Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Концепции автономности и субсидиарности в деятельности Европейского суда по правам человека

Обновлено 19.10.2017 08:13

 

Рассмотрены практические аспекты реализации концепций автономности и субсидиарности в практике Европейского суда по правам человека. На примере отдельных решений ЕСПЧ характеризуется развитие и значение этих концепций для деятельности Суда и государств.

Ключевые слова: Европейский суд по правам человека, автономность, субсидиарность, ответственность государств.

The concepts of autonomy and subsidiarity in the European Court of Human Rights activity

The practical aspects of implementing the concepts of autonomy and subsidiarity in the European Court of Human Rights practice are considered. On the example of some ECHR judgments the development and significance of these concepts for the operation of the Court and states are characterized.

Key words: European Court of Human Rights, autonomy, subsidiarity, responsibility of states.

Сегодня перед международной и отечественной наукой и практикой остро стоят вопросы, связанные с толкованием норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Это можно объяснить необходимостью внедрения конвенционных стандартов в национальные правовые системы государств-членов Совета Европы, а также абстрактностью норм Конвенции, что требует их постоянного толкования <1>. Наиболее актуальными данные вопросы являются в контексте деятельности Европейского суда по правам человека.

--------------------------------

<1> Тодыка Ю.Н. Толкование Конституции и законов Украины: теория и практика: Моногр. Харьков, 2001. С. 39.

Цель нашей статьи - исследование толкования Судом конвенционных норм и его влияния на развитие концепций автономности и субсидиарности в прецедентной практике этого международного учреждения. Внимание уделяется также изучению ответственности государств - членов Совета Европы за надлежащее исполнение положений Конвенции и Протоколов к ней и границ свободы усмотрения стран при осуществлении обязанностей, возложенных на них этими международными договорами.

Европейский суд по правам человека осуществляет толкование Конвенции 1950 г. и Протоколов к ней посредством судебных решений (ст. 32 Конвенции), обязательных для участников Конвенции по делам, в которых они являются сторонами (ст. 46), и для других стран - членов Совета Европы, которые ратифицировали ее позже, чем Европейский суд вынес соответствующее решение <1>. Такой вывод следует из положений ст. ст. 31 - 34 Венской конвенции о праве международных договоров.

--------------------------------

<1> Конвенцiя про захист прав людини i основних свобод 1950 р. // суд з прав людини. Базовi матерiали. Застосування практики. , 2003. С. 23 - 27.

Поиск ЕСПЧ общеевропейского стандарта толкования отдельных правовых понятий обеспечивается своеобразным принципом формирования собственного "автономного" их понимания, применяется он (принцип) не только для выяснения содержания юридических терминов Конвенциино и для оговорок, сделанных государствами. Применение принципа автономности способствует также унификации стандартов правоприменения в разных странах - участницах Совета Европы. Отправным пунктом в его использовании выступает практика конвенционных органов, прежде всего ЕСПЧ. Автономность состоит в независимости заключений ЕСПЧ от понимания того или иного термина, распространенного в отдельных государствах, хотя ЕСПЧ санкционирует и некоторый уровень "гибкости" при осуществлении такой интерпретации правоприменительными органами стран-участниц при условии, что их интерпретация термина будет достаточно "разумной" и такой, что отвечает содержанию Конвенции <1>.

--------------------------------

<1> Особливостi тлумачення юридичних норм щодо прав людини (за матерiалами практики суду з прав людини та Конституцiйного суду ): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Львiв, 2002. С. 9 - 10.

В связи с разнообразием правовых систем государств - членов Совета Европы ЕСПЧ часто приходится иметь дело с большим количеством правовых понятий, у которых нет единого определения в разных европейских странах. Это делает практически невозможным толкование терминов Конвенции согласно их буквальному значению. В этих условиях Суд выбрал путь поиска "общего знаменателя" в понимании соответствующих понятий. Наличие законодательного определения того или иного термина в национальном праве государства, которое выступает ответчиком в деле, еще не означает, что результат рассмотрения дела заранее определен <1>.

--------------------------------

<1> Мазур М.В., Кострицький В.В., , Бенiцький С.О. Тлумачення та застосування про захист прав людини й основоположних свобод судом з прав людини та судами : Навч. посiб. Луганськ, 2006. С. 154.

Статья 3 Конвенции охватывает также процессуальные обязанности государств относительно проведения эффективного расследования по обоснованной жалобе или любым явным указаниям на то, что имело место жестокое обращение. Согласно национальному законодательству той или иной страны под термином "расследование" в этом случае может пониматься только определенная стадия уголовного производства, тогда как ЕСПЧ принимает во внимание весь процесс: от получения жалобы на жестокое обращение или выявления признаков такого обращения до вынесения судом решения по делу <1>.

--------------------------------

<1> Маланчук Б. Особливостi статтi 3 суду з прав людини крiзь призму основних принципiв тлумачення // Право . 2011. N 7. С. 45 - 47.

Как видим, при толковании содержания положений Европейской конвенции Суд применяет принцип автономности. Говоря более прямолинейно, рассматривая положения Конвенции с позиции общего права, Суд не связывает себя положениями национального законодательства, иначе он бы оказался в плену юридических определений, очень разных в различных правовых системах. Например, в деле "Прокопович против России" Суд установил, что понятие "жилье" в смысле ст. 8 Конвенции является автономным и подразумевает не только жилье, в котором гражданин зарегистрирован, но и то, в котором он фактически проживает. "Жилье - это автономная концепция, не зависящая от классификации в национальном праве", - разъяснил Суд со ссылкой на свои множественные прецеденты <1>.

--------------------------------

<1> Ковлер А. Виконання рiшень суду з прав людини: субсидiарнiсть та/або "суверенна воля"? // Право . 2011. N 7. С. 70.

"Кажется вполне естественным то, что, применяя "моральные" статьи Конвенции, Суд прибегает к собственной ("автономной") их интерпретации и аргументации", - замечает доктор юридических наук, профессор П.М. Рабинович <1>. В решении "Норрис против Ирландии" Суд, считая, что он в отличие от национального органа не должен обходить вниманием проблему нравственности, не согласился полностью со слишком категорическим утверждением правительства Ирландии о том, что "в широком понимании мораль демократической нации - предмет внимания ее собственных институтов"; Суд пришел к выводу, что при таком подходе государство получило бы возможность "неограниченного усмотрения (дискреции) в области морали" <2>.

--------------------------------

<1> Рабiнович П. конвенцiя з прав людини: фiлософсько-антропологiчнi та гносеологiчнi засади застосування Страсбурзьким судом // Право . 2010. N 10. С. 139.

<2> Рабiнович П. Указ. соч. С. 139.

Н.Н. Липкина утверждает, что в деятельности ЕСПЧ применяется концепция субсидиарности, предусмотренная Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г. <1>.

--------------------------------

<1> Липкина Н.Н. Правовые позиции Европейского суда по правам человека относительно свободы усмотрения государств при осуществлении вмешательства в права и основные свободы: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 14.

Академик НАН Украины Ю.С. Шемшученко <1> объясняет, что в самом общем виде принцип субсидиарности сводится к тому, что все сообщества (институции) являются субсидиарными (дополнительными) по отношению к лицу (индивиду), иначе говоря, не лицо существует для сообщества (институции), а разного рода сообщества (институции) образуются (возникают) для реализации интересов лица. Особенно ярко принцип субсидиарности применялся в такой отрасли международного права, как международное право прав человека. Упомянутый принцип играет важную роль как непосредственно в деятельности Европейского суда (процессуальный аспект), так и в пределах Конвенции в целом (материальный аспект).

--------------------------------

<1> Великий енциклопедичний юридичний словник / За ред. акад. НАН Ю.С. Шемшученка. , 2007. С. 862.

В пределах процессуального аспекта субсидиарность выражается в требовании соблюдения правила исчерпания национальных средств правовой защиты в соответствии со ст. 35 Конвенции <1> ("суд может принять вопрос к рассмотрению лишь после того, как были исчерпаны все национальные средства правовой защиты - согласно общепризнанным нормам международного права, и на протяжении шести месяцев после даты принятия окончательного решения").

--------------------------------

<1> Липкина Н.Н. Указ. соч. С. 14.

В материальном аспекте соблюдения принципа субсидиарности необходимым является требование признания за государствами - участниками Конвенции определенной свободы усмотрения относительно способов имплементации положений Конвенции на внутригосударственном уровне, включая, в частности, определенную свободу усмотрения по осуществлению вмешательства в гарантированные Конвенцией права и свободы. Именно в этом контексте ЕСПЧ детально разработал и применяет на практике концепцию свободы усмотрения. При этом ЕСПЧ осуществляет контроль за соблюдением государствами пределов такой свободы <1>.

--------------------------------

<1> Конвенцiя про захист прав людини i основних свобод 1950 р. С. 24.

Субсидиарность означает, что компетенция Суда относительно национального правопорядка государств-членов существенно ограничена. ЕСПЧ не имеет права занимать место компетентных органов государства в толковании и применении внутреннего права, т.е. контрольный механизм, созданный Конвенцией, не должен рассматриваться как "четвертая инстанция". Однако такая ситуация ни в коем случае не свидетельствует о пассивной роли Суда относительно правовых институтов государств.

"Он имеет возможность их оценивать. Признав, что нарушение имело место, Суд будто дезавуирует соответствующие решения компетентных органов государств-членов, хотя отменить их не может", - замечает В.А. Туманов <1>.

--------------------------------

<1> Туманов В.А. Европейский суд по правам человека. Очерк организации и деятельности. М., 2001. С. 49 - 50.

Сегодня много говорится о так называемой процедурализации фундаментальных прав. Это путь к децентрализации роли Суда в защите прав человека, распределению груза такой защиты на национальные судебные органы. Процедурным обязательствам государств, включая обязанность провести должное, эффективное и независимое расследование в случаях смерти или физического насилия и требования к судебной процедуре относительно соблюдения справедливого баланса между конкурирующими правами, сегодня уделяется все больше внимания. Идея процедурализации состоит в том, что праву, которое консервативно по сути, предоставляется возможность без потери содержания и объема быстро реагировать на новые процессы и явления, которые возникают в обществе <1>.

--------------------------------

<1> Чичнева Е.А. Актуальные проблемы современного права или новое правовое мышление // Вестн. Московского гос. ун-та. Сер. 7. Философия. 2001. N 2. С. 85 - 110.

Можно сделать вывод, что процедурализация фундаментальных прав - еще одно воплощение принципа субсидиарности.

По делу "Савини против Украины" <1>, которое касалось отобрания детей у слепых родителей и помещения их в государственные заведения опеки, Суд подверг критике именно процесс принятия такого щепетильного решения. Он обратил внимание на отсутствие углубленного судебного анализа причин неадекватных условий жизни и развития детей, попыток семьи преодолеть трудности и нехватку оценки альтернативных, менее суровых мероприятий, чем разлучение детей с родителями. Подчеркнуто также, что ни на одной судебной стадии мнение самих детей не было заслушано. Суд установил нарушение ст. 8 Конвенции.

--------------------------------

<1> Case of Saviny v. Ukraine, judgment of 18 December 2008 // European Court of Human Rights.

 

В деле "Дубецкая и другие против Украины" <1> Суд отметил, что "сложность затронутых вопросов относительно экологической политики предоставляет Суду преимущественно субсидиарную роль. Он должен в первую очередь проверить, был ли процесс принятия решения справедливым; но лишь при исключительных обстоятельствах он может выйти за этот предел и пересмотреть материальные выводы национальных органов".

--------------------------------

<1> Юдкiвська Г. Деякi проблеми застосування практики суду з прав людини в // Право . 2011. N 7. С. 78.

В этих делах Суд подчеркивал свою субсидиарную роль через процедурализацию материальных прав <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 79.

Доктор юридических наук А. Ковлер <1> называет принцип субсидиарности системой наднационального контроля, который является дополнительной (субсидиарной) системой относительно национальной. Это следует и из содержания ст. 1 Европейской конвенции: "Высокие Договаривающиеся Стороны гарантируют каждому, кто находится под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе 1 этой Конвенции" <2>.

--------------------------------

<1> Ковлер А. Указ. соч. С. 69 - 73.

<2> Конвенцiя про захист прав людини i основних свобод 1950 р. С. 15.

Следовательно, основной "груз" правозащитной деятельности возложен на суверенные государства. Иначе говоря, на государства возложена ответственность за результат, выбор средств достижения результата Конвенция тоже отдает на усмотрение государств. Контрольный механизм Конвенции в лице ЕСПЧ (при вынесении решения или постановления) и Комитета министров Совета Европы (на стадии выполнения решения) касается лишь соответствия этих средств требованиям Конвенции <1>.

--------------------------------

<1> Ковлер А. Указ. соч. С. 69 - 70.

Вызывает проблемы и рост числа участников Конвенции до 47 государств, что нарушило в основном целостную картину, существовавшую до присоединения к Конвенции в середине 80-х гг. и позднее большого количества стран Центральной и Восточной Европы, где "margin of appreciation" нередко расценивалась как своеобразная индульгенция на разного рода нарушения, которые было удобно списывать на "тяжелое наследие тоталитаризма" и незавершенность правовых реформ, что поощряло практику так называемых двойных стандартов. Суд поспешил напомнить о тесте на пропорциональность, который необходимо пройти при применении концепции "margin of appreciation". Понятно, что субсидиарность может быть результативной лишь тогда, когда соответствующее положение Конвенции доступно судьям и используется во внутригосударственном праве. Ни Совет Европы, ни тем более ЕСПЧ никогда и ни на кого не возлагали обязательства по инкорпорации Конвенции в национальное право, хотя в деле "Ирландия против Соединенного Королевства" отмечалось, что инкорпорация во внутригосударственное право такого международного договора, как Европейская конвенция, - наиболее действенное и эффективное средство для ее обеспечения (параграф 239) <1>.

--------------------------------

<1> Ковлер А. Указ. соч. С. 71.

Чтобы норма международного права приобрела юридическую силу в пределах действия национального права, она должна приобрести силу национальной правовой нормы после издания соответствующего национального правового акта (так называемая трансформация). О том, что толкование принципа субсидиарности стало любимой темой "суверенистов", свидетельствуют конфликты, которые регулярно разгораются между ЕСПЧ и ревнителями суверенитета в странах Европы <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 71 - 72.

А. Ковлер <1> считает, что ЕСПЧ сам нанес болезненный удар по субсидиарности, начав с 2004 г. вынесение так называемых пилотных решений по системным, структурным проблемам, вызывавшим "повторяемые нарушения"; в решениях государства-ответчики обязывались в сжатые сроки принять законодательные акты, которые исправят это нарушение. Раньше на необходимость таких мероприятий общего характера указывал Комитет министров Совета Европы, благополучно передавший это задание Суду, - типичный образец бюрократического "творчества". "Парад идей" открыло решение по делу "Броневски против Польши". Потом появились другие, в частности, "Бурдов против России N 2", "Олару против Молдовы". В деле "Броневски против Польши" Суд отметил "функциональные сбои в правовом порядке Польши" как "фактор, отягчающий ответственность государства" и угрожающий эффективности созданного Конвенцией механизма. Такое объяснение придало решению признаки решения "конституционного свойства", а намеченный по делу подход стал очевидным отступлением от принципа субсидиарности. По этому поводу не стихают споры специалистов. Нет единства и в судейском содружестве в Страсбурге, судя по особым мнениям судей по разным "пилотным" делам, отмечает А. Ковлер.

--------------------------------

<1> Там же. С. 71 - 73.

В рекомендациях конференции министров стран Совета Европы в Интерлакене (18 - 19 февраля 2010 г.) в части, касающейся применения Конвенции на национальном уровне, напоминается о "фундаментальном значении принципа субсидиарности, который предусматривает в первую очередь ответственность государств-участников на национальном уровне за нарушение Конвенции как основополагающего инструмента европейского публичного порядка", содержится призыв к странам "максимально делать выводы из решений Суда, которые устанавливают нарушение Конвенции другим государством, особенно тогда, когда в правовой системе другого государства существуют те же проблемы". Эту рекомендацию можно считать ответом на утверждение тех "суверенистов", которые считают, что следует учитывать только решения Суда, касающиеся исключительно конкретного государства. Принцип erga omnes решений Суда не противоречит, таким образом, принципу субсидиарности. Что касается Европейского суда, то он и в дальнейшем должен руководствоваться целью своей деятельности: "Цель этой Конвенции заключается в защите не теоретических и эфемерных прав, а прав конкретных и действительных" ("Артико против Италии") <1>.

--------------------------------

<1> Ковлер А. Указ. соч. С. 73.

В силу Конвенции Суд не имеет возможности непосредственного юридически обязательного влияния на национальные правовые и судебные системы государств-участников. Однако опосредованно, через решения по конкретным делам, Суд влияет на национальные правопорядки государств - членов Совета Европы, гармонизируя их правовые системы и приводя их в соответствие с положениями Европейской конвенции по правам человека. Такое влияние в одних случаях ускоряет внесение изменений в национальное законодательство государства, в других - приводит к созданию новых норм для заполнения пробелов.

Подводя итог, отметим, что конвенционные институты (а именно Европейский суд по правам человека) дополняют меры по обеспечению использования гарантированных прав и свобод. Обязанностью Суда является руководство и помощь в том, чтобы государства обеспечивали индивидам необходимую защиту через собственные институты и процедуры.

Bibliography

 

Chichneva E.A. Aktual'nye problemy sovremennogo prava ili novoe pravovoe myshlenie // Vestn. Moskovskogo gos. un-ta. Ser. 7. Filosofiya. 2001. N 2.

Fedik S.Ye. Osoblivosti tlumachennya yuridichnix norm shhodo prav lyudini (za materialami praktiki Yevropejs'kogo sudu z prav lyudini ta Konstitucijnogo sudu Ukrayini): Avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. L'viv, 2002.

Kovler A. Vikonannya rishen' Yevropejs'kogo sudu z prav lyudini: subsidiarnist' ta/abo "suverenna volya"? // Pravo Ukrayini. 2011. N 7.

Lipkina N.N. Pravovye pozicii Evropejskogo suda po pravam cheloveka otnositel'no svobody usmotreniya gosudarstv pri osushhestvlenii vmeshatel'stva v prava i osnovnye svobody: Avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2008.

Malanchuk B. Osoblivosti statti 3 Yevropejs'kogo sudu z prav lyudini kriz' prizmu osnovnix principiv tlumachennya Konvenciyi // Pravo Ukrayini. 2011. N 7.

Mazur M.V., Kostric'kij V.V., Tagiyev S.R., Benic'kij S.O. Tlumachennya ta zastosuvannya Konvenciyi pro zaxist prav lyudini j osnovopolozhnix svobod Yevropejs'kim sudom z prav lyudini ta sudami Ukrayini: Navch. posib. Lugans'k, 2006.

Rabinovich P. Yevropejs'ka konvenciya z prav lyudini: filosofs'ko-antropologichni ta gnoseologichni zasadi yiyi zastosuvannya Strasburz'kim sudom // Pravo Ukrayini. 2010. N 10.

Todyka Yu.N. Tolkovanie Konstitucii i zakonov Ukrainy: teoriya i praktika: Monogr. Xar'kov, 2001.

Tumanov V.A. Evropejskij sud po pravam cheloveka. Ocherk organizacii i deyatel'nosti. M., 2001. Velikij enciklopedichnij yuridichnij slovnik / Za red. akad. NAN Ukrayini Yu.S. Shemshuchenka. Kiyiv, 2007.

Yudkivs'ka G. Deyaki problemi zastosuvannya praktiki Yevropejs'kogo sudu z prav lyudini v Ukrayini // Pravo Ukrayini. 2011. N 7.