненадлежащим исполнением М. обязательств по договору лизинга, можно сделать только в случае отрицательной разницы между полученным доходом ООО "Каркаде", исходя из исполненной части договора, включая взысканную сумму задолженности за ненадлежащее исполнение обязательств по договору в судебном порядке, и тем, на что оно рассчитывало при заключении данного договора.

Транспортное средство, являющееся предметом лизинга, было возвращено лизингодателю.

Следовательно, истец при заявлении требования о возмещении причиненных убытков должен был доказать факт наличия убытков и их размер.

Однако ООО "Каркаде" не представило доказательств того, что стоимость возвращенного транспортного средства, полученных денежных средств по исполненной части договора лизинга, в совокупности с взысканной судами суммой за ненадлежащее исполнение договора лизинга, менее размера предполагаемого дохода, на который оно рассчитывало при заключении договора лизинга с М.

ООО "Каркаде" не доказало наличие отрицательной разницы дохода, подлежащей компенсации в качестве возмещения убытков.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



16. Суд удовлетворил иск лизингополучателя о взыскании с продавца расходов на устранение недостатков предмета лизинга, поскольку дефекты выявлены в пределах срока гарантийных обязательств и возникли по вине продавца (Постановление ФАС Московского округа от 06.03.2012 по делу N А40-33073/11-112-286).

ООО "ГСП-ТРЕЙД" обратилось с иском к ОАО "Научно-производственная корпорация "Уралвагонзавод" им. Ф.Э. Дзержинского" о взыскании 270 867,83 руб. расходов на устранение недостатков вагонов. Иск заявлен на основании ст. 309, 310, 475 ГК РФ.

Решением суда иск удовлетворен. Суд исходил из того, что обнаруженные дефекты выявлены в пределах срока гарантийных обязательств и возникли по вине продавца-ответчика. Апелляционный суд решение оставил без изменения.

Между ОАО "Научно-производственная корпорация "Уралвагонзавод" имени Ф.Э. Дзержинского" (правопреемник - ФГУП "ПО "Уралвагонзавод" имени Ф.Э. Дзержинского", продавец), ЗАО "Русская лизинговая компания" (лизингодатель) и ООО "ГСП-ТРЕЙД" (лизингополучатель) были заключены договоры от 26.09.2006 и от 03.04.2007, в соответствии с которыми продавец поставил лизингодателю полувагоны универсальные, которые в дальнейшем были переданы ООО "ГСП-ТРЕЙД" по договорам лизинга от 19.09.2006, от 22.03.2007 и от 22.03.2007.

Договорами поставки предусмотрено, что гарантийные сроки на вагоны продавца устанавливаются согласно действующим стандартам и техническим условиям при соблюдении правил эксплуатации в соответствии с прилагаемой эксплуатационной документацией. В технических условиях указано, что гарантийный срок на новый полувагон составляет 48 месяцев или 500 тыс. км пробега.

В силу ст. 10 Закона о лизинге установлено, что при осуществлении лизинга лизингополучатель вправе предъявить непосредственно продавцу предмета лизинга требования к качеству и комплектности, срокам исполнения обязанности передать товар и другие требования, установленные законодательством РФ и договором купли-продажи между продавцом и лизингодателем.

В соответствии с договорами поставки в отношениях с продавцом покупатель и лизингополучатель выступают как солидарные кредиторы. Продавец признает, что лизингополучатель может самостоятельно осуществлять все права по договору, включая все права требования к продавцу.

Суды установили, что в период гарантийных сроков вагонов, поставленных продавцом, обнаружены дефекты. Согласно актам-рекламациям виновным признан Уральский ВСЗ (ОАО "Научно-производственная корпорация "Уралвагонзавод" имени Ф.Э. Дзержинского").

Договорами поставки предусмотрено, что в случае обнаружения дефектов вагонов по вине продавца (ответчика) при предъявлении рекламационного акта продавец заменяет бракованные вагоны на годные или производит ремонт без предъявления претензий и применения штрафных санкций со стороны покупателя и/или лизингополучателя - ООО "ГСП-ТРЕЙД".

В соответствии со ст. 475 ГК РФ, если недостатки товара не были оговорены продавцом, покупатель, которому передан товар ненадлежащего качества, вправе по своему выбору потребовать от продавца возмещения своих расходов на устранение недостатков товара.

Общая сумма расходов истца на устранение выявленных дефектов вагонов составила 270 867,83 руб.

Истец направлял ответчику претензии от 28.12.2010 и от 07.02.2011 с требованиями возместить расходы на устранение дефектов вагонов, которые были оставлены без ответа.

Доказательств оплаты расходов ответчиком не представлено.

Утверждения ответчика о неправильном применении ст. 483 ГК РФ без учета того, что истец не направлял извещения продавцу о нарушении условий договора купли-продажи о качестве, не приняты во внимание, поскольку требования истца вытекают не из оснований, связанных с передачей товара ненадлежащего качества, а базируются на иных фактических обстоятельствах, связанных с выявленными в период гарантийного срока недостатками товара (ст. 477 ГК РФ). Предметом иска является возмещение расходов на устранение скрытых дефектов вагонов, которые невозможно было обнаружить при приемке, они были выявлены уже после передачи истцу в лизинг в процессе их эксплуатации в течение гарантийного срока вагонов, что не противоречит ст. 477 ГК РФ.

Довод ответчика о том, что по вагонам ремонтными депо были выполнены дополнительные работы, не указанные в дефектной ведомости и в акте-рекламации и не имеющие отношения к выявленным дефектам, отклонен, так как подтверждено, что все работы, выполненные вагонными ремонтными депо по факту забраковки вагонов в целях устранения выявленных дефектов, были проведены в строгом соответствии с перечнем, объемами и установленными требованиями.

Рекламационные акты являются документами установленной формы ВУ-41М, порядок составления и оформления которой регламентирован распоряжением ОАО "РЖД" от 17.04.2006 N 733р. Кроме того, договорами поставки не установлено какого-либо особого порядка составления актов-рекламаций.

Для составления этих актов сотрудниками вагонного депо осуществлялся вызов представителя ответчика, о чем в актах-рекламациях в строке "Вызов представителя" сделана соответствующая запись со ссылкой на номер и дату телеграммы, по которой вызывался представитель продавца.

По факту получения данного уведомления представитель ОАО "Научно-производственная корпорация "Уралвагонзавод" им. Ф.Э. Дзержинского" в адрес соответствующего депо не прибыл, уведомлений и сообщений в адрес вагонного депо не направил.

Поэтому ссылка на то, что рекламационные акты составлены представителями вагонного депо ОАО "РЖД" в одностороннем порядке, не может служить основанием для оценки их как недопустимых доказательств.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



17. Суд отказал в иске об изъятии из чужого незаконного владения лизингового имущества, поскольку истец не представил подлинников договора и акта приемки-передачи в подтверждение факта нахождения спорного имущества у ответчика (Постановление ФАС Поволжского округа от 29.03.2012 по делу N А65-10317/2011).

ООО "Афин Лизинг Восток" обратилось с иском к ООО "ГротескоГрупп" об изъятии из чужого незаконного владения лизингового имущества.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано.

Между ООО "Афин Лизинг Восток" и ООО "Волжское ГАТП" заключены договоры лизинга транспортных средств от 01.04.2004 и от 25.11.2004, в соответствии с которыми ООО "Афин Лизинг Восток" (лизингодатель) обязалось приобрести в собственность оборудование и передать его ООО "Волжское ГАТП" (лизингополучатель).

Во исполнение договоров лизингодатель приобрел и передал в лизинг лизингополучателю транспортные средства. На момент обращения в суд договоры лизинга расторгнуты.

Между истцом и ООО "Волжское ГАТП" заключено соглашение от 17.12.2007, в соответствии с которым обязательства ООО "Волжское ГАТП" заменялись новыми обязательствами по купле-продаже оборудования. На момент подписания соглашения лизинговое имущество находилось у ООО "Волжское ГАТП".

ООО "Волжское ГАТП" приобрело право собственности на 15 из 35 единиц транспортных средств, переданных ему по договорам лизинга.

Соглашение об урегулировании отношений и договор купли-продажи от 17.12.2007 расторгнуты в одностороннем порядке по инициативе истца путем направления ООО "Волжское ГАТП" уведомления в марте 2009 года.

Решением арбитражного суда от 16.06.2008 на ООО "Волжское ГАТП" возложена обязанность возвратить ООО "Афин Лизинг Восток" транспортные средства, полученные по договору лизинга от 25.11.2004 и не приобретенные в собственность ООО "Волжское ГАТП".

Решением арбитражного суда от 01.09.2010 "Волжское ГАТП" признано банкротом, в отношении его введено конкурсное производство.

Истец направил конкурсному управляющему требование о возврате лизингового имущества от 19.10.2010, 15.12.2010. Конкурсный управляющий 26.01.2011 сообщил, что предмет лизинга (транспортные средства) реализованы ООО "Бином".

11.03.2011 в ЕГРЮЛ внесена запись о прекращении деятельности ООО "Бином" в связи с его присоединением к ООО "ГротескоГрупп".

Согласно п. 32 Постановления Пленумов ВАС РФ и Верховного Суда РФ от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого имущество фактически находится в незаконном владении.

Суды исходили из отсутствия надлежащих доказательств нахождения имущества у ответчика - из ответов УВД, что за ООО "ГротескоГрупп" транспортных средств не имеется.

В подтверждение факта нахождения имущества истца у ответчика представлена копия договора купли-продажи от 25.02.2010, заключенного между ООО "Волжское ГАТП" и ООО "Бином", и копия акта приема-передачи оборудования.

Истец представил копии договора купли-продажи оборудования от 25.02.2010 и акта приема-передачи к нему. Подлинник договора представлен не был.

В связи с этим суды пришли к выводу об отсутствии доказательств, подтверждающих факт приобретения и передачи лизингополучателем ООО "Бином" оборудования.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



18. Суд отказал в признании недействительным договора лизинга, заключенного лицом, признанным банкротом, поскольку нет оснований для вывода о том, что цена переданного в лизинг имущества была завышена, и, соответственно, для признания оспариваемой сделки ничтожной (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.02.2012 по делу N А56-6698/2010).



Определением арбитражного суда от 16.04.2010 в отношении ООО "Русское Нефтяное Объединение" введена процедура наблюдения.

Решением от 04.02.2011 процедура наблюдения прекращена, ООО "Русское Нефтяное Объединение" признано банкротом, в отношении его открыто конкурсное производство.

В рамках дела конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительным договора лизинга, заключенного должником и ООО "Профессиональный независимый лизинг" (ранее - ООО "Прогресс-Нева Лизинг"), и о применении последствий его недействительности.

Определением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении заявления отказано.

По мнению банка, с которым ООО "Русское Нефтяное Объединение" заключило кредитный договор, суды не учли, что оспариваемая сделка совершена в течение трех лет, предшествовавших принятию заявления о признании должника банкротом, и имела целью причинение вреда имущественным правам кредиторов ООО "Русское Нефтяное Объединение", поскольку по договору лизинга должник принял на себя обязанности, не связанные с получением эквивалентного встречного предоставления. На момент совершения оспариваемой сделки он отвечал признаку неплатежеспособности, так как не исполнял обязательства по заключенному с банком кредитному договору; другая сторона в сделке (ООО "Профессиональный независимый лизинг"), как считает банк, должна была знать о том, что совершает сделку с целью причинить вред имущественным правам кредиторов должника.

Кроме того, суд первой инстанции неправомерно отказал в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в деле ООО "Европа", права и обязанности которого непосредственно связаны с предметом спора.

Банк также полагает, что суд первой инстанции необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства конкурсного управляющего об уточнении заявления, поскольку он не изменял ни предмета, ни основания требования, а только уточнил его юридическую квалификацию.

По мнению банка, суды необоснованно не применили к спорным правоотношениям п. 1, 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", ст. 10, 168, 170 ГК РФ, ст. 2, 15, 31 Закона о лизинге.

Кроме того, по мнению банка, суд апелляционной инстанции необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств о рассмотрении дела по правилам суда первой инстанции, назначении экспертизы и не рассмотрел заявления о фальсификации доказательств.

ООО "Русское Нефтяное Объединение" (лизингополучатель) и ООО "Прогресс-Нева Лизинг" (лизингодатель) 20.02.2008 заключили договор лизинга, по условиям которого лизингодатель на основании заявки лизингополучателя принял на себя обязательство по приобретению и передаче ему во временное владение и пользование, а затем и в собственность контейнерной АЗС, точное описание и стоимость определены в приложении N 1, которое представляет собой заявку на лизинг, где указано, что должник просит предоставить в лизинг АЗС. Стоимость имущества, подлежащего передаче в лизинг, - 10 500 000 руб., в качестве продавца указано ООО "Европа".

Согласно договору срок лизинга составляет 36 месяцев; общая сумма договора - 15 139 427 руб. Платеж за предоставление лизинга - 423 112 руб.; выкупная стоимость предмета лизинга - 1999 руб.; авансовый платеж - 504 000 руб.

Предмет лизинга приобретен ООО "Прогресс-Нева Лизинг" у ООО "Европа" на основании договора купли-продажи от 20.02.2008 по цене 10 500 000 руб. По акту от 28.03.2008 ООО "Прогресс-Нева Лизинг" передало его должнику. В акте отражено, что к предмету лизинга прилагается паспорт КАЗС-2С и техническая документация, а также то, что переданное в лизинг имущество в течение срока действия договора находится у лизингополучателя.

Конкурсный управляющий считает, что цена имущества, являющегося предметом лизинга (10 500 000 руб.), более чем в 10 раз превышает рыночную стоимость аналогичного имущества (не более 1 000 000 руб.) и что договор от 20.02.2008 заключен в целях причинения вреда имущественным интересам кредиторов должника.

Так как оспариваемая сделка совершена до того, как ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" был дополнен гл. III.1 "Оспаривание сделок должника", суд пришел к выводу об отсутствии оснований для применения к спорным правоотношениям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Основания недействительности оспариваемой сделки оценены судом на основании ст. 103 Закона о банкротстве и ст. 10 и 168 ГК РФ.

Отклоняя доводы о том, что цена предмета лизинга более чем в 10 раз превышает рыночную стоимость аналогичного имущества, суд сослался на данные отчета ООО "Компания "Финансовый консультант", согласно которому рыночная стоимость имущественного комплекса АЗС составляет 29 500 000 руб., и на сведения, содержащиеся в страховом полисе ООО "Группа Ренессанс Страхование" (страховая сумма 10 000 000 руб.).

Суд также учел, что ООО "Компания "Финансовый консультант" оценивало четыре объекта ООО "Русское Нефтяное Объединение", три из которых находятся в залоге у банка, и оценка данных объектов не оспаривалась ни конкурсным управляющим, ни банком. Кроме того, задолженность по договору от 20.02.2008 взыскивалась решением суда общей юрисдикции от 17.06.2009, и данный договор не был признан ничтожным.

В соответствии с п. 5 ст. 3 ФЗ от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ" Закон о банкротстве дополнен гл. III.1 "Оспаривание сделок должника".

Согласно разъяснениям п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 N 137 "О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ" на основании ч. 2 и 3 ст. 5 Закона N 73-ФЗ, а также исходя из общих правил о действии закона во времени (п. 1 ст. 4 ГК РФ) и с учетом необходимости определения условий действительности сделки на основании закона, действующего в момент ее совершения, в отношении оснований недействительности сделок, совершенных до дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ, его положения не подлежат применению независимо от даты возбуждения производства по делу о банкротстве.

К таким сделкам применяется ст. 103 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 73-ФЗ.

Однако предусмотренные Законом о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ процессуальные нормы о порядке оспаривания сделок (ст. 61.8 Закона о банкротстве) подлежат применению после вступления в силу Закона N 73-ФЗ независимо от даты совершения сделки или возбуждения производства по делу о банкротстве. При этом дела об оспаривании сделок, возбужденные вне рамок дела о банкротстве до дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ, и после этой даты подлежат рассмотрению в соответствии с процессуальными нормами законодательства о банкротстве, действовавшими до этой даты.

Закон N 73-ФЗ вступил в силу 05.06.2009. Поскольку оспариваемая сделка совершена 20.02.2008, то есть до вступления его в силу, то данный Закон не был применен судом.

П. 1 ст. 103 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей на момент заключения оспариваемого договора, предусмотрено, что сделка, совершенная должником, в том числе сделка, совершенная до даты введения внешнего управления, может быть признана судом, арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего по основаниям, предусмотренным федеральным законом. Сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается недействительной по заявлению внешнего управляющего в случае, если в результате ее исполнения кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки (п. 2).

Согласно п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании банкротом, может быть признана недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если она влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.

Заявление о признании ООО "Русское Нефтяное Объединение" банкротом принято к производству Определением от 16.04.2010, в то время как оспариваемый договор заключен 20.02.2008, то есть за пределами шестимесячного срока, предшествующего подаче заявления о банкротстве должника. Таким образом, основания для признания его недействительным на основании п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве отсутствуют.

На наличие заинтересованности в совершении оспариваемой сделки конкурсный управляющий не ссылался.

В соответствии с п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (п. 1 ст. 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов.

Как указано в п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения (ст. 168 ГК РФ).

Оспариваемый договор лизинга заключен 20.02.2008, и сторонами исполнялся: предмет лизинга был передан лизингодателем ООО "Русское Нефтяное Объединение", а лизингополучатель, в свою очередь, исполнял обязанности по внесению лизинговых платежей.

Оспаривая установленную договором цену переданного в лизинг имущества, конкурсный управляющий и банк ссылаются на отчет от 22.03.2011, выполненный ООО "Адвус-Нева".

Отклоняя этот довод, суды исходили из того, что оценка имущества, являющегося предметом лизинга, подтверждена сторонами договора купли-продажи от 20.02.2008, который не признан недействительным, а также страховщиком - ООО "Группа Ренессанс Страхование" в рамках договора страхования (страховой полис от 11.03.2008).

Кроме того, ООО "Профессиональный независимый лизинг" представлен отчет об оценке рыночной стоимости АЗС по состоянию на 18.12.2007, в котором приведены величины рыночной и ликвидационной стоимости имущественных комплексов четырех АЗС. Согласно отчету рыночная стоимость спорной АЗС составляет 29 500 000 руб.

Оценив указанные доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для вывода о том, что цена переданного в лизинг имущества была завышена, и соответственно для признания оспариваемой сделки ничтожной в порядке статьи 10 ГК РФ.

Довод о том, что в договоре от 20.02.2008 не указаны идентифицирующие признаки передаваемого в лизинг оборудования, не соответствует обстоятельствам дела. Кроме того, это не может свидетельствовать о злоупотреблении правом при заключении оспариваемого договора, равно как и довод о соответствии условий о внесении платежей по договору лизинга ст. 665 ГК РФ.

Так как требование о признании недействительным договора купли-продажи от 20.02.2008 конкурсным управляющим ранее не заявлялось, суд пришел к выводу, что он при уточнении требований одновременно изменил их предмет и основания, по существу заявив новое требование, что противоречит ст. 49 АПК РФ.

Согласно разъяснениям п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 N 36 "О применении АПК РФ при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции", если судом апелляционной инстанции будет установлено, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции лицо заявляло ходатайство в соответствии со ст. 49 АПК РФ об изменении предмета или основания иска, увеличении или уменьшении исковых требований и суд неправомерно отказал в удовлетворении такого ходатайства или рассмотрел заявление без учета заявленных изменений либо по какому-то другому требованию лица, участвующего в деле, не принял решения и утрачена возможность принятия дополнительного решения, то суд апелляционной инстанции, исходя из ч. 1 ст. 268 АПК РФ о повторном рассмотрении дела, в силу ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ переходит к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции, в рамках которого рассматривает не рассмотренные ранее требования, принимает измененные предмет или основание иска, увеличенные (уменьшенные) требования.

Поскольку суд первой инстанции не принял заявленное конкурсным управляющим ходатайство об уточнении заявленных требований, у суда апелляционной инстанции не было оснований для рассмотрения дела по правилам суда первой инстанции.

В абз. 2 п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 66 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами законодательства об экспертизе" разъяснено, что ходатайство о проведении экспертизы в суде апелляционной инстанции рассматривается судом с учетом ч. 2 ст. 268 АПК РФ, согласно которым дополнительные доказательства принимаются судом, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными.

Установив, что в суде первой инстанции ходатайство о проведении экспертизы не заявлялось и доказательств невозможности его своевременного заявления не представлено, суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении ходатайства.

ФАС округа оставил определение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



19. Суд отказал в иске об освобождении имущества от ареста и об обязании возвратить его, поскольку истец не доказал, что арестовано то имущество, которое он передал в лизинг; требование об обязании возвратить спорное имущество не может быть направлено к ответчикам, поскольку имущество было арестовано судебным приставом-исполнителем (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23.01.2012 по делу N А56-48331/2010).



ООО "КОМПЛЕКС ЛИЗИНГ" обратилось с иском к ООО "Полимеркомплект" и ООО "ПК "Упаковка" об освобождении имущества от ареста, произведенного при исполнении исполнительного листа об обеспечительных мерах, и об обязании возвратить его.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, в иске отказано.

ООО "КОМПЛЕКС ЛИЗИНГ" ссылается на неприменение судами ч. 1 ст. 23 Закона о лизинге, согласно которой на предмет лизинга не может быть обращено взыскание по обязательствам лизингополучателя. По его мнению, суд необоснованно не учел доказательства в подтверждение принадлежности спорного имущества.

В процессе исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного листа от 16.08.2010 о наложении ареста на имущество в отношении должника - ООО "Производственный комплекс "Упаковка" в интересах взыскателя - ООО "Полимеркомплект", судебный пристав-исполнитель произвел опись и наложил арест на имущество.

ООО "КОМПЛЕКС ЛИЗИНГ" ссылается на то, что имущество является собственностью истца, а у должника находится в лизинге.

Согласно ч. 1 ст. 80 ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, судебный пристав-исполнитель вправе наложить арест на имущество должника. Ч. 1 ст. 119 данного Закона предусмотрено, что в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи.

Как разъяснено в п. 50 и 51 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", при наложении ареста на имущество в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов заинтересованное лицо, не являясь стороной исполнительного производства, не вправе оспаривать действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста, а может предъявить иск об освобождении имущества от ареста. Ответчиками по таким искам являются должник, у которого произведен арест имущества, и те лица, в интересах которых наложен арест. Судебный пристав-исполнитель привлекается к участию в таких делах в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Из искового заявления ООО "КОМПЛЕКС ЛИЗИНГ" следует, что предъявлен именно иск об освобождении от ареста имущества, а не заявление об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя в порядке гл. 24 АПК РФ.

Право собственности ООО "ПК "Упаковка" на арестованное имущество подтверждается договором купли-продажи от 18.08.2009, по которому имущество приобретено у Д., актом приема-передачи от 18.08.2009, платежными поручениями от 25.08.2009, бухгалтерскими документами о постановке имущества на баланс. При заключении кредитного договора от 05.11.2009 с ЗАО "ЛОКО-БАНК" это имущество было предъявлено кредитору как принадлежащее на праве собственности ООО "ПК "Упаковка" и явилось предметом залога по договору от 05.11.2009.

Истец не доказал, что арестовано то имущество, которое он ранее передал в лизинг ООО "Производственный комплекс "Поли-Пласт", а затем ООО "ПК "Упаковка". При оценке документов, представленных в подтверждение передачи имущества в лизинг (договоры, акты приема-передачи), суд исходил из того, что имеются иные доказательства, подтверждающие приобретение имущества в собственность.

Никаких доказательств о принадлежности истцу пакетоделательной машины вообще не представлено, хотя эту машину истец также просит освободить от ареста.

Требование об обязании возвратить спорное имущество не может быть направлено к ответчикам, поскольку имущество было арестовано судебным приставом-исполнителем и им же определено место его хранения.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



20. При расторжении договора лизинга по инициативе лизингодателя и изъятии им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность; оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены в счет погашения выкупной цены в составе лизинговых платежей, не имеется (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.01.2012 по делу N А44-5127/2010).

ООО "Лизинговая компания УРАЛСИБ" обратилось с иском к ЗАО "Новтрансавто" о взыскании 1 430 643,76 руб. задолженности и 922 041,71 руб. неустойки по договору лизинга.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен частично: взыскано 63 518,76 руб. задолженности и 30 000 руб. пеней.

Истец ссылается на то, что договором предусмотрена обязанность вносить лизинговые платежи независимо от фактического пользования предметом лизинга; согласно акту приемки-передачи транспортного средства в лизинг от 24.07.2007 ответчик получил имущество и не имел к нему никаких претензий.

Кроме того, истец считает, что после подписания данного акта к ответчику перешли все риски, связанные с утратой предмета договора; по его мнению, суды ошибочно считают договор в части передачи в лизинг полуприцепа незаключенным.

В соответствии с договором и дополнительным соглашением к нему от 01.07.2007 ООО "Лизинговая компания УРАЛСИБ" (лизингодатель) обязалось приобрести в собственность указанный ЗАО "Новтрансавто" (лизингополучателем) предмет лизинга (автомобиль - седельный тягач и полуприцеп-самосвал) у определенного лизингополучателем продавца и предоставить его лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Во исполнение договора истец (покупатель) 30.05.2007 заключил с ООО "СК авто" (продавец) договор купли-продажи с дополнительным соглашением к нему от 01.06.2007, согласно которым продавец обязуется передать в собственность покупателю седельный тягач и полуприцеп, а покупатель - принять и уплатить установленную договором цену.

Согласно акту от 24.07.2007 к договору купли-продажи, подписанному продавцом и покупателем, продавец передал покупателю седельный тягач и прицеп самосвальный.

В этот же день сторонами подписан акт приема-передачи этого имущества.

Истец 01.12.2009 направил ответчику претензию с требованием погасить задолженность в виде невнесенных лизинговых платежей.

В связи с неисполнением лизингополучателем денежных обязательств истец в одностороннем порядке расторг договор с 01.11.2010 и изъял у ответчика автомобиль.

Требование об оплате задолженности ответчик не исполнил.

Суд указал, что договор в части передачи полуприцепа является незаключенным, поскольку стороны не определили предмет лизинга, при этом зачислили аванс за полуприцеп в лизинговые платежи за седельный тягач. Суд учел также преюдициальное значение судебных актов по другим делам, которыми установлено, что полуприцеп не мог быть передан ответчику.

Согласно ст. 665 ГК РФ, ст. 2 и 15 Закона о лизинге по договору лизинга арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Суд, признавая договор незаключенным в части передачи полуприцепа в лизинг, исходил из того, что доказательств передачи полуприцепа именно 2006 года выпуска не представлено.

Апелляционный суд отметил, что в договоре указан полуприцеп самосвальный "ТОНАР" 2006 года выпуска, а, в частности, в акте от 24.07.2007 указан полуприцеп самосвальный "ТОНАР" 2007 года выпуска.

Вступившими в законную силу решениями судов от 13.10.2010 и от 10.07.2008 установлено, что на момент подписания акта (24.07.2007) полуприцеп самосвальный 2007 года выпуска "ТОНАР-95232" являлся поврежденным в ДТП 14.07.2007 и утратившим свои функции как транспортное средство.

Эти обстоятельства в соответствии со ст. 69 АПК РФ не требуют доказывания в рамках данного дела.

Стороны в договоре предусмотрели, что лизинговые платежи производятся независимо от фактического использования им предмета лизинга.

Вместе с тем свобода договора, когда подразумевается, что стороны действуют по отношению друг к другу на началах равенства и автономии воли и определяют условия договора самостоятельно в своих интересах, не означает, что при заключении договора они могут действовать и осуществлять права по своему усмотрению без учета прав других лиц (своих контрагентов), а также ограничений, установленных ГК РФ и другими законами.

По смыслу ст. 665 ГК РФ и ст. 2 Закона о лизинге, получая лизинговые платежи, лизингодатель предоставляет лизингополучателю право в течение срока лизинга владеть приобретенным лизингодателем предметом лизинга и использовать его.

Поврежденный полуприцеп не мог быть 24.07.2007 фактически передан ответчику на условиях, предусмотренных в спорных договорах купли-продажи и лизинга, поскольку вследствие повреждения он утратил свойства транспорта и его использование стало невозможно, а значит, и исключается передача его в лизинг.

Кроме того, истец 26.08.2011 обратился с иском к ООО "СК авто" о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами, в котором он признает, что спорный полуприцеп продавцом не передан.

Договором установлено, что предмет лизинга приобретается лизингодателем у продавца по распоряжению лизингополучателя. При этом лизингодатель не несет ответственности за выбор предмета лизинга и продавца.

В силу п. 2 ст. 22 Закона о лизинге риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга.

При этом данная норма, возлагая на выбравшую продавца сторону риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи, не исключает необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга мер по уменьшению такого рода рисков, связанных с непоставкой предмета лизинга.

Истец в данном случае был обязан (в силу условий договоров купли-продажи и лизинга) проявить должную осмотрительность, приобретая предмет лизинга для его дальнейшего использования лизингополучателем.

Суды указали, что продавец - ООО "СК авто", истец и ответчик не составляли и не подписывали трехсторонний акт приема-передачи имущества, указанного в договорах купли-продажи и лизинга, а также не проверили это имущество на предмет отсутствия внешних повреждений и соответствия его условиям, изложенным в спецификации к договору купли-продажи.

Помимо прочего, из представленных МРЭО УГИБДД документов следует, что полуприцеп самосвальный "ТОНАР-95232" 2007 года выпуска был зарегистрирован 06.03.2007 за ООО "СК авто".

Согласно договору лизингополучатель обязуется самостоятельно и за свой счет осуществить государственную регистрацию предмета лизинга и передать лизингодателю оригинал паспорта (паспортов) предмета лизинга с соответствующей отметкой об учете в территориальном регистрационном органе в течение 5 рабочих дней с даты подписания акта приема-передачи предмета лизинга.

При невыполнении ответчиком условий по регистрации предмета лизинга и непредставлении им истцу оригиналов паспортов предмета (предметов) лизинга истец не принял должных мер по выяснению причин невыполнения условий договора и мер по их устранению.

Суды пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для взыскания лизинговых платежей за полуприцеп.

Внесенные авансовые платежи в размере 324 300 руб. за пользование полуприцепом являются неосновательным обогащением истца, поскольку он не передавался и ответчиком не использовался.

В части взыскания лизинговых платежей за пользование автомобилем - седельным тягачом суды пришли к выводу о наличии 388 818,76 руб. задолженности.

Как установлено ст. 309 ГК РФ, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом (ст. 310 ГК РФ).

В силу ст. 614 ГК РФ лизингополучатель по договору лизинга обязан вносить лизинговые платежи в установленном договором порядке и сроки.

Поскольку внесенные ответчиком за пользование полуприцепом 324 300 руб. являются неосновательным обогащением истца, а 388 818,76 руб. - задолженностью ответчика по договору, суд произвел зачет суммы аванса в счет погашения суммы задолженности по договору лизинга в отношении автомобиля.

В иске о взыскании выкупной стоимости автомобиля, составляющей 1000 руб., суд обоснованно отказал.

Согласно ст. 624 ГК РФ и ст. 19 Закона о лизинге включение в договор лизинга дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договоров лизинга и купли-продажи.

Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы ГК РФ, регулирующие правоотношения по купле-продаже.

В соответствии с п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель - принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Таким образом, при расторжении договора лизинга по инициативе лизингодателя и изъятии им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены в счет погашения выкупной цены в составе лизинговых платежей, не имеется.

Произведя зачет суммы аванса (324 300 руб.) в счет погашения суммы задолженности (388 818,76 руб.) с учетом вычета выкупной стоимости автомобиля (1000 руб.), суд взыскал с ответчика 63 518,76 руб.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



21. Суд отказал в признании недействительными договоров лизинга, поскольку оспариваемые сделки совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, доказательств их убыточности не представлено; пропущен срок исковой давности (Постановление ФАС Уральского округа от 22.03.2012 N Ф09-854/12).

Е. и К. обратились с иском к ООО "Пермская лизинговая компания "ЛиК", ООО "АТЕКС" о признании недействительными договоров лизинга и применении последствий недействительности сделок в виде взыскания с ООО "Пермская лизинговая компания "ЛиК" в пользу ООО "АТЕКС" 7 064 586 руб. и 1 737 127 руб.

Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения.

По мнению истцов, суды нарушили п. 2 ст. 181, п. 1 ст. 200 ГК РФ. Истцы считают необоснованным вывод о пропуске срока исковой давности, так как суды не исследовали вопрос о начале его течения. Е. и К. указали, что узнали о наличии оспариваемых договоров при проверке деятельности ООО "АТЕКС" в июле 2011 г., доказательств обратного в материалах дела нет. По их мнению, суды неправомерно отнесли оспариваемые договоры к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности общества. Они считают подтвержденными убыточность спорных сделок и наличие неблагоприятных последствий для общества и его участников.

Между ООО "Пермская лизинговая компания "ЛиК" (лизингодатель) и ООО "АТЕКС" (лизингополучатель) 14.08.2009 заключен договор лизинга, по условиям которого лизингодатель за счет инвестиционных средств приобретает в соответствии с заявкой лизингополучателя от 29.07.2009 на условиях отдельно заключаемого договора купли-продажи (поставки) в собственность у определенного лизингополучателем лица (продавец) имущество и предоставляет его лизингополучателю, а лизингополучатель обязуется принять во временное владение и пользование имущество и осуществлять платежи.

Стороны подписали спецификацию имущества, передаваемого в лизинг, являющуюся неотъемлемой частью договора лизинга, в которой определили наименование имущества - перчаточный вязальный автомат; количество - 17 шт., общую сумму лизинговых платежей - 7 650 000 руб. В приложении N 2 согласован график лизинговых платежей.

Те же стороны 25.01.2010 заключили аналогичный договор с другим имуществом - автоматом для вязки перчаток; количество - 6 шт., общая сумма лизинговых платежей - 2 010 000 руб.

24.03.2010 ими же заключен договор лизинга, предметом которого является станок для нанесения ПВХ с компрессором, общая сумма лизинговых платежей - 1 980 000 руб.

Истцы считают, что эти договоры недействительны, поскольку являются крупными сделками и заключены без их одобрения решением общего собрания участников общества.

Суды исходили из того, что оспариваемые сделки совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности ООО "АТЕКС", доказательств их убыточности не имеется; пропущен срок исковой давности.

Согласно ст. 12 ГК РФ признание оспоримой сделки недействительной является одним из способов защиты гражданских прав.

Суды указали, что участники общества, обратившись с иском о признании сделок недействительными, должны были обосновать нарушение их прав данными сделками и доказать не только то, что их заключение совершено с нарушением закона относительно порядка совершения сделки, являющейся для общества крупной, но и наличие неблагоприятных последствий для общества и его участников.

При этом Е. и К. стороной оспариваемых договоров не являются, доказательств того, что заключение этих договоров повлекло неблагоприятные последствия для ООО "АТЕКС" либо нарушает права и законные интересы общества, участниками которого являются истцы, ими не представлено.

Таким образом, нарушенные корпоративные права участников общества в части управления делами юридического лица не могут быть восстановлены путем оспаривания договоров, стороной в которых они не являются.

Довод о том, что ООО "АТЕКС" причинены убытки или наступили иные неблагоприятные последствия в результате исполнения спорных договоров, не подтвержден. Доказательства того, каким образом признание недействительными договоров лизинга восстановит нарушенные права истцов, отсутствуют.

Ссылка истцов на то, что имущество по спорным договорам обществу фактически не передавалось, опровергается актами приема-передачи имущества в лизинг от 10.11.2009, от 29.01.2010 и от 15.04.2010, подписанными сторонами договоров без замечаний.

Доводы Е. и К. о необоснованности выводов судов о том, что сделки совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности, и о наличии оснований для применения срока исковой давности правового значения для решения вопроса о недействительности оспариваемых сделок не имеют.

Довод о нарушении судом ст. 161 АПК РФ не может быть принят во внимание, поскольку вывод об отсутствии оснований для признания оспариваемых сделок недействительными не основан на протоколе общего собрания участников общества от 27.07.2009, о фальсификации которого заявлено Е. и К.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.



22. Суд отказал в признании договора лизинга незаключенным, поскольку условие о получении одобрения сделки Федеральной антимонопольной службой не является обстоятельством, не зависящим от воли сторон, а, напротив, напрямую подчинено их волеизъявлению (Постановление ФАС Уральского округа от 24.02.2012 N Ф09-10120/2011).

И. обратился с иском к ОАО "РТК-Лизинг" и ООО "Завод упаковочных лент" о признании договора лизинга незаключенным.

Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения.

И. считает, что условие о получении письменного одобрения сделки Федеральной антимонопольной службой является отлагательным условием заключения договора. Поскольку согласие ФАС не получено, договор является незаключенным. И. считает, что ссылка судов на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.2011 N 13411/10 не состоятельна.

Между ОАО "РТК-Лизинг" (лизингодатель) и ООО "Завод упаковочных лент" (лизингополучатель) подписан договор лизинга от 01.10.2007, согласно которому лизингодатель в соответствии с заявлением лизингополучателя обязуется приобрести в собственность на условиях, предусмотренных договором, указанное лизингополучателем имущество и предоставить ему за плату в качестве предмета лизинга на условиях договора во временное владение и пользование для предпринимательских целей, а лизингополучатель обязуется уплачивать лизинговые платежи в порядке и сроки, которые предусмотрены договором.

В договоре установлено, что он считается заключенным с момента его подписания уполномоченными представителями обеих сторон. Права и обязанности по договору возникают с момента выполнения сторонами перечисленных в нем условий, в числе которых - получение одобрения Федеральной антимонопольной службы в случае если получение такого одобрения необходимо в соответствии с законодательством РФ.

И. считает, что в отсутствие одобрения ФАС данный договор является незаключенным. И. принадлежит 10% доли в уставном капитале ООО "Завод упаковочных лент", и он заинтересован в сохранении его имущественного положения.

Постановлением Президиума ВАС РФ от 22.03.2011 N 13411/10 отказано в иске И. к ООО "Завод упаковочных лент" и ОАО "РТК-Лизинг" о признании договора лизинга от 01.10.2007 недействительным. В этом Постановлении Президиум ВАС РФ сделал вывод о заключенности данного договора.

Поскольку в том деле принимали участие те же лица, что и в данном деле, суд сделал вывод, что обстоятельства, установленные Постановлением Президиума ВАС РФ от 22.03.2011, не подлежат доказыванию при рассмотрении данного дела.

Проанализировав договор, суд сделал вывод, что получение одобрения ФАС на его заключение не является отлагательным условием, поскольку подчинено волеизъявлению сторон. Кроме того, суд сделал вывод об отсутствии заинтересованности И. в оспаривании договора, поскольку он не является стороной сделки и не представил доказательства нарушения его прав и законных интересов этим договором.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 22.03.2011 установлен факт исполнения договора от 01.10.2007 сторонами на протяжении длительного времени, направленности воли сторон на его исполнение и отсутствия доказательств убыточности договора. В связи с этим в признании его недействительным было отказано.

Эти обстоятельства имеют преюдициальное значение для данного дела.

В соответствии с п. 1 ст. 157 ГК РФ сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. По смыслу этой нормы условие, которое подразумевает закон в качестве отлагательного, не должно зависеть от воли сторон, совершающих сделку, должно относиться к будущему времени и носить вероятностный характер.

Суды сделали вывод, что условие о получении одобрения сделки ФАС не является обстоятельством, не зависящим от воли сторон, а напротив, напрямую подчинено их волеизъявлению. Проанализировав договор на основании ст. 431 ГК РФ, суды установили, что одобрение сделки ФАС не является отлагательным условием его заключения. В связи с этим оснований для применения ст. 157 ГК РФ нет.

ФАС округа оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.