Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Постановления Европейского суда по правам человека и реализация его правовых позиций в гражданском процессуальном законодательстве и судебной практике РФ

Обновлено 19.10.2017 08:05

 

В статье путем социологического опроса судей, иных групп респондентов, включая профессиональных юристов, представил выводы о том, в какой мере влияют постановления ЕСПЧ и его правовые позиции на законодательные институты России, в частности гражданское процессуальное законодательство и судебную практику, выделил формы рецепции новых правовых терминов и категорий.

Ключевые слова: Европейский суд по правам человека, постановления, правовые позиции, социологический опрос, рецепция, гражданское процессуальное законодательство, судебная практика.

In the article on the basis of a sociological survey among judges, other groups of respondents including professional lawyers formulated how the ECHR decrees and legal stances influence the legislative institutes of Russia in particular the civil procedure legislation and the judicial practice, pointed out the form of reception of new legal terms and categories.

Key words: European court of human rights, decrees, legal stances, sociological survey, reception, civil procedure legislation, judicial practice.

Присущие современному обществу и праву процессы интеграции и глобализации обусловлены различными факторами: экономическими условиями, научно-техническим прогрессом, политической ситуацией, международными процессами, деятельностью международных организаций и др. Исследование последствий влияния актов Европейского суда по правам человека (далее - Европейский суд, ЕСПЧ) <1> на гражданский процесс и правосудие Российской Федерации в условиях построения международного правового диалога обусловило проведение социологического опроса различных групп респондентов, как непосредственно связанных со сферой юриспруденции (судьи, адвокаты, практикующие юристы), так и имеющих к праву косвенное отношение (предпринимателей малого и среднего бизнеса) <2>.

--------------------------------

<1> Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и признала ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней, открыв тем самым доступ российских граждан в данный межгосударственный орган. См.: Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" // СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514.

<2> Опрос и анкетирование различных групп респондентов проводились на территории Алтайского края.

Анализ полученных данных свидетельствует о наличии в российской действительности некоторых проблем в области взаимодействия России с Европейским судом по правам человека. Анкетируемые субъекты, учитывая естественный и неизбежный характер происходящих в мировом сообществе процессов, подчеркивают, что последствия глобализации и интеграции в различных сферах общественной жизни (экономике, праве, политике) наряду с очевидными плюсами (международное сотрудничество, единое экономическое пространство, унификация законодательства и т.п.) имеют ряд негативных моментов (ущемление национальных интересов в пользу интересов более высокого порядка, утрата некоторой национальной самобытности, "подстраивание" под требования и условия международных организаций и сообществ).

Иллюстративны следующие данные: 97% опрошенных судей, 91% практикующих юристов и 91% предпринимателей отметили в протекающих процессах глобализации и интеграции наличие совокупности положительных и отрицательных элементов. Вместе с тем респонденты подчеркнули необходимость и целесообразность более активного взаимодействия России с различными международными организациями, включая Европейский суд по правам человека, несмотря на неравенство в экономическом развитии, отсутствие взаимной открытости, прозрачности, нестабильность и амбивалентность российской правовой базы, особенности российской ментальности и некоторое недоверие к российскому бизнесу. Оптимальное взаимодействие с международными структурами способствует повышению уровня гарантий защиты прав и свобод российских граждан, экономическому, правовому, политическому развитию и интеграции России в международное поле, которое невозможно без взаимопроникновения культур, правовых систем, унификации законодательства, рецепции иностранных элементов и учета определенного рода последствий, обусловленных деятельностью Европейского суда и принимаемыми им актами.

Последствия воздействия постановлений Европейского суда по правам человека можно обнаружить в различных сферах общественной жизни: экономической, политической, социальной, правовой и др.

Правовой аспект особенностей влияния актов данного международного правозащитного органа включает последствия как в сфере гражданского процессуального законодательства, так и судебной практики России. При этом восприятие на государственном уровне воздействующего влияния постановлений Европейского суда по правам человека возможно в различных формах:

1) в форме преобразования и модернизации действующего законодательства с целью унификации и гармонизации национального права в случаях непосредственного указания в постановлениях Европейского суда на нарушения норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция, Европейская конвенция) <3>;

--------------------------------

<4> Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 4 ноября 1950 г.) // Собрание законодательства РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

2) в форме восприятия иностранных моделей, терминов и механизмов, способствующих повышению гарантий защиты прав и охраняемых законом интересов, а также более эффективному осуществлению правосудия.

Иллюстративным доказательством значимости последствий воздействия постановлений Европейского суда являются полученные результаты опроса. Так, 36% опрошенных мировых и федеральных судей, 56% адвокатов, 46% студентов-юристов расценивают последствия воздействия постановлений Европейского суда на развитие права в Российской Федерации исключительно как позитивные, а большинство респондентов (64% - судей, 40% - адвокатов, 53% - студентов-юристов) отмечают наличие как плюсов, так и минусов.

В качестве минусов анкетируемые четко указывают на следующие негативные явления: ежегодный рост числа обращения российских граждан в ЕСПЧ и как следствие дополнительные затраты Российской Федерации на компенсации по вынесенным решениям Суда; повышение нагрузки на законодателя по приведению норм российского права в соответствие с нормами Конвенции; отсутствие соответствующего отношения судейского корпуса и иных органов к данным актам; неопределенность юридического статуса актов Европейского суда в общей иерархии судебных актов в Российской Федерации; отсутствие методик по надлежащему применению постановлений ЕСПЧ и эффективного механизма по исполнению данных актов; трудности восприятия российской системой права прецедентов Европейского суда по правам человека.

Несмотря на вышеназванные негативные моменты, 72% опрошенных судей, 47% студентов-юристов подчеркнули необходимость и целесообразность заимствования в Российской Федерации, в том числе и в гражданском процессе, иностранных моделей, механизмов, процедур, если это будет способствовать повышению эффективности правосудия и увеличению гарантий защиты прав и охраняемых свобод. 97% предпринимателей также отметили необходимость заимствования в России иностранных моделей, механизмов и процедур, при этом большинство респондентов (85%) подчеркнули возможность подобной рецепции иностранных элементов с учетом их адаптации к национальным особенностям.

Рецепция новых терминов и категорий, обусловленная деятельностью Европейского суда и воздействующим значением его постановлений, способствующая развитию гражданского судопроизводства России, реализуется в трех формах:

1) нормативной (законодательной) форме путем закрепления и фиксации новых понятий, терминов, механизмов в действующем законодательстве и правовых актах;

2) ненормативной форме, т.е. в судебной практике посредством использования новых терминов и категорий в судебных постановлениях и решениях, как правило, высших судебных инстанций;

3) доктринальной форме, когда термины употребляются в научном обороте, научно-исследовательских трудах, публикациях, изданиях и т.п.

Примерами нормативной формы закрепления новых категорий и явлений являются понятия "разумный срок" <4>, "компенсация за нарушение права на справедливое судебное разбирательство" <5>, "процедура медиации" <6>.

--------------------------------

<4> См.: гл. 22.1 ГПК РФ, ст. 6.1, гл. 27.1 АПК РФ // СПС "КонсультантПлюс".

<5> См.: Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" // Собрание законодательства РФ. 2010. N 18. Ст. 2144.

<6> См.: Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" // Собрание законодательства РФ. 2010. N 31. Ст. 4162.

В российской судебной практике употребляются и нашли отражение такие распространенные в законодательстве государств Европейского союза правовые феномены и категории, которые суды всех звеньев судебной системы России употребляют в связи с ратификацией Европейской конвенции: "принцип правовой определенности" <7>, "эффективное средство правовой защиты" <8>, "приемлемость жалобы" <9> и др.

--------------------------------

<7> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 2012 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина И.Д. Ушакова" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2012. N 3; Определение Верховного Суда РФ от 20 июля 2012 г. N 16-В12-10.

<8> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова" // Собрание законодательства РФ. 2012. N 21. Ст. 2697.

<9> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 15 мая 2012 г. N 839-О; Определение Верховного Суда РФ от 6 июля 2012 г. N 26-Г10-21; Кассационное определение Московского городского суда от 30 мая 2012 г. по делу N 22-7427.

В самой обширной доктринальной форме применяются разнообразные гражданские процессуальные термины, модели, механизмы, не известные ранее гражданскому процессуальному праву России, но использование и внедрение которых является оправданным и целесообразным в условиях интеграции и взаимодействия с Европейским судом по правам человека. Такими категориями являются "окончательность судебного решения (постановления)" <10>, "критерии приемлемости жалоб (заявлений)" <11>, "принцип правовой определенности (res judicata)" <12>, "меры общего и индивидуального характера" <13>, "статус жертвы" <14> и др.

--------------------------------

<10> См.: Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М.: Статут, 2006; Апелляция, кассация, надзор: новеллы ГПК РФ и УПК РФ. Первый опыт критического осмысления / Под общ. ред. Н.А. Колоколова. М.: Юрист, 2011.

<11> См.: Пальцев Ю.Е. Наличие значительного ущерба как новый критерий приемлемости жалобы для Европейского суда по правам человека // Юрист. 2011. N 4.

<12> См.: Султанов А.Р. Пересмотр решений суда по вновь открывшимся обстоятельствам и res judicata // Журнал российского права. 2008. N 11; Масаладжиу Р. Принцип правовой определенности в науке, практике ЕСПЧ и его влияние на доступность правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 7, 8.

<13> См.: Калашников С.В. Применение общепризнанных принципов и норм в сфере защиты прав человека в России: вопросы теории и практики / Под ред. Д.С. Велиевой. М.: ДМК Пресс, 2010.

<14> См.: Соловьева Т.В. Постановления Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ и Европейского суда по правам человека в сфере гражданского судопроизводства и порядок их реализации: Монография / Под ред. О.В. Исаенковой. М., 2011. С. 227.

Развитие национального права и судебной практики свидетельствует о возможной трансформации формы использования новых категорий, моделей, понятий, "перекочевавших" в российский терминологический оборот из норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод и европейского права, что предполагает "переход" термина или понятия из доктринальной и ненормативной форм в нормативную (законодательную).