Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Стандарты Европейского суда по правам человека по соблюдению уголовно-процессуального законодательства при исследовании доказательств в ходе судебного разбирательства

Обновлено 19.10.2017 08:07

 

В представленной статье обобщаются выявленные в результате анализа российской судебной практики исследования доказательств в ходе судебного разбирательства нарушения норм Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и формулируют предложения, направленные на укрепление правового института признания доказательств недопустимыми.

Ключевые слова: доказательство, исследование, судебное разбирательство, нарушение закона, права человека, Европейский суд.

Standards of the European Court of Human Rights in respect of the criminal-procedural legislation during research evidence at trial

In presented article summarize breaches of standards of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms, that were being revealed in the result of the analysis of the russian judicial practice of research evidence during in proceeding, and formulate proposals aimed at strengthening the legal institute of the recognition of evidence inadmissible.

Key words: evidence, research, proceeding, breach of the law, Human Rights, the European Court of Human Rights.

Защита прав и законных интересов граждан и организаций, потерпевших от преступлений, представляет собой одну из задач, решаемых российским уголовным судопроизводством (ст. 6 УПК РФ). Решение указанной задачи невозможно без использования института признания доказательств недопустимыми, который представляет собой систему норм, определяющих условия, порядок, процессуальную форму и правовые последствия принятия соответствующими должностными лицами решения о недопустимости доказательств.

Институт признания доказательств недопустимыми недостаточно широко исследован с научной и практической точек зрения. Анализ уголовно-процессуальной литературы и судебной практики свидетельствует, что институт признания доказательств недопустимыми рассматривается в правоприменительной плоскости исключительно в отношении доказательств, собранных в ходе предварительного расследования уголовного дела. Между тем гл. 37 УПК РФ устанавливает процессуальный порядок исследования доказательства в ходе судебного разбирательства (ст. 240), несоблюдение которого в соответствии с ч. 1 ст. 75 должно также приводить к признанию доказательства недопустимым. Таким образом, недопустимыми должны признаваться и доказательства, исследованные в ходе судебного разбирательства с нарушением норм УПК РФ.

Развитие института признания доказательств недопустимыми в части исследования доказательств в ходе судебного разбирательства имеет важное прикладное значение для установления истины по делу и вынесения справедливого судебного решения, обеспечивающего защиту прав и законных интересов граждан и организаций.

Анализ судебной практики не выявил ни одного случая признания недопустимым доказательства, исследованного с нарушением норм гл. 35, 37 УПК РФ (в ходе судебного следствия).

Причин тому несколько. Во-первых, отсутствие правоприменительной практики по данному вопросу не позволяет формировать в этом направлении систему норм, определяющих условия, порядок, процессуальную форму и правовые последствия принятия соответствующими должностными лицами решения о недопустимости доказательств. Во-вторых, практически полное отсутствие научных исследований и академической проработанности данного вопроса не позволяет юристам опираться на теоретические и научные утверждения ученых. В-третьих, отсутствие соответствующего реагирования со стороны участников процесса не позволяет использовать в полной мере положения норм гл. 35, 37 УПК РФ. При этом непосредственное участие в процессе исследования доказательств выявляет множество нарушений указанных норм, которые остаются незамеченными.

При оказании юридической помощи в ходе судебного разбирательства мы из раза в раз реагируем на выявленные нарушения закона при исследовании доказательств: во-первых, предостерегая о нарушении закона тем или иным действием, бездействием суда (государственного обвинителя); во-вторых, заявляя ходатайство о признании доказательства, исследованного с нарушением закона, недопустимым.

Практика, когда ходатайства об исключении доказательств рассматриваются не непосредственно после заявления (если не поступил отказ в их удовлетворении), а в совещательной комнате в ходе постановления приговора суда, - обычное дело в российской судебной системе. При этом, как правило, суд не приводит мотивы своего решения по данному вопросу. В этом случае признаком судебной оценки является использование либо неиспользование такого доказательства в тексте приговора суда.

По нашему мнению, подобная судебная практика не способствует установлению истины по делу и справедливому судебному разбирательству. Такое положение вещей признается Европейским судом нарушением прав человека, предусмотренных ст. 6 Европейской конвенции - прав на справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом. Практика Европейского суда по данному вопросу свидетельствует: если национальные суды не указывают в судебном решении доказательства одной из сторон, которые имеют важное значение для принятия справедливого решения, и не предоставляют исчерпывающих обоснований отказа в принятии доказательств или признания их недопустимыми, такие действия квалифицируются как нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции.

По делу от 22 февраля 2007 г. "Красуля (Krasulya) против Российской Федерации" (жалоба N 12365/03) Европейский суд напомнил, что в то время как ст. 6 Конвенции гарантирует право на справедливое разбирательство, она не закрепляет каких-либо правил допустимости доказательств или их оценки, поэтому эти вопросы регулируются прежде всего внутригосударственным правом и внутригосударственными судами (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Гарсиа Руиз против Испании" <1>). Тем не менее, чтобы разбирательство было справедливым, как того требует п. 1 ст. 6 Конвенции, суд должен надлежащим образом изучить замечания, доводы и доказательства, представленные сторонами, без предвзятости при оценке их применимости к его решению (см. Постановление Европейского суда по делу "Ван Кюк против Германии" ("Van Kuck v. Germany"), жалоба N 35968/97, § 47, 48, ECHR 2003-VII; Постановление Европейского суда от 19 апреля 1993 г. по делу "Краска против Швейцарии" ("Kraska v. Switzerland"), Series A, N 254-В, § 30). Итак, Европейский суд требует, чтобы суды приводили мотивацию своих решений, а вопрос о соблюдении судом данного требования может быть решен только в свете обстоятельств конкретного дела (см. Постановление Европейского суда от 9 декабря 1994 г. по делу "Руис Тория против Испании" ("Ruiz Torija v. Spain"), Series A, N 303-A, § 29) <2>.

--------------------------------

<1> Garcia Ruiz v. Spain. Жалоба N 30544/96, § 28 ECHR 1999-1.

<2> Постановление Европейского суда по делу от 9 декабря 1994 г. "Руис Тория против Испании" ("Ruiz Torija v. Spain").

Нарушение уголовно-процессуального закона - это правонарушение, т.е. виновное и противоправное деяние, которое отрицательно сказывается на осуществлении назначения уголовного судопроизводства и реализации прав участников процесса. Оно может быть совершено в форме действия либо бездействия. Вина при этом выражается в форме умысла или неосторожности. Правонарушение состоит либо в неисполнении юридической обязанности, либо в злоупотреблении правом.

Европейский суд по правам человека неоднократно повторял в своей судебной практике, что доказательства должны исследоваться в открытом судебном заседании, в присутствии обвиняемого (подсудимого), с соблюдением принципа состязательности <3>.

--------------------------------

<3> Постановление Европейского суда от 22 июля 2010 г. N 21731/03 "Самошенков и Строков против Российской Федерации".

Хотя в полномочия Европейского суда не входит определение того, могут ли определенные виды доказательств (например, доказательство, полученное незаконным путем в рамках национального законодательства) быть допущены в качестве таковых, Суд выявляет, была ли эта "незаконность" результатом нарушения прав, защищаемых Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Среди таких нарушений можно выделить следующие:

- лишение возможности знакомиться с материалами, представленными противной стороной, и обсуждать их <4>;

--------------------------------

<4> Постановление Европейского суда от 24 февраля 1995 г. "МакМайкл против Великобритании".

- отсутствие адекватной возможности допросить свидетелей, показания которых были оформлены в их отсутствие (доказательства должны быть представлены в присутствии обвиняемого в ходе публичных слушаний с целью обеспечения состязательного характера проведения процесса) <5>;

--------------------------------

<5> Постановление Европейского суда от 19 декабря 1990 г. N 11444/85 "Дельта против Франции".

- нарушение права подсудимого давать конфиденциальные указания адвокату во время рассмотрения дела <6>;

--------------------------------

<6> Постановление Европейского суда от 27 ноября 2007 г. N 58295/00 "Дзагариа против Италии".

- ненадлежащее рассмотрение основных доводов стороны (если такие доводы касаются прав и свобод, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, суд должен подойти к этому с особой тщательностью и вниманием) <7>;

--------------------------------

<7> Постановление Европейского суда "Вагнер и J.M.W.L. против Люксембурга" от 28 июля 2007 г. N 76240/01.

- лишение возможности оспорить подлинность доказательства и его использование <8>;

--------------------------------

<8> Постановление Европейского суда от 12 февраля 1985 года N 9024/80 "Колоцца против Италии".

- использование доказательств, полученных против воли обвиняемого, при помощи принуждения или давления <9>;

--------------------------------

<9> Постановление Европейского суда "Яллох против Германии" от 11 июля 2006 г. N 54810/00.

- нерассмотрение доказательств во время публичного слушания в присутствии обвиняемого с учетом его контраргументов <10>;

--------------------------------

<10> Костенко Н., Кириченко К. Избранные решения Европейского суда по правам человека. Вопросы сексуальной ориентации и гендерной идентичности. СПб., 2012. С. 94 - 102.

- непредоставление возможности обвиняемому оспаривать показания и задавать вопросы свидетелям <11>;

--------------------------------

<11> Постановление Европейского суда от 14 июня 2001 г. N 20491/92 "Меденица против Швейцарии".

- обоснование обвинения исключительно или в большей степени на показаниях свидетелей, которые обвиняемый не может оспорить во время суда <12>;

--------------------------------

<12> Постановление Европейского суда от 27 января 2011 г. N 4222/02 "Кривошапкин против Российской Федерации".

- непринятие "всех разумных мер", обеспечивающих явку свидетеля для непосредственного допроса судом первой инстанции <13>;

--------------------------------

<13> Постановление Европейского суда от 17 февраля 2011 г. N 33780/04 "Кононенко против Российской Федерации".

- отсутствие возможности у обвиняемого подготовиться надлежащим образом к слушанию из-за бесчеловечных и унижающих достоинство условий транспортировки и содержания в здании суда;

- отсутствие возможности обмена документами между адвокатами и обвиняемым, которые необходимы для осуществления защиты <14>;

--------------------------------

<14> Постановление Европейского суда от 16 декабря 2010 г. N 14248/05 "Трепашкин против Российской Федерации".

- отказ в дополнительном допросе свидетеля, имеющего существенное значение для разрешения дела <15>;

--------------------------------

<15> Постановление Европейского суда от 23 марта 2010 г. N 26437/04 "Орхан Чачан против Турции".

- выступление по телевидению следователя, производящего производство по делу, с заявлением о виновности обвиняемого до начала судебного разбирательства, что привело к предвзятой оценке фактов компетентными судебными органами <16>;

--------------------------------

<16> Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 июля 2011 г. N 120-П11.

- постановка обвинительного заключения на основе признания обвиняемого, не уведомленного о своем праве не свидетельствовать против себя <17>;

--------------------------------

<17> Постановление Европейского суда от 18 февраля 2010 г. N 39660/02 "Александр Зайченко против Российской Федерации".

- использование доказательств, полученных в результате полицейского подстрекательства к совершению преступления, поскольку с самого начала это влечет за собой риск окончательного лишения обвиняемого права на справедливое судебное разбирательство (когда обвиняемый утверждает, что его подстрекали к совершению преступления, суды по уголовным делам должны тщательно изучать материалы дела, поскольку для того, чтобы судебное разбирательство было справедливым, все доказательства, полученные в результате полицейского подстрекательства к совершению преступления, должны быть исключены из рассмотрения дела) <18>;

--------------------------------

<18> Постановление Европейского суда от 5 февраля 2008 г. N 74420/01 "Романаускас против Литвы".

- использование доказательств, полученных при осуществлении полицейской провокации <19>;

--------------------------------

<19> Постановление Европейского суда от 9 июня 1998 г. N 44/1997/828/1034 "Тейшейро де Кастро против Португалии".

- ограничение права пользоваться бесплатной помощью переводчика при исследовании доказательств, если обвиняемый не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке <20>;

--------------------------------

<20> Постановление Европейского суда от 24 февраля 2005 г. N 18913/03 "Хусаин против Италии".

- ограничение права обвиняемого и защитника знакомиться со всеми доказательствами или замечаниями, приобщенными к делу, комментировать их <21> и др.

--------------------------------

<21> Постановление Европейского суда от 20 февраля 1996 г. N 19075/91 "Вермюлен против Бельгии".

Указанные нарушения закона влекут не просто нарушения отдельных норм УПК РФ, Конвенции о защите прав человека и основных свобод и других правовых документов. В данном случае нарушается процесс исследования доказательства (нарушаются права участников исследования, установленная УПК РФ процедура производства судебных действий, обязанности суда в этом процессе), что, в свою очередь, влечет искажение сущностной стороны доказательства, где один из участников судебного разбирательства или все они лишаются возможности полноценно исследовать представленное доказательство по их усмотрению с учетом ч. 2 ст. 274 УПК РФ.

Нарушение уголовно-процессуального закона при исследовании доказательств должно иметь четко обусловленные уголовно-процессуальным законом правовые последствия в виде признания такого доказательства недопустимым, во-первых, незамедлительно (ст. 121 УПК РФ); мотивированно, обоснованно (ч. 4 ст. 7 УПК РФ); "мотивы судьи должны быть тщательно сформулированы" <22>. Во-вторых, в соответствии с позицией Европейского суда, отраженной в определении "Гефген против Германии", суд может по своему усмотрению исключать доказательства, полученные ненадлежащим образом, подвергнуть оценке их и связанные с этим интересы в тщательно мотивированном приговоре <23>.

--------------------------------

<22> Постановление Европейского суда от 13 сентября 2011 г. N 35730/07 "Ашендо и Джонс против Соединенного Королевства".

<23> Постановление Европейского суда от 30 июня 2008 г. N 22978/05 "Гефген против Германии".

Назначение данной специфической уголовно-процессуальной санкции (исключение недопустимого доказательства из материалов уголовного дела) "состоит в ликвидации отрицательных последствий, в защите права, интереса", но этим ее содержание не исчерпывается, она служит одновременно восстановительной и штрафной мерой <24>. Поскольку каждое признанное нарушение закона влечет ограничение прав подсудимого, следует, по нашему мнению, предусмотреть в УПК РФ меру определенного возмещения за причиненные ограничения прав (возможностей). Такой мерой, своеобразной реабилитацией, может служить норма, закрепленная в ч. 4 ст. 385 УПК Молдовы: "Если в ходе уголовного преследования или судебного разбирательства были установлены нарушения прав подсудимого, а также установлено, по чьей вине они были допущены, судебная инстанция рассматривает возможность сокращения наказания подсудимому в качестве возмещения за допущенные нарушения". Такая справедливая и обоснованная мера возмещения за нарушение закона должностными лицами, осуществляющими производство по делу, будет не только способствовать установлению принципа справедливости и добросовестности судебного разбирательства, но и позволит использовать положительные тенденции судебной практики других стран и Европейского суда по правам человека, где опыт возмещения за допущенные нарушения имеет многолетнюю историю.

--------------------------------

<24> Калинкина Л.Д. Нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия. Саранск, 1993. С. 52, 53.

Анализ тенденций реформирования уголовно-правовой системы в Российской Федерации в настоящее время свидетельствует об усилении роли судебно-правового механизма в исследовании доказательств. Примером тому является подписание Президентом России В.В. Путиным 6 марта 2013 г. поправок в УПК РФ, где речь идет о введении сокращенной (упрощенной) формы дознания и изменении порядка проведения доследственных проверок <25>.

--------------------------------

<25> Баринов А. Ближе к жизни: чего опасаться в обновленном УПК РФ.

Указанные тенденции развития уголовно-правовой системы и судебно-правовой практики свидетельствуют о том, что предложения и рекомендации, изложенные в настоящей статье по эффективному использованию института признания доказательств недопустимыми, помогут усилить защиту прав и законных интересов граждан и организаций, потерпевших от преступлений.

Библиография

Баринов А. Ближе к жизни: чего опасаться в обновленном УПК РФ.

Калинкина Л.Д. Нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия. Саранск, 1993.

Костенко Н., Кириченко К. Избранные решения Европейского суда по правам человека. Вопросы сексуальной ориентации и гендерной идентичности. СПб., 2012.

Постановление Европейского суда по делу "Гарсиа Руиз против Испании" ("Garcia Ruiz v. Spain"), жалоба N 30544/96.

Постановление Европейского суда от 9 декабря 1994 г. по делу "Руис Тория против Испании" ("Ruiz Torija v. Spain").

Постановление Европейского суда от 22 июля 2010 г. N 21731/03 "Самошенков и Строков против Российской Федерации".

Постановление Европейского суда от 24 февраля 1995 г. "МакМайкл против Великобритании".

Постановление Европейского суда от 19 декабря 1990 г. N 11444/85 "Дельта против Франции".

Постановление Европейского суда от 27 ноября 2007 г. N 58295/00 "Дзагариа против Италии".

Постановление Европейского суда от 28 июля 2007 г. N 76240/01 "Вагнер и J.M.W.L. против Люксембурга".

Постановление Европейского суда от 12 февраля 1985 года N 9024/80 "Колоцца против Италии".

Постановление Европейского суда от 11 июля 2006 г. N 54810/00 "Яллох против Германии".

Постановление Европейского суда от 14 июня 2001 г. N 20491/92 "Меденица против Швейцарии".

Постановление Европейского суда от 27 января 2011 г. N 4222/02 "Кривошапкин против Российской Федерации".

Постановление Европейского суда от 17 февраля 2011 г. N 33780/04 "Кононенко против Российской Федерации".

Постановление Европейского суда от 16 декабря 2010 г. N 14248/05 "Трепашкин против Российской Федерации".

Постановление Европейского суда от 23 марта 2010 г. N 26437/04 "Орхан Чачан против Турции".

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 июля 2011 г. N 120-П11.

Постановление Европейского суда от 18 февраля 2010 г. N 39660/02 "Александр Зайченко против Российской Федерации".

Постановление Европейского суда от 5 февраля 2008 г. N 74420/01 "Романаускас против Литвы".

Постановление Европейского суда от 9 июня 1998 г. N 44/1997/828/1034 "Тейшейро де Кастро против Португалии".

Постановление Европейского суда от 24 февраля 2005 г. N 18913/03 "Хусаин против Италии".

Постановление Европейского суда от 20 февраля 1996 г. N 219075/91 "Вермюлен против Бельгии".

Постановление Европейского суда от 13 сентября 2011 г. N 35730/07 "Ашендо и Джонс против Соединенного Королевства".

Постановление Европейского суда от 30 июня 2008 г. N 22978/05 "Гефген против Германии".