Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Справедливость судебного разбирательства с позиций Европейского суда по правам человека

Обновлено 19.10.2017 08:24

 

Исследуются категория справедливости и анализируя практику Европейского суда по правам человека, раскрывают содержание понятия "справедливое судебное разбирательство".

Ключевые слова: справедливость, Европейский суд по правам человека, справедливое судебное разбирательство.

Fairness of the trial from the standpoint of the European Court of Human Rights

The exploring the category of fairness and analyzing the practice of the European Court of Human Rights reveal the meaning of the "fair trial" concept.

Key words: fairness, European Court of Human Rights, fair trial.

Идея справедливости, как и идея права, имеет две стороны: юридическую и философскую. С юридической стороны категория справедливости во все времена ассоциировалась с законностью. "Все установленное законом, - говорил Аристотель, - в известном смысле справедливо, ибо все, что положено законодателем, законно и каждое отдельное его постановление мы называем справедливым" <1>. Того же мнения придерживался Т. Гоббс, писавший: "Подчиняться законам - это справедливость" <2>.

--------------------------------

<1> Аристотель. Этика. СПб., 1908. С. 84.

<2> Гоббс Т. Соч.: В 2 т. М., 1991. Т. 2. С. 618.

Безусловно, справедливость - это основа права. Она представляет собой тот идеал, к которому должно стремиться позитивное право. В современной российской юридической литературе даже высказана точка зрения, согласно которой "право - это идея справедливости, выраженная в законе" <1>.

--------------------------------

<1> Артамонова Е.А. О необходимости осуществления правосудия по уголовным делам с позиций справедливости // Российский судья. 2011. N 1. С. 40.

Но приведенные определения, отождествляющие справедливость с законом, отражают лишь ее формальную сторону, а не сущность.

Попытки раскрыть сущность категории справедливости предпринимались еще древними римлянами. Их формула справедливости гласит: "Воздавать всякому то, что ему принадлежит, не в ущерб другому" <1>. Вдумываясь в содержание этой формулы, нельзя не увидеть, что справедливость мыслится как некий порядок отношений, в котором каждый человек занимает свое место и каждому причитается то, что ему принадлежит.

--------------------------------

<1> Суд и судьи в избранных фрагментах из Дигест Юстиниана. М., 2006. С. 17.

На основе этой формулы известный русский правовед и философ Н.Н. Алексеев пришел к выводу, что "глубочайшей основой идеи справедливости является мысль о том иерархическом порядке, в котором стоят по отношению друг к другу ценности, мысль о постепенном их достоинстве, о возрастающих и убывающих степенях их совершенств" <1>. Справедливость, как писал Н.Н. Алексеев, есть "истинная мера относительного достоинства ценностей. Эти последние и суть элементы всякого справедливого порядка" <2>.

--------------------------------

<1> Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1999. С. 119.

<2> Там же. С. 120.

Соглашаясь с этим, мы полагаем, что в общесоциальном плане высшей ценностью выступают права и свободы человека, а их обеспечение является сутью справедливого порядка <1>.

--------------------------------

<1> Так, в преамбуле Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., говорится: "Признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира". В ст. 2 Конституции РФ закреплено: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства".

К такому же выводу мы приходим и в результате анализа практики Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который, признав главной ценностью права человека, посредством их сформулировал понятие справедливого судебного разбирательства. Основываясь на решениях ЕСПЧ и мнениях таких специалистов в области европейского права, как А.И. Ковлер <1>, М.В. Кучин <2>, М. де Сальвиа <3>, Дж. Мак-Брайд <4>, П.-А. Эмбер, Л.-Э. Петтити, Э. Деко <5>, Д. Гомьен, Д. Харрис, Л. Зваак <6>, можно выделить следующие ключевые элементы справедливого судебного разбирательства:

--------------------------------

<1> Ковлер А.И. Практика Европейского суда по правам человека и ее значение для Российской Федерации // Российская и европейская правозащитные системы: соотношение и проблемы гармонизации: Сб. ст. Н. Новгород, 2003.

<2> Кучин М.В. Прецедентное право Европейского суда по правам человека: Монография. Екатеринбург, 2004.

<3> Сальвиа М. де. Европейская конвенция по правам человека. СПб., 2004.

<4> Мак-Брайд Дж. Понятие справедливого судебного разбирательства и его основные элементы // Европейские стандарты права на справедливое судебное разбирательство и российская практика: Сб. Екатеринбург, 2003.

<5> La Convention des droits de l'homme. Commentaire article par article. . P., 1999.

<6> Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998.

1) право на доступ к правосудию;

2) право на суд, созданный на основании закона;

3) право на независимый и беспристрастный суд;

4) право на равенство сторон;

5) право на защиту;

6) право на публичное судебное разбирательство;

7) право на получение мотивированного судебного решения;

8) право на обжалование судебного решения;

9) право на окончательное и стабильное судебное решение;

10) право на исполнение судебного решения;

11) право на рассмотрение дела в разумный срок.

Рассмотрим, как определяется содержание каждого из этих элементов.

1. Право на доступ к правосудию.

В ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) прямо не говорится о таком праве. ЕСПЧ установил при помощи толкования, что доступ к правосудию является частью указанного права, поскольку при отсутствии права инициировать судебное производство и обращаться в суд за защитой гарантии, закрепленные в ст. 6, не будут действовать и лишатся какого-либо смысла. Право на доступ к правосудию было впервые сформулировано в известном деле "Голдер против Соединенного Королевства". Голдер хотел снять с себя обвинение в участии в беспорядках в тюрьме, выдвинутое против него офицером тюремной администрации. Он собирался подать в суд иск о защите чести и достоинства и обратился к министру внутренних дел за разрешением встретиться с адвокатом для консультации. Рассматривая дело, Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что, отказав в выдаче разрешения, министр внутренних дел нарушил, применительно к Голдеру, право на обращение в суд в том виде, как оно гарантировано п. 1 ст. 6. В Постановлении по этому делу Суд указал: "По мнению Суда, было бы немыслимо, чтобы п. 1 ст. 6 содержал подробное описание предоставляемых сторонам процессуальных гарантий в гражданских делах и не защищал бы в первую очередь того, что дает возможность практически пользоваться такими гарантиями - доступа к суду. Такие характеристики процесса, как справедливость, публичность, динамизм, лишаются смысла, если нет самого судебного разбирательства" <1>.

--------------------------------

<1> Судебное решение от 21 февраля 1975 г. по делу "Голдер против Соединенного Королевства".

В дальнейшем судебная практика уточнила область применения права на доступ к суду. В частности, нарушением данного права может являться также следующее:

какому-либо лицу или группе лиц запрещено обращаться в суд (возбуждать дела) либо для этого требуется специальное разрешение от министра, иного чиновника или самого суда;

существуют организационные препятствия для обращения в суд (чрезмерно высокий размер госпошлины, невозможность получения правовой помощи и др.);

требуется исчерпать до обращения в суды внутриведомственную систему подачи жалоб даже тогда, когда предметом жалобы является предполагаемое нарушение индивидуальных прав;

право на возбуждение дела передается другому лицу, а не тому, чьи права нарушены;

у лица нет возможности обжаловать в судах решение по делу, затрагивающему его интересы <1>.

--------------------------------

<1> Мак-Брайд Дж. Указ. соч. С. 16 - 18.

Тем не менее ясно, что одного доступа к правосудию недостаточно, поскольку суд, доступ к которому необходимо обеспечить, должен отвечать, по мнению Европейского суда по правам человека, определенным требованиям. Это обусловливает следующие два элемента.

2. Право на суд, созданный на основании закона.

Может сложиться впечатление, что в данном случае констатируется очевидный факт. Однако надо заметить, что словосочетание "суд, созданный на основании закона" относится не только к правовому основанию самого существования суда, но и к законности состава суда по каждому делу <1>. В частности, в деле "Посохов против России" <2> ЕСПЧ указал, что несоблюдение порядка отбора народных заседателей явилось нарушением п. 1 ст. 6 Конвенции.

--------------------------------

<1> Кучин М.В. Указ. соч. С. 191.

<2> Судебное решение от 4 марта 2003 г. по делу "Посохов против Российской Федерации".

3. Право на независимый и беспристрастный суд.

Независимость и беспристрастность судьи может вызывать сомнения в тех случаях, если:

суды или судьи подвергаются контролю или находятся под влиянием несудебных структур;

судья каким-то образом связан с одной из сторон дела (родство, общественные связи и др.);

судья ранее имел отношение к судопроизводству по данному делу, но в ином качестве <1>, как, например, в деле "Хаусшильдт против Дании" (судья, который председательствовал на судебном процессе, ранее вынес несколько решений о продлении срока содержания заявителя под стражей) <2>;

--------------------------------

<1> Мак-Брайд Дж. Указ. соч. С. 26.

<2> Судебное решение от 24 мая 1989 г. по делу "Хаусшильдт против Дании" // Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Указ. соч. С. 218.

поведение судьи в ходе процесса свидетельствует о его недостаточной справедливости, или явной предубежденности, или враждебности, в результате чего одна из сторон лишается возможности рассчитывать на объективность разбирательства ее дела. Так, в решении по делу "Сэндер против Соединенного Королевства" <1> Суд установил наличие нарушения в действиях судьи, который должным образом не отреагировал на расистские высказывания одного из присяжных заседателей, тем самым вызвав обоснованные сомнения в объективности и беспристрастности суда.

--------------------------------

<1> Судебное решение от 9 мая 2000 г. по делу "Сэндер против Соединенного Королевства".

По мнению ЕСПЧ, требования независимости и беспристрастности должны распространяться как на профессиональных судей, так и на присяжных заседателей. Обычно ЕСПЧ выясняет, существуют ли объективные основания и законные поводы, позволяющие усомниться в беспристрастности судьи. Недостаточно только субъективного мнения заявителя на этот счет, и это мнение не имеет определяющего значения <1>.

--------------------------------

<1> Мак-Брайд Дж. Указ. соч. С. 27.

Несколько элементов справедливого судебного разбирательства касаются участия сторон, включая адвоката и прокурора.

4. Право на равенство сторон.

Среди основополагающих принципов справедливости, которые не сформулированы четко в ст. 6 Конвенции, но важны для понимания ее действия, наиболее значимым является принцип равенства исходных условий, согласно которому все стороны судебного разбирательства должны иметь равную возможность представить свое дело и ни одна из сторон не должна пользоваться какими-либо существенными преимуществами по сравнению с противной стороной <1>.

--------------------------------

<1> Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Указ. соч. С. 221.

Проблемы неравенства процессуальных возможностей возникают в случаях, если:

у одной из сторон отсутствует возможность на равных с другой стороной защищать свою позицию по делу. Например, в очень сложном гражданском деле "Стил и Моррис против Соединенного Королевства" Европейский суд по правам человека признал нарушением ст. 6 Конвенции отсутствие равенства сторон при разбирательстве. Одной стороной дела были представители небольшой общественной организации "Лондон Гринпис", которые были не в состоянии оплачивать услуги адвоката и просили суд предоставить им такую помощь бесплатно, но получили отказ. Другой стороной являлась корпорация "Макдоналдс", имевшая неограниченные финансовые возможности и способная оплатить участие в процессе не одного, а нескольких адвокатов. В своем Постановлении по данному делу ЕСПЧ отметил: "Отказ властей предоставить заявителям бесплатную помощь адвоката лишил их возможности эффективно изложить свою позицию суду и способствовал недопустимому неравенству их процессуальных возможностей по сравнению с корпорацией "Макдоналдс" <1>;

--------------------------------

<1> Судебное решение от 15 февраля 2005 г. по делу "Стил и Моррис против Соединенного Королевства".

суд не дает возможности одной из сторон представить важные документы или материалы, которые могут иметь решающее значение для дела и повлиять на исход процесса;

суд отказывает одной из сторон в вызове для дачи показаний свидетеля, располагающего важными сведениями, что может поставить другую сторону в более выгодное положение;

отсутствуют гарантии для вызова необходимых свидетелей. Однако это, по мнению ЕСПЧ, не означает, что нужно вызывать всех свидетелей, о которых просят стороны. Существуют определенные правила, установленные ЕСПЧ: стороны должны обосновать необходимость вызова свидетелей; свидетелей нужно привлекать своевременно; должна существовать возможность обжаловать отказ в вызове свидетелей;

обвинение основано на показаниях лица (лиц), не имеющего статуса свидетеля по делу, или на показаниях так называемых привилегированных свидетелей, а также анонимного свидетеля (конечно, если речь не идет об исключительных обстоятельствах). В этом случае у обвиняемого отсутствует адекватная возможность допрашивать свидетельствующих против него лиц, оспаривать достоверность их утверждений и показаний, опровергнуть их;

прокурор участвует в гражданском (хозяйственном) процессе;

одной стороне отказывают в возможности представить возражения на утверждения другой стороны <1>. Например, в деле "Королев против Российской Федерации" (N 2) <2> ЕСПЧ было признано нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции вследствие нарушения принципа равенства сторон при гражданском судопроизводстве, так как прокурор участвовал в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции на стороне должностных лиц, а заявителю не была предоставлена возможность прокомментировать заключение прокурора;

--------------------------------

<1> Мак-Брайд Дж. Указ. соч. С. 30.

<2> Судебное решение от 1 апреля 2010 г. по делу "Королев против Российской Федерации" (N 2).

стороны не могут комментировать показания экспертов и заключения экспертиз <1>;

--------------------------------

<1> Мак-Брайд Дж. Указ. соч. С. 31.

обвинение строится на доказательствах, полученных в результате провокации. ЕСПЧ считает использование таких доказательств недопустимым. В частности, в решении по делу "Ваньян против России" говорится: "Публичные интересы в сфере борьбы с оборотом наркотических веществ не могут служить основанием для использования доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции. Если бы сотрудники милиции не спровоцировали приобретение заявителем наркотиков, то данное преступление вообще не было бы совершено. Простое заявление сотрудников милиции в суде о том, что они располагали информацией о причастности заявителя к распространению наркотиков, которое, судя по всему, не было проверено судом, не может приниматься во внимание и не является доказательством. Таким образом, вмешательство со стороны милиции и использование полученных вследствие этого доказательств при рассмотрении уголовного дела против заявителя непоправимо подрывало справедливость судебного разбирательства" <1>.

--------------------------------

<1> Судебное решение от 15 декабря 2005 г. по делу "Ваньян против России".

5. Право на защиту.

Право пользоваться помощью защитника является одним из наиболее важных элементов процедурной защиты. В первую очередь это касается уголовных дел. Вполне вероятно, что подозреваемый, который лишен помощи юриста, растеряется и начнет путаться при даче показаний, что впоследствии может вызвать сложности при осуществлении его защиты. Конвенция прямо не предусматривает права не свидетельствовать против себя, но оно очевидно вытекает из более общего права на справедливое судебное разбирательство <1>. Это означает следующее: участие адвоката необходимо уже на самых ранних стадиях расследования; должна предоставляться возможность конфиденциального общения с адвокатом;

--------------------------------

<1> Мак-Брайд Дж. Указ. соч. С. 35.

нельзя устанавливать наказание за отказ предоставить доказательства вины или давать показания, так как это нарушает право подозреваемого не свидетельствовать против себя;

неприемлемо никакое принуждение к даче показаний или предоставлению доказательств (например, жестокое обращение).

Впрочем, справедливо и то, что молчание заинтересованного лица в ситуациях, которые требуют пояснений с его стороны, может приниматься во внимание для оценки убедительности выдвинутых против него обвинений <1>.

--------------------------------

<1> Сальвиа М. де. Указ. соч. С. 210.

По мнению ЕСПЧ, наиболее правильной реакцией судей национальных судов при предъявлении им доказательств, полученных путем несанкционированного вмешательства в частную жизнь, насилия и любого принуждения, будет запрет на использование таких доказательств, пресекающий попытку извлечь выгоду из нарушения законности <1>. Однако если к делу приобщены разные доказательства, а обвинительный приговор национального суда основан не только на доказательствах, полученных с нарушением Конвенции, но и на достоверных доказательствах, ЕСПЧ считает, что нарушения п. 1 ст. 6 нет.

--------------------------------

<1> Мак-Брайд Дж. Указ. соч. С. 31.

ЕСПЧ также признал нарушением права на защиту вынесение решения в отсутствие обвиняемого. Так, в деле "Мохов против России" <1> заявитель жаловался на нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции, поскольку рассмотрение его дела в судах двух инстанций прошло в его отсутствие. ЕСПЧ заключил, что внутренние суды не предприняли никаких мер к обеспечению участия заявителя в судебном разбирательстве, и постановил, что положения п. 1 ст. 6 Конвенции действительно были нарушены. Еще один пример: в решении по делу "Романов против России" ЕСПЧ признал недопустимым, что "национальные суды вынесли решения в отсутствие обвиняемого, основываясь при этом на заключениях двух психиатров одного и того же института судебной психиатрии, которые тем не менее расходились в части мер, которые необходимо было принять к заявителю. Суд счел, что такое расхождение, оказавшее влияние на исход судебного разбирательства и в конечном счете на свободу заявителя, сделало вопрос участия заявителя в судебном заседании особенно важным. Это является нарушением гарантий обвиняемого быть представленным во время судебного разбирательства, даже если его адвокат присутствовал при рассмотрении дела" <2>.

--------------------------------

<1> Судебное решение от 4 марта 2010 г. по делу "Мохов против России".

<2> Судебное решение от 20 октября 2005 г. по делу "Романов против России".

Справедливость судебного разбирательства определяется также формальными условиями, которым должна соответствовать процедура проведения разбирательства.

6. Право на публичное судебное разбирательство.

Публичное оглашение судебного решения преследует цель обеспечения контроля общества над судебной властью для сохранения и гарантии права на судебное разбирательство <1>. Это требование ЕСПЧ распространяется не только на судебные заседания, но и на вынесение постановлений суда и на доступ к судебным документам.

--------------------------------

<1> Кучин М.В. Указ. соч. С. 210.

Например, в деле "Рякиб Бирюков против Российской Федерации" ЕСПЧ постановил, что "публичный характер разбирательства защищает стороны от отправления правосудия тайно, без публичного рассмотрения дела; это также одно из средств поддержания доверия к судам, как вышестоящим, так и нижестоящим. Делая отправление правосудия открытым, публичность судопроизводства способствует достижению цели, предусмотренной пунктом 1 статьи 6 Конвенции, а именно осуществление справедливого правосудия, гарантия которого является одним из основополагающих принципов любого демократического общества по смыслу Конвенции" <1>.

--------------------------------

<1> Судебное решение от 17 января 2008 г. по делу "Рякиб Бирюков против России".

Публичность судебного разбирательства предполагает возможность для любого человека знакомиться с судебными решениями в канцелярии суда. Нарушения не будет и в том случае, если решение опубликовано, в частности в сети Интернет.

Отсутствие публичности и рассмотрение дела в закрытом судебном заседании допустимы только в случаях, установленных законодательством для защиты интересов государства, несовершеннолетних и т.д. По мнению специалистов, требуемой цели можно добиться, не прибегая к полному засекречиванию: достаточно частичного ограничения доступа в зал суда, или к документам, или к раскрытию личности участников процесса <1>.

--------------------------------

<1> Мак-Брайд Дж. Указ. соч. С. 42.

7. Право на получение мотивированного судебного решения.

Суть этого права состоит в том, что международные нормы обязывают суды мотивировать решения, но не предписывают им давать подробный ответ на каждый довод лиц, участвующих в деле. Тем не менее человек должен понимать, почему по его делу вынесено именно такое решение, на каких законных основаниях дело разрешено судом именно так, а не иначе.

Например, при рассмотрении судебного разбирательства в целом ЕСПЧ не установили наличия нарушений в деле "Гарсия Руис против Испании": "Заявитель использовал право на состязательный процесс. Он смог на различных стадиях разбирательства представить аргументы, которые он счел необходимыми для защиты своего дела. Решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении его требований было достаточно мотивированным как фактически, так и юридически. В отношении постановления апелляционной инстанции Судебное присутствие провинции постановило утвердить изложение фактов и мотивов, фигурирующих в решении суда первой инстанции, в той части, которая не является несовместимой с его собственными. Таким образом, заявитель не обосновал утверждение о том, что это судебное решение лишено мотивировки..." <1>.

--------------------------------

<1> Судебное решение от 21 января 1999 г. по делу "Гарсия Руис против Испании".

Что касается необходимости подробной мотивировки решений о заключении под стражу и о продлении срока заключения, то она подробно анализируется ЕСПЧ в рамках ст. 5 Конвенции.

8. Право на обжалование судебного решения.

Право осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом предусмотрено ст. 2 Протокола N 7 к Конвенции. Однако исходя из практики Европейского суда по правам человека представляется, что он не считает долгом государства учреждение апелляционных судов и специальных процедур слушания дела по апелляциям. Тем не менее те государства, в которых действуют апелляционные или кассационные суды, обязаны обеспечить возможность привлеченным к ответственности перед законом лицам пользоваться в этих судах всеми гарантиями, которые содержатся в ст. 6 Конвенции.

Эта правовая позиция была сформулирована в решении по делу "Толстой-Милославский против Соединенного Королевства": "Из установившегося прецедентного права следует, что п. 1 ст. 6 не гарантирует права на апелляцию. Однако к Высокому Договаривающемуся Государству, которое устанавливает систему апеллирования, предъявляется требование обеспечить предоставление фундаментальных гарантий, закрепленных в ст. 6, в пределах ее юрисдикции гражданам в апелляционных судах" <1>.

--------------------------------

<1> Судебное решение от 13 июля 1995 г. по делу "Толстой-Милославский против Соединенного Королевства".

 

9. Право на окончательное и стабильное судебное решение (принцип правовой определенности).

Во многих своих решениях ЕСПЧ констатирует, что право на справедливое судебное разбирательство предусматривает возможность получения лицом окончательного решения по делу, затрагивающему его интересы, с уверенностью, что через неопределенный промежуток времени оно не будет оспорено, пересмотрено или отменено.

Так, при рассмотрении дела "Рябых против России" ЕСПЧ высказался следующим образом: "...одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который среди прочего требует, чтобы принятое судами окончательное решение не могло бы быть оспорено... Правовая определенность предполагает уважение принципа res judicata, то есть принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды решенного дела. Принцип закрепляет, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления" <1>.

--------------------------------

<1> Судебное решение от 24 июля 2003 г. по делу "Рябых против России".

Однако в этом же решении ЕСПЧ сделал важную оговорку и потенциально принял тот факт, что пересмотр дел в надзорной инстанции может быть оправдан при некоторых обстоятельствах. Суд отметил: "...полномочия вышестоящих судов на пересмотр должны использоваться для исправления судебных ошибок, неправомерных судебных решений, а не для того, чтобы заменить пересмотр. Пересмотр не может рассматриваться как замаскированная апелляция, а простая возможность существования двух взглядов на вопрос не является основанием для повторного рассмотрения. Отступления от этого принципа оправданы, только если они необходимы в обстоятельствах существенного и неопровержимого характера".

Таким образом, ЕСПЧ соглашается с тем, что иногда возможно отступление от правовой определенности с целью исправления "судебной ошибки", "неправомерных судебных решений", а также "существенных недостатков". Однако данные понятия не имеют точного определения. Европейскому суду по правам человека приходится в каждом деле решать, насколько допустимым было отступление от указанного принципа.

Все перечисленные элементы справедливого судебного разбирательства (даже при точном и безоговорочном их соблюдении во время отправления правосудия) теряют смысл, если не будут учтены еще два права.

10. Право на исполнение судебного решения.

Это право тесно связано с предыдущим, так как, по мнению ЕСПЧ, судебное разбирательство можно считать законченным только тогда, когда судебное решение реализовано на практике. Без надежды получить практический результат бессмысленно начинать судебный процесс.

Впервые позиция ЕСПЧ по данному вопросу была сформулирована в решении по делу "Хорнсби против Греции". "Трудно представить, что статья 6, подробно описывая предоставляемые сторонам процессуальные гарантии - справедливое, публичное и скорое разбирательство, - оставила реализацию судебных решений без защиты; если считать, что статья 6 говорит только о доступе к правосудию и судебном процессе, то это, вероятно, привело бы к ситуациям, не совместимым с принципом господства права, который Договаривающиеся Государства обязались соблюдать, когда они ратифицировали Конвенцию. Исполнение решения, вынесенного любым судом, должно, таким образом, рассматриваться как неотъемлемая часть "суда" в смысле статьи 6" <1>.

--------------------------------

<1> Судебное решение от 19 марта 1997 г. по делу "Хорнсби против Греции".

11. Право на рассмотрение дела в разумный срок.

В общий срок разбирательства по делу Европейским судом по правам человека включаются период разбирательства на досудебной стадии, а также время, которое потребовалось для исполнения решения суда, поскольку без исполнения решения пользование правом на судебную защиту лишается смысла. Как верно отмечено, "основополагающий принцип этого правила в полной мере отражает поговорка "Правосудие должно вершиться вовремя" <1>. При оценке разумности сроков судебного разбирательства ЕСПЧ использует следующие критерии:

--------------------------------

<1> Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Указ. соч. С. 212.

сложность дела, которая зависит от того, требуется ли изучение сложных обстоятельств дела (если оно многоэпизодное или многосоставное); затрагивает ли дело несколько сторон (например, большое количество жертв и (или) обвиняемых); необходимы ли заключения экспертизы и т.д.;

поведение заявителя. ЕСПЧ придерживается мнения, "что любое нежелание лица, обвиняемого в уголовном преступлении, сотрудничать или воспрепятствование им отправлению правосудия должно приниматься во внимание и что в гражданских исках заинтересованная сторона должна на деле проявлять надлежащее стремление помочь ускорить разбирательство" <1>. При этом Суд считает, что заявителя нельзя обвинять в его стремлении воспользоваться всеми возможностями, которые ему предоставляет законодательство, чтобы защитить свои интересы;

--------------------------------

<1> Там же. С. 216.

действия соответствующих компетентных органов, направленные на скорейшее рассмотрение дела. По убеждению ЕСПЧ, компетентные органы, в том числе судебные, должны обеспечить разумные сроки судебного производства и предпринимать различные меры для его ускорения;

значимость результата процесса для заявителя. К делам, имеющим большое значение для заявителя и "особое свойство необратимости, власти обязаны подходить с особой заботой..." <1>. ЕСПЧ считает, что договаривающиеся государства должны организовать свою правовую систему таким образом, чтобы их суды могли гарантировать всем гражданам вынесение окончательного решения и его исполнение в течение разумного времени (либо за счет увеличения количества судей, либо с помощью автоматически устанавливаемого предельного срока, либо каким-то иным способом).

--------------------------------

<1> Кучин М.В. Указ. соч. С. 214.

В данной статье приведены основные элементы, которые, по мнению Европейского суда по правам человека, характеризуют справедливость судебного разбирательства и придают ему смысл. Все эти элементы позволяют сделать вывод, что только с помощью толкования Европейским судом по правам человека можно уяснить смысл и содержание ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Толкование дает возможность найти в понятии "справедливое судебное разбирательство" такие элементы, которые, вероятно, и не предполагались авторами Конвенции при ее создании. Поэтому не исключено, что в дальнейшем понятие справедливости судебного разбирательства будет дополнено еще какими-то элементами, наличие которых в настоящий момент не выявлено.

 

Список литературы

 La Convention des droits de l'homme. Commentaire article par article. . P., 1999.

Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1999.

Аристотель. Этика. СПб., 1908.

Артамонова Е.А. О необходимости осуществления правосудия по уголовным делам с позиций справедливости // Российский судья. 2011. N 1.

Гоббс Т. Соч.: В 2 т. М., 1991. Т. 2.

Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998.

Ковлер А.И. Практика Европейского суда по правам человека и ее значение для Российской Федерации // Российская и европейская правозащитные системы: соотношение и проблемы гармонизации: Сб. ст. Н. Новгород, 2003.

Кучин М.В. Прецедентное право Европейского суда по правам человека: Монография. Екатеринбург, 2004.

Мак-Брайд Дж. Понятие справедливого судебного разбирательства и его основные элементы // Европейские стандарты права на справедливое судебное разбирательство и российская практика: Сб. Екатеринбург, 2003.

Сальвиа М. де. Европейская конвенция по правам человека. СПб., 2004.

Суд и судьи в избранных фрагментах из Дигест Юстиниана. М., 2006.

Судебное решение от 1 апреля 2010 г. по делу "Королев против Российской Федерации" (N 2) // СПС "КонсультантПлюс".

Судебное решение от 13 июля 1995 г. по делу "Толстой-Милославский против Соединенного Королевства".

Судебное решение от 15 декабря 2005 г. по делу "Ваньян против России".

Судебное решение от 15 февраля 2005 г. по делу "Стил и Моррис против Соединенного Королевства".

Судебное решение от 17 января 2008 г. по делу "Рякиб Бирюков против России".

Судебное решение от 19 марта 1997 г. по делу "Хорнсби против Греции".

Судебное решение от 20 октября 2005 г. по делу "Романов против России".

Судебное решение от 21 февраля 1975 г по делу "Голдер против Соединенного Королевства".

Судебное решение от 21 января 1999 г. по делу "Гарсия Руис против Испании".

Судебное решение от 24 июля 2003 г. по делу "Рябых против России".

Судебное решение от 24 мая 1989 г. по делу "Хаусшильдт против Дании" // Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998.

Судебное решение от 4 марта 2003 г по делу "Посохов против Российской Федерации".

Судебное решение от 4 марта 2010 г. по делу "Мохов против России".

Судебное решение от 9 мая 2000 г. по делу "Сэндер против Соединенного Королевства".

 

References

Alekseev N.N. Osnovy filosofii prava. SPb., 1999.

Aristotel'. Ehtika. SPb., 1908.

Artamonova E.A. O neobxodimosti osushhestvleniya pravosudiya po ugolovnym delam s pozicij spravedlivosti // Ros. sud'ya. 2011. N 1.

Gobbs T. Soch.: V 2 t. M., 1991. T. 2.

Gom'en D., Xarris D., Zvaak L. Evropejskaya konvenciya o pravax cheloveka i Evropejskaya social'naya xartiya: pravo i praktika. M., 1998.

Kovler A.I. Praktika Evropejskogo suda po pravam cheloveka i ee znachenie dlya Rossijskoj Federacii // Rossijskaya i evropejskaya pravozashhitnye sistemy: sootnoshenie i problemy garmonizacii: Sb. st. N. Novgorod, 2003.

Kuchin M.V. Precedentnoe pravo Evropejskogo suda po pravam cheloveka: Monogr. Ekaterinburg, 2004.

La Convention Europeenne des droits de l'homme. Commentaire article par article. 2-eme ed. P., 1999.

Mak-Brajd Dzh. Ponyatie spravedlivogo sudebnogo razbiratel'stva i ego osnovnye ehlementy // Evropejskie standarty prava na spravedlivoe sudebnoe razbiratel'stvo i rossijskaya praktika: Sb. Ekaterinburg, 2003.

Sal'via M. de. Evropejskaya konvenciya po pravam cheloveka. SPb., 2004.

Sud i sud'i v izbrannyx fragmentax iz Digest Yustiniana. M., 2006.

Sudebnoe reshenie ot 1 aprelya 2010 g. po delu "Korolev protiv Rossijskoj Federacii" (N 2) // SPS "Konsul'tantPlyus".

Sudebnoe reshenie ot 13 iyulya 1995 g. po delu "Tolstoj-Miloslavskij protiv Soedinennogo Korolevstva".

Sudebnoe reshenie ot 15 dekabrya 2005 g. po delu "Van'yan protiv Rossii".

Sudebnoe reshenie ot 15 fevralya 2005 g. po delu "Stil i Morris protiv Soedinennogo Korolevstva".

Sudebnoe reshenie ot 17 yanvarya 2008 g. po delu "Ryakib Biryukov protiv Rossii".

Sudebnoe reshenie ot 19 marta 1997 g. po delu "Xornsbi protiv Grecii".

Sudebnoe reshenie ot 20 oktyabrya 2005 g. po delu "Romanov protiv Rossii".

Sudebnoe reshenie ot 21 fevralya 1975 g. po delu "Golder protiv Soedinennogo Korolevstva".

Sudebnoe reshenie ot 21 yanvarya 1999 g. po delu "Garsiya Ruis protiv Ispanii".

Sudebnoe reshenie ot 24 iyulya 2003 g. po delu "Ryabyx protiv Rossii".

Sudebnoe reshenie ot 24 maya 1989 g. po delu "Xausshil'dt protiv Danii" // Gom'en D., Xarris D., Zvaak L. Evropejskaya konvenciya o pravax cheloveka i Evropejskaya social'naya xartiya: pravo i praktika. M., 1998.

Sudebnoe reshenie ot 4 marta 2003 g. po delu "Posoxov protiv Rossijskoj Federacii".

Sudebnoe reshenie ot 4 marta 2010 g. po delu "Moxov protiv Rossii".

Sudebnoe reshenie ot 9 maya 2000 g. po delu "Sehnder protiv Soedinennogo Korolevstva".