Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Стандарты Европейского суда по правам человека в части условий оглашения показаний свидетеля (потерпевшего) в ходе судебного следствия и российская судебная практика

Обновлено 19.10.2017 08:13

 

 

Ключевые слова: судебное разбирательство, нарушение закона, Европейский суд, оглашение показаний, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, доказательство.

Согласно подп. "d" п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) "каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: (...) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены..." <1>.

--------------------------------

<1> Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

В соответствии со ст. 281 УПК РФ показания свидетеля или потерпевшего, данные в ходе предварительного расследования либо ранее в суде, могут быть оглашены в судебном следствии лишь при наличии указанных в этом Кодексе оснований. Если потерпевший или свидетель не явился в судебное заседание, оглашение его показаний, данных ранее при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, в соответствии с ч. 1 указанной статьи допускается только с согласия сторон. В случаях, предусмотренных ч. 2 этой же статьи (смерть потерпевшего или свидетеля; тяжелая болезнь, стихийное бедствие либо иные чрезвычайные обстоятельства, препятствующие явке в суд; отказ потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда), при оглашении показаний потерпевшего или свидетеля согласие сторон не требуется. Если в ходе судебного разбирательства обнаружатся существенные противоречия в показаниях потерпевшего или свидетеля с ранее данными им показаниями при производстве предварительного расследования либо суде, суд вправе огласить такие показания лишь по ходатайству стороны (ч. 3 ст. 281 УПК РФ). В этом случае согласие другой стороны не требуется.

Суд в подтверждение своих выводов не вправе ссылаться на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы и не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Ссылка в приговоре на показания потерпевшего, свидетеля, данные при производстве предварительного расследования, допустима только при исследовании этих показаний в случаях, предусмотренных ст. 281 УПК РФ.

Обобщение судебной практики выявило, что любые оглашенные в судебном заседании показания, полученные в ходе предварительного расследования, могут быть положены в основу обвинительного приговора вне зависимости от того, какие показания давал свидетель (потерпевший) в суде в присутствии подсудимого и что он отвечал на вопросы стороны защиты. Не влияет на использование оглашенных показаний и то, имел ли подсудимый реальную (а не иллюзорную) возможность лично допросить свидетеля (потерпевшего). Практика использования оглашенных показаний указывает на то, что в основу обвинения кладутся именно показания свидетелей (потерпевших), полученные в ходе предварительного расследования, как более правдивые, а показания свидетеля (потерпевшего) в суде, если они в пользу подсудимого, почти всегда признаются судом недостоверными или не учитываются. Суду дается ничем не ограниченное право выбора между показаниями, полученными следователем, дознавателем, и показаниями, полученными в суде.

В деле "Аллене Де Рибемон против Франции" Европейский суд по правам человека заявил, что Конвенция должна толковаться так, чтобы гарантировать конкретные и реальные, а не иллюзорные и теоретические права. Право подсудимого на допрос показывающего на него свидетеля будет иллюзорным и теоретическим, если закон и судебная практика не будут делать различий между показаниями свидетелей, данными в присутствии обвиняемого, на публике, в открытом судебном процессе с соблюдением принципов равноправия и состязательности, и показаниями, полученными от свидетеля на предварительном следствии в отсутствие общественного контроля и потенциальной возможности давления и принуждения (особенно если свидетель доставлен в правоохранительные органы силой). Отсутствие такого различия предрешает результат судебного заседания и не ограждает обвиняемого от фальсификации доказательств правоохранительными органами, а свидетеля от принуждения, запугивания и пыток со стороны правоохранительных органов. Если суд использует для доказательства вины человека показания свидетеля, данные на предварительном следствии, то нарушается принцип гласности, так как от публики скрывается ответственный момент процесса - дача показаний свидетелем (потерпевшим) <2>.

--------------------------------

<2> Постановление Европейского суда по правам человека от 10 февраля 1995 г. N 308/96 "По делу "Аллене Де Рибемон против Франции".

Изучение уголовных дел, рассмотренных российскими судами, выявило, что при несогласии стороны защиты с заявленным ходатайством стороны обвинения об оглашении показаний свидетеля (потерпевшего) суд зачастую принимает позицию стороны обвинения.

Следует констатировать: это проблема не конкретного случая, а судебной практики в целом, поскольку суд в нарушение закона позволяет оглашать показания свидетелей (потерпевших) в случае их явки. В некоторых случаях подобная практика служит инструментом для устранения неблагонадежных свидетелей стороной обвинения. Для государственного обвинителя показания важнее огласить, чем слышать новые, подчас противоположные данным в ходе расследования, подвергая риску выстроенную следствием обвинительную конструкцию.

Президиум Верховного Суда РФ Постановлением от 6 августа 2003 г. по делу N 304п2003 отменил приговор и Кассационное определение Верховного суда Республики Татарстан, передав дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям: "прокурор заявил ходатайство об оглашении показаний Х., данных на следствии, ввиду его неявки в суд. Против этого ходатайства возражали адвокат Х. и подсудимый Ш. При таких обстоятельствах суд не имел права в соответствии со ст. 281 УПК РФ оглашать объяснения Х., полученные в период расследования. Поскольку ст. 281 УПК РФ требует согласия обеих сторон для оглашения показаний в случаях, предусмотренных в ч. 1 этой статьи, и поэтому при возражении одной из сторон оглашение показаний не допускается. Обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ, препятствующих явке Х. в судебное заседание, судом не установлено" <3>.

--------------------------------

<3> Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 августа 2003 г. N 304п2003.

Однако имеется и другая практика, которая полностью противоположна приведенной выше. Так, Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 октября 2002 г. был оставлен без изменения приговор Волгоградского областного суда по уголовному делу по обвинению И.В. Кобыльникова от 26 июля 2002 г.: "Действительно, в ст. 281 УПК РФ указано, что оглашение показаний потерпевшего и свидетелей допускается при неявке в судебное заседание свидетеля или потерпевшего при согласии сторон. Однако выполнение этого условия при наличии соответствующего ходатайства одной из сторон, то есть получение согласия другой стороны как участника уголовного судопроизводства на оглашение показаний потерпевшего и свидетелей, не позволит лицам, принимающим участие в уголовном процессе, выполнить на основе состязательности функции обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения. В то же время в соответствии со ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции РФ Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ. Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию РФ, в частности, когда придет к убеждению, что закон или иной нормативный акт, принятый после вступления в силу Конституции РФ, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции РФ. Следовательно, суд первой инстанции, огласив показания потерпевшего и свидетелей по инициативе одной из сторон, как это видно из материалов настоящего дела, - по ходатайству государственного обвинителя, - правомерно руководствовался конституционным принципом уголовного судопроизводства, основанным на состязательности, обеспечив тем самым предусмотренные ст. 15 УПК РФ условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Другое толкование закона приведет к невозможности (при отсутствии согласия сторон) оглашения тех показаний потерпевшего и свидетелей, которые могут как уличать, так и оправдывать обвиняемого, и не будет способствовать назначению уголовного судопроизводства. Указание в ст. 281 УПК РФ на согласие сторон как необходимое условие для оглашения показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования, по смыслу процессуального закона, рассматриваемому во взаимосвязи с вышеуказанным конституционным принципом, распространяется лишь на те случаи, когда суд придет к выводу о необходимости оглашения показаний по собственной инициативе" <4>.

--------------------------------

<4> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 октября 2002 г. N 16-002-81 по делу И.В. Кобыльникова.

Последний пример характерен для судебной практики, но при этом он незаконен, а его мотив абсурден.

На вопрос, является ли нарушением оглашение показаний свидетеля (потерпевшего) в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ без соответствующего согласия сторон процесса, 400 опрошенных судей, государственных обвинителей, адвокатов, ответили: а) да, поскольку УПК РФ предписывает только так применять данное процессуальное действие - 71%; б) нет, тем самым достигается проверка исследуемого доказательства - 29%.

При применении нормы ст. 281 УПК РФ необходимо учитывать положение, высказанное Европейским судом по правам человека в решении "С.Н. против Швеции": "Доказательства, получаемые от свидетеля в условиях, в которых права защиты не могут быть обеспечены в том объеме, в каком это требует Конвенция (задавать вопросы свидетелям), следует рассматривать с крайней осторожностью" <5>.

--------------------------------

<5> Постановление Европейского суда по правам человека от 2 июля 2002 г. N 34209/96 "По делу "С.Н. (S.N.) против Швеции".

В соответствии с подп. "e" п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах <6> и подп. "d" п. 3 ст. 6 Конвенции обвиняемый вправе требовать, чтобы все указанные им свидетели были допрошены в суде. А суд, в свою очередь, должен использовать все возможности для обеспечения явки вызванных лиц. На эту практику ориентирует в своих решениях Европейский суд, указывая, что "неявка вызванных в суд лиц при предприятии судом всех необходимых мер для обеспечения их явки в судебное заседание, является гарантией соблюдения подпункта "d" п. 3 ст. 6 Конвенции" <7>.

--------------------------------

<6> Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. Ратифицирован Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 сентября 1973 г. N 4812-VIII // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. N 17(1832). Ст. 291.

<7> Постановление Европейского суда по правам человека от 16 ноября 2006 г. N 46503/99 "По делу "Климентьев против Российской Федерации" // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2007. N 11. С. 59.

В деле "Лука против Италии" обвиняемый и его защитник не смогли допросить ни в ходе следствия, ни в суде свидетеля, показания которого были положены в основу обвинительного приговора, по той причине, что он был сообвиняемым и воспользовался своим правом не свидетельствовать против себя. Европейский суд пояснил, что используемый в ст. 6 термин "свидетель" имеет "автономное" значение и его процессуальный статус с точки зрения национального законодательства не имеет решающего значения. Поэтому если показания такого лица составляют основу обвинительного приговора, обвиняемому и его защите должна быть предоставлена возможность допросить его. Только исключительные обстоятельства могут позволить обвинению полагаться на показания свидетеля, которого обвиняемый не имел возможности допросить в суде. Но эти исключения не должны ущемлять право на защиту. Пункт 1 и подп. "d" п. 3 ст. 6 Конвенции требуют, чтобы обвиняемому была предоставлена адекватная возможность оспаривать утверждения и допрашивать свидетельствующих против него лиц либо когда они дают показания в суде, либо на более поздней стадии <8>.

--------------------------------

<8> Постановление Европейского суда по правам человека от 27 февраля 2001 г. N 17644/03 "По делу "Лука против Италии".

В деле "Axen против Федеративной Республики Германия" Европейский суд заявил: "Публичный характер разбирательства защищает заявителей от тайного, неподконтрольного обществу отправления правосудия; это также один из способов укрепления доверия к деятельности судов как высшей, так и низшей инстанции. Делая процесс отправления правосудия прозрачным, публичность способствует достижению цели п. 1 ст. 6 Конвенции, а именно обеспечению справедливого судебного разбирательства, гарантия которого является одним из фундаментальных принципов любого демократического общества. Как правило, эти права требуют, чтобы обвиняемому дали адекватную и надлежащую возможность бросить вызов и расспрашивать свидетеля против него или когда он делал его утверждения, или в более поздней стадии слушаний" <9>.

--------------------------------

<9> Mole N., Harby C. The right to a fair trial // Human rights handbooks. N 3. P. 12.

"Если осуждение основано исключительно или в значительной степени на показаниях лица, которого обвиняемый не мог допросить или не имел права на то, чтобы оно было допрошено в ходе расследования или судебного разбирательства, права защиты ограничиваются в степени, несовместимой с гарантиями, предусмотренными ст. 6 Конвенции" <10>.

--------------------------------

<10> Постановление Европейского суда по правам человека от 25 сентября 2008 г. N 30997/02 "По делу "Полуфакин и Чернышев против России".

По делу "Костовски против Нидерландов" было установлено, что обвинительный приговор национального суда в отношении заявителя К. основан на показаниях двух анонимных свидетелей, не допрошенных в судебном заседании. Суд лишь огласил протоколы их допросов, произведенных полицией в досудебном производстве. Судьи не видели свидетелей и не могли составить собственное представление о достоверности сообщенных ими сведений. Защита, не зная личности свидетелей, не могла доказать, что они были предвзяты, враждебны или неправдивы. Европейский суд в данном случае признал факт нарушения права обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей. В принципе любое доказательство должно представляться в присутствии обвиняемого во время публичного судебного разбирательства для того, чтобы было возможно предъявление противоположных доводов. Это не означает, однако, что доказательством могут быть только показания свидетелей на процессе. Признание доказательством показаний, сделанных в ходе следствия, само по себе не противоречит предпосылкам п. 1 и подп. "d" п. 3 ст. 6 Конвенции при условии уважения права на защиту. Оно требует, чтобы у обвиняемого были соответствующие возможности оспаривать утверждения свидетелей, показывающих против него, и задавать им вопросы в ходе дачи показаний или в последующей фазе разбирательства <11>.

--------------------------------

<11> Постановление Европейского суда по правам человека от 20 ноября 1989 г. A 166 "По делу "Костовски против Нидерландов".

В деле "Корнева и Карпенко против Украины" Суд повторяет: "Все доказательства, как правило, должны предъявляться в общественных слушаниях, в присутствии обвиняемого, чтобы обеспечить состязательность процесса. Из этого принципа бывают исключения, но они не должны нарушать право на защиту. Как правило, пункты 1 и 3 "d" ст. 6 требуют, чтобы ответчику была предоставлена адекватная и полноценная возможность вызвать и допросить лиц, свидетельствующих против него, либо когда они дают свои показания, либо на более позднем этапе. Осуждение не должно основываться исключительно или в решающей степени на заявлениях, которые защита не смогла оспорить.

Как Суд заявлял в ряде случаев, если ответчику не была предоставлена адекватная и полноценная возможность оспорить эти заявления либо в момент их представления, либо на более позднем этапе, их допустимость в качестве доказательств сама по себе не противоречит ст. 6 (п. п. 1 и 3 "d"). Однако, как следствие этого, в случаях, когда осуждение основано исключительно или в решающей степени на заявлениях, сделанных лицом, которого обвиняемый не имел возможности допросить, будь то в ходе расследования или в судебном разбирательстве, право на защиту ограничено до такой степени, что это несовместимо с гарантиями, предусмотренными ст. 6 (см. Unterpertinger v. Austria, judgment of 24 November 1986, Series A N 110. P. 14, 15, §§ 31 - 33; v. France, judgment of 20 September 1993, Series A N 261-C. P. 56 - 57, §§ 43 - 44; v. Italy, N 33354/96, § 40, 27 February 2001)" <12>.

--------------------------------

<12> Там же.

На основании изложенного надлежит учитывать следующие положения практики Европейского суда по правам человека по толкованию положений подп. "d" п. 3 ст. 6 Конвенции в части реализации каждым обвиняемым в совершении уголовного преступления права на допрос свидетелей как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

1. Свидетель (потерпевший) должен быть официально вызван в суд. При этом должны быть предприняты эффективные меры, направленные на обеспечение явки свидетеля (потерпевшего) в судебное заседание.

"Европейский суд напоминает, что власти должны приложить "все необходимые усилия" для обеспечения явки свидетеля в суд для прямого допроса в суде первой инстанции. В отношении показаний свидетелей, которых позднее оказалось невозможно допросить в присутствии ответчика или его адвоката, Суд подчеркивает, что п. 1 ст. 6 в совокупности с п. 3 предусматривают, что договаривающиеся государства должны принять меры, в частности предоставить возможность допроса обвиняемым свидетелей обвинения. Такие меры представляют собой одну из составляющих тщательности, которую договаривающиеся государства должны проявить, чтобы обеспечить эффективное использование прав, гарантированных ст. 6" <13>.

--------------------------------

<13> Постановление Европейского суда по правам человека от 21.01.2011 N 17444/04 "По делу "Корнева и Карпенко против Украины".

2. Установление позиций сторон относительно возможности оглашения показаний неявившегося свидетеля и обеспечение прав обвиняемого на отказ в оглашении показаний свидетеля (потерпевшего), которые были им даны в ходе предварительного расследования.

3. При решении вопроса о правомерности оглашения показаний неявившегося свидетеля необходимо учитывать, насколько данные показания являются основными и решающими для оценки доказанности вины подсудимого, т.е. насколько они подтверждаются другими доказательствами.

4. Право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, может быть реализовано не только в суде первой инстанции, но и во время очной ставки в ходе досудебного производства.

В связи с этим актуален проект Федерального закона "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ", предложенный на рассмотрение Государственной Думы РФ Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 10, согласно которому предлагается дополнить:

- ч. 2 ст. 274 УПК РФ нормой следующего содержания: "Обязанность обеспечения явки в судебное заседание лиц, показания которых представляются в качестве доказательств обвинения или защиты, возлагается на соответствующую сторону";

- ч. 2 ст. 281 УПК РФ новым безусловным основанием для оглашения показаний неявившегося свидетеля (потерпевшего): "5) если принятыми стороной обвинения или защиты всеми возможными мерами установить местонахождение потерпевшего или свидетеля не представилось возможным";

- ст. 281 УПК РФ нормой ч. 2.1: "2.1. В случаях, перечисленных в пунктах 2 - 5 части второй настоящей статьи, показания потерпевшего или свидетеля могут быть оглашены лишь при условии, если обвиняемый (подсудимый) в предыдущих стадиях производства по делу имел возможность допросить показывающего против него потерпевшего или свидетеля на очной ставке, задать ему вопросы и высказать свои возражения".

Помимо того что указанный законопроект повышает гарантии состязательности судебного процесса, где на стороны судебного разбирательства возлагаются обязанности по обеспечению явки представляемых доказательств (свидетелей, потерпевших), он реализует и вышеуказанные позиции Европейского суда относительно рассматриваемого вопроса, согласно которым не могут быть положены в основу обвинительного приговора показания, данные на предварительном расследовании, если обвиняемому не была предоставлена адекватная и надлежащая возможность оспорить показания свидетеля или потерпевшего и произвести их допрос на момент дачи показаний.

При этом следует учитывать практику Европейского суда: "Хотя обычно национальные суды должны сами решать, есть ли необходимость или целесообразность в вызове в суд того или иного свидетеля для дачи показаний, могут быть и исключительные обстоятельства, которые могут подвести Европейский суд к выводу, что непроведение в суде допроса того или иного лица в качестве свидетеля является нарушением требований ст. 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда по делу "Брикмонт против Бельгии", & 89, и Постановление Европейского суда от 18 мая 2004 г. по делу "Дестрехем против Франции", жалоба N 56651/00, & 41)" <14>.

--------------------------------

<14> Постановление Европейского суда по правам человека от 13 июля 2006 г. N 26853/04, & 179 "По делу "Попов против России".

5. Исходя из этого право обвиняемого на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него, может быть реализовано не только в процессе судебного разбирательства, но и во время очной ставки в ходе досудебного производства по делу.

6. В случаях, когда осуждение основано исключительно или в решающей степени на заявлениях, сделанных лицом, которого обвиняемый не имел возможности допросить - будь то в ходе расследования или в судебном разбирательстве, - право на защиту ограничено до такой степени, что это несовместимо с гарантиями, предусмотренными ст. 6 Конвенции.

7. Приоритет показаний свидетеля (потерпевшего), полученных в ходе публичного судебного рассмотрения, перед показаниями, данными ими в ходе предварительного расследования.

Игнорирование выявленных в части условий оглашения показаний свидетеля (потерпевшего) в ходе судебного следствия неминуемо влечет нарушение прав человека, предусмотренных подп. "d" п. 3 ст. 6 Конвенции.

Анализ стандартов Европейского суда в части условий оглашения показаний свидетеля (потерпевшего) в ходе судебного следствия направлен на изменение сложившейся ситуации, когда судом не учитывается позиция стороны защиты по изложенному вопросу. Тем самым снижается правовой уровень гарантий судебной защиты прав и свобод человека, которые закреплены в ст. 46 Конституции РФ. Учитывая опыт развитых стран мира, когда процедура состязательного производства на досудебных стадиях становится критерием равноправия сторон, строгое обеспечение судом права обвиняемого на отказ оглашения показаний свидетеля (потерпевшего), данных им в ходе предварительного расследования, должно неукоснительно соблюдаться.

Библиография

Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. Ратифицирован Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 сентября 1973 г. N 4812-VIII // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. N 17(1832). Ст. 291.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 октября 2002 г. N 16-002-81 по делу И.В. Кобыльникова.

Постановление Европейского суда по правам человека от 20 ноября 1989 г. A 166 по делу "Костовски против Нидерландов".

Постановление Европейского суда по правам человека от 10 февраля 1995 г. N 308/96 по делу "Аллене Де Рибемон против Франции".

Постановление Европейского суда по правам человека от 27 февраля 2001 г. N 17644/03 по делу "Лука против Италии".

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 августа 2003 г. N 304п2003.

Постановление Европейского суда по правам человека от 2 июля 2002 г. N 34209/96 по делу "С.Н. (S.N.) против Швеции".

Постановление Европейского суда по правам человека от 13 июля 2006 г. N 26853/04, & 179, по делу "Попов против России".

Постановление Европейского суда по правам человека от 16 ноября 2006 г. N 46503/99 по делу "Климентьев против РФ" // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2007. N 11.

Постановление Европейского суда по правам человека от 25 сентября 2008 г. N 30997/02 по делу "Полуфакин и Чернышев против России".

Постановление Европейского суда по правам человека от 21.01.2011 N 17444/04 по делу "Корнева и Карпенко против Украины".

Mole N., Harby C. The right to a fair trial // Human rights handbooks. N 3.