Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Российская правовая система в фокусе Постановлений Европейского суда по правам человека

Обновлено 19.10.2017 08:01

 

В настоящей статье рассматриваются проблемы, связанные с имплементацией норм международного права в национальную правовую систему. Особое внимание уделено анализу влияния судебной практики Европейского суда по правам человека на правовое регулирование и исполнение меры пресечения в виде заключения под стражу.

Ключевые слова: судебная практика Европейского суда по правам человека, проблемы судопроизводства, "пилотное" заключение.

The present article deals with the problems of international law implementation into the national legal system. Special emphasis is made on the European court of human rights judicial practice and its influence on the legal regulation and enforcement of preventive measures in the form of detention.

Key words: judicial practice of the European court of human rights, problems of judicial proceeding, "pilot" opinion.

Современное состояние российской правовой системы стало в очередной раз предметом обсуждения на правовом форуме, который состоялся в декабре 2012 г. в Москве в рамках VIII Всероссийского съезда судей. Основное внимание уделялось актуальным проблемам судопроизводства, в том числе созданию его новой ветви - административного, к компетенции которого должны относиться дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений. Наряду с вопросами кадрового обеспечения деятельности судов, социальной и правовой защищенности судебного сообщества большое внимание было уделено международной юрисдикции, и, в частности, взаимодействию с Европейским судом по правам человека (далее - ЕСПЧ или Суд).

В настоящее время, по мнению Председателя Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькина, в целях совершенствования механизма реализации постановлений ЕСПЧ требуется разработка теоретического и практического инструментария. Во-первых, необходимо "разграничение ситуаций, требующих от России принятия мер индивидуального или общего (системного) характера, направленных на разработку механизмов решения повторяющихся проблем, а не индивидуальную компенсацию их последствий. Второй блок проблем связан непосредственно с мерами индивидуального характера. Здесь необходимо разработать методологию разграничения случаев, требующих пересмотра решений, и ситуаций, когда следует использовать иные способы восстановления нарушенных прав" <1>.

--------------------------------

<1> Выступление Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькина // Российская юстиция. 2013. N 2. С. 6.

Сочетание индивидуальных мер компенсационного характера и устранение структурных проблем в национальной правовой системе должны стать основой реализации "пилотных" постановлений, где суд констатирует наличие системных сбоев в функционировании правового механизма защиты прав и свобод граждан. Именно такой подход к пониманию эффективности национальных средств защиты и восстановления нарушенных прав граждан положил ЕСПЧ в основу своего Постановления от 10 января 2012 г. по делу "Ананьев и другие против России" (далее - Постановление).

По результатам рассмотрения дела по существу ЕСПЧ установил нарушение Российской Федерацией ст. ст. 3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (далее - Конвенция). Более чем за десять лет, с 2002 г., когда было принято первое Постановление по делу "Калашников против России", ЕСПЧ принял более 80 постановлений по жалобам граждан Российской Федерации, предметом которых были ненадлежащие условия содержания лиц, заключенных под стражу, повлекшие за собой нарушение ст. 3 Конвенции.

Учитывая судебную практику и документальную базу ЕСПЧ, согласно которой на момент принятия Постановления имелось около 250 аналогичных жалоб против России, ожидающих первого рассмотрения, Суд принял решение использовать процедуру "пилотного" постановления (pilot-judgment), позволяющую ему указать на существование структурных проблем в российской правовой системе и на меры, которые следует предпринять государству-ответчику для их устранения. Целью подобной процедуры согласно п. 182 Постановления является содействие скорейшему и наиболее эффективному устранению сбоев, затрагивающих защиту закрепленных в Конвенции прав в национальной правовой системе.

Впервые процедура "пилотного" постановления была применена Судом 22 июня 2004 г. в деле "Брониовски против Польши", в котором заявитель требовал выплаты компенсации со стороны польских властей за экспроприацию. Лишь спустя несколько лет в начале 2011 г. Суд внес изменения в свой Регламент и дополнил его правилом 61, регулирующим процедуру вынесения "пилотного" постановления. Внесенная норма расширила сферу действия принимаемых постановлений суда, сохраняя при этом императивность требования об их исполнении государством-ответчиком, закрепленного в ст. 46 Конвенции.

Согласно правилу 61 Регламента ЕСПЧ Суд может инициировать и принимать "пилотное" постановление в случае, если при рассмотрении жалобы будет установлено, что в стране, против которой она подана, существует структурная или системная проблема, препятствующая эффективной защите прав граждан в рамках национальной правовой и судебной системы. При этом в "пилотном" постановлении Суд:

- определяет сущность установленной структурной или системной проблемы, наличие которой порождает подачу аналогичных жалоб;

- определяет вид мер общего характера, которые государство-ответчик должно принять на национальном уровне для решения выявленных проблем;

- может указать определенный срок, в течение которого меры общего характера должны быть приняты.

В п. 6 правила 61 Регламента ЕСПЧ закреплено правомочие на приостановление рассмотрения схожих жалоб до принятия государством-ответчиком мер общего характера, предписанных в резолютивной части "пилотного" постановления. В то же время такое ограничение может быть преодолено Судом без применения дополнительных процедур, если того требуют интересы надлежащего отправления правосудия.

Постановление ЕСПЧ по делу "Ананьев и другие против России" стало первым для Российской Федерации "пилотным" постановлением по делу, предметом которого были ненадлежащие условия содержания лиц в местах предварительного заключения, повлекшие нарушение ст. 3 Конвенции. В то же время при рассмотрении данного дела Суд вышел за рамки рассмотрения индивидуальных требований заявителей, которые указывали на нарушение своих прав и отсутствие возможности их защиты на национальном уровне. ЕСПЧ, используя особую процедуру рассмотрения индивидуальных жалоб, констатировал наличие системной проблемы, ограниченной не только условиями содержания подозреваемых и обвиняемых под стражей, а касающейся функционального взаимодействия органов судебной, исполнительной властей и прокуратуры при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и ее надлежащего исполнения в установленные законом сроки.

Проблема переполненности мест предварительного заключения, которая, по мнению Суда, лежит в основе нарушений ст. 3 Конвенции, требует комплексного подхода к ее решению. Приоритетное место на пути модернизации российской правовой системы, как утверждают ЕСПЧ и иные уполномоченные органы Совета Европы, должны занять меры, позволяющие сократить численность лиц, в отношении которых избирается мера пресечения в виде заключения под стражу. Однако подобное утверждение, исходя из анализа международной практики, достаточно дискуссионно. В настоящее время в России доля подозреваемых и обвиняемых составляет 16,5% (на 01.03.2013) от общего количества лиц, в отношении которых применяются меры, связанные с изоляцией от общества. Этот показатель вполне сопоставим с данными по ряду европейских стран: Австрия - 20%, Англия и Уэльс - 16,5%, Германия - 16%, Норвегия - 21,1%, Финляндия - 14% <2>. Такое соотношение свидетельствует об определенной типичности российской уголовной и уголовно-процессуальной политики в части вопроса, касающегося избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

--------------------------------

<2> Dunkel F. International vergleichende strafvollzugsforschung // Schneider H.-J. (Hrsg.): Internationales handbuch der kriminologie. Band 2: Besondere probleme der kriminologie. Berlin: de Gruyter, 2009. S. 13 - 14.

Другим аспектом, которому также уделяется большое внимание уполномоченными международными органами в сфере защиты прав человека, является формирование и развитие правовых институтов, способных обеспечить эффективный механизм восстановления нарушенных прав граждан на национальном уровне. В существующих условиях ими могут стать специализированные суды, например административные, в компетенцию которых входит рассмотрение дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, включая дела, связанные с назначением компенсации лицу, права которого были нарушены вследствие содержания в ненадлежащих условиях в местах предварительного заключения.

Таким образом, можно говорить о том, что постановления ЕСПЧ, принимаемые на основе существующей судебной практики и действующих рекомендаций, облекаются в форму "руководящих" актов, оказывающих существенное влияние на эволюцию национальной уголовной и уголовно-исполнительной политики.