Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Защита свободы информации в практике Европейского суда по правам человека

Обновлено 19.10.2017 08:25

 

Исследуются различные аспекты практики Европейского суда по правам человека в сфере реализации права на свободу информации, которое рассматривается: 1) как одно из основных прав и свобод человека, закрепленное в ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и 2) как средство защиты прав человека, закрепленное в Конвенции. Основное внимание уделяется определению содержания свободы информации.

Ключевые слова: право на информацию, право на доступ к информации, право на поиск, получение и использование информации, свобода выражения мнения.

Protection of freedom of information in practice of European court of human rights

Various aspects of European Court of human rights practice on freedom of information are analyzed. This freedom is considered as 1) one of basic civil rights and freedoms protected by Art. 10 of Convention for the Protection of Human Rights and Fundamnetal Freedoms and 2) remedy for other human rights guaranteed by the Convention. Content of freedom of information in the practice of European Court is discovered.

Key words: right to know, right to access the information, right to receive and impart information, freedom of expression.

В современном обществе право на свободу информации стало одним из основных прав человека, имеющих юридическое и политическое значение. Свобода информации подразумевает две тесно связанные функции: во-первых, право читать, слушать, видеть и получать информацию в разных формах, а во-вторых, право на получение информации в качестве основы для передачи идей или фактов другим. Изучение права на свободу информации имеет огромное значение для его защиты во внутреннем законодательстве. В настоящее время наблюдается тенденция адаптации внутригосударственного законодательства к международному праву в сфере защиты прав человека, а также рецепция европейского права государствами. Однако составляющие элементы права на информацию сложны, и каждый из них требует особого внимания. Обеспечение единых стандартов прав человека возлагает на государства обязательства по усовершенствованию своей законодательной системы и механизма защиты прав человека. Необходимость правового регулирования информационных процессов с учетом прав человека и общества, защиты иных ценностей имеет особое значение.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее - Конвенция) рассматривает право на информацию в рамках свободы выражения мнения. Вопрос о свободе информации появляется также в ходе защиты ряда прав человека: права на жизнь, права на частную жизнь и других закрепленных в Конвенции прав.

Согласно ст. 10 Конвенции "каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ". В Конвенции свобода информации, свобода слова, свобода мысли отражены в одной статье, которая называется "Свобода выражения мнения", что говорит о том, что эти свободы часто пересекаются. Статья 10 Конвенции регулирует свободу выражения мнения в двух направлениях. В первом пункте уточняются конкретные права, связанные со свободой выражения мнения, во втором пункте определяются правовые основы для ограничения права на свободу выражения мнения. Следует отметить, что данная статья носит общий, декларативный характер. Свобода информации в рамках Конвенции включает в себя следующие элементы: свободу выражения мнения; свободу придерживаться своего мнения; свободу получать и распространять информацию и идеи. В данном случае свобода информации может рассматриваться в двух формах: как право человека искать, распространять и передавать информацию и как средство ограничения или применения санкции, необходимое для защиты других прав человека, закрепленных в Конвенции.

Свобода информации охватывает ряд прав, связанных с самореализацией человека: право знать о своем происхождении; право на получение информации по экономическим вопросам; творческую свободу; право на получение информации от государственных органов; право на защиту чести и достоинства; право на получение информации об услугах, товарах; право на доступ к публичной информации. Как указывает Т. Эмерсон, право знать включает два элемента: "1) право читать, слушать, видеть, т.е. получать информацию, и 2) право на распространение информации, - которая получена в результате вышеуказанных действий" [24].

Суд уделяет особое внимание сбалансированности интересов в делах, связанных с правом на информацию. Практика Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ, Суд) показывает, что свобода информации является неотъемлемой частью свободы слова, т.е. право на информацию - это часть свободы слова, и распространение информации, выражение своего мнения обеспечивают эту свободу. На основе ст. 10 Конвенции можно прийти к выводу, что право выражения мнения защищает и форму выражения идей и мнений, и их содержание.

Право общества на информацию должно быть защищено как право потенциального получателя информации. Свобода информации может быть определена как право на доступ к информации, находящейся в распоряжении государственных органов. ЕСПЧ ссылается на "право общественности на уведомление" [19, p. 64 - 66] или "право на общественное осознание" [17, p. 46]. ЕСПЧ определил, что "свобода информации запрещает вмешательство государства в получение информации и свободу доступа к информации" [7; 10]. Дело в том, что государство в этом процессе играет двойную роль: оно должно избегать вмешательства в получение, распространение информации, а также создавать соответствующие условия для реализации и защиты этих прав. Право на информацию реализуется в двух направлениях: 1) свободная передача информации в обществе, в котором участниками являются люди, средства массовой информации, коммерческие, социальные и другие организации, при абсолютном невмешательстве государства в этот процесс; 2) одной из сторон является государство, и оно обязано обеспечить соответствующие условия для получения информации от государственных органов. Таким образом, в каждом из этих процессов государству отведена важная роль.

Пресса выступает как общественный наблюдатель (public watchdog). Суд считает, что государство обязано не препятствовать свободному потоку информации. Пресса и неправительственные организации организуют дискуссии и публичные дебаты. В распространении информации неправительственные организации тоже играют важную роль. Право критиковать правительство ЕСПЧ сформулировал в 1986 г., уточнив при этом, что средства массовой информации имеют право распространять информацию и идеи, которые интересны обществу, в том числе и касающиеся государственных проблем. Определяется разница между правом на доступ к информации, содержащейся в документах, принадлежащих государству, и право общества на получение информации от независимых средств массовой информации [20]. Суд указал, что общество имеет право на получение информации в различных областях, которые интересны людям, в том числе по политическим вопросам, и средства массовой информации имеют право распространять эту информацию. Члены общества обладают также правом получать информацию о различных позициях и идеях, даже если они противоречат общим правилам. В соответствии с практикой ЕСПЧ вмешательство государства в сферу деятельности средств массовой информации и свободы информации исключается.

Таким образом, государство не должно вмешиваться в отношения между вещателем и обществом, которые имеют право на непосредственную связь и общение друг с другом. В деле "Сырбу и другие против Молдовы" ЕСПЧ обозначил барьер между правом на получение информации из независимых средств массовой информации и правом на доступ к государственным документам и информации. Суд определил, что в этом нет каких-либо ограничений свободы прессы: "Министерство внутренних дел не раскрыло информацию о разведывательной службе и военной службе, на которые жаловались заявители" [20]. Обобщив практику, ЕСПЧ подчеркнул, что право на информацию не всегда требует раскрытия государственной или военной тайны, а также тайны разведывательных и полицейских служб. Следует отметить, что государственные органы должны функционировать с учетом гарантий, установленных законами, и они не могут нарушать права других лиц [22, p. 94; 12, p. 62]. То же можно сказать и о секретной службе [9, p. 49 - 50]. В деле "Леандер против Швеции" установлено, что непредоставление информации лицу о сборе и хранении информации нарушает принцип уважения частной жизни согласно ст. 8 Конвенции [10].

Передача информации и идей связана с получением информации и идей, и пресса при этом активно участвует в предоставлении и распространении информации. Таким образом, пресса играет важнейшую роль в демократическом обществе. Но пресса не должна переступать определенные границы в отношении уважения репутации и прав других лиц, недопустимости разглашения конфиденциальной информации. Ее долг состоит в том, чтобы сообщать и передавать информацию и идеи по всем вопросам, представляющим общественный интерес, любыми способами, которые не противоречат ее обязанностям и ответственности. Однако базовый принцип таков, что свобода информации - это один из фундаментальных принципов демократического общества, и информация и идеи, раздражающие, шокирующие и беспокоящие, также должны быть защищены.

Распространение информации в средствах массовой информации в целях усиления ненависти по отношению к группам населения, отличающимся своим национальным, этническим происхождением, опасны для общества. Как отметил Т. Мендель, чтобы считать информацию агитацией и пропагандой, разжигающими расовую, национальную, религиозную и социальную рознь и вражду, должно быть три основных элемента: намерение, подстрекательство, предсказуемый результат [25, с. 4 - 5]. Если есть конкретная цель - подстрекать целевую группу к социальной розни, в результате чего ситуация усугубится или группа почувствует себя оскорбленной, то такое выступление можно считать проявлением ненависти. Подобные речи и публикации, проповедующие расизм, национализм, религиозную вражду и т.д., становятся причиной дискриминации, расшатывают толерантность в обществе.

ЕСПЧ установил, что главная задача состоит в защите группы лиц, против которых направлена агитация, и права на свободу распространения информации. Суд открыто заявил, что агитация и пропаганда, возбуждающие расовую, национальную, религиозную и социальную рознь и вражду, никак не могут быть защищены на основании ст. 10 Конвенции ("Ферет против Бельгии", "Лерой против Франции"). В деле "Эрбакан против Турции" ЕСПЧ подчеркнул, что "толерантность и равное уважение к человеку являются основой демократического и плюралистического общества". Таким образом, применение санкций и предотвращение трансляций, которые разжигают нетерпимость и ненависть, по мнению ЕСПЧ, "могут считаться важными" [4, p. 56].

Право на получение достоверной информации о состоянии окружающей среды является основополагающим правом человека. Согласно практике и рекомендациям ЕСПЧ государство обязано предупреждать людей, которые находятся под угрозой, о состоянии окружающей среды [2]. В деле "Герра и другие против Италии" заявители жаловались, что местные власти своевременно не предупредили население о высокой степени загрязнения окружающей среды как об основном факторе риска и не сообщили, как это предотвратить. ЕСПЧ определил, что жесткие экологические проблемы могут нарушать право на неприкосновенность жилища и право на частную и семейную жизнь, а также угрожать безопасности людей. Суд уточнил, что правительство Италии обязано было сообщить заявителям о высоком факторе риска и что государство нарушило их права, закрепленные в ст. 8 Конвенции [7].

ЕСПЧ обсуждал вопрос о публикации и распространении информации, касающейся неблагоприятных явлений, связанных с массовым уничтожением китов. Было определено, что свобода информации - один из важнейших вопросов с точки зрения защиты прав человека, в связи с чем имеет большое значение предупреждение людей о случаях загрязнения окружающей среды [1].

В соответствии с материалами дела "Стил и Морис против Соединенного Королевства" члены экологической организации распространили листовки с критикой компании "Макдоналдс" [18]. В листовках содержались резкие заявления, и заявители были признаны судами Соединенного Королевства виновными в диффамации. Следует отметить, что заявители не были журналистами, но ЕСПЧ установил, что коммерческие организации обладают сильным общественным интересом. Суд счел это нарушением свободы выражения мнения и признал более важным фактором интерес общественности к обсуждаемой теме и необходимость процессуальной справедливости судебного разбирательства по делу о диффамации, а не необходимость в полной достоверности конкретных деталей, изложенных в листовках. ЕСПЧ определил, что "в демократическом обществе даже небольшие и неформальные группы, проводящие кампании, должны иметь возможность эффективно осуществлять свою деятельность, и в данном случае речь идет о серьезной заинтересованности общества в том, чтобы обеспечить таким группам лиц возможность вносить свой вклад в публичные дебаты, распространяя информацию и идеи по вопросам, представляющим общественный интерес".

Право на распространение информации и идей по экономическим вопросам и право общества принять их защищается в соответствии со ст. 10 Конвенции. Практика ЕСПЧ показывает, что реклама как одна из форм высказывания направлена в основном на уведомление потребителя. В каждой рекламе преследуется цель получения прибыли, конкуренция и коммерческая цель, которые не всегда препятствуют защите права на основании ст. 10 Конвенции. Эта информация относится к защищенной информации, так как общество обладает правом на информацию об услугах, товарах и на выбор различных вариантов. Защита экономических и частных интересов не исключает защиту прав человека, так же как и его профессиональный статус не лишает его защиты прав.

Право знать о своем происхождении - одно из основных прав человека, закрепленное в Конвенции. Об этом упоминается в ряде случаев. Как следует из материалов дела "Одиэвре против Франции", заявительница была удочерена, и ее просьба о доступе к информации отклонена государством. Она была рождена в рамках специальной процедуры, которая позволяет матерям сохранять анонимность. ЕСПЧ не нашел нарушения ст. 8 и 14 в силу того, что был соблюден справедливый баланс между конкурирующими интересами - такими, как отказ от детей и незаконные аборты, развитие личности ребенка и право знать свое происхождение, право матери на защиту здоровья путем проведения родов в надлежащих медицинских условиях и защита других членов семьи. Заявительница могла подать запрос о раскрытии личности своей матери только с ее согласия.

Дело "Годелли и другие против Италии" связано с невозможностью получения идентифицирующей информации брошенными при рождении детьми и правом матери на конфиденциальность [6]. В этом деле установлено, что итальянская правовая система не учитывает интересы ребенка и предположение о нарушении ст. 8 Конвенции о праве на уважение частной и семейной жизни исключено. Считалось, что справедливый баланс не был определен правительством, отказ матери раскрыть информацию о материнстве привел к невозможности для заявительницы получить любую информацию о своем происхождении без согласия матери.

В деле "Гаскин против Соединенного Королевства" заявитель, который провел детство в детских домах и приемных семьях, утверждал, что отказ Соединенного Королевства предоставить ему доступ к его личному делу, составленному в период его нахождения под опекой государственных органов, является нарушением ст. 8 и 10 Конвенции. Сведения, содержащиеся в личном деле, представляли собой отчеты и сообщения различных лиц - медицинского персонала, школьных учителей, полицейских, социальных работников, приемных родителей, сотрудников школы. ЕСПЧ определил, что каждый человек имеет право знать о своем происхождении. Суд подтвердил, что государство не должно ограничивать доступ лица к информации, которую другие хотят или могут захотеть передать ему, однако при этом ст. 10 не предусматривает обязательство государства предоставлять определенную информацию [10, p. 52].

Практика ЕСПЧ показывает, что репутация и права других лиц рассматриваются как законная цель. В то же время, чтобы избежать преступности, а также в целях защиты здоровья, нравственности или закона свобода информации может быть ограничена. Дела о диффамации разрешаются на основании ст. 8 и 10 Конвенции. В делах, связанных с клеветой [3], Суд расценил право на защиту репутации как право человека, закрепленное в Конвенции. В деле "Институт Отто Премингера против Австрии" право на защиту репутации признано неотъемлемой частью права на уважение частной и семейной жизни, которое закреплено в ст. 8 [16]. ЕСПЧ уточняет, что факт и мнение (факты и ценности) имеют особое значение, потому что мнение может быть и правдой, и неправдой, то есть носит субъективный характер.

В своем прецедентном праве Европейский суд по правам человека установил связь между ст. 8 и ст. 10 Конвенции, защищающей свободу выражения мнения. По убеждению комиссии, "концепция частной жизни по ст. 8 включает также в определенной степени право на установление и поддержание отношений с другими людьми в целях реализации личности" [21, p. 112]. Два элемента права на частную жизнь, как оно определено выше, не упомянуты в ст. 8. Однако в п. 2 ст. 10 имеется прямая ссылка на эти два элемента как на основания для ограничения свободы выражения мнений - на защиту репутации и предотвращение разглашения информации, полученной конфиденциально. Конфиденциальной информацией является: информация и документы, относящиеся к личности человека; информация, касающаяся здоровья, биологических и психологических особенностей человека; информация о частной жизни человека; переписка и телефонные разговоры человека ("Класс и другие против Германии").

Свобода творчества связана с правом на информацию. Выставки и другие виды демонстрации творческих произведений - важнейший элемент жизни общества, и обмен идеями и мнениями приносит пользу обществу. Суд заявил, что "свобода слова для всех является одним из основных факторов развития и процветания общества" [8]. ЕСПЧ пытается создать баланс в вопросах цензуры учебников. Согласно практике продолжительная цензура школьных книг означает отклонение от права на свободу информации. Свобода выражения мнения включает в себя право получать и распространять не только информацию и идеи нейтрального характера, но и идеи, являющиеся элементом плюрализма. Творчество обладает правом на распространение, и общество имеет право быть информированным о различных философских, творческих идеях. Ему также предоставляется возможность принять участие в обмене культурной, политической и социальной информацией и идеями при обязательстве государства не вторгаться в свободу выражения креативных людей.

Один из интересных вопросов, касающихся свободы информации, - право выяснять историческую правду и право на свободные дебаты об исторических фактах. ЕСПЧ постановил, что поиск исторической правды является неотъемлемой частью свободы выражения мнений [3, p. 69]. В деле "Моннат против Швейцарии" Суд отметил, что каждая страна должна приложить усилие для открытого обсуждения своей истории [13, p. 64]. В деле "Сенер против Турции" Суд защищает право на политические дебаты по вопросам, которые интересны людям [17].

Установление единых стандартов для защиты прав и свобод человека, определение содержания конкретных прав и свобод человека в общей для всего мира форме гарантируют усовершенствование защиты этих прав и свобод. В связи с этим государства - участники Конвенции стараются адаптировать свою законодательную систему к европейскому праву в сфере прав человека.

В соответствии со ст. 148 Конституции Азербайджанской Республики 1995 года международные соглашения, стороной которых выступает Азербайджанская Республика, являются неотъемлемой частью национального законодательства. Международные договоры, касающиеся основных прав и свобод человека, имеют прямую юридическую силу. Конституционный закон Азербайджанской Республики от 24.12.2002 "О регулировании осуществления прав и свобод человека в Азербайджанской Республике" был принят в целях приведения осуществления прав и свобод человека в стране в соответствие с Конвенцией. В установленном законами Азербайджанской Республики порядке суды могут обращаться в Конституционный суд Азербайджанской Республики с просьбой о толковании Конституции и законов Азербайджанской Республики в связи с вопросами осуществления прав и свобод человека. В соответствии с Указом Президента Азербайджанской Республики от 19.01.2006 "О модернизации судебной системы в Азербайджанской Республике" и применении Закона Азербайджанской Республики "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Азербайджанской Республики" судам Азербайджанской Республики рекомендуется организовать работу по изучению прецедентного права ЕСПЧ и применять его в судебной практике. Чтобы обеспечивать правильное и единообразное применение судами правовых норм Конвенции и постановлений ЕСПЧ Пленум Верховного Суда Азербайджанской Республики принял Постановление от 30.03.2006 "О применении судами норм Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и прецедентного права Европейского суда по правам человека".

Конвенция предусматривает право на свободу выражения мнения, право на свободу информации, упомянутые в ст. 10, как комплекс тесно связанных друг с другом прав. Несмотря на то что ст. 10 называется "Свобода выражения мнения" и право на информацию определяется как часть такой свободы, свобода информации в широком смысле охватывает свободу слова и свободу выражения мнения, а также право на получение информации. Но эти права и свободы человека часто пересекаются.

Критерии для определения баланса интересов не уточнены, и такие вопросы решаются на основе фактических обстоятельств конкретных дел. Но практика ЕСПЧ устанавливает некоторые важные правила, которые должны соблюдаться при решении дела:

- свобода выражения мнения составляет одну из основ демократического общества;

- толерантность и равное уважение к человеку являются основой демократического и плюралистического общества;

- проблемы, интересные для общества, должны быть раскрыты.

В основном жалобы изучаются на основе конкретных фактов, т.е. усложняется установление общих правил, но практика ЕСПЧ показывает, что примирение интересов и установление баланса между разными аспектами более важно. Основы ограничения этих прав отражены в Конвенции. Однако главная тенденция состоит в том, что основы ограничения права на информацию должны узко толковаться и выполняться судами государств. В целом право на свободу информации является основой демократического общества и ключевым элементом в самореализации человека.

Список литературы

 

1. Bladet Tromso and Stensaas v. Norway, Application no: 21980/93, 20 May 1999.

2. Budayeva and Others v. Russia, Application no: 15339/02, 20 March 2008.

3. Chauvy v. France, Application no: 64915/01, 29 June 2004.

4. Erbakan v. Turkey, Application no: 59405/00, 6 July 2006.

5. Gaskin v. the United Kingdom, Application no: 10454/83, 7 July 1989.

6. Godelli v. Italy, Application no: 33783/09, 25 September 2012.

7. Guerra and Others v. Italy, Application no: 116/1996/735/932, 19 February 1998.

8. Handyside v. the United Kingdom, Application no: 5493/72, 7 December 1976.

9. Klass and Others v. Federal Republic of Germany, Application no: 5029/71, 6 September 1978.

10. Leander v. Sweden, Application no: 9248/81, 26 March 1987.

11. Lingens v. Austria, Application no: 9815/82, 8 July 1986.

12. Liberty and Others v. the United Kingdom, Application no: 58234/00, 1 July 2008.

13. Monnat v. Switzerland, Application no: 73604/01, 21 September 2006.

14. Odievre v. France, Application no: 42326/98, 13 February 2003.

15. Open Door Counselling Ltd and Dublin Well Women Centre Ltd and Others v. Ireland, Application no: 14234/88, 29 October 1992.

16. Otto Preminger Institut v. Austria, Application no: 13470/87, 20 September 1994.

17. Sener v. Turkey, Application no: 26680/95, 18 July 2000.

18. Steel and Morris v. the United Kingdom, Application no: 68416/01, 22 October 2002.

19. Sunday Times v. the United Kingdom, Application no: 6538/74, 26 November 1991.

20. Sorbu and Others v. Moldova, Application no: 73562/01, 73565/01, 73712/01, 73744/01, 73972/01 and 73973/01, 15 June.

21. X and Y v. Belgium, Application no: 8962/80, 10 July 1981.

22. Weber and Saravia v. Germany, Application no: 54934/00, 29 June 2006.

23. European Convention on Human Rights, 1950.

24. Thomas I. Emerson. Legal Foundations of the Right to Know. Washington University Law Quarterly. Volume 1976, Number 1.

25. Toby Mendel. Hate Speech Rules Under International Law. February 2010, p. 10.

26. Конституция Азербайджанской Республики. Баку, 2011. 99 с.

27. Конституционный закон Азербайджанской Республики от 24.12.2002 N 404-IIKQ "О регулировании осуществления прав и свобод человека в Азербайджанской Республике".

28. Указ Президента Азербайджанской Республики от 19.01.2006 N 352 "О модернизации судебной системы в Азербайджанской Республике и обеспечении применения Закона Азербайджанской Республики "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Азербайджанской Республики".

29. Постановление Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики от 30.03.2006 "О применении судами норм Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и прецедентного права Европейского суда по правам человека".

 

References

 

26. Konstitutsiia Azerbaidzhanskoi Respubliki. Baku, 2011. 99 s.

27. Konstitutsionnyi zakon Azerbaidzhanskoi Respubliki ot 24.12.2002 N 404-IIKQ "O regulirovanii osushchestvleniia prav i svobod cheloveka v Azerbaidzhanskoi Respublike".

28. Ukaz Prezidenta Azerbaidzhanskoi Respubliki ot 19.01.2006 N 352 "O modernizatsii sudebnoi sistemy v Azerbaidzhanskoi Respublike i obespechenii primeneniia Zakona Azerbaidzhanskoi Respubliki "O vnesenii izmenenii i dopolnenii v nekotorye zakonodatel'nye akty Azerbaidzhanskoi Respubliki".

29. Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda Azerbaidzhanskoi Respubliki ot 30.03.2006 "O primenenii sudami norm Evropeiskoi konventsii "O zashchite prav cheloveka i osnovnykh svobod" i pretsedentnogo prava Evropeiskogo suda po pravam cheloveka".