Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Доверительное управление имуществом

Обновлено 17.10.2017 23:55

Глава 53. Доверительное управление имуществом

 

 

Статья 1012. Договор доверительного управления имуществом

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 1012 ГК РФ

1. Момент, с которого договор доверительного управления имуществом считается заключенным
2. Права доверительного управляющего по передаче в аренду объекта управления
3. Проставление пометки "Д.У." в договорах, заключаемых доверительным управляющим в отношении объекта управления
4. Квалификация сделки как договора доверительного управления
5. Доход учредителя управления или выгодоприобретателя
6. Особенности доверительного управления имуществом, находящимся в муниципальной собственности
7. Особенности применения процессуальных норм при разрешении споров, возникающих из договора доверительного управления
8. Особенности доверительного управления пенсионными фондами
9. Особенности доверительного управления паевыми инвестиционными фондами
10. Стороны в сделках, заключаемых доверительным управляющим с целью управления имуществом

1. Момент, с которого договор доверительного управления имуществом считается заключенным

Согласно п. 1 ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (п. 1 ст. 433 ГК РФ). Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента этой передачи (п. 2 ст. 433 ГК РФ).
При применении норм, регулирующих отношения по доверительному управлению имуществом, в судебной практике возникает вопрос относительно момента заключения рассматриваемого договора.
Сложности возникают, в частности, при толковании норм п. 1 ст. 1012 и ст. 1017 ГК РФ. Первая закрепляет реальную конструкцию договора доверительного управления имуществом, т.е. его заключение с момента передачи объекта управления. Вторая норма устанавливает необходимость государственной регистрации этой передачи (п. 2 ст. 1017 ГК РФ), а также последствия несоблюдения указанных требований в виде недействительности договора доверительного управления (п. 3 ст. 1017 ГК РФ).

1.1. Вывод из судебной практики: Договор доверительного управления недвижимым имуществом является реальным, т.е. считается заключенным с момента передачи объекта доверительного управления.

Примечание: Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации (п. 2 ст. 1017 ГК РФ) и считается состоявшейся в момент такой регистрации.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 17.12.2002 N 5861/02 по делу N А56-32315/01
"...В соответствии со статьями 209, 1012 и 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику имущества предоставлено право принимать решение о передаче имущества в доверительное управление.
Судами не рассмотрен и вопрос о возможности понуждения заключения договора доверительного управления имуществом, являющегося в силу статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации реальным договором.
Таким образом, оспариваемые судебные акты подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение..."

Аналогичная судебная практика:
Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.12.2007 N Ф04-4363/2007(40424-А03-30), Ф04-4363/2007(40376-А03-30) по делу N А03-13030/2006-4
"...Как следует из материалов дела, между администрацией г. Барнаула, Комитетом по управлению муниципальной собственностью г. Барнаула и ООО "Управляющая компания "Центр" (доверительный управляющий) заключен договор доверительного управления муниципальным имуществом от 21.07.2006 с дополнительным соглашением от 13.09.2006, по условиям которого администрация и Комитет передали в доверительное управление управляющему муниципальное имущество, административное здание, расположенное по адресу: г. Барнаул, пр. Ленина, 106 (Дом быта), площадью 11741,4 кв. м сроком на 3 года, а доверительный управляющий обязался осуществлять управление этим имуществом с целью увеличения неналоговых доходов бюджета города от использования муниципального имущества, содержать имущество в исправном состоянии и обеспечить проведение его текущего ремонта.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
Принимая во внимание, что договор доверительного управления в силу положений статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации является реальным, а истец, как юридическое лицо, зарегистрирован 03.08.2006 и мог участвовать в конкурсе по передаче имущества в доверительное управление в случае его проведения, апелляционная инстанция пришла к правомерному выводу, что истец является заинтересованным лицом и имеет право на предъявление иска о признании ничтожной сделки недействительной и применении последствий ее недействительности.
При таких обстоятельствах кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб..."

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.07.2007 N Ф04-4363/2007(35794-А03-13) по делу N А03-13030/2006-4
"...Как следует из материалов дела, между администрацией г. Барнаула, Комитетом по управлению муниципальной собственностью г. Барнаула и ООО "Управляющая компания "Центр" (доверительный управляющий) заключен договор доверительного управления муниципальным имуществом от 21.07.2006 с дополнительным соглашением от 13.09.2006, по условиям которого администрация и комитет передали в доверительное управление управляющему муниципальное имущество, административное здание, расположенное по адресу: г. Барнаул, пр. Ленина, 106 (Дом быта), площадью 11741,4 кв. м, сроком на 3 года, а доверительный управляющий обязался осуществлять управление этим имуществом с целью увеличения неналоговых доходов бюджета города от использования муниципального имущества, содержать имущество в исправном состоянии и обеспечить проведение его текущего ремонта.
Считая, что указанный договор не соответствует требованиям Федерального закона "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", статьям 71 и 72 Бюджетного кодекса РФ и положениям Федерального закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности", истец обратился с настоящим иском.
В обоснование отсутствия у истца интереса в оспаривании сделки суд сослался на то, что истец как юридическое лицо зарегистрирован 03.08.2006, тогда как оспариваемый договор заключен 21.07.2006.
С данным выводом нельзя согласиться, поскольку в соответствии со статьей 1012 Гражданского кодекса договор доверительного управления имуществом относится к категории реальных договоров и считается заключенным с момента передачи имущества. Имущество по оспариваемому договору передавалось в августе - сентябре 2006 года. Регистрация передачи имущества в доверительное управление произведена 21.09.2006.
При новом рассмотрении дела суду необходимо всесторонне исследовать вопрос о наличии у истца заинтересованности в оспаривании сделки, выяснить, какие права истца были нарушены данной сделкой.
Постановление Арбитражного суда Алтайского края от 09.04.2007 по делу N А03-13030/2006-4 отменить, дело направить на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию этого же суда..."

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 24.01.2008 по делу N А49-2407/06-84/24
"...Впоследствии между Конновым С.В., Беляковым М.В., Городничим В.В. (далее - граждане) и предпринимателем Филькиным О.А. был заключен договор доверительного управления от 8.02.2006, согласно условиям которого граждане передали предпринимателю (доверительному управляющему) недвижимое имущество - нежилое здание общей площадью 1.381,1 кв. метров, расположенное по адресу: город Пенза, улица Складская, 19.
Пунктом 2 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации корреспондирующей с правилами пункта 1 статьи 4 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" от 21.07.1997 N 122-ФЗ (в редакции от 23.11.2007) предусмотрено, что договоры доверительного управления недвижимым имуществом должны быть заключены в письменной форме, а передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
Предметом договора доверительного управления, заключенного между гражданами и доверительным управляющим, является нежилое здание общей площадью 1.381,1 кв. метров, которое относится к объекту недвижимости по фактическим и юридическим свойствам.
Таким образом, передача соответствующего имущества доверительному управляющему, может считаться состоявшейся в момент ее государственной регистрации.
Однако судебные инстанции не учли, что договор доверительного управления считается заключенным не с момента его подписания сторонами, а после передачи имущества управляющему, которая удостоверяется государственной регистрацией.
При таких обстоятельствах, судебные акты подлежат отмене, как принятые по неполно исследованным обстоятельствам..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 11.04.2007 N Ф09-2494/07-С6 по делу N А50-17268/2006
"...Согласно п. 2 ст. 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
То есть договор доверительного управления недвижимым имуществом считается заключенным не с момента его подписания сторонами, а после передачи имущества доверительному управляющему при условии, что такая передача удостоверяется государственной регистрацией. Поскольку государственной регистрации передачи недвижимого имущества доверительному управляющему - обществу "КЭС-"Прикамье" - не произведено, следовательно, нельзя считать имущество переданным доверительному управляющему, а договор - заключенным..."

2. Права доверительного управляющего по передаче в аренду объекта управления

Гражданское законодательство, в частности нормы гл. 53 ГК РФ, регулирующие правоотношения по доверительному управлению имуществом, не содержит конкретного перечня прав и обязанностей доверительного управляющего в отношении учредителя управления или выгодоприобретателя и переданного в управление имущества.
Законодателем к числу прав и обязанностей доверительного управляющего отнесены:
- право осуществления в отношении объекта управления правомочий собственника (п. 1 ст. 1020 ГК РФ);
- обязанность по управлению имуществом в интересах учредителя управления (выгодоприобретателя) (п. 1 ст. 1012 ГК РФ);
- полномочия по совершению в пределах, установленных договором, любых фактических и юридических действий в интересах выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1012 ГК РФ).
Применяя при разрешении конкретных хозяйственных споров приведенные выше нормы права в совокупности с нормой, устанавливающей максимальный пятилетний срок договора доверительного управления имуществом (п. 2 ст. 1016 ГК РФ), суды сталкиваются с определенными сложностями. В частности, возникают споры по вопросу о наличии у доверительного управляющего полномочий на заключение договора аренды в отношении объекта управления на срок, превышающий срок договора доверительного управления. В связи с отсутствием прямого законодательного регулирования актуальным является вопрос о последствиях заключения таких договоров.

2.1. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий не вправе без согласия учредителя заключать договор аренды объекта управления на срок, превышающий срок действия договора доверительного управления.

Примечание: Ранее в судебной практике существовала позиция согласно которой, если иное не установлено договором, можно без согласия учредителя управления заключать договоры на срок, превышающий срок действия договора доверительного управления. Такая позиция изложена, в частности, в Постановлении ФАС Уральского округа от 14.05.2008 N Ф09-2829/08-С6 по делу N А76-11874/2007.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.2011 N 495/11 по делу N А46-19789/2009
"...Как установлено судами и усматривается из материалов дела, муниципальное образование город Омск (учредитель управления) и общество (доверительный управляющий) заключили договор доверительного управления, по условиям которого (с учетом изменений, внесенных соглашениями от 06.12.2003 и от 13.04.2005) доверительному управляющему сроком на пять лет переданы нежилые помещения общей площадью 1 280,1 кв. метра, литеры А, А1 (12П), расположенные по адресу: г. Омск, ул. Ленина, 22, в том числе: помещения подвала N 10, 11, 29 - 31, площадью 100,1 кв. метра; помещения второго этажа N 1 - 15, 18 - 22, 25 - 37, 39, 41 - 57, площадью 584,1 кв. метра; помещения третьего этажа N 1 - 9, 11, 13 - 16, 20 - 37, 40 - 56, площадью 595,9 кв. метра (далее - имущество).
Согласно этому договору доверительному управляющему предоставлено право сдачи имущества в аренду и осуществления иных правомочий собственника в пределах, предусмотренных законом и договором.
Пунктом 4.1.1 названного договора определено, что доверительный управляющий не вправе совершать юридические и фактические действия, которые могут повлечь отчуждение имущества, а также сделки на сумму более 2 000 000 рублей. Сделки на сумму, превышающую указанную, совершаются исключительно с письменного согласия учредителя управления.
Действуя в качестве доверительного управляющего, общество 24.03.2004 заключило с ЗАО "Академия искусств" договор аренды нежилых помещений (с дополнительными соглашениями к нему от 08.04.2004 и от 26.08.2005) на срок 96 лет (с 24.03.2004 по 23.03.2100) (далее - договор аренды).
Между тем, согласно статьям 1012, 1020 Кодекса по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
В соответствии с пунктом 2 статьи 1016 Гражданского кодекса договор доверительного управления имуществом заключается на срок, не превышающий пяти лет. Для отдельных видов имущества, передаваемого в доверительное управление, законом могут быть установлены иные предельные сроки, на которые может быть заключен договор.
Для имущества, переданного департаментом в доверительное управление обществу, иной предельный срок доверительного управления законом не установлен.
Договор доверительного управления заключен сроком на пять лет, то есть на предельный срок, следовательно, договор аренды не мог быть заключен доверительным управляющим на срок, превышающий срок действия договора доверительного управления, без согласия учредителя управления.
Поскольку департамент такого согласия не давал, с окончанием срока доверительного управления имуществом договор аренды и дополнительные соглашения к нему считаются прекращенными..."

Аналогичная судебная практика:
Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.08.2011 по делу N А46-9488/2010
"...Из материалов дела следует, что 05.12.2003 между Департаментом (учредитель управления) и ООО "Охрана памятников культуры" (доверительный управляющий) заключен договор доверительного управления имуществом N 27222/ДУ (438) сроком на 5 лет, согласно которому ответчику переданы нежилые помещения литера А, А1(12П), расположенные по адресу: ул. Ленина, 22, общей площадью 1 337,8 кв. м, в том числе: подвал - помещение N 11 (всего по подвалу 56,3 кв. м); 1 этаж - помещения N 6-13 (всего по первому этажу 101,5 кв. м); 2 этаж - помещения N 1-15, 18-22, 25-37, 39, 41-57 (всего по второму этажу 584,1 кв. м); 3 этаж - помещения N 1-9, 11, 13-16, 20-37, 40-56 (всего по третьему этажу 595,9 кв. м).
Действуя в качестве доверительного управляющего, ООО "Охрана памятников культуры и архитектуры" (арендодатель) заключило с ЗАО "Академия искусств" (арендатор) договор аренды от 24.03.2004 сроком на 96 лет, по условиям которого арендодатель передает, а арендатор принимает в аренду нежилые помещения, расположенные по адресу: ул. Ленина, 22, литера А, А1 (12П), общей площадью (с учетом дополнительного соглашения от 26.08.2005) 1 280,10 кв. м, с обязательством ежемесячной уплаты арендной платы в размере 83 400 рублей включая НДС.
Полагая, что доверительный управляющий ООО "Охрана памятников культуры и архитектуры", заключая договор аренды на 96 лет с ЗАО "Академия искусств", действовал с превышением полномочий, установленных законом и договором доверительного управления, Департамент обратился в суд с иском.
Отказывая в удовлетворении иска по основанию предусмотренному статьей 174 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды исходили из того, что заключение доверительным управляющим договора аренды в период действия договора доверительного управления на срок, превышающий срок доверительного управления, не является незаконным распоряжением имуществом и не нарушает интересы собственника, поскольку не связано с отчуждением имущества.
Однако судами обеих инстанций не учтено то обстоятельство, что в соответствии с пунктом 1 статьи 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление. Распоряжение недвижимым имуществом доверительный управляющий осуществляет в случаях, определенных договором доверительного управления.
В силу пункта 2 статьи 1016 Гражданского кодекса Российской Федерации договор доверительного управления имуществом заключается на срок, не превышающий пяти лет. Для отдельных видов имущества, передаваемого в доверительное управление, законом могут быть установлены иные предельные сроки, на которые может быть заключен договор.
Исходя из названных норм права и с учетом того, что договор доверительного управления от 05.12.2003 заключен на 5 лет, договор аренды не мог быть заключен доверительным управляющим на срок, превышающий срок действия договора доверительного управления, без согласия учредителя управления. Поскольку Департамент такого согласия не давал, с окончанием срока действия договора доверительного управления имуществом договор аренды и дополнительные соглашения к нему считаются прекращенными..."

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 25.11.2013 N Ф05-14724/2013 по делу N А40-33013/13-133-302
"...Из материалов дела следует и установлено судами, между ОАО "ЦЕНТРЭНЕРГОЧЕРМЕТ" "Д.У." (Доверительный управляющий объекта недвижимости по адресу: 11250, г. Москва, проезд Завода "Серп и Молот", д. 6, корп. 1) и ЗАО "НПП Прогресс" (арендатор) заключен договор аренды недвижимого имущества от 01.01.2012 N АВЦ-02/2012.
Полномочия доверительного управляющего на заключение договора подтверждаются документами: договором доверительного управления от 01.02.2010, актом приема-передачи здания от 01.02.2010, письмом от 03.03.2010 Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
В соответствии с пунктом 1 статьи 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление. Распоряжение недвижимым имуществом доверительный управляющий осуществляет в случаях, определенных договором доверительного управления.
В силу пункта 2 статьи 1016 Гражданского кодекса Российской Федерации договор доверительного управления имуществом заключается на срок, не превышающий пяти лет. Для отдельных видов имущества, передаваемого в доверительное управление, законом могут быть установлены иные предельные сроки, на которые может быть заключен договор.
Исходя из названных норм права, договор аренды не мог быть заключен доверительным управляющим на срок, превышающий срок действия договора доверительного управления, без согласия учредителя управления.
Суды установили, что в соответствии с письмом от 01.02.2010 года ЗАО "АВС" предоставило доверительному управляющему право заключать договоры аренды нежилых помещений, принадлежащих ЗАО "АВС" на праве собственности, на срок, превышающий срок действия Договора.
Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации письмо от 01.02.2010 (л.д. 72) ЗАО "АВС" к ОАО "Центрэнергочермет" с учетом положений статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о наличии у доверительного управляющего права на заключение договора аренды нежилых помещений, принадлежащих ЗАО "АВС" на праве собственности, на срок, превышающий срок действия договора доверительного управления.
Таким образом, доводы ответчика о прекращении действия договора аренды в связи с прекращением договора доверительного управления судами правомерно отклонены..."

3. Проставление пометки "Д.У." в договорах, заключаемых доверительным управляющим в отношении объекта управления

Совершая сделки с переданным в управление имуществом, доверительный управляющий действует от своего имени, указывая, что он действует в качестве такого управляющего (п. 3 ст. 1012 ГК РФ). При этом уточняется, в какой форме должно быть сделано данное указание: условие считается соблюденным, если при совершении действий, не требующих письменного оформления, другая сторона информирована об их совершении доверительным управляющим в таком качестве, а в письменных документах после имени или наименования доверительного управляющего сделана пометка "Д.У.".
В судебной практике возникают споры по вопросу о том, возможно ли в договорах, заключаемых в отношении объекта управления, использовать иное указание на статус доверительного управляющего, кроме проставления пометки "Д.У.".
При этом вывод суда в таком деле имеет принципиальное значение для определения правовых последствий сделок, совершенных доверительным управляющим. Так, согласно абз. 2 п. 3 ст. 1012 ГК РФ при отсутствии указания о действии доверительного управляющего в данном качестве последний несет обязанность перед третьими лицами лично и отвечает перед ними только принадлежащим ему имуществом. В то же время по общему правилу, закрепленному в п. 3 ст. 1022 ГК РФ, долги по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом, погашаются за счет этого имущества.

3.1. Вывод из судебной практики: Отсутствие в договоре, заключенном доверительным управляющим в отношении объекта управления, пометки "Д.У." не влечет последствий, предусмотренных п. 3 ст. 1012 ГК РФ, если в таком договоре содержится указание на действие доверительного управляющего в соответствии с договором доверительного управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Центрального округа от 23.09.2011 по делу N А54-5695/2010
"...Как следует из материалов дела и установлено судебными инстанциями, постановлением мэра города Рязани N 2364 от 25.08.1995 имущественный комплекс ликвидированного МП "Детский кинотеатр "Родина" был передан в доверительное управление АОЗТ "МАСТ".
На основании указанного постановления 31.08.1995 между комитетом по управлению муниципальным имуществом мэрии г. Рязани (собственник) и АОЗТ "МАСТ" (доверительный управляющий) заключен договор N 04-18/1 о передаче имущества, находящегося в муниципальной собственности, в доверительное управление, по условиям которого доверительному управляющему передан в доверительное управление имущественный комплекс "Кинотеатр "Родина" с прилегающей к нему территорией, расположенный по адресу: г. Рязань, ул. Ленина, д. 41.
В соответствии с условиями заключенного договора имущественный комплекс МП "Детский кинотеатр "Родина" был передан доверительному управляющему по акту приема-передачи от 11.08.1995.
13.07.2010 между ООО "МАСТ" (арендодатель) и ООО "Сервис Недвижимость" (арендатор) заключен договор аренды недвижимого имущества, по условиям которого арендодатель передает, а арендатор принимает во временное владение и пользование здание литер А, с кадастровым номером 62:29:00:00000:2736:001, расположенное по адресу: г. Рязань, ул. Ленина, д. 41, общей площадью 1 491,6 кв. м с прилегающей к нему территорией.
Заключая договор аренды недвижимого имущества, стороны в преамбуле договора предусмотрели, что арендодатель действует на основании договора доверительного управления от 31.08.1995.
При этом в пункте 1.2 договора указано, что имущество находится в собственности муниципального образования - город Рязань. Арендодатель обладает правом на сдачу указанного имущества в аренду в связи с осуществлением в отношении данного имущества функций доверительного управляющего на основании договора о передаче имущества, находящегося в муниципальной собственности, в доверительное управление от 31.08.1995.
Таким образом, в договоре аренды однозначно определено, что ООО "МАСТ", выступая арендодателем, действует в качестве доверительного управляющего.
Следовательно, арендатор, заключая договор аренды, знал о том, что арендуемое имущество является муниципальной собственностью, а арендодатель выступает в качестве доверительного управляющего.
При таких условиях само по себе отсутствие пометки "Д.У." в договоре аренды не означает его недействительность по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 1012 ГК РФ..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 21.12.2011 N ВАС-14518/11 по делу N А54-5695/2010
"...Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, 31.08.1995 между комитетом по управлению муниципальным имуществом мэрии города Рязани (учредителем управления) и обществом "МАСТ" (доверительным управляющим) заключен договор N 04-18/1 о передаче находящегося в муниципальной собственности имущественного комплекса кинотеатра "Родина" в доверительное управление.
Имущество было фактически передано обществу "МАСТ" в доверительное управление.
Впоследствии общество "МАСТ" заключило с обществом "Сервис Недвижимость" (арендатором) договор от 13.07.2010 аренды переданной ранее в доверительное управление недвижимости.
Администрация города Рязани оспорила договор аренды в арбитражном суде, ссылаясь на заключение этой сделки без указания на то, что общество "МАСТ" действует в качестве доверительного управляющего, а также на нарушение законодательства о защите конкуренции.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации сделки с переданным в доверительное управление имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего. Это условие считается соблюденным, если при совершении действий, не требующих письменного оформления, другая сторона информирована об их совершении доверительным управляющим в этом качестве, а в письменных документах после имени или наименования доверительного управляющего сделана пометка "Д.У.".
Исследовав и оценив текст договора (его преамбулу и пункт 1.2), исходя из буквального толкования имеющихся в нем слов и выражений суды пришли к выводу о наличии в документе указания на заключение договора обществом "МАСТ" как доверительным управляющим.
...в передаче дела N А54-5695/2010 Арбитражного суда Рязанской области в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения суда первой инстанции от 07.04.2011, постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2011 и постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 23.09.2011 отказать..."

По данному делу подробнее см. Постановление ФАС Центрального округа от 23.09.2011.

3.2. Вывод из судебной практики: Отсутствие в заключаемом доверительным управляющим договоре теплоснабжения нежилых помещений, переданных в управление, отметки "Д.У." свидетельствует о том, что договор заключен лично доверительным управляющим в своих интересах.

Судебная практика:

Постановление ФАС Поволжского округа от 19.09.2005 N А55-6159/04-36
"...Как следует из материалов дела, между Муниципальным образованием г. Сызрани в лице председателя Комитета имущественных отношений и ООО "Эко-Лайн" был заключен договор N 2 от 03.09.2001 доверительного управления муниципальными нежилыми помещениями на срок 5 лет.
29 ноября 2002 г. между ООО "Эко-Лайн" и ЗАО "СТЭК" были заключены договоры N N 20517, 20518 на теплоснабжение нежилых помещений, находящихся в доверительном управлении.
Согласно п. 1 ст. 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
Сделки с переданным в доверительное управление имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего. Это условие считается соблюденным, если в письменных документах после имени или наименования доверительного управляющего сделана пометка "Д.У.". При отсутствии указания о действии доверительного управляющего в этом качестве доверительный управляющий обязывается перед третьими лицами лично и отвечает перед ними только принадлежащим ему имуществом (п. 3 указанной нормы Закона).
Договоры N N 20517, 20518 от 29.11.2002 на теплоснабжение нежилых помещений, заключенные между ЗАО "СТЭК" и ООО "Эко-Лайн", пометки "Д.У." после указания наименования абонента - ООО "Эко-Лайн" - не содержат. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что при заключении данных договоров ООО "Эко-Лайн" действовало от своего имени, как самостоятельный субъект в своих интересах.
Доказательств того, что указанные договоры теплоснабжения заключены ООО "Эко-Лайн" как доверительным управляющим для теплоснабжения переданного в доверительное управление имущества, истцом в нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено..."

4. Квалификация сделки как договора доверительного управления

Проблемы правового регулирования отношений в рамках договора доверительного управления имуществом возникают в судебной практике, в том числе в связи с отсутствием в нормах данного института четкого определения того, что является предметом договора.
В частности, исходя из положения п. 1 ст. 1012 ГК РФ предмет договора доверительного управления заключается в управлении имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
При этом под управлением имуществом следует понимать совершение в отношении данного имущества в соответствии с договором доверительного управления любых юридических и фактических действий в интересах выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1012 ГК РФ).
Нормы других отраслей законодательства также содержат указание на совершение должником в рамках исполнения обязательства тех или иных действий. В частности, п. 2 ст. 162 ЖК РФ возлагает на управляющую организацию обязанность в течение согласованного срока за плату оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества дома, предоставлять коммунальные услуги собственникам помещений и пользующимся помещениями в этом доме лицам, осуществлять иную направленную на достижение целей управления многоквартирным домом деятельность.
Правовая неопределенность по вопросу о предмете договора доверительного управления составляет основу для споров о квалификации той или иной сделки как договора доверительного управления.
Так, в судебной практике возникают вопросы о квалификации договора в качестве договора доверительного управления в случае, если к обязанностям управляющего отнесено выполнение исключительно фактических действий, в то время как в соответствии с п. 2 ст. 1012 ГК РФ доверительный управляющий совершает в интересах выгодоприобретателя любые фактические и юридические действия.
Кроме того, вопрос о правовой квалификации сводится не только к уяснению предмета договора доверительного управления. Суд в качестве основания для признания сложившихся правоотношений подпадающими под регулирование тех или иных норм может принимать во внимание и иные обстоятельства, в частности объект управления.

4.1. Вывод из судебной практики: Между управляющей компанией и товариществом собственников жилья может быть заключен договор доверительного управления недвижимым имуществом с соблюдением пп. 4, 6 ст. 148 ЖК РФ и требований п. п. 2, 3 ст. 1017 ГК РФ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 08.12.2009 N Ф09-9801/09-С5 по делу N А60-15216/2009-С3
"...Как установлено судом и подтверждается материалами дела, между обществом "Домострой" (управляющая компания) и товариществом "Шварца 10" (заказчик) подписан договор доверительного управления недвижимым имуществом от 01.07.2006 N 1, в соответствии с которым заказчик передает управляющей компании недвижимое имущество в доверительное управление, а управляющая компания обязуется осуществить управление этим имуществом в интересах заказчика.
Недвижимым имуществом является 16 - 18-этажное здание (192 квартиры и нежилые помещения на первом этаже), расположенное по адресу: г. Екатеринбург, ул. Академика Шварца, 10, корпус 1 (п. 1.2 договора).
Полагая, что договор доверительного управления является недействительным, товарищество "Шварца, 10" обратилось в суд с соответствующим иском.
Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из следующего.
Согласно п. 2, 3 ст. 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации договор доверительного управления недвижимым имуществом должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества. Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
Несоблюдение формы договора доверительного управления имуществом или требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора.
Судом правомерно указано, что нарушение требований ст. 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации о государственной регистрации договора доверительного управления, объектом которого является недвижимое имущество, влечет недействительность данного договора.
В силу п. 4, 6 ст. 148 Жилищного кодекса Российской Федерации, правомочия по управлению многоквартирным домом или заключению договоров на управление им относятся к компетенции правления товарищества.
По смыслу названных правовых норм для заключения договора доверительного управления необходимо одобрение правлением товарищества.
Однако спорный договор подписан председателем правления товарищества "Шварца, 10"; доказательств его одобрения от имени правления суду не представлено.
Таким образом, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к правильному выводу о том, что договор доверительного управления является ничтожной сделкой, поскольку не одобрен правлением товарищества "Шварца, 10" и не зарегистрирован в установленном законом порядке..."

4.2. Вывод из судебной практики: Договор о передаче полномочий исполнительного органа управляющей организации не может быть квалифицирован в качестве договора доверительного управления имуществом, поскольку представляет собой самостоятельный вид договора, предусмотренного ст. 103 ГК РФ и п. 1 ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах".

Судебная практика:

Постановление ФАС Поволжского округа от 21.05.2009 по делу N А55-13261/2008
"...По мнению инспекции, вопрос о передаче полномочий исполнительного органа управляющей организации решен с нарушением пункта 1 статьи 47 и статьи 69 Федерального закона "Об акционерных обществах" от 26.12.1995 N 208-ФЗ в ред. Федерального закона от 07.08.2001 N 120-ФЗ, то есть не по предложению Совета директоров и не ежегодно, что подтверждается протоколами от 21.06.2004 и от 20.04.2005.
Договор N 10, заключенный на неопределенный срок, нарушает нормы статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая требует указание срока для договора доверительного управления имуществом.
Как правильно указали суды положения статьи 1012 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) о договоре доверительного управления имуществом не подлежат применению к такому виду договоров, как договор передачи полномочий исполнительного органа акционерного общества управляющей организации.
Согласно части 1 статьи 1013 ГК РФ в доверительное управление передаются предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценным бумагам, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество. В данном случае по договору переданы не отдельные имущественные объекты, а полномочия по управлению организацией. Кроме того, управляющий в отличие от доверительного управляющего действует от имени юридического лица, а не от своего имени. Таким образом, договор передачи полномочий исполнительного органа является самостоятельным видом договоров, предусмотренным в абзаце 3 пункта 3 статьи 103 ГК РФ и пунктом 1 статьи 69 ФЗ "Об акционерных обществах" от 26.12.1995 N 208-ФЗ. Указанные нормы не ограничивают срок исполнения полномочий исполнительного органа управляющей организацией.
При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют правовые основания для отмены законно принятых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы..."

4.3. Вывод из судебной практики: Договор, по которому управляющий обязуется совершать действия только по охране имущества, является договором не доверительного управления, а возмездного оказания услуг.

Судебная практика:

Постановление ФАС Поволжского округа от 14.11.2000 N А12-2240/2000-с24
"...Как видно из материалов дела, исковые требования Садоводческого потребительского общества основаны на договоре доверительного управления имуществом N Д1-1, заключенном с Фондом государственной службы казначейства России 18 июня 1999 г.
Согласно названному договору фонд принял на себя обязательства по охране имущества Садоводческого общества "Электрон", а общество - производить оплату оказанных услуг.
Таким образом, по своей правовой природе договор N Д1-1 от 18.06.99 г. является договором возмездного оказания услуг..."

5. Доход учредителя управления или выгодоприобретателя

Нормы Гражданского кодекса РФ, посвященные регулированию правоотношений, возникающих из договора доверительного управления, не содержат прямого указания на обязанность доверительного управляющего извлекать доходы от управления имуществом.
В соответствии с п. 1 ст. 1012 ГК РФ в содержание предмета договора включается обязанность доверительного управляющего осуществлять управление в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
При этом нормы Гражданского кодекса РФ о доверительном управлении не раскрывают понятия интереса, который в свою очередь может заключаться как в сохранении и поддержании определенного состояния имущества, извлечении его полезных свойств, так и в получении доходов от управления им.
Лишь путем совокупного толкования норм представляется возможным установить, что интерес учредителя или выгодоприобретателя заключается именно в получении доходов от управления имуществом.
В частности, в соответствии с п. 2 ст. 1022 ГК РФ доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, помимо иного возмещает указанным лицам упущенную выгоду. Согласно с п. 2 ст. 15 ГК РФ упущенная выгода представляет собой неполученные доходы, которые лицо, чье право нарушено, получило бы при обычных условиях гражданского оборота.
Прямое упоминание категории "доходы" содержится в п. 1 ст. 1023 ГК РФ, закрепляющем право на получение доверительным управляющим вознаграждения, а также право на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении.
Пробелы в правовом регулировании вопроса о цели доверительного управления в общем и необходимости получения доходов в частности порождают в судебной практике различные подходы к решению вопросов о возможности установления в договоре доверительного управления имуществом фиксированного дохода, причитающегося доверительному управляющему или выгодоприобретателю, а также о том, какое условие договора свидетельствует об установлении фиксированного дохода.
С 1 октября 2013 г. вступают в силу изменения в ст. 136 "Плоды, продукция и доходы" ГК РФ, которые вносятся в соответствии с Федеральным законом от 02.07.2013 N 142-ФЗ "О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". В редакции названной статьи до внесения поправок указано, что все поступления, полученные в результате использования имущества, принадлежат лицу, которое пользуется этим имуществом на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании имущества. Статья 136 ГК РФ в новой редакции устанавливает, что плоды, продукция, доходы, полученные в результате использования вещи, независимо от того, кто использует такую вещь, принадлежат собственнику вещи, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, договором или не вытекает из существа отношений.

5.1. Вывод из судебной практики: Все поступления, полученные в результате управления имуществом, не принадлежат доверительному управляющему и подлежат передаче учредителю управления.

Примечание: В приведенных ниже Постановлениях разрешен спор между налоговым органом и налогоплательщиком.

Судебная практика:

Постановление ФАС Поволжского округа от 04.09.2003 N А49-1843/03-84А/16
"...Как видно из материалов дела, Предприниматель Котин А.А. заключил с Куцем Л.И. и Ульяновой Г.А. договор доверительного управления имуществом в отношении административного 2-этажного нежилого здания, находящегося по адресу: г. Пенза, ул. Герцена, 128.
На основании договора Предприниматель передавал расположенные в здании помещения в аренду, проставляя в заключаемых с арендатором договорах письменные отметки "Д.У.", что предусмотрено п. 3 ст. 1012 Гражданского кодекса РФ.
В соответствии со ст. 1012 Гражданского кодекса РФ все поступления, полученные доверительным управляющим в результате использования имущества, находящегося в доверительном управлении, принадлежат учредителям управления и подлежат передаче им за минусом вознаграждения, причитающегося управляющему, и расходов по поддержанию имущества в надлежащем состоянии.
В данном случае арбитражным судом установлено и подтверждено материалами дела, что полученные от аренды здания денежные средства ответчиком впоследствии передавались учредителям управления, что подтверждено расходными кассовыми ордерами.
При таких обстоятельствах обоснован вывод арбитражного суда о том, что полученные ответчиком поступления от передачи в аренду вышеуказанного здания ему не принадлежат, не образуют его личный налогооблагаемый доход и не порождают для него налоговых обязанностей..."

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 01.02.2001 N А31-158/1
"...По договору от 25.03.1997 со сроком действия до 31.03.1998 ОАО "Костромская ГРЭС" передало в доверительное управление ЗАО "ИФРР" простые векселя номинальной стоимостью 24363815 рублей. Содержанием деятельности доверительного управляющего согласно пунктам 2.2 и 5.1 договора являлись продажа векселей и вложение вырученных средств в строительство жилья в г. Костроме с передачей учредителю доверительного управления готового жилья либо денежных средств, полученных от его реализации.
В приложении N 2 к договору установлен размер вознаграждения доверительному управляющему, который не мог быть менее семи процентов от общей стоимости жилья, передаваемого учредителю.
В соответствии со статьями 1012, 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему. Осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя. Сам доверительный управляющий выгодоприобретателем по договору доверительного управления не является.
В ходе исполнения указанного договора на счет ЗАО "ИФРР" поступили денежные средства в размере 1090000 рублей от реализации векселей номинальной стоимостью 3000000 рублей, которые являлись собственностью учредителя.
В соответствии с условиями договора доверительного управления от 29.10.1996 N 961015 ЗАО "ИФРР" должно было реализовать простые векселя АООТ "Костромская ГРЭС", а суммы, полученные от продажи векселей, но не менее 65 процентов от их номинальной стоимости, передать учредителю - АКБ "Костромабанк" в лице его Волгореченского филиала. Согласно пункту 6 этого договора доверительный управляющий имел право на вознаграждение в любых размерах от оставшихся 35 процентов номинальной стоимости векселя. Налоговый орган расценил в качестве такого вознаграждения 144500 рублей, поступивших на расчетный счет истца в ходе исполнения указанного договора. Вместе с тем, как следует из материалов дела, указанная сумма являлась кредиторской задолженностью ЗАО "ИФРР" перед учредителем, которая погашена путем передачи собственного имущества доверительного управляющего - векселями третьих лиц. Указанное обстоятельство, в частности, подтверждается актом сверки расчетов по договору траста Волгореченским филиалом АКБ "Костромабанк" и ЗАО "ИФРР" от 26.06.1997. Вознаграждение по договору траста, составляющее по расчетам предприятия 135500 рублей, на его счет от учредителя в охваченный проверкой период не поступало.
Поскольку поступившие на счет истца в ходе исполнения договоров доверительного управления денежные средства согласно статье 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежали учредителям, за эти суммы ЗАО "ИФРР" с учредителями рассчиталось и кредиторской задолженности перед ними не имеет, указанные суммы вознаграждением, с которого следовало бы исчислить и уплатить налог на добавленную стоимость, не являются. Обратного налоговый орган материалами встречных проверок либо иными доказательствами не подтвердил..."

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 12.03.2012 по делу N А40-76017/11-75-313
"...Судами первой и апелляционной инстанций принято во внимание, что гражданское и налоговое законодательство определило обязанность для Доверительного управляющего - ведение раздельного учета доходов и расходов от доверительного управления имуществом, поскольку такие доходы и расходы не являются доходами и расходами Доверительного управляющего, а включаются в состав доходов и расходов Учредителя управления. Судами установлено, что при исполнении Договора аренды N ДУ ЛА-05/02/2 от 12 января 2005 года, заключенного между ООО "ЛУКОЙЛ-АВИА" и ООО "ЛУКОЙЛ-АВИА" Д.У., обеспечено разделение прав и обязательств - доходов и расходов по аренде вертолетов: доходы от предоставления в аренду в соответствии со статьей 1018 Гражданского кодекса Российской Федерации, Приказом Минфина Российской Федерации N 97н и статьей 276 Налогового кодекса Российской Федерации отражались на отдельном балансе ООО "ЛУКОЙЛ-АВИА" Д.У., передавались Учредителю Управления и включались в состав его доходов, как в целях бухгалтерского учета, так и в целях налогообложения прибыли, что подтверждается документами ОАО "ЛУКОЙЛ", имеющимися в деле, то есть доходы от аренды отражены иным, нежели ООО "ЛУКОЙЛ-АВИА" юридическим лицом - ОАО "ЛУКОЙЛ" (учредителем управления), что оценено судами первой и апелляционной инстанций. Суды также оценили, что расходы по аренде вертолетов отражались в составе расходов ООО "ЛУКОЙЛ-АВИА" как в целях бухгалтерского учета, так и в целях налогообложения прибыли, в соответствии со статьей 252 НК РФ, как затраты, направленные на получение дохода от авиационных перевозок пассажиров, а расходы по аренде отражены ООО "ЛУКОЙЛ-АВИА" в составе собственных расходов. Доказательств об отражении аренды вертолетов в составе доходов ООО "ЛУКОЙЛ-АВИА" Инспекцией не представлено. Довод Инспекции о совпадении должника и кредитора по аренде в одном лице, не подтвержден в суде.
Суд кассационной инстанции полагает, что оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов нет. Нормы материального права при разрешении спора применены судом правильно, нарушения процессуальных норм, влекущие отмену судебных актов, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлены..."

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.05.2001 N А42-364/00-12
"...Налоговым органом также установлено, что в мае 1998 года Колхоз предъявил к возмещению из бюджета 42487 руб. 46 коп. налога на добавленную стоимость, якобы в связи с приобретением рыбной продукции у закрытого акционерного общества "Баренцевая лизинговая компания" (далее - ЗАО "БЛК"). По мнению налоговой инспекции, налог на добавленную стоимость предъявлен к возмещению неправомерно, так как Колхозом не представлены доказательства оплаты продукции ЗАО "БЛК". Кроме того, продукция, полученная Колхозом от ЗАО, являлась собственностью Колхоза - его доходом от передачи судов в доверительное управление ЗАО "БЛК". Суды обеих инстанций, всесторонне и полно оценив представленные истцом и ответчиком доказательства по делу, также установили, что в мае 1998 года ЗАО "БЛК" передало Колхозу рыбную продукцию на сумму 487382 руб. В регистрах бухгалтерского учета Колхоз отразил поступление продукции как приход товарно-материальных ценностей, полученных учредителем доверительного управления в счет причитающейся прибыли от доверительного управляющего.
Согласно статье 136 и пункту 2 статьи 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации продукция и доходы, полученные доверительным управляющим в результате использования имущества, принадлежат учредителю доверительного управления.
Поэтому судебные инстанции, правильно применив нормы материального права, отказали налогоплательщику в удовлетворении исковых требований по этому эпизоду, поскольку истцом не представлены суду доказательства реализации ЗАО "БЛК" Колхозу рыбной продукции, а также доказательства ее оплаты Колхозом..."

5.2. Вывод из судебной практики: По вопросу о возможности установления в договоре доверительного управления фиксированного дохода, подлежащего уплате учредителю управления или выгодоприобретателю, существует две позиции судов.

Примечание: При решении вопроса о допустимости установления в договоре доверительного управления фиксированного дохода в первой позиции суды разрешали спор между выгодоприобретателем и доверительным управляющим, во второй, противоположной позиции, - в отношении учредителя управления.
Данное обстоятельство не повлияло на выводы суда, поскольку нормы о доверительном управлении не устанавливают различий в размере и форме дохода для учредителя управления, так и для выгодоприобретателя.
По вопросу об установлении в договоре доверительного управления пенсионными резервами гарантированного дохода, подлежащего уплате учредителю управления, см. п. 7.1 материалов к ст. 1012 ГК РФ.

Позиция 1. В договоре доверительного управления доход, подлежащий уплате выгодоприобретателю, не может быть установлен в твердой денежной сумме.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 23.11.2007 N 15320/07 по делу N А32-24701/2006-36/574
"...Как установлено судами, между сторонами заключен договор от 22.07.2003 N 413, предметом которого является передача в доверительное управление ответчика муниципального имущества, расположенного по адресу: город Новороссийск, улица Бирюзова 6, и включающего в себя муниципальное здание (нежилые помещения) общей площадью 6962,8 кв. м и муниципальное имущество, находящееся в нем, согласно приложению N 1 к договору; инженерные сети, сооружения, коммуникации и иные объекты производственной инфраструктуры, относящиеся к данному объекту.
Пунктом 3.1.8 указанного договора предусмотрена обязанность доверительного управляющего перечислять в городской бюджет доходы, полученные от доверительного управления имущества, в суммах, рассчитанных с учетом корректировки в сторону увеличения при изменении тарифных ставок арендной платы.
До истечения срока действия договора соглашением от 18.04.2006 стороны договорились о его досрочном расторжении с 1 июля 2006 года.
Полагая, что у ООО "Бизнес Интернешнл Терминал" имеется задолженность по договору в сумме 433400 рублей, истец обратился в суд с настоящими требованиями.
Исходя из смысла главы 53 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом доверительный управляющий, осуществляя определенные действия по управлению переданным ему имуществом, действует с целью его наиболее эффективного использования и извлечения максимальной прибыли в интересах собственника имущества или выгодоприобретателя.
По общему правилу право на получение выгоды (доходов) от управления имуществом реализуется путем применения положения о том, что права, приобретенные доверительным управляющим в результате действий по доверительному управлению имуществом, включаются в состав переданного в управление имущества. Вместе с тем стороны могут предусмотреть в договоре возможность зачисления всех полученных доходов на счет учредителя управления или выгодоприобретателя.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае ненадлежащего исполнения обязательств, вытекающих из договора доверительного управления имуществом, учредитель управления вправе требовать от доверительного управляющего возмещения причиненных убытков.
Правовая природа данного договора не предполагает возможность фиксирования дохода, подлежащего уплате выгодоприобретателю, в твердой денежной сумме..."

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.08.2005 N А17-324/1
"...Как видно из документов и установлено судом, 28.02.2003 Теруправление (учредитель управления) и ООО "ОКБ краностроения" (доверительный управляющий) заключили договор доверительного управления имуществом N 01/03, по которому в управление последнему передано 79/100 части трехэтажного сборного железобетонного здания нежилого назначения (литер А) и арендуемые третьими лицами два гаража полностью и один частично (литеры Г, Е и Ж), находящиеся по адресу: город Иваново, улица Ташкентская, 104а.
В пункте 1.2 договора выгодоприобретателем доверительного управления названа Российская Федерация в лице Теруправления.
В пункте 3.1 и подпункте 3.1.1 договора стороны предусмотрели условие, по которому доходы, полученные по договору, с учетом необходимых расходов, произведенных доверительным управляющим, распределяются следующим образом: базовая часть дохода, рассчитанная в соответствии с приложением N 1 к договору, перечисляется ежеквартально равными долями выгодоприобретателю.
Из пункта 1 приложения N 1 к договору доверительного управления видно, что базовая часть дохода представляет собой сумму арендной платы за пользование аналогичным помещением, находящимся в федеральной собственности.
В соответствии со статьей 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
В пункте 1 статьи 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду.
Из смысла указанных норм следует, что доверительный управляющий осуществляет определенные действия по управлению переданным ему имуществом в целях его наиболее эффективного использования и извлечения максимальной прибыли в интересах собственника имущества либо выгодоприобретателя. При этом, согласно статье 1023 Гражданского кодекса Российской Федерации, доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом, а также на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении имуществом, за счет доходов от использования этого имущества.
Исходя из указанных норм права, арбитражный суд сделал обоснованный вывод о том, что доход, подлежащий уплате выгодоприобретателю по спорному договору, не может быть определен в твердой денежной сумме, равной арендной плате за пользование аналогичным имуществом, а потому признал подпункт 3.1.1 договора недействительным по статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.09.2007 N Ф08-5226/2007 по делу N А32-24701/2006-36/574
"...Как видно из материалов дела, 22.07.2003 комитет и общество заключили договор доверительного управления N 413, предметом которого является передача в доверительное управление общества муниципального имущества в границах, отраженных в техническом паспорте БТИ, находящегося по адресу: г. Новороссийск, ул. Бирюзова, 6, и включающего в себя муниципальное здание (нежилые помещения) общей площадью 6962,8 кв. м и муниципальное имущество, находящееся в нем, согласно приложению N 1 к договору; инженерные сети, сооружения, коммуникации и иные объекты производственной инфраструктуры, относящиеся к данному объекту.
Пунктом 3.1.8 стороны предусмотрели обязанность доверительного управляющего перечислять в городской бюджет доходы, полученные от доверительного управления имущества, в суммах, рассчитанных с учетом корректировки в сторону увеличения при изменении тарифных ставок арендной платы, указанных в приложении N 3.
Считая, что у общества имеется задолженность по договору в сумме 433400 рублей, комитет обратился в суд с иском.
В соответствии со статьей 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
В пункте 1 статьи 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду.
Из смысла указанных норм следует, что доверительный управляющий осуществляет определенные действия по управлению переданным ему имуществом в целях его наиболее эффективного использования и извлечения максимальной прибыли в интересах собственника имущества либо выгодоприобретателя. При этом согласно статье 1023 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом, а также на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении имуществом, за счет доходов от использования этого имущества.
Таким образом, суды сделали обоснованный вывод о том, что доход, подлежащий уплате выгодоприобретателю по спорному договору, не может быть определен в твердой денежной сумме, равной арендной плате за пользование аналогичным имуществом, а потому в соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации признал подпункт 3.1.8 договора недействительным..."

Позиция 2. В договоре доверительного управления доход, подлежащий уплате учредителю управления, может быть установлен в твердой денежной сумме.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 15.09.2010 N Ф09-7533/10-С6 по делу N А47-7499/2009
"...Согласно условиям названного договора учредитель управления передал доверительному управляющему следующее имущество: четырехэтажное кирпичное здание гостиницы, литера А, общей площадью 3 935,6 кв. м, жилой площадью 788,1 кв. м, расположенное по адресу: Оренбургская обл., г. Бугуруслан, ул. Фрунзе/Коммунистическая, 84/11; одноэтажное кирпичное здание гостиницы, литера Е1, общей площадью 157 кв. м, жилой площадью 78,5 кв. м, расположенное по адресу: Оренбургская обл., г. Бугуруслан, ул. Ленинградская, 47; помещение магазина площадью 173 кв. м, расположенное в цокольном этаже пятиэтажного кирпичного жилого дома по адресу: Оренбургская обл., г. Бугуруслан, 3 микрорайон N 5; движимое имущество согласно приложению N 1 к договору (п. 1.1). Срок действия данного договора установлен сторонами до 31.12.2008 (п. 4.1).
На основании п. 2.5 договора доверительный управляющий обязан ежемесячно перечислять в пользу учредителя управления доходы от доверительного управления имуществом в сумме 110 000 руб.
Доверительный управляющий имеет право на возмещение понесенных им расходов за счет доходов от использования имущества (п. 2.8 договора доверительного управления).
Довод общества "Комфорт Плюс" о ничтожности п. 2.5 договора доверительного управления правомерно отклонен судами, поскольку обязанность доверительного управляющего ежемесячно перечислять в пользу учредителя управления доходы от доверительного управления имуществом в сумме 100 000 руб. не противоречит правовой природе договора доверительного управления, имеющего возмездный характер, и нормам гл. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Доводы заявителя направлены на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств, которые были исследованы судами первой и апелляционной инстанций и получили правовую оценку..."

5.3. Вывод из судебной практики: Установление в договоре доверительного управления условия о перечислении учредителю управления чистого дохода в размере не менее предусмотренного в договоре не является установлением размера дохода в твердой денежной сумме.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении указано, что в соответствии с положением договора доверительного управления чистым доходом от управления имуществом являются доходы, полученные после уплаты налогов, иных необходимых расходов и затрат.

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.01.2009 по делу N А28-2273/2008-81/32
"...Как усматривается из документов и установил суд, Администрация (Учредитель управления) и ООО "Эколайн-плюс" (Доверительный управляющий) заключили договор доверительного управления имуществом от 29.05.2003 N 01-61.
В подпункте 1.1 указанного договора Доверительный управляющий обязался осуществлять управление переданным имуществом в интересах Учредителя управления.
В силу подпункта 3.2 договора (в редакции дополнительного соглашения от 16.01.2004) интересами Учредителя управления является получение чистых доходов от имущества (доходы после уплаты налогов, выплаты необходимых расходов и иных затрат) за 2007 год в размере не менее чем 10 170 000 рублей.
Срок действия указанного договора установлен с 01.06.2003 по 31.05.2008 (подпункт 6.1 договора).
Невыполнение Доверительным управляющим обязанности по перечислению дохода за 2007 год повлекло обращение истца в арбитражный суд с настоящим иском.
Отсутствие доказательств исполнения обязательств по договору за 2007 год, повлекло обоснованное удовлетворение требования истца в части взыскания с ООО "Эколайн-плюс" 9 741 989 рублей 84 копеек (10 170 000 рублей - 428 010 рублей 16 копеек) на основании статей 309, 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Стороны при заключении договора согласовали размер ежегодного перечисляемого дохода не в твердой денежной сумме, а в виде доходов после уплаты налогов, выплаты необходимых расходов и иных затрат, поэтому возражение заявителя на этот счет отклоняется как несостоятельное..."

5.4. Вывод из судебной практики: Стороны договора доверительного управления вправе предусмотреть условие о возможности зачисления полученных доходов от управления имуществом как на счет учредителя управления, так и на счет выгодоприобретателя.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении указано, что договор содержал условие об осуществлении доверительного управления в интересах учредителя управления.

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.01.2009 по делу N А28-2273/2008-81/32
"...Как усматривается из документов и установил суд, Администрация (Учредитель управления) и ООО "Эколайн-плюс" (Доверительный управляющий) заключили договор доверительного управления имуществом от 29.05.2003 N 01-61.
В подпункте 1.1 указанного договора Доверительный управляющий обязался осуществлять управление переданным имуществом в интересах Учредителя управления.
В силу подпункта 3.2 договора (в редакции дополнительного соглашения от 16.01.2004) интересами Учредителя управления является получение чистых доходов от имущества (доходы после уплаты налогов, выплаты необходимых расходов и иных затрат) за 2007 год в размере не менее чем 10 170 000 рублей.
По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя (статья 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Права, приобретенные доверительным управляющим в результате действий по доверительному управлению имуществом, включаются в состав переданного в доверительное управление имущества (пункт 2 статьи 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации). Вместе с тем стороны могут предусмотреть в договоре возможность зачисления всех полученных доходов на счет Учредителя управления или выгодоприобретателя.
При заключении договора доверительного управления от 29.05.2003 N 01-61 стороны предусмотрели все существенные условия договора, имущество передано для управления, государственная регистрация договора оформлена в установленном порядке. Возможность зачисления полученных доходов на счет Учредителя управления или выгодоприобретателя, предусмотренная сторонами при заключении договора, не противоречит положениям статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации о свободе договора..."

6. Особенности доверительного управления имуществом, находящимся в муниципальной собственности

Порядок размещения заказов для муниципальных нужд в настоящее время регулируется Федеральным законом от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" и Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд".
Норма о необходимости проведения конкурсов или аукционов на право заключения договора доверительного управления имуществом, находящимся в муниципальной собственности, закреплена в ч. 1 ст. 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции".
В судебной практике возникают вопросы о необходимости проведения конкурса или аукциона при заключении договора доверительного управления муниципальным имуществом и о последствиях несоблюдения данных требований.
Проблемы правоприменения в этой области в большей степени связаны с недостаточным регулированием отношений по договору доверительного управления имуществом.
Статья 1023 ГК РФ закрепляет право доверительного управляющего на получение вознаграждения, предусмотренного договором. При этом не представляется возможным установить источники выплаты вознаграждения доверительному управляющему и наличие права на его получение при достижении отрицательного результата управления.
Гражданское законодательство не содержит норм, позволяющих определить собственника доходов от управления имуществом. Выводы о том, что такие доходы являются собственностью учредителя управления или выгодоприобретателя, можно сделать лишь в результате совокупного толкования п. 1 ст. 1012 ГК РФ, закрепляющего обязанность по управлению имуществом в интересах учредителя управления или выгодоприобретателя, а также п. 1 ст. 1022 ГК РФ, устанавливающего ответственность управляющего в виде упущенной выгоды, подлежащей выплате указанным лицам при определенных в норме обстоятельствах.
По вопросу о собственнике доходов от доверительного управления имуществом см. п. 4.1 материалов к ст. 1012 ГК РФ.
Ответ на поставленный вопрос о принадлежности доходов от управления имуществом является решающим при определении необходимости проведения торгов на право заключения договора доверительного управления муниципальным имуществом.
Кроме того, в судебной практике возникают вопросы относительно полномочий доверительного управляющего по распоряжению объектом управления.

6.1. Вывод из судебной практики: Договор доверительного управления, заключенный без проведения торгов в нарушение положений Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" и Федерального закона от 21.07.2005 N 94 "О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", недействителен.

Примечание: Позиция, касающаяся необходимости проведения торгов при заключении договоров доверительного управления имуществом, изложена также в Разъяснениях ФАС России от 05.06.2012 по применению статьи 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции".
По вопросу о собственнике доходов от доверительного управления имуществом см. п. 4.1 материалов к ст. 1012 ГК РФ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.05.2010 по делу N А46-18490/2009
"...Судом установлено, что 22.05.2008 между Департаментом имущественных отношений администрации города Омска (учредитель управления) и обществом с ограниченной ответственностью "Торговый комплекс "Пять Звезд" (доверительный управляющий) был подписан договор доверительного управления имуществом N 36332/ДУ, в соответствии с которым учредитель управления передал доверительному управляющему на срок 5 лет в доверительное управление имущество муниципальной казны: нежилое строение, литера А, общей площадью 854,9 кв. м, расположенное по адресу: г. Омск, пл. Дзержинского, 1-А, в соответствии с прилагаемыми планами и экспликациями, с целью проведения его капитального ремонта, реконструкции и использования с целью извлечения прибыли (пункты 1.1, 1.2).
Прокурор Омской области, полагая, что указанный договор не соответствует требованиям Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказаний услуг для государственных и муниципальных нужд", Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", обратился в суд с настоящим иском.
Вместе с тем, в соответствии с пунктом 1 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
Согласно статьям 1016 и 1023 Гражданского кодекса Российской Федерации услуги доверительного управляющего носят возмездный характер, к числу существенных условий договора доверительного управления отнесено установление размера и формы вознаграждения управляющему.
Таким образом, в ходе доверительного управления осуществляется использование имущества публично-правового образования, что предполагает совершение управляющим в интересах собственника как юридических, так и фактических действий за вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом, а также возмещение необходимых расходов, произведенных при доверительном управлении имуществом, за счет доходов от использования этого имущества.
В соответствии со статьей 42 Бюджетного кодекса Российской Федерации к доходам бюджета от использования имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, относятся средства, получаемые от передачи имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности в доверительное управление.
Из указанных норм следует, что средства, получаемые от передачи имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности в доверительное управление являются доходами бюджета, источником оплаты вознаграждения доверительному управляющему являются средств, предусмотренных в расходной части муниципального бюджета.
Из положений пункта 2 статьи 3 Федерального закона "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", статьи 72 Бюджетного кодекса Российской Федерации следует, что необходимыми условиями для признания договора доверительного управления муниципальным контрактом является оплата оказываемых услуг за счет бюджетных средств и обеспечение или решение муниципальных нужд.
Основой определения муниципальной нужды является факт получения муниципальным образованием услуги по доверительному управлению муниципальным имуществом за счет бюджетных средств.
Оспариваемый договор доверительного управления направлен на оказание ООО "Торговая компания "Пять Звезд" муниципальному образованию определенного вида услуг, вознаграждение доверительному управляющему подлежит выплате из доходов, полученных от использования муниципального имущества. Доход выгодоприобретателя - муниципального образования установлен в размере 50 процентов дохода от использования имущества.
То обстоятельство, что денежные средства, составляющие часть дохода от использования муниципального имущества, остаются у доверительного управляющего в качестве вознаграждения, а не учтены в расходной части бюджета города, не свидетельствуют о том, что эти денежные средства не являются доходами муниципального бюджета и не должны учитываться как расходы.
Согласно статье 10 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" размещение муниципального заказа производится с проведением торгов.
В данном случае при заключении сторонами договора доверительного управления, конкурс на размещение муниципального заказа не проводился.
В соответствии с пунктом 5 статьи 10 вышеназванного Закона нарушение предусмотренного порядка является основанием для признания судом недействительным размещения заказа.
Выводы суда о том, что к договору доверительного управления не подлежат применению статьи 19, 20 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", поскольку передача имущества в доверительное управление не относится к передаче имущества в пользование, не соответствуют условиям договора, согласно которым передача имущества производится с целью использования для извлечения прибыли, доверительный управляющий осуществляет правомочия собственника, вправе использовать имущество, обязан ежемесячно перечислять выгодоприобретателю (муниципальному образованию) за использование имущества доход.
Из положений статьи 4, 19 - 21 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" следует, что передача органами местного самоуправления муниципального имущества в пользование без проведения публичных процедур является предоставлением преимущества отдельным хозяйствующим субъектам, которое обеспечивает им более выгодные условия деятельности по сравнению с другими хозяйствующими субъектами, следовательно, при заключении договора доверительного управления были нарушены указанные положения закона о защите конкуренции.
При таких обстоятельствах, исковые требования о признании договора доверительного управления недействительной сделкой подлежали удовлетворению в соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, решение арбитражного суда первой инстанции в этой части подлежит отмене..."

Аналогичная судебная практика:
Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.12.2007 N Ф04-4363/2007(40424-А03-30), Ф04-4363/2007(40376-А03-30) по делу N А03-13030/2006-4
"...Как следует из материалов дела, между администрацией г. Барнаула, Комитетом по управлению муниципальной собственностью г. Барнаула и ООО "Управляющая компания "Центр" (доверительный управляющий) заключен договор доверительного управления муниципальным имуществом от 21.07.2006 с дополнительным соглашением от 13.09.2006, по условиям которого администрация и Комитет передали в доверительное управление управляющему муниципальное имущество, административное здание, расположенное по адресу: г. Барнаул, пр. Ленина, 106 (Дом быта), площадью 11741,4 кв. м сроком на 3 года, а доверительный управляющий обязался осуществлять управление этим имуществом с целью увеличения неналоговых доходов бюджета города от использования муниципального имущества, содержать имущество в исправном состоянии и обеспечить проведение его текущего ремонта.
Кассационная инстанция соглашается с выводом суда, что оспариваемый договор доверительного управления является муниципальным контрактом.
Судом правомерно указано, что из положений пункта 2 статьи 3 Федерального закона "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", статьи 72 Бюджетного кодекса Российской Федерации следует, что необходимыми условиями для признания договора доверительного управления муниципальным контрактом является оплата оказываемых услуг за счет бюджетных средств и обеспечение или решение муниципальных нужд.
Оспариваемый договор доверительного управления направлен на оказание ООО "Управляющая компания "Центр" муниципальному образованию определенного вида услуг, оплата услуг производится из арендных платежей, перечисляемых в бюджет. Вознаграждение доверительному управляющему подлежит выплате из доходов, полученных от использования муниципального имущества.
Судом правильно отмечено, что то обстоятельство, что денежные средства, составляющие часть дохода от использования муниципального имущества, не учтены в расходной части бюджета города, так как остаются у доверительного управляющего в качестве вознаграждения, не свидетельствуют о том, что эти денежные средства не являются доходами муниципального бюджета и не должны учитываться как расходы.
Согласно статье 10 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" размещение муниципального заказа производится с проведением торгов.
В данном случае при заключении сторонами договора доверительного управления, конкурс на размещение муниципального заказа не проводился.
В соответствии с пунктом 5 статьи 10 вышеназванного Закона нарушение предусмотренного порядка является основанием для признания судом недействительным размещения заказа по иску заинтересованного лица или по иску уполномоченных на осуществление контроля в сфере размещения заказов федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления.
При таких обстоятельствах кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб..."

6.2. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий, действующий на основании договора доверительного управления имуществом, заключенного до введения в действие Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", вправе без проведения торгов передать имущество в аренду в пределах срока доверительного управления.

Примечание: По вопросу о праве доверительного управляющего без согласия учредителя управления передавать в аренду имущество на срок, превышающий срок действия договора доверительного управления, см. также п. 2.1 материалов к ст. 1012 ГК РФ.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 21.12.2011 N ВАС-14518/11 по делу N А54-5695/2010
"...Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, 31.08.1995 между комитетом по управлению муниципальным имуществом мэрии города Рязани (учредителем управления) и обществом "МАСТ" (доверительным управляющим) заключен договор N 04-18/1 о передаче находящегося в муниципальной собственности имущественного комплекса кинотеатра "Родина" в доверительное управление.
Имущество было фактически передано обществу "МАСТ" в доверительное управление.
Впоследствии общество "МАСТ" заключило с обществом "Сервис Недвижимость" (арендатором) договор от 13.07.2010 аренды переданной ранее в доверительное управление недвижимости.
Администрация города Рязани оспорила договор аренды в арбитражном суде, ссылаясь на заключение этой сделки без указания на то, что общество "МАСТ" действует в качестве доверительного управляющего, а также на нарушение законодательства о защите конкуренции.
Исследовав и оценив текст договора (его преамбулу и пункт 1.2), исходя из буквального толкования имеющихся в нем слов и выражений суды пришли к выводу о наличии в документе указания на заключение договора обществом "МАСТ" как доверительным управляющим.
Также кассационный суд, по сути, указал на то, что задолго до введения в действие Федерального закона "О защите конкуренции" имущество было передано по договору доверительного управления, не противоречащему действовавшему в тот период времени законодательству, в титульное владение общества "МАСТ" - доверительного управляющего, поэтому общество "МАСТ", действующее на основании договора доверительного управления и осуществлявшее в связи с этим правомочия собственника в отношении спорного имущества, вправе было без проведения торгов передать его в аренду в пределах срока доверительного управления.
...в передаче дела N А54-5695/2010 Арбитражного суда Рязанской области в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения суда первой инстанции от 07.04.2011, постановления Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2011 и постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 23.09.2011 отказать..."

Аналогичная судебная практика:
Центральный округ

Постановление ФАС Центрального округа от 23.09.2011 по делу N А54-5695/2010
"...На основании указанного постановления 31.08.1995 между комитетом по управлению муниципальным имуществом мэрии г. Рязани (собственник) и АОЗТ "МАСТ" (доверительный управляющий) заключен договор N 04-18/1 о передаче имущества, находящегося в муниципальной собственности, в доверительное управление, по условиям которого доверительному управляющему передан в доверительное управление имущественный комплекс "Кинотеатр "Родина" с прилегающей к нему территорией, расположенный по адресу: г. Рязань, ул. Ленина, д. 41.
Согласно п. 4.1 срок действия договора определен сторонами с 01.08.1995 по 01.08.2020.
13.07.2010 между ООО "МАСТ" (арендодатель) и ООО "Сервис Недвижимость" (арендатор) заключен договор аренды недвижимого имущества, по условиям которого арендодатель передает, а арендатор принимает во временное владение и пользование здание литер А, с кадастровым номером 62:29:00:00000:2736:001, расположенное по адресу: г. Рязань, ул. Ленина, д. 41, общей площадью 1 491,6 кв. м с прилегающей к нему территорией.
Срок действия договора аренды установлен с 13.07.2010 по 01.08.2020 (п. 1.3 договора).
Здание было передано арендатору по акту приема-передачи от 13.07.2010.
Оспаривая договор аренды от 13.07.2010, истец также ссылается на то, что он заключен с нарушениями требований статьи 17.1 ФЗ "О защите конкуренции" от 26.07.2006, согласно которой заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, может быть осуществлено только по результатам проведения конкурсов или аукционов на право заключения этих договоров.
Из буквального толкования приведенной нормы следует, что предусмотренные данной статьей ограничения распространяются только на тех лиц, которым имущество предоставлялось в порядке, предусмотренном частями 1 и 3 ст. 17.1 ФЗ "О защите конкуренции" от 26.07.2006.
Однако, спорное имущество было передано ООО "МАСТ" на основании договора доверительного управления, заключенного 31.08.1995, т.е. до принятие ФЗ "О защите конкуренции", в связи с чем на него не распространяются установленные данным законом ограничения.
Следовательно, ООО "МАСТ", действующее на основании договора доверительного управления N 04-18/1 от 31.08.1995, вправе было передать спорное недвижимое имущество в аренду без проведения конкурса (аукциона)..."

7. Особенности применения процессуальных норм при разрешении споров, возникающих из договора доверительного управления

В судебной практике при разрешении споров, связанных с договором доверительного управления имуществом, возникают проблемы при применении норм как материального, так и процессуального права.
Проблемы применения процессуальных норм возникают, в частности, по вопросу процессуального правопреемства при расторжении договора доверительного управления имуществом, а также по вопросу о возможности принятия мер по обеспечению исковых требований путем передачи спорного имущества в доверительное управление третьим лицам.
Нормы, регулирующие отношения по доверительному управлению имуществом, не содержат положений о перемене лица в обязательстве в связи с заключением или расторжением договора доверительного управления.
Актуальность вопроса о перемене лица в обязательстве в связи с указанным обстоятельством обусловлена необходимостью разрешения спора о возникновении у учредителя управления последствий в связи с осуществлением доверительным управляющим действий до расторжения договора.
Другой актуальный вопрос, возникающий в судебной практике, заключается в возможности обеспечения исковых требований посредством передачи спорного имущества в доверительное управление третьим лицам.
Статья 91 АПК РФ, ст. 140 ГПК РФ не содержат указания на возможность передачи спорного имущества в доверительное управление в качестве меры по обеспечению иска, однако и не устанавливают закрытый перечень способов обеспечения.
В судебной практике проблема принятия такого рода мер по обеспечению исковых требований решается посредством совокупного толкования процессуальных норм и норм о договоре доверительного управления.

7.1. Вывод из судебной практики: Возможность обеспечения исковых требований путем передачи имущества в доверительное управление третьему лицу действующим законодательством не предусмотрена, поскольку учреждение доверительного управления осуществляется только на основании договора.

Судебная практика:

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2011 N 09АП-30609/2011-ГК по делу N А40-122716/10-137-1119
"...Через канцелярию суда первой инстанции 28.09.2011 поступило заявление об обеспечении иска в виде обязания ЗАО "Интер-Строй", ООО "Нано-Строй", ЗАО "ТехникЛайн", ЗАО "Траст Холдинг", ЗАО "Юниор" передать акции ОАО "Балтийский завод" (общее количество акций - 971524 штуки, государственный регистрационный номер 1-02-01338-D), принадлежащие на праве собственности ЗАО "Интер-Строй" - 219820 штук, ОАО "Нано-Строй" - 219586 штук, ЗАО "ТехникЛайн" - 190992 штуки, ЗАО "Траст Холдинг" - 125090 штук, ЗАО "Юниор" - 216036 штук, в доверительное управление Центральному банку Российской Федерации до момента реализации акций на основании судебного акта, принятого по данному делу (без передачи Банку России права на отчуждение указанных акций). Кроме того, истец просил обязать ЗАО "Национальный расчетный депозитарий" зарегистрировать за Центральным банком Российской Федерации право доверительного управления акциями ОАО "Балтийский завод" (общее количество акций - 971524 штуки, государственный регистрационный номер 1-02-01338-D), принадлежащих на праве собственности ЗАО "Интер-Строй" - 219820 штук, ОАО "Нано-Строй" - 219586 штук, ЗАО "ТехникЛайн" - 190992 штуки, ЗАО "Траст Холдинг" - 125090 штук, ЗАО "Юниор" - 216036 штук до момента реализации акций на основании судебного акта, принятого по данному делу (без передачи Банку России права на отчуждение указанных акций).
При этом, указанные обеспечительные меры были приняты судом первой инстанции на срок до реализации указанных акций на основании принятого по данному делу судебного акта.
Рассмотрев материалы апелляционной жалобы, исследовав и оценив совокупность имеющихся в материалах дела доказательств, выслушав мнение представителей лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции полагает, что оспариваемое определение суда первой инстанции подлежит отмене в связи со следующим.
Арбитражный суд вправе применить обеспечительные меры при наличии обоих оснований, указанных в части 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если заявителем представлены доказательства их обоснованности (пункт 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер").
Кроме того, в пункте 10 данного Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указывается на то, что обеспечительные меры являются ускоренным средством защиты, следовательно, для их применения не требуется представления доказательств в объеме, необходимом для обоснования требований и возражений стороны по существу спора.
С учетом изложенного, указанные выводы суда первой инстанции нельзя признать обоснованными в связи со следующим.
Так, предметом настоящего иска является обращение взыскания за заложенные, принадлежащие ответчикам акции, в счет погашения кредитной задолженности ЗАО "Международный Промышленный Банк". В свою очередь, требований об обязании ответчиков, или иных лиц, передать спорные акции в доверительное управление истцу или каким-либо третьим лицам, а также об обязании заключить соответствующие договора, данный иск не содержит.
При рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанции, с учетом избранного способа защиты нарушенного права, истец не представил в материалы дела бесспорных доказательств наличия предусмотренных частью 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований, которые могли бы свидетельствовать о том, что непринятие указанных обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда об обращении взыскания на указанные акции, а также возможности их неправомерно отчуждения ответчиками и причинения причинение истцу значительного ущерба заявителю в случае не принятия указанных обеспечительных мер.
При этом, отношения доверительного управления регулируются положениями главы 53 Гражданского кодекса Российской Федерации и устанавливаются исключительно на основе договора между учредителем управления и доверительным управляющим (ст. 1012 ГК РФ), органом опеки и попечительства и управляющим (ст. 38 ГК РФ), между нотариусом в качестве учредителя управления и управляющим, а также исполнителем завещания в качестве учредителя управления и управляющим (ст. 1173 ГК РФ).
Возможность внедоговорного учреждения доверительного управления, по отличным от вышеуказанных основаниям, посредством принятия обеспечительных мер в целях обеспечения интересов непосредственно доверительного управляющего и помимо воли учредителя управления, действующим законодательством, в том числе процессуальным, не предусмотрена..."

7.2. Вывод из судебной практики: Расторжение договора доверительного управления является основанием для процессуальной замены доверительного управляющего на учредителя управления в порядке процессуального правопреемства.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 07.09.2010 N КГ-А40/8081-10 по делу N А40-59533/09-45-373
"...Как установлено судами и следует из материалов, иск заявлен в связи с неисполнением ответчиком генерального соглашения от 17 апреля 2006 года N 02/04.2006, заключенного между ООО "Управляющая компания Росбанка" Д.У. и частной компанией "PRALBERTO LIMITED".
ООО "РБизнес Управление активами" являлось доверительным управляющим по индивидуальному договору доверительного управления N ДУ-25/2006/PZ26-06 от 21.07.2006 года в отношении обыкновенных именных акций ОАО "РБК Информационные системы" с гос. рег. номером 1-03-05214-А. Учредителем управления по данному договору являлось ОАО "Полюс Золото".
Заявляя ходатайство о процессуальной замене на учредителя доверительного управления ООО "РБизнес Управление активами" ссылалось на то, что в ходе рассмотрения дела акции ОАО "РБК Информационные Системы" (из-за неоплаты которых возник спор) переданы из доверительного управления ООО "РБизнес Управление активами" учредителю доверительного управления - ОАО "Полюс Золото".
Согласно статье 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление. Права, приобретенные доверительным управляющим в результате действий по доверительному управлению имуществом, включаются в состав переданного в доверительное управление имущества. Для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, доверительный управляющий вправе требовать всякого устранения нарушения его прав.
Таким образом, предъявляя иск в отношении имущества, переданного в доверительное управление, истец фактически действовал в защиту интересов учредителя доверительного управления.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации при прекращении договора доверительного управления имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное.
При передаче имущества в порядке указанной нормы к учредителю доверительного управления переходят права и обязанности в отношении указанного имущества, в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту прекращения договора доверительного управления.
Вследствие этого происходит перемена лиц в обязательствах в отношении переданного имущества, и доверительный управляющий выбывает из спорных правоотношений.
В случае прекращения договора доверительного управления после возбуждения производства по делу арбитражному суду необходимо рассмотреть вопрос о замене доверительного управляющего на учредителя управления в предусмотренном статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации порядке.
При таких обстоятельствах отказ в удовлетворении ходатайства истца о процессуальной замене, со ссылкой на то, что прекращение договора доверительного управления имуществом и передача имущества доверителю управления не являются, обстоятельствами, позволяющими сделать вывод о процессуальном правопреемстве в смысле статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не соответствует положения закона..."

7.3. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий имуществом лица, признанного в судебном порядке безвестно отсутствующим, в соответствии с п. 2 ст. 52 ГПК РФ является его законным представителем.

Судебная практика:

Постановление президиума Московского областного суда от 13.10.2004 N 628
"...Из материалов дела усматривается, что В. обратился в суд с иском к администрации г. Орехово-Зуево и С.М. о признании недействительным договора приватизации квартиры, заключенного между администрацией г. Орехово-Зуево и С.М., С. Решением Орехово-Зуевского городского суда от 7 июня 2002 года С. признана безвестно отсутствующей и снята с регистрации.
Решением того же суда от 04.12.2002 С.М. признана безвестно отсутствующей и снята с регистрации.
Разрешая данный спор, суд в нарушение требований ст. ст. 34, 38, 148, 150 ГПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству и при его рассмотрении правильно не определил состав лиц, участвующих в деле, не обсудил вопрос о привлечении в качестве ответчика С. При этом суд не учел, что в соответствии с ч. 2 ст. 52 ГПК РФ по делу, в котором должен участвовать гражданин, признанный в установленном порядке безвестно отсутствующим, в качестве его представителя выступает лицо, которому передано в доверительное управление имущество безвестно отсутствующего.
Суд не установил, кому было передано в доверительное управление на основании ч. 1 ст. 43 ГК РФ имущество С., и не привлек это лицо к участию в деле в качестве законного представителя для защиты ее прав и законных интересов.
Указанные нарушения норм процессуального права являются основанием для отмены решения..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Западный округ

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд пришел к выводу, что в Гражданском процессуальном кодексе РФ отсутствуют нормы, запрещающие прокурору обращаться с иском в защиту прав и имущественных интересов лиц, признанных безвестно отсутствующими.

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.09.2010 N 33-12733/2010
"...Из материалов дела следует, что вступившим в законную силу решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 14.07.2009 года по заявлению Ф.Н. - племянника В. последний признан безвестно отсутствующим (л.д. 20 - копия решения суда).
Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы о том, что прокурор является ненадлежащим истцом по настоящему делу и что такой иск мог быть предъявлен либо самим В., либо Ф.Н., которому, как указывает представитель ответчика Ш. в кассационной жалобе, было отказано в заключении договора доверительного управления имуществом лица, признанного безвестно отсутствующим.
Действительно, Гражданский кодекс, определив в ст. 43 последствия признания гражданина безвестно отсутствующим, предусматривает возможность осуществления доверительным управляющим действий по управлению имуществом безвестно отсутствующего гражданина.
В силу ч. 2 ст. 52 ГПК РФ доверительный управляющий признается законным представителем безвестно отсутствующего и вправе, действуя в интересах отсутствующего, обеспечить его имущественные интересы посредством судебной защиты.
Вместе с тем, гражданско-процессуальное законодательство предусматривает также возможность обращения прокурора в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, которые не могут сами защищать свои права и законные интересы (ч. 1 ст. 45 ГПК РФ). К таким лицам отнесены граждане, которые по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не могут сами обратиться в суд.
Судебная коллегии считает, что ГПК РФ не содержит нормы, запрещающей обращение прокурора с иском в защиту интересов прав и имущественных интересов лиц, признанных безвестно отсутствующими..."

8. Особенности доверительного управления пенсионными фондами

В доверительное управление могут быть переданы средства пенсионных накоплений. Особенности договора доверительного управления таким имуществом отражены в специальном законодательства и других нормативно-правовых актах.
Так, Федеральный закон от 07.05.1998 N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" устанавливает, что размещение средств пенсионных резервов и инвестирование средств пенсионных накоплений осуществляются на принципах обеспечения сохранности указанных средств, доходности, диверсификации и ликвидности инвестиционных портфелей, исключительно в целях сохранения и прироста средств пенсионных резервов в интересах участников (ст. 24, п. 2 ст. 25). Обязанность управляющей компании инвестировать средства пенсионных накоплений разумно и добросовестно, исходя из необходимости обеспечения надежности, ликвидности, доходности и диверсификации, закреплена в пункте 3 ст. 12 Федерального закона "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации".
Отсутствие в приведенных выше нормах, а также в Гражданском кодексе РФ указания на возможность установления в договоре фиксированного дохода от управления в пользу учредителя порождает в судебной практике вопросы об установлении такого условия в договоре, а также об ответственности доверительного управляющего (управляющей компании) в случаях уменьшения стоимости пенсионных резервов и отсутствия прироста по итогам доверительного управления.
Круг участников по договору доверительного управления пенсионными резервами не ограничивается учредителем управления, доверительным управляющим и выгодоприобретателем. В такие отношения также может вступить и специализированный депозитарий, который наряду с доверительным управляющим имеет право на вознаграждение.
По вопросу об источнике оплаты услуг специализированного депозитария в судебной практике возникают споры, связанные с толкованием ст. 36.23 Федерального закона от 07.05.1998 N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах". Эта норма устанавливает возможность возмещения расходов не только за счет средств инвестирования пенсионных накоплений, но и за счет каких-либо иных источников.

8.1. Вывод из судебной практики: С доверительного управляющего пенсионными резервами может быть взыскан гарантированный доход в размере, установленном договором.

Примечание: По вопросу о возможности установления в договоре доверительного управления фиксированного дохода, подлежащего выплате учредителю управления или выгодоприобретателю, см. п. 5.2 материалов к ст. 1012 ГК РФ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.02.2010 по делу N А56-15610/2009
"...Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, между НПФ "Сургутнефтегаз" (Учредитель управления) и ЗАО "УК АВК "Дворцовая площадь" (Управляющий) заключен договор доверительного управления пенсионными резервами от 31.01.2003. N УЮ-0002/1-03. По условиям этого договора (в редакции дополнительного соглашения от 19.03.2007 N 20 - т. 1, л. 103 - 116) Учредитель управления обязуется передать активы (переданные Учредителем управления ценные бумаги и денежные средства, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги, являющиеся пенсионными резервами НПФ "Сургутнефтегаз", а также ценные бумаги и денежные средства, приобретенные и/или полученные Управляющим в ходе управления и принадлежащие НПФ "Сургутнефтегаз" на праве собственности), а ЗАО "УК АВК "Дворцовая площадь" обязуется за вознаграждение осуществлять доверительное управление переданными истцом активами путем формирования инвестиционного портфеля и осуществлять управление инвестиционным портфелем в интересах НПФ "Сургутнефтегаз", являющегося выгодоприобретателем по договору, на принципах надежности, сохранности, ликвидности, доходности и диверсификации.
По расчету НПФ "Сургутнефтегаз" балансовая стоимость переданных ответчику в управление активов по состоянию на 01.01.2008 составляет 534 364 343 руб. 21 коп. В период с 01.01.2008 по 31.12.2008 в управление передано активов на сумму 20 900 000 руб., а выведено из управления на сумму 76 500 000 руб. Принимая во внимание произведенные операции по вводу/выводу активов, по состоянию на 31.12.2008 балансовая стоимость активов в управлении ответчика - 478 764 343 руб. 21 коп., а размер гарантированного дохода по состоянию на 31.12.2008 - 22 097 348 руб. 69 коп.
Следовательно, по мнению истца, сумма активов, включая размер гарантированного дохода, подлежащих возврату ему по условиям договора от 31.01.2003. N УЮ-0002/1-03 должна составить 500 861 691 руб. 90 коп., а не 439 031 139 руб. 40 коп., как указано ответчиком.
Полагая, что ему причинены убытки в размере 39 733 203 руб. 81 коп., составляющем разницу между балансовой стоимостью активов, переданных в доверительное управление ответчику, и фактической балансовой стоимостью активов по состоянию на 31.12.2008, и неправомерно не выплачен гарантированный доход в размере 22 097 348 руб. 69 коп., НПФ "Сургутнефтегаз" обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
В пункте 1 статьи 25 названного Закона установлено, что фонды осуществляют размещение средств пенсионных резервов самостоятельно, а также через управляющую компанию (управляющие компании).
Передача средств пенсионных накоплений управляющей компании (управляющим компаниям) производится фондом исключительно на основании договора (договоров) доверительного управления в соответствии с требованиями Гражданского кодекса Российской Федерации, настоящего Федерального закона и Федерального закона от 24.07.2002 N 111-ФЗ "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации".
Согласно пункту 4.2 договора доверительного управления пенсионными резервами от 31.01.2003 N УЮ-0002/1-03 (в редакции дополнительного соглашения от 19.03.2007 N 20) ЗАО "УК АВК "Дворцовая площадь" гарантировало получение инвестиционного дохода в размере не ниже гарантированного дохода, определяемого сторонами в договоре. В пункте 1 приложения N 4 к договору (т. 1, л. 150 - 151) установлено, что Управляющий гарантирует по истечении срока договора получение инвестиционного дохода от доверительного управления не менее гарантированного дохода в размере 4% годовых. В пункте 4.4 договора (т. 1, л. 108) стороны согласовали, что в случае если инвестиционный доход на дату окончания доверительного управления не получен или получен в меньшем размере, чем гарантированный доход, Управляющий лишается вознаграждения и обязан возместить Учредителю управления недополученный гарантированный доход из собственных средств.
Исследовав представленный истцом расчет гарантированного дохода, а также дав оценку возражениям ответчика, суды пришли к выводу, что ЗАО "УК АВК "Дворцовая площадь" не доказан факт выплаты НПФ "Сургутнефтегаз" гарантированного дохода в соответствии с условиями договора, в связи с чем с ответчика в пользу истца взыскано 22 097 348 руб. 69 коп. гарантированного дохода.
...решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 23.06.2009 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2009 по делу N А56-15610/2009 оставить без изменения, а кассационные жалобы закрытого акционерного общества "Управляющая компания АВК "Дворцовая площадь" и Негосударственного пенсионного фонда "Сургутнефтегаз" - без удовлетворения..."

8.2. Вывод из судебной практики: С доверительного управляющего могут быть взысканы убытки, понесенные в результате управления и связанные с уменьшением стоимости пенсионных резервов.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 25.10.2010 N Ф09-224/10-С5 по делу N А50-11466/2009
"...Как установлено судами и следует из материалов дела, 20.03.2006 между негосударственным пенсионным фондом (ранее - Негосударственный Пенсионный фонд "Урал-АИЛ"; учредитель управления) и обществом "Парма-Менеджмент" (управляющая компания) заключен договор доверительного управления пенсионными резервами N 3/06ДУ-юр, по условиям которого учредитель управления передает, а доверительный управляющий принимает в доверительное управление пенсионные резервы.
Доверительный управляющий гарантирует учредителю управления после возмещения необходимых расходов, связанных с доверительным управлением, получение минимального дохода от управления пенсионными резервами в каждом отчетном периоде в размере не менее 5,5% годовых пропорционально фактическому времени нахождения пенсионных резервов в доверительном управлении (п. 1.5 договора).
Статьей 25 Федерального закона "О негосударственных пенсионных фондах" предусмотрено, что фонды осуществляют размещение средств пенсионных резервов самостоятельно, а также через управляющую компанию. Фонд заключает с управляющей компанией договор доверительного управления, обязательные условия которого устанавливаются Правительством Российской Федерации.
Размещение средств пенсионных резервов осуществляется на основании принципов, указанных в ст. 24 названного Закона, в том числе принципов обеспечения сохранности указанных средств, обеспечения доходности, диверсификации и ликвидности инвестиционных портфелей, и производится исключительно в целях сохранения и прироста средств пенсионных резервов в интересах участников.
Управляющая компания несет ответственность перед фондом и его участниками за ненадлежащее исполнение возложенных на нее обязанностей в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 4 ст. 25 Федерального закона "О негосударственных пенсионных фондах").
В силу п. 3 ст. 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации при прекращении договора доверительного управления учредителю управления передается имущество (в том числе и по количеству), находящееся в доверительном управлении, если договором не предусмотрено иное.
Согласно п. 7.5 спорного договора при досрочном прекращении договора доверительный управляющий возвращает учредителю управления все пенсионные резервы учредителя управления, находящиеся в управлении, а также доходы от их управления (с учетом обязательств, принятых на себя доверительным управляющим по величине минимального дохода).
Довод ответчика о том, что указанная сумма является убытками истца, понесенными в связи с уменьшением стоимости пенсионных резервов в результате изменения конъюнктуры рынка и снижением фондовых индексов, рассмотрен судом апелляционной инстанции и отклонен по следующим основаниям.
Поскольку уменьшение величины активов произошло в результате осуществления доверительным управляющим предпринимательской деятельности и им не представлено доказательств того, что данные убытки возникли вследствие непреодолимой силы либо действий фонда, суд апелляционной инстанции с учетом п. 9 Условий договора о размещении пенсионных резервов, утвержденных приказом Инспекции негосударственных пенсионных фондов при Министерстве труда и социального развития Российской Федерации от 27.12.1999 N 134, пришел к выводу, что ответственность за данные убытки несет ответчик и указанная сумма не подлежит исключению из согласованного сторонами размера подлежащих возврату пенсионных резервов..."

8.3. Вывод из судебной практики: Выплата управляющей компанией вознаграждения депозитарию по смыслу ст. 36.23 Федерального закона от 07.05.1998 N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" может производиться как за счет части дохода от инвестирования средств пенсионных накоплений, так и за счет любых других источников.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд ошибочно сослался на ст. 36.23 Федерального закона от 24.07.2002 N 111-ФЗ "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации", в то время как данная статья содержится в Федеральном законе от 07.05.1998 N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах".

Постановление ФАС Московского округа от 17.10.2011 по делу N А40-132618/10
"...Из материалов дела следует, что 28.04.2006 г. между истцом и ответчиком, действующим в качестве доверительного управляющего НПФ "БЛАГОСОСТОЯНИЕ", заключен договор N 9/ОПС-05 об оказании специализированным депозитарием услуг управляющей компании, осуществляющей доверительное управление средствами пенсионных накоплений негосударственного пенсионного фонда, осуществляющего деятельность в качестве страховщика по обязательному пенсионному страхованию. По условиям вышеназванного договора (пункты 27, 28) Управляющая компания оплачивает услуги специализированного депозитария, оказываемые в соответствии с указанным договором, в форме вознаграждения, размер которого составляет 0,1% средней стоимости чистых активов, составляющих инвестиционный портфель управляющей компании за отчетный год. Отчетным годом для выплаты вознаграждения специализированному депозитарию признается календарный год; управляющая компания производит начисление суммы вознаграждения на 31 декабря отчетного года и выплачивает в течение пяти банковских дней со дня получения документов на оплату после окончания периода, за который осуществляется оплата услуг.
Выплата вознаграждения специализированному депозитарию осуществляется за счет части дохода от инвестирования средств пенсионных накоплений, полученного за отчетный год. Вознаграждение управляющим компаниям по результатам доверительного управления средствами пенсионных накоплений выплачивается за счет доходов от инвестирования средств пенсионных накоплений. Стороны не оспаривают отсутствие дохода от инвестирования средств пенсионных накоплений, полученного за 2008 год, за который истец просит взыскать вознаграждение.
В соответствии с п. 1, 2, 3 ст. 36.23 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 111-ФЗ <*> "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации" вознаграждение управляющим компаниям по результатам доверительного управления средствами пенсионных накоплений выплачивается за счет доходов от инвестирования средств пенсионных накоплений.
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту, видимо, допущена опечатка: имеется в виду Федеральный закон от 07.05.1998 N 75-ФЗ, а не Федеральный закон от 24.07.2002 N 111-ФЗ.

Управляющая компания имеет право на возмещение необходимых расходов, произведенных ею при инвестировании средств пенсионных накоплений, за счет указанных средств. Специализированный депозитарий имеет право на возмещение произведенных им при оказании услуг специализированного депозитария необходимых расходов за счет средств пенсионных накоплений. Перечень необходимых расходов, подлежащих возмещению за счет средств пенсионных накоплений, устанавливается договором об оказании услуг специализированного депозитария.
Судебная коллегия кассационной инстанции полагает, что по смыслу и содержанию ст. 36.23 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 111-ФЗ "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации" управляющая компания и депозитарий наделены правом на возмещение необходимых расходов за счет средств инвестирования пенсионных накоплений. Положения вышеназванной нормы закона не исключают возможность выплаты вознаграждения депозитарию за счет иных источников дохода. В противном случае не может быть соблюден принцип стабильности отношений участников гражданского оборота.
Оплата услуг, оказываемых специализированным депозитарием фонду, в соответствии с п. 4 ст. 36.23 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 111-ФЗ "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации" не может превышать в сумме 0,1 процента средней стоимости чистых активов, рассчитанной за отчетный год.
Порядок расчета рыночной стоимости активов и стоимости чистых активов, в которые инвестированы средства пенсионных накоплений утвержден Приказом от 26 декабря 2006 г. N 06-155/пз-н Федеральной службы по финансовым рынкам (Зарегистрировано в Минюсте РФ 8 февраля 2007 г. N 8916).
Вместе с тем суды сделали выводы о безвозмездном характере вышеназванного договора и не установили наличие или отсутствие чистых активов, рассчитанных за 2008 год.
При новом рассмотрении дела необходимо установить наличие либо отсутствие чистых активов, рассчитанных за 2008 год, определить характер правоотношений, возникших между сторонами, применить законы и иные нормативные акты, регулирующие спорное правоотношение..."

9. Особенности доверительного управления паевыми инвестиционными фондами

Пунктом 4 ст. 1012 ГК РФ прямо предусмотрено, что особенности доверительного управления паевыми инвестиционными фондами устанавливаются специальным законом.
Таким законом является Федеральный закон от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах". В частности, согласно ст. 11 этого Закона заключение договора доверительного управления происходит исключительно путем присоединения к условиям договора, определенным управляющей компанией в стандартных формах (правилах доверительного управления паевыми инвестиционными фондами). Закрепление на законодательном уровне правовой природы договора доверительного управления паевыми инвестиционными фондами как договора присоединения влечет необходимость регулирования таких отношений ст. 428 ГК РФ о договоре присоединения.
Значительное количество споров в судебной практике при управлении паевым инвестиционным фондом возникает по вопросу о статусе имущества, переданного в управление, его собственнике.
Так, в п. 2 ст. 11 указанного выше Закона установлено, что при передаче недвижимого имущества в состав паевого инвестиционного фонда право собственности учредителя доверительного управления на передаваемое имущество прекращается и возникает право общей долевой собственности владельцев инвестиционных паев, которое подлежит государственной регистрации в ЕГРП.
В большинстве случаев проблемы правоприменения заключаются в определении объема полномочий, составляющих предмет договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом.
Эти проблемы обусловлены отсутствием в нормах как Гражданского кодекса РФ, так и нормах Федерального закона "Об инвестиционных фондах" от 29.11.2001 N 156-ФЗ определения понятия "управление". В частности, п. 2 ст. 1012 ГК РФ закрепляет положение о том, что доверительный управляющий в процессе управления вправе совершать в отношении имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя. Аналогичные права доверительного управляющего установлены в п. 3 ст. 11 указанного Закона.
Кроме того, в судебной практике находят отражение проблемы, связанные с определением отдельных полномочий доверительного управляющего (управляющей компании) в отношении такого объекта управления, как недвижимое имущество. Сложности возникают при совершении управляющей компанией ряда юридических действий, осуществление которых возможно в соответствии с действующим законодательством исключительно собственником имущества.
Действующее российское законодательство содержит ряд ограничений по совершению сделок с аффилированными лицами. В судебной практике возникает вопрос о возможности заключения управляющей компанией сделок в отношении переданного в управление имущества с ее аффилированными лицами при отсутствии прямого запрета в Федеральном законе от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах".

9.1. Вывод из судебной практики: Управляющая компания вправе предлагать заключить договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом только при условии регистрации правил доверительного управления этим фондом в ФСФР России.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 29.03.2010 N КГ-А40/2274-10 по делу N А40-65928/09-104-286
"...Согласно ст. 19 Федерального закона от 29.11.2001 года N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" управляющая компания вправе предлагать заключить договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом только при условии регистрации федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг правил доверительного управления этим паевым инвестиционным фондом.
Изменения и дополнения в правила доверительного управления паевым инвестиционным фондом вступают в силу при условии их регистрации федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг.
Порядок регистрации правил доверительного управления паевым инвестиционным фондом, а также изменений и дополнений в них, включая требования к составу и содержанию представляемых на регистрацию документов, устанавливается федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг.
Как следует из материалов дела, 25 сентября 2009 года от ОАО "Управляющая компания "Арсагера" поступило заявление о регистрации изменений и дополнений в Правила доверительного управления ЗПИФН "АРСАГЕРА-ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО".
Таким образом, управляющая компания не нарушила сроки, предусмотренные действующим законодательством для подачи заявления о регистрации изменений и дополнений в Правила доверительного управления паевым инвестиционным фондом..."

9.2. Вывод из судебной практики: Договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом является договором присоединения.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.06.2004 N А56-1596/04
"...Как следует из материалов дела, ОАО "КИТ" является управляющей компанией фондов "Российская электроэнергетика", "Российская нефть" и "Российские телекоммуникации".
На основании заявок, полученных ОАО "КИТ" 22.01.2003 и 08.04.2003 на выдачу инвестиционных паев, ООО ИК "Балтонэксим" приобрело в совокупности 246,666666 инвестиционных паев указанных фондов на общую сумму 7400000 рублей, что подтверждается уведомлениями об операциях по лицевому счету от 24.01.2003 и 10.04.2003 (л.д. 19 - 21).
Полагая, что в нарушение абзаца 17 пункта 23 Временных правил инвестиционные паи размещены аффилированному лицу управляющей компании, РО ФКЦБ обратился в суд с настоящим иском.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции указал, что приобретение инвестиционных паев не является самостоятельной гражданско-правовой сделкой, а лишь удостоверяет заключение договора присоединения к договору доверительного управления; ограничение прав на приобретение инвестиционных паев может быть установлено только Федеральным законом "Об инвестиционных фондах", тогда как названный закон таких ограничений для аффилированных лиц не содержит.
Пунктом 1 статьи 10 Федерального закона "Об инвестиционных фондах" паевой инвестиционный фонд определяется как обособленный имущественный комплекс, состоящий из имущества, переданного в доверительное управление управляющей компании учредителем (учредителями) доверительного управления с условием объединения этого имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления, и из имущества, полученного в процессе такого управления, доля в праве собственности на которое удостоверяется ценной бумагой, выдаваемой управляющей компанией, - инвестиционным паем, не являющимся в силу пункта 2 статьи 14 названного Закона эмиссионной ценной бумагой.
Согласно пункту 1 статьи 428 Гражданского кодекса Российской Федерации договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.
В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Федерального закона "Об инвестиционных фондах" условия договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом определяются управляющей компанией в стандартных формах и могут быть приняты учредителем доверительного управления только путем присоединения к указанному договору в целом.
В силу абзаца второго указанного пункта Закона физическое или юридическое лицо присоединяется к условиям договора доверительного управления в целом, приобретая инвестиционный пай паевого инвестиционного фонда, выдаваемый управляющей компанией, осуществляющей доверительное управление этим фондом.
В связи с этим суд первой инстанции сделал правильный вывод, что отношения между управляющей компанией и владельцами инвестиционных паев регулируются договором доверительного управления, а инвестиционный пай удостоверяет заключение договора доверительного управления с управляющей компанией..."

9.3. Вывод из судебной практики: При передаче недвижимого имущества в состав паевого инвестиционного фонда право собственности учредителя доверительного управления на передаваемое имущество прекращается. Вместо него возникает право общей долевой собственности владельцев инвестиционных паев, которое подлежит государственной регистрации в ЕГРП.

Примечание: В ряде приведенных ниже судебных актов был разрешен спор между налогоплательщиком и налоговым органом в части начисления земельного налога.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.06.2010 N 930/10 по делу N А65-27558/2008-СА2-34
"...Согласно статье 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 11 Федерального закона от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" (далее - Закон) по общему правилу учредителем доверительного управления является собственник имущества, который передает это имущество управляющей компании для включения его в состав паевого инвестиционного фонда с условием объединения данного имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления.
Положениями пункта 2 статьи 11 названного Закона установлено, что при передаче недвижимого имущества в состав паевого инвестиционного фонда право собственности учредителя доверительного управления на передаваемое имущество прекращается и возникает право общей долевой собственности владельцев инвестиционных паев, которое подлежит государственной регистрации в ЕГРП.
Согласно пункту 30 Методических рекомендаций об особенностях государственной регистрации прав на недвижимое имущество, находящееся в составе паевого инвестиционного фонда, и сделок с ним, утвержденных приказом Федеральной регистрационной службы от 25.07.2007 N 157, при государственной регистрации права общей долевой собственности владельцев инвестиционных паев на недвижимое имущество, находящееся в составе паевого инвестиционного фонда, в ЕГРП указывается, что собственниками такого имущества являются владельцы инвестиционных паев соответствующего паевого инвестиционного фонда, без указания имен (наименований) владельцев инвестиционных паев и размеров принадлежащих им долей в праве общей долевой собственности.
Содержащееся в настоящем постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.06.2010 N 364/10 по делу N А65-21263/2008-СА1-23
"...Кроме того, согласно статье 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 11 Федерального закона от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" (далее - Закон) по общему правилу учредителем доверительного управления является собственник имущества, который передает это имущество управляющей компании для включения его в состав паевого инвестиционного фонда с условием объединения данного имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления.
Положениями пункта 2 статьи 11 названного Закона установлено, что при передаче недвижимого имущества в состав паевого инвестиционного фонда право собственности учредителя доверительного управления на передаваемое имущество прекращается и возникает право общей долевой собственности владельцев инвестиционных паев, которое подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП).
Согласно пункту 30 Методических рекомендаций об особенностях государственной регистрации прав на недвижимое имущество, находящееся в составе паевого инвестиционного фонда, и сделок с ним, утвержденных приказом Федеральной регистрационной службы от 25.07.2007 N 157, при государственной регистрации права общей долевой собственности владельцев инвестиционных паев на недвижимое имущество, находящееся в составе паевого инвестиционного фонда, в ЕГРП указывается, что собственниками такого имущества являются владельцы инвестиционных паев соответствующего паевого инвестиционного фонда, без указания имен (наименований) владельцев инвестиционных паев и размеров принадлежащих им долей в праве общей долевой собственности.
Доля в праве собственности на имущество (в том числе на земельный участок), переданное в доверительное управление управляющей компании, удостоверяется ценной бумагой, выдаваемой управляющей компанией (инвестиционный пай), которая не является правоустанавливающим документом на это имущество (в том числе на земельный участок).
Содержащееся в настоящем постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел..."

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25.06.2012 по делу N А56-37279/2011
"...В ходе проверки Инспекция пришла к выводу о наличии у Банка недоимки по земельному налогу в сумме 96 655 973 руб. в отношении земельного участка с кадастровым номером 16:50:06 01 02:0061, площадью 1980910 кв. м, расположенного по адресу: город Казань, улица П.Лумумбы (территория Старого Аэропорта), в связи с чем налоговый орган начислил Банку пени в размере 6 575 147 руб. 12 коп. и штраф в сумме 15 332 997 руб. (пункт 4 решения Инспекции).
Проверкой установлено, что указанный земельный участок составляет имущество закрытого паевого инвестиционного фонда недвижимости "АК БАРС-Перспектива".
Инспекция в кассационной жалобе ссылается на то, что 100 процентов паев закрытого паевого инвестиционного фонда недвижимости "АК БАРС-Перспектива" принадлежит АКБ "АК БАРС" (ОАО), поэтому именно Банк является плательщиком земельного налога в отношении спорного земельного участка.
В соответствии с пунктом 1 статьи 388 НК РФ плательщиками земельного налога признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения.
Согласно пункту 2 этой же статьи не признаются налогоплательщиками организации и физические лица в отношении земельных участков, находящихся у них на праве безвозмездного срочного пользования или переданных им по договору аренды.
Особенности доверительного управления паевыми инвестиционными фондами урегулированы Федеральным законом от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" (далее - Федеральный закон N 156-ФЗ).
В пункте 1 статьи 10 Федерального закона N 156-ФЗ указано, что паевым инвестиционным фондом признается обособленный имущественный комплекс, состоящий из имущества, переданного в доверительное управление управляющей компании учредителем (учредителями) доверительного управления с условием объединения этого имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления, и полученного в процессе такого управления.
По общему правилу, учредителем доверительного управления является собственник имущества, который передает это имущество управляющей компании для включения его в состав паевого инвестиционного фонда с условием объединения данного имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления (статья 1014 ГК РФ и статья 11 Федерального закона N 156-ФЗ).
В соответствии с пунктом 2 статьи 11 Федерального закона N 156-ФЗ при передаче недвижимого имущества в состав паевого инвестиционного фонда право собственности учредителя доверительного управления на передаваемое имущество прекращается и возникает право общей долевой собственности владельцев инвестиционных паев, которое подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (пункт 4 статьи 24 Федерального закона N 122-ФЗ).
При государственной регистрации прав на недвижимое имущество для включения такого имущества в состав паевого инвестиционного фонда в подразделе II Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним указывается название паевого инвестиционного фонда, в состав которого включается данное имущество, и делается следующая запись: "Собственники данного объекта недвижимости и данные о них, предусмотренные Федеральным законом от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", устанавливаются на основании данных лицевых счетов владельцев инвестиционных паев в реестре владельцев инвестиционных паев и счетов депо владельцев инвестиционных паев".
С учетом изложенного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним не указываются имена (наименования) владельцев инвестиционных паев и размеры принадлежащих им долей в праве общей долевой собственности.
В постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 54 разъяснено, что плательщиком земельного налога является лицо, которое в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним указано как обладающее правом собственности, правом постоянного (бессрочного) пользования либо правом пожизненного наследуемого владения на соответствующий земельный участок.
Поэтому обязанность уплачивать земельный налог возникает у такого лица с момента регистрации за ним одного из названных прав на земельный участок, то есть внесения записи в реестр, и прекращается со дня внесения в реестр записи о праве иного лица на соответствующий земельный участок.
Суды установили, что Банк в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним не указан как обладающий правом собственности на спорный земельный участок, и верно указали на то, что ценная бумага, удостоверяющая долю в праве собственности на имущество (в том числе на земельный участок), переданное в доверительное управление управляющей компании, и выданная этой компанией (инвестиционный пай), не является правоустанавливающим документом на земельный участок.
С учетом перечисленного вывод судов о том, что Банк не признается плательщиком земельного налога в отношении земельных участков, составляющих паевой инвестиционный фонд, является правильным, а решение налогового органа в части данных выводов - неправомерным..."

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.08.2011 по делу N А56-66686/2010
"...В результате проверки установлено, что 30.08.2007 Банк передал находившиеся в его собственности земельные участки (кадастровый номер 78:19116Б:24, 78:19116Б:26) в закрытый паевой инвестиционный фонд недвижимости "Промышленная недвижимость". Управление этим фондом осуществляет управляющая компания ЗАО "ВТБ Управление активами". После передачи земельных участков в закрытый паевой инвестиционный фонд недвижимости "Промышленная недвижимость" право собственности Банка на эти участки прекращено.
Согласно статье 1012 ГК РФ по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
По общему правилу, учредителем доверительного управления является собственник имущества, который передает это имущество управляющей компании для включения его в состав паевого инвестиционного фонда с условием объединения данного имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления (статья 1014 ГК РФ и статья 11 Федерального закона N 156-ФЗ).
Согласно пункту 2 статьи 11 Федерального закона N 156-ФЗ при передаче недвижимого имущества в состав паевого инвестиционного фонда право собственности учредителя доверительного управления на передаваемое имущество прекращается и возникает право общей долевой собственности владельцев инвестиционных паев, которое подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (пункт 4 статьи 24 Федерального закона N 122-ФЗ).
При государственной регистрации прав на недвижимое имущество для включения такого имущества в состав паевого инвестиционного фонда в подразделе II Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним указывается название паевого инвестиционного фонда, в состав которого включается данное имущество, и делается следующая запись: "Собственники данного объекта недвижимости и данные о них, предусмотренные Федеральным законом от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", устанавливаются на основании данных лицевых счетов владельцев инвестиционных паев в реестре владельцев инвестиционных паев и счетов депо владельцев инвестиционных паев".
То есть в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним не указываются имена (наименования) владельцев инвестиционных паев и размеры принадлежащих им долей в праве общей долевой собственности..."

9.4. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий паевого инвестиционного фонда вправе обратиться в исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления с заявлением об оформлении договора аренды на земельный участок, на котором расположены объекты недвижимости, входящие в состав указанного фонда.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 21.09.2011 по делу N А40-12629/11-139-124
"...Закрытое акционерное общество "Управляющая компания "АС Менеджмент", Доверительный управляющий Закрытого паевого инвестиционного рентного фонда "Казанский земельный инвестиционный фонд" (далее - ЗАО "Управляющая компания "АС Менеджмент" Д.У. Закрытого паевого инвестиционного рентного фонда "Казанский земельный инвестиционный фонд", Общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным отказа Департамента земельных ресурсов города Москвы (далее - ДЗР города Москвы) в оформлении договора аренды земельного участка общей площадью 1000 кв. м с кадастровым номером 77:07:0019001:1005 по адресу: Москва, ул. 3-я Мякининская, д. 20А.
Как следует из материалов дела и установлено судами, владельцам инвестиционных паев Закрытого паевого инвестиционного рентного фонда "Казанский земельный инвестиционный фонд" под управлением ЗАО "Управляющая компания "АС Менеджмент" принадлежат объекты недвижимости, расположенные на земельном участке общей площадью 1000 кв. м с кадастровым номером 77:07:0019001:1005, по адресу: г. Москва, ул. 3-я Мякининская, д. 20А, а именно, жилые дома: 2-этажный жилой дом общей площадью 219,6 кв. м, адрес: г. Москва, ул. 3-я Мякининская, д. 20А, (свидетельство о государственной регистрации права собственности от 23 августа 2010 года 77 АМ N 648086); 2-этажный жилой дом общей площадью 199 кв. м, адрес: г. Москва, ул. 3-я Мякининская, д. 20А, литера Б (свидетельство о государственной регистрации права собственности от 23 августа 2010 года 77 АМ N 648084).
ЗАО "Управляющая компания "АС Менеджмент" 14 октября 2010 года обратилось в ДЗР города Москвы с заявлением на оформление договора аренды земельного участка, заключаемого с правообладателями зданий, строений, сооружений, расположенных на участке, с соответствующим правовым актом о предоставлении земельного участка.
Письмом от 13 декабря 2010 года N 33-5т7-1142/10-(0)-1 ДЗР города Москвы отказал в оформлении договора аренды земельного участка связи с отсутствием права на запрашиваемый документ, так как ЗАО "Управляющая компания "АС Менеджмент" не является собственником объектов недвижимости, расположенных на земельном участке.
Указанный отказ ДЗР города Москвы послужил основанием для обращения Общества в арбитражный суд.
Порядок приобретения прав на земельный участок гражданами или юридическими лицами определен статьей 36 Земельного кодекса Российской Федерации, согласно пункту 1 которой, исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений в порядке и на условиях, которые установлены Земельным кодексом Российской Федерации, федеральными законами.
Для приобретения прав на земельный участок юридические лица, обращаются в исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления с заявлением о приобретении прав на земельный участок с приложением документов, перечень которых устанавливается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление функций по нормативно-правовому регулированию земельных отношений.
Правильно применив положения пункта 1 статьи 10, пункта 3 статьи 11 Федерального закона от 29 ноября 2001 года N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах", на основании надлежащей оценки материалов дела, суды установили, что спорное имущество находится в общей долевой собственности владельцев инвестиционных паев Закрытого паевого инвестиционного рентного фонда "Казанский земельный инвестиционный фонд". Согласно Выпискам из ЕГРП от 01 октября 2010 года N 19/113/2010-618 и N 19/113/2010-618 на указанные объекты недвижимости имеются ограничения (обременения) права: доверительное управление, регистрация от 23 августа 2010 года N 77-77-20/002/2010-862 на срок до 01 июля 2022 года и от 23 августа 2010 года 77-77-20/002/2010-864 на срок до 01 июля 2022 года соответственно в пользу ЗАО "Управляющая компания "АС Менеджмент".
В настоящем случае заявление подано в ДЗР города Москвы ЗАО "Управляющая компания "АС Менеджмент" в рамках исполнения возложенной на него статьей 11 Федеральный закон от 29 ноября 2001 года N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" обязанности.
На основании изложенного, выводы судов о незаконности оспариваемого отказа ДЗР города Москвы от 13 декабря 2010 года N 33-5т7-1142/10-(0)-1 в оформлении договора аренды земельного участка общей площадью 1000 кв. м с кадастровым номером 77:07:0019001:1005 по адресу: Москва, ул. 3-я Мякининская, д. 20А являются законными и обоснованными.
Изложенный в кассационной жалобе довод ДЗР города Москвы о том, что спорный земельный участок не входит в состав инвестиционного паевого фонда опровергается материалами дела и установленными судами по делу обстоятельствами..."

По данному делу см. также Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2011 N 09АП-13424/2011-АК.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.06.2011 N 09АП-13424/2011-АК о делу N А40-12629/11-139-124
"...Как следует из материалов дела и установлено судом, владельцам инвестиционных паев Закрытого паевого инвестиционного рентного фонда "Казанский земельный инвестиционный фонд" под управлением ЗАО "Управляющая компания "АС Менеджмент" принадлежат объекты недвижимости, расположенные на земельном участке общей площадью 1000 кв. м с кадастровым номером 77:07:0019001:1005, по адресу: г. Москва, ул. 3-я Мякининская, д. 20А, а именно, жилые дома: 2-этажный жилой дом общей площадью 219,6 кв. м, адрес: г. Москва, ул. 3-я Мякининская, д. 20А, (свидетельство о государственной регистрации права собственности 77 АМ N 648086 от 23.08.2010); 2-этажный жилой дом общей площадью 199 кв. м, адрес: г. Москва, ул. 3-я Мякининская, д. 20А, литера Б (свидетельство о государственной регистрации права собственности 77 АМ N 648084 от 23.08.2010).
14.10.2010 заявитель обратился в Департамент земельных ресурсов города Москвы с заявлением на оформление договора аренды земельного участка, заключаемого с правообладателями зданий, строений, сооружений, расположенных на участке, с соответствующим правовым актом о предоставлении земельного участка.
Порядок приобретения прав на земельный участок гражданами или юридическими лицами определен ст. 36 Земельного кодекса РФ, согласно п. 1 которой исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений в порядке и на условиях, которые установлены Земельным кодексом Российской Федерации, федеральными законами.
В соответствии с п. 5 ст. 36 ЗК РФ юридические лица обращаются в исполнительный орган государственной власти, предусмотренный ст. 29 Земельного кодекса РФ, с заявлением о приобретении прав на земельный участок с приложением документов, перечень которых устанавливается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление функций по нормативно-правовому регулированию земельных отношений.
В настоящем случае, доводы апелляционной жалобы сводятся к тому, что спорный земельный участок не входит в состав паевого инвестиционного фонда, и, следовательно, заявитель правом совершения юридических и фактических действий в отношении земельного участка не обладает.
Суд апелляционной инстанции отклоняет указанные доводы в силу следующего.
В соответствии со ст. 1 Федеральный закон от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" инвестиционный фонд - находящийся в собственности акционерного общества либо в общей долевой собственности физических и юридических лиц имущественный комплекс, пользование и распоряжение которым осуществляются управляющей компанией исключительно в интересах акционеров этого акционерного общества или учредителей доверительного управления.
В соответствии с п. 3 ст. 11 Федеральный закон от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" управляющая компания осуществляет доверительное управление паевым инвестиционным фондом путем совершения любых юридических и фактических действий в отношении составляющего его имущества, а также осуществляет все права, удостоверенные ценными бумагами, составляющими паевой инвестиционный фонд, включая право голоса по голосующим ценным бумагам.
Управляющая компания вправе предъявлять иски и выступать ответчиком по искам в суде в связи с осуществлением деятельности по доверительному управлению паевым инвестиционным фондом.
Владельцы инвестиционных паев Закрытого паевого инвестиционного рентного фонда "Казанский земельный инвестиционный фонд", данные о которых устанавливаются на основании данных лицевых счетов владельцев инвестиционных паев в реестре владельцев инвестиционных паев и счетов депо владельцев инвестиционных паев имеют в общей долевой собственности 2-этажный жилой дом общей площадью 219,6 кв. м по адресу: г. Москва, ул. 3-я Мякининская д. 20А, на основании свидетельства о государственной регистрации права собственности 77 АМ N 648086 от 23.08.2010, а также 2-этажный жилой дом общей площадью 199 кв. м по адресу: г. Москва, ул. 3-я Мякининская, д. 20А, литера Б на основании свидетельства о государственной регистрации права собственности 77 АМ N 648084 от 23.08.2010.
Как обоснованно установлено судом первой инстанции, согласно Выпискам из ЕГРП от 01.10.2010 N 19/113/2010-618 и N 19/113/2010-618 на указанные выше объекты недвижимости имеются ограничения (обременения) права: доверительное управление, регистрация N 77-77-20/002/2010-862 от 23.08.2010 на срок до 01.07.2022 и 77-77-20/002/2010-864 от 23.08.2010 на срок до 01.07.2022 соответственно в пользу ЗАО "Управляющая компания "АС Менеджмент".
В настоящем случае заявитель в рамках исполнения возложенной на него ст. 11 Федерального закона от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" обязанности при подаче заявления на оформление договора аренды после своего наименования указывал на то, что является доверительным управляющим путем проставления отметки "Д.У." (управляющая компания).
При указанных обстоятельствах оспариваемый отказ в оформлении договора аренды земельного участка является незаконным, нарушает права и законные интересы заявителя..."

9.5. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий, не зарегистрировавший в установленном законом порядке в ФСФР России изменения, вносимые в правила доверительного управления фондом, обязан возместить владельцу паевого инвестиционного фонда убытки, связанные с отсутствием такой регистрации, в размере уменьшения стоимости пая. Основанием для взыскания убытков является факт голосования владельца пая закрытого инвестиционного фонда против принятия решения об утверждении изменений и дополнений, вносимых в правила доверительного управления фондом.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении указано, что владельцем пая управляющей компании дано поручение голосовать против принятия решения об утверждении изменений и дополнений, вносимых в правила доверительного управления фондом.

Постановление Президиума ВАС РФ от 30.11.2010 N 8907/10 по делу N А40-106944/09-57-509
"...Как установлено судами и подтверждается материалами дела, между обществом "ТЕРНА-ФИНАНС" (учредителем управления) и управляющей компанией "Ингосстрах-Инвестиции" (доверительным управляющим) заключен договор от 25.03.2008 N ДУ-0059322/03-2008 доверительного управления ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги (далее - договор доверительного управления), в рамках которого общество передало в доверительное управление управляющей компании собственные неконвертируемые процентные облигации на предъявителя, а управляющая компания реализовала их и на полученные от продажи средства приобрела для общества 51,575 пая закрытого паевого инвестиционного фонда "Русская недвижимость" (далее - фонд "Русская недвижимость, фонд). Впоследствии доверительное управление фондом стала осуществлять сама управляющая компания "Ингосстрах-Инвестиции".
На общем собрании владельцев инвестиционных паев фонда "Русская недвижимость", проведенном 24.03.2009, принято решение об утверждении изменений и дополнений, вносимых в правила доверительного управления фондом.
Основным направлением инвестиционной политики управляющей компании "Ингосстрах-Инвестиции" при доверительном управлении фондом "Русская недвижимость" является приобретение объектов недвижимости с целью их последующей продажи или сдачи в аренду. Сложившаяся в 2009 году в России и в мире кризисная ситуация привела к резкому снижению цен на объекты недвижимости и к снижению стоимости активов фонда соответственно, вследствие чего участие общества "ТЕРНА-ФИНАНС" в фонде стало экономически невыгодным.
В силу абзаца четвертого пункта 1 статьи 14 Федерального закона от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" (далее - Закон об инвестиционных фондах) владелец инвестиционного пая закрытого паевого инвестиционного фонда вправе требовать от управляющей компании его погашения и выплаты в связи с этим денежной компенсации только в случаях, предусмотренных названным Законом.
Один из таких случаев указан в пункте 13 статьи 18 Закона об инвестиционных фондах. Согласно данной норме право требовать погашения инвестиционных паев приобретают владельцы инвестиционных паев, голосовавшие против принятия решения об утверждении изменений и дополнений в правила доверительного управления закрытым паевым инвестиционным фондом, если такое решение было принято.
Поскольку у общества "ТЕРНА-ФИНАНС" не было экономического интереса в дальнейшем участии в фонде "Русская недвижимость" в условиях постоянного снижения стоимости чистых активов фонда, общество, рассчитывая получить денежную компенсацию при погашении инвестиционных паев, дало управляющей компании "Ингосстрах-Инвестиции" указание голосовать на общем собрании владельцев инвестиционных паев фонда, состоявшемся 24.03.2009, против принятия решения об утверждении изменений и дополнений, вносимых в правила доверительного управления фондом. В результате такого голосования общество в силу пункта 13 статьи 18 Закона об инвестиционных фондах приобрело право предъявить управляющей компании требование о погашении инвестиционных паев.
Между тем реализация права на получение денежной компенсации, подлежащей выплате в связи с погашением инвестиционного пая, возможна лишь после регистрации изменений и дополнений в правила доверительного управления закрытым паевым инвестиционным фондом.
Управляющая компания "Ингосстрах-Инвестиции" не проявила должной заботливости при проверке документов (изменений и дополнений в правила доверительного управления фондом "Русская недвижимость"), представленных на государственную регистрацию в Федеральную службу по финансовым рынкам, что повлекло отказ в их регистрации и, как следствие, лишило общество "ТЕРНА-ФИНАНС" права на получение денежной компенсации, на которую оно могло рассчитывать при наличии зарегистрированных изменений и дополнений в правила доверительного управления фондом и которая представляет собой убытки, подлежащие возмещению в силу пункта 1 статьи 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Действительно, в силу пункта 1 статьи 16 Закона об инвестиционных фондах управляющая компания паевого инвестиционного фонда несет перед владельцами инвестиционных паев ответственность в размере реального ущерба в случае причинения им убытков в результате нарушения Закона об инвестиционных фондах, иных федеральных законов и правил доверительного управления паевым инвестиционным фондом.
Согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.
Предъявленная к взысканию сумма представляет собой имущественные потери истца, вызванные уменьшением стоимости принадлежащих ему инвестиционных паев, то есть реальный ущерб, а не упущенную выгоду, как ошибочно квалифицировали ее суды апелляционной и кассационной инстанций.
Что касается обязанности управляющей компании представить в ФСФР России документы для регистрации изменений и дополнений в правила доверительного управления паевым инвестиционным фондом, то она предусмотрена статьей 19 Закона об инвестиционных фондах и пунктом 6 Положения о регистрации правил доверительного управления паевыми инвестиционными фондами и изменений и дополнений в них, утвержденного приказом ФСФР России от 21.12.2006 N 06-154/пз-н.
Как установлено судами при рассмотрении настоящего спора и подтверждается материалами дела, на регистрацию изменений и дополнений в правила доверительного управления фондом "Русская недвижимость" были представлены документы, не соответствующие требованиям федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, что послужило основанием для отказа в регистрации.
Таким образом, исходя из пункта 1 статьи 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды имели достаточно оснований для возложения на управляющую компанию "Ингосстрах-Инвестиции" ответственности в виде возмещения убытков, причиненных утратой имущества..."

9.6. Вывод из судебной практики: Аффилированные лица управляющей компании вправе приобретать инвестиционные паи, находящиеся под ее управлением.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.06.2004 N А56-1596/04
"...Как следует из материалов дела, ОАО "КИТ" является управляющей компанией фондов "Российская электроэнергетика", "Российская нефть" и "Российские телекоммуникации".
На основании заявок, полученных ОАО "КИТ" 22.01.2003 и 08.04.2003 на выдачу инвестиционных паев, ООО ИК "Балтонэксим" приобрело в совокупности 246,666666 инвестиционных паев указанных фондов на общую сумму 7400000 рублей, что подтверждается уведомлениями об операциях по лицевому счету от 24.01.2003 и 10.04.2003 (л.д. 19 - 21).
Полагая, что в нарушение абзаца 17 пункта 23 Временных правил инвестиционные паи размещены аффилированному лицу управляющей компании, РО ФКЦБ обратился в суд с настоящим иском.
Пунктом 1 статьи 21 Федерального закона "Об инвестиционных фондах" предусмотрена выдача инвестиционных паев на основании заявок на их приобретение.
Согласно пункту 2 названной статьи предусмотрена возможность отказа в приеме заявок на приобретение инвестиционных паев только в случаях: несоблюдения порядка и условий подачи заявок, установленных правилами доверительного управления паевым инвестиционным фондом; приобретения пая лицом, которое в соответствии с этим Законом не может быть владельцем инвестиционных паев; принятия решения о приостановлении выдачи инвестиционных паев.
Поскольку в силу указанной нормы права ограничение на приобретение инвестиционного пая может быть установлено только Федеральным законом "Об инвестиционных фондах", а он ограничений на приобретение инвестиционных паев аффилированными лицами управляющей компании не содержит, у ОАО "КИТ", как правильно указал суд, отсутствовали основания для отказа в приеме заявки ООО ИК "Балтонэксим финанс"..."

10. Стороны в сделках, заключаемых доверительным управляющим с целью управления имуществом

Достаточно дискуссионным на сегодняшний день считается вопрос о лице, являющемся стороной по сделке, совершаемой с целью управления объектом доверительного управления.
В частности, п. 1 ст. 1012 ГК РФ закрепляет положение о том, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему. Однако доверительный управляющий, не обладая правом собственности и не являясь представителем учредителя управления, вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1012 ГК РФ), а также осуществлять в пределах, предусмотренных законом и договором, правомочия собственника (п. 1 ст. 1022 ГК РФ).
Кроме того, необходимо учитывать положение п. 3 ст. 1012 ГК РФ, согласно которому, сделки с переданным имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени, указывая при этом, что он действует в таком качестве.
Однако несмотря на то, что доверительный управляющий совершает сделки с переданным имуществом от своего имени, обязанности, возникающие в результате таких действий, исполняются за счет объекта управления (п. 2 ст. 1020 ГК РФ), который находится в собственности учредителя управления, не являющегося стороной по сделке с третьим лицом.
Совокупное толкование приведенных выше норм права позволяет при принятии судебного решения ответить на вопрос о лице, являющемся стороной по сделке, заключенной с целью управления объектом доверительного управления.

10.1. Вывод из судебной практики: Стороной по сделке, заключенной во исполнение договора доверительного управления, является доверительный управляющий.

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 21.01.2003 N Ф03-А73/02-1/2903
"...Как следует из материалов дела, между ОАО ЭиЭ "Хабаровскэнерго" (энергоснабжающая организация) и ОАО "Дальэлектронсервис" (абонент) заключен договор энергоснабжения электрической энергией от 01.01.1997 N 779, срок действия которого пролонгирован на 1998 - 2002 годы.
По условиям договора энергоснабжающая организация обязалась подавать, а абонент - оплачивать принятую электрическую энергию.
В результате у ОАО "Дальэлектронсервис" образовалась задолженность перед ОАО ЭиЭ "Хабаровскэнерго" в сумме 93278 рублей 18 копеек за период с 2001 по 2002 годы. За несвоевременную оплату потребленной энергии ответчику начислена пеня согласно п. 8.2.3 договора от 01.01.1997 N 779 в размере 2% от суммы платежа за каждый день просрочки. С учетом несоразмерности пени последствиям нарушения обязательства истец на основании ст. 333 ГК РФ снизил ее размер до 100000 рублей.
При исследовании имеющихся в деле доказательств, арбитражный суд установил, что объектами договора энергоснабжения являлись не только два общежития по ул. Тихоокеанская, 182 и 218, но и кафе "Алиса", лифтерная, центральная подстанция, а всего восемь точек учета.
Согласно договору доверительного управления от 17.06.1997 N 4/983 спорные объекты (общежития в г. Хабаровске по ул. Тихоокеанская, 182 и 218) были переданы Комитетом по управлению государственным имуществом Хабаровского края (ныне - Министерство имущественных отношений Хабаровского края) в доверительное управление ОАО "Дальэлектронсервис".
В соответствии с п. 4.2 договора доверительного управления доверительный управляющий (ОАО "Дальэлектронсервис") несет ответственность по обязательствам, возникающим в связи с исполнением договора о доверительном управлении. Данные положения договора соответствуют ст. 1022 ГК РФ.
Давая оценку правоотношениям сторон по договору энергоснабжения в соотношении с условиями договора доверительного управления, арбитражный суд установил, что стороной договора энергоснабжения является ОАО "Дальэлектронсервис", а не Министерство имущественных отношений Хабаровского края. Данный договор сторонами не расторгнут и действовал на момент рассмотрения спора.
Таким образом, вывод суда о наличии долга ОАО "Дальэлектронсервис" перед ОАО ЭиЭ "Хабаровскэнерго" в заявленной сумме, не оспоренной ответчиком, и о том, что ОАО "Дальэлектронсервис", являясь доверительным управляющим государственного имущества, должен нести ответственность по обязательствам, вытекающим из доверительного управления, соответствует установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.
Ответственность по обязательствам, вытекающим из доверительного управления, то есть по данному делу на основании ст. 1022 ГК РФ возлагается на ОАО "Дальэлектронсервис", а источником для производства расчетов с истцом является имущество, которое находилось в доверительном управлении.
Статьей 1012 ГК РФ предусмотрен порядок осуществления доверительным управляющим действий, в том числе по совершению сделок с переданным в доверительное управление имуществом, которые он совершает от своего имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего. При отсутствии указания о действии доверительного управляющего в этом качестве доверительный управляющий обязывается перед третьими лицами лично и отвечает перед ними только принадлежащим ему имуществом.
В данном случае договор энергоснабжения электрической энергией от 01.01.1997 N 779, объектами потребления электрической энергии которого являются общежития по ул. Тихоокеанской, 182 и 218, переданные ответчику в доверительное управление, заключен от имени ОАО "Дальэлектронсервис" с указанием о действии доверительного управляющего в этом качестве..."

Статья 1013. Объект доверительного управления

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 1013 ГК РФ

1. Объекты, которые могут быть переданы в доверительное управление
2. Объекты, передача которых в доверительное управление не допускается

1. Объекты, которые могут быть переданы в доверительное управление

В доверительное управление могут быть переданы предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество (п. 1 ст. 1013 ГК РФ).
Поскольку указанный перечень не является исчерпывающим, в судебной практике возникают вопросы о возможности передачи в управление того или иного имущества.

1.1. Вывод из судебной практики: Дебиторская задолженность может быть объектом доверительного управления.

Примечание: В ряде приведенных ниже Постановлений договор доверительного управления не являлся предметом исследования, однако, разрешая судебный спор, суды руководствовались его положениями.

Судебная практика:

Постановление ФАС Поволжского округа от 08.04.2003 N А12-13076/2002-4
"...Как следует из материалов дела, 28 августа 2002 г. Государственное научное учреждение "Поволжская селекционно-опытная станция" заключило с Предпринимателем без образования юридического лица Ужиковским П.А. договор N 17 доверительного управления имуществом, передав в доверительное управление дебиторскую задолженность.
Осуществление управления имуществом Учредителя доверительного управления заключается в соответствии с п. 2.4.1 договора в установлении размера дебиторской задолженности, переданной в качестве имущества доверительного управления, истребовании данной задолженности с дебиторов в соответствии с действующим законодательством.
В соответствии с гражданским законодательством доверительное управление является одним из способов осуществления собственником принадлежащих ему правомочий, одной из форм реализации правомочий распоряжения имуществом.
Согласно п. 1 ст. 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.
Вывод суда о том, что предметом договора N 17 от 28.08.2002 являются деньги, судебная коллегия находит ошибочным. Фактически предметом данного договора является имущественное право требования задолженности, что в силу ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации является иным объектом гражданских прав. Поэтому ссылка в оспариваемом решении суда на п. 2 ст. 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации в обоснование ничтожности договора доверительного управления является несостоятельной..."

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.11.2002 по делу N А39-1522/00-101/4
"...По исполнительному листу N 000849, выданному на основании решения суда, определением от 24.06.2002 восстановлен срок к предъявлению, пропущенный взыскателем, и частично погашена задолженность в сумме 13065817 рублей. Согласно договору N 449 от 26.10.2001 оставшуюся дебиторскую задолженность ОАО "Мордовэнерго" передало в доверительное управление ОАО "Центр оптимизации расчетов ЕЭС".
Сославшись на невозможность исполнения судебного акта, должник 12.07.2002 обратился в Арбитражный суд Республики Мордовия с заявлением о предоставлении рассрочки исполнения судебного акта от 15.09.2000 в части уплаты основного долга, которое определением от 31.07.2002 удовлетворено.
Доводы кассатора относительно суммы, подлежащей уплате в рассрочку, несостоятельны, ибо вопрос о предоставлении рассрочки по уплате процентов, взысканных по решению от 15.09.2000, судом не рассматривался..."

Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.09.1999 N А19-11855/98-Ф02-1530/99-С2
"...Как видно из материалов дела, в обоснование своего требования заявитель сослался на то, что между ЗАО "Ориент - Диамант" (учредитель управления) и ЗАО "Двенадцатый трест" (доверительный управляющий) 27 ноября 1998 года заключен договор N 3 доверительного управления. В соответствии с условиями договора учредитель управления передает доверительному управляющему в доверительное управление право требования к ООО "Нефтосервис", возникшее из договора о совместной деятельности от 26 марта 1997 года.
ЗАО "Двенадцатый трест" на основании договора доверительного управления имуществом от своего имени предъявило иск к ООО "Нефтосервис" требование о взыскании денежных средств на основании договора о совместной деятельности от 26.03.1998, заключенного между ЗАО "Ориент - Диамант" и ООО "Нефтосервис".
Отказывая в удовлетворении иска, арбитражный суд сослался на то, что в силу статьи 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации не может быть объектом доверительного управления право требования к ООО "Нефтосервис", возникшее из договора о совместной деятельности от 26.03.1997, поскольку в доверительное управление передается право требования, а не имущество. В решении суда указано, что "также оно не подпадает под понятие уступки требования, регулируемое статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации Данный вывод суда нельзя признать достаточно обоснованным.
Статья 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации определяет объект доверительного управления, которым может служить предприятие и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.
То есть объектами доверительного управления может служить большинство объектов гражданских прав, перечисленных в статье 128 Гражданского кодекса Российской Федерации, в том числе имущественные права, к которым относится право требования (статья 382 Гражданского кодекса Российской Федерации)..."

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 10 - 11.06.2004 N А12-701/04-С7
"...Между Открытым акционерным обществом "Волжская ГЭС" и Закрытым акционерным обществом "Евразия" 14.12.2000 был заключен договор N 153 доверительного управления имуществом сроком на один год, согласно которому истец передал управляющему в доверительное управление дебиторскую задолженность Открытого акционерного общества "Волгоградэнерго" в сумме 170246910 руб. за период с 01.01.2000 по 01.08.2000.
По условиям договора имущество, переданное в доверительное управление, должно было отражаться у управляющего на отдельном балансе с ведением по нему самостоятельного учета. Учредитель обязан был направить должнику письменное уведомление о заключении договора доверительного управления, о полномочиях доверительного управляющего.
По иску заявлено материально-правовое требование о признании указанного договора ничтожным как не соответствующего требованиям законодательства.
Согласно ст. 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона передает другой стороне на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления.
Между доверительным управляющим и учредителем при заключении договора доверительного управления соблюдены существенные условия и форма заключения данного вида договора, определенные ст. ст. 1016, 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Доверительный управляющий несет ответственность перед учредителем в порядке, установленном ст. 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Постановление ФАС Поволжского округа от 01.10.2002 N А65-15242/01-СГ3-13/33
"...По договору N 1 от 31.07.2001 ООО "Арис" передало в доверительное управление истцу сроком на 1 год дебиторскую задолженность согласно приложению N 1, а именно: долг НМХЗ в общей сумме 7359775 руб. 78 коп. по исполнительным листам N 013717 от 02.11.99 по делу N А65-6553/99-СГ1-13 и N 013714 от 02.11.99 по делу N А65-6552/99-СГ1-13.
Поскольку дебиторская задолженность представляет собой имущество в виде совокупности принадлежащих кредитору прав (требований) по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц, а не деньги как таковые, то суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований считать договор не соответствующим ч. 2 ст. 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.03.2002 N 5588
"...Общество с ограниченной ответственностью "Юридическая корпорация "Практика" (далее - ООО "Практика") на основании договора доверительного управления от 28.09.2001 N 18-1/01, заключенного с открытым акционерным обществом "Тверьторф" (далее - ОАО "Тверьторф"), обратилось в Арбитражный суд Тверской области с иском к государственному унитарному предприятию "Облжилкомхоз" (далее - предприятие) о взыскании 469793 руб. 91 коп. задолженности за период с декабря 2000 года по апрель 2001 года по оплате оказанных услуг по договору от 08.10.97 N 39, заключенному между ОАО "Тверьторф" и ответчиком, а также 229336 руб. 15 коп. пеней за просрочку платежей.
Истец обратился в суд с иском о взыскании упомянутой задолженности на основании договора от 28.09.2001 N 18-1/01, в соответствии с которым ОАО "Тверьторф" передало ООО "Практика" в доверительное управление сроком на 5 лет задолженность своих должников, в том числе ту, которая является предметом данного спора, что подтверждается актом от 28.09.2001 N 1. Согласно пункту 1.4 договора ООО "Практика" вправе получать присужденное имущество и (или) деньги.
Поскольку истец доказал правомерность предъявленного предприятию требования и по праву, и по размеру, суд обоснованно взыскал задолженность в заявленном размере.
С учетом изложенного следует признать, что суд правильно применил нормы материального и процессуального права, поэтому основания для отмены обжалуемого судебного акта отсутствуют..."

1.2. Вывод из судебной практики: Объект гражданской обороны, находящийся в федеральной собственности, может быть передан в доверительное управление.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.04.2006 по делу N А21-5468/2005-С2
"...Между Управлением (учредитель управления) и ООО "Неко плюс" (доверительный управляющий) заключен договор доверительного управления от 20.05.2004 N 29 (л.д. 10 - 16).
Полагая, что этот договор является ничтожной сделкой, ОАО "Регионнефтегаз" обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
В соответствии со статьей 1016 Гражданского кодекса Российской Федерации одним из существенных условий договора доверительного управления является состав имущества, передаваемого в доверительное управление.
Как следует из пункта 1.1 договора и подтверждается материалами дела, объектом, передаваемым в соответствии с условиями договора в доверительное управление, является государственное имущество восстановительной стоимостью на 05.03.2004 148650 руб., остаточной стоимостью на 05.03.2004 - 81750 руб., расположенное по адресу: Калининград, ул. Сергеева, N 12 (бывшее бомбоубежище), находящееся в собственности Российской Федерации (приложение 1). Характеристика имущества приведена в копии технического паспорта, прилагаемого к договору, как его неотъемлемая часть (приложение 2).
Согласно приложению N 1 к Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.91 N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность", спорное убежище гражданской обороны, созданное в 1945 году, является исключительно федеральной собственностью.
Согласно статьям 7, 8 Федерального закона "О гражданской обороне" федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления создают и поддерживают в состоянии постоянной готовности к использованию технические системы управления гражданской обороны, системы оповещения населения об опасностях, возникающих при ведении военных действий или вследствие этих действий, и объекты гражданской обороны.
В силу пунктов 9, 13 постановления Правительства Российской Федерации от 29.11.99 N 1309 "О порядке создания убежищ и иных объектов гражданской обороны" органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления вправе в мирное время создавать объекты гражданской обороны и использовать их в интересах экономики и обслуживания населения с сохранением возможности приведения их в заданные сроки в состояние готовности к использованию по назначению.
Данные нормативные акты свидетельствуют о возможности эксплуатации объектов гражданской обороны.
Суд первой инстанции правомерно установил, что оспариваемый договор доверительного управления соответствует требованиям закона и иным правовым актам..."

1.3. Вывод из судебной практики: Доля в праве на недвижимое имущество может быть объектом договора доверительного управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.01.2004 N Ф08-5358/2003
"...Как видно из материалов дела, ООО "Южно-Российская трастовая аграрная компания" обратилось к Учреждению юстиции с заявлением о государственной регистрации договора доверительного управления имуществом при множественности лиц на стороне учредителей управления от 28.04.2003. На стороне учредителей управления выступили собственники долей в праве общей собственности на земельный участок для сельскохозяйственного использования (по 2,6 га каждая). К заявлению были приложены договор доверительного управления имуществом от 28.04.2003 и свидетельства о государственной регистрации права собственности каждого владельца земельной доли.
Уведомлением от 06.05.2003 ответчик сообщил истцу о приостановлении регистрации договора до 05.06.2003. Истцу предложено подтвердить право учредителей управления на заключение договора от 28.04.2003. По истечении указанного срока истцу было отказано в удовлетворении заявления со ссылкой на его незаключенность, поскольку его предметом является не определенное имущество, а доли в праве, передача которых реально невозможна. Учреждение юстиции сослалось также на то, что заявителем не представлен план земельного участка с установленными на местности границами с указанием его кадастрового номера, и на то, что в соответствии со статьей 22 Закона Краснодарского края "Об основах регулирования земельных отношений в Краснодарском крае" минимальный размер земельных участков, формируемых из земель сельхозназначения и необходимых для сельскохозяйственного производства, составляет не менее 300 га, в то время как общий размер земельного участка, взятого трастовой компанией в доверительное управление по договору от 28.04.2003, составляет лишь 59,8 га.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
Из смысла приведенных норм следует, что государственной регистрации подлежит факт передачи недвижимого имущества в доверительное управление, что по существу является обременением указанного имущества правами третьего лица (доверительного управляющего).
Права учредителей доверительного управления (физических лиц) на спорное недвижимое имущество уже зарегистрированы в установленном законом порядке, что подтверждено материалами дела.
Следовательно, нельзя признать обоснованными выводы судебных инстанций о том, что сторонами не согласован предмет договора доверительного управления от 28.04.2003. Предмет спорного договора определен с достаточной степенью четкости при государственной регистрации прав физических лиц - учредителей доверительного управления на принадлежащие им земельные доли. Требование Учреждения юстиции о предоставлении планов земельных участков, передаваемых в доверительное управление, незаконно, поскольку указанные планы должны были представляться в Учреждение юстиции при регистрации прав физических лиц на земельные доли, а при регистрации спорного договора доверительного управления его предмет уже конкретизирован, что подтверждается свидетельствами о государственной регистрации прав физических лиц, поэтому повторного предоставления упомянутых планов не требуется..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.01.2004 N Ф08-5010/2003
"...Как видно из материалов дела, Южно-Российская трастовая аграрная компания заключила с 46-ю физическими лицами договор от 21.04.2003, по условиям которого последние передают компании в доверительное управление принадлежащие им доли в праве общей собственности на земли сельскохозяйственного назначения, расположенные в границах бывшего колхоза "40 лет Октября" (ныне - ЗАО "40 лет Октября") в Динском районе Краснодарского края. Размер каждой земельной доли составляет 2,6 га, права физических лиц на указанные доли подтверждаются свидетельствами о государственной регистрации права, копии которых имеются в деле.
Компания обратилась в Динской районный филиал Краснодарского краевого учреждения юстиции с заявлением о государственной регистрации договора доверительного управления имуществом при множественности лиц на стороне учредителей управления. Документы приняты на регистрацию 29.04.2003, что подтверждается соответствующей распиской.
Письмом от 05.06.2003 N 1-2003-95 истцу отказано в государственной регистрации спорного договора со ссылкой на его незаключенность, поскольку его предметом является не определенное имущество, а доли в праве, передача которых реально невозможна. Учреждение сослалось также на то, что заявителем не представлен план земельного участка с установленными на местности границами с указанием его кадастрового номера, и на то, что в соответствии со статьей 22 Закона Краснодарского края "Об основах регулирования земельных отношений в Краснодарском крае" минимальный размер земельных участков, формируемых из земель сельхозназначения и необходимых для сельскохозяйственного производства, составляет не менее 300 га, в то время как общий размер земельного участка, взятого трастовой компанией в доверительное управление по договору от 21.04.2003, составляет лишь 119,6 га.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
Из смысла приведенных норм следует, что государственной регистрации подлежит факт передачи недвижимого имущества в доверительное управление, что по существу является обременением указанного имущества правами третьего лица (доверительного управляющего).
Права учредителей доверительного управления (физических лиц) на спорное недвижимое имущество уже зарегистрированы в установленном законом порядке, что подтверждено материалами дела.
Следовательно, нельзя признать обоснованными выводы судебных инстанций о том, что сторонами не согласован предмет договора доверительного управления от 21.04.2003. Предмет спорного договора определен с достаточной степенью четкости при государственной регистрации прав физических лиц - учредителей доверительного управления на принадлежащие им земельные доли. Требование учреждения юстиции о предоставлении планов земельных участков, передаваемых в доверительное управление, незаконно, поскольку указанные планы должны были представляться в учреждение юстиции при регистрации прав физических лиц на земельные доли, а при регистрации спорного договора доверительного управления его предмет уже конкретизирован, что подтверждается свидетельствами о государственной регистрации прав физических лиц, поэтому повторного предоставления упомянутых планов не требуется..."

1.4. Вывод из судебной практики: Вексель может быть объектом договора доверительного управления.

Примечание: В приведенных ниже Постановлениях суды не оценивали возможность передачи векселя в доверительное управление, однако разрешая спор, руководствовались нормами Гражданского кодекса РФ о договоре доверительного управления.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 16.12.1997 N 5843/97 по делу N 51-226
"...Топливно-энергетический межрегиональный банк реконструкции и развития (ТЭМБР-банк) обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском о взыскании с Коммерческого инвестиционного банка развития газовой промышленности Сибири (КИБ ГПС) 910000000 рублей, подлежащих уплате по договору доверительного управления, и 1516667 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.
В соответствии с договором от 04.07.96 N 3 ТЭМБР-банк (учредитель управления) передал в доверительное управление КИБ ГПС (доверительного управляющего) вексель серии ЭАФ-1 N 00714 номинальной стоимостью 1000000000 рублей.
По условиям договора КИБ ГПС обязан не позднее 04.11.96 продать вексель с учетом увеличения его стоимости из расчета 90 процентов годовых и перечислить 910000000 рублей учредителю управления; не передавать вексель в доверительное управление иному лицу.
В связи с неисполнением к указанному сроку обязательств о перечислении денежных средств, учредитель управления предъявил настоящий иск.
ТЭМБР-банк и КИБ ГПС являются сторонами в обязательстве по доверительному управлению векселем. Первый банк исполнил обязанность, возникающую из договора, передав вексель, второй - не выполнил встречные обязательства по продаже векселя и перечислению определенной договором суммы, поэтому 910000000 рублей подлежат взысканию с него как причитающаяся по обязательству сумма, а не как убытки.
КИБ ГПС просрочил уплату денежных средств по договору, следовательно к нему применима ответственность за неисполнение денежного обязательства, установленная статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 01.02.2001 N А31-158/1
"...По договору от 25.03.1997 со сроком действия до 31.03.1998 ОАО "Костромская ГРЭС" передало в доверительное управление ЗАО "ИФРР" простые векселя номинальной стоимостью 24363815 рублей. Содержанием деятельности доверительного управляющего согласно пунктам 2.2 и 5.1 договора являлись продажа векселей и вложение вырученных средств в строительство жилья в г. Костроме с передачей учредителю доверительного управления готового жилья либо денежных средств, полученных от его реализации.
В приложении N 2 к договору установлен размер вознаграждения доверительному управляющему, который не мог быть менее семи процентов от общей стоимости жилья, передаваемого учредителю.
В соответствии со статьями 1012, 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему. Осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя. Сам доверительный управляющий выгодоприобретателем по договору доверительного управления не является.
В ходе исполнения указанного договора на счет ЗАО "ИФРР" поступили денежные средства в размере 1090000 рублей от реализации векселей номинальной стоимостью 3000000 рублей, которые являлись собственностью учредителя.
В соответствии с условиями договора доверительного управления от 29.10.1996 N 961015 ЗАО "ИФРР" должно было реализовать простые векселя АООТ "Костромская ГРЭС", а суммы, полученные от продажи векселей, но не менее 65 процентов от их номинальной стоимости, передать учредителю - АКБ "Костромабанк" в лице его Волгореченского филиала. Согласно пункту 6 этого договора доверительный управляющий имел право на вознаграждение в любых размерах от оставшихся 35 процентов номинальной стоимости векселя. Налоговый орган расценил в качестве такого вознаграждения 144500 рублей, поступивших на расчетный счет истца в ходе исполнения указанного договора. Вместе с тем, как следует из материалов дела, указанная сумма являлась кредиторской задолженностью ЗАО "ИФРР" перед учредителем, которая погашена путем передачи собственного имущества доверительного управляющего - векселями третьих лиц. Указанное обстоятельство, в частности, подтверждается актом сверки расчетов по договору траста Волгореченским филиалом АКБ "Костромабанк" и ЗАО "ИФРР" от 26.06.1997. Вознаграждение по договору траста, составляющее по расчетам предприятия 135500 рублей, на его счет от учредителя в охваченный проверкой период не поступало.
Поскольку поступившие на счет истца в ходе исполнения договоров доверительного управления денежные средства согласно статье 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежали учредителям, за эти суммы ЗАО "ИФРР" с учредителями рассчиталось и кредиторской задолженности перед ними не имеет, указанные суммы вознаграждением, с которого следовало бы исчислить и уплатить налог на добавленную стоимость, не являются. Обратного налоговый орган материалами встречных проверок либо иными доказательствами не подтвердил..."

Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.06.2001 N А19-6925/00-17-Ф02-1181/01-С2
"...По договору от 28.01.1998 N 1 ТОО "Востокспецэнерго", правопреемником которого выступает истец, передало в доверительное управление ООО "Электроника-сервис ЛТД" простой вексель АК "Алмазы России-Саха" серии А N 200135 с правом продажи, заклада, переуступки, передачи третьим лицам. Пунктом 2.2.2 договора от 28.01.1998 N 1 предусмотрена обязанность ООО "Электроника-сервис ЛТД" выплатить ТОО "Востокспецэнерго" номинальную стоимость векселя серии А N 200135 в размере 1 миллиард неденоминированных рублей.
Арбитражный суд первой инстанции, установив, что условия договора от 28.01.1998 N 1 о передаче займодателем заемщику векселя, за который последний обязался перечислить 1 миллиард неденоминированных рублей, не соответствуют статье 807 Гражданского кодекса Российской Федерации, признал спорную сделку недействительной в силу ее ничтожности и удовлетворил исковые требования ООО "Востокспецэнерго" о применении последствий недействительности договора займа от 28.01.1998 N 1.
Апелляционная инстанция постановлением от 6 марта 2001 года квалифицировала спорную сделку как договор доверительного управления, который содержит все существенные условия, предусмотренные для данного вида договоров, и отказала ООО "Востокспецэнерго" в удовлетворении исковых требований о применении последствий недействительности договора от 28.01.1998 N 1.
Учитывая, что в договоре от 28.01.1998 N 1 содержатся условия о составе имущества, передаваемого в доверительное управление, наименование юридического лица, в интересах которого осуществляется управление имуществом, срок действия договора, его правовая квалификация как договора доверительного управления соответствуют статье 1016 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 30.03.2000 N А12-1686/99-с24
"...На основании указанного договора ОАО "Химпром" выпустило простые векселя. В качестве получателя вексельной суммы указано АООТ "Волгоград-2000".
Письмом N 7/26-юр от 07.04.97 г. ОАО "Химпром" отказало АООТ "Волгоград-2000" в оплате предъявленных им 02.04.97 г. 11 векселей на общую сумму 1 900 000 000 руб.
10.07.97 г., то есть по истечении срока, установленного для совершения протеста векселей в неплатеже, АООТ "Волгоград-2000" учинило на обратной стороне векселей бланковый индоссамент, который в силу п. 20 Положения "О переводном и простом векселе" имеет последствия лишь обыкновенной цессии.
По договорам от 09.07.97 г. АООТ "Волгоград-2000" передало указанные 11 векселей в доверительное управление ООО "ПМС-152" и ООО "Путеец".
По договорам купли-продажи от 22.04.98 г. ООО "ПМС-152" и ООО "Путеец" продали эти 11 векселей истцу - ООО "Фактория", не поставив его в известность о том, что АООТ "Волгоград-2000" 02.04.97 г. предъявляло векселя к оплате и пропустило срок для протеста в неплатеже.
Иск основан на том, что предъявленные истцом 14.08.98 г. к оплате 11 векселей на сумму 1 900 000 руб. ответчиком не были оплачены.
Коллегия считает обоснованными доводы заявителя жалобы о неправильном применении судом норм материального права. При разрешении спора судебным инстанциям необходимо было исходить из требований ст. 17 Положения "О переводном и простом векселе". Согласно указанной норме права лица, к которым предъявлен иск, не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если только векселедержатель, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику.
Из материалов дела следует, что истец не знал о том, что первоначальным векселедержателем векселя предъявлялись векселедателю к оплате, а последующие бланковые индоссаменты были совершены им после истечения срока протеста в неплатеже. Также не представлены доказательства того, что, приобретая векселя у третьих лиц, истец действовал сознательно в ущерб должнику. Исходя из изложенного, ответчик не может противопоставить истцу возражения, основанные на его личных отношениях к предшествующим векселедержателям (АООТ "Волгоград-2000").
Таким образом, между истцом и ответчиком существуют вексельные обязательства и арбитражные суды при рассмотрении иска должны были исходить из норм права, регулирующих вексельные правоотношения..."

1.5. Вывод из судебной практики: Облигации могут быть объектом доверительного управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.06.2000 N А82-57/99-А/5
"...Из материалов дела следует, что требование истца о взыскании задолженности по облигациям II транша основано на договоре доверительного управления, заключенном 09.09.98 Департаментом науки и промышленной политики правительства Москвы ("учредитель управления") и обществом с ограниченной ответственностью "Международный промышленный банк" ("доверительный управляющий").
В соответствии с названным договором учредитель управления передал по акту приема-передачи от 09.09.98 в доверительное управление истцу принадлежащий ему на праве собственности пакет из 2967 облигаций II транша номинальной стоимостью 10000 рублей каждая, выпущенных администрацией Ярославской области 28.07.97 сроком погашения 28.07.99.
Факт эмитирования Департаментом финансов администрации Ярославской области от имени администрации в целях погашения задолженности Ярославской области федеральному бюджету по товарному кредиту, предоставленному в 1996 году, облигаций в бездокументарной форме с купонным доходом в размере 10 процентов годовых подтверждается проспектом эмиссии и глобальным сертификатом облигаций.
Поскольку обязательства по ценным бумагам их эмитентом в установленный срок исполнены не были, суд правомерно удовлетворил требования доверительного управляющего о взыскании номинальной стоимости облигаций и купонного дохода по ним, а также о применении ответственности за просрочку исполнения денежного обязательства..."

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 02.11.1999 N А82-63/99-А/1
"...Как видно из материалов дела, администрацией Ярославской области были выпущены облигации первого транша в бездокументарной форме в количестве 3220 штук с номинальной стоимостью 10000000 рублей, сроком обращения один год с момента регистрации Министерством финансов Российской Федерации в погашение задолженности Ярославской области федеральному бюджету Российской Федерации по товарному кредиту, предоставленному Ярославской области в 1996 году.
Проспектом эмиссии облигаций, зарегистрированным Министерством финансов Российской Федерации 28.07.97, предусмотрена выплата купонного дохода в размере 10 процентов годовых. Уполномоченным депозитарием являлся АКБ "Объединенный экспортно-импортный банк".
Облигации были переданы в собственность Российской Федерации, в лице Минфина Российской Федерации, круг владельцев облигаций условиями выпуска не ограничен.
Указанные облигации впоследствии являлись предметом сделок купли-продажи и иных договоров.
Между департаментом науки и промышленной политики Правительства Москвы (учредитель управления) и обществом с ограниченной ответственностью "Международный промышленный банк" (доверительный управляющий) 09.09.98 был заключен договор доверительного управления облигациями.
Договором определено, что доверительный управляющий осуществляет правомочия собственника в отношении облигаций, переданных в доверительное управление, в том числе ему предоставлялось право на получение доходов по облигациям.
Право собственности учредителя управления на ценные бумаги в виде облигаций подтверждено материалами дела: документами, отражающими проводки банков по депозитарным договорам, выпиской из счета депо приобретателя облигаций.
Поскольку ответчик своих обязательств по оплате облигаций надлежащим образом не исполнил, то сумма 27480000 рублей, составляющая оплату 2748 штук облигаций, подлежит взысканию за счет казны Ярославской области, как и суммы купонного дохода по облигациям - 1232944 рублей 10 копеек, процентов за пользование чужими денежными средствами - 10468450 рублей на основании статей 810, 811, 816, 817, 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Довод кассатора об отсутствии полномочий у департамента науки и промышленной политики Правительства Москвы на заключение договора доверительного управления не может приниматься во внимание, поскольку доказательства оспаривания сделки по указанному основанию в установленном законом порядке отсутствуют..."

1.6. Вывод из судебной практики: По вопросу о возможности заключения договора доверительного управления долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в судебной практике существует две позиции.

Позиция 1. Доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью может быть объектом доверительного управления.

Примечание: В приведенных ниже Постановлениях суды не оценивали возможность передачи доли в уставном капитале общества в доверительное управление, однако разрешая спор, руководствовались нормами Гражданского кодекса РФ о договоре доверительного управления.
О возможности передачи в доверительное управление доли в уставном капитале указывается см. также п. 7.2 Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа N 1/2007 по вопросам рассмотрения дел о защите права собственности и других вещных прав.

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22.10.2003 N А58-6523/02-Ф02-2971/03-С2
"...Как следует из материалов дела, участник ООО "Бытсервис" Макрыгина А.Е. заключила 20.02.2001 в письменной, нотариально удостоверенной форме с предпринимателем Алихановой Л.М. договор доверительного управления принадлежащей Макрыгиной А.Е. долей в уставном капитале общества.
Стороны по договору подписали соглашение о его расторжении от 06.12.2002 и заключили договор дарения доли.
Суд, отказывая в иске, неправомерно исходил из того, что срок исковой давности для оспаривания сделки истек, а сама сделка расторгнута надлежащим образом.
Выводы суда об оспоримости сделки и пропуске срока исковой давности основаны на том, что оспариваемая сделка затрагивает интересы других участников общества. Между тем, договор доверительного управления не влечет за собой перехода прав собственника на долю к доверительному управляющему, поскольку собственник передает управляющему не свои полномочия, а только возможность их реализации. Доверительный управляющий оказывает услугу по реализации прав учредителя доверительного управления, связанных с объектом доверительного управления.
Не соответствует положениям статей 158, 163, 434, 452 Гражданского кодекса Российской Федерации вывод суда о соблюдении сторонами порядка расторжения договора, так как сторонами заключена нотариально удостоверенная сделка.
Учитывая изложенное, судебные акты подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение..."

Аналогичная судебная практика:
Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22.10.2003 N А58-6522/02-Ф02-2972/03-С2
"...Как следует из материалов дела, участник ООО "Бытсервис" Жданова Т.Т. заключила 20.02.2001 в письменной, нотариально удостоверенной форме с предпринимателем Алихановой Л.М. договор доверительного управления принадлежащей Ждановой Т.Т. долей в уставном капитале общества.
Стороны по договору подписали соглашение о его расторжении от 06.12.2002 и заключили договор дарения доли.
Суд, отказывая в иске, неправомерно исходил из того, что срок исковой давности для оспаривания сделки истек, а сама сделка расторгнута надлежащим образом.
Выводы суда об оспоримости сделки и пропуске срока исковой давности основаны на том, что оспариваемая сделка затрагивает интересы других участников общества. Между тем, договор доверительного управления не влечет за собой перехода прав собственника на долю к доверительному управляющему, поскольку собственник передает управляющему не свои полномочия, а только возможность их реализации. Доверительный управляющий оказывает услугу по реализации прав учредителя доверительного управления, связанных с объектом доверительного управления.
Не соответствует положениям статей 158, 163, 434, 452 Гражданского кодекса Российской Федерации вывод суда о соблюдении сторонами порядка расторжения договора, так как сторонами заключена нотариально удостоверенная сделка.
Учитывая изложенное, судебные акты подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение..."

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.06.2003 N А33-01513/03-С1-Ф02-1972/03-С2
"...Между ОАО "Енисейнефтегаз" (учредитель управления) и ЗАО "Губернская ресурсная компания" (управляющий) подписан договор доверительного управления от 23.12.2002 N 1/ЕН, в соответствии с которым учредитель управления передает в доверительное управление управляющему принадлежащее ему имущество - долю участия в уставном капитале ООО "Енисейнефть", а управляющий обязуется осуществлять управление переданным ему имуществом в интересах учредителя.
ЗАО "Губернская ресурсная компания" 23.01.2003 обратилось к ООО "Енисейнефть" с требованием предоставить для ознакомления ряд документов и дать возможность получения копий с них. Данное требование было получено ООО "Енисейнефть" 24.01.2003, однако в срок, установленный пунктом 11.7 Устава ООО "Енисейнефть", заявителю не было предоставлено возможности ознакомиться с запрашиваемыми документами.
Обращаясь в арбитражный суд с иском, ЗАО "Губернская ресурсная компания" исходило из того, что оно является доверительным управляющим ОАО "Енисейнефтегаз" на основании договора доверительного управления от 23.12.2002 N 1/ЕН. Однако в материалах дела имеется письмо ОАО "Енисейнефтегаз" от 07.02.2003 N 18/19 о расторжении договора доверительного управления от 23.12.2002 N 1/ЕН (л.д. 15).
Статьей 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрены основания прекращения договора доверительного управления имуществом.
Арбитражный суд Красноярского края не исследовал доводы ООО "Енисейнефть" и ООО "Енисейнефтегаз" о том, что договор доверительного управления от 23.12.2002 N 1/ЕН расторгнут и ЗАО "Губернская ресурсная компания" не является управляющим имуществом, принадлежащим ООО "Енисейнефтегаз".
При таких условиях определение Арбитражного суда Красноярского края от 30 апреля 2003 года подлежит отмене с направлением дела на рассмотрение в тот же суд на основании пункта 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации..."

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 30.03.2004 N КГ-А40/1983-04
"...ООО "Изотермика", действуя на основании договоров доверительного управления долями, заключенных с участниками ООО "Луч-С", обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО "Луч-С" о признании незаконными и отмене решений общего собрания участников ООО "Луч-С", оформленных протоколом N 1 от 16.05.2003, мотивируя свои требования тем, что общее собрание участников ООО "Луч-С" проведено с нарушением требований ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".
Исходя из смысла п. 1 ст. 1020 ГК РФ правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление (в данном случае доли учредителей в уставном капитале), истец вправе осуществлять лишь в пределах, предусмотренных в законе и в договорах доверительного управления долей.
Согласно п. 3 ст. 1020 ГК РФ для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, доверительный управляющий вправе требовать всякого устранения нарушений его права (статьи 301, 302, 304, 305 ГК РФ, предусматривающие способы защиты вещных прав).
Кассационная инстанция полностью соглашается с выводами суда первой и апелляционной инстанций.
Заключение договора доверительного управления долями как имуществом, не предполагает перехода к доверительному управляющему в полном объеме всех прав и обязанностей участника общества и, в частности, права на участие в управлении Обществом.
С учетом изложенного, вывод апелляционной инстанции о том, что истец был вправе обратиться с настоящим иском только от имени участников Общества на основании выданной ими доверенности, является правильным..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 31.08.2004 N Ф09-2836/2004-ГК по делу N А50-35106/2003
"...ООО "Глостер" обратилось в Арбитражный суд Пермской области с иском к ООО "Городской детский парк им. М. Горького" об обязании представить документы, необходимые для проведения аудиторской проверки.
Как усматривается из материалов дела, на основании договора доверительного управления от 13.08.2003 И.Т. Оболонков, обладающий 24,27% долей в уставном капитале ООО "Городской детский парк им. М. Горького", передал ООО "Глостер" (доверительному управляющему) в доверительное управление сроком на 5 лет принадлежащую ему долю в уставном капитале ответчика.
Письмом от 24.11.2003 истец обратился к ответчику с требованием предоставить для проведения аудиторской проверки копии необходимых документов, основывая свои требования на абз. 2 ст. 48 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью".
Поскольку ответчик не предоставил истребуемые документы, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Отказывая в удовлетворении заявленного иска, арбитражный суд исходил из того, что проведение аудиторской проверки не может быть инициировано участником общества, поскольку вопрос о назначении аудитора и о проведении аудиторской проверки относится к исключительной компетенции общего собрания ООО "Городской детский парк им. М. Горького".
Таким образом, федеральный законодатель, предусмотрев возможность проведения аудита, установил императивное правило, согласно которому для проверки состояния текущих дел общества назначение аудита возможно лишь на основании решения общего собрания участников, принятого простым большинством голосов от общего числа голосов участников данного общества.
Следовательно, арбитражный суд пришел к обоснованному выводу о том, что реализация участником своего права требовать проведения аудиторской проверки деятельности общества в возможна лишь в соответствии с установленной указанным Федеральным законом процедурой (с п. 4 ст. 91 ГК РФ, пп. 10 п. 2 ст. 33, ст. 48 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Между тем, для проведения аудиторской проверки ООО "Глостер" был предложен аудитор, не утвержденный для проведения соответствующих действий общим собранием участников ООО "Городской детский парк им. М. Горького", с требованием о проведении соответствующей аудиторской проверки аудитором, утвержденным ответчиком, истец к последнему не обращался..."

Постановление ФАС Уральского округа от 24.05.2004 N Ф09-1493/04-ГК по делу N А50-31648/2003
"...ООО "Глостер" обратилось в Арбитражный суд Пермской области с иском к ООО "Городской детский парк им. М. Горького" об обязании предоставить копии документов, запрошенных письмом от 30.09.2003.
Как усматривается из материалов дела, Оболонков Игорь Тимофеевич, являясь учредителем ООО "Городской детский парк им. М. Горького" с долей в уставном капитале общества 24,27%, заключил договор доверительного управления от 13.08.2003 с ООО "Глостер", согласно которому Оболонков И.Т. передал истцу в доверительное управление сроком на 5 лет свою долю в уставном капитале ответчика, о чем ответчик был уведомлен письмом от 03.09.2003.
Письмом от 30.09.2003 истец обратился к ответчику с требованием предоставить копии следующих документов: Устав и Учредительный договор общества со всеми изменениями и дополнениями; все протоколы общих собраний участников общества; все бухгалтерские балансы, счета прибылей и убытков общества (поквартально); все годовые отчеты общества; все заключения ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора, государственных и муниципальных органов финансового контроля; все контракты с исполнительным органом общества; все внутренние документы общества; список аффилированных лиц общества; все документы, подтверждающие права общества на имущество, находящееся на его балансе; протоколы заседаний Совета директоров общества.
Поскольку Уставом ООО "Городской детский парк им. М. Горького" и Федеральным законом РФ "Об обществах с ограниченной ответственностью" установлена обязанность общества предоставить участнику копии действующего учредительного договора и устава, суд первой и апелляционной инстанции правомерно удовлетворили исковые требования в данной части.
Нарушений при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, которые в соответствии со ст. 288 АПК РФ являются основанием к отмене или изменению судебных актов, не установлено..."

Позиция 2. Доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью не может быть объектом доверительного управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Центрального округа от 13.05.2005 по делу N А09-1266/04-2-7
"...Как усматривается из материалов дела, в декабре 2003 г. ООО "Квантум" заключило договоры доверительного управления долями с участниками ООО "ТП "Электроника", а именно:
- Каштановой Е.В. - 09.12.2003;
- Клещевниковой Л.В., Габдуллиной Л.П., Чваровой В.В. - 10.12.2003;
- Михиной Н.П. - 15.12.2003;
- Корпылевым Н.И. - 24.12.2003.
14.01.2004 доверительный управляющий (ООО "Квантум") обратился в исполнительный орган ООО "ТП "Электроника" с требованиями о созыве внеочередного общего собрания участников общества и предоставлении необходимой информации о деятельности ООО "ТП "Электроника".
Неисполнение ответчиком указанных требований послужило основанием для обращения ООО "Квантум" в арбитражный суд с настоящим иском.
Суд первой инстанции подробно исследовал представленные доказательства, доводы сторон, дал им правильную юридическую оценку и обоснованно пришел к выводу о ничтожности договора доверительного управления.
Согласно п. 1 ст. 1013 Гражданского кодекса РФ в качестве объектов доверительного управления могут выступать предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.
В силу п. 1 ст. 1018 ГК РФ имущество, переданное в доверительное управление, обособляется от другого имущества учредителя управления, а также от имущества доверительного управляющего. Это имущество отражается у доверительного управляющего на отдельном балансе, и по нему ведется самостоятельный учет.
Так как долю нельзя обособить и поставить на баланс, то она не может быть передана в доверительное управление.
Оснований для отмены обжалуемого судебного акта не усматривается..."

1.7. Вывод из судебной практики: Исключительные имущественные права могут быть объектом доверительного управления.

Примечание: В приведенных ниже Постановлениях суд прямо не оценивал возможность передачи в доверительное управление исключительных имущественных прав, однако, разрешая спор, исходил из обоснованности исковых требований, предъявленных доверительным управляющим.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18.10.2010 по делу N А56-29323/2009
"...Между ООО "Акелла" (учредитель) и Партнерством (управляющий) заключен договор от 24.04.2008 N 24/04-08 доверительного управления исключительными правами, согласно которому, с учетом дополнительных соглашений от 30.04.2008 N 1 и 2, Партнерству переданы в доверительное управление исключительные имущественные права на упомянутый программный продукт, в том числе право на обращение в суд от своего имени для защиты исключительных прав учредителя.
Согласно отчету от 11.06.2008 к договору от 10.10.2006 N Д-10/10-06 Павловым А.Н. с целью изучения рынка программ ЭВМ - компьютерных игр, указанных в списке заказчика - ООО "Акелла", в павильоне, расположенном в наземной части вестибюля станции "Садовая" Санкт-Петербургского метрополитена заключен с ответчиком договор розничной купли-продажи программы ЭВМ - компьютерной игры "Assassin's Creed", в подтверждении чего представлена копия кассового чека от 11.06.2008 на сумму 150 руб.
Ссылаясь на договор от 24.04.2008 N 24/04-08 доверительного управления правами и полагая, что действиями ответчика нарушены исключительные права ООО "Акелла" на упомянутый объект авторского права, Партнерство обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Согласно пункту 1 статьи 1015 ГК РФ в случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1242 ГК РФ авторы, исполнители, изготовители фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или когда данным Кодексом допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения, могут создавать основанные на членстве некоммерческие организации, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (организации по управлению правами на коллективной основе).
Как следует из пункта 3 этой же статьи, основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме, за исключением случая, предусмотренного абзацем первым пункта 3 статьи 1244 названного Кодекса. Указанный договор может быть заключен с правообладателями, являющимися членами такой организации, и с правообладателями, не являющимися ее членами. При этом организация по управлению правами на коллективной основе обязана принять на себя управление этими правами, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации.
Пунктом 5 упомянутой статьи установлено, что организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.
Уставом Партнерства определено, что оно является основанной на членстве, не преследующей извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющей полученную прибыль между членами некоммерческой организацией. Основной целью деятельности Партнерства является содействие ее членам в деятельности, направленной на обеспечение имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке невозможно.
Вывод апелляционного суда об отсутствии у Партнерства права на предъявление иска сделан без учета положений преамбулы и статей 14, 16, 20.8, раздела "В" Особых положений и условий дистрибьюторского соглашения от 27.06.2007, что привело к неправильному применению статей 1233, 1235, 1236 ГК РФ..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.11.2009 по делу N А56-32647/2008
"...SWT Entertainment Ltd. (правообладатель) и ООО "Акелла" (издатель) заключен договор от 01.11.2007 N 19413 о передаче исключительных имущественных прав на использование программных продуктов, в соответствии с которым правообладатель передает издателю исключительные имущественные права на использование программ для ЭВМ, в том числе на программу "Assassin's Creed", на территории России. Передача исключительных имущественных авторских прав по договору подтверждается актом приемки-передачи.
Как следует из отчета от 11.06.2008 N 11/06-08 к договору от 10.09.2006 N Д-10/10-06, Павловым А.Н. приобретен в торговом павильоне компакт-диск с записью компьютерной игры "Assassin's Creed", что подтверждается кассовым чеком с наименованием торгующей организации ИП Самсонник Е.А. от 11.06.2008 на сумму 150 руб.
Согласно договору от 24.04.2008 N 24/04-08 ООО "Акелла" (учредитель) передало НП "Эдельвейс" (управляющий) в доверительное управление сроком на 5 лет (пункт 5.1) исключительные права на программы для ЭВМ, в том числе на программный продукт "Assassin's Creed".
Дополнительными соглашениями от 30.04.2008 N 1 и 2 к указанному договору НП "Эдельвейс" передано право на обращение в суд от своего имени для защиты исключительных прав учредителя. Управляющий обязан осуществлять управление исключительными имущественными авторским правами в интересах учредителя.
НП "Эдельвейс", ссылаясь на договор доверительного управления исключительными правами от 24.04.2008 N 24/04-08, полагая, что действиями ответчика нарушены имущественные авторские права ООО "Акелла" на упомянутый объект авторского права, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Согласно части 1 статьи 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.
В соответствии с частью 1 статьи 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации авторы, исполнители, изготовители фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или когда настоящим Кодексом допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения, могут создавать основанные на членстве некоммерческие организации, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (организации по управлению правами на коллективной основе).
Как следует из части 3 этой же статьи, основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме, за исключением случая, предусмотренного абзацем первым пункта 3 статьи 1244 настоящего Кодекса. Указанный договор может быть заключен с правообладателями, являющимися членами такой организации, и с правообладателями, не являющимися ее членами. При этом организация по управлению правами на коллективной основе обязана принять на себя управление этими правами, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации.
Частью 5 упомянутой статьи установлено, что организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.
Уставом Некоммерческого партнерства по содействию защите прав на интеллектуальную собственность "Эдельвейс" определено, что оно является основанной на членстве, не преследующей извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющей полученную прибыль между членами некоммерческой организацией. Основной целью деятельности НП "Эдельвейс" является содействие ее членам в деятельности, направленной на обеспечение имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке невозможно.
НП "Эдельвейс" правомерно на основании договора доверительного управления исключительными правами от 24.04.2008 N 24/04-08 и дополнительных соглашений к нему обратилось в арбитражный суд с настоящим иском..."

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.07.2009 по делу N А56-32809/2008
"...Между SWT Entertainment ltd. (правообладатель) и ООО "Акелла" (издатель) заключен договор о передаче исключительных имущественных прав на использование программных продуктов от 01.11.2007 N 19413, согласно которому правообладатель передает издателю исключительные имущественные права на использование программы для ЭВМ - игры "Assassin's Сreed".
Между ООО "Акелла" (учредитель) и НП "Эдельвейс" (управляющий) заключен договор доверительного управления исключительными правами от 24.04.2008 N 24/04-08, согласно которому, с учетом дополнительных соглашений от 30.04.2008 N 1 и 2, НП "Эдельвейс" переданы в доверительное управление исключительные имущественные права на упомянутый программный продукт, в том числе право на обращение в суд от своего имени для защиты исключительных прав учредителя.
Согласно отчету от 11.06.2008 к договору от 10.09.2006 N Д-10/10-06 Павловым А.Н. с целью изучения рынка программ для ЭВМ - компьютерных игр, указанных в списке заказчика - ООО "Акелла", в магазине, расположенном по адресу: Санкт-Петербург, ул. Хо Ши Мина, д. 13, корп. 1, заключен договор розничной купли-продажи программы для ЭВМ - компьютерной игры "Assassin's Creed", что подтверждается кассовым чеком от 11.06.2008 ИП Буров П.Б. на сумму 240 руб.
НП "Эдельвейс", ссылаясь на договор доверительного управления правами от 24.04.2008 N 24/04-08, полагая, что действиями ответчика нарушены исключительные права на упомянутый объект авторского права, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Согласно части 1 статьи 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.
В соответствии с частью 1 статьи 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации авторы, исполнители, изготовители фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или когда настоящим Кодексом допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения, могут создавать основанные на членстве некоммерческие организации, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (организации по управлению правами на коллективной основе).
Как следует из части 3 этой же статьи, основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме, за исключением случая, предусмотренного абзацем первым пункта 3 статьи 1244 настоящего Кодекса. Указанный договор может быть заключен с правообладателями, являющимися членами такой организации, и с правообладателями, не являющимися ее членами. При этом организация по управлению правами на коллективной основе обязана принять на себя управление этими правами, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации.
Частью 5 упомянутой статьи установлено, что организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.
Уставом Некоммерческого партнерства по содействию защите прав на интеллектуальную собственность "Эдельвейс" определено, что оно является основанной на членстве, не преследующей извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющей полученную прибыль между членами некоммерческой организацией. Основной целью деятельности НП "Эдельвейс" является содействие ее членам в деятельности, направленной на обеспечение имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке невозможно.
При таких обстоятельствах НП "Эдельвейс" имело право обратиться в арбитражный суд с настоящим иском в защиту прав ООО "Акелла"..."

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.06.2009 по делу N А56-35805/2008
"...Между SWT Entertainment Ltd. (правообладатель) и обществом с ограниченной ответственностью "Акелла" (издатель) заключен договор от 01.11.2007 N 19413 о передаче исключительных имущественных прав на использование программных продуктов, в соответствии с которым правообладатель передает издателю исключительные имущественные права на использование программ для ЭВМ, в том числе на программу "Assassin's Creed". Передача исключительных имущественных авторских прав по договору подтверждается актом приемки-передачи.
Согласно договору от 24.04.2008 N 24/04-08 ООО "Акелла" (учредитель) передало НП "Эдельвейс" (управляющий) в доверительное управление сроком на пять лет (пункт 5.1 договора) исключительные имущественные авторские права на программы для ЭВМ, в том числе на программный продукт "Assassin's Creed". Управляющий обязан осуществлять управление исключительными имущественными авторскими правами в интересах учредителя.
Согласно отчету от 09.06.2008 N 09/06-08 к договору от 10.09.2006 N Д-10/10-06 Павловым А.Н. приобретен в торговом павильоне с вывеской "Дискомания" DVD диск с записью компьютерной игры "Assassin's Creed", что подтверждается кассовым чеком ООО "Дискомания" от 09.06.2008 на сумму 130 руб.
НП "Эдельвейс", ссылаясь на договор доверительного управления исключительными правами от 24.04.2008 N 24/04-08, полагая, что действиями ответчика нарушены исключительные права ООО "Акелла" на упомянутые объекты авторского права, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Согласно части 1 статьи 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.
В соответствии с частью 1 статьи 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации авторы, исполнители, изготовители фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или когда настоящим Кодексом допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения, могут создавать основанные на членстве некоммерческие организации, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (организации по управлению правами на коллективной основе).
Как следует из части 3 этой же статьи, основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме, за исключением случая, предусмотренного абзацем первым пункта 3 статьи 1244 настоящего Кодекса. Указанный договор может быть заключен с правообладателями, являющимися членами такой организации, и с правообладателями, не являющимися ее членами. При этом организация по управлению правами на коллективной основе обязана принять на себя управление этими правами, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации.
Частью 5 упомянутой статьи установлено, что организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.
Уставом некоммерческого партнерства по содействию защите прав на интеллектуальную собственность "Эдельвейс" определено, что оно является основанной на членстве, не преследующей извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющей полученную прибыль между членами некоммерческой организацией. Основной целью деятельности НП "Эдельвейс" является содействие ее членам в деятельности, направленной на обеспечение имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке невозможно.
При таких обстоятельствах не имеется оснований для признания договора доверительного управления от 24.04.2008 N 24/04-08 недействительным..."

2. Объекты, передача которых в доверительное управление не допускается

Не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления деньги, за исключением случаев, предусмотренных законом, а также имущество, находящееся в хозяйственном ведении или оперативном управлении (п. п. 2, 3 ст. 1013 ГК РФ).
Поскольку перечень имущества, которое может быть передано в управление, не является исчерпывающим (п. 1 ст. 1013 ГК РФ), в судебной практике возникают сложности при оценке правомерности передачи в доверительное управление того или иного имущества.
Суды при принятии судебных актов помимо указанной статьи руководствуются и иными положениями гл. 53 ГК РФ. Согласно этой норме в управление может быть передано имущество, нуждающееся в управлении в течение определенного срока. Кроме того, суды руководствуются положениями ст. 1018 ГК РФ о том, что имущество, переданное в доверительное управление, обособляется от другого имущества учредителя управления.
По вопросу о возможности передачи доли в уставном капитале общества в доверительное управление см. вывод 1.6 к ст. 1013 ГК РФ.

2.1. Вывод из судебной практики: Право на получение денежных средств по исполнительному листу не может быть объектом доверительного управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 30.01.2001 N КГ-А41/112-01
"...В соответствии с п. 1 ст. 1012 ГК РФ по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.
Как следует из указанной статьи с учетом общего смысла норм гл. 53 ГК РФ, под доверительным управлением законодатель понимает длящееся использование вверенного управляющему имущества в интересах собственника посредством осуществления ряда юридических и фактических действий в пределах определенного срока, по истечении которого предполагается возврат имущества собственнику.
Как следует из п. п. 1, 2, 8 оспариваемого договора и подтверждается материалами дела, учредитель передает управляющему на три года право на получение денежных средств по исполнительному листу для реализации указанного права наиболее эффективным способом. При этом содержание п. 8 договора свидетельствует, что под реализацией права стороны понимают его отчуждение по наиболее выгодной цене.
Отчуждение имущества, тем более такого специфичного, как право на получение денежных средств по исполнительному листу, не предполагает возможности его длящегося использования посредством осуществления ряда юридических и фактических действий, как и не предполагает его возврата по истечении срока использования собственнику.
Таким образом, нельзя признать, что условия оспариваемого договора, устанавливающие характер и содержание управления имуществом, отвечают требованиям ст. 1012 ГК РФ и соответствуют общему смыслу норм гл. 53 ГК РФ, определяющим правовую природу института доверительного управления.
В соответствии со ст. 1013 ГК РФ объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.
Анализ указанной нормы права с учетом самого содержания отношений по доверительному управлению дает основания полагать, что неотъемлемой характеристикой имущества, способного быть объектом доверительного управления, является возможность его неоднократного использования.
Как следует из п. 1 договора стороны договорились о передаче имущества в доверительное управление на 3 года.
Однако реализация права на получение денежных средств по исполнительному листу арбитражного суда в соответствии с п. 8 договора предполагается фактически в форме его возмездного отчуждения, т.е. путем совершения разового действия.
Указанное свидетельствует, что стороны при заключении договора не имели намерений на достижение правовых последствий, установленных ими в договоре в соответствии с требованиями законодательства о доверительном управлении имуществом.
В связи с изложенным суд кассационной инстанции считает правильным вывод суда о недействительности договора от 11.08.2000 доверительного управления как не соответствующего требованиям ст. ст. 1012 - 1016 ГК РФ, а потому не находит оснований к отмене решения..."

2.2. Вывод из судебной практики: Имущество, находящееся на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, не может быть передано в доверительное управление. В противном случае договор доверительного управления является недействительным (ничтожным).

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.06.2004 N А78-3597/03-С1-5/73-Ф02-1958/04-С2
"...Как видно из материалов дела и установлено судебными инстанциями, в 2002 году между войсковой частью 44413 (учредитель управления) и ООО "Компания "Восточный транзит" (доверительный управляющий) был заключен договор доверительного управления недвижимым имуществом N 68. В приложении N 1 указаны наименования и характеристика объектов, передаваемых по договору доверительного управления, всего 34 наименования (л.д. 6 - 9, т. 1).
Удовлетворяя исковые требования о признании договора доверительного управления N 68 ничтожным, судебные инстанции исходили из того, что в соответствии с пунктом 12 статьи 1 Федерального закона "Об обороне" имущество Вооруженных сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов является федеральной собственностью и находится у них на правах хозяйственного ведения или оперативного управления. Оспариваемый договор не соответствует требованиям статей 1013, 1014, 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно статье 1014 Гражданского кодекса РФ учредителем доверительного управления является собственник имущества.
В соответствии с пунктом 12 статьи 1 Федерального закона "Об обороне" имущество Вооруженных сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов является федеральной собственностью и находится у них на правах хозяйственного ведения или оперативного управления.
Судебные инстанции пришли к правильному выводу о том, что по договору N 68 учредителем доверительного управления спорного имущества выступил не собственник, а войсковая часть 44413, за которой с 2003 года только часть спорного имущества закреплена на праве оперативного управления, что противоречит требованиям статьи 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом судебные инстанции исходили из того, что в соответствии с пунктом 3 статьи 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, находящееся в хозяйственном ведении или оперативном управлении, не может быть передано в доверительное управление. Передача в доверительное управление имущества, находящегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении, возможна только после ликвидации юридического лица, в хозяйственном ведении или оперативном управлении которого имущество находилось, либо прекращения права хозяйственного ведения или оперативного управления имуществом и поступления его во владение собственника по иным предусмотренным законом основаниям.
Согласно статье 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.
Постановление от 25 февраля 2004 года апелляционной инстанции Арбитражного суда Читинской области по делу N А78-3597/03-С1-5/73 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения..."

2.3. Вывод из судебной практики: Право требования выплаты страхового возмещения не может быть объектом доверительного управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 26.10.2012 по делу N А40-42165/12-125-179
"...Как усматривается из материалов дела и установлено судами обеих инстанций, 09.02.2012 г. между ООО "Еврострах" (доверительный управляющий) и гр. Ганиевым Рустамом Наилевичем был заключен договор доверительного управления от 09.02.2012 г., по условиям пункта 1.1 которого учредитель управления передает принадлежащее ему имущественные права требования дебиторской задолженности предусмотренной пунктом 1.2 настоящего договора к ОАО "Энергетическая Страховая Компания", РСА в доверительное управление доверительному управляющему, с правом истребования данной задолженности с дебитора в соответствии с действующим законодательством, а доверительный управляющий обязуется осуществлять управление переданными правами в интересах учредителя управления.
Иными словами, по договору доверительного управления от 09 февраля 2012 года Ганиев Рустам Наилевич передал ООО "Еврострах" в доверительное управление права требования дебиторской задолженности к Российскому Союзу Автостраховщиков, ОАО "Энергетическая Страховая Компания" по получению суммы материального ущерба (страхового возмещения, компенсационной выплаты) и иных выплат по ущербу, причиненному автомобилю Хонда Цивик регистрационный знак К 008 С А 116 RUS, дорожно-транспортным происшествием 05 октября 2008 года.
В силу п. 1 ст. 1013 ГК РФ объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагам, исключительные права и другое имущество.
Принимая во внимание приведенные выше положения действующего законодательства и учитывая согласованный сторонами по договору доверительного управления от 09 февраля 2012 года объект доверительного управления, суд кассационной инстанции полагает правомерным заключение нижестоящих судов о том, что право требования к Российскому Союзу Автостраховщиков, ОАО "Энергетическая Страховая Компания" выплаты суммы страхового возмещения либо компенсационной выплаты в связи с ущербом, причиненным автомобилю Хонда Цивик, государственный регистрационный знак К 008 С А 116 RUS, дорожно-транспортным происшествием 5 октября 2008 года не может быть передано по договору доверительного управления, так как в силу норм гражданского законодательства не может являться объектом доверительного управления (п. 1 ст. 1013 ГК РФ).
Учитывая изложенное, гр. Ганиев Р.Н., являясь выгодоприобретателем по договору об ОСАГО серии ВВВ N 0470021025, не может передать в доверительное управление право требования страхового возмещения, заключив договор доверительного управления.
При указанных обстоятельствах суды обеих инстанций правомерно констатировали, что спорный договор доверительного управления от 09.02.2012 г., заключенный между сторонами, объектом которого является право требования к Российскому Союзу Автостраховщиков, ОАО "Энергетическая Страховая Компания" выплаты суммы страхового возмещения либо компенсационной выплаты в порядке суброгации в связи с ущербом поврежденному автотранспортному средству, является в соответствии с требованиями ст. 168 ГК РФ недействительной (ничтожной) сделкой как не соответствующей положениям п. 1 ст. 1013 ГК РФ..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 11.04.2013 N ВАС-3428/13 по делу N А65-17430/2012
"...На основании договора доверительного управления от 20.06.2012 владелец поврежденного автомобиля "Опель Астра" (г/н Н 314 АМ) передал ООО "Частное право" в доверительное управление право требования не выплаченного страхового возмещения по страховому случаю от 24.04.2011.
В силу пункта 1 статьи 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации в доверительное управление могут быть переданы предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.
Из приведенной нормы следует, что объектом доверительного управления является индивидуально-определенное имущество, а не основанная на обязательстве выплата, выраженная в обезличенных деньгах, каковой является страховая выплата.
Учитывая изложенное, оспариваемые судебные акты об отказе в удовлетворении иска соответствуют закону, поэтому вопрос о их пересмотре по основанию нарушения единообразия в толковании и применении норм права не может быть поставлен перед Президиумом..."

Определение ВАС РФ от 14.02.2013 N ВАС-481/13 по делу N А40-42165/12-125-179
"...На основании договора доверительного управления от 09.02.2012 владелец поврежденного автомобиля "Хонда Цивик" передал ООО "Еврострах" в доверительное управление право требования компенсационной выплаты в размере 102 478 рублей 39 копеек.
Рассмотрев обстоятельства спора и представленные доказательства, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 168, 1012 и 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о ничтожности договора доверительного управления от 09.02.2012 и в связи с этим - отсутствии у истца предусмотренного законом основания для обращения с данным иском в суд.
Девятый арбитражный апелляционный суд постановлением от 29.08.2012 и Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 26.10.2012 оставили решение от 04.06.2012 без изменения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). При этом передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.
Учитывая изложенное, является обоснованным вывод судов о непризнании договора доверительного управления в качестве основания для обращения истца в суд с настоящим иском в своем интересе.
В силу пункта 1 статьи 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации в доверительное управление могут быть переданы предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.
Из приведенной нормы следует, что объектом доверительного управления является индивидуально-определенное имущество, а не выраженная в обезличенных деньгах выплата, каковой является компенсационная выплата по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств..."

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 10.07.2013 по делу N А40-103293/12-129-735
"...Удовлетворяя исковые требования, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что право (требования) по договору уступки прав (цессии) перешло к истцу в объеме, существовавшем у цедента к моменту перехода права. В отсутствие сведений и доказательств выполнения ответчиком своих обязанностей по договору страхования в виде выплаты страхового возмещения в полном объеме, оснований полагать состоявшуюся уступку права (требования) ничтожной сделкой не имеется.
Вместе с тем, указанные выводы судов основаны на неправильном применении норм материального права.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
Таким образом, договор доверительного управления от 20.06.2012 не может являться основанием для предъявления истцом требования в свою пользу.
В силу пункта 1 статьи 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации в доверительное управление могут быть переданы предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.
Из приведенной нормы следует, что объектом доверительного управления является индивидуально-определенное имущество, а не основанная на обязательстве выплата, выраженная в обезличенных деньгах, каковой является страховая выплата.
Поскольку основанием для предъявления иска послужила ничтожная сделка, а суды обеих инстанций установили фактические обстоятельства, однако не применили нормы материального права, подлежащие применению, кассационная коллегия приходит к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований..."

Постановление ФАС Московского округа от 10.07.2013 по делу N А41-43430/12
"...Согласно пункту 1.1. вышеуказанного договора учредитель передал доверительному управляющему в доверительное управление имущественные права требования дебиторской задолженности к ООО "Росгосстрах" на получение страхового возмещения и иных выплат по факту вышеуказанного ДТП.
Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленного требования, суды, руководствуясь статьей 431 ГК РФ, пришли к выводу о том, что при его заключении сторонами нарушены положения Главы 53 ГК РФ, в которой закреплены требования, предъявляемые к договору доверительного управления имуществом.
При этом суды пришли к выводу, что право требования к ответчику о взыскании суммы восстановительного ремонта в размере 62 136 руб. 19 коп., величины утраты товарной стоимости в сумме 37 555 руб., а также расходов по оплате оценки в размере 20 000 руб. в связи с вышеназванным ДТП не может быть передано по договору доверительного управления.
При таких обстоятельствах, суды правомерно пришли к выводу, что спорный договор доверительного управления от 27.06.2012, заключенный между сторонами, объектом которого является право требования к ООО "Росгосстрах" в связи с ущербом автотранспортному средству, является в соответствии с требованиями статьи 168 ГК РФ недействительной (ничтожной) сделкой как не соответствующий положениям части 1 статьи 1013 ГК РФ.
Исходя из изложенного, суды правомерно пришли к выводу об отказе в иске..."

Постановление ФАС Московского округа от 30.05.2013 по делу N А40-118645/12-109-358
"...ООО "Еврострах" (далее по тексту - истец) предъявило иск в арбитражный суд к Российскому Союзу Автостраховщиков (далее по тексту - РСА, ответчик) о взыскании компенсационной выплаты в размере 104.911 руб. 55 коп.
Согласно Договору доверительного управления от 25.07.2012 года Хабибуллин Ф.С. передал истцу в доверительное управление права требования дебиторской задолженности по получению суммы материального ущерба и иных выплат по ущербу, причиненному автомобилю "Сузуки Гранд Витара", государственный регистрационный знак Х131ХК16, дорожно-транспортным происшествием 17.09.2007 года.
Согласно п. 2.3 Договора доверительного управления, доверительный управляющий (истец) вправе от своего имени предъявлять любые претензии и иски, необходимые для защиты прав и законным интересов Учредителя управления (Хабибуллина Ф.С.).
Поскольку гражданская ответственность причинителя вреда была застрахована в ОАО "Страховая компания "Русский мир", а лицензия на осуществление страховой деятельности у данного общества отозвана, ООО "Еврострах" обратилось в суд с иском к РСА за компенсационной выплатой.
Таким образом, удовлетворяя исковые требования суд первой инстанции исходил из того, что истец получил право требования к РСА о возмещении ущерба в результате сделки доверительного управления имуществом.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.
В то же время, судами не учтено следующее.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). При этом передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.
В силу пункта 1 статьи 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации в доверительное управление могут быть переданы предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.
Из приведенных норм права следует, что объектом доверительного управления является индивидуально-определенное имущество, а не выраженная в обезличенных деньгах выплата, каковой является компенсационная выплата по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств.
Учитывая изложенное, вышеприведенный договор доверительного управления не является основанием для обращения истца в суд с настоящим иском в своем интересе.
На основании вышеизложенного, кассационная коллегия отменяет решение Арбитражного суда города Москвы от 31 октября 2012 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 февраля 2013 года, и отказывает в удовлетворении исковых требований ООО "Еврострах" к Российскому Союзу Автостраховщиков о взыскании компенсационной выплаты в размере 104.911 руб. 55 коп. полностью..."

Постановление ФАС Московского округа от 15.05.2013 по делу N А41-42712/12
"...Общество с ограниченной ответственностью "Центр страховых выплат" обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Росгосстрах" о взыскании суммы компенсационной выплаты в размере 64310 руб. 56 коп. в счет оплаты стоимости восстановительного ремонта автомобиля, расходов по оплате оценочных услуг в размере 5 000 руб.
В обоснование требований истцом, в частности представлен договор доверительного управления от 12.04.2012, по которому учредитель управления - гражданин передает истцу (доверительному управляющему) принадлежащие ему имущественные права требования дебиторской задолженности к ответчику (сумму ущерба в части восстановительного ремонта автомобиля, штрафных санкций, иных выплат по ущербу).
В отзыве на исковое заявление ООО "Росгосстрах" ссылалось на ничтожность договора доверительного управления, в иске просило отказать.
Согласно п. 1 ст. 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.
Указанная статья Кодекса исключает возможность передачи в доверительное управление объектов иных вещных прав, кроме права собственности, переданные по договору права не являются имуществом. В связи с чем суды пришли к правильному выводу о ничтожности заключенного договора в силу ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации как не соответствующего указанной норме и отказали в удовлетворении требования..."

Постановление ФАС Московского округа от 14.05.2013 по делу N А40-42174/12-34-342
"...По договору доверительного управления от 09 февраля 2012 года Ганиев Н.Н. передал ООО "Еврострах" в доверительное управление права требования дебиторской задолженности к Российскому союзу автостраховщиков, ОАО "СК Русский мир" по получению суммы материального ущерба (страхового возмещения, компенсационной выплаты) и иных выплат по ущербу, причиненному автомобилю "УАЗ 2206" (государственный регистрационный знак К 744 РР 116), дорожно-транспортным происшествием 16.12.2008.
Согласно п. 1 ст. 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). При этом передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.
Следовательно, договор доверительного управления не является основанием для обращения истца в суд с настоящим иском в своем интересе.
В силу п. 1 ст. 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагам, исключительные права и другое имущество.
Из приведенной нормы следует, что объектом доверительного управления является индивидуально-определенное имущество, а не выраженная в обезличенных деньгах выплата, каковой является компенсационная выплата по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств.
Принимая во внимание приведенные выше положения действующего законодательства и учитывая согласованный сторонами по договору доверительного управления от 09 февраля 2012 года объект доверительного управления, суд кассационной инстанции полагает, что право требования к Российскому союзу автостраховщиков, ОАО "СК Русский мир" выплаты суммы страхового возмещения либо компенсационной выплаты в связи с ущербом, причиненным автомобилю "УАЗ 2206" (государственный регистрационный знак К 744 РР 116), дорожно-транспортным происшествием 16.12.2008 не может быть передано по договору доверительного управления, так как в силу норм гражданского законодательства не может являться объектом доверительного управления (п. 1 ст. 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Учитывая изложенное, гр. Ганиев Н.Н., являясь выгодоприобретателем по договору об ОСАГО серии ААА 0459511557, не может передать в доверительное управление право требования страхового возмещения, заключив договор доверительного управления.
В соответствии со ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных правовых последствий.
При указанных обстоятельствах спорный договор доверительного управления от 09.02.2012, заключенный между сторонами, объектом которого является право требования к Российскому союзу автостраховщиков, ОАО "СК Русский мир" выплаты суммы страхового возмещения либо компенсационной выплаты в порядке суброгации в связи с ущербом поврежденному автотранспортному средству, является в соответствии с требованиями ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительной (ничтожной) сделкой как не соответствующей положениям п. 1 ст. 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Постановление ФАС Московского округа от 26.04.2013 по делу N А40-64473/12-52-588
"...Общество с ограниченной ответственностью "Региональный Страховой Дом" (далее - ООО "Региональный Страховой Дом") обратилось в Арбитражный суд города Москвы к Российскому Союзу Автостраховщиков (далее - РСА) с иском о взыскании ущерба, составляющего стоимость восстановительного ремонта транспортного средства, в сумме 120 000 руб. и расходов на оценку в сумме 4 050 руб.
В подтверждение своего права на предъявление заявленного по настоящему делу требования, ООО "Региональный Страховой Дом" ссылается на договор доверительного управления, заключенный 21 марта 2012 года с Шарифуллиным М.А.
В силу пункта 1 статьи 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагам, исключительные права и другое имущество.
Анализ нормы статьи 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом самого содержания отношений по доверительному управлению дает основания полагать, что неотъемлемой характеристикой имущества, способного быть объектом доверительного управления, является возможность его неоднократного использования.
Между тем, отчуждение имущества, тем более такого специфичного, как право на получение страхового возмещения или компенсационной выплаты, не предполагает возможности его длящегося использования посредством осуществления ряда юридических и фактических действий, как и не предполагает его возврата по истечении срока использования собственнику.
Как следует из пунктов 1.1, 1.2 договора от 21 марта 2012 объектом, передаваемым в соответствии с условиями договора в доверительное управление, является право получить денежные средства (страховое возмещение, материальный ущерб, компенсационная выплата).
Указанное право не предполагает возможности его неоднократного использования, поскольку погашается одновременно с получением денежных средств.
Следовательно, условия договора доверительного управления от 21 марта 2012 года, устанавливающие такой объект, передаваемый в доверительное управление, не могут быть признаны соответствующими требованиям законодательства, определяющим характер имущества, которое может быть передано в доверительное управление.
Таким образом, в случае передачи именно в доверительное управление права на получение страховой выплаты, условия договора, устанавливающие характер и содержание управления имуществом, не могут отвечать требованиям статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации и соответствовать общему смыслу норм главы 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющим правовую природу института доверительного управления.
Если же исходить из того, что стороны предполагали передачу в доверительное управление денежных средств, полученных управляющим от дебиторов, то такой договор ничтожен в силу пункта 2 статьи 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Учитывая вышеизложенное, судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции..."

Постановление ФАС Московского округа от 27.03.2013 по делу N А40-63884/12-50-652
"...На основании договора доверительного управления от 20.06.2011 Альмиева Фания Бариевна передала ООО "ЮФ "РОСЮРИНВЕСТ-1" в доверительное управление права требования дебиторской задолженности к ЗАО "МАКС" по получению суммы материального ущерба (страхового возмещения, компенсационной выплаты) и иных выплат по ущербу, причиненному указанному автомобилю марки "ДЭУ Нексия" в результате дорожно-транспортного происшествия 12.10.2007 с участием троллейбуса (государственный регистрационный номер 2180) под управлением СВ. Зубарева, гражданская ответственность которого застрахована в ЗАО "МАКС" по полису серии AAA N 0414677436.
В силу п. 1 ст. 1013 ГК РФ объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагам, исключительные права и другое имущество.
Из приведенной нормы следует, что объектом доверительного управления является индивидуально-определенное имущество, а не выраженная в обезличенных деньгах выплата, каковой является компенсационная выплата по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств.
Принимая во внимание приведенные выше положения действующего законодательства и учитывая согласованный сторонами по договору доверительного управления от 14 марта 2012 года, суд кассационной инстанции полагает, что право требования к ЗАО "МСК" выплаты суммы страхового возмещения либо компенсационной выплаты в связи с ущербом, причиненным автомобилю "ДЭУ Нексия" (государственный регистрационный знак Е 024 ВО 116), дорожно-транспортным происшествием 12.10.2007 не может быть передано по договору доверительного управления, так как в силу норм гражданского законодательства не может являться объектом доверительного управления (п. 1 ст. 1013 ГК РФ)..."

Постановление ФАС Московского округа от 22.03.2013 по делу N А40-71575/12-23-656
"...Как усматривается из материалов дела, 16.04.2012 между ООО "Еврострах" (доверительный управляющий) и гр. Исмагиловой А.А. (собственником автомобиля) был заключен договор доверительного управления, по условиям пункта 1.1 которого учредитель управления передает принадлежащее ему имущественные права требования дебиторской задолженности предусмотренной пунктом 1.2 настоящего договора к ООО "Генеральный Страховой Альянс", РСА в доверительное управление доверительному управляющему, с правом истребования данной задолженности с дебитора в соответствии с действующим законодательством, а доверительный управляющий обязуется осуществлять управление переданными правами в интересах учредителя управления.
Иными словами, по договору доверительного управления от 16 апреля 2012 года Исмагилова А.А. передала ООО "Еврострах" в доверительное управление права требования дебиторской задолженности к Российскому Союзу Автостраховщиков, ООО "Генеральный Страховой Альянс" по получению суммы материального ущерба (страхового возмещения, компенсационной выплаты) и иных выплат по ущербу, причиненному автомобилю ВАЗ 21103 (государственный регистрационный знак О 688 НК 16), дорожно-транспортным происшествием 05.08.2007.
В силу п. 1 ст. 1013 ГК РФ объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагам, исключительные права и другое имущество.
Из приведенной нормы следует, что объектом доверительного управления является индивидуально-определенное имущество, а не выраженная в обезличенных деньгах выплата, каковой является компенсационная выплата по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств.
Принимая во внимание приведенные выше положения действующего законодательства и учитывая согласованный сторонами по договору доверительного управления от 16 апреля 2012 года объект доверительного управления, суд кассационной инстанции полагает, что право требования к Российскому Союзу Автостраховщиков, ООО "Генеральный Страховой Альянс" выплаты суммы страхового возмещения либо компенсационной выплаты в связи с ущербом, причиненным автомобилю ВАЗ 21103 (государственный регистрационный знак О 688 НК 16), дорожно-транспортным происшествием 05.08.2007 не может быть передано по договору доверительного управления, так как в силу норм гражданского законодательства не может являться объектом доверительного управления (п. 1 ст. 1013 ГК РФ)..."

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 27.02.2013 по делу N А65-17430/2012
"...Обращение в суд с настоящим иском истец обосновал заключенным с обществом с ограниченной ответственностью "ТПФ Пролюкс-М" договором доверительного управления от 20.06.2012, по которому последний передал ему право требования невыплаченной части страхового возмещения по страховому случаю от 24.04.2011.
Статьей 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации установлен перечень объектов, которые могут быть переданы в доверительное управление.
В качестве объекта доверительного управления стороны согласовали передачу права требования невыплаченной части страхового возмещения по страховому случаю. По договору ОСАГО общество с ограниченной ответственностью "ТПФ Пролюкс-М" не может передать это право в порядке, предусмотренном статьей 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к выводу о ничтожности договора доверительного управления от 20.06.2012 в силу положений статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем отказал в удовлетворении иска.
Принятые судебные акты основаны на нормах права и материалах дела. Оснований для их отмены, установленных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не усматривает..."

Статья 1014. Учредитель управления


Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 1014 ГК РФ

1. Лица, имеющие право вступать в договорные отношения в качестве учредителя управления
2. Права учредителя управления в отношении имущества, переданного в доверительное управление

1. Лица, имеющие право вступать в договорные отношения в качестве учредителя управления

По общему правилу, установленному ст. 1014 ГК РФ, учредителем доверительного управления является собственник имущества. Исключениями являются случаи, когда доверительное управление учреждается в силу закона (ст. 1026 ГК РФ). По вопросу о лицах, имеющих право заключать договоры доверительного управления имуществом в силу закона, см. материалы к ст. 1026 ГК РФ.
В судебной практике возникают споры о последствиях заключения договора доверительного управления несобственником имущества, а также о праве публично-правового образования выступать в качестве учредителя доверительного управления имуществом.

1.1. Вывод из судебной практики: Договор доверительного управления по общему правилу должен быть заключен с собственником имущества. В противном случае такой договор является недействительным (ничтожным).

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд пришел к выводу, что у муниципального образования нет права собственности на переданный на основании распоряжения Правительства РФ объект недвижимого имущества, поскольку отсутствуют доказательства регистрации такого права в ЕГРП.

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.11.2006 N А10-1650/06-Ф02-5849/06-С2 по делу N А10-1650/06
"...Как усматривается из материалов дела и было установлено судом первой инстанции, 15.06.2004 стороны подписали договор доверительного управления имуществом N 3, по условиям которого администрация (учредитель управления) передает ООО "Байкал прибор" (доверительному управляющему) в доверительное управление имущество в соответствии с приложением N 1 к договору.
Согласно статье 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации учредителем доверительного управления является собственник имущества, а в случаях, предусмотренных статьей 1026 настоящего Кодекса, другое лицо.
В силу статьи 1026 Кодекса в случаях, когда доверительное управление имуществом учреждается вследствие необходимости постоянного управления имуществом подопечного; на основании завещания, в котором назначен исполнитель завещания (душеприказчик); по иным основаниям, предусмотренным законом, права учредителя управления, предусмотренные правилами настоящей главы, принадлежат соответственно органу опеки и попечительства, исполнителю завещания (душеприказчику) или иному лицу, указанному в законе.
Из текста договора N 3 от 15.06.2004 следует, что на правоотношения сторон не распространяются положения статьи 1026 Гражданского кодекса Российской Федерации.
На момент подписания договора доверительного управления N 3 от 15.06.2004 названное недвижимое имущество не находилось в муниципальной собственности Муйского района, исходя из следующего.
Вышеуказанное недвижимое имущество из федеральной собственности подлежало передаче в муниципальную собственность Муйского района во исполнение распоряжения Правительства Российской Федерации от 28.08.2002 <*> N 1204-р.
--------------------------------
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: распоряжение Правительства Российской Федерации N 1204-р имеет дату 28.08.1995, а не 28.08.2002.

Статьей 131 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена обязательная регистрация возникновения права собственности на недвижимые вещи.
Согласно пункту 1 статьи 2 Закона Российской Федерации "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация является единственным доказательством зарегистрированного права.
Право муниципальной собственности на вышеназванное недвижимое имущество на момент подписания договора N 3 от 15.06.2004 зарегистрировано не было.
Таким образом, администрация подписала договор доверительного управления в отношении недвижимого имущества, которое еще не являлось муниципальной собственностью Муйского района, что противоречит статье 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации, и, следовательно, указанный договор ничтожен в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд пришел к выводу о ничтожности договора доверительного управления имуществом, поскольку право собственности лица, заключившего такой договор в качестве учредителя управления, оспорено в судебном порядке.

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.11.2008 по делу N А31-7279/2006-20
"...Сделка, явившаяся основанием для возникновения у Забелиной А.А. права собственности на спорные объекты недвижимости, в установленном законом порядке признана недействительной, следовательно, право собственности на них ответчиком утрачено в силу статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Доверительное управление имуществом может быть учреждено только собственником данного имущества в силу статьи 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации. В этой связи вывод суда о ничтожности договора доверительного управления в отношении спорных помещений, заключенный несобственником Забелиной А.А. с доверительным управляющим Волковой Н.Г., является правомерным.
Нарушений либо неправильного применения норм процессуального права, в том числе предусмотренных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при рассмотрении дела не установлено..."

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 09.03.2004 N А72-2890/03-Г199
"...В соответствии с Постановлением от 27.12.91 N 3020-1 Верховного Совета Российской Федерации "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев и областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность" объекты топливно-энергетического комплекса отнесены к объектам государственной собственности независимо от того, на чьем балансе они находятся, и в силу Закона не могут быть отнесены к объектам муниципальной собственности.
Поскольку доверительное управление имуществом может быть учреждено только собственником данного имущества (ст. 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации), вывод суда о ничтожности договора от 21.11.2000 доверительного управления газопроводами общей протяженностью 69816,5 м и сооружениями на них, заключенный не собственником этого имущества, является правомерным.
В связи с этим у истца отсутствовало право на получение платы за услуги по транспортировке газа.
Оснований для отмены судебных актов не имеется..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 27.05.2011 N Ф09-1605/11-С5 по делу N А34-3594/2010
"...Из материалов дела следует, что застрахованное имущество - автомобиль марки Porsche 911 Turbo Cabrio, государственный номер С461ЕВ199, был передан истцу на основании договора доверительного управления имуществом от 11.03.2009 (с учетом дополнительного соглашения от 01.04.2009), заключенного между обществом "ГиперСити" (учредитель доверительного управления) и обществом "РЭЙ Пропертиз" (доверительный управляющий).
Судами установлено, что общество "ГиперСити" не является собственником застрахованного автомобиля, так как данный автомобиль передан обществу "ГиперСити" во временное владение и пользование по договору лизинга от 26.03.2008 N 11-ГПС/1867/08, заключенному между лизинговой компанией "Ренессанс" (лизингодатель) и обществом "ГиперСити" (лизингополучатель).
Установив, что на момент заключения договора доверительного управления имуществом общество "ГиперСити" в нарушение положений ст. 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации не являлось собственником указанного автомобиля, суды на основании ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации признали договор в части передачи в доверительное управление спорного автомобиля недействительным.
С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения..."

Постановление ФАС Уральского округа от 25.04.2011 N Ф09-1569/11-С5 по делу N А34-3592/2010
"...Из материалов дела следует, что застрахованное имущество - автомобиль марки "Mercedes-Benz CL 600", государственный номер С246РХ 177 - передан истцу в доверительное управление на основании дополнительного соглашения от 01.04.2009 к договору доверительного управления имуществом от 11.03.2009 N ГС-14/53-09, заключенному между обществом "ГиперСити" (учредитель доверительного управления) и обществом "РЭЙ Пропертиз" (доверительный управляющий).
Согласно ст. 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации учредителем доверительного управления является собственник имущества, а в случаях, предусмотренных ст. 1026 настоящего Кодекса, другое лицо.
Судами установлено, что общество "ГиперСити" не является собственником застрахованного автомобиля. При этом суды исходили из того, что данный автомобиль передан обществу "ГиперСити" во временное владение и пользование по договору лизинга от 12.02.2007 N 05-ГПС/1649/07, заключенному между обществом с ограниченной ответственностью "Лизинговая компания "Ренессанс" (лизингодатель) и обществом "ГиперСити" (лизингополучатель).
Поскольку учредителем доверительного управления в соответствии со ст. 1014 Гражданского кодекса Российской Федерации является собственник имущества, суд первой инстанции признал договор доверительного управления имуществом от 11.03.2009 N ГС-14/53-09 недействительной (ничтожной) сделкой на основании ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд апелляционной инстанции с данными выводами суда первой инстанции согласился..."

1.2. Вывод из судебной практики: Публично-правовое образование вправе заключать договоры доверительного управления имуществом в качестве учредителя управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.02.2002 по делу N А56-27648/01
"...Распоряжением КУГИ от 12.04.2001 N 556-р утвержден устав открытого акционерного общества "Санкт-Петербургские электрические сети". Решением Регистрационной палаты Санкт-Петербурга от 17.04.2001 N 244511 устав вышеуказанного общества зарегистрирован.
После этого между КУГИ, ОАО "СПбЭС" и Комитетом по энергетике 01.06.2001 заключен договор доверительного управления имуществом, в соответствии с которым КУГИ как учредитель управления, выступая в данном договоре в силу своей компетенции от имени собственника имущества - города Санкт-Петербурга, - передает доверительному управляющему - ОАО "СПбЭС" - в доверительное управление имущество, объектный состав и перечень которого указаны в приложении N 1 к договору.
Факт передачи имущества по данному договору подтвержден материалами дела.
Утверждение истца о нарушении сторонами договора от 01.06.2001 при его заключении законодательства о приватизации не находит своего подтверждения в материалах дела. Право собственности Санкт-Петербурга на имущество, переданное в доверительное управление, подтверждено имеющимися в деле соответствующими правоустанавливающими документами и фактически не оспаривается ни одной из сторон настоящего спора. Договором четко зафиксировано положение, согласно которому передача имущества в доверительное управление не влечет за собой перехода права собственности на него у доверительного управляющего.
Существо договора доверительного управления имуществом раскрыто законодателем в статье 1012 ГК РФ. По общему правилу, установленному статьей 1014 ГК РФ, учредителем доверительного управления является собственник имущества. Право собственника на передачу в доверительное управление своего имущество закреплено и в пункте 4 статьи 209 ГК РФ.
Также не находит своего подтверждения утверждение истца о ничтожности договора от 01.06.2001 в силу нарушения его сторонами положений статей 124, 125 ГК РФ. Глава 53 ГК РФ не содержит каких-либо запретов на учреждение доверительного управления публично-правовыми образованиями..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.11.1999 N А56-3864/99
"...Так, КУГИ является органом, полномочным осуществлять управление государственной собственностью, находящейся на территории Санкт-Петербурга, и в соответствии с Положением о КУГИ имеет право передавать на договорной основе имущество, находящееся в собственности Санкт-Петербурга, в хозяйственное ведение, оперативное управление, в аренду, пользование и на ином вещном праве. Договор от 23.02.96 в пункте 1.1 содержит указание на то, что он заключен КУГИ, выступающим от имени собственника - города Санкт-Петербурга (т. 1, л.д. 25), что не противоречит положениям статьи 125 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны свободны в заключении договора и могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.
Заключая договор о доверительном управлении, КУГИ и МОО "ТСЖ" проявили свою волю в такой форме, которая не противоречила действовавшему в тот период законодательству, в связи с чем отсутствуют основания для признания этой сделки недействительной по основаниям, установленным законом (ничтожной).
Указ Президента Российской Федерации от 24.12.93 N 2296 "О доверительной собственности (трасте)" после 01.01.95 не может применяться к спорным правоотношениям. Договор доверительного управления имуществом не означает передачу имущества в доверительную собственность (траст). Указ закреплял вещный характер прав доверительного управляющего на предоставленное ему имущество, в то время как оспариваемый договор, как и Гражданский кодекс Российской Федерации, устанавливает обязательственные отношения между МОО "ТСЖ" и доверителем. Этот вывод соответствует статье 4 Вводного закона, предусматривающей, что законы и иные правовые акты Российской Федерации, принятые ранее, применяются постольку, поскольку не противоречат Кодексу..."

2. Права учредителя управления в отношении имущества, переданного в доверительное управление

В судебной практике при применении норм, регулирующих правоотношения по договору доверительного управления, возникают вопросы относительно правомочий учредителя управления в отношении объекта управления в период действия договора.
С одной стороны, п. 1 ст. 1012 ГК РФ содержит положение о том, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.
С другой стороны, нормы, регулирующие отношения по доверительному управлению, содержат указание на право доверительного управляющего при управлении имуществом совершать в отношении него в соответствии с договором любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1012 ГК РФ) и осуществлять правомочия собственника (п. 1 ст. 1020 ГК РФ).
При этом согласно п. 1 ст. 1018 ГК РФ имущество, переданное в доверительное управление, обособляется от другого имущества учредителя управления, а также от имущества доверительного управляющего. Кроме того, на него не может быть обращено взыскание по долгам учредителя управления, за исключением несостоятельности (банкротства) этого лица (п. 2 ст. 1018 ГК РФ).
При применении указанных выше норм в судебной практике возникает вопрос о возможности учредителя управления реализовать в отношении объекта управления правомочия собственника, в частности правомочия по владению, пользованию и распоряжению согласно п. 1 ст. 209 ГК РФ, закрепляющему соответствующий объем прав.

2.1. Вывод из судебной практики: Передача имущества в доверительное управление не ограничивает право учредителя управления на распоряжение объектом управления, в том числе если лицо стало учредителем управления в результате приобретения имущества, обремененного доверительным управлением.

Примечание: В п. 7.1 Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа N 1/2007 изложена позиция, согласно которой учредитель управления - собственник имущества, переданного в доверительное управление, сохраняет за собой предусмотренные законом (п. 1 ст. 209 ГК РФ) права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 11.02.2010 N ВАС-17481/09 по делу N А40-19100/08-155-125
"...Как следует из содержания материалов дела, между корпорацией и обществом был заключен договор доверительного управления имуществом от 12.05.2003 N 1 (далее - договор), согласно которому обществу в доверительное управление было передано нежилое помещение, общей площадью 662,4 кв. м, расположенное по адресу: улица 1-ая Миусская, дом 22/24, строение 2, город Москва, 125047.
На основании пункта 1 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору доверительного управления имуществом передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Он вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.
По акту передачи недвижимого имущества от 19.09.2005 N б/н указанное в договоре имущество было передано корпорацией в виде вклада в уставный капитал ООО "Лаккорд".
В связи с этим к договору было заключено дополнительное соглашение от 01.12.2005 N 1 между корпорацией, обществом и ООО "Лаккорд", согласно которому ООО "Лаккорд" приняло на себя все права и обязанности учредителя управления по договору. Одновременно с этим корпорация проинформировала сторон соглашения о передаче недвижимого имущества, поименованного в договоре, в виде вклада в уставный капитал ООО "Лаккорд". Общество против этого возражений не заявило.
Свидетельство о государственной регистрации права на данное недвижимое имущество корпорации было погашено 16.03.2006 в связи с его регистрацией Управлением за другим собственником - ООО "Лаккорд". Новое свидетельство содержало запись о доверительном управлении этим имуществом.
Письмом от 09.02.2007 N 3/07 ООО "Лаккорд" уведомило общество о расторжении договора. 15.06.2007 ООО "Лаккорд" было выдано Свидетельство о государственной регистрации права серия 77 АД N 341646 с отсутствием каких-либо зарегистрированных ограничений (обременений) права.
Следовательно, судами правомерно было установлено, что имущество на момент расторжения договора доверительного управления выбыло из собственности корпорации и принадлежало ООО "Лаккорд". При этом корпорация одностороннего отказа от договора не заявляла.
...в передаче дела N А40-19100/08-155-125 Арбитражного суда города Москвы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда города Москвы от 22.04.2009, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2009, постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.09.2009 по указанному делу отказать..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 28.10.2009 N ВАС-11689/09 по делу N А40-53800/07-84-358
"...Общество с ограниченной ответственностью "Лира" (далее - общество "Лира") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным отказа Управления Федеральной регистрационной службы по Москве (далее - регистрационная служба) в государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество - нежилое помещение общей площадью 57,8 кв. м, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Арбат, д. 32, стр. 1, к обществу "Лира", оформленного сообщением б/д исх. N 05/001/2007-752, и обязании регистрационной службы осуществить государственную регистрацию перехода права собственности от общества "Гедеон" к обществу "Лира" на вышеуказанное нежилое помещение.
Согласно договору купли-продажи недвижимости от 27.06.2007, заключенного между обществом "Арбат" (собственник), компанией Максум Консалтинг, Лтд. (доверительный управляющий) и обществом "Гедеон" (покупатель), доверительный управляющий, действующий в рамках договора доверительного управления от имени собственника, передал в собственность покупателю недвижимое имущество, в том числе спорное помещение.
Переход права собственности к обществу "Гедеон" зарегистрирован 12.07.2007 в установленном законом порядке, с внесением в ЕГРП сведений обременения доверительным управлением.
25.07.2007 между обществом "Гедеон" (продавец) и обществом "Лира" (покупатель) заключен договор купли-продажи недвижимости N 1, по условиям которого продавец передал, а покупатель принял в собственность спорное помещение.
Согласно пункту 1 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.
В связи с регистрацией 12.07.2007 права собственности общества "Гедеон" на спорное помещение, обязательственные отношения в отношении спорного имущества между обществом "Арбат" и компанией Максум Консалтинг, Лтд. по договору доверительного управления недвижимым имуществом N 2 от 19.03.2007 были прекращены.
Учитывая изложенное выше, суды удовлетворили заявленные обществом "Лира" требования по настоящему делу..."

Статья 1015. Доверительный управляющий

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 1015 ГК РФ

1. Заключение договоров доверительного управления с некоммерческими организациями и публично-правовыми образованиями в качестве доверительных управляющих
2. Возможность заключения договора доверительного управления имуществом с гражданином, не являющимся индивидуальным предпринимателем

1. Заключение договоров доверительного управления с некоммерческими организациями и публично-правовыми образованиями в качестве доверительных управляющих

Некоммерческая организация может выступать доверительным управляющим только в случаях, когда доверительное управление учреждается по основаниям, предусмотренным законом. Однако это не относится к учреждению, которое не может быть доверительным управляющим даже при наличии указанных оснований (п. 1 ст. 1015 ГК РФ).
В судебной практике возникают споры о последствиях заключения договора доверительного управления с некоммерческой организацией, выступающей доверительным управляющим, а также о возможности этой организации принять на себя обязательства доверительного управляющего в порядке ст. 1242 ГК РФ.
Кроме того, в судебной практике возникают вопросы о возможности вступления Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований в отношения по доверительному управлению имуществом в качестве доверительного управляющего.
Последняя проблема связана с толкованием ст. ст. 1015 ГК РФ, ст. 124 ГК РФ. Согласно ст. 124 ГК РФ указанные публично-правовые образования являются субъектами гражданского права и выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами.
Позиция, касающаяся невозможности вступления Российской Федерации, ее субъектов, а также муниципальных образований в гражданские правоотношения в качестве доверительного управляющего, помимо Определения Конституционного Суда РФ от 01.10.1998 N 168-О, изложена также в письме ВАС РФ от 03.03.1999 N С5-7/УЗ-237 "Об Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 01.10.98 N 168-О".

1.1. Вывод из судебной практики: Договор доверительного управления, по которому доверительным управляющим является некоммерческая организация, недействителен (ничтожен).

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 26.06.2007, 19.06.2007 N Ф03-А73/07-1/1656 по делу N А73-13761/2006-51
"...Как следует из материалов дела, 06.11.2003 Министерство имущественных отношений Хабаровского края (ныне функции в отношении федерального имущества переданы ТУ ФАУФИ по Хабаровскому краю) (учредитель управления) и НП "Хабаровская краевая организация переработчиков отходов производства и потребления" (доверительный управляющий) заключили договор доверительного управления, по условиям которого учредитель управления передает доверительному управляющему недвижимое имущество, расположенное по адресу: г. Хабаровск, ул. Запарина, 3, в доверительное управление, а доверительный управляющий обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления.
ТУ ФАУФИ по Хабаровскому краю, считая, что указанный договор заключен с нарушением закона, обратилось в арбитражный суд с настоящим исковым заявлением.
Принимая во внимание ограничения по кругу лиц, имеющих право на участие в договоре доверительного управления, установленные статьей 1015 ГК РФ, и то обстоятельство, что доверительным управляющим в договоре от 06.11.2003 является некоммерческая организация, арбитражный суд пришел к правомерному выводу о том, что партнерство не могло быть стороной по оспариваемой сделке.
В связи с чем арбитражный суд первой инстанции обоснованно признал договор доверительного управления от 06.11.2003 ничтожной сделкой на основании статьи 168 ГК РФ.
При таких обстоятельствах основания для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют..."

1.2. Вывод из судебной практики: Если стороны заключили смешанный договор, который содержит условия о передаче имущества в доверительное управление и о предоставлении этого имущества в пользование самому доверительному управляющему - некоммерческой организации с целью осуществления основного вида деятельности, то специальные основания для прекращения договора доверительного управления (ст. 1024 ГК РФ) не могут являться основанием для отказа от смешанного договора.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 N 17481/12 по делу N А56-72242/2011
"...Управление на основании статьи 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс) 18.07.2011 уведомило организацию об отказе от исполнения договора N 00-002871, сославшись на отсутствии у организации, являющейся некоммерческой организацией, права лично осуществлять доверительное управление имуществом.
Сочтя односторонний отказ учредителя в лице управления от исполнения договора N 00-002871 незаконным, организация обратилась в арбитражный суд с настоящим иском.
Вместе с тем Президиум полагает, что имеются иные основания для удовлетворения заявленного по настоящему делу иска.
Суды трех инстанций обоснованно сочли необходимым установить правовую природу рассматриваемого договора, разойдясь при этом в его правовой оценке. Суды первой и апелляционной инстанций, принимая во внимание наименование договора N 00-002871 и его условия, сочли, что этот договор является договором доверительного управления в смысле правил Гражданского кодекса. Суд кассационной инстанции с данным выводом не согласился и квалифицировал спорный договор как договор, предусмотренный Указом и заключенный на оснований правил этого нормативного акта.
Однако анализ условий спорного договора показывает, что он содержит элементы различных видов договоров, поскольку им было предусмотрено не только возложение на организацию обязанности обеспечить надлежащую эксплуатацию, содержание и сохранность переданного в управление здания, но ей было также предоставлено право пользования этим имуществом для осуществления своего основного вида деятельности, в том числе для проведения конференций, семинаров и иных общественных мероприятий.
Следовательно, договор N 00-002871 является смешанным, содержащим и условие о предоставлении передаваемого в управление имущества в пользование самому доверительному управляющему, а значит, к спорным отношениям подлежал применению пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса, согласно которому стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.
Управление, заявляя об отказе от спорного договора в целом в связи с тем, что истец как некоммерческая организация (статья 1015 Гражданского кодекса) не может лично осуществлять доверительное управление имуществом, сослалось на специальное основание, предусмотренное абзацем пятым пункта 1 статьи 1024 Гражданского кодекса для договоров доверительного управления. При этом управление не приняло во внимание, что такой отказ повлечет не только прекращение между сторонами отношений по доверительному управлению имуществом, но и породит иные последствия, заключающиеся в прекращении права пользования организацией объектом недвижимости в одностороннем порядке по инициативе собственника.
Принимая во внимание смешанный характер спорного договора, неразрывность возникших между сторонами обязательств по управлению и пользованию имуществом, предусмотренные статьей 1024 Гражданского кодекса специальные основания для прекращения отношений по доверительному управлению не могли являться основанием для отказа от такого договора, учитывая отсутствие в законе и договоре аналогичных оснований прекращения остальных обязательств по данному договору. Иное противоречило бы цели и существу возникших между сторонами обязательств..."

1.3. Вывод из судебной практики: Некоммерческая организация вправе в соответствии со ст. 1242 ГК РФ заключать договоры доверительного управления исключительными правами и представлять интересы учредителя управления в суде.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18.10.2010 по делу N А56-29323/2009
"...Между ООО "Акелла" (учредитель) и Партнерством (управляющий) заключен договор от 24.04.2008 N 24/04-08 доверительного управления исключительными правами, согласно которому, с учетом дополнительных соглашений от 30.04.2008 N 1 и 2, Партнерству переданы в доверительное управление исключительные имущественные права на упомянутый программный продукт, в том числе право на обращение в суд от своего имени для защиты исключительных прав учредителя.
Согласно отчету от 11.06.2008 к договору от 10.10.2006 N Д-10/10-06 Павловым А.Н. с целью изучения рынка программ ЭВМ - компьютерных игр, указанных в списке заказчика - ООО "Акелла", в павильоне, расположенном в наземной части вестибюля станции "Садовая" Санкт-Петербургского метрополитена заключен с ответчиком договор розничной купли-продажи программы ЭВМ - компьютерной игры "Assassin's Creed", в подтверждении чего представлена копия кассового чека от 11.06.2008 на сумму 150 руб.
Ссылаясь на договор от 24.04.2008 N 24/04-08 доверительного управления правами и полагая, что действиями ответчика нарушены исключительные права ООО "Акелла" на упомянутый объект авторского права, Партнерство обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Согласно пункту 1 статьи 1015 ГК РФ в случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1242 ГК РФ авторы, исполнители, изготовители фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или когда данным Кодексом допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения, могут создавать основанные на членстве некоммерческие организации, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (организации по управлению правами на коллективной основе).
Как следует из пункта 3 этой же статьи, основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме, за исключением случая, предусмотренного абзацем первым пункта 3 статьи 1244 названного Кодекса. Указанный договор может быть заключен с правообладателями, являющимися членами такой организации, и с правообладателями, не являющимися ее членами. При этом организация по управлению правами на коллективной основе обязана принять на себя управление этими правами, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации.
Пунктом 5 упомянутой статьи установлено, что организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.
Уставом Партнерства определено, что оно является основанной на членстве, не преследующей извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющей полученную прибыль между членами некоммерческой организации. Основной целью деятельности Партнерства является содействие ее членам в деятельности, направленной на обеспечение имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке невозможно.
Вывод апелляционного суда об отсутствии у Партнерства права на предъявление иска сделан без учета положений преамбулы и статей 14, 16, 20.8, раздела "В" Особых положений и условий дистрибьюторского соглашения от 27.06.2007, что привело к неправильному применению статей 1233, 1235, 1236 ГК РФ..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.11.2009 по делу N А56-32647/2008
"...SWT Entertainment Ltd. (правообладатель) и ООО "Акелла" (издатель) заключен договор от 01.11.2007 N 19413 о передаче исключительных имущественных прав на использование программных продуктов, в соответствии с которым правообладатель передает издателю исключительные имущественные права на использование программ для ЭВМ, в том числе на программу "Assassin's Creed", на территории России. Передача исключительных имущественных авторских прав по договору подтверждается актом приемки-передачи.
Как следует из отчета от 11.06.2008 N 11/06-08 к договору от 10.09.2006 N Д-10/10-06, Павловым А.Н. приобретен в торговом павильоне компакт-диск с записью компьютерной игры "Assassin's Creed", что подтверждается кассовым чеком с наименованием торгующей организации ИП Самсонник Е.А. от 11.06.2008 на сумму 150 руб.
Согласно договору от 24.04.2008 N 24/04-08 ООО "Акелла" (учредитель) передало НП "Эдельвейс" (управляющий) в доверительное управление сроком на 5 лет (пункт 5.1) исключительные права на программы для ЭВМ, в том числе на программный продукт "Assassin's Creed".
Дополнительными соглашениями от 30.04.2008 N 1 и 2 к указанному договору НП "Эдельвейс" передано право на обращение в суд от своего имени для защиты исключительных прав учредителя. Управляющий обязан осуществлять управление исключительными имущественными авторским правами в интересах учредителя.
НП "Эдельвейс", ссылаясь на договор доверительного управления исключительными правами от 24.04.2008 N 24/04-08, полагая, что действиями ответчика нарушены имущественные авторские права ООО "Акелла" на упомянутый объект авторского права, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Согласно части 1 статьи 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.
В соответствии с частью 1 статьи 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации авторы, исполнители, изготовители фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или когда настоящим Кодексом допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения, могут создавать основанные на членстве некоммерческие организации, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (организации по управлению правами на коллективной основе).
Как следует из части 3 этой же статьи, основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме, за исключением случая, предусмотренного абзацем первым пункта 3 статьи 1244 настоящего Кодекса. Указанный договор может быть заключен с правообладателями, являющимися членами такой организации, и с правообладателями, не являющимися ее членами. При этом организация по управлению правами на коллективной основе обязана принять на себя управление этими правами, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации.
Частью 5 упомянутой статьи установлено, что организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.
Уставом Некоммерческого партнерства по содействию защите прав на интеллектуальную собственность "Эдельвейс" определено, что оно является основанной на членстве, не преследующей извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющей полученную прибыль между членами некоммерческой организации. Основной целью деятельности НП "Эдельвейс" является содействие ее членам в деятельности, направленной на обеспечение имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке невозможно.
НП "Эдельвейс" правомерно на основании договора доверительного управления исключительными правами от 24.04.2008 N 24/04-08 и дополнительных соглашений к нему обратилось в арбитражный суд с настоящим иском..."

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.07.2009 по делу N А56-32809/2008
"...Между SWT Entertainment ltd. (правообладатель) и ООО "Акелла" (издатель) заключен договор о передаче исключительных имущественных прав на использование программных продуктов от 01.11.2007 N 19413, согласно которому правообладатель передает издателю исключительные имущественные права на использование программы для ЭВМ - игры "Assassin's Сreed".
Между ООО "Акелла" (учредитель) и НП "Эдельвейс" (управляющий) заключен договор доверительного управления исключительными правами от 24.04.2008 N 24/04-08, согласно которому, с учетом дополнительных соглашений от 30.04.2008 N 1 и 2, НП "Эдельвейс" переданы в доверительное управление исключительные имущественные права на упомянутый программный продукт, в том числе право на обращение в суд от своего имени для защиты исключительных прав учредителя.
Согласно отчету от 11.06.2008 к договору от 10.09.2006 N Д-10/10-06 Павловым А.Н. с целью изучения рынка программ для ЭВМ - компьютерных игр, указанных в списке заказчика - ООО "Акелла", в магазине, расположенном по адресу: Санкт-Петербург, ул. Хо Ши Мина, д. 13, корп. 1, заключен договор розничной купли-продажи программы для ЭВМ - компьютерной игры "Assassin's Creed", что подтверждается кассовым чеком от 11.06.2008 ИП Буров П.Б. на сумму 240 руб.
НП "Эдельвейс", ссылаясь на договор доверительного управления правами от 24.04.2008 N 24/04-08, полагая, что действиями ответчика нарушены исключительные права на упомянутый объект авторского права, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Согласно части 1 статьи 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.
В соответствии с частью 1 статьи 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации авторы, исполнители, изготовители фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или когда настоящим Кодексом допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения, могут создавать основанные на членстве некоммерческие организации, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (организации по управлению правами на коллективной основе).
Как следует из части 3 этой же статьи, основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме, за исключением случая, предусмотренного абзацем первым пункта 3 статьи 1244 настоящего Кодекса. Указанный договор может быть заключен с правообладателями, являющимися членами такой организации, и с правообладателями, не являющимися ее членами. При этом организация по управлению правами на коллективной основе обязана принять на себя управление этими правами, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации.
Частью 5 упомянутой статьи установлено, что организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.
Уставом Некоммерческого партнерства по содействию защите прав на интеллектуальную собственность "Эдельвейс" определено, что оно является основанной на членстве, не преследующей извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющей полученную прибыль между членами некоммерческой организации. Основной целью деятельности НП "Эдельвейс" является содействие ее членам в деятельности, направленной на обеспечение имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке невозможно.
При таких обстоятельствах НП "Эдельвейс" имело право обратиться в арбитражный суд с настоящим иском в защиту прав ООО "Акелла"..."

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.06.2009 по делу N А56-35805/2008
"...Между SWT Entertainment Ltd. (правообладатель) и обществом с ограниченной ответственностью "Акелла" (издатель) заключен договор от 01.11.2007 N 19413 о передаче исключительных имущественных прав на использование программных продуктов, в соответствии с которым правообладатель передает издателю исключительные имущественные права на использование программ для ЭВМ, в том числе на программу "Assassin's Creed". Передача исключительных имущественных авторских прав по договору подтверждается актом приемки-передачи.
Согласно договору от 24.04.2008 N 24/04-08 ООО "Акелла" (учредитель) передало НП "Эдельвейс" (управляющий) в доверительное управление сроком на пять лет (пункт 5.1 договора) исключительные имущественные авторские права на программы для ЭВМ, в том числе на программный продукт "Assassin's Creed". Управляющий обязан осуществлять управление исключительными имущественными авторскими правами в интересах учредителя.
Согласно отчету от 09.06.2008 N 09/06-08 к договору от 10.09.2006 N Д-10/10-06 Павловым А.Н. приобретен в торговом павильоне с вывеской "Дискомания" DVD диск с записью компьютерной игры "Assassin's Creed", что подтверждается кассовым чеком ООО "Дискомания" от 09.06.2008 на сумму 130 руб.
НП "Эдельвейс", ссылаясь на договор доверительного управления исключительными правами от 24.04.2008 N 24/04-08, полагая, что действиями ответчика нарушены исключительные права ООО "Акелла" на упомянутые объекты авторского права, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Согласно части 1 статьи 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.
В соответствии с частью 1 статьи 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации авторы, исполнители, изготовители фонограмм и иные обладатели авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их прав в индивидуальном порядке затруднено или когда настоящим Кодексом допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения, могут создавать основанные на членстве некоммерческие организации, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (организации по управлению правами на коллективной основе).
Как следует из части 3 этой же статьи, основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателем в письменной форме, за исключением случая, предусмотренного абзацем первым пункта 3 статьи 1244 настоящего Кодекса. Указанный договор может быть заключен с правообладателями, являющимися членами такой организации, и с правообладателями, не являющимися ее членами. При этом организация по управлению правами на коллективной основе обязана принять на себя управление этими правами, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации.
Частью 5 упомянутой статьи установлено, что организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.
Уставом некоммерческого партнерства по содействию защите прав на интеллектуальную собственность "Эдельвейс" определено, что оно является основанной на членстве, не преследующей извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющей полученную прибыль между членами некоммерческой организации. Основной целью деятельности НП "Эдельвейс" является содействие ее членам в деятельности, направленной на обеспечение имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке невозможно.
При таких обстоятельствах не имеется оснований для признания договора доверительного управления от 24.04.2008 N 24/04-08 недействительным..."

1.4. Вывод из судебной практики: Нормативный правовой акт органа местного самоуправления, в соответствии с которым договоры доверительного управления муниципальным имуществом подлежат заключению исключительно с индивидуальными предпринимателями и коммерческими организациями, не противоречит требованиям законодательства и не нарушает права и законные интересы некоммерческих организаций.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.06.2011 по делу N А31-8359/2010
"...Как следует из материалов дела, решением Собрания депутатов Пыщугского муниципального района Костромской области от 30.10.2009 года N 357 утверждено Положение о порядке управления и распоряжения имуществом, находящимся в муниципальной собственности Пыщугского муниципального района.
В соответствии с пунктом 9 главы 7 Положения доверительным управляющим может быть только индивидуальный предприниматель или коммерческая организация.
Прокурор посчитал, что названное положение нормативного правового акта принято в нарушение действующего законодательства, нарушает права и законные интересы некоммерческих организаций в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, поэтому обратился в арбитражный суд с требованием о признании недействующим пункта 9 главы 7 Положения.
В пункте 5 части 10 статьи 35 Федерального закона N 131-ФЗ установлено, что определение порядка управления и распоряжения имуществом, находящимся в муниципальной собственности, относится к исключительной компетенции представительного органа муниципального образования.
В силу части 3 статьи 43 Федерального закона N 131-ФЗ представительный орган муниципального образования по вопросам, отнесенным к его компетенции федеральными законами, законами субъекта Российской Федерации, уставом муниципального образования, принимает решения, устанавливающие правила, обязательные для исполнения на территории муниципального образования, а также решения по вопросам организации деятельности представительного органа муниципального образования.
Отношения по передаче имущества в доверительное управление, в том числе требования к субъектному составу договора доверительного управления, урегулированы главой 53 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Требования к доверительному управляющему закреплены в статье 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация.
Вместе с тем указанная норма содержит два исключения: доверительным управляющим не может быть унитарное предприятие (абзац 1 части 1 статьи 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации); в случаях, установленных законом, доверительным управляющим могут быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения (абзац 2 части 1 статьи 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Федеральным законом N 209-ФЗ предусмотрена имущественная поддержка не только субъектам малого и среднего предпринимательства, но и организациям, образующим инфраструктуру поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства, в том числе в виде предоставления муниципального имущества в доверительное управление.
В силу статей 120 и 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации некоммерческая организация (учреждение) не может являться доверительным управляющим. Заявитель не сослался на конкретные нормы закона, которые предоставляли бы некоммерческим организациям такое право.
При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод о том, что оспариваемое положение нормативного правового акта не противоречит нормам действующего законодательства и не нарушает права и законные интересы хозяйствующих субъектов (некоммерческих организаций) в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в связи с чем обоснованно отказал Прокурору в удовлетворении заявленного требования..."

1.5. Вывод из судебной практики: Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования не могут выступать в качестве доверительных управляющих, поскольку такая деятельность противоречит публично-правовой природе этих образований.

Судебная практика:

Определение Конституционного Суда РФ от 01.10.1998 N 168-О
"...Конституционные нормы предопределяют специальный характер правоспособности публично-правовых образований: Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования участвуют в гражданских правоотношениях как субъекты со специальной правоспособностью, которая в силу их публично-правовой природы не совпадает с правоспособностью других субъектов гражданского права - граждан и юридических лиц (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 1997 года об отказе в принятии к рассмотрению запроса Совета Федерации о проверке конституционности Федерального закона "О переводном и простом векселе"). Не могут они выступать и в качестве доверительных управляющих, поскольку такая деятельность предполагает получение вознаграждения, представление отчетов учредителю доверительного управления (статьи 1018 и 1023 ГК Российской Федерации), что противоречит публично-правовой природе этих образований.
Из статьи 1025 ГК Российской Федерации вытекает, что передать в доверительное управление ценные бумаги может только доверительный управляющий, признанный профессиональным участником рынка ценных бумаг, что должно быть подтверждено наличием у него соответствующей лицензии. По смыслу пунктов 1 и 2 статьи 1015 ГК Российской Федерации, из круга лиц, наделенных правом осуществлять права и обязанности доверительных управляющих, исключены публично-правовые образования, государственные органы и органы местного самоуправления, однако это не препятствует владельцам частной собственности заключать договоры доверительного управления имуществом с другими субъектами гражданского права, профессионально занимающимися предпринимательской деятельностью.
Таким образом, запрет осуществлять права и обязанности доверительных управляющих, установленный оспариваемыми нормами для публично-правовых образований, государственных органов и органов местного самоуправления, не является нарушением или ограничением конституционного права частной собственности. Конституция Российской Федерации устанавливает пределы этого права, границы которого в данном случае определяются рядом конституционных положений, в частности положением о недопустимости совмещения властной деятельности в сфере государственного и муниципального управления и предпринимательской деятельности. Следовательно, неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации часть первая пункта 1 и пункт 2 статьи 1015 ГК Российской Федерации, отсутствует..."

2. Возможность заключения договора доверительного управления имуществом с гражданином, не являющимся индивидуальным предпринимателем

2.1. Вывод из судебной практики: Если доверительное управление учреждено с целью управления наследственным имуществом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся индивидуальным предпринимателем.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 16.04.2012 N ВАС-3817/12 по делу N А40-65876/11-137-95
"...Согласно статье 1173 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс), если в составе наследства имеется имущество, требующее не только охраны, но и управления (предприятие, доля в уставном (складочном) капитале хозяйственного товарищества или общества, ценные бумаги, исключительные права и тому подобное), нотариус в соответствии со статьей 1026 Гражданского кодекса в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом.
Как установлено судами, нотариусом Антоновой Т.А. учреждено доверительное управление акциями общества "МТО ППК", принадлежащими умершему 24.12.2010 Племешову В.М. Между нотариусом Антоновой Т.А. и Хватовым И.А. 20.01.2011 заключен договор доверительного управления наследственным имуществом - 51% акций общества "МТО ППК" сроком до 24.06.2011.
Логвиненко А.Н., являющийся акционером общества "МТО ППК", обратился в суд с настоящим иском, полагая, что передача акций в доверительное управление физическому лицу (Хватову И.А.), а также предоставление ему права голосования на собрании акционеров противоречит требованиям статей 1020, 1171, 1173 Гражданского кодекса.
Отклоняя довод заявителя о том, что договор на управление акциями не может быть заключен с физическим лицом, суды обоснованно исходили из того, что в силу части 1 статьи 1015 Гражданского кодекса в случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.
Доводы, приведенные заявителем, были предметом рассмотрения судебных инстанций и им дана надлежащая правовая оценка..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 27.02.2012 по делу N А40-65876/11-137-95
"...Нотариусом Антоновой Т.А. в марте 2011 года учреждено доверительное управление акциями ЗАО "Материально-технического обеспечения предприятий продовольственного комплекса", принадлежащими умершему 24 декабря 2010 года Племешову В.М., в связи с чем 20 января 2011 года с Хватовым И.А. был заключен договор доверительного управления наследственным имуществом - 51% акций указанного общества (принадлежащего умершему Племешову В.М.) на срок до 24 июня 2011 года.
Логвиненко А.Н., являющийся акционером ЗАО "Материально-технического обеспечения предприятий продовольственного комплекса", обращаясь в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением ссылался на положения ст. ст. 166, 167, 168, 1020, 1171, 1173 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также на положения Федерального закона "О рынке ценных бумаг".
Исходя из системного толкования положений действующего законодательства (в том числе ст. ст. 1026, 1173 Гражданского кодекса Российской Федерации) можно прийти к выводу о том, что при наследовании доверительное управление возникает в силу Закона.
Согласно положениям абзаца первого п. 1 ст. 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия.
В разделе втором "Термины и определения" Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг (утверждено Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг от 02 октября 1997 года N 27) обращается внимание на то, что доверительным управляющим является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель (профессиональный участник рынка ценных бумаг), осуществляющий доверительное управление ценными бумагами, переданными ему во владение на определенный срок и принадлежащими другому лицу, в интересах этого лица или указанных этим лицом третьих лиц.
Однако в абзаце втором п. 1 ст. 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации указывается, что в случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным Законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.
Таким образом, можно прийти к выводу о том, что абзац второй п. 1 ст. 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации является исключением из общего правила и допускает возможность статьи доверительным управляющим имуществом не только коммерческой организации, но и индивидуальному предпринимателю и гражданину в случаях, предусмотренных Законом.
Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ("Оценка доказательств"), представленные сторонами в обоснование своих доводов и возражений доказательства, исходя из предмета и оснований заявленных требований, а также из достаточности и взаимной связи всех доказательств в их совокупности, установив все обстоятельства, входящие в предмет доказывания и имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, руководствуясь положениями действующего законодательства, принимая во внимание судебно-арбитражную практику, сложившуюся по данному вопросу, конкретные обстоятельства именно данного дела, суды первой и апелляционной инстанций правомерно отказали в удовлетворении заявленных исковых требований, поскольку пришли к обоснованному выводу о том, что правовых оснований для удовлетворения заявленных исковых требований не имелось. Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций правомерно отклонили довод истца - Логвиненко А.Н. о том, что сделка (договор доверительного управления наследственным имуществом) является ничтожной на основании ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку заключена с физическим лицом. Суд кассационной инстанции, принимая во внимание положения действующего законодательства (в том числе Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона "О рынке ценных бумаг"), нормативные правовые акты федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, а также судебно-арбитражную практику, сложившуюся по данному вопросу, соглашается с мотивами, приведенными в обоснование отклонения указанного довода..."

Статья 1016. Существенные условия договора доверительного управления имуществом

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 1016 ГК РФ

1. Последствия заключения договора с нарушением правил индивидуализации имущества, переданного в доверительное управление
2. Срок действия договора доверительного управления
3. Согласование в договоре доверительного управления условия о вознаграждении управляющего

1. Последствия заключения договора с нарушением правил индивидуализации имущества, переданного в доверительное управление

В качестве существенных условий договора доверительного управления в ст. 1016 ГК РФ закреплены следующие:
- состав имущества, передаваемого в доверительное управление;
- наименование юридического лица или имя гражданина, в интересах которых осуществляется управление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя);
- размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором;
- срок действия договора.
Пункт 1 ст. 1016 ГК РФ не устанавливает, какой объем информации о составе имущества должен быть указан в договоре доверительного управления имуществом. В связи с этим при применении данной нормы в судебной практике возникает вопрос о порядке индивидуализации имущества, переданного в управление.

1.1. Вывод из судебной практики: При отсутствии в договоре доверительного управления данных, позволяющих определенно установить имущество, договор признается незаключенным.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд указал на отсутствие в договоре данных о месте нахождения и площади переданного в доверительное управление имущества.

Постановление ФАС Поволжского округа от 15.04.2009 по делу N А65-11349/2008
"...Также суды пришли к правомерному выводу о признании незаключенным договора доверительного управления имуществом от 01.04.2006 N 2 между исполнительным комитетом муниципального образования город Набережные Челны (учредитель управления) и истцом (доверительный управляющий), согласно пункту 1.1 которого учредитель управления передал истцу в доверительное управление подземные пешеходные переходы в соответствии с перечнем имущества (приложение N 1) и актом приема-передачи имущества (приложение N 2), являющимися неотъемлемой частью договора.
Согласно пункту 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя) (пункт 1 статьи 1012 ГК РФ).
Как видно из представленного в материалы дела договора от 01.04.2006 N 2 он не содержит данных, позволяющих определенно установить имущество (местонахождение подземного перехода, его площадь), подлежащее передаче доверительному управляющему в качестве объекта доверительного управления. Между тем, при отсутствии этих данных в договоре доверительного управления имуществом условие о предмете договора считается несогласованным, а сам договор незаключенным (пункт 1 статья 1016 ГК РФ).
При таких обстоятельствах, суды первой и апелляционной инстанции пришли к правомерному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных исковых требований..."

Аналогичная судебная практика:
Уральский округ

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд указал на отсутствие в договоре данных о месте нахождения, стоимости и других индивидуализирующих признаков переданного в доверительное управление имущества.

Постановление ФАС Уральского округа от 13.10.2004 N Ф09-3388/04-ГК по делу N А07-8875/04-Г-ШЗФ
"...Прокуратура Республики Башкортостан на основании статьи 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обратилась в арбитражный суд Республики Башкортостан с иском к Комитету по управлению муниципальной собственностью Зианчуринского района, ООО "Зианчурагазспецстрой" о признании недействительным договора N 1ДУ от 08.01.2004 о передаче недвижимого имущества в доверительное управление и о применении последствий недействительности сделки в виде возврата Комитету по управлению муниципальной собственностью Зианчуринского района недвижимого имущества: здания конторы общей площадью 180 кв. м, гаража общей площадью 225 кв. м, склада общей площадью 206 кв. м.
По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя) (пункт 1 статья 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Как видно из представленного сторонами договора N 1ДУ от 08.01.2004 он не содержит данных, позволяющих определенно установить имущество (местонахождение, стоимость и другие индивидуализирующие признаки), подлежащее передаче доверительному управляющему в качестве объекта доверительного управления. Между тем, при отсутствии этих данных в договоре доверительного управления имуществом условие о предмете договора считается несогласованным, а сам договор незаключенным (пункт 1 статья 1016 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Поскольку незаключенный договор не подлежит оценке на предмет действительности (недействительности), решение арбитражного суда об отказе в иске является правильным, соответствует обстоятельствам дела и требованиям закона..."

2. Срок действия договора доверительного управления

К числу существенных условий договора доверительного управления имуществом в соответствии с п. 1 ст. 1016 ГК РФ относится срок действия договора. При этом максимальный срок, на который может быть заключен такой договор, составляет пять лет (п. 2 ст. 1016 ГК РФ). Вместе с тем для отдельных видов имущества законом могут быть установлены иные предельные сроки.
Так, в отношении средств пенсионных накоплений договор доверительного управления может быть заключен на срок не более 15 лет (п. 13 ст. 36.13 Федерального закона от 07.05.1998 N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах"), п. 14 ст. 18 Федерального закона от 24.07.2002 N 111-ФЗ "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации").
Срок действия договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом не должен превышать 15 лет с начала его формирования (ст. 12 Федерального закона от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах").
В отношении накоплений для жилищного обеспечения договор управления заключается на три года с правом его продления (ст. 17 Федерального закона от 20.08.2004 N 117-ФЗ "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих").
Статьей 19 Федерального закона от 11.11.2003 N 152-ФЗ "Об ипотечных ценных бумагах" установлено, что срок действия договора доверительного управления ипотечным покрытием не должен составлять менее года и более 40 лет.
На практике возникают споры о возможности определения срока доверительного управления указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Этот вопрос является актуальным, поскольку ненадлежащее согласование срока является основанием для признания договора незаключенным.
Следует отметить, что событие, обладающее признаком неизбежности, не зависит от воли и действий сторон (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66).
Кроме того, на практике возникают споры относительно порядка продления срока действия договора доверительного управления в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 1016 ГК РФ.

2.1. Вывод из судебной практики: Срок действия договора доверительного управления имуществом может быть установлен указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 15.10.2002 N КГ-А40/6984-02
"...Из материалов дела следует и судом установлено, что при заключении договора доверительного управления N 01-10-399 от 24.04.98 стороны установили срок действия договора в ст. V. Стороны при заключении договора доверительного управления N 01-10/399 от 24.04.98 установили в статье V "Срок действия договора", что договор вступает в силу с даты его подписания Сторонами и действует на срок закрепления акций, указанных в п. 1.2 в федеральной собственности, что соответствует положениям вышеупомянутого Указа и не противоречит положениям ст. 190 ГК РФ, в которой предусмотрено, что срок действия договора может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Таким образом, срок действия договора не мог превышать трех лет, в течение которых акции находились в федеральной собственности.
По истечении срока действия договора прекратились обязательственные отношения сторон, что подтверждается направленными в адрес ответчика письмами с просьбой оформить передаточные распоряжения для зачисления акций на счета истца.
Кассационной инстанцией не усматривается нарушений применения норм материального и процессуального права, допущенных судом при принятии обжалуемого судебного акта и могущих служить основанием для его отмены..."

2.2. Вывод из судебной практики: Для продления в соответствии с п. 2 ст. 1016 ГК РФ договора доверительного управления не требуется обращения управляющего к учредителю управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.03.2012 по делу N А33-18743/2010
"...С учетом общего смысла норм права, изложенных в главе 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, под доверительным управлением законодатель понимает длящееся использование вверенного управляющему имущества в интересах собственника посредством осуществления ряда юридических и фактических действий в пределах определенного срока, по истечении которого предполагается возврат имущества собственнику.
В соответствии с частью 1 статьи 1016 Гражданского кодекса Российской Федерации срок действия договора доверительного управления имуществом, наряду с предметом договора, относится к существенным условиям этого договора.
Часть 2 статьи 1016 Гражданского кодекса Российской Федерации, подчеркивая длящийся характер правоотношений по договору доверительного управления имуществом, устанавливает, что при отсутствии заявления одной из сторон о прекращении договора по окончании срока его действия он считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, какие были предусмотрены договором.
Следовательно, для продления договора доверительного управления (являющегося срочным) управляющему нет надобности обращаться с соответствующей просьбой к учредителю. Наоборот, определенные действия обеих сторон потребуются для того, чтобы прекратить договор. Такая особенность конструкции доверительного управления объясняется сущностью взаимоотношений сторон, поскольку, как уже отмечалось, управление имуществом - как правило, непрерывный процесс, требующий постоянного внимания. Прекращение управления связано с возможными потерями в доходах от переданного в управление имущества. Именно поэтому для прекращения отношений в связи с окончанием срока договора необходима инициатива одной из сторон договора, а при отсутствии таковой договор считается продленным.
В материалах дела отсутствуют доказательства того, что стороны договора доверительного управления заявляли о прекращении данного договора по окончании срока его действия, в связи с чем довод МКУ "УКС" об отсутствии полномочий у Цехоновского А.Н. на подписание заявления о фальсификации доказательств в связи с прекращением действия договора от 22.10.2010 по истечении указанного в нем срока, подлежит отклонению..."

2.3. Вывод из судебной практики: Срок действия договора доверительного управления морским судном не должен превышать пяти лет.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.06.2007 N Ф08-2783/2007-1286А по делу N А32-61811/2005-12/1227
"...Согласно статье 14 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации собственник вправе передать судно доверительному управляющему по договору доверительного управления на срок, не превышающий пяти лет, для осуществления управления судном за вознаграждение в интересах собственника.
В подобной ситуации именно доверительный управляющий будет являться судовладельцем, который может либо непосредственно выступать в роли перевозчика пассажиров и грузов, либо наделить такой возможностью иных лиц, заключив, к примеру, договор фрахтования судна на время (тайм-чартер или бербоут-чартер)..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25.12.2006 N Ф08-6711/2006-2777А по делу N А32-3116/2006-52/106
"...Согласно статье 14 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации собственник вправе передать судно доверительному управляющему по договору доверительного управления на срок, не превышающий пяти лет, для осуществления управления судном за вознаграждение в интересах собственника.
В подобной ситуации именно доверительный управляющий будет являться судовладельцем, который может либо непосредственно выступать в роли перевозчика пассажиров и грузов, либо наделить такой возможностью иных лиц, заключив, к примеру, договор фрахтования судна на время (тайм-чартер или бербоут-чартер)..."

3. Согласование в договоре доверительного управления условия о вознаграждении управляющего

Условие о размере и форме вознаграждения доверительного управляющего, если выплата вознаграждения предусмотрена договором, является существенным для договора доверительного управления (п. 1 ст. 1016 ГК РФ).
Поскольку обязанностью доверительного управляющего является управление имуществом в интересах учредителя управления (выгодоприобретателя) (п. 1 ст. 1012 ГК РФ), зачастую в договоре вознаграждение устанавливается в процентном отношении к доходу, полученному по результатам управления.
В судебной практике возникает вопрос о допустимости установления вознаграждения указанным образом и о согласованности такого условия договора.
При разрешении этих споров необходимо учитывать положения специальных законов, регулирующих отношения по доверительному управлению конкретным видом имущества и закрепляющих особенности установления в договоре доверительного управления условий о вознаграждении управляющего. К числу таких законов относятся, в частности, Федеральный закон от 07.05.1998 N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах", Федеральный закон от 24.07.2002 N 111-ФЗ "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации".

3.1. Вывод из судебной практики: Вознаграждение доверительного управляющего может быть установлено в процентном соотношении к доходу от управления имуществом.

Примечание: В приведенных ниже Постановлениях суды при исчислении суммы вознаграждения учитывали условия договоров доверительного управления, содержащих различные способы определения дохода.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 26.01.2009 N Ф09-10546/08-С6 по делу N А50-6749/2008
"...Как установлено судами и подтверждается материалами дела, обществом "Фонд профсоюзного имущества" (учредитель управления) и обществом "Уютжилсервис" (доверительный управляющий) подписан договор доверительного управления имуществом от 06.03.2007, в соответствии с условиями которого общество "Фонд профсоюзного имущества" передало обществу "Уютжилсервис" в управление недвижимое имущество, расположенное на земельном участке, находящемся по адресу: г. Пермь, ул. Академика Вавилова, д. 8, в квартале N 812: 3-этажное кирпичное здание Дома Спорта "Спартак" общей площадью 2387,5 кв. м с подвалом и 1-этажное кирпичное здание гаража общей площадью 554,5 кв. м на срок до 01.03.2008. Указанное имущество передано по акту приема-передачи от 06.03.2007.
Разделом 3 названного договора предусмотрено, что доверительный управляющий возмещает за счет доходов от использования имущества произведенные им необходимые расходы по исполнению данного договора. В случае превышения сумм доходов, полученных от управления имуществом, над понесенными в связи с этим расходами вознаграждение обществу "Уютжилстрой" удерживается им по окончании договора доверительного управления за счет доходов от имущества, переданного в доверительное управление, в размере 10% от вышеуказанной разницы в период действия договора.
Общество "Фонд профсоюзного имущества", ссылаясь на то, что названный договор не содержит существенного условия о вознаграждении доверительного управляющего, а именно - о размере, денежной единице, сроках и порядке выплаты такого вознаграждения, а также в договоре не указан в полном объеме состав имущества, переданного в доверительное управление, отсутствует наименование единицы измерения площади земельного участка, на котором расположены объекты недвижимости, обратилось с требованием о признании договора доверительного управления незаключенным.
Положениями п. 1 ст. 1016 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к существенным условиям договора доверительного управления относятся, в частности, состав имущества, переданного в доверительное управление, а также размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором.
В соответствии со ст. 1023 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом, а также на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении имуществом, за счет доходов от использования этого имущества.
Суд апелляционной инстанции, руководствуясь ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, проанализировал условия договора доверительного управления от 06.03.2007 и пришел к выводу о том, что при его заключении сторонами не нарушены положения гл. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой закреплены требования, предъявляемые к договору доверительного управления имуществом. Суд отметил, что существенные условия о форме и размере вознаграждения доверительному управляющему согласованы сторонами в разд. 3 названного договора, и предусмотренный условиями договора способ определения и выплаты вознаграждения доверительному управляющему не противоречит ст. 1012, 1016, 1023 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 23.09.2011 по делу N А40-35066/10-1-202
"...Как усматривается из материалов дела и установлено судами, между ОАО УК "Ингосстрах-Инвестиции" (Управляющая компания) и НПФ "Стройкомплекс" (Фонд) заключен договор доверительного управления средствами пенсионных накоплений от 02 марта 2007 года N ДУ-ПН-1/2007, в соответствии с условиями которого Фонд передает Управляющей компании в доверительное управление средства пенсионных накоплений, а Управляющая компания обязуется осуществлять управление ими в целях обеспечения права застрахованных лиц на получение накопительной части трудовой пенсии.
Фондом в адрес Управляющей компании 15 июня 2009 года направлено уведомление о расторжении указанного договора, а 14 августа 2009 года сторонами был подписан итоговый акт о передаче средств пенсионных накоплений в соответствии с договором N ДУ-ПН-1/2007.
Судами установлено, что 02 ноября 2009 года истцом в адрес ответчика был направлен проект акта сверки взаимных расчетов, в пункте 3 которого указано, что вознаграждение за услуги Управляющей компании в соответствии с условиями договора за 2009 год составляет 2.323.755 руб. 06 коп., который ответчик подписать отказался, направив истцу 20 ноября 2009 года соответствующее письмо.
Между тем, согласно сведениям Отчета о доходах от инвестирования средств пенсионных накоплений за 2009 год, подтвержденным специализированным депозитарием Фонда ООО "СЗФК", доход от инвестирования средств пенсионных накоплений накопительным итогом с начала по конец 2009 года составил 23.321.379 руб. 13 коп. В соответствии с п. 48 договора сумма вознаграждения Управляющей компании составляет 10% размера доходов от инвестирования средств пенсионных накоплений, полученных Управляющей компанией за отчетный год, и начисляется по итогам этого года.
Согласно расчету истца размер вознаграждения за период фактического осуществления доверительного управления составил 2 332 137 руб. 91 коп. Выставленный истцом счет от 31.12.2009 N 227 на сумму 2.332.137 руб. 91 коп. НПФ "Стройкомплекс" не оплачен.
В соответствии со статьей 1023 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом, а также на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении имуществом, за счет доходов от использования этого имущества.
Поскольку ответчик вознаграждение истцу в размере, установленном пунктом 48 договора, не уплатил, суды пришли к правомерному выводу о взыскании с НПФ "Стройкомплекс" вознаграждения в заявленной им сумме..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 01.10.2008 N Ф09-6900/08-С4 по делу N А76-1465/2008-24-185
"...На основании договора доверительного управления от 24.07.2006, заключенного между Мурзиным М.С. (учредитель), являющимся участником общества "Кусинское ДРСУ", и обществом "Профинвестсервис" (управляющий), учредитель передал управляющему принадлежащее ему на праве собственности имущество - долю в уставном капитале общества "Кусинское ДРСУ" в размере 7,1% от уставного капитала общества в доверительное управление, а управляющий обязался осуществлять управление переданным ему имуществом в интересах учредителя (п. 1.1 договора).
Размер вознаграждения доверительного управляющего согласован сторонами в сумме 1% от общего дохода, полученного в результате доверительного управления (п. 3.3 договора).
В соответствии со ст. 1016 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре доверительного управления имуществом должны быть указаны: состав имущества, передаваемого в доверительное управление; наименование юридического лица или имя гражданина, в интересах которых осуществляется управление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя); размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором; срок действия договора.
Поскольку материалами дела подтверждается согласование сторонами при заключении договора доверительного управления имуществом от 24.07.2006 N 13-1 всех названных в законе условий, обязательных для данного вида договоров, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для признания указанного договора незаключенным.
При данных обстоятельствах решение Арбитражного суда Челябинской области от 27.05.2008 является законным и отмене не подлежит, оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется..."

Статья 1017. Форма договора доверительного управления имуществом


Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 1017 ГК РФ

1. Государственная регистрация передачи недвижимого имущества в доверительное управление
2. Последствия отсутствия государственной регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление
3. Государственная регистрация договора доверительного управления недвижимым имуществом и его расторжения

1. Государственная регистрация передачи недвижимого имущества в доверительное управление

В судебной практике возникает значительное количество споров при применении п. 2 ст. 1017 ГК РФ. В соответствии с этой нормой передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
Требование о государственной регистрации передачи имущества в доверительное управление установлено также в Федеральном законе от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". В частности, в соответствии с п. 1 ст. 4 этого Закона государственной регистрации подлежат ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество, в том числе доверительное управление.
Принимая решение об обоснованности, или напротив необоснованности заявленных требований, суды при толковании п. 2 ст. 1017 ГК РФ в одних случаях исходят из необходимости государственной регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управления, в других - самого договора.
Кроме того, несмотря на прямое указание в законе на необходимость государственной регистрации передачи имущества в доверительное управление, на практике участники отношений зачастую не обращаются в уполномоченный орган с заявлением о такой регистрации, что порождает в судебной практике споры относительно возможности предъявления в суд требований о понуждении учредителя управления провести государственную регистрацию передачи имущества в доверительное управление, притом что конструкция договора доверительного управления в соответствии с п. 1 ст. 1012 ГК РФ сформулирована по типу реального договора.
По вопросу о моменте, с которого договор доверительного управления является заключенным, см. материалы к п. 1 ст. 1012 ГК РФ.
Также следует отметить возникающие споры относительно необходимости государственной регистрации передачи в доверительное управление судна.
Пункт 1 ст. 130 ГК РФ относит воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания к недвижимым вещам, подлежащим государственной регистрации.
Однако ст. 4 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" предусмотрено, что государственной регистрации подлежат права собственности и другие вещные права на недвижимое имущество и сделки с ним в соответствии со ст. ст. 130, 131, 132 и 164 ГК РФ, за исключением прав на воздушные и морские суда внутреннего плавания и космические объекты.
В то же время передача судна в доверительное управление подлежит обязательной государственной регистрации в Государственном судовом реестре, Российском международном реестре судов или реестре маломерных судов (п. 4 ст. 15 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ).

1.1. Вывод из судебной практики: Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации.

Примечание: Позиция, согласно которой заключение договора доверительного управления, в частности имуществом подопечного (ст. 38 ГК РФ), влечет необходимость государственной регистрации не договора, а передачи имущества в доверительное управление, содержится также в Обзоре судебной практики рассмотрения судами Кемеровской области дел о признании недействительными сделок с недвижимостью и применении Закона РФ N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" от 01.12.2004 N 01-19/130.
По вопросу о государственной регистрации в ЕГРП ограничений (обременений) в виде доверительного управления см. материалы п. 1.2 к ст. 1017 ГК РФ. Позиция, касающаяся того, что государственной регистрации подлежит договор доверительного управления имуществом, изложена в Постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 10.10.2011 по делу N А46-15716/2010; ФАС Уральского округа от 15.03.2011 N Ф09-1085/11-С6 по делу N А47-4774/2010; ФАС Уральского округа от 09.02.2011 N Ф09-11521/10-С6 по делу N А47-8395/2009; ФАС Уральского округа от 08.12.2009 N Ф09-9801/09-С5 по делу N А60-15216/2009-С3; ФАС Уральского округа от 19.03.2008 N Ф09-1637/08-С6 по делу N А50-10755/07; ФАС Уральского округа от 02.07.2007 N Ф09-7656/07-С3 по делу N А76-2334/05; ФАС Центрального округа от 28.10.2004 N А14-4929-04/202/22.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 17.04.2001 N 2554/99 по делу N 2598/98-5
"...Содержащиеся в принятых по делу судебных актах выводы о том, что договор доверительного управления имуществом требовал государственной регистрации, не соответствуют пункту 2 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающему государственную регистрацию передачи в доверительное управление только недвижимого имущества.
...решение от 23.09.98, постановление апелляционной инстанции от 12.11.98 Арбитражного суда Саратовской области по делу N 2598/98-5 и постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 02.03.99 по тому же делу отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Саратовской области..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 03.03.2011 N ВАС-1825/11 по делу N А71-2715/2010-А31
"...Суды установили, что обществом по договору от 21.04.2009 переданы в доверительное управление Дочернему обществу с ограниченной ответственностью "ИРЗ ОКС" 54 объекта, указанные в приложении N 1 к договору.
Стороны указанного договора 23.04.2009 обратились в управление Росреестра с заявлением о государственной регистрации ограничений (обременения) права в виде доверительного управления, приложив названный договор и платежное поручение от 25.12.2007 на сумму 7 500 руб. об уплате госпошлины.
В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" наряду с государственной регистрацией вещных прав на недвижимое имущество подлежат государственной регистрации ограничения (обременения) прав на него, в том числе сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда.
Согласно пункту 2 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации договор доверительного управления недвижимым имуществом должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества. Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
Таким образом, суды, руководствуясь указанными нормами, исходили из того, что передача недвижимого имущества в доверительное управление, подлежит государственной регистрации в силу указания закона и за совершение этой регистрации предусмотрена госпошлина в размере 7 500 руб. в соответствии с подпунктом 22 пункта 1 статьи 333.33 Налогового кодекса Российской Федерации.
...в передаче дела N А71-2715/2010-А31 в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда Удмуртской Республики от 17.05.2010, постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.07.2010, постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.11.2010 отказать..."

Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.05.2010 по делу N А10-2388/2009
"...Согласно пункту 2 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации, корреспондирующего с правилами пункта 1 статьи 4 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" от 21.07.1997 N 122-ФЗ, договоры доверительного управления недвижимым имуществом должны быть заключены в письменной форме, а передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
Аналогичная правовая позиция относительно регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление была выражена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.04.2001 N 2554/99.
Государственная регистрация передачи имущества в доверительное управление должна заканчиваться внесением записи об этом в Единый государственный реестр прав и удостоверяется штампом регистрационной надписи на оригинале договора доверительного управления имуществом (пункты 77 и 78 Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 18.02.1998 N 219).
В соответствии с пунктом 3 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение формы договора доверительного управления имуществом или требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора.
Установив отсутствие записи в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации передачи спорных объектов электросетевого хозяйства, являющихся предметом договора доверительного управления от 01.01.2008, апелляционный суд правомерно указал на недействительность указанного договора..."

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.02.2008 N А78-1091/07-С1-3/59-Ф02-428/08 по делу N А78-1091/07-С1-3/59
"...Как следует из материалов дела, по договору доверительного управления недвижимым имуществом от 01.09.2005 администрация муниципального образования Балейского района предоставила в доверительное управление предпринимателю Лескову А.М. технологическое оборудование и помещение котельной по ул. Профсоюзной 5 в г. Балее.
Отсутствие государственной регистрации передачи котельной муниципальным образованием в доверительное управление истца в силу статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет недействительность договора доверительного управления.
По результатам рассмотрения кассационной жалобы Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что решение от 27 июля 2007 года и постановление от 22 октября 2007 года принято в соответствии с действующим законодательством, основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют..."

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.12.2005 N А10-2072/05-Ф02-5609/05-С2
"...9 января 2002 года между КУМИ Северо-Байкальского района и ЭСПКХ "Байкальский" в лице его директора Боярченко Н.И., действовавшего на основании Устава, заключен договор доверительного управления имуществом, утвержденный главой администрации местного самоуправления Северо-Байкальского района, по условиям которого первый, именуемый в договоре учредителем управления, обязался передать второму, именуемому доверительным управляющим, на определенный срок имущество в доверительное управление, а доверительный управляющий обязался, в свою очередь, осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления (далее - договор от 9 января 2002 года).
Объектом оспариваемого договора, как следует из его содержания, является не только недвижимое, но и движимое и имущество (л.д. 9 - 27).
Сделка признана недействительной в силу ничтожности по причине отсутствия в материалах дела доказательств, свидетельствующих о государственной регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора.
Делая вывод о недействительности оспариваемого договора в целом на основании пункта 3 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд не применил подлежащие применению положения статьи 180 Гражданского кодекса Российской Федерации для выяснения вопроса о действительности (недействительности) сделки в отношении движимого имущества.
Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 22 августа 2005 года по делу N А10-2072/05 отменить, дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию того же арбитражного суда..."

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.09.2005 N А19-31891/04-9-Ф02-4244/05-С2
"...1 июля 2002 года между администрацией города Ангарска (учредитель управления) и ООО "Секом-холдинг" (управляющая компания) заключен договор доверительного управления недвижимым имуществом N 2, в соответствии с условиями которого учредитель управления передал управляющей компании в доверительное управление недвижимое имущество - жилищный фонд со сложившейся инфраструктурой (м/р 17 и 17а) в городе Ангарске, а управляющая компания обязалась осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (л.д. 28 - 30, т. 1).
В соответствии с пунктом 3 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора.
Выселяя истца из занимаемого нежилого помещения и мотивируя свои действия недействительностью договора доверительного управления имуществом N 2 от 01.07.2002, как следствие отсутствием у истца каких-либо прав на спорное нежилое помещение, ответчик правомерно реализовал самостоятельный способ защиты гражданских прав, предусмотренный положениями статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации в форме самозащиты гражданских прав..."

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.03.2005 N А10-6381/04-15-Ф02-1057/05-С2
"...Как видно из материалов дела, 29 ноября 2004 года в суд поступило ходатайство от ООО "ТД "Татарстан" следующего содержания: "Руководствуясь гл. 8 АПК РФ в качестве обеспечительных мер по настоящему иску, просим арбитражный суд приостановить регистрацию расторжения договора доверительного управления между Комитетом по управлению имуществом г. У-Удэ и ОАО "У-У управляющая компания" в органах Учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество" (л.д. 53).
В соответствии с частью 3 статьи 93 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в обеспечении иска может быть отказано, если отсутствуют предусмотренные статьей 90 настоящего Кодекса основания для принятия обеспечительных мер.
Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним регулируется Федеральным законом "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" N 122-ФЗ от 21.07.1997. В силу статьи 2 названного Закона, государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения) перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.
Для договора доверительного управления Гражданский кодекс Российской Федерации устанавливает регистрацию передачи недвижимого имущества в доверительное управление (пункт 3 статьи 1017). Статья 30 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" устанавливает, что любые права на недвижимое имущество, связанные с распоряжением им на условиях доверительного управления или опеки, должны регистрироваться только на основании документов, определяющих такие отношения, в том числе на основании договоров или решения суда.
Указанные Законы не содержат положений о регистрации договора доверительного управления, а также его расторжения. Кроме того, ни Гражданский кодекс Российской Федерации, ни Федеральный закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" не регулируют процедуру государственной регистрации прекращения обременения. Обеспечительная мера, направленная на приостановление внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество записи о прекращении обременения по договору доверительного управления имуществом, не отвечает действиям, осуществляемым органами по государственной регистрации прав в связи с прекращением соответствующего договора доверительного управления (пункты 17, 62, 65 Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 18.02.1998 (в редакции постановлений Правительства от 23.12.1999 N 1429, от 03.10.2002 N 731), и не может сохранить ранее существующее положение.
Поскольку ходатайство истца не содержит обоснования причины обращения за обеспечением иска, не соответствует требованиям части 2 статьи 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и требуемая в качестве обеспечения иска мера не связана с заявленными исковыми требованиями, оснований для его удовлетворения не имеется..."

Дальневосточный округ

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 06.09.2011 N Ф03-4112/2011 по делу N А51-11667/2010
"...04.05.2010 ООО "Владком" (общество) и ООО "Дайлин-ДВ" (управляющая компания) заключили договор доверительного управления имуществом N 1, согласно которому общество обязалось передать управляющей компании принадлежащее ему на праве собственности вышеназванное недвижимое имущество в управление, а управляющая компания - осуществлять управление этим имуществом в интересах общества с целью организации деятельности розничного рынка, организации и осуществления деятельности по продаже товаров. Настоящий договор заключен сроком на 5 лет.
Согласно пункту 2 статьи 1017 ГК РФ договоры доверительного управления недвижимым имуществом должны быть заключены в письменной форме, а передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
При этом несоблюдение формы договора доверительного управления имуществом или требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора (пункт 3 статьи 1017 ГК РФ).
На основе оценки представленных в дело доказательств в их совокупности и взаимосвязи арбитражные суды установили, что государственная регистрация передачи недвижимого имущества, являющегося предметом договора от 04.05.2010, в доверительное управление вопреки требованиям статьи 1017 ГК РФ ответчиком не произведена. Каких-либо действий по государственной регистрации передачи спорного имущества в доверительное управление ООО "Дайлин-ДВ" в нарушение пункта 9.3 договора от 04.05.2010 не предпринимало.
В этой связи суды обеих инстанций сделали соответствующий пункту 3 статьи 1017 ГК РФ вывод о недействительности договора доверительного управления имуществом от 04.05.2010.
С учетом изложенного решение и постановление апелляционного суда отмене, а кассационная жалоба - удовлетворению не подлежат..."

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 07.04.2010 по делу N А55-14566/2009
"...Пунктом 2 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), пунктом 1 статьи 4 Федерального закона Российской Федерации от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" предусмотрено, что передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации.
Таким образом, передача соответствующего имущества доверительному управляющему может считаться состоявшейся в момент ее государственной регистрации.
Поскольку предметом договора доверительного управления от 17.02.1996 является, в том числе и нежилое здание (баня), расположенное по адресу: Самарская область, г. Нефтегорск, ул. Спортивная, д. 14, доверительное управление этим объектом подлежало государственной регистрации.
В силу пункта 3 статьи 1017 ГК РФ несоблюдение требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора.
Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждено, что такая государственная регистрация не производилась, следовательно, договор доверительного управления с 17.02.1996 недействителен в части передачи в доверительное управление заявителя нежилого здания (баня), расположенного по адресу: Самарская область, г. Нефтегорск, ул. Спортивная, д. 14.
Таким образом, принятые по делу судебные акты следует признать основанными на надлежащем исследовании и оценке имеющихся в деле доказательств и правильном применении норм материального и процессуального права..."

Постановление ФАС Поволжского округа от 24.01.2008 по делу N А49-2407/06-84/24
"...Впоследствии между Конновым С.В., Беляковым М.В., Городничим В.В. (далее - граждане) и предпринимателем Филькиным О.А. был заключен договор доверительного управления от 8.02.2006, согласно условиям которого граждане передали предпринимателю (доверительному управляющему) недвижимое имущество - нежилое здание общей площадью 1.381,1 кв. метров, расположенное по адресу: город Пенза, улица Складская, 19.
Пунктом 2 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации корреспондирующей с правилами пункта 1 статьи 4 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" от 21.07.1997 N 122-ФЗ (в редакции от 23.11.2007) предусмотрено, что договоры доверительного управления недвижимым имуществом должны быть заключены в письменной форме, а передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество
Предметом договора доверительного управления, заключенного между гражданами и доверительным управляющим, является нежилое здание общей площадью 1.381,1 кв. метров, которое относится к объекту недвижимости по фактическим и юридическим свойствам.
Таким образом, передача соответствующего имущества доверительному управляющему, может считаться состоявшейся в момент ее государственной регистрации.
Однако судебные инстанции не учли, что договор доверительного управления считается заключенным не с момента его подписания сторонами, а после передачи имущества управляющему, которая удостоверяется государственной регистрацией.
При таких обстоятельствах, судебные акты подлежат отмене, как принятые по неполно исследованным обстоятельствам..."

Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29.06.2011 по делу N А15-1751/2010
"...Как видно из материалов дела, 18.05.2000 общество и объединение заключили договор о передаче в доверительное управление имущества ДСОЛ "Орлиное гнездо", согласно которого объединение обязуется передать, а общество принять в доверительное управление имущество лагеря на срок 10 лет, договор вступает в силу с момента передачи имущества обществу путем подписания двустороннего приемо-сдаточного акта по каждому конкретному объекту (статьи 2, 4 договора). Пунктом 6 договора установлено, что доверительный управляющий получает возмещение понесенных им расходов, связанных с осуществлением его прав и обязанностей, вытекающих из договора в пределах доходов, получаемых в силу распоряжения имуществом, переданного ему в доверительное управление, имеет право на возмещение стоимости понесенных им расходов, связанных с осуществлением реконструкции, капитальных ремонтов и строительства, а также расходов, связанных с увеличением основных средств объединения (т. 1, л.д. 20, 21).
Пунктом 2 статьи 1017 Кодекса, пунктом 1 статьи 4 Федерального закона Российской Федерации от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" предусмотрено, что договоры доверительного управления недвижимым имуществом должны быть заключены в письменной форме, а передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
Аналогичная правовая позиция относительно регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление выражена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.04.2001 N 2554/99, определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.03.2011 N ВАС-1825/11.
Таким образом, передача соответствующего имущества доверительному управляющему может считаться состоявшейся в момент ее государственной регистрации.
Поскольку предметом договора от 18.05.2000 является недвижимое имущество, его передача в доверительное управление подлежала государственной регистрации.
В силу пункта 3 статьи 1017 Кодекса несоблюдение требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора.
Судами установлено, что такая государственная регистрация не производилась, следовательно, договор от 18.05.2000 является ничтожной сделкой..."

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.01.2004 N Ф08-5358/2003
"...Как видно из материалов дела, ООО "Южно-Российская трастовая аграрная компания" обратилось к Учреждению юстиции с заявлением о государственной регистрации договора доверительного управления имуществом при множественности лиц на стороне учредителей управления от 28.04.2003. На стороне учредителей управления выступили собственники долей в праве общей собственности на земельный участок для сельскохозяйственного использования (по 2,6 га каждая). К заявлению были приложены договор доверительного управления имуществом от 28.04.2003 и свидетельства о государственной регистрации права собственности каждого владельца земельной доли.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
Из смысла приведенных норм следует, что государственной регистрации подлежит факт передачи недвижимого имущества в доверительное управление, что по существу является обременением указанного имущества правами третьего лица (доверительного управляющего)..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 17.03.2008 N Ф09-250/08-С6 по делу N А07-20761/06
"...Договор доверительного управления недвижимым имуществом должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества. Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество п. 2 ст. 1017 названного Кодекса).
Из материалов дела следует, что в отношении спорного имущества 07.12.2004 зарегистрировано ограничение (обременение) права собственности в виде доверительного управления, регистрация N 02-01/10-18/2004-168.
При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для признания недействительным договора от 10.06.2004 N 204/475ДУ о передаче государственного имущества в доверительное управление.
Обстоятельства дела исследованы судом апелляционной инстанции полно и всесторонне, спор разрешен в соответствии с требованиями действующего законодательства..."

Постановление ФАС Уральского округа от 11.04.2007 N Ф09-2494/07-С6 по делу N А50-17268/2006
"...Согласно п. 2 ст. 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
То есть договор доверительного управления недвижимым имуществом считается заключенным не с момента его подписания сторонами, а после передачи имущества доверительному управляющему при условии, что такая передача удостоверяется государственной регистрацией. Поскольку государственной регистрации передачи недвижимого имущества доверительному управляющему - обществу "КЭС-"Прикамье" - не произведено, следовательно, нельзя считать имущество переданным доверительному управляющему, а договор - заключенным..."

Постановление ФАС Уральского округа от 13.04.2006 N Ф09-2463/06-С3 по делу N А60-14848/05-С3
"...Как следует из материалов дела, на основании приказа Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области N 8994 от 28.05.2003 между ООО ЦКПМ "Химический завод" и Министерством был заключен договор доверительного управления государственным казенным недвижимым имуществом N ДУ-422/0508 от 28.05.2003, по которому ООО ЦКПМ "Химический завод" было передано в доверительное управление сроком на пять лет имущество, принадлежащее Российской Федерации и расположенное по адресу: Свердловская область, г. Реж, ул. Калинина, 6а.
В силу п. 2, 3 ст. 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество, несоблюдение данного требования влечет недействительность договора.
Судом установлено и материалами дела подтверждается, что при передаче объектов недвижимости в составе переданного в доверительное управление государственного имущества сторонами не соблюдены требования о государственной регистрации.
При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций обоснованно квалифицировали договор доверительного управления N ДУ-422/0508 от 28.05.2003 как ничтожный, поскольку он не соответствует требованиям, установленным ст. 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Постановление ФАС Уральского округа от 04.08.2003 N Ф09-1741/03-ГК по делу N А07-20193/02
"...Как следует из материалов дела, между сторонами 05.01.2000 был подписан договор доверительного управления недвижимым имуществом, в соответствии с которым ОАО "Башстройтранс" (учредитель управления) передает ООО "АТП N 3" ОАО "Башстройтранс" (управляющий) основные средства: здания, сооружения, транспортные средства, машины и оборудование согласно реестру (перечню) к договору.
В силу п. 2 ст. 1017 ГК РФ передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество. Несоблюдение формы договора доверительного управления имуществом или требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора (п. 3 ст. 1017 ГК РФ).
Поскольку государственная регистрация передачи недвижимого имущества в доверительное управление не была осуществлена, суд первой инстанции, отказывая в иске, обоснованно пришел к выводу о недействительности договора от 05.01.2000 в силу ст. 168 ГК РФ, указав на правомерность возвращения имущества собственнику по акту от 26.12.01 (ст. 167 ГК РФ)..."

1.2. Вывод из судебной практики: Передача имущества в доверительное управление регистрируется в ЕГРП как обременение.

Примечание: По вопросу о правовых последствиях отсутствия государственной регистрации ограничения (обременения) недвижимого имущества в связи с передачей его в доверительное управление см. материалы темы 2 к ст. 1017 ГК РФ.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 03.03.2011 N ВАС-1825/11 по делу N А71-2715/2010-А31
"...Суды установили, что обществом по договору от 21.04.2009 переданы в доверительное управление Дочернему обществу с ограниченной ответственностью "ИРЗ ОКС" 54 объекта, указанные в приложении N 1 к договору.
Стороны указанного договора 23.04.2009 обратились в управление Росреестра с заявлением о государственной регистрации ограничений (обременения) права в виде доверительного управления, приложив названный договор и платежное поручение от 25.12.2007 на сумму 7 500 руб. об уплате госпошлины.
Управлением Росреестра проведена государственная регистрация ограничения (обременения) в виде доверительного управления сроком на 5 лет в пользу дочернего общества с ограниченной ответственностью "ИРЗ ОКС" на один объект недвижимости (автостоянку).
Общество, указывая на то, что государственная пошлина на сумму 7 500 руб. была им уплачена ошибочно, поскольку законодательством не предусмотрена уплата госпошлины за регистрацию ограничения (обременения) доверительным управлением, обратилось в управление Росреестра с заявлением о возврате указанной госпошлины.
В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" наряду с государственной регистрацией вещных прав на недвижимое имущество подлежат государственной регистрации ограничения (обременения) прав на него, в том числе сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда.
Согласно положениям абзаца 4 статьи 1 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" ограничением (обременением) является наличие установленных законом или уполномоченными органами в предусмотренном законом порядке условий, запрещений, стесняющих правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества (сервитута, ипотеки, доверительного управления, аренды, концессионного соглашения, ареста имущества и других).
Согласно пункту 2 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации договор доверительного управления недвижимым имуществом должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества. Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
Таким образом, суды, руководствуясь указанными нормами, исходили из того, что передача недвижимого имущества в доверительное управление, подлежит государственной регистрации в силу указания закона и за совершение этой регистрации предусмотрена госпошлина в размере 7 500 руб. в соответствии с подпунктом 22 пункта 1 статьи 333.33 Налогового кодекса Российской Федерации..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.01.2004 N Ф08-5358/2003
"...Как видно из материалов дела, ООО "Южно-Российская трастовая аграрная компания" обратилось к Учреждению юстиции с заявлением о государственной регистрации договора доверительного управления имуществом при множественности лиц на стороне учредителей управления от 28.04.2003. На стороне учредителей управления выступили собственники долей в праве общей собственности на земельный участок для сельскохозяйственного использования (по 2,6 га каждая). К заявлению были приложены договор доверительного управления имуществом от 28.04.2003 и свидетельства о государственной регистрации права собственности каждого владельца земельной доли.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
Из смысла приведенных норм следует, что государственной регистрации подлежит факт передачи недвижимого имущества в доверительное управление, что по существу является обременением указанного имущества правами третьего лица (доверительного управляющего)..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 17.03.2008 N Ф09-250/08-С6 по делу N А07-20761/06
"...Договор доверительного управления недвижимым имуществом должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества. Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество п. 2 ст. 1017 названного Кодекса).
Из материалов дела следует, что в отношении спорного имущества 07.12.2004 зарегистрировано ограничение (обременение) права собственности в виде доверительного управления, регистрация N 02-01/10-18/2004-168.
При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для признания недействительным договора от 10.06.2004 N 204/475ДУ о передаче государственного имущества в доверительное управление.
Обстоятельства дела исследованы судом апелляционной инстанции полно и всесторонне, спор разрешен в соответствии с требованиями действующего законодательства..."

1.3. Вывод из судебной практики: Не подлежит государственной регистрации в ЕГРП передача в доверительное управление морского судна внутреннего плавания.

Примечание: Передача судна в доверительное управление подлежит обязательной государственной регистрации в Государственном судовом реестре, Российском международном реестре судов или реестре маломерных судов (п. 4 ст. 15 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ).

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.11.2007 по делу N А42-4294/2006
"...Из материалов дела видно, что Обществом (доверительный управляющий) с ООО "ИМГЕ ТРАНСФЛОТ" (учредитель) 07.07.01 и 30.06.03 заключены договоры доверительного управления имуществом - транспортно-рефрижераторным судном. В соответствии с условиями договора имущество передано в доверительное управление, отражено на отдельном балансе и по нему ведется самостоятельный учет. Для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением, открыт отдельный банковский счет.
В соответствии с пунктами 2 - 3 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации договор доверительного управления недвижимым имуществом должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества. Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество. Несоблюдение формы договора доверительного управления имуществом или требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора.
В силу статьи 550 Гражданского кодекса Российской Федерации договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.
Статьей 4 Закона Российской Федерации "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" предусмотрено, что государственной регистрации подлежат права собственности и другие вещные права на недвижимое имущество и сделки с ним в соответствии со статьями 130, 131, 132 и 164 Гражданского кодекса Российской Федерации, за исключением прав на воздушные и морские суда внутреннего плавания и космические объекты.
Таким образом, государственная регистрация прав на морское судно внутреннего плавания по договору доверительного управления не требуется..."

1.4. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий не вправе в судебном порядке требовать государственной регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении в качестве обоснования отказа от государственной регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление указано на недопустимость понуждения учредителя управления к заключению такого договора при отсутствии условий, указанных в п. 1 ст. 421 ГК РФ.

Постановление ФАС Уральского округа от 11.04.2007 N Ф09-2494/07-С6 по делу N А50-17268/2006
"...Как установлено судами, по договору от 30.12.2005 N 233/2005/ДУ обществу "КЭС-Прикамье" в доверительное управление передано муниципальное имущество, перечень которого указан в приложении к договору. Имущество передано по акту приема-передачи от 01.01.2006.
Уклонение ответчика от государственной регистрации перехода права на имущество, переданное в доверительное управление, послужило основанием для обращения общества "КЭС-Прикамье" в арбитражный суд с настоящим иском.
В силу п. 2 ст. 433 Гражданского кодекса Российской Федерации, если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи этого имущества (ст. 224 названного Кодекса).
Согласно п. 2 ст. 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
То есть договор доверительного управления недвижимым имуществом считается заключенным не с момента его подписания сторонами, а после передачи имущества доверительному управляющему при условии, что такая передача удостоверяется государственной регистрацией. Поскольку государственной регистрации передачи недвижимого имущества доверительному управляющему - обществу "КЭС-"Прикамье" - не произведено, следовательно, нельзя считать имущество переданным доверительному управляющему, а договор - заключенным.
В силу п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.
Понуждение учредителя управления - ответчика - к государственной регистрации передачи имущества доверительному управляющему означает понуждение учредителя управления к заключению договора доверительного управления имуществом, что недопустимо по причине отсутствия условий, предусмотренных п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

1.5. Вывод из судебной практики: Передача имущества в доверительное управление до государственной регистрации ограничения (обременения) в виде доверительного управления свидетельствует о начале исполнения договора ранее даты его заключения.

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 26.06.2007, 19.06.2007 N Ф03-А73/07-1/1656 по делу N А73-13761/2006-51
"...Как следует из материалов дела, 06.11.2003 Министерство имущественных отношений Хабаровского края (ныне функции в отношении федерального имущества переданы ТУ ФАУФИ по Хабаровскому краю) (учредитель управления) и НП "Хабаровская краевая организация переработчиков отходов производства и потребления" (доверительный управляющий) заключили договор доверительного управления, по условиям которого учредитель управления передает доверительному управляющему недвижимое имущество, расположенное по адресу: г. Хабаровск, ул. Запарина, 3, в доверительное управление, а доверительный управляющий обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления.
Арбитражным судом установлено, что имущество, являющееся предметом договора доверительного управления от 06.11.2003, передано партнерству 09.09.2003 (акт приема-передачи основных средств от 09.09.2003).
В связи с чем суд пришел к правильному выводу о том, что фактическое исполнение договора от 06.11.2003 началось ранее его подписания.
Исходя из изложенных обстоятельств, учитывая тот факт, что стороны, заключив договор от 06.11.2003, распространили его действие на правоотношения, возникшие до его подписания, суд пришел к обоснованному выводу о том, что срок исковой давности по оспариваемой сделке начал течь с 10.09.2003 (статья 191 ГК РФ) и истек 11.09.2006.
Несостоятелен довод ТУ ФАУФИ по Хабаровскому краю о том, что исполнение договора доверительного управления началось после регистрации права, то есть с 22.01.2004, в связи со следующим.
В соответствии с частью 2 статьи 1017 ГК РФ договор доверительного управления недвижимым имуществом должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества.
Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество.
По смыслу указанной правовой нормы государственной регистрации подлежит не сам договор, а передача имущества в доверительное управление. При этом действующее законодательство не содержит запрета на исполнение договора до государственной регистрации перехода имущества.
Наряду с указанным, судом учтено также то обстоятельство, что реальная передача доверительному управляющему недвижимого имущества, определенного договором доверительного управления от 06.11.2003, фактически дает основание считать договор заключенным и свидетельствует об исполнении его сторонами условий достигнутого соглашения.
Нарушений либо неправильного применения норм материального и процессуального права, в том числе являющихся безусловным основанием для отмены судебных актов, кассационной инстанцией не установлено..."

2. Последствия отсутствия государственной регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление

Гражданским законодательством установлено требование о государственной регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление (п. 2 ст. 1017 ГК РФ). Общим последствием несоблюдения этого требования является недействительность договора доверительного управления (п. 3 ст. 1017 ГК РФ).
В судебной практике возникают вопросы о правах и обязанностях сторон, связанных с фактическим исполнением недействительного договора, в частности вопрос о возврате имущества учредителю управления.

2.1. Вывод из судебной практики: При отсутствии государственной регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление учредитель управления вправе в досудебном порядке выселить доверительного управляющего из занимаемого помещения (объекта управления).

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.09.2005 N А19-31891/04-9-Ф02-4244/05-С2
"...Общество с ограниченной ответственностью (ООО) "Секом-холдинг" обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с иском к администрации Ангарского муниципального образования о признании незаконными действий по принудительному выселению из занимаемого нежилого помещения, расположенного по адресу: город Ангарск, м/р 17, дом 27, и о взыскании 2374995 рублей, составляющих сумму убытков, причиненных принудительным выселением.
1 июля 2002 года между администрацией города Ангарска (учредитель управления) и ООО "Секом-холдинг" (управляющая компания) заключен договор доверительного управления недвижимым имуществом N 2, в соответствии с условиями которого учредитель управления передал управляющей компании в доверительное управление недвижимое имущество - жилищный фонд со сложившейся инфраструктурой (м/р 17 и 17а) в городе Ангарске, а управляющая компания обязалась осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (л.д. 28 - 30, т. 1).
Истец пользовался помещением, расположенным по адресу: город Ангарск, м/р 17, дом 27, на 1 этаже дома.
21 октября 2004 года без предварительного предупреждения ООО "Секом-холдинг" выселено из занимаемого нежилого помещения, расположенного по адресу: Иркутская область, г. Ангарск, м/р 17, дом 27.
Необходимость выселения администрация Ангарского муниципального образования мотивировала тем, что отсутствие государственной регистрации передачи недвижимого имущества по договору доверительного управления N 2 от 01.07.2002 в силу статей 168, 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет его недействительность и в рамках правомочий, установленных статьей 14 Гражданского кодекса Российской Федерации, собственник имущества вправе принять меры для его возврата во владение.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора.
Из буквального содержания положений статей 11, 14 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что защита гражданских прав и интересов может осуществляться в трех формах: судебной, административной и в форме самозащиты.
Выселяя истца из занимаемого нежилого помещения и мотивируя свои действия недействительностью договора доверительного управления имуществом N 2 от 01.07.2002, как следствие отсутствием у истца каких-либо прав на спорное нежилое помещение, ответчик правомерно реализовал самостоятельный способ защиты гражданских прав, предусмотренный положениями статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации в форме самозащиты гражданских прав.
Избранный администрацией Ангарского муниципального образования способ защиты своих прав является правомерным, поскольку соразмерен нарушению, то есть отвечает требованиям абзаца 2 статьи 14 Гражданского кодекса Российской Федерации, охватывается правовым режимом защиты прав собственника от посягательств третьих лиц..."

2.2. Вывод из судебной практики: Если передача недвижимого имущества в доверительное управление не прошла государственную регистрацию, но в соответствующем договоре согласованы его существенные условия, соблюдена его форма, учредитель управления передал имущество, а доверительный управляющий принял его и договор исполнялся сторонами, то он действителен для сторон в их отношениях между собой и связывает их обязательством. В частности, доверительный управляющий обязан возвратить имущество учредителю управления в установленный договором срок.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 08.10.2013 N 5257/13 по делу N А07-5384/2012
"...Как установлено судами, между министерством (учредителем управления) и обществом "Центр малого бизнеса" (доверительным управляющим) заключен договор о передаче государственного имущества в доверительное управление от 31.07.2006 N 231/932 ДУ (далее - договор доверительного управления, договор), в соответствии с которым учредитель управления передает, а доверительный управляющий принимает в доверительное управление на срок с 10.07.2006 по 10.07.2011 государственное недвижимое имущество: пионерский лагерь "Парус", расположенный на левом берегу реки Белой, вверх по течению, в трех километрах от города Белорецка, рыночной стоимостью 3 468 000 рублей (далее - пионерский лагерь, спорный объект), для использования в целях проведения культурно-развлекательных и спортивно-оздоровительных мероприятий; 10.07.2006 составлен акт приема-передачи N 10.
Последствием передачи недвижимого имущества по договору доверительного управления от учредителя управления к доверительному управляющему без государственной регистрации в нарушение статьи 1017 Кодекса является то, что стороны договора не могут противопоставлять его добросовестным третьим лицам, ссылаться на него.
Обязанность доверительного управляющего возвратить имущество во владение учредителю управления в предусмотренный договором срок сохраняется. Поэтому нельзя считать, что в момент передачи владения имуществом по договору доверительного управления нарушаются права учредителя управления.
Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий..."

Аналогичная судебная практика:
Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 30.01.2014 N Ф09-14194/13 по делу N А07-4964/2013
"...На основании приказа министерства от 28.04.2007 N 72 обществу в доверительное управление сроком на 5 лет переданы нежилые помещения общей площадью 1250,6 кв. м, находящиеся на 1 этаже (номера помещений 3, 4, 5, 6, 7, 8) и 2, 3, 4 этажах в четырехэтажном административно-складском здании (литера А), расположенном по адресу: г. Уфа, Уфимское шоссе, д. 38.
Во исполнение данного приказа министерством (учредителем управления) и обществом (доверительным управляющим) подписан договор от 20.09.2007 N 251/72 ДУ о передаче государственного имущества в доверительное управление, в соответствии с условиями которого названное имущество общей рыночной стоимостью 3 103 7000 руб. принято доверительным управляющим в доверительное управление на срок с 28.04.2007 по 27.04.2012, для использования по назначению.
Фактическая передача имущества в доверительное управление оформлена актом приема-передачи от 28.04.2007 N 13/1 ДУ.
Министерство, ссылаясь на то, что общество добровольно не освободило и не возвратило собственнику занимаемые по договору доверительного управления нежилые помещения, обратилось в арбитражный суд с соответствующими требованиями.
Суды, удовлетворяя заявленные исковые требования, признали, что у ответчика отсутствуют правовые основания для использования помещений в силу отказа истца от доверительного управления и его прекращения.
Согласно ст. 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации договор доверительного управления имуществом должен быть заключен в письменной форме. Договор доверительного управления недвижимым имуществом должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества. Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество. Несоблюдение формы договора доверительного управления имуществом или требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора.
Исследовав условия договора от 20.09.2007 N 251/72 ДУ, суды пришли к выводу о том, что данный договор содержит все существенные условия, предусмотренные законом.
Поскольку предметом доверительного управления является объект недвижимого имущества, суд апелляционной инстанции указал на отсутствие в материалах дела доказательств соблюдения сторонами требования о государственной регистрации передачи имущества в доверительное управление.
Вместе с тем, последствием передачи недвижимого имущества по договору доверительного управления от учредителя управления к доверительному управляющему без государственной регистрации в нарушение ст. 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации является то, что стороны договора не могут противопоставлять его добросовестным третьим лицам, ссылаться на него. При этом обязанность доверительного управляющего возвратить имущество во владение учредителю управления в предусмотренный договором срок сохраняется.
Как следует из материалов дела, спорный договор заключен на срок по 27.04.2012. Министерством дважды направлено уведомление обществу об отказе от договора доверительного управления 23.08.2012 и 21.09.2012.
Установив факт получения обществом уведомления от 21.09.2012 через его работника - бухгалтера Ладанову Г.Р., суды признали, что министерством соблюден порядок одностороннего отказа от доверительного управления, предусмотренный условиями договора и п. 2 ст. 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем пришли к правомерному выводу о прекращении договора доверительного управления по истечении трех месяцев с момента получения обществом данного уведомления 03.10.2012 и отсутствии у общества оснований пользования и владения спорным имуществом.
Учитывая, что доказательств возврата спорных помещений на момент рассмотрения спора не представлено, суды правомерно удовлетворили требования министерства и возложили на общество обязанность освободить и передать занимаемые помещения собственнику.
Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов в соответствии со ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом кассационной инстанции не установлено. Обжалуемые судебные акты следует оставить без изменения..."

По данному делу см. также Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2013 N 18АП-8815/2013

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2013 N 18АП-8815/2013 по делу N А07-4964/2013
"...В соответствии со ст. 1017 ГК РФ договор доверительного управления имуществом должен быть заключен в письменной форме. Договор доверительного управления недвижимым имуществом должен быть заключен в форме, предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества. Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество. Несоблюдение формы договора доверительного управления имуществом или требования о регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление влечет недействительность договора.
Согласно ст. 30 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" любые права на недвижимое имущество, связанные с распоряжением им на условиях доверительного управления, должны регистрироваться только на основании документов, определяющих такие отношения, в том числе на основании договоров.
В материалах дела отсутствуют доказательства соблюдения сторонами порядка заключения договора доверительного управления в части осуществления государственной регистрации передачи ответчику недвижимого имущества в доверительное управление по договору N 251/72 ДУ от 20.09.2007.
Между тем указанное обстоятельство не свидетельствует о необоснованности исковых требований Министерства в силу следующего.
Согласно разъяснениям, изложенным в п. Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73 "Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды" в случае если стороны достигли соглашения в требуемой форме по всем существенным условиям договора аренды, который в соответствии с названным положением подлежит государственной регистрации, но не был зарегистрирован, то при рассмотрении споров между ними судам надлежит исходить из следующего. Если судами будет установлено, что собственник передал имущество в пользование, а другое лицо приняло его без каких-либо замечаний, соглашение о размере платы за пользование имуществом и по иным условиям пользования было достигнуто сторонами и исполнялось ими, то в таком случае следует иметь в виду, что оно связало их обязательством, которое не может быть произвольно изменено одной из сторон (статья 310 ГК РФ), и оснований для применения судом положений статей 1102, 1105 этого Кодекса не имеется. В силу статьи 309 ГК РФ пользование имуществом должно осуществляться и оплачиваться в соответствии с принятыми на себя стороной такого соглашения обязательствами.
Применительно к указанным разъяснениям можно сделать вывод, последствием передачи недвижимого имущества по договору доверительного управления от учредителя управления к доверительному управляющему без государственной регистрации в нарушение статьи 1017 Кодекса является то, что стороны договора не могут противопоставлять его добросовестным третьим лицам, ссылаться на него. Однако такой договор действителен для сторон в их отношениях между собой и обязанность доверительного управляющего возвратить имущество во владение учредителю управления в предусмотренный договором срок сохраняется.
Таким образом, стороны договора доверительного управления связаны обязательством и обязаны его исполнять, в том числе в части порядка и последствий прекращения договора.
В соответствии с абз. 6 п. 1 ст. 1024 ГК РФ договор доверительного управления имуществом прекращается вследствие отказа учредителя управления от договора по иным причинам, чем та, которая указана в абзаце пятом настоящего пункта, при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения.
Согласно п. п. 2, 3 указанной статьи при отказе одной стороны от договора доверительного управления имуществом другая сторона должна быть уведомлена об этом за три месяца до прекращения договора, если договором не предусмотрен иной срок уведомления. При прекращении договора доверительного управления имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное.
При указанных обстоятельствах дело рассмотрено арбитражным судом с соблюдением материального права..."

3. Государственная регистрация договора доверительного управления недвижимым имуществом и его расторжения

Гражданским законодательством установлено требование о государственной регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление (п. 2 ст. 1017 ГК РФ).
Такая передача регистрируется в качестве обременения (абз. 4 ст. 1 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок ним").
Вопрос регистрации обременения подробно урегулирован в Постановлении Правительства РФ от 18.02.1998 N 219 "Об утверждении Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним". В п. 59 Постановления указано, что записи об обременениях в форме доверительного управления содержат сведения о сроке, представляющем собой данные о начале и окончании действия ограничения (обременения) или о его начале и продолжительности. Если срок не определен, вместо продолжительности пишутся слова "Срок не определен".
В п. п. 62, 66 Постановления закреплена необходимость внесения в ЕГРП сведений о прекращении ограничения (обременения), однако порядок их внесения не установлен. Последнее порождает в судебной практике споры по вопросу погашения в реестре записи об ограничении (обременении) в форме доверительного управления.

3.1. Вывод из судебной практики: Не подлежат государственной регистрации договор доверительного управления недвижимым имуществом, а также его расторжение. Кроме того, ни Гражданский кодекс РФ, ни Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" не регулируют процедуру государственной регистрации прекращения обременения.

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.03.2005 N А10-6381/04-15-Ф02-1057/05-С2
"...Как видно из материалов дела, 29 ноября 2004 года в суд поступило ходатайство от ООО "ТД "Татарстан" следующего содержания: "Руководствуясь гл. 8 АПК РФ в качестве обеспечительных мер по настоящему иску, просим арбитражный суд приостановить регистрацию расторжения договора доверительного управления между Комитетом по управлению имуществом г. У-Удэ и ОАО "У-У управляющая компания" в органах Учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество" (л.д. 53).
В соответствии с частью 3 статьи 93 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в обеспечении иска может быть отказано, если отсутствуют предусмотренные статьей 90 настоящего Кодекса основания для принятия обеспечительных мер.
Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним регулируется Федеральным законом "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" N 122-ФЗ от 21.07.1997. В силу статьи 2 названного Закона, государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения) перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.
Для договора доверительного управления Гражданский кодекс Российской Федерации устанавливает регистрацию передачи недвижимого имущества в доверительное управление (пункт 3 статьи 1017). Статья 30 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" устанавливает, что любые права на недвижимое имущество, связанные с распоряжением им на условиях доверительного управления или опеки, должны регистрироваться только на основании документов, определяющих такие отношения, в том числе на основании договоров или решения суда.
Указанные Законы не содержат положений о регистрации договора доверительного управления, а также его расторжения. Кроме того, ни Гражданский кодекс Российской Федерации, ни Федеральный закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" не регулируют процедуру государственной регистрации прекращения обременения. Обеспечительная мера, направленная на приостановление внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество записи о прекращении обременения по договору доверительного управления имуществом, не отвечает действиям, осуществляемым органами по государственной регистрации прав в связи с прекращением соответствующего договора доверительного управления (пункты 17, 62, 65 Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 18.02.1998 (в редакции постановлений Правительства от 23.12.1999 N 1429, от 03.10.2002 N 731), и не может сохранить ранее существующее положение.
Поскольку ходатайство истца не содержит обоснования причины обращения за обеспечением иска, не соответствует требованиям части 2 статьи 92 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и требуемая в качестве обеспечения иска мера не связана с заявленными исковыми требованиями, оснований для его удовлетворения не имеется..."

Статья 1018. Обособление имущества, находящегося в доверительном управлении

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 1018 ГК РФ

1. Открытие отдельного банковского счета для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением
2. Особенности обращения взыскания на имущество, переданное в доверительное управление

1. Открытие отдельного банковского счета для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением

В соответствии с п. 1 ст. 1018 ГК РФ имущество, переданное в доверительное управление, подлежит обособлению. Для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением, открывается отдельный банковский счет.
Порядок открытия и закрытия счетов доверительного управляющего устанавливается Инструкцией Банка России от 14.09.2006 N 28-И "Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)".
Однако, несмотря на подробное нормативное регулирование, в судебной практике возникают вопросы относительно последствий использования управляющим для расчетов уже имеющегося банковского счета вместо специально открытого для данных целей.

1.1. Вывод из судебной практики: Проведение расчетов по сделкам, заключенным в связи с управлением имуществом, переданным в доверительное управление, посредством банковских счетов, открытых до заключения договора доверительного управления, свидетельствует о том, что указанные сделки заключены доверительным управляющим в своих интересах.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 09.01.2007 N Ф09-11495/06-С6 по делу N А07-13021/06
"...Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и подтверждено материалами дела, на основании постановления администрации г. Салават от 04.04.2003 N 4/526 между Комитетом по управлению муниципальной собственностью г. Салавата (учредитель управления) и обществом "Ортикон" (доверительный управляющий) заключен договор от 23.05.2003 N 7 о передаче объекта муниципального нежилого фонда в доверительное управление, согласно условиям которого обществу "Ортикон" в доверительное управление на срок до 01.01.2008 передано встроенное помещение площадью 2564,7 кв. м, расположенное на первом этаже девятиэтажного кирпичного здания по адресу: г. Салават, ул. Октябрьская, д. 62а, для использования в интересах учредителя управления.
Пунктами 2.5, 2.6 договора предусмотрено, что объект муниципального нежилого фонда учитывается на отдельном балансе доверительного управляющего в соответствии с требованиями действующего законодательства. Для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением, открывается отдельный банковский счет.
Согласно п. 3.2.2, 3.2.9, 3.3 названного договора учредитель управления обязуется осуществлять доверительное управление переданным ему имуществом в интересах учредителя управления, ежеквартально представлять учредителю управления отчет о деятельности по доверительному управлению муниципальным имуществом с приложением необходимых документов, а также оформить и зарегистрировать право пользования земельным участком, отведенным под объект недвижимого имущества.
Согласно ст. 1018 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, переданное в доверительное управление, обособляется от другого имущества учредителя управления, а также от имущества доверительного управляющего. Это имущество отражается у доверительного управляющего на отдельном балансе, и по нему ведется самостоятельный учет. Для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением, открывается отдельный банковский счет.
Как установлено судом, доверительным управляющим (общество "Ортикон") были заключены договоры аренды нежилого помещения. Однако по 6 из 11 имеющихся в материалах дела договоров аренды перечисление арендной платы производилось арендаторами на расчетный счет общества "Ортикон", открытый 26.12.2002 до заключения договора от 23.05.2003 о передаче объекта муниципального нежилого фонда в доверительное управление и не являющийся, таким образом, счетом доверительного управляющего.
Принимая во внимание указанные обстоятельства, суды пришли к обоснованному выводу о том, что ответчик действовал не как доверительный управляющий, а как юридическое лицо - общество "Ортикон", то есть доверительное управление осуществлялось не в интересах учредителя управления (Комитета по управлению собственностью). Следовательно, выгодоприобретателем по договору от 23.05.2003 о передаче объекта муниципального нежилого фонда в доверительное управление в нарушение п. 3 ст. 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации являлся сам ответчик - общество "Ортикон", поскольку доказательств обратного в материалах дела не содержится..."

1.2. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий, заключая договор банковского счета, должен сделать пометку "Д.У." после своего наименования, тем самым указывая, что является доверительным управляющим.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 06.09.2011 N Ф09-5496/11 по делу N А60-1044/11
"...Как следует из материалов дела, ООО "Маяк Эссет Менеджмент" является управляющей компанией (осуществляет доверительное управление) паевых инвестиционных фондов и в соответствии с договорами банковских счетов для расчетов по операциям, связанным с доверительным управлением паевыми инвестиционными фондами, открыло счета в банке с пометкой "Д.У.".
В соответствии с положениями Инструкции Центрального банка РФ от 14.09.2006 N 28-И "Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)" данные счета называются счетами доверительного управления. Счета доверительного управления открываются доверительному управляющему для обособления, учета и хранения денежных средств, которые переданы ему в доверительное управление третьими лицами.
Управляющая компания совершает сделки с имуществом, переданным ей в доверительное управление, от своего имени, указывает при этом, что она действует в качестве доверительного управляющего.
Данное условие считается соблюденным, если после своего наименования управляющая компания делает пометку "Д.У.", что предусмотрено п. 3 ст. 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 4 ст. 11 Федерального закона от 21.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" <*>, ст. 5 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг".
--------------------------------
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Федеральный закон N 156-ФЗ имеет дату 29.11.2001, а не 21.11.2001.

Судами установлено, что ООО "Маяк Эссет Менеджмент", заключая договоры банковского счета, исполнил возложенную на него обязанность и после своего наименования указывал на то, что является доверительным управляющим путем проставления отметки "Д.У."..."

2. Особенности обращения взыскания на имущество, переданное в доверительное управление

В соответствии с п. 2 ст. 1018 ГК РФ обращение взыскания по долгам учредителя управления на имущество, переданное им в доверительное управление, не допускается, за исключением случаев несостоятельности (банкротства) этого лица. На практике стороны нередко заключают договор доверительного управления после возбуждения исполнительного производства либо после наложения ареста на имущество. Перед судами встает проблема квалификации такого рода договоров.

2.1. Вывод из судебной практики: На имущество, находящееся в доверительном управлении к моменту возбуждения исполнительного производства, не может быть обращено взыскание по долгам учредителя управления, за исключением случаев банкротства последнего.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.07.2008 по делу N А43-31127/2007-21-729
"...Как усматривается из документов и установил суд, ООО "Нижегородский проект" (учредитель управления) и ООО "Мега-НН" (доверительный управляющий) заключили договор доверительного управления имуществом от 27.12.2006 N 16/2006, по которому ООО "Мега-НН" передано в доверительное управление имущество, в том числе нежилое помещение N 4, расположенное по адресу: Нижний Новгород, улица Белинского, 9/1, сроком на пять лет. Передача этого объекта недвижимости в доверительное управление ООО "Мега-НН" зарегистрировано в установленном порядке (выписка из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 12.01.2007 N 01/055/2007-80).
На основании исполнительного листа Арбитражного суда Нижегородской области от 13.12.2007 N 025199 судебный пристав-исполнитель постановлением от 20.12.2007 возбудил исполнительное производство N 34078/18 о взыскании с ООО "Нижегородский проект" задолженности в пользу ООО "Проектстрой".
В рамках указанного исполнительного производства судебный пристав-исполнитель своим постановлением от 27.12.2007 наложил арест на нежилое помещение N 4, расположенное по адресу: Нижний Новгород, улица Белинского, 9/1, принадлежащее ООО "Нижегородский проект" на праве собственности. В тот же день судебный пристав-исполнитель составил акт ареста имущества должника от 27.12.2006.
ООО "Мега-НН" посчитало, что арест на имущество должника, находящееся в доверительном управлении, наложен в нарушение пункта 2 статьи 1018 Гражданского кодекса Российской Федерации, и 28.12.2007 обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
Материалами дела подтверждено, что ООО "Мега-НН" является доверительным управляющим в отношении нежилого помещения N 4, расположенного по адресу: Нижний Новгород, улица Белинского, 9/1, и переданного ему по договору доверительного управления имуществом от 27.12.2006 N 16/2006. Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Нижегородской области от 03.09.2007 по делу N А43-7040/2007-21-163 ООО "Проектстрой" отказано в удовлетворении иска о признании договора доверительного управления от 27.12.2006 N 16/2006 ничтожной сделкой, о применении последствий недействительности этой сделки и о признании недействительным зарегистрированного ограничения права собственности ООО "Нижегородский проект" на нежилые помещения в виде доверительного управления. В силу части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации это обстоятельство имеет преюдициальное значение при рассмотрении настоящего спора.
По правилу пункта 1 статьи 56 Гражданского кодекса Российской Федерации, юридические лица (кроме учреждений) отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом.
Вместе с тем, согласно пункту 2 статьи 1018 Гражданского кодекса Российской Федерации, обращение взыскания по долгам учредителя управления на имущество, переданное в доверительное управление, допускается лишь в случае несостоятельности (банкротства) этого лица, когда доверительное управление прекращается и оно включается в конкурсную массу. Указанный запрет установлен законодателем в целях соблюдения специального правового режима, введенного для имущества, переданного в доверительное управление (его обособление от имущества учредителя управления и имущества доверительного управляющего).
В рассматриваемом случае обращение взыскания на имущество должника осуществлено не в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО "Нижегородский проект", а потому суды верно посчитали, что спорное нежилое помещение, находящееся в доверительном управлении ООО "Мега-НН", подлежит освобождению из-под ареста.
Нарушений норм материального и процессуального права, в том числе предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при разрешении спора не установлено..."

Аналогичная судебная практика:
Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.10.1999 N А74-595/99-С1-Ф02-1706/99-С2
"...Изучением материалов дела установлено, что 03.04.1997 ОАО "АГАТП" и АООТ "Лотта" заключили договор 36 доверительного управления имуществом стоимостью 8820758900 неденоминированных рублей сроком на 60 месяцев.
Согласно акту приема-передачи основных средств от 03.04.1997 доверительному управляющему АООТ "Лотта" переданы автотранспортные средства, в том числе спорная автомашина Урал-5557, регистрационный номер 13-67 ХГА.
05.10.1998 судебным приставом-исполнителем Абаканского исполнительного округа Аужиной Т.Д. составлен акт описи имущества должника - ОАО "АГАТП" на основании исполнительного листа, выданного Арбитражным судом Республики Хакасия от 04.09.1998 по делу А74-972/98-С1. В состав описанного имущества судебный пристав-исполнитель включил автомашину Урал-5557 регистрационный номер 13-67 ХГА.
Судом правильно установлено и материалами дела доказано, что на момент составления судебным приставом-исполнителем акта описи имущества от 05.10.1998 спорный автомобиль был передан в доверительное управление АООТ "Лотта" по договору 36 от 03.04.1997, переуступившего с согласия учредителя управления свое право доверительного управляющего другому лицу. Указанные обстоятельства позволили суду прийти к обоснованному выводу о том, что спорный автомобиль не мог быть включен в акт описи имущества для его дальнейшей реализации в целях погашения долга ОАО "АГАТП".
Арбитражный суд правомерно, в соответствии с положениями статьи 1020 Российской Федерации удовлетворил требования истца и освободил спорное имущество от ареста..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 13.05.2013 N Ф09-3903/13 по делу N А07-14529/2012
"...По правилу п. 1 ст. 56 Гражданского кодекса Российской Федерации, юридические лица (кроме учреждений) отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом.
Вместе с тем, перечень имущества должника-организации, на которое не может быть обращено взыскание, устанавливается федеральным законом (ч. 2 ст. 79 Закона N 229-ФЗ).
Согласно п. 2 ст. 1018 Гражданского кодекса Российской Федерации, обращение взыскания по долгам учредителя управления на имущество, переданное им в доверительное управление, не допускается, за исключением несостоятельности (банкротства) этого лица. При банкротстве учредителя управления доверительное управление этим имуществом прекращается и оно включается в конкурсную массу.
Судами установлено, что между обществом и третьим лицом - компанией "Уникум" заключен договор доверительного управления N 13-ДУ-01 (ТМ) от 01.04.2010 со сроком действия до 24.03.2015 в отношении имущества - административного здания общей площадью 3 824,6 кв. м, инв. N 7753, литеры А, В, В1, расположенного по адресу: Республика Башкортостан, г. Туймазы, ул. Островского, 53А.
Судами также установлено, что судебный пристав-исполнитель на момент осуществления оспариваемых исполнительных действий располагал информацией о том, что на имущество должника имеется обременение в виде доверительного управления (согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о правах отдельного лица на имеющиеся у него объекты недвижимого имущества, выданной Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Башкортостан).
Поскольку в рассматриваемом случае обращение взыскания на имущество общества осуществлено не в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника, суды правомерно сделали вывод о том, что действия судебного пристава-исполнителя по составления акта о наложении ареста в отношении названного объекта недвижимости, находящегося в доверительном управлении компании "Уникум", являются незаконными..."

2.2. Вывод из судебной практики: Договор доверительного управления, заключенный в отношении имущества, арестованного по заявлению третьего лица об обеспечении исковых требований, является ничтожным.

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.12.2007 N А33-28348/05-Ф02-9025/07 по делу N А33-28348/05
"...Из материалов дела усматривается, что решением Арбитражного суда Красноярского края от 6 июня 2006 года общества с ограниченной ответственностью производственно-коммерческой фирмы (ООО ПКФ) "Электрон" взыскано в пользу общества с ограниченной ответственностью (ООО) "Красноярский центр антикризисного управления" 3714319 руб.
29.09.2006 выданы исполнительные листы N 228735, 228736, 228734, 228733 <*>.
--------------------------------
<*> Постановлением апелляционной инстанции от 20.09.2006 решение от 06.06.2006 оставлено без изменения.
Постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.12.2006 N А33-28348/05-Ф02-6356/06-С2 решение от 06.06.2006 и постановление апелляционной инстанции от 20.09.2006 по делу N А33-28348/05 оставлено без изменения.

Определением от 08.11.2005 по заявлению истца приняты обеспечительные меры в виде наложения ареста на имущество ООО ПКФ "Электрон" на сумму 3714319 руб. Выдан исполнительный лист N 181294.
Постановлением судебного пристава по исполнительному листу N 181294 от 08.11.2005 возбуждено исполнительное производство N АШ-11103/05, в рамках которого актами описи и ареста имущества N 7514, 7582, 7520, 7521 от 17.11.2005 наложен арест на имущество должника.
29.12.2005 между ООО ПКФ "Электрон" в качестве учредителя управления и ООО "УК "Квант" в качестве доверительного управляющего заключен договор доверительного управления имуществом, согласно которому в доверительное управление ООО "УК "Квант" передано имущество, указанное в актах описи и ареста имущества N 7514, 7582, 7520, 7521 от 17.11.2005. Согласно акту приема-передачи от 29.12.2005 имущество передано в доверительное управление ООО "УК "Квант".
При указанных обстоятельствах судебный пристав-исполнитель обратился в суд с настоящим заявлением.
Договором от 29 декабря 2005 года арестованное имущество передано должником в доверительное управление ООО "УК "Квант".
Любое распоряжение арестованным имуществом является ничтожной сделкой в соответствии со ст. 168 ГК РФ о недействительности сделки, как сделка, не соответствующая закону.
Исходя из изложенного, договор доверительного управления от 29.12.2005 является недействительным и не может повлечь юридических последствий. Пункт 2 статьи 1018 Гражданского кодекса Российской Федерации к возникшим правоотношениям применению не подлежит..."

2.3. Вывод из судебной практики: Заключение договора доверительного управления после возбуждения исполнительного производства, но до наложения ареста на имущество может быть признано злоупотреблением правом, если будет доказано, что целью заключения договора было сокрытие данного имущества от ареста.

Судебная практика:

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127
"...10. В иске об освобождении от ареста имущества, переданного в доверительное управление, отказано ввиду ничтожности в силу статьи 168 ГК РФ договора доверительного управления имуществом как заключенного с целью сокрытия имущества от обращения на него взыскания в нарушение требований статьи 10 Кодекса о недопустимости злоупотребления правом.
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском об освобождении от ареста ценных бумаг, находящихся в доверительном управлении у истца.
Истец мотивировал свои требования тем, что ценные бумаги арестованы незаконно, поскольку находятся в доверительном управлении. В соответствии с пунктом 2 статьи 1018 ГК РФ обращение взыскания по долгам учредителя доверительного управления на имущество, переданное им в доверительное управление, не допускается, за исключением несостоятельности (банкротства) этого лица.
Как следовало из материалов дела, ценные бумаги были арестованы в порядке исполнения сводного исполнительного производства, возбужденного в отношении акционерного общества на основании исполнительных листов, выданных арбитражными судами. Между истцом и акционерным обществом заключен договор, в соответствии с которым последнее передало данные ценные бумаги истцу в доверительное управление. Факт передачи ценных бумаг подтверждается двусторонним актом. При этом договор доверительного управления имуществом был заключен спустя два дня после возбуждения сводного исполнительного производства.
Учитывая данное обстоятельство и исходя из имеющихся в деле материалов (отчет доверительного управляющего, акт о выполнении обязанностей доверительного управляющего и др.), суд первой инстанции пришел к выводу: при заключении договора доверительного управления имуществом преследовалась цель сокрытия имущества акционерного общества (ценных бумаг) от обращения на него взыскания по требованиям кредиторов.
В такой ситуации, несмотря на то, что согласно пункту 2 статьи 1018 Кодекса судебный пристав-исполнитель был не вправе накладывать арест на ценные бумаги, находящиеся в доверительном управлении, а также на то, что истец вправе требовать всякого устранения нарушения его прав (пункт 3 статьи 1020 ГК РФ), суд в удовлетворении иска отказал, исходя из следующего.
В соответствии с абзацем первым пункта 1 и пунктом 2 статьи 10 Кодекса не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. При нарушении данного требования суд может отказать лицу в защите права.
В рассматриваемом случае суд сделал вывод о том, что при заключении договора доверительного управления имуществом допущено злоупотребление правом, а именно: имело место недобросовестное поведение, направленное на сокрытие имущества учредителя доверительного управления от обращения на него взыскания.
Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставил в силе, но изменил мотивировку отказа в иске, указав на ничтожность договора доверительного управления имуществом в силу статьи 168 Кодекса, поскольку при его заключении, как верно установил суд первой инстанции, допущено нарушение требований статьи 10 ГК РФ. Ввиду ничтожности договора доверительного управления имуществом у истца отсутствует право требовать освобождения ценных бумаг от ареста..."

2.4. Вывод из судебной практики: Взыскание по долгам управляющей компании не может быть обращено на акции, принадлежащие юридическому или физическому лицу, переданные последними по договору в доверительное управление. На такие акции может быть обращено взыскание по обязательствам (долгам) их собственника в установленном законом порядке.

Судебная практика:

Постановление Пленума ВАС РФ от 03.03.1999 N 4
"...Учитывая, что судебный пристав-исполнитель вправе наложить арест только на имущество (в том числе на акции), принадлежащее самому должнику, не может быть обращено взыскание:
а) на пакеты акций, находящихся в государственной или муниципальной собственности и переданных государством (муниципальным органом) в управление Министерству государственного имущества Российской Федерации, территориальному органу по управлению государственным имуществом, фонду имущества либо по договору управляющей организации (управляющему), - по долгам соответствующего акционерного общества или органа (организации, лица), которому они переданы в управление;
б) на акции, принадлежащие юридическому или физическому лицу, переданные им по договору в доверительное управление, - по долгам управляющей организации (управляющего). По обязательствам (долгам) собственника таких акций на них может быть обращено взыскание в установленном законом порядке..."

Статья 1020. Права и обязанности доверительного управляющего

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 1020 ГК РФ

1. Полномочия доверительного управляющего
2. Особенности доверительного управления долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью
3. Возмещение ущерба, причиненного третьим лицам в процессе доверительного управления имуществом
4. Одобрение договора доверительного управления в порядке, предусмотренном для крупных сделок акционерных обществ

1. Полномочия доверительного управляющего

Глава 53 ГК РФ, регулирующая правоотношения, которые возникают по договору доверительного управления имуществом, не содержат конкретного перечня прав и обязанностей доверительного управляющего в отношении учредителя управления (выгодоприобретателя) и переданного в управление имущества. Нормы, касающиеся доверительного управления, дают лишь общий перечень прав и обязанностей управляющего.
Доверительный управляющий осуществляет правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление, в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1012 ГК РФ), а также полномочия по совершению любых фактических и юридических действий в интересах выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1012 ГК РФ).
В судебной практике возникают споры по поводу конкретного объема полномочий доверительного управляющего в отношении объекта управления при взаимодействии с третьими лицами и контрагентами по договорам, заключаемым во исполнение обязанности по управлению имуществом.

1.1. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий облигациями вправе осуществлять все юридические действия, направленные на реализацию прав по находящимся в доверительном управлении ценным бумагам, в том числе заявлять эмитенту требование о выкупе ценных бумаг, требовать в судебном порядке взыскания их номинальной стоимости.

Примечание: До принятия Постановления Президиума ВАС РФ от 29.03.2011 N 15626/10 по делу N А41-16247/09 ФАС Московского округа принял Постановление от 22.11.2010 N КГ-А40/13736-10-2 по делу N А40-19493/10-125-108, в котором выражена противоположная точка зрения.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 29.03.2011 N 15626/10 по делу N А41-16247/09
"...Истец, являясь доверительным управляющим пенсионными резервами фонда, на основании договора доверительного управления пенсионными резервами негосударственного пенсионного фонда от 25.02.2005 N 02/ДУ осуществляет доверительное управление облигациями на предъявителя серии 03 (государственный регистрационный номер 4-03-36098-R), выпущенными эмитентом.
Эмитент после предъявления доверительным управляющим требования о приобретении облигаций уклонился от их приобретения. В связи с этим доверительный управляющий обратился в суд с иском о взыскании солидарно с эмитента и поручителей номинальной стоимости облигаций и с эмитента процентов за невыплату номинальной стоимости облигаций.
Решение о выпуске упомянутых ценных бумаг (пункт 10.1) предусматривает возможность приобретения эмитентом облигаций по требованиям их владельцев с возможностью дальнейшего обращения облигаций до истечения срока погашения согласно условиям данного пункта. Эмитент обязан обеспечить право владельцев облигаций требовать от него приобретения облигаций в течение последних 5 дней купонного периода по облигациям, предшествующего купонному периоду, по которому размер купона устанавливается эмитентом после государственной регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг. Приобретение эмитентом облигаций осуществляется в системе торгов биржи в соответствии с ее правилами и иными внутренними документами с использованием торгов биржи и системы клиринга закрытого акционерного общества "Фондовая биржа ММВБ" (далее - биржа ММВБ).
Доверительный управляющий направил агенту эмитента уведомление от 16.03.2009 о намерении продать эмитенту облигации. В уведомлении содержалось следующее указание о лице, направившем уведомление: "Закрытое акционерное общество "Управляющая компания "Трансфингруп" Д.У. пенсионными резервами НПФ "Благосостояние". Агент доверительного управляющего выставил 03.04.2009 адресную заявку в систему торгов биржи ММВБ. Эмитент через своего агента встречную адресную заявку не подал.
В силу части 1 статьи 1020 Гражданского кодекса доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление.
В связи с этим доверительный управляющий вправе был осуществлять все юридические действия, направленные на реализацию прав по находящимся в доверительном управлении ценным бумагам с соблюдением порядка, предусмотренного Гражданским кодексом.
Неисполнение эмитентом обязанности по подаче встречной заявки в систему торгов вследствие отсутствия у него денежных средств является отказом эмитента от возврата суммы облигационного займа, в связи с чем у доверительного управляющего возникает право требовать его погашения в судебном порядке..."

Аналогичная судебная практика:
Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.11.2010 по делу N А33-13567/2008
"...В соответствии с пунктом 4 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации особенности доверительного управления паевыми инвестиционными фондами устанавливаются законом.
В силу пункта 3 статьи 11 Федерального закона от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" управляющая компания осуществляет доверительное управление паевым инвестиционным фондом путем совершения любых юридических и фактических действий в отношении составляющего его имущества, а также осуществляет все права, удостоверенные ценными бумагами, составляющими паевой инвестиционный фонд, включая право голоса по голосующим ценным бумагам.
Управляющая компания вправе предъявлять иски и выступать ответчиком по искам в суде в связи с осуществлением деятельности по доверительному управлению паевым инвестиционным фондом.
Как следует из материалов дела, истец является управляющей компанией открытых паевых инвестиционных фондов "ПИОНЕР-Фонд Смешанных Инвестиций" и "ПИОНЕР-Фонд Облигаций".
ПИФ "ПИОНЕР-Фонд Облигаций" является владельцем 2 806 штук облигаций ООО "АЛПИ-Инвест; ПИФ ПИОНЕР-Фонд Смешанных Инвестиций" - 1 697 штук облигаций, эмитентом которых также является ООО "АЛПИ-Инвест". Из выписок со счета депо ООО "Пионер Инвестмент Менеджмент" следует, что указанные ценные бумаги находятся в доверительном управлении названного общества.
Исследовав и оценив, в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные сторонами в обоснование своих доводов и возражений доказательства, суд первой инстанции установил, что ООО "АЛПИ-Инвест" не исполнены обязательства по выплате истцу номинальной стоимости облигаций в предусмотренный решением о выпуске ценных бумаг сроки, а также по выплате купонного дохода, пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для взыскания с ответчиков номинальной стоимости облигаций в сумме 4 503 000 рублей и накопленного купонного дохода в сумме 93 257 рублей 13 копеек в пользу указанных выше ПИФ "ПИОНЕР-Фонд Смешанных Инвестиций" и ПИФ "ПИОНЕР-Фонд Облигаций"..."

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 19.01.2012 по делу N А40-139856/10-138-1082
"...Общество с ограниченной ответственностью "УНИВЕР Менеджмент" Д.У. обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к закрытому акционерному обществу "Мелькрукк", Открытому акционерному обществу "Хлебогор", открытому акционерному обществу "УНЕЧСКИЙ КОМБИНАТ ХЛЕБОПРОДУКТОВ", о солидарном взыскании задолженности по выплате 100% номинальной стоимости облигаций в сумме 17 599 000 рублей, и 2 632 458 рублей суммы купонного дохода.
Решением суда первой инстанции от 30.05.2011 исковые требования удовлетворены.
В обоснование кассационной жалобы заявитель ссылается на то, что собственник облигаций ЗАО "СК "Чулпан", реализовав свое право на судебную защиту, отказался от иска по делу N А40-35918/10-125-212 о взыскании с лиц, являющихся ответчиками по настоящему делу, номинальной стоимости облигаций ООО "АПК "Аркада" и купонного дохода по ним. Заявитель считает, что истец по настоящему делу, являясь доверительным управляющим ЗАО "СК "Чулпан", не имел права обращаться с иском в части защиты его интересов, так как в силу своего статуса не приобрел самостоятельного права на судебную защиту.
Судом установлено, что истец, как доверительный управляющий, является владельцем 17599 штук облигаций номинальной стоимостью 1000 руб. каждая.
Судом апелляционной инстанции установлено и следует из материалов дела, что поручителями за исполнение обязательств эмитента являются: ОАО "Хлебогор" - на основании безотзывной оферты от 05.05.2008, ЗАО "Мелькрукк" - на основании безотзывной оферты от 08.05.2008; ОАО "Унечский комбинат хлебопродуктов" - на основании безотзывной оферты от 07.05.2008.
Удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции ссылаясь на положения статей 309, 310, 329, 363, 432, 435, 810, 811, 816 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 2, 28 Федерального закона "О рынках ценных бумаг", исходил из факта наличия задолженности по облигациям и отсутствия доказательств погашения ответчиками суммы задолженности и купонного дохода.
Довод заявителя жалобы об отсутствии у ООО "УНИВЕР Менеджмент" Д.У. права на предъявление настоящего иска был предметом рассмотрения в суде апелляционной инстанции и ему апелляционным судом дана надлежащая правовая оценка, с которой соглашается суд кассационной инстанции.
Доверительный управляющий, осуществляя доверительное управление имуществом, вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя.
Согласно части 1 статьи 1020 Гражданского кодекса доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление.
Суд апелляционной инстанции, установив, что ООО "УНИВЕР Менеджмент" Д.У., как доверительному управляющему, переданы облигации, являющиеся предметом спора, правомерно пришел к выводу о наличии права указанного лица на предъявление настоящего иска..."

Постановление ФАС Московского округа от 11.07.2011 N КГ-А40/6281-11 по делу N А40-118576/10-131-765
"...При рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанциями установлено, что истец является владельцем 45 000 штук облигаций г.р.н. 4-03-36089-R от 19.06.2008, размещенных ООО "Промтрактор-Финанс".
Кроме того, апелляционный суд сослался также на то, что у истца, как доверительного управляющего, отсутствуют вещные права на ценные бумаги и он не является ни собственником, ни владельцем спорных облигаций.
Между тем, Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принято Постановление от 29.03.2011 N 15626/10, которым определена практика применения законодательства, на положениях которого основаны судебные акты в обжалуемой части.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации установил, что доверительный управляющий вправе был осуществлять все юридические действия, направленные на реализацию прав по находящимся в доверительном управлении ценным бумагам с соблюдением порядка, предусмотренного Гражданским кодексом. Неисполнение эмитентом обязанности по подаче встречной заявки в систему торгов вследствие отсутствия у него денежных средств является отказом эмитента от возврата суммы облигационного займа, в связи с чем у доверительного управляющего возникает право требовать его погашения в судебном порядке.
Таким образом, суд кассационной инстанции считает необоснованным выводы судов о том, что обязанность уплатить номинальную стоимость облигаций возникает у эмитента только лишь после подачи им встречной адресной заявки на приобретение в системе торгов фондовой биржи, а также то, что доверительный управляющий не наделен правом совершать юридические действия, направленные на реализацию прав по находящимся в доверительном управлении ценным бумагам.
При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда в части отказа в удовлетворении требования о взыскании номинальной стоимости облигаций с начисленными на нее процентами принято при неправильном применении норм материального права, в связи с чем выводы судов не соответствуют установленным обстоятельствам, а поэтому в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287, частями 1, 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене, а дело - передаче на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы..."

1.2. Вывод из судебной практики: Требования доверительного управляющего о взыскании ущерба, причиненного утратой переданного в его управление имущества, не подлежат удовлетворению, поскольку передача имущества в управление не влечет перехода права собственности.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 08.12.2009 N 15704/09 по делу N А74-3112/2007
"...Как следует из судебных актов, 01.06.1999 между ООО "ИУК "Инстройинвест" и ОАО "Рикон" (учредитель управления) заключен договор доверительного управления N 11 ДУ/ю-99, по условиям которого учредитель управления уполномочил доверительного управляющего управлять его имуществом - акциями ОАО "Абаканэнергопромстрой".
Дополнительным соглашением к указанному договору от 05.01.2000 стороны предусмотрели передачу в доверительное управление ООО "ИУК "Инстройинвест" 2 093 акций ОАО "Энергострой".
Обращаясь с иском о взыскании убытков, заявитель мотивировал свои требования тем, что акции утрачены в результате неправомерных действий органов управления ОАО "Энергострой", отказавших истцу в конвертации акций при преобразовании акционерного общества "Энергострой" в ООО "Энергострой".
В соответствии со статьей 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица. Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.
Отказывая в иске суды первой и кассационной инстанций исходили из того, что передача акций в доверительное управление истцу не повлекла перехода права собственности на них к истцу, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что ООО "ИУК "Инстройинвест", как доверительному управляющему акциями, не причинен реальный ущерб от утраты акций.
...в передаче дела N А74-3112/2007 Арбитражного суда Республики Хакасия в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда Республики Хакасия от 24.03.2008, постановления Третьего арбитражного апелляционного суда от 04.05.2009 и постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 31.07.2009 отказать..."

Аналогичная судебная практика:
Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.07.2009 по делу N А74-3112/2007
"...Общество с ограниченной ответственностью "Инвестиционная управляющая компания "Инстройинвест" (далее - ООО "ИУК "Инстройинвест") обратилось в Арбитражный суд Республики Хакасия с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Энергострой" (далее - ООО "Энергострой"), к гражданину Мамаеву Алексею Анатольевичу о взыскании солидарно 2.060.554 рубля убытков, составляющих реальный ущерб от утраты 2093 акций открытого акционерного общества "Энергострой" (далее - ОАО "Энергострой"), находившихся в доверительном управлении истца по договору доверительного управления имуществом N 11ДУ/ю-99 от 01.06.1999.
01.06.1999 между ООО "ИУК "Инстройинвест" (доверительный управляющий) и ОАО "Рикон" (учредитель управления) заключен договор доверительного управления N 11ДУ/ю-99, по условиям которого, учредитель управления уполномочил доверительного управляющего управлять его имуществом, ценными бумагами - акциями открытого акционерного общества "Абаканэнергопромстрой" в количестве 2462 штук, осуществлять функции пользования, владения и распоряжения имуществом от своего имени в соответствии с условиями договора. Согласно пункту 6.1 договор действует до 01.06.2009.
По результатам оценки представленных сторонами документов, Третий арбитражный апелляционный суд пришел к выводу о доказанности факта совершения ответчиком противоправных действий по лишению истца статуса акционера. Указанные действия ответчика, выразились в присвоении лицевого счета истца (46) статуса "ценные бумаги неустановленного лица", в отказе обмена акций на доли реорганизованного общества, что привело к утрате акций и возникновению убытков.
Удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции исходил из того, что поскольку факт утраты имущества, переданного истцу в доверительное управление, подтвержден, учредитель управления, собственник имущества, вправе требовать от истца возмещения убытков. Правом на предъявление ответчику убытков за утраченные акции обладает именно доверительный управляющий, так как их собственник после внесения сведений о доверительном управляющем в реестр акционеров, правами акционера не обладал, эмитент сведениями о нем не располагал.
Суд кассационной инстанции полагает, что Арбитражный суд Республики Хакасия правомерно отказал в удовлетворении исковых требований, в связи с чем у суда апелляционной инстанции не было оснований для отмены по существу правильного решения.
На момент рассмотрения настоящего спора объект доверительного управления утрачен. По смыслу статьи 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации передача имущества в доверительное управление не влечет за собой переход права собственности на долю к доверительному управляющему, поскольку собственник передает управляющему не свои полномочия, а только возможность их реализации.
...постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 4 мая 2009 года по делу N А74-3112/2007 отменить, решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 24 марта 2008 года по тому же делу оставить в силе..."

1.3. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий вправе от собственного имени предъявить в судебном порядке контрагенту требования, вытекающие из договора, заключенного в отношении объекта доверительного управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.11.2009 по делу N А46-8555/2009
"...Как следует из материалов дела и установлено судом, ЗАО "Русь" в соответствии с заключенным 01.04.2007 договором аренды площадки N 17-а передало ООО "Класс" в аренду площадку для установки четырех контейнеров общей площадью 61,74 кв. метров, расположенную на территории имущественного комплекса по адресу: г. Омск, ул. Енисейская, 1.
Не исполнение ООО "Класс" требований о внесении платы за аренду площадки и освобождении площадки послужило ЗАО "Русь" основанием для обращения в арбитражный суд с настоящим иском.
Судом апелляционной инстанции исследован довод ООО "Класс" о правомерности обращения ЗАО "Русь" с требованием о взыскании платы за пользование площадкой и установлено право на обращение с данным иском в соответствии с заключенным с новым собственником спорного земельного участка Селикмен Лимитед договором доверительного управления имуществом от 12.11.2008 N 1-ДУ. Государственная регистрация передачи недвижимого имущества в доверительное управление, осуществленная в феврале 2009 года, подтвердила наличие права ЗАО "Русь" на предъявление требования о взыскании платы за пользование спорным земельным участком.
Иных доводов, опровергающих законность и обоснованность выводов суда об удовлетворении иска, в кассационной жалобе не приведено..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 16.12.2003 N КГ-А40/10111-03
"...Арбитражным судом г. Москвы рассмотрен иск ОАО "Мосинжстрой" о выселении ООО "Птицеснаб-2000" из занимаемых им нежилых помещений.
ООО "Птицеснаб-2000", полагая, что ОАО "Мосинжстрой" не является надлежащим истцом по делу, обратилось в Федеральный арбитражный суд Московского округа (ФАС МО) с кассационной жалобой, которой просит решение и постановление отменить, дело передать в суд первой инстанции на новое рассмотрение.
Истец по договору аренды от 27.05.02 N Д-006/02 передал 224 кв. м нежилой площади в доме N 20/30, корп. 1 по ул. Кржижановского в пользование ООО "Птицеснаб-2000" сроком с 03.01.02 по 31.12.02, который затем был увеличен до 01.07.03.
В связи с невозвратом ответчиком 02.07.03 нежилых помещений ОАО "Мосинжстрой" обратилось в суд с иском о принудительном выселении ООО "Птицеснаб-2000".
Возражая против иска и оспаривая затем состоявшиеся по делу решение и постановление, ответчик ссылался на то, что в связи с истечением 01.01.03 срока действия договора доверительного управления ОАО "Мосинжстрой" не имело права требовать его выселения, т.к. оно им было утрачено.
Исследовав представленные по делу документы, суд сделал соответствующий п. 2 ст. 1016 ГК РФ вывод о том, что договор доверительного управления от 01.01.97 был возобновлен на новый пятилетний срок.
Следовательно, истец, сохранив полномочия арендодателя спорного имущества, правомерно потребовал выселения прежнего арендатора.
При проверке принятых по делу решения от 25.08.03 и постановления от 30.10.03 Федеральный арбитражный суд Московского округа не установил наличия указанных оснований для отмены или изменения судебных актов..."

1.4. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий при обращении к эмитенту акций, находящихся в его управлении, должен представить документы, подтверждающие статус доверительного управляющего.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.02.2003 N А43-8416/02-9-445
"...24.06.02 ОАО "ГАЗфинсервис", являющееся доверительным управляющим пакета акций ОАО "ПМЗ "Восход", обратилось к эмитенту с требованием о предоставлении документов общества, предусмотренных пунктом 1 статьи 89 Федерального закона "Об акционерных обществах".
Эмитент, рассмотрев заявленное требование, запросил от инвестора подтверждения статуса доверительного управляющего.
Из названной нормы следует, что право субъекта требовать от эмитента документы, предусмотренные статьей 89 Федерального закона "Об акционерных обществах", корреспондируется с его обязанностью представить доказательства, подтверждающие его статус в качестве правомочного лица.
ОАО "ГАЗфинсервис" при обращении к акционерному обществу с требованием о предоставлении документов на основании статьи 91 Федерального закона "Об акционерных обществах" не представил доказательств, подтверждающих его правовой статус в качестве инвестора. При этом у ОАО "ПМЗ "Восход" отсутствовали документы, подтверждающие статус ОАО "ГАЗфинсервис" в качестве лица, имеющего права на получение информации. В этой связи арбитражный суд обоснованно пришел к выводу о том, что акционерное общество не отказывало в предоставлении запрашиваемой информации, а лишь просило доверительного управляющего подтвердить свои полномочия, в связи с чем в деянии эмитента отсутствует состав правонарушения.
Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными и обоснованными, оснований для их пересмотра не имеется, а доводы кассатора подлежат отклонению в силу вышеизложенного как не соответствующие действующему законодательству..."

1.5. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий вправе с согласия учредителя управления заключить соглашение о передаче прав и обязанностей по договору доверительного управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.10.1999 N А74-595/99-С1-Ф02-1706/99-С2
"...Согласно акту приема-передачи основных средств от 03.04.1997 доверительному управляющему АООТ "Лотта" переданы автотранспортные средства, в том числе спорная автомашина Урал-5557, регистрационный номер 13-67 ХГА.
Между тем, анализ материалов дела показал, что 12.11.1998 было заключено другое соглашение N 108 о перемене стороны в обязательстве - договоре доверительного управления 36 от 03.04.1997, согласно которому все права и обязанности перешли к новому управляющему - ООО "ПСК "Монолитсаянстрой", зарегистрированному администрацией г. Абакана 12.11.1998 и являющемуся полным правопреемником ИЧП "ПСК "Монолитсаянстрой". Акт приема-передачи имущества от АООТ "Лотта" новому доверительному управляющему ООО "ПСК "Монолитсаянстрой" состоялся 14.11.1998.
Судом правильно установлено и материалами дела доказано, что на момент составления судебным приставом-исполнителем акта описи имущества от 05.10.1998 спорный автомобиль был передан в доверительное управление АООТ "Лотта" по договору 36 от 03.04.1997, переуступившего с согласия учредителя управления свое право доверительного управляющего другому лицу. Указанные обстоятельства позволили суду прийти к обоснованному выводу о том, что спорный автомобиль не мог быть включен в акт описи имущества для его дальнейшей реализации в целях погашения долга ОАО "АГАТП".
Арбитражный суд правомерно, в соответствии с положениями статьи 1020 Российской Федерации удовлетворил требования истца и освободил спорное имущество от ареста..."

1.6. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий, договор с которым на момент обращения в суд прекратил свое действие, не вправе требовать взыскания с третьих лиц задолженности по сделкам, которые он заключил, даже если эта задолженность образовалась в период действия договора доверительного управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 26.04.2012 N Ф09-2172/12 по делу N А50-13312/2011
"...При рассмотрении спора судами установлено, что между Краснокамской администрацией Краснокамского муниципального образования Пермской области и закрытым акционерным обществом "Производственно-коммерческая фирма "Уралкомп" (правопредшественник фирмы) заключен договор доверительного управления недвижимым имуществом от 31.12.2000, согласно которому в доверительное управление последнему передано здание площадью 12 421 кв. м, расположенное по адресу: г. Краснокамск, ул. Калинина, 17.
На основании п. 1 ст. 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление. Распоряжение недвижимым имуществом доверительный управляющий осуществляет в случаях, предусмотренных договором доверительного управления.
В соответствии с п. 3 ст. 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, доверительный управляющий вправе требовать всякого устранения нарушения его прав (ст. 301, 302, 304, 305 данного Кодекса).
Установив, что 01.08.2009 с прекращением действия договора доверительного управления недвижимым имуществом от 31.12.2000 прекратились и полномочия фирмы как доверительного управляющего переданным в аренду обществу объектом недвижимости, суды пришли к верному выводу о том, что на момент обращения в арбитражный суд с иском по настоящему делу (30.06.2011), фирма утратила право действовать в интересах собственника названного объекта, в том числе взыскивать арендную плату.
Судами отклонен довод фирмы о том, что она имеет право на взыскании задолженности, образовавшейся в период действия упомянутого договора доверительного управления, как основанный на неправильном толковании норм права.
При таких обстоятельствах суды пришли к правомерному выводу об отсутствии оснований для удовлетворении исковых требований..."

2. Особенности доверительного управления долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью

В практике встречаются ситуации, когда в доверительное управление передается доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.
Заключение такого рода договоров порождает значительное количество споров относительно объема полномочий доверительного управляющего и учредителя управления, касающихся участия в управлении делами общества, включая право на обжалование решений, принятых органами управления общества.
Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает, что доверительный управляющий может осуществлять любые юридические и фактические действия в отношении переданного ему имущества в соответствии с договором (п. 2 ст. 1012 ГК РФ), а также правомочия собственника в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1012 ГК РФ).
Однако в п. 1 ст. 1020 ГК РФ указано, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему. Согласно ст. 8 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" участнику общества среди прочего принадлежит право участвовать в управлении делами общества в порядке, установленном указанным Законом и уставом общества.
Таким образом, при толковании приведенных выше норм в судебной практике возникает вопрос о наличии у доверительного управляющего полномочий на управление делами юридического лица, в том числе на обжалование решений органов управления от своего имени, а также о наличии полномочий у учредителя управления самостоятельно принимать решение по вопросам управления делами общества.
О возможности заключения договора доверительного управления долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью см. также п. 1.6 материалов к ст. 1013 ГК РФ.

2.1. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью вправе обжаловать решения органов управления обществом только от имени участника и на основании выданной им доверенности.

Примечание: В Рекомендациях Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа N 1/2007 по вопросам рассмотрения дел о защите права собственности и других вещных прав указано, что доверительный управляющий, которому передана в управление доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, действуя в интересах учредителя управления, вправе участвовать в общем собрании участников общества, голосовать на таком собрании и обжаловать принятые на нем решения в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью", если иное не предусмотрено договором.

Судебная практика:

Примечание: В договоре закреплено, что доверительный управляющий в целях защиты прав на долю, находящуюся в доверительном управлении, может требовать устранения любого нарушения его прав, в том числе и в судебных органах РФ.

Постановление ФАС Московского округа от 30.03.2004 N КГ-А40/1983-04
"...ООО "Изотермика", действуя на основании договоров доверительного управления долями, заключенных с участниками ООО "Луч-С", обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО "Луч-С" о признании незаконными и отмене решений общего собрания участников ООО "Луч-С", оформленных протоколом N 1 от 16.05.2003, мотивируя свои требования тем, что общее собрание участников ООО "Луч-С" проведено с нарушением требований ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".
Принимая решение об отказе в иске, суд первой и апелляционной инстанций исходил из того, что в соответствии с п. 1 ст. 43 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" решение общего собрания может быть признано судом недействительным по заявлению участника Общества. Истец участником Общества не является.
Исходя из смысла п. 1 ст. 1020 ГК РФ правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление (в данном случае доли учредителей в уставном капитале), истец вправе осуществлять лишь в пределах, предусмотренных в законе и в договорах доверительного управления долей.
Согласно п. 3 ст. 1020 ГК РФ для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, доверительный управляющий вправе требовать всякого устранения нарушений его права (статьи 301, 302, 304, 305 ГК РФ, предусматривающие способы защиты вещных прав).
Кассационная инстанция полностью соглашается с выводами суда первой и апелляционной инстанций.
Спор о признании недействительными решений общего собрания является спором между участником хозяйственного общества и хозяйственным обществом, вытекающим из деятельности хозяйственного общества и связанным с осуществлением прав и выполнением обязанностей участниками хозяйственных обществ, и не может быть отнесен к способу защиты вещных прав.
Заключение договора доверительного управления долями как имуществом, не предполагает перехода к доверительному управляющему в полном объеме всех прав и обязанностей участника общества и, в частности, права на участие в управлении Обществом.
С учетом изложенного, вывод апелляционной инстанции о том, что истец был вправе обратиться с настоящим иском только от имени участников Общества на основании выданной ими доверенности, является правильным..."

По данному делу см. также Постановление Арбитражного суда г. Москвы от 13.01.2004 по делу N А40-33800/03-24-323.

Постановление Арбитражного суда г. Москвы от 13.01.2004 по делу N А40-33800/03-24-323
"...Как усматривается из материалов дела, исковое требование о признании недействительными решений общего собрания участников ООО "Луч-С" 16.05.03 г. заявлено ООО "Изотермика", являющимся по договорам доверительного управления долей от 20.05.2003 г. управляющим долями учредителей "Луч-С" - С., К., Р., А.
В соответствии с ч. 1 ст. 43 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" решение общего собрания может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества.
В соответствии с п. 1 ст. 1020 ГК РФ доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление.
Истец считает, что вправе обратиться с настоящим иском, поскольку в п. 2.1.8 договоров записано, что для защиты прав на долю, находящуюся в доверительном управлении, управляющий вправе требовать всякого устранения нарушения его прав, в том числе и в судебных органах РФ.
Исходя из смысла п. 1 ст. 1020 ГК РФ, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление (а данном случае, доли учредителя в уставном капитале общества), истец вправе осуществлять лишь в пределах, предусмотренных в законе и в договорах доверительного управления долей.
Согласно п. 3 ст. 1020 ГК РФ для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, доверительный управляющий вправе требовать всякого устранения нарушения его прав (статьи 301, 302, 304, 305).
Таким образом, в ст. 1020 ГК РФ указывается на защиту права собственности как вещного права. Между тем, истцом предъявлено требование о признании недействительным решений общего собрания ООО "Луч-С", что не может быть признано способом защиты вещного права.
Право истца обращаться требованием о признании недействительным решений общего собрания участников не вытекает и из смысла п. 2.1.8 договоров доверительного управления долей.
Суд апелляционной инстанции считает, что с учетом изложенного можно сделать вывод, что ООО "Изотермика" не является надлежащим истцом по настоящему делу.
Поскольку ни из закона, ни из договоров не вытекает право истца обращаться с требованиями о признании недействительными решений общего собрания участников Общества, истец вправе был обратиться с настоящим иском только от имени участников общества на основании выданной ими доверенности, а не от своего собственного имени..."

2.2. Вывод из судебной практики: Заключение договора доверительного управления долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью не ограничивает права собственника доли на самостоятельное осуществление действий как участника общества.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 22.03.2007 N Ф09-1907/07-С4 по делу N А76-30495/06
"...Как видно из материалов дела, участники общества "Кусинское ДРСУ": Мурзин Михаил Сергеевич, владеющий долей в уставном капитале общества, равной 7,1%; Тарасова Мария Александровна, владеющая долей в уставном капитале общества, равной 2,2%, и Мурзина Елена Петровна, владеющая долей в уставном капитале общества, равной 5,9% (доверители), заключили с обществом "Профинвестсервис" (доверительный управляющий) договоры доверительного управления принадлежащим им в обществе имуществом. В соответствии с названными договорами общество "Профинвестсервис" получило право в процессе доверительного управления от своего имени совершать любые действия по управлению обществом, которые вправе совершать участник общества, в том числе предъявлять от их имени иски в суд с целью защитить законные интересы доверителей.
Общество "Профинвестсервис", осуществляя свои функции доверительного управляющего от имени Мурзина М.С., Тарасовой М.А. и Мурзиной Е.П., в совокупности владеющих 15,2% долей в уставном капитале, обратилось в суд с иском об исключении из числа участников общества "Кусинское ДРСУ" Акшенцева А.И. В обоснование заявленных требований истец сослался на то, что ответчик грубо нарушает обязанности участника общества и ставит под угрозу его дальнейшее функционирование. В результате неправомерных действий Акшенцева А.И. как директора общества последнему причиняются убытки.
Кроме того, согласно п. 1 ст. 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации, доверительный управляющий обязуется осуществлять управление имуществом доверителя в интересах учредителя управления.
Из сказанного следует, что собственник доли при заключении договора доверительного управления ни коим образом не может быть лишен права на самостоятельное осуществление каких-либо действий как участника общества.
В связи с этим участниками общества Мурзиным М.С. и Мурзиной Е.П., в совокупности владеющими 13% долей в уставном капитале общества "Кусинское ДРСУ", в суд были представлены нотариально удостоверенные заявления, в которых названные участники выразили свое несогласие с требованием истца об исключении Акшенцева А.И. из числа участников общества.
Поскольку Мурзин М.С. и Мурзина Е.П. самостоятельно осуществили свои права участников общества, суд сделал правильный вывод о том, что общество "Профинвестсервис" не обладает определенной ст. 10 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" долей в уставном капитале общества, необходимой для обращения в суд с требованием об исключении ответчика из числа участников общества.
Иные доводы заявителя, изложенные в жалобе, были предметом исследования суда первой инстанции, оснований для их переоценки суд кассационной инстанции не усматривает..."

2.3. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью вправе требовать у данного общества предоставления документов, указанных в п. п. 1, 3 ст. 50 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью". Доверенность от участника общества для этого не требуется.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.10.2012 по делу N А56-57687/2011
"...Как следует из материалов дела, по договору от 01.02.2010 N 1 Кирин Д.Н. передал в доверительное управление Кузьминову В.Г. принадлежащую ему долю в размере 49% уставного капитала ООО "КаррераИнвест". Пунктом 1.3 договора предусмотрено, что доверительный управляющий вправе совершать все юридические и фактические действия, которые согласно закону вправе совершать участник общества с ограниченной ответственностью. В силу пункта 1.5 договора доверительный управляющий не вправе поручать третьим лицам исполнение обязанностей, возложенных на него договором, за исключением случаев, когда от учредителя управления получено письменное согласие на такое поручение.
Доверительный управляющий Кузьминов В.Г. направил ООО "КаррераИнвест" требование от 21.04.2010 о предоставлении следующих документов: бухгалтерского баланса за 2009 год; отчета о прибылях и убытках за 2009 год; бухгалтерского баланса за I квартал 2010 года; отчета о прибылях и убытках за I квартал 2010 года; расшифровки строк 240, 250, 270, 510, 610, 620 бухгалтерских балансов; договоров на сумму более 2 000 000 руб., а также требующих одобрения общим собранием участников общества; аудиторских заключений за 2007 - 2009 годы; оснований совершения сделок с заинтересованностью; оснований уплаты 31 800 000 руб. в пользу ООО "Приморская Торговая Компания"; кредитных договоров, договоров залога и поручительства, заключенных ООО "КаррераИнвест" в 2009 - 2010 годах; актов оценки имущества; книги учета заложенного обществом имущества.
Согласно пункту 1 статьи 1020 ГК РФ доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление.
В силу пунктов 1 и 4 статьи 50 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" общество обязано хранить следующие документы: договор об учреждении общества, за исключением случая учреждения общества одним лицом, решение об учреждении общества, устав общества, а также внесенные в устав общества и зарегистрированные в установленном порядке изменения; протокол (протоколы) собрания учредителей общества, содержащий решение о создании общества и об утверждении денежной оценки неденежных вкладов в уставный капитал общества, а также иные решения, связанные с созданием общества; документ, подтверждающий государственную регистрацию общества; документы, подтверждающие права общества на имущество, находящееся на его балансе; внутренние документы общества; положения о филиалах и представительствах; документы, связанные с эмиссией облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг; протоколы общих собраний участников, заседаний совета директоров, коллегиального исполнительного органа общества и ревизионной комиссии; списки аффилированных лиц; заключения ревизионной комиссии (ревизора), аудитора, государственных и муниципальных органов финансового контроля; иные документы, предусмотренные федеральными законами и иными правовыми актами Российской Федерации, уставом общества, внутренними документами общества, решениями общего собрания участников общества, совета директоров и исполнительных органов общества.
Суды первой и апелляционной инстанций сделали правомерный вывод о наличии оснований для удовлетворения иска. Поскольку Кузьминов В.Г. по договору от 01.02.2010 N 1 является доверительным управляющим долей Кирина Д.Н. в уставном капитале ООО "КаррераИнвест", он вправе осуществлять все полномочия, которые возникают в связи с владением этой долей. В силу пункта 3 статьи 1020 ГК РФ доверительный управляющий при осуществлении своих полномочий действует от собственного имени, следовательно, доверенность с целью запроса информации у ООО "КаррераИнвест" не требовалась..."

2.4. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий наследственным имуществом в виде доли в ООО, который одновременно является участником общества, не вправе голосовать упомянутой выше долей без согласия на это наследников, если при принятии решений может возникнуть конфликт интересов наследников и доверительного управляющего как участника ООО.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.05.2013 по делу N А56-24767/2011
"...Маркина Г.Г., временно исполнявшая обязанности нотариуса Остапенко Е.К., и Верминская М.В. 06.09.2012 заключили договор доверительного управления имуществом на срок с 06.09.2010 по 06.02.2011. По условиям договора доверительный управляющий обязался осуществлять управление наследуемой долей в размере 50% в уставном капитале Общества в интересах наследника Верминской Анны Станиславовны и иных наследников, которые могут заявить о своих правах на наследство (том дела 1, лист 110).
Решением общего собрания участников от 07.09.2010 N 1 досрочно прекращены полномочия директора Общества Верминского С.А. в связи с его смертью и на должность директора, являющегося единоличным исполнительным органом Общества, избрана Верминская М.В. Собрание проведено с участием одного лица - Верминской М.В., проголосовавшей за принятие решения в качестве участника Общества (50% голосов) и доверительного управляющего (50% голосов - том дела 2, лист 147).
Бывшая жена (вдова) Верминского С.А. Могучая Ю.С., действуя в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери Верминской Александры Станиславовны, 26.02.2003 года рождения, 28.09.2010 обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства Верминского С.А. (том дела 1, лист 79).
Внеочередным общим собранием участников Общества 25.10.2010 решено принять и осуществить регистрацию новой редакции устава в целях приведения его в соответствие с требованиями Федерального закона от 30.12.2008 N 312-ФЗ (далее - Закон N 312-ФЗ). Собрание проведено единолично Верминской М.В., проголосовавшей за принятие решения в качестве участника Общества (50% голосов) и доверительного управляющего (50% голосов). Решение оформлено протоколом N 10 (том дела 2, лист 156).
Нотариусом 13.02.2011 выданы свидетельства о праве на наследство по закону, согласно которым наследниками принадлежавшей Верминскому С.А. доли признаны его дочери - Верминская Ан. С. и Верминская Ал. С., а также супруга - Могучая Ю.С. - 1/3 доле каждая (том дела 1, листы 116,117).
Общим собранием участников от 29.03.2011 принято решение об утверждении годового отчета о хозяйственно-финансовой деятельности Общества и предоставлении Верминской М.В. права на заключение договора купли-продажи помещения ООО "ИЧП фирма "Ставер", расположенного по адресу: Потемкинская ул., д. 7/83 (ул. Чайковского, д. 83/7), лит. "А", пом. 6-Н (том дела 1, листы 42-45).
В собрании участвовали Верминская М.В., представитель Верминской Ан. С. - Царев С.А. и Могучая Ю.С., действовавшая в своих интересах и в качестве законного представителя несовершеннолетней Верминской Ал. С. Могучая Ю.С. голосовала против принятия решения по обоим вопросам.
Могучая Ю.С. обратилась в суд с настоящим иском, ссылаясь на то, что вследствие злоупотребления правами доверительного управляющего, действовавшего в своих интересах, а не в интересах выгодоприобретателей, при принятии решений от 25.01.2011 и 29.03.2011 были существенно нарушены принадлежащие ей и ее дочери права и законные интересы участников общества.
Согласно правовой позиции, сформулированной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 20.12.2011 N 10107/11, со дня открытия наследства к наследнику переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, и он приобретает статус участника общества, если уставом прямо не предусмотрено право участников давать согласие на переход доли в уставном капитале такого общества к наследникам участников общества.
В данном случае уставом Общества такое право не предусмотрено.
Если в составе наследства имеется имущество, требующее не только охраны, но и управления (в том числе доля в уставном капитале хозяйственного общества), нотариус в соответствии со статьей 1026 ГК РФ в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом (статья 1173 ГК РФ).
На основании части 2 статьи 1012 ГК РФ доверительный управляющий, осуществляя доверительное управление имуществом, вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя.
Таким образом, права доверительного управляющего ограничены интересами выгодоприобретателей. Доверительный управляющий не вправе осуществлять управление переданным ему имуществом в своих интересах.
Исследовав и оценив представленные доказательства в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ, суд апелляционной инстанции установил, что редакция устава, утвержденная решением общего собрания участников (протокол N 11 от 25.01.2011), содержит условия, существенно ухудшающие права истицы и ее несовершеннолетней дочери как владельцев наследуемой части доли в размере 33% и 32% уставного капитала соответственно. Вывод суда соответствует материалам дела.
В редакции устава Общества, действовавшей на дату открытия наследства (утверждена решением общего собрания участников от 14.06.2006 - протокол N 1 от 14.06.2006), содержалось положение о том, что решения по всем вопросам повестки дня общего собрания участников принимаются 75% голосов от числа участников Общества, за исключением тех вопросов, решение по которым принимается 100% голосов (пункт 6.8 устава).
Пунктом 16.9 устава Общества (в редакции, утвержденной 25.01.2011) предусмотрено принятие решений общим собранием участников, за исключением специально оговоренных случаев, простым большинством голосов от общего числа участников Общества.
В результате изменения порядка принятия решений исключена возможность влияния истицы, с учетом унаследованных ею и ее несовершеннолетней дочерью долей, на принятие общим собранием участников решений, в том числе решения от 29.03.2011 о предоставлении Верминской М.В. права на заключение договора купли-продажи единственного объекта недвижимого имущества, принадлежащего Обществу и составляющего основной актив.
Поскольку Верминская М.В., единолично принимая решения общего собрания, голосовала как в собственных интересах, будучи участником общества, так и в качестве доверительного управляющего наследуемыми долями, она допустила конфликт собственных интересов с интересами выгодоприобретателей. В результате голосования приняты решения, умаляющие корпоративные права выгодоприобретателей Могучей Ю.С. и ее несовершеннолетней дочери, а Верминской М.В. приобретено право на заключение договора по отчуждению имущества Общества, несмотря на то, что против такого отчуждения возражала Могучая Ю.С. При исключении голосов, удостоверяемых наследуемой долей, не имелось бы кворума для принятия решения от 25.01.2011.
Исходя из смысла положений статьи 1012 ГК РФ, суд апелляционной инстанции правомерно заключил, что при таких обстоятельствах, Верминская М.В. не имела права без согласия выгодоприобретателей (наследников) голосовать за спорное решение в качестве доверительного управляющего.
Учитывая, что принятие спорных решений явилось результатом злоупотребления правом со стороны доверительного управляющего Верминской М.В. во вред выгодоприобретателям Могучей Ю.С. и Верминской Ал. С., суд апелляционной инстанции с учетом положений пункта 2 статьи 10 ГК РФ правомерно удовлетворил заявленные требования..."

3. Возмещение ущерба, причиненного третьим лицам в процессе доверительного управления имуществом

Гражданское законодательство, в частности нормы гл. 53 ГК РФ, посвященной регулированию отношений, которые возникают в связи с доверительным управлением имуществом, не содержит специальных положений об ответственности доверительного управляющего за причинение вреда третьим лицам во время доверительного управления имуществом.
Отсутствие специального регулирования в судебной практике порождает споры о возможности возложить ответственность за вред, причиненный третьим лицам в то время, когда имущество находилось в доверительном управлении, на учредителя управления.

3.1. Вывод из судебной практики: Ущерб, причиненный третьим лицам доверительным управляющим в процессе управления имуществом, не может быть взыскан с учредителя управления.

Примечание: В ряде приведенных ниже Постановлений суды руководствовались также положениями ст. 8 КТМ, поскольку в доверительное управление были переданы морские суда.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 04.04.2007 N 2294/07 по делу N А59-1385/05-С9
"...Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в составе председательствующего судьи Балахничевой Р.Г., судей Воронцовой Л.Г., Ксенофонтовой Н.А. рассмотрел в судебном заседании заявление Камчатской специализированной морской инспекции Министерства природных ресурсов России о пересмотре в порядке надзора решения от 17.04.2006, постановления суда апелляционной инстанции от 28.07.2006 Арбитражного суда Сахалинской области по делу N А59-1385/05-С9 и постановления Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.11.2006 по тому же делу по иску Камчатской специализированной морской инспекции Министерства природных ресурсов России (пр-т К. Маркса, д. 29/1, г. Петропавловск-Камчатский, 683031) к закрытому акционерному обществу "Корсаков Тралфлот" (ул. Амурская, д. 62, оф. 209, г. Южно-Сахалинск, 693000) о взыскании 344311100 рублей ущерба, причиненного биоресурсам исключительной экономической зоны Российской Федерации.
...решением суда первой инстанции от 17.04.2006, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 28.07.2006 и постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.11.2006, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Судебные акты мотивированы отсутствием оснований для возложения на ответчика ответственности в виде возмещения ущерба, причиненного биоресурсам, поскольку на момент его причинения капитан судна не являлся работником ответчика, а РТМС "Вийтна" было передано в доверительное управление и ответчик не имел права на контроль за деятельностью данного судна.
В заявлении о пересмотре обжалуемых судебных актов в порядке надзора заявитель - Камчатская специализированная морская инспекция Министерства природных ресурсов России просит их отменить, ссылаясь на то, что выводы судов не соответствуют обстоятельствам дела, не дана надлежащая оценка доказательствам, подтверждающим, по его мнению, заявленные требования, а также на неправильное применение статей 1020, 1022, 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Рассмотрев материалы надзорного производства и доводы заявителя, суд пришел к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
В силу пункта 1 статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.
Между закрытым акционерным обществом "Корсаков Тралфлот" (учредитель управления) и закрытым акционерным обществом "Дальрыбкомфлот-Сахалин" (доверительный управляющий) был заключен договор доверительного управления судами от 01.11.2002 N Д-КТФ-01, в том числе РТМС "Вийтна".
Руководствуясь положениями статьи 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 8 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, суды пришли к выводу, что законным судовладельцем РТМС "Вийтна" с момента заключения договора доверительного управления является доверительный управляющий - закрытое акционерное общество "Дальрыбкомфлот-Сахалин".
На момент обнаружения Камчатской спецморинспекцией незаконного промысла минтая капитан РТМС "Вийтна" Швалов Е.М. не являлся представителем ответчика на судне, а действовал от имени доверительного управляющего.
При указанных обстоятельствах установленный инспекцией вред, причиненный биоресурсам, не может быть отнесен на ответчика, так как ответчик в период действия договора доверительного управления не имел права на контроль за деятельностью судна..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 28.03.2007 N 2798/07 по делу N А59-725/05-С25
"...Камчатская специализированная морская инспекция Министерства природных ресурсов Российской Федерации обратилась в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу "Корсаков Тралфлот" о взыскании 276506750 рублей ущерба, причиненного живым ресурсам исключительной экономической зоны Российской Федерации.
Вместе с тем, суды установили, что между ЗАО "Корсаков Тралфлот" (учредитель управления) и ЗАО "Дальрыбкомфлот-Сахалин" (доверительный управляющий) заключен договор от 01.11.2002 N Д-КТФ-01 доверительного управления промысловыми судами, в числе которых значится БАТМ "Капитан Болсуновский".
Руководствуясь пунктом 1 статьи 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 8 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, суды признали, что законным судовладельцем БАТМ "Капитан Болсуновский" с момента заключения договора доверительного управления является ЗАО "Дальрыбкомфлот-Сахалин".
Кроме того, капитан названного судна Тюрин А.С. в марте 2003 года получал заработную плату от ЗАО "Дальрыбкомфлот-Сахалин", а на месте постоянной работы (ЗАО "Корсаков Тралфлот") ему был предоставлен отпуск без сохранения заработной платы.
При изложенных обстоятельствах суды пришли к выводу, что в момент обнаружения Камчатморинспекцией незаконного лова сырца минтая капитан БАТМ "Капитан Болсуновский" Тюрин А.С. не являлся представителем ответчика на судне, а действовал от имени доверительного управляющего.
Отклоняя иск, суды исходили из того, что установленный инспекцией вред, причиненный биоресурсам, не может быть отнесен на ответчика, так как общество в период действия договора доверительного управления не имело права на контроль за деятельностью БАТМ "Капитан Болсуновский".
Учитывая, что в момент причинения вреда капитан судна не являлся работником ответчика, а судно было передано в доверительное управление ЗАО "Дальрыбкомфлот-Сахалин", суд надзорной инстанции также приходит к выводу, что ответчик не является причинителем вреда и основания для возложения на него ответственности за причиненный биоресурсам вред отсутствуют..."

Дальневосточный округ

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 21.11.2006, 14.11.2006 N Ф03-А59/06-1/4449 по делу N А59-725/05-С25
"...Как следует из материалов дела, 19.03.2003 Камчатской специализированной морской инспекцией проведена проверка транспортного рефрижератора "Ланжерон" (судовладелец ООО "Бриг"), в результате которой выявлено нарушение законодательства Российской Федерации в области природопользования и охраны окружающей природной среды, выразившееся в наличии на борту неучтенной мороженой рыбопродукции, то есть несоответствие общего количества продукции, находящейся на борту судна, количеству продукции, взятому на борт судна в соответствии с коносаментами, а также данным о количестве продукции в промысловом журнале и журнале судовых суточных донесений.
Камчатской межрайонной природоохранной прокуратурой 17.04.2003 по данному факту в отношении капитана ТР "Ланжерон" В.А.Билина возбуждено уголовное дело, в ходе предварительного расследования по которому установлено, что отгрузку рыбопродукции на ТР "Ланжерон" осуществляло в том числе судно БАТМ "Капитан Болсуновский" под управлением капитана С.А.Тюрина. По данному факту в отношении С.А.Тюрина возбуждено уголовное дело.
Судом установлено, что 01.11.2002 между ЗАО "Корсаков Тралфлот" (учредитель управления) и ЗАО "Дальрыбкомфлот-Сахалин" (доверительный управляющий) заключен договор N Д-КТФ-01 доверительного управления рыбопромысловыми судами, в числе которых значится БАТМ "Капитан Болсуновский".
В соответствии с частью 1 статьи 1020 ГК РФ доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление.
Под судовладельцем согласно статье 8 Кодекса торгового мореплавания РФ понимается лицо, эксплуатирующее судно от своего имени, независимо от того, является ли оно собственником судна или использует его на ином законном основании.
Таким образом, судом сделан правомерный вывод о том, что законным судовладельцем БАТМ "Капитан Болсуновский" с момента заключения договора доверительного управления является ЗАО "Дальрыбкомфлот-Сахалин".
Следовательно, в момент обнаружения Камчатморинспекцией незаконного лова сырца минтая капитан БАТМ "Капитан Болсуновский" Тюрин С.А. в соответствии с Уставом службы на судах рыбопромыслового флота, утвержденным Приказом Роскомрыболовства РФ от 30.08.1995 N 140, не подчинялся ЗАО "Корсаков Тралфлот" и не являлся согласно статье 71 КТМ РФ представителем данного общества на судне.
Поскольку капитан БАТМ "Капитан Болсуновский" С.А.Тюрин действовал в период лова минтая от имени доверительного управляющего (судовладельца), поэтому установленный инспекцией вред, причиненный биоресурсам, не может быть согласно вышеуказанной норме гражданского законодательства отнесен на ЗАО "Корсаков Тралфлот", так как общество в период доверительного управления не имело право на контроль деятельности БАТМ "Капитан Болсуновский".
При указанных обстоятельствах арбитражный суд обоснованно освободил ЗАО "Корсаков Тралфлот" от ответственности по возмещению ущерба..."

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 21.11.2006, 14.11.2006 N Ф03-А59/06-1/4448 по делу N А59-1385/05-С9
"...Как установлено судом, 19.03.2003 инспекцией проведена проверка транспортного рефрижератора "Ланжерон" (судовладелец ООО "Бриг"), в результате которой выявлено нарушение законодательства Российской Федерации в области природопользования и охраны окружающей природной среды, выразившееся в наличии на борту неучтенной мороженой рыбопродукции, то есть несоответствие общего количества продукции, находящейся на борту судна, количеству продукции, взятому на борт судна в соответствии с коносаментами, а также данным о количестве продукции в промысловом журнале и журнале судовых суточных донесений.
Камчатской межрайонной природоохранной прокуратурой 17.04.2003 по данному факту в отношении капитана ТР "Ланжерон" В.А.Билина возбуждено уголовное дело, в ходе предварительного расследования по которому установлено, что отгрузку рыбопродукции на ТР "Ланжерон" осуществляло в том числе РТМС "Вийтна" под управлением капитана-директора Швалова Е.М. (судовладелец ЗАО "Корсаков Тралфлот").
За период с 10.01.2003 по 23.03.2003, согласно акту экспертизы N 0700000304/4 от 04.06.2003, данным судовых суточных, указанным судном под управлением капитана-директора Швалова Е.М. выловлено незаконно 1545377 кг минтая сырца. По данному факту в отношении Швалова Е.М. возбуждено уголовное дело.
Судом установлено, что 01.11.2002 между ЗАО "Корсаков Тралфлот" (учредитель управления) и ЗАО "Дальрыбкомфлот-Сахалин" (доверительный управляющий) заключен договор доверительного управления N Д-КТФ-01 рыбопромысловыми судами, в числе которых значится РТМС "Вийтна". Право доверительного управления ЗАО "Дальрыбкомфлот-Сахалин" зарегистрировало в установленном порядке в Государственном судовом реестре N 27-109-168-244-655-656.
В соответствии с частью 1 статьи 1020 ГК РФ доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление.
На основании п. 2.1.1 договора доверительный управляющий согласно приказу N 18 от 09.12.2002 принял Швалова Е.М. на должность капитана-директора РТМС "Вийтна".
Вывод суда первой и апелляционной инстанций о том, что Швалов Е.М. с 09.12.2002 не является работником ЗАО "Корсаков Тралфлот", обоснован.
Следовательно, в момент обнаружения Камчатморинспекцией незаконного лова сырца минтая капитан РТМС "Вийтна" Швалов Е.М. в соответствии с Уставом службы на судах рыбопромыслового флота, утвержденным Приказом Роскомрыболовства РФ от 30.08.1995 N 140, не подчинялся ЗАО "Корсаков Тралфлот" и не являлся согласно статье 71 КТМ РФ представителем данного общества на судне.
Е.М. Швалов в период работы на РТМС "Вийтна" выполнял задание судовладельца, то есть доверительного управляющего в части осуществления рыбного промысла и эксплуатации судна.
Поскольку капитан РТМС "Вийтна" действовал в период лова минтая от имени доверительного управляющего (судовладельца), поэтому установленный инспекцией вред, причиненный биоресурсам, не может быть согласно вышеуказанной норме гражданского законодательства отнесен на ЗАО "Корсаков Тралфлот", так как общество в период доверительного управления не имело прав на контроль деятельности РТМС "Вийтна".
При указанных обстоятельствах арбитражный суд обоснованно освободил ЗАО "Корсаков Тралфлот" от ответственности по возмещению ущерба..."

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 04.04.2006, 28.03.2006 N Ф03-А24/06-1/550 по делу N А24-715/05-16
"...Как следует из материалов дела, 19.03.2003 Инспекцией проведена проверка транспортного рефрижератора "Ланжерон" (судовладелец ООО "Бриг"), в результате которой выявлено нарушение законодательства Российской Федерации в области природопользования и охраны окружающей природной среды, выразившееся в наличии на борту неучтенной мороженой рыбопродукции, то есть несоответствие общего количества продукции, находящейся на борту судна, количеству продукции, полученному от других судов в соответствии с коносаментами, а также данным о количестве продукции в промысловом журнале и журнале судовых суточных донесений.
Камчатской межрайонной природоохранной прокуратурой 17.04.2003 по данному факту в отношении капитана ТР "Ланжерон" В.А.Билина возбуждено уголовное дело N 340527, в ходе предварительного расследования по которому установлено, что отгрузку рыбопродукции на ТР "Ланжерон" осуществляло в том числе судно БМРТ "Отрада" под управлением капитана-директора В.И.Фунтусова (судовладелец ООО "Камчаттралфлот").
Приговором Петропавловск-Камчатского городского суда от 02.08.2004 капитан-директор В.И.Фунтусов признан виновным в незаконной добыче сырца минтая сверх установленных лимитов, ему назначено наказание в виде трех лет лишения свободы (наказание считать условным) и штрафа в размере 70000 рублей, с лишением права занимать должность капитана-директора сроком на один год.
Установлено, что 18.11.2002 между ООО "Камчаттралфлот" (учредитель управления) и закрытым акционерным обществом "Дальрыбкомфлот-Камчатка" (доверительный управляющий) заключен договор доверительного управления рыбопромысловыми судами, в том числе БМРТ "Отрада". Право доверительного управления ЗАО "Дальрыбкомфлот-Камчатка" зарегистрировало в установленном порядке в Государственном судовом реестре ПМРП 22.01.2003 за N 494.
В соответствии с частью 1 статьи 1020 ГК РФ доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление.
Под судовладельцем согласно статье 8 КТМ РФ понимается лицо, эксплуатирующее судно от своего имени независимо от того, является ли оно собственником судна или использует его на ином законном основании.
Кроме того, в материалах дела содержатся документы, свидетельствующие о том, что данные о судовых суточных донесениях, фиксируемых Камчатским центром мониторинга и связи, за рассматриваемый период передавались доверительному управляющему.
В связи с вышеизложенным правомерен вывод суда о том, что законным судовладельцем БМРТ "Отрада" с момента заключения договора доверительного управления, то есть с 18.11.2002, является ЗАО "Дальрыбкомфлот-Камчатка".
Поскольку капитан БМРТ "Отрада" действовал в период лова минтая от имени доверительного управляющего (судовладельца), поэтому установленный Инспекцией вред, причиненный биоресурсам, не может быть согласно статье 1022 ГК РФ отнесен на ООО "Камчаттралфлот", так как общество в период доверительного управления не имело права на контроль за деятельностью судна..."

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 03.03.2006, 21.02.2006 N Ф03-А24/05-1/5019 по делу N А24-1072/05-07
"...Как следует из материалов дела, 19.03.2003 Инспекцией проведена проверка транспортного рефрижератора "Ланжерон" (судовладелец ООО "Бриг"), в результате которой выявлено нарушение законодательства Российской Федерации в области природопользования и охраны окружающей природной среды, выразившееся в наличии на борту неучтенной мороженой рыбопродукции, т.е. несоответствие общего количества продукции, находящейся на борту судна, количеству продукции, взятому на борт судна в соответствии с коносаментами, а также данным о количестве продукции в промысловом журнале и журнале судовых суточных донесений.
Камчатской межрайонной природоохранной прокуратурой 17.04.2003 по данному факту в отношении капитана ТР "Ланжерон" В.А.Билина возбуждено уголовное дело, в ходе предварительного расследования по которому установлено, что отгрузку рыбопродукции на ТР "Ланжерон" осуществляло, в том числе судно БМРТ "Аркадия" под управлением капитан-директора С.Б.Ананьева (судовладелец ООО "Камчаттралфлот").
За период с 13.01.2003 по 25.03.2003, согласно акту экспертизы N 0700000304/6 от 04.06.2003, данным судовых суточных донесений и коносаментов N 1 - 3 от 05.02.2003, указанным судном под управлением капитан-директора С.Б.Ананьева выловлено незаконно 980282,4 кг минтая.
Удовлетворяя заявленные требования, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что капитан БМРТ "Аркадия" С.Б.Ананьев, действиями которого причинен ущерб природным ресурсам в исключительной экономической зоне Российской Федерации, состоял в трудовых правоотношениях с ООО "Камчаттралфлот", которое в соответствии со статьями 1064, 1068 ГК РФ должно нести ответственность за причиненный ущерб.
Суд апелляционной инстанции, отменяя постановлением от 19.10.2005 решение от 23.08.2005, обоснованно исходил из следующего.
Согласно части 1 статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
В соответствии с частью 1 статьи 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.
Совокупность общих условий ответственности по возмещению вреда подтверждается вступившим в законную силу приговором Петропавловск-Камчатского городского суда и иными доказательствами, имеющимися в материалах дела.
Установлено, что 18.11.2002 между ООО "Камчаттралфлот" (учредитель управления) и закрытым акционерным обществом "Дальрыбкомфлот-Камчатка" (далее - ЗАО "Дальрыбкомфлот-Камчатка") (доверительный управляющий) заключен договор доверительного управления рыбопромысловыми судами, в том числе БМРТ "Аркадия". Право доверительного управления ЗАО "Дальрыбкомфлот-Камчатка" зарегистрировало в установленном порядке в Государственном судовом реестре ПМРП 22.01.2003 N 803.
В соответствии с частью 1 статьи 1020 ГК РФ доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление.
Следовательно, в момент обнаружения Инспекцией незаконного лова сырца минтая капитан БМРТ "Аркадия" С.Б.Ананьев в соответствии с Уставом службы на судах рыбопромыслового флота, утвержденным Приказом Роскомрыболовства РФ от 30.08.1995 N 14 <*>, не подчинялся ООО "Камчаттралфлот" и не являлся согласно статье 71 КТМ РФ представителем данного общества на судне.
--------------------------------
<*> В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: Приказ Роскомрыболовства от 30.08.1995 имеет номер 140, а не 14.

Поскольку капитан БМРТ "Аркадия" действовал в период лова минтая от имени доверительного управляющего (судовладельца), поэтому установленный Инспекцией вред, причиненный биоресурсам, не может быть согласно статье 1022 ГК РФ отнесен на ООО "Камчаттралфлот", т.к. общество в период доверительного управления не имело прав на контроль деятельности БМРТ "Аркадия"..."

4. Одобрение договора доверительного управления в порядке, предусмотренном для крупных сделок акционерных обществ

Крупной сделкой, в соответствии с п. 1 ст. 78 Федерального закона "Об акционерных обществах", считается сделка (в т.ч. заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату. Исключение составляют сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, и др. Крупные для акционерного общества сделки подлежат одобрению в порядке, предусмотренном ст. ст. 78, 79 Федерального закона "Об акционерных обществах".
В связи с указанными положениями корпоративного законодательства в судебной практике возникают вопросы о необходимости одобрения учредителем - акционерным обществом договора доверительного управления как крупной сделки.

4.1. Вывод из судебной практики: Договор доверительного управления, предоставляющий доверительному управляющему право на отчуждение имущества, стоимость которого составляет более 25 процентов балансовой стоимости активов акционерного общества, подлежит одобрению в порядке, установленном для крупных сделок.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 03.02.2010 N КГ-А40/14920-09-П по делу N А40-50830/07-138-335
"...В пункте 1 ст. 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление. Распоряжение недвижимым имуществом доверительный управляющий осуществляет в случаях, предусмотренных договором доверительного управления.
Кроме того, суд кассационной инстанции обращает внимание на то, что согласно п. 3 ст. 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 5.2 договора долги по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением недвижимого имущества, погашаются за счет этого имущества. В случае недостаточности этого имущества взыскание может быть обращено на имущество доверительного управляющего, а при недостаточности и его имущества - на имущество учредителя управления, не переданное в доверительное управление.
Таким образом, Федеральный закон "Об акционерных обществах" устанавливает особые условия заключения для некоторых договоров, именуя их "крупными сделками". При этом внимание обращается на то, что такие сделки могут быть связаны с приобретением, отчуждением имущества общества как прямо, так и косвенно. Поэтому широкая диспозитивность, предоставляемая Гражданским кодексом Российской Федерации сторонам при формулировании договорных условий, делает возможным для доверительного управляющего распоряжаться недвижимостью и отчуждать ее третьим лицам. В силу изложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что для передачи в доверительное управление акционерным обществом принадлежащего ему имущества, стоимость которого превышает 25% балансовой стоимости активов общества, необходимо согласование этой сделки как крупной в порядке, предусмотренном ст. 79 Федерального закона "Об акционерных обществах"..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 27.05.2009 N КГ-А40/3118-09 по делу N А40-31061/08-81-228
"...Как следует из материалов дела и установлено судами, 26.03.2007 г. между ЗАО "СпортАкадемПресс" (учредитель управления) и ЗАО "ВВК Комплекс" (доверительный управляющий) заключен договор доверительного управления недвижимым имуществом, в соответствии с которым истец передал ответчику в доверительное управление сроком на пять лет здание, состоящее из нежилых производственных и складских помещений, расположенное по адресу: г. Москва, 2-й Иртышский проезд, д. 4, стр. 1А.
Как разъяснено в пункте 30 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" содержащийся в части 1 пункта 1 статьи 78 Закона перечень видов сделок (заем, кредит, залог, поручительство), на которые наряду с договорами купли-продажи, дарения, мены распространяется порядок заключения крупных сделок, установленный статьями 78 и 79 Закона, не является исчерпывающим. К таким сделкам (при соответствующей сумме сделки) могут относиться договоры об уступке требования, переводе долга, внесении вклада в уставный капитал другого хозяйственного общества в счет оплаты акций (доли) и другие, если в результате их заключения возникает возможность отчуждения имущества общества.
Согласно данным аудиторской справки ООО "Алтекс-Аудит" от 11.03.2008 г., аудиторского отчета за первое полугодие 2007 года, бухгалтерского баланса ЗАО "СпортАкадемПресс" за 2006 год стоимость здания составляет более 30% балансовой стоимости активов общества (96 549 тыс. руб.).
Оценив условия договора доверительного управления от 26.03.2007 г., а также требования статьи 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации, апелляционным судом сделан обоснованный вывод о том, что передача ЗАО "СпортАкадемПресс" ответчику здания в доверительное управление являлась для общества крупной сделкой.
Сделка, в отношении которой предъявляется требование о недействительности на основании пункта 6 статьи 79 Федерального закона "Об акционерных обществах", является оспоримой в силу статей 166, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

4.2. Вывод из судебной практики: Договор доверительного управления, по которому доверительный управляющий не получает право на отчуждение объекта управления, не подлежит одобрению в порядке, установленном Федеральным законом "Об акционерных обществах".

Примечание: Президиум ВАС РФ в п. 40 информационного письма от 11.01.2002 N 66 высказал позицию, в соответствии с которой сделка по передаче в аренду имущества может быть признана крупной для арендодателя, в случае если в результате исполнения такой сделки фактически была прекращена его производственная деятельность.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 31.05.2005, 06.06.2005 N КГ-А40/12026-04-2
"...Из статьи 78 Федерального закона "Об акционерных обществах" следует, что крупной является сделка, связанная с отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества.
По оспариваемому договору ЗАО "ЦМД" (учредитель управления) передало ООО "УКМД" (доверительный управляющий) в доверительное управление нежилые помещения, перечисленные в договоре.
В соответствии со статьей 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительный управляющий вправе распоряжаться недвижимым имуществом (то есть продавать, сдавать в аренду, в безвозмездное пользование, передавать в залог и т.п.) лишь в случаях предусмотренных договором доверительного управления.
Из условий договора доверительного управления (пункт 2.9) следует, что управляющий не вправе отчуждать или иным образом обременять полученные по договору помещения, а единственным правом по обременению помещений, указанных в пункте 1.1 договора, является право доверительного управляющего сдавать в аренду эти помещения.
В соответствии со статьей 606 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору аренды имущество предоставляется во временное владение и пользование или во временное пользование.
Таким образом, исходя из условий оспариваемого договора доверительного управления этот договор не является сделкой, связанной с отчуждением или возможностью отчуждения прямо или косвенно имущества ЗАО "ЦМД", поскольку доверительный управляющий - ООО "УКМД" - этим договором лишен права отчуждать имущество, полученное в доверительное управление.
В связи с этим отсутствуют основания для квалификации договора доверительного управления N 01 от 30.05.2001 как крупной сделки и, соответственно, для применения норм статей 78, 79 Федерального закона "Об акционерных обществах"..."

Статья 1021. Передача доверительного управления имуществом


Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 1021 ГК РФ

1. Ответственность доверительного управляющего за действия привлеченных к управлению лиц

1. Ответственность доверительного управляющего за действия привлеченных к управлению лиц

Гражданским законодательством, регулирующим правоотношения, возникающие из договора доверительного управления, установлено, что управление имуществом производится в интересах учредителя управления или выгодоприобретателя (п. п. 1, 2 ст. 1012 ГК РФ).
По общему правилу доверительное управление осуществляется лично управляющим (п. 1 ст. 1021 ГК РФ).
Однако в силу ряда условий (закрепление полномочий в договоре, письменное уполномочивание со стороны учредителя управления и другие обстоятельства) доверительный управляющий вправе поручить другому лицу совершать от его имени действия, необходимые для управления имуществом (п. 2 ст. 1021 ГК РФ).
Под "действиями, необходимыми для управления имуществом", видимо, подразумеваются все действия, которые вправе совершать доверительный управляющий в процессе управления, т.е. юридические и фактически действия (п. 1 ст. 1012 ГК РФ).
Абзац 2 ст. 1021 ГК РФ содержит презумпцию, в соответствии с которой доверительный управляющий отвечает за действия избранного им поверенного как за свои собственные. Однако указанная статья устанавливает пределы и основания привлечения доверительного управляющего к ответственности.
В связи с вышесказанным в судебной практике возникает вопрос о том, можно ли привлечь доверительного управляющего к ответственности за действия третьего лица на основании положений ст. 1022 ГК РФ.

1.1. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий, передавший имущество в управление третьим лицам, несет ответственность перед учредителем управления за убытки, возникшие в результате такого управления, по основаниям, предусмотренным ст. 1022 ГК РФ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 30.04.2010 N КГ-А40/3661-10 по делу N А40-27069/09-62-245
"...Открытое акционерное общество "Центр международной торговли" (далее - ОАО "Центр международной торговли") обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Коммерческому банку "ЮНИАСТРУМ БАНК" (Общество с ограниченной ответственностью) (далее - КБ "ЮНИАСТРУМ БАНК" (ООО) о взыскании 256.136.474 руб. 22 коп. убытков, возникших в результате утраты имущества, переданного в доверительное управление ответчику по договору доверительного управления ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги от 03.05.2007 г. N 1600/070516/ДУ.
По условиям договора доверительный управляющий осуществляет доверительное управление имуществом учредителя управления в рамках договора и инвестиционной декларации, которая является неотъемлемой частью договора (п. 1.3), имеет (либо должен открыть) отдельный банковский счет в Банке России для проведения расчетов по доверительному управлению и отдельные счета в системе ведения реестра/счета депо в депозитариях для учета ценных бумаг, находящихся в доверительном управлении (п. 5.1), а учредитель управления имеет право досрочно востребовать имущество, составляющее объект доверительного управления или его часть путем уведомления доверительного управляющего в письменном виде не менее чем за 10 рабочих дней до даты досрочного получения имущества (п. 3.2).
Инвестиционная декларация предоставляет право доверительному управляющему при снижении стоимости имущества учредителя управления, находящегося в доверительном управлении, на пять процентов от общей его стоимости предпринять необходимые действия по сохранению текущей стоимости имущества, в том числе путем продажи ценных бумаг по ценам ниже цен их приобретения и воздержаться от расходования средств инвестирования в ценные бумаги.
В период с мая по июль 2008 года ответчик на требование истца возвратить полученное в доверительное управление имущество перечислил ему только 343.863.525 руб. 78 коп.
Ответчик, не оспаривая наличие у него лицензии на осуществление брокерской деятельности N 177-02895-100000, выданной ФКЦБ России 27.11.2000 г., а также лицензии профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами N 177-03100-001000, выданной ФКЦБ России 27.11.2000 г., ссылается на привлечение для выполнения своих обязательств перед истцом по договору доверительного управления от 03.05.2007 г. N 1600/070516/ДУ брокера - ОАО "ЮТРЭЙД.РУ" на основании заключенного с этим лицом договора на брокерское обслуживание от 07.05.2007 г. N 3934-07/ЮБ и отрицательные последствия совершенных брокером сделок РЕПО, в силу чего он не может вернуть остальную часть полученного в доверительное управление имущества истца.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1021 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительный управляющий может поручить другому лицу совершать от имени доверительного управляющего действия, необходимые для управления имуществом, если он уполномочен на это договором доверительного управления имуществом, либо получил на это согласие учредителя в письменной форме, либо вынужден к этому в силу обстоятельств для обеспечения интересов учредителя управления или выгодоприобретателя и не имеет при этом возможности получить указания учредителя управления в разумный срок.
В соответствии со статьей 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду.
Доверительный управляющий несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления.
Обязательства по сделке, совершенной доверительным управляющим с превышением предоставленных ему полномочий или с нарушением установленных для него ограничений, несет доверительный управляющий лично.
Оценивая действия доверительного управляющего применительно к целям и задачам управления и условий договора доверительного управления от 03.05.2007 г. N 1600/070516/ДУ, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что действия истца по заключению сделок РЕПО не соответствовали целям консервативной стратегии инвестирования, выбранной истцом при заключении этого договора.
С учетом установленных обстоятельств исполнения ответчиком обязательств по договору доверительного управления от 03.05.2007 г. N 1600/070516/ДУ, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что истец не может нести отрицательные последствия от совершения сделок, заключенных не от имени доверительного управляющего и без согласия истца, поэтому правомерно удовлетворили требования о взыскании с ответчика убытков в размере утраченных денежных средств, ранее переданных ему в доверительное управление..."

Статья 1022. Ответственность доверительного управляющего

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 1022 ГК РФ

1. Ответственность доверительного управляющего
2. Совершение доверительным управляющим сделок с превышением предоставленных ему полномочий
3. Ответственность доверительного управляющего при недостаточности имущества, переданного в доверительное управление
4. Погашение долгов по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом

1. Ответственность доверительного управляющего

Непроявление доверительным управляющим должной заботливости об интересах учредителя управления или выгодоприобретателя при управлении имуществом является основанием для привлечения его к ответственности по п. 1 ст. 1022 ГК РФ.
В судебной практике на сегодняшний день отсутствует единое мнение о том, что следует понимать под проявлением должной заботливости. Такая неопределенность вызвана тем, что законодательство ограничивается общей формулировкой о необходимости осуществлять управление в интересах учредителя управления или выгодоприобретателя (п. 1 ст. 1012 ГК РФ).

1.1. Вывод из судебной практики: С доверительного управляющего средствами пенсионных накоплений, допустившего приобретение неликвидных ценных бумаг, может быть взыскана их стоимость.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 29.07.2010 N ВАС-9541/10 по делу N А40-92496/09-8-749
"...Судом установлено, что между фондом и управляющей компанией заключен договор доверительного управления от 04.12.2007 N ДУ 0027172/12-2007 и дополнительное соглашение N 1 к нему от 20.12.2007, в соответствии с которым фонд как учредитель управления передал управляющей компании как доверительному управляющему принадлежащие фонду активы (пенсионные резервы) в виде денежных средств в размере 166 900 000 рублей.
28.11.2008 фонд направил управляющей компании уведомление о прекращении договора и выводе пенсионных резервов, находящихся в доверительном управлении.
Управляющая компания возвратила фонду денежные средства и по актам приема-передачи передала ценные бумаги, что в совокупности составило 146 702 219 рублей 71 копейку.
Невозврат оставшейся суммы задолженности явился основанием для обращения фонда с настоящим иском.
Из приведенных в заявлении доводов следует, что управляющая компания считает необоснованным отказ фонда в принятии неликвидных ценных бумаг, приобретенных в процессе исполнения договора доверительного управления, а выводы суда в этой части - не соответствующими условиям заключенного договора и требованиям статей 1022 и 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В соответствии со статьей 24 Федерального закона от 07.05.1998 N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" (далее - Закон N 75-ФЗ) размещение средств пенсионных резервов осуществляется на принципах обеспечения сохранности указанных средств и производится исключительно в целях их сохранения и прироста в интересах участников.
В силу пункта 3 статьи 25 Закона N 75-ФЗ управляющая компания должна способами, предусмотренными гражданским законодательством Российской Федерации, обеспечить возврат переданных ей фондом средств пенсионных резервов по договору доверительного управления.
Из этого следует, что надлежащим может быть признано только такое исполнение управляющей компанией своих обязательств по договору доверительного управления, которое обеспечивает достижение целей сохранности и прироста пенсионных резервов, для чего деятельность компании при размещении средств пенсионных резервов должна осуществляться на принципах надежности, ликвидности, доходности и диверсификации.
Управляющая компания, являясь профессиональным управляющим по договору доверительного управления средствами пенсионных резервов, самостоятельно определяет инвестиционную стратегию и в силу пункта 4 статьи 25 Закона N 75 несет ответственность перед фондом по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации.
Исходя из этого, суды пришли к выводу, что приобретение управляющей компанией в процессе исполнения обязательств по договору доверительного управления неликвидных ценных бумаг (что не отрицается заявителем) не может быть признано надлежащим исполнением ею обязательств по договору.
Правовое значение имеет именно достижение цели сохранности и прироста пенсионных резервов, а не само по себе совершение действий независимо от того, привели ли они к указанной цели или нет. В противном случае теряется смысл передачи пенсионных резервов в доверительное управление..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 16.12.2013 N Ф05-4772/2012 по делу N А40-63656/2011
"...При новом рассмотрении дела истец уточнил исковые требования и просил взыскать с ООО "Управляющая Компания "ЮграФинанс" задолженность по возврату средств пенсионных резервов из доверительного управления в размере 1 995 923 476 руб. 80 коп. и указал на то, что предметом спора является взыскание задолженности по возврату средств пенсионных резервов из доверительного управления, а предметом предъявленного иска является требование об исполнении ответчиком обязательства по возврату имущества из доверительного управления в натуре, которое применительно к денежному обязательству имеет вид требования о взыскании задолженности.
Статьей 25 Федерального закона от 07 мая 1998 г. N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" предусмотрено, что передача средств пенсионных накоплений управляющей компании (управляющим компаниям) производится фондом исключительно на основании договора (договоров) доверительного управления в соответствии с требованиями Гражданского кодекса Российской Федерации, настоящего Федерального закона и Федерального закона N 111-ФЗ от 24 июля 2002 г. "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации".
Размещение средств пенсионных резервов, накоплений осуществляется на основании принципов, указанных в статье 24 названного Закона, в том числе принципов обеспечения сохранности указанных средств, обеспечения доходности, диверсификации и ликвидности инвестиционных портфелей, и производится исключительно в целях сохранения и прироста средств пенсионных резервов, накоплений в интересах участников.
Управляющая компания несет ответственность перед фондом и его участниками за ненадлежащее исполнение возложенных на нее обязанностей в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 4 статьи 25 Федерального закона "О негосударственных пенсионных фондах").
В силу пункта 3 статьи 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации при прекращении договора доверительного управления учредителю управления передается имущество (в том числе и по количеству), находящееся в доверительном управлении, если договором не предусмотрено иное.
Удовлетворяя исковые требования, суды пришли к выводу о том, что после расторжения договора N НПФ-05/2008 в 2010 году ответчиком не было надлежащим образом исполнено обязательство по возврату переданных ему в доверительное управление средств пенсионных резервов, в связи с чем денежные средства в размере 1 995 923 476 руб. 80 коп. подлежат взысканию с ответчика в пользу истца.
Принимая во внимание данные экспертного заключения, суды пришли к выводу о том, что размер задолженности по возврату пенсионных резервов из доверительного управления составляет 1 995 923 476 руб. 80 коп. (5 151 596 273 руб. 25 коп. (стоимость имущества, которое должно было быть возвращено) - 3 155 672 796 руб. 45 коп. (рыночная стоимость возвращенного имущества)), которая представляет собой сумму основного долга, не возвращенного после окончания действия договора, и не включает в себя какие-либо гарантированные доходы, проценты.
Кроме того, удовлетворяя исковые требования, суды указали на то, что размещение средств пенсионных резервов в облигации неплатежеспособных эмитентов не отвечало принципу обеспечения сохранности указанных средств, закрепленному законодательством, и не могло обеспечить возврат данных средств пенсионному фонду, что является нарушением предусмотренного договором доверительного управления обязательства по возврату стоимости переданного истцом ответчику имущества.
На основании изложенного суды пришли к обоснованному выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований в заявленном размере..."

По данному делу см. также Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2013 N 09АП-25500/2013.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2013 N 09АП-25500/2013 по делу N А40-63656/2011
"...Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между Истцом и Ответчиком заключен договор от 25.07.2008 N НПФ-05/2008 доверительного управления пенсионными резервами.
Исходя из изложенного, размер задолженности по возврату пенсионных резервов из доверительного управления составляет:
5 151 596 273,25 руб. (стоимость имущества, которое должно было быть возвращено) - 3 155 672 796,45 руб. (рыночная стоимость возвращенного имущества) = 1 995 923 476,80 руб., в связи с чем Истцом был уточнен размер заявленного требования.
Указанная сумма представляет собой сумму основного долга, не возвращенного после окончания действия Договора N НПФ-05/2008, и не включает в себя какие-либо гарантированные доходы, проценты.
Как следует из отчетов Ответчика (том 3, л.д. 4 - 29), последний в 2010 году инвестировал денежные средства Истца в ценные бумаги (облигации ХМСР), по которым Истец не может возвратить пенсионные резервы до настоящего момента по причине их неликвидности и предбанкротного состояния эмитента и поручителя этих ценных бумаг.
В связи с этим, следуя указаниям ФАС МО, суд первой инстанции пришел к выводу, что размещение средств пенсионных резервов в облигации неплатежеспособных эмитентов не отвечал принципу обеспечения сохранности указанных средств, закрепленному законодательством, и не может обеспечить возврат данных средств пенсионному фонду, что является нарушением предусмотренного договором доверительного управления обязательства по возврату стоимости переданного истцом ответчику имущества.
С учетом этого, а также выполненных судом первой инстанции указаний ФАС МО по буквальному толкованию условий договора доверительного управления, по определению рыночной стоимости имущества, переданного истцом ответчику на принципах доходности и сохранности средств пенсионных резервов, апелляционный суд не имеет оснований для переоценки выводов суда первой инстанции.
В силу пункта 2.1.10 Договора N НПФ-05/2008 управляющая компания обязана обеспечить возврат переданного ей Фондом имущества и полученных доходов, за исключением вознаграждения Управляющей компании и понесенных расходов в ходе управления имуществом Фонда, в соответствии с условиями Договора и действующим законодательством.
Пунктом 3 Приложения N 2 к указанному договору закреплено, что целью доверительного управления является исключительно сохранение и прирост имущества для обеспечения интересов участников фонда.
Таким образом, суд первой инстанции установил, что Договором предусмотрено обязательство управляющей компании возвратить переданное ей имущество по размеру, а не по составу (ст. ст. 24 и 25 Закона о негосударственных пенсионных фондах); что пункт 14.7 договора определяет способ возврата средств пенсионных резервов, но не размер.
Истец уточнил в своих пояснениях, что взыскиваемая сумма является задолженностью Ответчика перед Истцом как разница между стоимостью переданного и возвращенного имущества.
При указанном толковании данных норм и положений договора, судом первой инстанции при расчете обоснованно применена рыночная стоимость возвращенных облигаций ООО "Ханты-Мансийск СтройРесурс" 01.
Соответственно, выводы суда первой инстанции в отношении определения и применения рыночной стоимости облигаций ООО "Ханты-Мансийск СтройРесурс" 02 выпуска также являются обоснованными и соответствуют законодательству. Именно в связи с учетом указаний суда кассационной инстанции, изложенных в постановлении ФАС МО от 09.06.2012, судом первой инстанции была назначена по делу судебная экспертиза, согласно которой рыночная стоимость одной процентной облигации ХМСР 02 выпуска составила по состоянию на 11.10.2010 - 179 руб., а по состоянию на 19.11.2010 - 153 руб.
Суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены решения суда, в связи с чем апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит..."

1.2. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий, не реализовавший ценные бумаги при снижении их стоимости ниже определенного в договоре предела, обязан возместить учредителю управления упущенную выгоду в размере разницы стоимости ценных бумаг на момент передачи и на момент реализации.

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд пришел к выводу о том, что доверительный управляющий не проявил должной заботливости об интересах учредителя управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27.01.2011 по делу N А67-3077/2010
"...Как установил суд первой инстанции, между ООО "Диапазон-Финсервис" (Управляющий) и КПК "Тяжинский кредитный союз" (Клиент) заключен договор доверительного управления ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги от 25.01.2008 N 1/ДУ-2008 (далее - Договор), по условиям которого Клиент передает Управляющему в доверительное управление активы, а Управляющий обязуется осуществлять ими управление в течение срока действия договора в интересах Клиента и за вознаграждение, определенное Договором. Под активами клиента понимаются денежные средства, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги, либо ценные бумаги, переданные клиентом управляющему, а также ценные бумаги и/или денежные средства, приобретенные и/или полученные управляющим в ходе управления, а также доходы по ценным бумагам и денежным вкладам (пункт 1.1 Договора).
Пункт 9.2 Инвестиционной декларации предусматривает, что максимально допустимые отрицательные имущественные последствия в результате осуществления доверительного управления активами Клиента не должны превышать 20% от стоимости активов Клиента на момент их передачи в доверительное управление за вычетом стоимости выведенных Клиентом активов.
Для предотвращения уменьшения стоимости активов более чем на 20%, Клиент обязывает Управляющего реализовать все ценные бумаги, составляющие активы, по рыночной цене, при условии достижения стоимости активов клиента значения на 18% меньше стоимости активов Клиента на момент передачи их в доверительное управление (пункт 9.3 Инвестиционной декларации).
Уменьшение стоимости активов КПК "Тяжинский кредитный союз" до значений ниже допустимого уровня, установленного инвестиционной декларацией к Договору, а именно до 9 733 254 рублей 23 копеек, произошло в августе 2008 года. На тот момент денежные активы КПК "Тяжинский кредитный союз" составляли 2 790 728 рублей 93 копейки.
Учитывая, что по данным Фондовой биржи ММВБ о динамике стоимости акций Сбербанка России стоимость ценных бумаг по состоянию на 25.08.2008 составляла 61,27 руб./шт., на 26.08.2008 - 56,35 руб./шт., на 27.08.2008 - 55,16 руб./шт., ООО "Диапазон-Финсервис" обязано было приступить к реализации ценных бумаг 27.08.2008.
Фактически акции Сбербанка России реализованы Управляющим 27.10.2008 в количестве 68 000 штук по цене 26,00 руб./шт., 18.05.2009 в количестве 35 000 штук по цене 34 руб./шт., 26.05.2009 в количестве 35 613 штук по цене 39 руб./шт., всего на сумму 4 346 907 рублей.
Полагая, что ответчиком в результате неисполнения условий договора, а именно не реализации ценных бумаг после снижения их стоимости на 18% от стоимости на момент передачи, ему причинены убытки, КПК "Тяжинский кредитный союз" обратился в арбитражный суд с рассматриваемым иском.
Удовлетворяя иск, суды первой и апелляционной инстанций указали, что в результате неправомерного бездействия ООО "Диапазон-Финсервис", выразившегося в виновном нарушении условий Договора, у КПК "Тяжинский кредитный союз" возникли убытки (упущенная выгода) в сумме 3 298 986 рублей 08 копеек, составляющих разницу стоимости переданных в доверительное управление акций и суммы их несвоевременной реализации (7 645 893 рублей 08 копеек - 4 346 907 рублей).
В силу части 1 статьи 1022 названного Кодекса доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду.
Доверительный управляющий несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления.
При установленных обстоятельствах выводы суда первой и апелляционной инстанций о наличии у ООО "Диапазон-Финсервис" обязанности возместить КПК "Тяжинский кредитный союз" убытки в виде упущенной выгоды в определенном размере, соответствуют имеющимся в деле доказательствам и приведенным нормам права..."

1.3. Вывод из судебной практики: Доверительный управляющий не может быть привлечен к ответственности за приобретение неликвидных ценных бумаг, если учредитель управления не осуществлял контроль за управлением.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд пришел к выводу о том, что нарушения договорных обязательств со стороны доверительного управляющего отсутствовали, поскольку в договоре не была предусмотрена обязанность по извлечению гарантированной прибыли от управления имуществом.

Постановление ФАС Московского округа от 16.06.2010 N КГ-А40/4211-10 по делу N А40-37649/09-62-270
"...Как установлено судами, истец, являясь владельцем инвестиционных паев Закрытого паевого инвестиционного фонда смешанных инвестиций "НМ-Траст АПП" под управлением ответчика, проанализировал отчетность Фонда и текущую ситуацию на рынке ценных бумаг, и пришел к выводу о ненадлежащем качестве услуг по доверительному управлению, оказываемых ответчиком в качестве доверительного управляющего имуществом Фонда.
Ненадлежащее управление, по мнению истца, выразилось в том, что в декабре 2008 года произошла продажа 19 выпусков облигаций из 22, вместо которых были приобретены другие 9 выпусков облигаций, эмитенты которых начали испытывать проблемы с операционной деятельностью, что привело к падению стоимости активов фонда на 34%, почти все приобретенные выпуски являются проблемными: по некоторым выпускам объявлен дефолт или технический дефолт, и они торгуются в настоящее время в рамках 40 - 60%, некоторые даже 0,5 - 1% от номинала, в то время как большинство проданных в декабре выпусков в настоящее время котируются в нормальных для текущего периода пределах 70 - 99% от номинала.
Размер убытков истец основывает на разнице между предположительной стоимостью имущества по состоянию на 31.12.2008 и стоимостью имущества согласно перечню имущества фонда.
В соответствии со ст. 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду.
Доверительный управляющий несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления.
Учитывая, что истец имел возможность и должен был контролировать деятельность ответчика для предотвращения неблагоприятных экономических последствий, при этом получение гарантированной прибыли для истца не является обязательством ответчика по отношению к истцу, а также то, что истец не представил доказательств нарушения ответчиком своих договорных обязательств, приведших к возникновению упущенной выгоды, суды первой и апелляционной инстанции обоснованно пришли к выводу об отказе в иске.
Доводы кассационной жалобы подлежат отклонению, как основанные на неправильном толковании норм материального права и направленные на переоценку доказательств, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции..."

По данному делу см. также Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2010 N 09АП-27101/2009-ГК.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2010 N 09АП-27101/2009-ГК по делу N А40-37649/09-62-270
"...Истец указал, что размер убытка составляет разницу между предположительной стоимостью имущества по состоянию на 31.12.2008 и стоимостью имущества согласно перечню имущества фонда.
Следует отметить, что более успешные, по мнению истца, действия ответчика при управлении другим инвестиционным фондом, а также покупка ценных бумаг, стоимость которых впоследствии снизилась, не доказывают недобросовестных действий управляющей компании, а, следовательно, упущенной выгоды истца. Более того, как указал истец в судебном заседании ответчик на протяжении длительного времени с октября 2008 по март 2009 года не представлял ежемесячных отчетов о своей деятельности. Апелляционный суд считает, что истец в данном случае имел возможность и должен был контролировать деятельность ответчика для предотвращения неблагоприятных экономических последствий, при этом получение гарантированной прибыли для истца не является обязательством ответчика по отношению к истцу, истец же не представил доказательств нарушения ответчиком своих договорных обязательств, приведших к возникновению упущенной выгоды.
Судом первой инстанции исследованы все обстоятельства, имеющие значение для настоящего дела, дана надлежащая оценка доводам сторон и имеющимся в деле доказательствам, приведенные в апелляционной жалобе доводы не нашли правового и документального обоснования..."

1.4. Вывод из судебной практики: Если уменьшение стоимости активов, переданных в доверительное управление, стало следствием изменения конъюнктуры рынка, это не может быть основанием для привлечения доверительного управляющего к ответственности в виде взыскания убытков на соответствующую сумму, поскольку не свидетельствует о ненадлежащем исполнении им своих обязанностей по договору.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.02.2010 по делу N А56-15610/2009
"...Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, между НПФ "Сургутнефтегаз" (Учредитель управления) и ЗАО "УК АВК "Дворцовая площадь" (Управляющий) заключен договор доверительного управления пенсионными резервами от 31.01.2003 N УЮ-0002/1-03. По условиям этого договора (в редакции дополнительного соглашения от 19.03.2007 N 20 - т. 1, л. 103 - 116) Учредитель управления обязуется передать активы (переданные Учредителем управления ценные бумаги и денежные средства, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги, являющиеся пенсионными резервами НПФ "Сургутнефтегаз", а также ценные бумаги и денежные средства, приобретенные и/или полученные Управляющим в ходе управления и принадлежащие НПФ "Сургутнефтегаз" на праве собственности), а ЗАО "УК АВК "Дворцовая площадь" обязуется за вознаграждение осуществлять доверительное управление переданными истцом активами путем формирования инвестиционного портфеля и осуществлять управление инвестиционным портфелем в интересах НПФ "Сургутнефтегаз", являющегося выгодоприобретателем по договору, на принципах надежности, сохранности, ликвидности, доходности и диверсификации.
Полагая, что ему причинены убытки в размере 39 733 203 руб. 81 коп., составляющем разницу между балансовой стоимостью активов, переданных в доверительное управление ответчику, и фактической балансовой стоимостью активов по состоянию на 31.12.2008 и неправомерно не выплачен гарантированный доход в размере 22 097 348 руб. 69 коп., НПФ "Сургутнефтегаз" обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
В соответствии со статьей 24 Федерального закона от 07.05.1998 N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" (далее - Закон N 75-ФЗ) размещение средств пенсионных резервов осуществляется на принципах обеспечения сохранности указанных средств и производится исключительно в целях их сохранения и прироста в интересах участников.
Надлежащее исполнение управляющей компанией своих обязанностей означает проявление должной заботливости об интересах выгодоприобретателя и фонда, осуществление деятельности в соответствии с принципами надежности, ликвидности, доходности и диверсификации. Управляющая компания должна действовать добросовестно, при размещении средств пенсионных резервов и инвестировании средств пенсионных накоплений соблюдать все требования действующего законодательства и положений договора доверительного управления, размещать указанные средства только в разрешенные активы, перечислять в фонд средства, необходимые для пенсионных выплат участникам фонда.
В статье 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что управляющая компания за ненадлежащее исполнение обязательств, возложенных на нее нормативными правовыми актами и договором доверительного управления, возмещает:
фонду реальный ущерб (убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа), а также упущенную выгоду (неполученные доходы, которые могли бы быть получены при обычных условиях);
участникам фонда упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом.
В рассматриваемом случае истец в силу статей 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должен доказать неправомерность действий ответчика, наличие причинной связи между допущенными действиями и возникшими убытками, размер убытков.
Как правильно указали суды, причинная связь между действиями (либо бездействием) доверительного управляющего и неблагоприятными имущественными последствиями, равно как противоправность поведения доверительного управляющего, которая состоит в неисполнении или ненадлежащим исполнении им своих обязанностей по договору, т.е. в непроявлении должной заботливости об интересах, обозначенных в договоре, должна быть доказана стороной, требующей соответствующего возмещения.
Суды указали, что ответчиком размещение активов истца осуществлялось в соответствии с требованиями Федерального закона от 24.07.2002 N 111-ФЗ "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации", действий в отношении объектов инвестирования, запрещенных положениями Закона N 75-ФЗ, ЗАО "УК АВК "Дворцовая площадь" не совершалось, к ответственности в порядке статьи 21 названного Закона управляющая компания не привлекалась. Наличие разницы между балансовой и рыночной стоимостью ценных бумаг в последний отчетный период было вызвано изменением конъюнктуры рынка и не свидетельствует о ненадлежащем исполнении ответчиком своих обязанностей по договору..."

2. Совершение доверительным управляющим сделок с превышением предоставленных ему полномочий

Гражданским кодексом Российской Федерации, в частности п. 1 ст. 1012, установлено, что управление имуществом осуществляется в интересах учредителя управления или выгодоприобретателя.
Полномочия доверительного управляющего могут быть ограничены договором доверительного управления (п. 2 ст. 1012, п. 1 ст. 1020 ГК РФ).
В соответствии с п. 2 ст. 1022 ГК РФ доверительный управляющий лично несет обязательства по сделке, совершенной с превышением предоставленных полномочий или с нарушением установленных для него ограничений.
Однако, если участвующие в сделке третьи лица не знали и не должны были знать о превышении полномочий или об установленных ограничениях, возникшие обязательства подлежат исполнению в порядке, установленном п. 3 ст. 1022 ГК РФ.
Согласно п. 3 ст. 1022 ГК РФ долги по обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением имуществом, погашаются в первую очередь за счет этого имущества.
Таким образом, в судебной практике возникает вопрос о том, как защитить интересы учредителя управления, если доверительным управляющим нарушены ограничения на совершение определенных действий в отношении переданного имущества, установленные в договоре.
В частности, речь идет о возможности признать сделку, совершенную доверительным управляющим с превышением предоставленных ему полномочий, недействительной на основании ст. 168 ГК РФ, как сделку, не соответствующую требованиям закона.
Кроме того, неясна возможность применения к отношениям, возникающим в связи с договором доверительного управления, положений ст. 183 ГК РФ в части последующего одобрения сделки, заключенной с превышением предоставленных полномочий.

2.1. Вывод из судебной практики: По вопросу о недействительности сделок, заключенных доверительным управляющим с превышением предоставленных ему договором полномочий, существует две позиции судов.

Позиция 1. Превышение доверительным управляющим предоставленных ему договором полномочий не является основанием для признания заключенных им сделок недействительными.

Судебная практика:

Примечание: Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд исходил из возможности применить к спорным отношениям положения ст. 183 ГК РФ в части регулирования последствий заключения сделки неуполномоченным лицом.

Постановление ФАС Московского округа от 20.05.2005 N КГ-А40/3640-05
"...Как следует из материалов дела и установлено судом, между истцом и ответчиком заключен договор доверительного управления недвижимым имуществом N 01 от 30.05.2001, в соответствии с которым ЗАО "ЦМД", являясь собственником недвижимого имущества, перечисленного в п. 1.1 договора, передало его в доверительное управление ООО "УКМД" (Д.У.).
В соответствии с п. 2.9 договора единственным правом по обременению помещений, указанных в п. 1.1, является право управляющего сдавать помещение в аренду. Данное право может быть исполнено управляющим только с письменного разрешения истца, которое оформляется в виде соглашения к настоящему договору.
Действуя на основании названного договора, ООО "УКМД" (Д.У.) заключило с ООО "Евро-Альянс Холдинг" 22.11.2002 договор N 32-СК аренды нежилого помещения, расположенного в г. Москве, ул. Складочная, д. 1, стр. 1, площадью 6778,6 кв. м, и соглашение N 01 от 22.11.2002 к данному договору.
Предъявляя иск, истец ссылается на то, что он не уполномочивал (не давал разрешения) ООО "УКМД" (Д.У.) сдавать в аренду строение N 1 по ул. Складочная, д. 1. В связи с чем считает, что договор аренды N 32-СК и соглашение N 01 к нему, заключенные между ответчиком и третьим лицом, являются ничтожными в силу ст. 168 ГК РФ, как не соответствующие ст. 608 ГК РФ.
Разрешая спор, суд установил, что отсутствуют основания для признания договора аренды недействительным по основаниям ст. 168 ГК РФ.
Суд правильно указал на то, что правоотношения между собственником имущества и доверительным управляющим регулируются специальными нормами права (глава 53 ГК РФ).
В соответствии с ч. 2 ст. 1022 ГК РФ обязательства по сделке, совершенной доверительным управляющим с превышением предоставленных ему полномочий или с нарушением установленных для него ограничений, несет доверительный управляющий лично.
Правовые последствия такой сделки определяются в соответствии с положениями ст. 183 ГК РФ.
Из названных норм закона следует, что превышение доверительным управляющим своих полномочий не может служить основанием для признания сделки не соответствующей положениям ст. 608 ГК РФ.
С учетом установленного судом принято правильное решение об отказе в удовлетворении исковых требований..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Примечание: Отказывая в удовлетворении исковых требований о признании недействительным договора, заключенного доверительным управляющим с превышением полномочий, суд указал на недобросовестное поведение учредителя управления и самого доверительного управляющего, а также на неосведомленность арендатора об ограничении прав доверительного управляющего заключать сделки с переданным в управление имуществом.

Постановление ФАС Московского округа от 15.12.2004, 07.12.2004 N КГ-А40/11508-04
"...Закрытое акционерное общество (ЗАО) "ЦМД" обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Обществу с ограниченной ответственностью (ООО) "УКМД" и ООО "ФСГ СТК" о признании недействительным договора аренды от 21.10.02 N 31-СВ.
Из материалов дела усматривается, что между ООО "УКМД" (арендодатель) и ООО "ФСГ СТК" (арендатор) заключен договор аренды от 21.10.02 N 31-СВ.
Заявляя требование о признании договора недействительным, ЗАО "ЦМД" ссылалось на то, что договор аренды от 08.05.98 N 04-с/98 является ничтожным, как подписанный со стороны арендодателя лицом, не управомоченным на это собственником арендуемого имущества.
Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что договор аренды от 21.01.02 N 31-СВ заключен доверительным управляющим с превышением полномочий, установленных договором доверительного управления.
При этом судами установлено также, что ООО "ФСГ СТК" не было и не должно было быть известно об ограничениях прав доверительного управляющего, а собственник и доверительный управляющий действовали между собой недобросовестно.
При таких обстоятельствах суд сделал обоснованный вывод об отсутствии оснований для признания оспариваемого договора недействительным, правомерно применив к спорным правоотношениям статью 1022 ГК РФ.
С учетом установленного суды обоснованно отказали в удовлетворении исковых требований о признании договора недействительным по заявленным основаниям..."

По данному делу см. также Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2004, 25.10.2004 по делу N 09АП-3582/04-ГК.

Примечание: Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того обстоятельства, что ограничения полномочий доверительного управляющего установлены договором, а не законом.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2004, 25.10.2004 по делу N 09АП-3582/04-ГК
"...В ходе судебного заседания установлено, что оспариваемый договор аренды от 21.10.02 N 31-СВ заключен доверительным управляющим ООО "УКМД", а не собственником спорного имущества ЗАО "ЦМД", на основании договора доверительного управления N 01 от 30.05.2001, что прямо указано в п. 1.1 договора.
Согласно ст. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.98 N 9 в случаях, когда сделка совершена с применением полномочий, установленных законом, надлежит руководствоваться ст. 168 ГК РФ.
В данном случае доверительный управляющий превысил полномочия, установленные договором доверительного управления, а не законом, 2-й ответчик не знал и не должен был знать об ограничениях прав доверительного управляющего, свои обязательства как арендатора исполнены им надлежащим образом, в том числе по внесению арендной платы, которая перечислялась доверительным управляющим выгодоприобретателю, т.е. собственнику.
Действия доверительного управляющего регулируются специальными нормами, в том числе п. 2 ст. 1022 ГК РФ, из которого следует, что обязательства по сделке, совершенной доверительным управляющим с превышением предоставленных ему полномочий или с нарушением установленных для него ограничений, несет доверительный управляющий лично.
В связи с тем, что материалами дела не доказано, что 2-й ответчик знал или должен был знать, в отличие от истца и 1-го ответчика, о наличии ограничений по договору доверительного управления, а собственник и доверительный управляющий действовали между собой недобросовестно и их действия не могли быть отражены на правах добросовестного арендатора, у суда не было оснований для признания оспариваемой сделки недействительной.
Суд обоснованно пришел к выводу, что договор заключен лицом, управомоченным собственником, с превышением полномочий, установленных договором доверительного управления.
В связи с указанным доводы апелляционной жалобы не нашли своего правового и документального подтверждения, решение суда первой инстанции законно и обоснованно..."

Позиция 2. Если доверительный управляющий превысил предоставленные по договору полномочия, заключенные им сделки могут быть признаны недействительными (оспоримыми).

Судебная практика:

Примечание: Решение суда признать оспоримой сделку, совершенную доверительным управляющим с превышением предоставленных ему полномочий, принято на основании нормы ст. 174 ГК РФ.

Постановление ФАС Московского округа от 05.08.2004 N КГ-А40/6587-04
"...ЗАО "ЦМД" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО "УКМД" (Д.У.) и ООО "Фирма Манор" о признании договора аренды от 25.03.03 N 46-СВ недействительным со ссылкой на то, что доверительный управляющий был не вправе сдавать в аренду нежилое помещение площадью 2663,4 кв. м по ул. Сущевский Вал, д. 5, стр. 1 в Москве без согласия собственника.
Решением от 25.05.04 в иске отказано по мотиву соответствия спорного договора аренды ст. 608 ГК РФ.
Как установлено судом при рассмотрении спора по существу, между ответчиками заключен спорный договор от 25.03.03 N 46-СВ на аренду нежилого помещения площадью 2663,4 кв. м по ул. Сущевский Вал, д. 5, стр. 1 в Москве без согласия ЗАО "ЦМД" как единственного участника ООО "УКМД" (Д.У.) и собственника этого объекта недвижимости.
В соответствии с п. 2 ст. 1012 ГК РФ осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя. Законом или договором могут быть предусмотрены ограничения в отношении отдельных действий по доверительному управлению имуществом.
Согласно условиям договора доверительного управления от 30.05.01 N 01 доверительный управляющий имеет право сдавать в аренду помещения только с письменного разрешения собственника.
Обращаясь в арбитражный суд, истец просил признать сделку недействительной в силу ее ничтожности по основаниям, предусмотренным ст. 168 ГК РФ.
Суд, отказывая в иске, правильно указал, что спорный договор является оспоримым (ст. 174 ГК РФ), как противоречащий договору доверительного управления..."

2.2. Вывод из судебной практики: Если по условиям договора доверительный управляющий обязан получать согласие учредителя управления на совершение определенных действий, то принятие последним исполнения по заключенной доверительным управляющим сделке свидетельствует о ее одобрении.

Примечание: В приведенных ниже судебных актах принятие учредителем управления арендной платы расценено судом как согласие на заключение доверительным управляющим договора аренды объекта управления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.12.2008 по делу N А28-3145/2008-115/17
"...Как установил суд и видно из документов, муниципальное образование "Город Киров" в лице главы администрации (учредитель управления) и ООО "Эколайн-Плюс" (доверительный управляющий) заключили договор от 29.05.2003 доверительного управления имуществом, по которому муниципалитет передал своему контрагенту на срок с 01.06.2003 по 31.05.2008 здание дома быта общей площадью 11 211 квадратных метров, расположенное по адресу: город Киров, улица Воровского, 43. Доверительный управляющий принял имущество и обязался осуществлять управление им в интересах учредителя управления.
ООО "Эколайн-Плюс" в рамках реализации своих правомочий доверительного управляющего заключило с ООО "Европейский-плюс" договор аренды от 01.02.2007 N 218, по которому в пользование последнему передано нежилое помещение площадью 343,7 квадратных метров, расположенное на седьмом этаже здания по адресу: город Киров, улица Воровского, дом 43, для размещения офиса. Договор аренды заключен на неопределенный срок.
В силу статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации, если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором либо полномочия органа юридического лица - его учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, и при ее совершении указанный орган вышел за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.
Таким образом, в целях применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации могут приниматься во внимание лишь ограничения, установленные в договоре.
В пункте 1 статьи 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление. Распоряжение недвижимым имуществом доверительный управляющий осуществляет в случаях, предусмотренных договором доверительного управления.
Из приведенных норм следует, что доверительный управляющий - ООО "Эколайн-плюс" - на момент заключения договора аренды осуществлял правомочия собственника имущества, а потому вправе сдавать имущество в аренду.
В пункте 2.3.1 спорного договора предусмотрено, что доверительный управляющий вправе совершать в отношении переданного ему имущества любые сделки с третьими лицами, не противоречащие действующему законодательству, правовым актам представительных и исполнительных органов Кировской области и муниципального образования "Город Киров" принятых на момент заключения данных сделок; передача имущества во временное владение и (или) пользование третьим лицам может быть осуществлена только на срок до окончания действия договора доверительного управления; передача имущества во временное владение и (или) пользование третьим лицам на более длительный срок возможна только с согласия учредителя управления.
Таким образом, по договору доверительного управления для заключения сделки на срок, превышающий срок доверительного управления, ООО "Эколайн-плюс" обязан получить согласие учредителя управления.
Суд апелляционной инстанции установил обстоятельства, свидетельствующие о фактическом одобрении оспариваемой сделки уполномоченным лицом - учредителем по договору доверительного управления - с его молчаливого согласия путем принятия арендной платы. Доказательств, свидетельствующих о возврате истцом денежных средств ООО "Европейский-плюс", в материалах дела не имеется..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 22.04.2009 N 4379/09 по делу N А28-3145/2008-115/17
"...Муниципальное образование "Город Киров" в лице главы администрации (учредитель управления) и ООО "Эколайн-Плюс" (доверительный управляющий) заключили договор от 29.05.2003 доверительного управления имуществом, по которому муниципалитет передал своему контрагенту на срок с 01.06.2003 по 31.05.2008 здание. Доверительный управляющий принял имущество и обязался осуществлять управление им в интересах учредителя управления. Договор доверительного управления зарегистрирован в установленном законом порядке. ООО "Эколайн-Плюс" в рамках реализации своих правомочий доверительного управляющего заключило с ООО "Европейский-плюс" договор аренды, по которому в пользование последнему передано указанное нежилое помещение. Договор аренды заключен на неопределенный срок. Считая договор аренды недействительным, Администрация обратилась в суд с настоящим требованием.
В силу статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации, если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором либо полномочия органа юридического лица - его учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, и при ее совершении указанный орган вышел за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.
Согласно пункту 1 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
Договором предусмотрено, что доверительный управляющий вправе совершать в отношении переданного ему имущества любые сделки с третьими лицами, не противоречащие действующему законодательству, правовым актам представительных и исполнительных органов Кировской области и муниципального образования "Город Киров" принятых на момент заключения данных сделок; передача имущества во временное владение и (или) пользование третьим лицам может быть осуществлена только на срок до окончания действия договора доверительного управления; передача имущества во временное владение и (или) пользование третьим лицам на более длительный сро