Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Мотивированность судебных решений - стандарт Европейского суда по правам человека

Обновлено 19.10.2017 08:10

 

Ключевые слова: судебное разбирательство, приговор, решение, нарушение закона, права человека, Европейский суд, стандарты, доказательство.

Мотивированность судебных решений является критерием, определяющим качество работы судебного корпуса, и одним из показателей уровня судопроизводства.

В соответствии со ст. 244, ч. 4 ст. 246, ч. ч. 1 и 3 ст. 248, п. 1 ч. 2 ст. 250, ч. ч. 6 и 7 ст. 259, ст. 271, ч. ч. 4 и 5 ст. 275, ч. 1 ст. 276, ч. ч. 3 и 6 ст. 278, ч. 6 ст. 280, ч. ч. 2 и 3 ст. 281, ч. 1 ст. 282, ч. ч. 1 и 4 ст. 283, ч. 1 ст. 284, ч. 2 ст. 285, ч. ч. 1 и 2 ст. 291 УПК РФ участники процесса наделены правом заявлять ходатайства в ходе судебного разбирательства, а суд, выслушав мнения участников, рассматривает каждое заявленное ходатайство и удовлетворяет его либо выносит определение (постановление) об отказе в удовлетворении ходатайства (ч. 2 ст. 271 УПК РФ). При этом вынесенное судом постановление (определение) должно быть не только законным и обоснованным, но и мотивированным (ч. 4 ст. 7 УПК РФ). Это значит, что выводы суда, отражающиеся в постановлении (определении) судьи (суда), должны быть не только основаны на законе и совокупности доказательств, позволяющих прийти к такому выводу, как это определяет ч. 1 ст. 17 УПК РФ, но и содержать мотивы своего убеждения, т.е. "доводы в пользу чего-нибудь" <1>, объясняющие причины принятого решения, что делает их не голословными и надуманными.

--------------------------------

<1> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / Российская АН; Российский фонд культуры. 2-е изд., испр. и доп. М.: АЗЪ, 1994. С. 359.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре" (в редакции от 06.02.2007) указывает о необходимости мотивированности приговора с учетом всех исследованных доказательств, показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, других доказательств, которые могут быть положены в основу выводов и решений по делу.

Практика Европейского суда по правам человека выработала однозначную позицию по данному вопросу. По мнению Европейского суда, национальное судопроизводство должно иметь четкий критерий мотивированности судебных решений. Причем в понятие мотивированности Европейский суд включает не только обоснование выводов суда по имеющейся доказательной базе уголовного дела, но и обоснование всех доводов и аргументов сторон, которые были учтены в судебном решении или были отклонены судом. Европейский суд указывает, что национальные суды должны указывать в судебных решениях все аргументы и доводы сторон и обосновывать свой отказ в удовлетворении заявленных доводов и аргументов. Иное, по мнению Суда, является нарушением прав человека, предусмотренных п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в части права на справедливое судебное разбирательство.

Так, по делу "Красуля (Krasulya) против Российской Федерации" (жалоба N 12365/03) от 22 февраля 2007 г. Европейский суд напоминает, что в то время, как ст. 6 Конвенции гарантирует право на справедливое разбирательство, она не закрепляет каких-либо правил допустимости доказательств или правил их оценки, поэтому эти вопросы регулируются прежде всего внутригосударственным правом и внутригосударственными судами (см.: Постановление Большой Палаты Европейского суда по делу "Гарсиа Руиз против Испании" <2> (Garcia Ruiz v. Spain) жалоба N 30544/96, § 28 ECHR 1999-I). Тем не менее для того, чтобы разбирательство было справедливым, как того требует п. 1 ст. 6 Конвенции, "суд" должен надлежащим образом изучить замечания, доводы и доказательства, представленные сторонами, без предвзятости при оценке их применимости к его решению (см.: Постановление Европейского суда по делу "Ван Кюк против Германии" (Van Kuck v. Germany), жалоба N 35968/97, § 47, 48, ECHR 2003-VII; Постановление Европейского суда от 19 апреля 1993 г. по делу "Краска против Швейцарии" (Kraska v. Switzerland), Series A, N 254-B, § 30). Пункт 1 ст. 6 Конвенции требует, чтобы суды приводили мотивацию своих решений. Вопрос о соблюдении судом вытекающей из п. 1 ст. 6 Конвенции обязанности указывать мотивы своего решения может быть решен только в свете обстоятельств конкретного дела (см.: Постановление Европейского суда от 9 декабря 1994 г. по делу "Руис Тория против Испании" (Ruiz Torija v. Spain), Series A, N 303-A, § 29) <3>.

--------------------------------

<2> Постановление Европейского суда по правам человека N 30544/96 по делу "Гарсиа Руиз против Испании" (Garcia Ruiz v. Spain)".

<3> Постановление Европейского суда от 9 декабря 1994 г. по делу "Руис Тория против Испании" (Ruiz Torija v. Spain)" // СПС "КонсультантПлюс".

В результате изучения уголовных дел выявлены случаи необоснованного отказа судьями в удовлетворении заявленных стороной защиты (преимущественно) ходатайств. Спектр заявленных, но не удовлетворенных судом ходатайств с категоричным, безмотивационным "отказать" самый разнообразный <4>.

--------------------------------

<4> Между тем на вопрос "больше на практике мотивированных решений суда на заявленные участниками процесса ходатайства, заявления?" 400 опрошенных судей, государственных обвинителей, адвокатов, ответили: а) да - 79%; б) нет - 21%.

В указанном выше деле Европейский суд полагает, что игнорирование доказательств стороны заявителя, которое подкрепляло позицию защиты, избранную заявителем, могло быть решающим при рассмотрении вопроса. Довод заявителя в суде кассационной инстанции по указанному доказательству был незаконно отклонен судом первой инстанции, хотя был сформулирован им ясно и четко. Европейский суд полагает, что этот довод требовал точного и ясного ответа. При отсутствии такого ответа невозможно определить: либо суд кассационной инстанции просто не выполнил своей обязанности по рассмотрению довода заявителя, либо он намеревался отклонить его, и если имело место последнее, то какими были его мотивы для принятия подобного решения. Полное молчание суда кассационной инстанции по вопросу законности отказа в приобщении к доказательствам по делу доказательства заявителя является несовместимым с концепцией справедливого судебного разбирательства, заложенной в основу ст. 6 Конвенции (см.: Постановление Европейского суда по делу "Руис Тория против Испании", § 30; Постановление Европейского суда от 22 апреля 1992 г. по делу "Видал против Бельгии" (Vidal v. Belgium), Series A, N 235-B, § 34).

По данным нашего изучения судебной практики были обнаружены следующие случаи немотивированного отказа в удостоверении ходатайств: об отводе судьи на том основании, что судья заинтересован в исходе дела, так как до начала судебного заседания высказывался о виновности обвиняемого в совершении преступления; замечаний на протокол судебного заседания; о производстве экспертизы; ходатайств о признании доказательств недопустимыми и исключении их из числа доказательств; об осмотре места происшествия; проверке показаний на месте; вызове на допрос свидетеля стороны обвинения или стороны защиты; о прекращении уголовного дела в связи с заявлением потерпевшего; об изменении меры пресечения; о приобщении к материалам уголовного дела заключений специалиста и др. При этом наиболее типичными формулировками судебных решений по заявленным ходатайствам являются: "отказать", "отклонить", "оставить без удовлетворения", без какого-либо обоснования, почему приняты такие решения.

Такие судебные решения не могут считаться законными, поскольку УПК РФ в ч. 4 ст. 7 требует, чтобы определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя были законными, обоснованными и мотивированными. Кроме того, ч. 2 ст. 271 УПК РФ обязывает суд обсудить каждое заявленное ходатайство и удовлетворить его, если обстоятельства, подлежащие выяснению, имеют значение для дела, либо вынести определение об отказе в удовлетворении ходатайства. Эти предписания уголовно-процессуального закона не предоставляют суду возможность игнорировать или произвольно отклонять доводы заявителей, не приводя фактических и правовых мотивов отказа в удовлетворении заявленных требований. В связи с этим формалистический подход к рассмотрению заявленных участниками уголовного судопроизводства ходатайств не допустим с позиции закона и свидетельствует о нарушении принципа законности при принятии таких решений. Такие судебные решения, согласно практике Европейского суда, свидетельствуют о нарушении прав человека, предусмотренных Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод в части п. 1 ст. 6, - права на справедливое судебное разбирательство. Согласно ст. 413 УПК РФ подобные судебные решения после рассмотрения жалобы в Европейском суде ведут к пересмотру дела ввиду новых открывшихся обстоятельств.

Так, Европейский суд по правам человека в решении по делу "Хадианастасиу против Греции" от 16 декабря 1992 г. указывает: "Внутренние суды должны достаточно ясно указывать мотивы своих решений, чтобы обвиняемый был в состоянии практически осуществить предоставляемые права на апелляцию. Причиной нарушения права на справедливый суд является вынесение такого краткого судебного акта, из которого не ясно, почему суд пришел именно к такому выводу, что создает проблемы с обжалованием судебного акта" <5>; "решение суда должно содержать четкие и достаточные формулировки" <6>; "83. Суд повторяет, что в соответствии с установленным прецедентным правом, которое отражает принцип надлежащего отправления правосудия, в решении судов и органов правосудия должны быть надлежащим образом указаны основания, по которым они были вынесены. Пункт 1 ст. 6 Европейской конвенции обязывает судебные инстанции указывать мотивировку постановленных ими решений, но этот пункт нельзя толковать как обязывающий предоставить подробный ответ по каждому доводу. То, в какой мере должна исполняться данная обязанность излагать мотивировку, зависит от характера решения (см.: п. 29 Постановления от 9 декабря 1994 г. по делу "Руис Ториха против Испании", серия A, N 303-A). И хотя национальные суды пользуются ограниченным правом принятия решения в вопросе выбора доводов по конкретному делу и приобщения доказательств достоверности утверждения сторон, эти органы обязаны указать основания для своих действий, изложив мотивировку этих решений (см.: п. 36 Постановления от 1 июля 2003 г. по делу "Суоминен против Финляндии" по жалобе N 37801/97). Еще одна роль мотивированного решения состоит в том, что оно доказывает сторонам, что их позиции были выслушаны. Кроме того, мотивированные решения дают возможность какой-либо стороне обжаловать его, а апелляционной инстанции - возможность пересмотреть его. Изложение мотивированного решения является единственной возможностью для общественности проследить отправление правосудия (см.: п. 30 Постановления от 27 сентября 2001 г. по делу "Хирвисаари против Финляндии" по жалобе N 49684/99)" <7>.

--------------------------------

<5> Постановление Европейского суда по правам человека от 16 декабря 1992 г. N 12945/87 по делу "Хадианастасиу против Греции".

<6> Постановление Европейского суда по правам человека от 25 августа 1987 г. по делу "Лутц (Lutz) против Республики Германия" // СПС "КонсультантПлюс".

<7> Постановление Европейского суда по правам человека от 11 января 2007 г. N 184/02 по делу "Кузнецов и другие против Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

Необоснованное отклонение ходатайств, направленных на истребование доказательств, не только фактически лишает подсудимого и его защитника права (ст. 244 УПК РФ) представлять доказательства (ибо представлять доказательства иначе, чем ходатайствуя об этом перед следователем либо судом, ни обвиняемый, ни защитник не могут), но и может привести к невосполнимой утрате тех доказательств, которые следователь (дознаватель) отказался изъять и приобщить к делу. О допросе, например, лиц, которым может быть известно о нарушениях закона при производстве предварительного следствия, ходатайствуют именно подсудимый и его защитник.

Представление доказательств - это право стороны (ст. 244 УПК РФ), с которым должна корреспондировать обязанность суда это право удовлетворить. В противном случае будет нарушен принцип состязательности, ибо право обвинения представлять доказательства реализуется apriori - у суда находится дело, в котором имеются не только протоколы допросов всех лиц, которых следователь, дознаватель счел нужным допросить, но и имеются заключения экспертиз, которые следователь (дознаватель) счел нужным назначить, все документы и вещественные доказательства, которые следователь (дознаватель) счел нужным приобщить к делу.

Складывающаяся практика не случайна, поскольку в литературе еще существуют мнения, что "зачастую ходатайства носят надуманный характер и имеют целью деморализовать следователя или государственного обвинителя, вызвать принятие необдуманных решений" <8>. Комментарии к таким высказываниям излишни.

--------------------------------

<8> Кушниренко С.П. Особенности доказывания по делам о взяточничестве // Следственная практика. 2005. Вып. 168. С. 137.

"Судебное решение, которое в качестве обоснования содержит только ссылку на субъективное мнение, трубно назвать решением... Хотя, быть может, судебные акты "пишут" такими с той целью, чтобы было труднее его обжаловать, поскольку чем меньше доводов и аргументов приведено, тем меньше возможности их оспорить и доказать их несостоятельность" <9>.

--------------------------------

<9> Султанов А.Р. Европейские стандарты, уроки истории и правоприменительной практики. М., 2012. С. 93 (335).

Запрет (ч. 2 ст. 389.2 УПК РФ) на обжалование определений (постановлений) суда (судьи) об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного процесса в сложившейся обстановке на практике необоснован - нарушает принцип состязательности (ст. 15), обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16) и права на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК РФ). Этот запрет, кроме прочего, лишает, в частности, защитника права (ч. 2 ст. 86 УПК РФ) "представлять письменные документы и предметы для приобретения их к уголовному делу в качестве доказательств", тем самым ограничивая инициативу последнего.

Практика Европейского суда свидетельствует, что необоснованное отклонение ходатайств участников судопроизводства нарушает принцип "на тех же условиях". Так, по делу "Видал против Бельгии" (Vidal v. Belgium) Европейский суд пояснил, что существенная цель реализации указанного права, как указывают слова "на тех же условиях", заключается в обеспечении полного равенства сторон по делу (Постановление Европейского суда от 25 марта 1992 г. по делу "Видал против Бельгии" (Vidal v. Belgium), Series A, N 235-B, p. 32 - 33, § 33).

Таким образом, Европейский суд выработал твердую позицию, которая свидетельствует, что нарушение принципа "на тех же условиях" является нарушением прав п. 1 ст. 6 Европейской конвенции в части нарушения права на справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" <10> содержит императивное требование применения судами Российской Федерации положений международных договоров, к которым относится Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и правоприменительная практика Европейского суда.

--------------------------------

<10> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5.

В свете указанных положений и правоприменительной практики Европейского суда мотивированность судебных решений как стандарта Суда должна стать на должный уровень судебной практики России и соответствовать правовым международным стандартам. Причем мотивированность всех аргументов и доводов участников судопроизводства при постановлении приговора, как и мотивированность отказов в удовлетворении ходатайств участников судопроизводства, должна стать основным содержанием Российского стандарта качественного судопроизводства.

Мотивировка вынесенного определения (постановления) об отклонении ходатайства, а также его удовлетворение, когда одна из сторон возражает в удовлетворении последнего, делает выводы суда убедительными, создавая условия для эффективной защиты прав участников процесса и судебного контроля за законностью, обоснованностью и справедливостью судебных решений. В то же время она свидетельствует о тщательном и всестороннем исследовании судом просьбы участника судопроизводства. Так, согласно ст. 380 УПК РФ, приговор признается несоответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, если доказательства, имеющие существенное значение для выводов суда, противоречивы, а в приговоре не будет указано, т.е. мотивировано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие. В частности, суд, необоснованно отклоняя заявленное ходатайство (а под таким мы понимаем зафиксированное в протоколе судебного заседания "отказать"), выносит заведомо незаконное решение. К разряду голословных, немотивированных относятся также и такие судебные формулировки, как: "суд находит, что разрешение судом заявленного ходатайства по существу является преждевременным", "доводы защитника о недопустимости доказательств несостоятельны, нарушений норм УПК РФ при получении доказательств суд не усматривает".

Все заявленные ходатайства должны рассматриваться и разрешаться судом в соответствии со ст. 121 УПК РФ немедленно, недопустимо оставлять их разрешение "на потом". При вынесении постановления об отказе в удовлетворении заявленных ходатайств судья обязан привести аргументированные ответы на все заявленные доводы и изложить мотивы, по которым эти доводы признаются несущественными: "Мотивы судьи должны быть тщательно сформулированы" <11>.

--------------------------------

<11> Постановление Европейского суда по правам человека от 13 сентября 2011 г. N 35730/07 по делу "Ашендон и Джонс против Соединенного Королевства".

Судебная коллегия по уголовным дела Верховного Суда РФ в кассационном определении указала, что судом первой инстанции допущено нарушение требований ст. 307 УПК РФ, выразившееся в следующем. Суд положил в основу выводов о виновности всех осужденных показания подозреваемого Шишкина, однако при этом не учел доводы защиты о недопустимости данного доказательства. Ходатайство о признании протокола допроса недопустимым доказательством было заявлено стороной защиты, но разрешения по существу не получило. Суд оставил его без удовлетворения по мотиву преждевременности, что противоречит требованиям ст. 121 УПК РФ, предусматривающей рассмотрение и разрешение ходатайства непосредственно после его заявления. В дальнейшем суд к рассмотрению этого ходатайства не вернулся, а в приговоре, признавая протокол допроса допустимым, сослался лишь на то, что допрос проведен с участием защитника. Таким образом, доводы защиты о нарушении процедуры допроса путем стеснения предусмотренных уголовно-процессуальным законом прав законного представителя остались без рассмотрения и оценки суда <12>.

--------------------------------

<12> Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2006 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 9. С. 21.

Мотивировать - значит объяснить, аргументировать выводы сведениями, на которых суд основывает свое мнение, во-первых, нормой УПК РФ, во-вторых, теми соображениями судьи, "основанными на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью" (ч. 1 ст. 17 УПК РФ), к которым он пришел при разрешении заявленного ходатайства.

Мотивированное разрешение судом заявленных ходатайств, несомненно, способствует соблюдению принципа законности в уголовном процессе. В связи с этим необходимо полностью отражать в протоколе судебного заседания существо и содержание как самих ходатайств, так и тех формулировок, по которым суд их удовлетворил либо отказал в их удовлетворении. Все письменные ходатайства согласно ч. 1 ст. 120 УПК РФ должны быть приобщены к материалам уголовного дела.

Изложенное позволяет утверждать о незаконном постановлении приговора, если заявленные участниками процесса доводы в их ходатайствах остались без ответа, а значит, без исследования. Данный вывод подтверждается и требованием ст. 305 УПК РФ, которая выделяет в структуре приговора описательно-мотивировочную часть, где суду необходимо, в частности, указать мотивы, по которым отвергнуты те или иные доказательства (ст. 307 УПК РФ). Закономерным ввиду этого видится п. 6 ст. 427 УПК Республики Молдовы, предусмотревший в перечне оснований отмены судебного решения судом кассационной инстанции следующее нарушение норм УПК РМ: "Обжалованное решение не содержит мотивов, на которых оно основывается".

В свете указанных обстоятельств считаем необходимым более четко закрепить в российском законодательстве стандарт мотивированности судебных решений и дополнить ст. 256 УПК РФ ч. 3 положением следующего содержания: "Суд обязан высказаться по всем мотивам, приведенным в заявлении или ходатайстве участника судебного разбирательства".

В связи с изложенным проблема мотивированности судебных решений, с учетом практики Европейского суда по правам человека, является одной из актуальных тем российского судопроизводства. Однако следует признать, что власти Российской Федерации реализует эту тему противоречиво, без какого-либо внятного алгоритма развития, а в отдельных случаях с отсутствием понимания назначения мотивированного судебного акта. С одной стороны, 23 марта 2013 г. Правительство РФ поручило Министерству юстиции разработать ряд предложений о порядке выполнения постановлений Европейского суда по правам человека, как указано в докладе кабинета министров о результатах мониторинга и правоприменения в России <13>.

--------------------------------

<13> Российское агентство правовой и судебной информации.

С другой стороны, "Президент РФ В.В. Путин подписал закон, разрешающий мировым судьям не составлять мотивированные решения. В соответствии с поправками в ГПК РФ мировой судья будет обязан составлять мотивированные решения только при поступлении соответствующего заявления от участников дела" <14>. Это противоречит стандартам, разрабатываемым Европейским судом в области осуществления правосудия, и создает условия для нарушения ст. 6 Европейской конвенции "Право на справедливое судебное разбирательство".

--------------------------------

<14> Путин В.В. разрешил мировым судьям не писать мотивированные решения.

Библиография

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / Российская АН; Российский фонд культуры. 2-е изд., испр. и доп. М.: АЗЪ, 1994.

Постановление Европейского суда по правам человека N 30544/96 по делу "Гарсиа Руиз против Испании" (GarciaRuiz v. Spain)".

Постановление Европейского суда от 9 декабря 1994 г. по делу "Руис Тория против Испании" (Ruiz Torija v. Spain)".

Постановление Европейского суда по правам человека от 16 декабря 1992 г. N 12945/87 по делу "Хадианастасиу против Греции".

Постановление Европейского суда по правам человека от 25 августа 1987 г. по делу "Лутц (Lutz) против Республики Германия".

Постановление Европейского суда по правам человека от 11 января 2007 г. N 184/02 по делу "Кузнецов и другие против Российской Федерации".

Кушниренко С.П. Особенности доказывания по делам о взяточничестве // Следственная практика. 2005. Вып. 168.

Султанов А.Р. Европейские стандарты, уроки истории и правоприменительной практики. М., 2012.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5.

Постановление Европейского суда по правам человека от 13 сентября 2011 г. N 35730/07 по делу "Ашендон и Джонс против Соединенного Королевства".

Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2006 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 9.

Российское агентство правовой и судебной информации.

Путин В.В. разрешил мировым судьям не писать мотивированные решения.