Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Решения Европейского суда по правам человека

Обновлено 19.10.2017 08:09

 

После вступления России в Совет Европы заметно влияние решений Европейского суда по правам человека, осуществляющего официальное толкование Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, сформулированное в прецедентных решениях, обязательных для российского правоприменителя. Важным является вопрос о признании решений Европейского суда источниками российского права вообще и источниками административного права в частности. Часть решений Европейского суда имеют административно-правовое значение и, являясь обязательными для России, оказывают регулятивное воздействие на общественные отношения.

Ключевые слова: источники права, административное право, норма права, решение суда, права человека.

After the entrance of Russia into the council of Europe is noticeable the influence of the resolutions of European law court for the rights of person, who achieves official interpretation of the European Convention for the protection of human rights and fundamental freedoms, formulated in the solutions, required for Russia. Important is a question about the acknowledgement of the resolutions of European law court the sources of Russian law generally, and by the sources of administrative law, in particular. The part of the resolutions of European law court they have administrative-legal value and, being required for Russia, exerts regulating influence on the social relations.

Key words: sources of law, administrative law, rule of law, court for the rights of the man.

Процессы универсализации правовых систем обусловили усиление роли и значения судебного прецедента в административно-правовом регулировании. Совершенствование современной системы источников административного права возможно при законодательной регламентации всех необходимых административно-правовых регуляторов общественных отношений. Феномен судебного прецедента в России законодательно не регламентируется, но фактически существует, имея свои особенности, отличные от судебных прецедентов других правовых систем. В связи с этим требует решения проблема формирования модели судебного прецедента как источника административного права с учетом многообразия форм его выражения.

И.С. Метлова считает, что решения Европейского суда по правам человека являются источниками права в части постановлений Палат по существу дела, об исключении жалобы из списка (о снятии дела со слушания) и решения по вопросу приемлемости жалобы. Промежуточные решения, принимаемые Европейским судом по правам человека, по своему характеру не могут рассматриваться в качестве источников права, так как они не обладают качеством нормативности, поскольку не вносят изменений в правовую систему и не изменяют содержание права <1>.

--------------------------------

<1> См.: Метлова И.С. Решения Европейского суда по правам человека в системе источников российского права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 9.

И.С. Метлова полагает, что Европейский суд, толкуя и применяя Конвенцию (на основании ст. 45 Конвенции) в рамках конкретного дела, создает нормативные установки в виде правовых позиций, что позволяет считать решения Европейского суда по правам человека источниками права, а именно судебными прецедентами, а не актами толкования или применения права. Сами правовые позиции не являются источниками права, так как они составная часть решения, которое как раз будет выступать в качестве источника права. Выделение правовых позиций из решений Суда приведет к потере последними прецедентного характера <2>. По мнению К.В. Ображиева, решения Европейского суда по правам человека имеют нормативное значение, так как они развивают, дополняют, конкретизируют Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, становясь, таким образом, ее неотъемлемой частью <3>. Поэтому "официальное толкование Конвенции о защите прав человека и основных свобод, осуществляемое Европейским судом по правам человека при рассмотрении конкретных дел, является обязательным для России" <4>. На основании ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" <5> Россия в соответствии со ст. 46 Конвенции признает в силу самого факта и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Россией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении России.

--------------------------------

<2> Там же. С. 9.

<3> Ображиев К.В. Формальные (юридические) источники российского уголовного права. М., 2012. С. 157.

<4> Там же. С. 152.

<5> СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514.

Европейский суд не входит в систему национальных судов. В своих решениях он основывается на Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая является международным договором, поэтому можно утверждать, что Европейский суд, развивая и дополняя Конвенцию, в процессе своей деятельности создает нормы международного права. Следовательно, решения Европейского суда по правам человека являются не национальными, а международными судебными прецедентами <6>. Согласно п. 1 ст. 46 Конвенции и ст. 1 Федерального закона "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" обязательными для государственных органов России являются только те решения Европейского суда по правам человека, которые приняты в отношении России. Постановления, принимаемые Судом в отношении иных государств - участников Конвенции, формально не являются частью правовой системы России <7>. Но правовые позиции, положенные в основу этих решений, имеют для России и других стран, не участвующих в деле, юридическое значение. Это связано с тем, что решения Европейского суда по правам человека не только толкуют Конвенцию, но и развивают, дополняют ее новыми нормами.

--------------------------------

<6> Абдрашитова В.З. Теоретико-правовые основы исполнения решений Европейского суда по правам человека: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008; Мурашова Е.Н. Восприятие Европейского суда по правам человека национальными правовыми системами и их реализация в деятельности органов власти национального государства // Журнал российского права. 2006. N 3. С. 149.

<7> Лукьянова Е.Г., Балытников В.В. Процессы глобализации в сфере правоприменения в России // Журнал российского права. 2006. N 6. С. 132; Волосюк П.В. Значение решений Европейского суда по правам человека в уголовном праве России: Дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2007. С. 25 - 26; Султанов А.Р. Влияние на право России Конвенции о защите прав человека и основных свобод и прецедентов Европейского суда по правам человека // Журнал российского права. 2007. N 12.

Данное теоретическое положение подтверждается в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда России от 10 октября 2003 г. N 5 <8>, в котором указано, что "применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод".

--------------------------------

<8> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12.

Акты европейского правосудия также могут указывать на незаконность нормы российского законодательства, нарушающей Европейскую конвенцию о защите основных прав и свобод человека от 4 ноября 1950 г. Акты европейского правосудия не могут отменить норму российского законодательства, дать указания по поводу совершенствования нашего законодательства, нарушающего Конвенцию, и не влекут прекращение нормативных правовых актов России полностью или частично. Но, несмотря на необеспеченность необходимой правовой охраной и гарантиями исполнения на законодательном уровне, решения Европейского суда по правам человека, которыми устанавливается несоответствие нормативных правовых актов положениям Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, обязательны для России и подлежат учету при внесении изменений в законодательство, что свидетельствует о нормативном значении решений Европейского суда по правам человека.

В юридической литературе характер влияния европейского правосудия на российское административное право еще недостаточно исследован <9>. На наш взгляд, если на основании решения Европейского суда, указывающего, какой российский нормативный административно-правовой акт не соответствует Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в российское административное законодательство вносятся изменения, что влечет прекращение действия названных актов полностью или частично, то такие акты Европейского суда приобретают силу источников российского административного права. То есть признание актов Европейского суда источниками российского административного права, указывающими на несоответствие российского административного законодательства Конвенции о защите прав человека и основных свобод, зависит от существования механизма введения актов европейского правосудия в российскую систему права.

--------------------------------

<9> Николаев А.М. Место решений Европейского суда по правам человека в правовой системе Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2007. N 17. С. 3 - 6; Ершова Е.А., Ершов В.В. Прецеденты толкования Европейского суда по правам человека // Российское правосудие. 2007. N 7. С. 12 - 25; и др.

Например, Европейский суд по правам человека в постановлении по жалобе "Ракевич против России" установил, что нарушен § 4 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, предоставляющий право задержанному самостоятельно обращаться в суд с вопросом о законности заключения в психиатрическую больницу <10>. Нарушение это заключается в том, что Закон России "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" <11> не предоставляет заявителю право непосредственно самостоятельно оспорить задержание (согласно ч. 2 ст. 33 Закона "заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке подается в суд представителем психиатрического учреждения, в котором находится лицо"). Российская Федерация была вынуждена привести Закон в соответствие с требованием ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в порядке исполнения решения Суда "Ракевич против России", что повлекло изменение административного законодательства.

--------------------------------

<10> Постановление Европейского суда по правам человека от 28 октября 2003 г. "Дело Ракевич против РФ" // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2004. N 1.

<11> Закон РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (в ред. от 21.11.2011) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

В связи с признанием юрисдикции Европейского суда по правам человека российскими учеными ставится вопрос об использовании международного судебного прецедента в России в виде решений Европейского суда в качестве источника права и использовании его при рассмотрении судами конкретных дел. Анализ судебной практики Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда России показывает, что ими принимаются решения на основе норм и прецедентов международного права. В.Д. Зорькин отмечает, что "Конституционный Суд в ряде своих постановлений... ссылается на решения Европейского суда, которые оцениваются ими как источник права" <12>. В качестве примера можно привести Постановление Пленума Верховного Суда России от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" <13>.

--------------------------------

<12> Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. N 12. С. 8.

<13> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.