Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Европейский суд суду российскому не указ?

Обновлено 19.10.2017 07:53

 

Мы неоднократно рассматривали вопросы, связанные с судебной практикой по виндикации жилых помещений у добросовестных приобретателей. Решение, принятое Европейским судом по правам человека по одному из этих случаев, могло стать основанием пересмотра российскими судами ряда аналогичных дел. Как ответили отечественные суды на решение ЕСПЧ?

Прецедентное дело

Постановлением Европейского суда по правам человека от 06.12.2011 по жалобе N 7097/10 "Gladysheva v. Russia", ставшим окончательным 6 марта 2012 года, по такому делу было признано, что нашим государством допущено нарушение прав заявительницы согласно ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 1 Протокола N 1 к ней.

Согласно п. 1 ст. 46 данной Конвенции Российская Федерация обязана исполнять ставшее окончательным Постановление Европейского суда по делу С. Гладышевой.

В соответствии с практикой Европейского суда по правам человека и Комитета министров Совета Европы такое исполнение предполагает принятие как мер индивидуального характера непосредственно по делам заявительницы С. Гладышевой, так и мер общего характера (п. 2 ст. 6 Регламента Комитета министров Совета Европы по надзору за исполнением решений ЕСПЧ и условий мировых соглашений от 10.05.2006).

В связи с этим в нашей предыдущей публикации (Пузанов И. "Добросовестность как пропуск в суд" // ЭЖ-Юрист. 2012. N 11. С. 7) было высказано мнение, что прецедентное решение, принятое в Страсбурге по делу С. Гладышевой, должно стать основанием пересмотра всех аналогичных дел других граждан, даже если они не были предметом рассмотрения в Европейском суде.

А как в России?

К сожалению, результаты рассмотрения национальными судами Российской Федерации заявлений и жалоб других пострадавших граждан по делам - клонам дела С. Гладышевой оказались неутешительными.

Так, рядом граждан (Кондратюки, Хомич Е.Н., Минич А.А., Однодворцевы и др.) были поданы заявления о пересмотре решений по их делам, аналогичным решениям национальных судов по делу С. Гладышевой, по новым обстоятельствам применительно к ч. 4 ст. 1, п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.

Во всех случаях последовали отказы в удовлетворении таких заявлений. При этом необходимо отметить, что индивидуальной жалобе семьи Кондратюков, поданной в 2011 году в Европейский суд по правам человека, решением Председателя секции от 07.12.2011 был предоставлен приоритет. О ней было сделано срочное уведомление Правительству России.

Однако вопрос о коммуницировании данной жалобы на момент написания настоящей статьи не был решен. По-видимому, Европейский суд ожидал от России пересмотра решений национальных судов по данному делу в порядке принятия мер общего характера по исполнению Постановления ЕСПЧ по делу С. Гладышевой.

Во всех случаях основанием к отказу послужила юридическая конструкция п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, согласно буквальному толкованию которого основанием для пересмотра является установление Европейским судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в ЕСПЧ.

Национальные суды посчитали, что, поскольку заявители по указанным делам не были заявителями по делу С. Гладышевой в Европейском суде, нет оснований для пересмотра решений по их делам, проигнорировав доводы заявителей о необходимости применения данной нормы по аналогии закона (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ).

Вместе с тем с данными выводами национальных судов трудно согласиться.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Аналогичные нормы содержатся в п. 2 ст. 5 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации", ч. 2 ст. 1 ГПК РФ.

Как разъяснил Пленум ВС РФ в п. п. 10, 11 Постановления от 10.10.2003 N 5, толкование международного договора должно осуществляться в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23.05.1969 (ст. ст. 31 - 33 разд. 3). Согласно пункту "b" ч. 3 ст. 31 Венской конвенции при толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования.

Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию ЕСПЧ обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов (ст. 1 Федерального закона от 30.03.1998 N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней"). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики ЕСПЧ во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию ЕСПЧ и систематический контроль за выполнением постановлений Суда со стороны Комитета министров Совета Европы. В силу п. 1 ст. 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов. Выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, вне зависимости от буквального истолкования п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ власти Российской Федерации должны исполнить свои международные обязательства и пересмотреть решения национальных судов, аналогичные решениям по делам С. Гладышевой, принятие которых было признано Европейским судом нарушением со стороны Российской Федерации ст. 8 ЕКПЧ, ст. 1 Протокола N 1 к ней.

Противоречивое законодательство

Вызывает интерес систематический анализ сходных п. п. 3, 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.

Данными нормами к основаниям пересмотра по новым обстоятельствам отнесены:

- признание КС РФ не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в КС РФ;

- установление Европейским судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека;

- определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Как мы видим, буквальное толкование первых двух пунктов связывает возможность пересмотра решений российских судов общей юрисдикции только по делам заявителей, чьи дела (жалобы) рассматривались КС РФ и Европейским судом по правам человека.

Последний пункт в качестве оснований для пересмотра устанавливает разъяснения Пленума ВС РФ и постановления Президиума ВС РФ, принятые по другим делам.

Совершенно непонятно, почему законодателем был установлен такой приоритет в отношении судебных актов ВС РФ по сравнению с судебными актами КС РФ и международного суда - Европейского суда по правам человека, обязательная юрисдикция которого для России признана международным договором.

Вместе с тем имеется совершенно определенная правовая позиция КС РФ по вопросу, являются ли по аналогичной норме п. 3 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ (п. 5 ч. 2 данной статьи в ранее действовавшей редакции) постановления КС РФ основанием для пересмотра судебных постановлений судов общей юрисдикции, вынесенных по делам, участники которых не были сторонами конституционного судопроизводства.

Как неоднократно указывал КС РФ, на лиц, не являющихся участниками конституционного судопроизводства, но чьи дела также были разрешены на основании актов, признанных неконституционными, распространяется положение ч. 3 ст. 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации". В соответствии с ним решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях. Для защиты прав указанных лиц могут использоваться все предусмотренные отраслевым законодательством судебные процедуры. Пересмотр судебных решений в связи с признанием нормы неконституционной возможен, в частности, как в порядке судебного надзора, так и по вновь открывшимся обстоятельствам (Определение КС РФ от 24.02.2011 N 224-О-О).

Совершенно очевидно, что данная позиция КС РФ применима и к постановлениям ЕСПЧ ввиду сходности норм п. п. 3 и 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.

В связи с этим заявителями к настоящему времени поданы или подаются индивидуальные жалобы в ЕСПЧ и жалобы в КС РФ о проверке конституционности п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.

Думается, что результат рассмотрения этих жалоб будет интересен как юридическому сообществу, так и российской общественности.

Суды продолжаются

Не все заявители на момент, когда Постановление ЕСПЧ по делу С. Гладышевой стало окончательным, исчерпали (по срокам) возможности "нового" кассационного порядка обжалования.

Однако кассационные жалобы по делам-клонам дела С. Гладышевой также, к удивлению, повсеместно отклоняются национальными судами России, несмотря на то что для их отклонения нет такого формального предлога (как в случаях с пересмотром по новым обстоятельствам) и несмотря на вышеуказанные разъяснения Пленума ВС РФ.

При этом национальные суды предпочитают вообще не давать никакой оценки доводам, касающимся вышеприведенной правовой позиции Европейского суда, изложенной в Постановлении по делу С. Гладышевой.

Также одним из вариантов исполнения Постановления ЕСПЧ мог бы быть отказ государства (муниципалитетов) от исполнения по уже принятым решениям по аналогичным делам.

В частности, Уполномоченный по правам человека в городе Москве выходил с подобным предложением к мэру Москвы С. Собянину, однако ему было отказано.

Необходимо отметить, что даже меры индивидуального характера не были приняты в полном объеме по Постановлению ЕСПЧ по жалобе С. Гладышевой.

Несмотря на вступившее в законную силу новое решение национального суда в ее пользу, Управление Росреестра по г. Москве до сих пор уклоняется от аннулирования государственной регистрации права собственности города Москвы на квартиру Гладышевой, в связи с чем в Европейский суд была подана новая жалоба на нарушение п. 1 ст. 6, ст. 13, п. 1 ст. 46 Конвенции, ст. 1 Протокола N 1 к ней, а также направлено обращение в Комитет министров Совета Европы по факту неисполнения Постановления Европейского суда.

При этом, насколько нам известно, предъявление исков о виндикации квартир и выселении из них их нынешних владельцев в аналогичных ситуациях продолжается по сей день как в Москве, так и в других регионах России.

Мы считаем, что государству надо принять меры по исполнению Постановления ЕСПЧ по делу С. Гладышевой, для чего, в частности, можем рекомендовать следующие меры общего характера:

а) повысить роль кассационной практики при разрешении гражданских дел, в том числе данной категории, с тем чтобы "новая" кассация, подобно "старому" надзору, не сводилась преимущественно к даче бессодержательных отписок на жалобы участников гражданского процесса;

б) внести изменения в п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, предусматривающие, что принятие постановлений ЕСПЧ является основанием для пересмотра решений судов не только по делам заявителей, чьи жалобы рассматривались в ЕСПЧ, но и по другим аналогичным делам;

в) принять Пленуму ВС РФ постановления о даче судам разъяснений, основанных на Постановлении ЕСПЧ от 06.12.2011 по делу С. Гладышевой, которое станет основанием для пересмотра по новым обстоятельствам согласно буквальному предписанию п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.