Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Банковский вклад

Обновлено 17.10.2017 23:55

Глава 44. Банковский вклад

 

 

Статья 834. Договор банковского вклада

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 834 ГК РФ

1. Существенные условия договора банковского вклада (депозита)
2. Правовая природа договора банковского вклада (депозита)
3. Момент, с которого договор банковского вклада (депозита) считается заключенным
4. Действия, не свидетельствующие о заключении договора банковского вклада (депозита)
5. Право банка на списание денежных средств с депозитного счета вкладчика
6. Обращение взыскания на денежные средства, находящиеся во вкладе
7. Плата за совершение операций по банковскому вкладу
8. Условия договора банковского вклада (депозита), ущемляющие права потребителей
9. Применение Закона "О защите прав потребителей" к правоотношениям, вытекающим из договора банковского вклада (депозита)
10. Сохранение банковской тайны
11. Расторжение договора банковского вклада (депозита) по инициативе банка
12. Соблюдение законодательства о рекламе при заключении договора банковского вклада (депозита)
13. Предоставление в компетентные органы сведений об открытии и закрытии счета, на который внесен вклад
14. Возврат вклада

1. Существенные условия договора банковского вклада (депозита)

Статья 432 ГК РФ относит к существенным условиям предмет договора, а также условия, которые являются существенными или необходимыми для договора данного вида согласно законам или иным нормативным актам.
Ни ст. 834 ГК РФ, ни иные статьи Гражданского кодекса РФ, посвященные регулированию правоотношений, возникающих из договора банковского вклада, не содержат норм, определяющих существенные условия данного договора.
В п. 3 ст. 834 ГК РФ говорится, что к отношениям банка и вкладчика применяются правила о договоре банковского счета (гл. 45 ГК РФ), если иное не предусмотрено правилами гл. 44 ГК РФ или не вытекает из существа договора банковского вклада.
Статья 30 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках и банковской деятельности) указывает, что отношения между кредитными организациями и их клиентами осуществляются на основе договоров, которые должны содержать данные о процентных ставках по кредитам и вкладам (депозитам), стоимости банковских услуг и сроках их выполнения, в том числе сроках обработки платежных документов, об имущественной ответственности сторон за нарушения договора, включая ответственность за нарушение обязательств по срокам осуществления платежей, а также сведения о порядке расторжения договора и другие существенные условия.
Нормы о договоре банковского счета не содержат перечня существенных условий, а в упомянутой статье Закона о банках и банковской деятельности не сказано, к какому конкретно договору должны применяться приведенные выше положения.
Среди государственных органов также отсутствует четкое понимание того, какие условия в договоре банковского вклада должны быть отнесены к существенным.
В частности, в соответствии с письмом Банка России от 27.03.1996 N 25-1-322 "О Методических рекомендациях по проверке депозитных операций" при оформлении депозитных договоров наиболее распространенными являются следующие нарушения: отсутствуют сроки возврата депозита и выплаты процентов, не отражены данные о размере процентных ставок в случае досрочного изъятия или задержки возврата денежных средств депозитору, а также о досрочном возврате денежных средств по инициативе банка, не определены условия продления депозитного договора и т.д.
В Государственном докладе МАП России "Защита прав потребителей в Российской Федерации в 2003 году" при перечислении существенных условий договора банковского вклада были продублированы положения ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности, а также упомянуты сведения о стоимости банковских услуг.
Анализ судебной практики позволяет выявить существенные условия договора банковского вклада и ответить на вопрос о том, в каком случае их отсутствие служит основанием для вывода суда о незаключенности договора.

1.1. Вывод из судебной практики: Условия о размере оплаты оказанных банком услуг и о порядке и сроках ее внесения являются существенными условиями договора банковского вклада (депозита) с физическим лицом.

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 27.12.2010 N Ф03-8951/2010 по делу N А37-580/2010
"...Как установлено судами и подтверждается материалами дела, на основании жалобы от 15.12.2009 Липковой Нины Васильевны Управлением Роспотребнадзора по Магаданской области на основании распоряжения от 24.12.2009 N 256 в отношении Сбербанка России ОАО проведена внеплановая документарная проверка по вопросу соблюдения банком законодательства в сфере защиты прав потребителей.
Согласно статье 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующими в момент его заключения.
Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, а также те условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные и необходимые для договоров данного вида (пункт 1 статьи 432 ГК РФ).
В соответствии со статьей 30 Закона о банках и банковской деятельности отношения между Банком России, кредитными организациями и их клиентами осуществляются на основе договоров, если иное не предусмотрено федеральным законом. В договоре должны быть указаны процентные ставки по кредитам и вкладам (депозитам), стоимость банковских услуг и срок их выполнения, в том числе сроки обработки платежных документов, имущественная ответственность сторон за нарушение договора, включая ответственность за нарушение обязательства по срокам осуществления платежей, а также порядок его расторжения и другие существенные условия договора.
Учитывая изложенное, а также тот факт, что к отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета (глава 45 ГК РФ), условия договора, которыми предусмотрена обязанность клиента по оплате оказанных банком услуг, о размере такой платы, порядке и сроках ее внесения, по признаку относимости к предмету договора являются существенными условиями договора.
Судами установлено, что в договоре от 11.01.2006 N 42307.810.2.36000126965/48 о вкладе "Универсальный Сбербанка России" заключенном с Липковой Н.В. и в типовой форме договора вклада "Универсальный Сбербанка России" предусмотрено право банка при выдаче наличными деньгами денежных средств, поступивших безналичным путем, взимание платы согласно тарифам путем удержания из сумм, подлежащих выплате (пункт 3.9).
Следовательно, арбитражный суд апелляционной инстанции обосновано пришел к выводу о правомерности предписания в части необходимости отражать в договорах вклада "Универсальный Сбербанка России" условие о стоимости банковских услуг, оценив данные условие как существенное..."

2. Правовая природа договора банковского вклада (депозита)

В соответствии с п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк) принимает поступившую от другой стороны (вкладчика) или для нее денежную сумму (вклад) и обязуется возвратить эту сумму и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, которые предусмотрены договором.
Несмотря на то что данное положение содержит описание предмета договора банковского вклада, судам нередко приходится решать вопрос о правовой природе этого договора и о возможности применения к нему норм, регулирующих отношения, возникающие из других договоров.
Кроме того, в судебной практике возникают вопросы о том, в каких случаях договор банковского вклада квалифицируется в качестве договора присоединения.

2.1. Вывод из судебной практики: Договор срочного банковского вклада с гражданином является договором присоединения, если его условия определяются банком в стандартных формах.

Судебная практика:

Примечание: Постановление Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П вынесено на основании договора банковского вклада, заключенного до введения в действие части второй Гражданского кодекса РФ.

Постановление Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П
"...1. Гражданка О.Ю. Веселяшкина в феврале 1996 года заключила с Мещанским отделением Сберегательного банка Российской Федерации договор срочного банковского вклада, по условиям которого предусматривалась процентная ставка по вкладу в размере 4,5% в месяц. В связи с тем, что начиная с марта 1996 года Сбербанк России в одностороннем порядке снижал данную ставку, О.Ю. Веселяшкина обратилась в Истринский районный суд Московской области с иском к этому банку, рассмотрение которого после обращения заявительницы в Конституционный Суд Российской Федерации было приостановлено.
В марте 1997 года граждане О.Ю. Веселяшкина и А.Ю. Веселяшкин заключили с филиалом акционерного банка "Инкомбанк" договор срочного банковского вклада "Москва - 850 лет", согласно которому процентная ставка по вкладу составляла 31,2% годовых. В течение года банк в одностороннем порядке дважды снижал размер процента по вкладу. Красногорский районный суд Московской области, куда О.Ю. Веселяшкина и А.Ю. Веселяшкин обратились с иском о признании недействительным условия договора, предусматривавшего право "Инкомбанка" уменьшать в одностороннем порядке процентную ставку по вкладу, и о взыскании причиненных им убытков, в удовлетворении исковых требований отказал, сославшись на часть вторую статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности".
Гражданин Н.П. Лазаренко в феврале 1996 года заключил с Сокольническим отделением Сберегательного банка Российской Федерации два договора о срочном вкладе с процентной ставкой в размере 90% годовых. Банк в течение срока договоров неоднократно в одностороннем порядке снижал эту ставку. Преображенский межмуниципальный суд города Москвы, куда Н.П. Лазаренко обратился с иском о взыскании со Сбербанка России причитающихся ему денежных сумм из расчета первоначальной процентной ставки, со ссылкой на часть вторую статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" отказал в удовлетворении исковых требований. Судебная коллегия Московского городского суда оставила данное решение без изменения.
В качестве способов ограничения конституционной свободы договора на основании федерального закона предусмотрены, в частности, институт публичного договора, исключающего право коммерческой организации отказаться от заключения такого договора, кроме случаев, предусмотренных законом (статья 426 ГК Российской Федерации), а также институт договора присоединения, требующего от всех заключающих его клиентов - граждан присоединения к предложенному договору в целом (статья 428 ГК Российской Федерации).
К таким договорам присоединения, имеющим публичный характер, относится и договор срочного банковского вклада с гражданами (пункт 2 статьи 834 ГК Российской Федерации), условия которого в соответствии с пунктом 1 статьи 428 ГК Российской Федерации определяются банком в стандартных формах. В результате граждане - вкладчики как сторона в договоре лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы договора и как таковое требует соблюдения принципа соразмерности, в силу которой гражданин как экономически слабая сторона в этих правоотношениях нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны, т.е. для банков.
При этом возможность отказаться от заключения договора банковского вклада, внешне свидетельствующая о признании свободы договора, не может считаться достаточной для ее реального обеспечения гражданам, тем более когда не гарантировано должным образом право граждан на защиту от экономической деятельности банков, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, не предусмотрены механизмы рыночного контроля за кредитными организациями, включая предоставление потребителям информации об экономическом положении банка, и гражданин вынужден соглашаться на фактически диктуемые ему условия, в том числе на снижение банком в одностороннем порядке процентной ставки по вкладу..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Примечание: В приведенном ниже Определении рассматривался спор из договора банковского вклада, заключенного до введения в действие части второй Гражданского кодекса РФ. Суд сделал вывод о том, что к договорам присоединения, имеющим публичный характер, относятся и договоры банковского вклада до востребования.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.06.2006 N 257-О
"...1. Решением Фрунзенского районного суда города Владивостока от 24 октября 2003 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 23 декабря 2003 года, гражданину К.Т. Трофимову было отказано в удовлетворении исковых требований к ОАО "Дальневосточный банк" о признании недействительным расторжения договора банковского вклада и возмещении убытков. Свои требования истец обосновывал тем, что им был заключен с банком договор вклада до востребования с процентной ставкой 300% годовых, а в январе 2000 года банк в одностороннем порядке расторг договор и прекратил начислять проценты по вкладу. Однако суд установил, что имелся лишь один заключенный между банком и гражданином К.Т. Трофимовым договор на условиях 300% годовых - договор срочного вклада, оформленный 14 марта 1995 года на срок до 31 декабря 1999 года; в отношении же его вклада до востребования действовали условия публичного договора, не предусматривавшие подобных процентных ставок.
Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 февраля 1999 г. N 4-П по делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", в качестве способов ограничения конституционной свободы договора на основании федерального закона предусмотрены, в частности, институт публичного договора, исключающего право коммерческой организации отказаться от заключения такого договора, кроме случаев, предусмотренных законом (статья 426 ГК Российской Федерации), а также институт договора присоединения, требующего от всех заключающих его клиентов-граждан присоединения к предложенному договору в целом (статья 428 ГК Российской Федерации).
К таким договорам присоединения, имеющим публичный характер, относится и договор банковского вклада с гражданами, как срочного, так и до востребования (пункт 2 статьи 834 ГК Российской Федерации)..."

Определение Верховного Суда РФ от 10.05.2011 N 5-В11-46
"...Из материалов дела следует, что 31 июля 2009 г. между Понедельниковым В.В. и Банком заключен договор банковского вклада "<...>", в соответствии с которым истец передал ответчику на условиях срочного пополняемого вклада денежные средства в сумме <...> руб. со сроком размещения вклада 1 год и 1 день и уплатой процентов на сумму вклада из расчета 16% годовых (л.д. 8 - 9).
Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора (пункты 1 и 2 статьи 428 Гражданского кодекса Российской Федерации).
К договорам присоединения, имеющим публичный характер, относится договор срочного банковского вклада с гражданами (пункт 2 статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации), условия которого определяются банком в стандартных формах.
Из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что граждане-вкладчики как сторона договора присоединения вправе требовать расторжения или изменения договора, не противоречащего закону, по основаниям, указанным в статье 428 (пункт 2) Гражданского кодекса Российской Федерации. Такие граждане тем более вправе требовать признания отдельных условий договора присоединения или договора присоединения в целом недействительными, если его условия противоречат закону..."

Суды общей юрисдикции

Апелляционное определение Верховного суда Республики Тыва от 05.06.2013 по делу N 33-485/2013
"...В соответствии с пп. "ж" п. 2 договора Банк имеет право отказать Вкладчику в дальнейшем реинвестировании вклада в случае, если прием Банком средств на условиях вклада "Капитал" прекращен. В этом случае в 24 часа дня, равного дате завершения очередного срока вклада, Банк производит возврат (выдачу) вклада и процентов на указанный клиентом счет с соблюдением условий Договора. При этом Банк обязан известить, Вкладчика о прекращении приема данного вида вклада через средства массовой информации и/или через информационные стенды в дополнительных офисах и филиалах Банка.
Таким образом, судом установлено, что между С.Г.Н. и ответчиком был заключен договор банковского вклада "Капитал" на 6 месяцев (до 28 декабря 2005 года), с условием о реинвестировании, однако до истечения срока договора Правлением ОАО АКБ "Росбанк" принято решение о прекращении приема вкладов с 01 ноября 2005 года, за исключением перечня видов вкладов, указанных в п. 3 приказа N 693 от 24 октября 2005 года.
Истица просила признать недействительными условия, содержащиеся в пп. "ж" п. 2 договора, так как данное условие противоречит ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей".
Суд пришел к выводу о том, что нарушений требований ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" включением в пп. "ж" п. 2 Договора банковского вклада "Капитал" условия о способе информирования вкладчиков о прекращении приема данного вида вклада после окончания срока действия договора банковского вклада и как следствие отказа в реинвестировании, не имеется, поэтому отказал в удовлетворении иска в части признания недействительным условия договора.
С данным выводом судебная коллегия согласна, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 834 ГК РФ договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признается публичным договором. В силу ст. 426 ГК РФ условия договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей. Договор срочного банковского вклада относится к договорам присоединения, условия которого в соответствии с п. 1 ст. 428 ГК РФ определяются банком в стандартных формах.
Условия о доведении до сведения вкладчиков информации о прекращении приема вкладов по ранее действовавшим условиям через информационные стенды и средства массовой информации отвечает требованиям, предъявляемым УК условиям заключения публичных договоров - в том числе договоров присоединения. Исходя из материалов дела до вкладчиков доводилась информация не о расторжении договора срочного вклада, а о том, что после окончания срок действия договора, согласованного сторонами при заключении договора, реинвестирование на новый срок осуществляться не будет. С учетом этого, вывод суда в этой части является правильным, нарушений требований ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" включением в пп. "ж" п. 2 Договора банковского вклада "Капитал" условия о способе информирования вкладчиков о прекращении приема данного вида вклада после окончания срока действия договора банковского вклада и как следствие отказа в реинвестировании, не имеется..."

2.2. Вывод из судебной практики: Договор детского целевого вклада является договором присоединения, имеющим публичный характер, если предложение заключить его на одинаковых для всех условиях предлагалось банком неопределенному кругу лиц.

Примечание: Приведенные ниже судебные акты рассматривали споры из договоров банковского вклада, заключенных до введения в действие как части первой, так и части второй Гражданского кодекса РФ.

Судебная практика:

Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2006 N 34-В06-65
"...Из материалов дела усматривается, договор банковского вклада, заключенный между В. и Акционерным коммерческим Сберегательным банком РФ в лице Мурманского отделения N 8627 был заключен 8 апреля 1994 года, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом Судебная коллегия считает необходимым указать на следующие обстоятельства: заключенный между сторонами договор целевого вклада на детей является договором присоединения, имеющим публичный характер, заключить подобный договор на одинаковых для всех вкладчиков условиях предлагалось Сбербанком РФ неопределенному кругу лиц. Для всех вкладчиков условия договора целевого вклада на детей, в том числе, и условие о праве Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать в зависимости от уровня инфляции и дохода банка процентные ставки по вкладам, были заранее определены в стандартной форме в Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р. Соответственно вкладчик мог либо принять такие условия размещения вклада без каких-либо оговорок, присоединившись к предложенному Сбербанком РФ договору в целом, либо отклонить условия договора в полном объеме. Согласие на заключение договора на иных, чем было предложено, условиях признавалось отказом от заключения договора..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Верховного Суда РФ от 12.09.2006 N 34-В06-95
"...Из материалов дела усматривается, что договоры банковского вклада, заключенные между И.П.Я. и акционерным коммерческим Сберегательным банком РФ в лице Мурманского отделения N 8627, были заключены 3 августа 1992 года, 13 января 1994 года и 14 марта 1994 года, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом Судебная коллегия считает необходимым указать на следующие обстоятельства: заключенные между сторонами договоры целевого вклада на детей являются договорами присоединения, имеющими публичный характер, заключить подобные договоры на одинаковых для всех вкладчиков условиях предлагалось Сбербанком РФ неопределенному кругу лиц. Для всех вкладчиков условия договора целевого вклада на детей, в том числе и условие о праве Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать в зависимости от уровня инфляции и дохода банка процентные ставки по вкладам, были заранее определены в стандартной форме в Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р. Соответственно, вкладчик мог либо принять такие условия размещения вклада без каких-либо оговорок, присоединившись к предложенному Сбербанком РФ договору в целом, либо отклонить условия договора в полном объеме. Согласие на заключение договора на иных, чем было предложено, условиях признавалось отказом от заключения договора..."

Определение Верховного Суда РФ от 25.07.2006 N 9-В06-7
"...Из материалов дела усматривается, что договор целевого вклада на детей N Н-269 на имя Р.Я. был заключен между Р. и Сормовским отделением АК СБ РФ N 6652 6 мая 1993 года, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом Судебная коллегия считает необходимым указать на следующие обстоятельства: заключенный между сторонами договор целевого вклада на детей является договором присоединения, имеющим публичный характер, заключить подобный договор на одинаковых для всех вкладчиков условиях предлагалось Сбербанком РФ неопределенному кругу лиц. Для всех вкладчиков условия договора целевого вклада на детей, в том числе, и условие о праве Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать в зависимости от уровня инфляции и дохода банка процентные ставки по вкладам, были заранее определены в стандартной форме в Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р. Соответственно вкладчик мог либо принять такие условия размещения вклада без каких-либо оговорок, присоединившись к предложенному Сбербанком РФ договору в целом, либо отклонить условия договора в полном объеме. Согласие на заключение договора на иных, чем было предложено, условиях признавалось отказом от заключения договора..."

Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2006 N 46-В06-7
"...Как видно из материалов дела, договор банковского вклада был заключен ответчиком с М. 12 мая 1994 года, то есть до введения в действие с 1 марта 1996 года части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом Судебная коллегия считает необходимым указать на следующие обстоятельства: заключенный между истцом и ответчиком договор детского целевого вклада является договором присоединения, имеющим публичный характер, заключить его на одинаковых для всех условиях предлагалось неопределенному кругу лиц. Для всех вкладчиков условия таких договоров, в том числе и условие о праве Сбербанка России увеличивать или уменьшать в зависимости от уровня инфляции и дохода банка процентные ставки по вкладам, были заранее определены в стандартной форме в Инструкции от 30 июня 1992 года N 1-Р. Соответственно, вкладчик мог либо принять такие условия размещения вклада без каких-либо оговорок, присоединившись к предложенному Сбербанком РФ договору в целом, либо отклонить условия договора в полном объеме. Согласие на заключение договора на иных, чем было предложено, условиях признавалось отказом от заключения договора..."

Определение Верховного Суда РФ от 16.05.2006 N 64-В06-3
"...Из материалов дела усматривается, что договор целевого вклада на детей N Н-421 на имя В.А. был заключен между В. и ответчиком 14 июля 1994 г., то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом Судебная коллегия считает необходимым указать на следующие обстоятельства: заключенный между истицей и ответчиком договор целевого вклада на детей является договором присоединения, имеющим публичный характер, заключить подобный договор на одинаковых для всех вкладчиков условиях предлагалось Сбербанком РФ неопределенному кругу лиц. Для всех вкладчиков условия договора целевого вклада на детей, в том числе и условие о праве Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать в зависимости от уровня инфляции и дохода банка процентные ставки по вкладам, были заранее определены в стандартной форме в Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р. Соответственно вкладчик мог либо принять такие условия размещения вклада без каких-либо оговорок, присоединившись к предложенному Сбербанком РФ договору в целом, либо отклонить условия договора в полном объеме. Согласие на заключение договора на иных, чем было предложено, условиях признавалось отказом от заключения договора..."

Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2006 N 34-В06-24
"...Из материалов дела усматривается, что договоры целевого вклада на детей N Н-907 и N Н-919 на имя К.Е. и К.М. были заключены между М. и филиалом N 8216/0144 Мурманского отделения N 8627 Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации 30 марта 1994 года и 1 апреля 1994 года соответственно, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом Судебная коллегия считает необходимым указать на следующие обстоятельства: заключенные между сторонами договоры целевого вклада на детей являются договорами присоединения, имеющими публичный характер, заключить подобные договоры на одинаковых для всех вкладчиков условиях предлагалось Сбербанком РФ неопределенному кругу лиц. Для всех вкладчиков условия договора целевого вклада на детей, в том числе и условие о праве Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать в зависимости от уровня инфляции и дохода банка процентные ставки по вкладам, были заранее определены в стандартной форме в Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р. Соответственно, вкладчик мог либо принять такие условия размещения вклада без каких-либо оговорок, присоединившись к предложенному Сбербанком РФ договору в целом, либо отклонить условия договора в полном объеме. Согласие на заключение договора на иных, чем было предложено, условиях признавалось отказом от заключения договора..."

Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2006 N 34-В06-22
"...Из материалов дела усматривается, что договор целевого вклада на детей N Н-817 на сумму 10000 неденоминированных рублей на имя М. был заключен между М.С. и Мурманским отделением N 8216/0144 Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации 22 февраля 1994 года, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом Судебная коллегия считает необходимым указать на следующие обстоятельства: заключенный между сторонами договор целевого вклада на детей является договором присоединения, имеющим публичный характер, заключить подобный договор на одинаковых для всех вкладчиков условиях предлагалось Сбербанком РФ неопределенному кругу лиц. Для всех вкладчиков условия договора целевого вклада на детей, в том числе и условие о праве Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать в зависимости от уровня инфляции и дохода банка процентные ставки по вкладам, были заранее определены в стандартной форме в Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р. Соответственно, вкладчик мог либо принять такие условия размещения вклада без каких-либо оговорок, присоединившись к предложенному Сбербанком РФ договору в целом, либо отклонить условия договора в полном объеме. Согласие на заключение договора на иных, чем было предложено, условиях признавалось отказом от заключения договора..."

Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2006 N 34-В06-23
"...Из материалов дела усматривается, что договор целевого вклада на детей N Н-432 на сумму 30000 неденоминированных рублей на имя С. был заключен между С.Н. и филиалом N 168/0112 Мурманского отделения N 8627 Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации 25 января 1994 года, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом Судебная коллегия считает необходимым указать на следующие обстоятельства: заключенный между сторонами договор целевого вклада на детей является договором присоединения, имеющим публичный характер, заключить подобный договор на одинаковых для всех вкладчиков условиях предлагалось Сбербанком РФ неопределенному кругу лиц. Для всех вкладчиков условия договора целевого вклада на детей, в том числе и условие о праве Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать в зависимости от уровня инфляции и дохода банка процентные ставки по вкладам, были заранее определены в стандартной форме в Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р. Соответственно, вкладчик мог либо принять такие условия размещения вклада без каких-либо оговорок, присоединившись к предложенному Сбербанком РФ договору в целом, либо отклонить условия договора в полном объеме. Согласие на заключение договора на иных, чем было предложено, условиях признавалось отказом от заключения договора..."

Определение Верховного Суда РФ от 17.01.2006 N 34-В05-19
"...Из материалов дела усматривается, что договор целевого вклада на детей N Н-220 на сумму 20000 неденоминированных рублей на имя Я. был заключен между Я. и Мурманским отделением N 8627 Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации 28 января 1994 года, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
При этом Судебная коллегия считает необходимым указать на следующие обстоятельства: заключенный между истцом и ответчиком договор целевого вклада на детей является договором присоединения, имеющим публичный характер, заключить подобный договор на одинаковых для всех вкладчиков условиях предлагалось Сбербанком РФ неопределенному кругу лиц. Для всех вкладчиков условия договора целевого вклада на детей, в том числе и условие о праве Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать в зависимости от уровня инфляции и дохода банка процентные ставки по вкладам, были заранее определены в стандартной форме в Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р. Соответственно, вкладчик мог либо принять такие условия размещения вклада без каких-либо оговорок, присоединившись к предложенному Сбербанком РФ договору в целом, либо отклонить условия договора в полном объеме. Согласие на заключение договора на иных, чем было предложено, условиях признавалось отказом от заключения договора..."

Суды общей юрисдикции

Примечание: В приведенном ниже Определении суд сделал вывод о том, что договор целевого вклада на детей не является срочным, а заключен на иных условиях возврата.

Кассационное определение Пензенского областного суда от 01.07.2008 по делу N 33-1172
"...При постановлении решения суд признал установленным и исходил из того, что договора "Целевого вклада на детей" (NN Н-107 и Н-108) на сумму по 10000 руб. (неденоминированных) каждый на имя К.К. был заключен между П.И. и отделением N 4288/02 (с. Засурское, Лунинского района, Пензенской области) Акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ 11 января 1995 года, то есть до введения в действие части второй ГК РФ.
При этом судебная коллегия считает необходимым указать на следующие обстоятельства: заключенный между П.И. и ответчиком договор "Целевого вклада на детей" является договором присоединения, имеющим публичный характер, заключить подобный договор на одинаковых для всех вкладчиков условиях предлагалось Сбербанком РФ неопределенному кругу лиц. Для всех вкладчиков условия договора "Целевого вклада на детей", в том числе и условие о праве Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать в зависимости от уровня инфляции и дохода банка процентные ставки по вкладам, были заранее определены в стандартной форме в Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р. Соответственно, вкладчик мог либо принять такие условия размещения вклада без каких-либо оговорок, присоединившись к предложенному Сбербанком РФ договору в целом, либо отклонить условия договора в полном объеме. Согласие на заключение договора на иных, чем было предложено, условиях признавалось отказом от заключения договора.
Суд сделал правильный вывод о том, что спорные договора в данном случае не являются срочными, а относятся к договору банковского вклада "на иных условиях возврата", а потому к договору "Целевого вклада на детей" не могут применяться нормы ч. 3 ст. 838 ГК РФ, вступившего в силу с 1 марта 1996 года..."

2.3. Вывод из судебной практики: Договор банковского вклада с физическим лицом является разновидностью договора займа, по которому заимодавцем выступает физическое лицо, а заемщиком - банк.

Судебная практика:

Определение Верховного Суда РФ от 22.08.2003 N 4-В03-24
"...Из материалов дела усматривается, что 29 мая 1998 г. управляющим Клинским отделением N 2563 МОБ СБ РФ Ц. и главным бухгалтером Т. на бланке Клинского отделения N 2563 МОБ СБ РФ был составлен документ, скрепленный печатью отделения Сбербанка РФ и адресованный руководителю ЗАО фирмы "Трест", в соответствии с которым Клинское отделение N 2563 Московского областного банка Сбербанка России гарантирует возврат полученных средств в сумме 600000 рублей и 200000,00 долларов США 04.06.98 (л.д. 5).
Ответчик в суде оспаривал факт заключения договора займа банком у физического лица денежной суммы, ссылаясь на то, что указанная сумма в Клинское отделение Сбербанка РФ не поступала, а также на то, что при выдаче истцу гарантийного письма Ц. превысила полномочия, предоставленные ей в соответствии с доверенностью Сбербанка РФ.
Данный документ в совокупности с показаниями свидетелей и с фактом открытия истцу лицевого счета в отделении Сбербанка РФ суд счел доказательством факта заключения банком договора займа с физическим лицом.
Этот вывод суда сделан на основании неправильного толкования и применения норм материального права и с существенным нарушением норм процессуального права.
Судом не учтено то обстоятельство, что одной из сторон, заключенного, по его мнению, договора займа, является банк, который выступает в качестве заемщика. Гражданским кодексом РФ предусмотрен специальный вид договора займа, заключаемый в обычном порядке банком с физическими лицами, - договор банковского вклада (глава 44).
Статьей 835 ГК РФ установлено, что банк - юридическое лицо, обладающее специальной правоспособностью, возникающей на основании лицензии ЦБ РФ, вправе привлекать денежные средства во вклады.
Статьей 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады до востребования и на определенный срок отнесено к банковским операциям.
Договор займа между физическим лицом, выступающим в качестве заимодавца, и банком, выступающим в качестве заемщика, может заключаться в форме банковской операции - заключения договора банковского вклада, поскольку это предусмотрено специальными нормами главы 44 ГК РФ.
Пунктом 1 ст. 808 ГК РФ предусмотрено, что договор займа между гражданином и юридическим лицом должен быть заключен в письменной форме. То же требование предусмотрено и для договора банковского вклада (ст. 836 ГК РФ).
Таким образом, договор займа должен быть заключен либо путем составления одного документа, подписанного сторонами, либо путем обмена документами, исходящими от сторон, либо принятием оферты, исходящей от стороны (ст. 434 ГК РФ).
Таким образом, письменного договора займа или банковского вклада, отвечающего требованиям действующего законодательства и банковским правилам, между Сбербанком России и гражданином П. заключено не было, в связи с чем вывод суда о том, что у банка возникло обязательство по возврату долга истцу на основании письма от 29 мая 1998 г., правильным быть признан не может..."

2.4. Вывод из судебной практики: Договор банковского вклада является разновидностью договора возмездного оказания услуг, по которому банк оказывает услуги вкладчику.

Примечание: По вопросу о применении к отношениям, возникающим из договора банковского вклада, положений Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" см. также материалы к теме 9 ст. 834 ГК РФ.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Определении суд пришел к выводу, что оставшаяся в распоряжении банка часть прибыли, полученной от размещения привлеченных денежных средств, является платой за оказанную банком услугу.

Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2000 N КАС00-159
"...Договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, в силу п. 2 ст. 834 ГК РФ признается публичным договором.
В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 426 ГК РФ публичным признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится; цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.
Исходя из приведенного определения, публичный договор по своему характеру является возмездным. Следовательно, таковым считается и договор банковского вклада, по которому банк выплачивает своим вкладчикам в виде дохода по вкладу только часть прибыли, полученной от размещения привлеченных денежных средств, остальная часть остается в его распоряжении в виде платы за оказанную услугу.
Из п. 2 ст. 779 ГК РФ видно, что по договору банковского вклада, как разновидности договора возмездного оказания услуг, оказываются услуги по правилам главы 44 настоящего Кодекса.
Банк является коммерческой кредитной организацией, осуществляющей привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещающей указанные средства от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности (ст. 1 Федерального закона "О банках и банковской деятельности").
С учетом изложенного можно сделать вывод о том, что банк является организацией, оказывающей услуги по договору банковского вклада на возмездной основе. Если одной из сторон в обязательстве по такому договору является гражданин, использующий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать оказываемую банком услугу по вкладу для своих нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, то на данные отношения распространяется действие Закона РФ "О защите прав потребителей"..."

3. Момент, с которого договор банковского вклада (депозита) считается заключенным

Согласно ст. 433 ГК РФ гражданско-правовой договор признается заключенным с момента получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Кроме того, если договор предусматривает передачу имущества, он считается заключенным с момента такой передачи, а если подлежит государственной регистрации, - с момента регистрации, если законом не установлено иное.
В соответствии с п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк) принимает поступившую от другой стороны (вкладчика) или для нее денежную сумму (вклад) и обязуется возвратить эту сумму, а также выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, которые предусмотрены договором.
При применении указанных выше норм в судебной практике сформировалась позиция о том, что договор банковского вклада является реальным, т.е. считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств в банк.

3.1. Вывод из судебной практики: Договор банковского вклада является реальным, т.е. признается заключенным с момента внесения денежных средств.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 26.05.2010 N КГ-А40/3422-10 по делу N А40-68202/08-88-182Б
"...По состоянию на 19.09.2008 Бирюков Андрей Алексеевич имел в Банке счет N 40817810900000002458, на котором находились денежные средства в сумме 8 972 157,49 руб. Кроме того, 19.09.2008 и 23.09.2008 Бирюков А.А. обращался в банк с заявлениями о перечислении денежных средств на счета 22 физических лиц, в результате чего на дату отзыва у банка лицензии остаток денежных средств на счете Бирюкова А.А. составил 390 500,49 руб., т.е. данная сумма в полном объеме покрывается максимальным размером законодательно гарантированного страхового возмещения, подлежащего выплате физическим лицам (пункт 2 статьи 11 Федерального закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской федерации" в редакции Федерального закона от 13.03.2007 N 34-ФЗ).
На дату 19.09.2008, т.е. момент совершения приходной записи о переводе на счет Тургунова С.Е. внутрибанковской проводкой 395 000 руб. с вышеуказанного счета Бирюкова А.А. банк утратил платежеспособность, сформировалась картотека неисполненных платежных документов, что подтверждается ведомостью остатков по счету 47418 за 19.09.2008.
При указанных обстоятельствах, денежные средства не могли быть свободно перечислены на счета в иные кредитные организации или получены наличными. Таким образом, действия Бирюкова А.А. по переводу средств на счет Тургунова С.Е. не повлекли внесения денежных средств на счет заявителя и не породили у банка обязанностей, характерных для договора банковского счета.
Кроме того, как следует из пункта 1 статьи 834 ГК РФ, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Между тем, заявителем не доказан факт зачисления денежных средств на счет Тургунова С.Е., в связи с чем у должника не возникло обязательств по договору банковского вклада.
Суд полно и всесторонне исследовал материалы дела, дал им правильную оценку и вынес законные определение и постановление..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Верховного Суда РФ от 22.11.2011 N 5-В11-106
"...В соответствии с п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Статья 433 ГК РФ (п. 1, 2) предусматривает, что договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества.
Договор банковского вклада, исходя из нормативных положений ст. 433 и ст. 834 ГК РФ, является реальным, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств в банк.
Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен..."

Определение Верховного Суда РФ от 28.06.2011 N 89-В11-3
"...По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором (п. 1 ст. 834 ГК Российской Федерации).
Как предусмотрено ст. 433 ГК Российской Федерации, договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.
Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (ст. 224).
Договор банковского вклада, исходя из смысла действующего законодательства, является реальным, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств.
Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен..."

Дальневосточный округ

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 11.11.2009 N Ф03-5148/2009 по делу N А59-3059/2008
"...В соответствии с пунктом 1 статьи 843 ГК РФ если соглашением сторон не предусмотрено иное (в договоре от 01.04.1996 иное не предусмотрено), заключение договора банковского вклада с гражданином и внесение денежных средств на его счет по вкладу удостоверяются сберегательной книжкой, в которой должны быть указаны, в том числе все суммы денежных средств, зачисленных на счет, все суммы денежных средств, списанных со счета, и остаток денежных средств на счете на момент предъявления сберегательной книжки в банк. Если не доказано иное состояние вклада, данные о вкладе, указанные в сберегательной книжке, являются основанием для расчетов по вкладам между банком и вкладчиком.
Поскольку договор банковского вклада является реальным, то помимо письменного документа для удостоверения факта его заключения необходимо представить документы, подтверждающие передачу банку суммы вклада.
В этой связи судебные инстанции сделали правильный вывод о том, что при предъявлении требований по договору банковского вклада заявитель должен был представить доказательства внесения вклада в указанной в договоре сумме и документы, подтверждающие остаток денежных средств на счете на момент обращения с требованием..."

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 24.05.2010 N КГ-А40/4818-10 по делу N А40-68202/08-88-182Б
"...По состоянию на 19.09.2008 Бирюков Андрей Алексеевич имел в Банке счет N 40817810900000002458, на котором находились денежные средства в сумме 8 972 157,49 руб. Кроме того, 19.09.2008 и 23.09.2008 Бирюков А.А. обращался в банк с заявлениями о перечислении денежных средств на счета 22 физических лиц, в результате чего на дату отзыва у банка лицензии остаток денежных средств на счете Бирюкова А.А. составил 390 500,49 руб., т.е. данная сумма в полном объеме покрывается максимальным размером законодательно гарантированного страхового возмещения, подлежащего выплате физическим лицам (пункт 2 статьи 11 Федерального закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской федерации" в редакции Федерального закона от 13.03.2007 N 34-ФЗ).
На дату 19.09.2008, т.е. момент совершения приходной записи о переводе на счет Бирюкова Е.А. внутрибанковской проводкой 400 000 руб. с вышеуказанного счета Бирюкова А.А. банк утратил платежеспособность, сформировалась картотека неисполненных платежных документов, что подтверждается ведомостью остатков по счету 47418 за 19.09.2008.
При указанных обстоятельствах, денежные средства не могли быть свободно перечислены на счета в иные кредитные организации или получены наличными. Таким образом, действия Бирюкова А.А. по переводу средств на счет Бирюкова Е.А. не повлекли внесения денежных средств на счет заявителя и не породили у банка обязанностей, характерных для договора банковского счета.
Кроме того, как следует из пункта 1 статьи 834 ГК РФ, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Между тем, заявителем не доказан факт зачисления денежных средств на счет Бирюкова Е.А., в связи с чем у должника не возникло обязательств по договору банковского вклада.
Суд полно и всесторонне исследовал материалы дела, дал им правильную оценку и вынес законные определение и постановление..."

Постановление ФАС Московского округа от 24.05.2010 N КГ-А40/4325-10 по делу N А40-1345/09-73-2Б
"...Как следует из пункта 1 статьи 834 ГК РФ, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Суд полно и всесторонне исследовал материалы дела, дал им правильную оценку и вынес законные определение и постановление..."

Постановление ФАС Московского округа от 10.12.2009 N КГ-А40/12581-09 по делу N А40-78379/08-36-277Б
"...Как следует из пункта 1 статьи 834 ГК РФ, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Поскольку денежные средства во вклад не поступали, договор банковского вклада "До востребования", подписанный Банком и заявителем, не может считаться заключенным.
Суд полно и всесторонне исследовал материалы дела, дал им правильную оценку и вынес законные определение и постановление..."

Постановление ФАС Московского округа от 10.12.2009 N КГ-А40/12571-09 по делу N А40-78379/08-36-277Б
"...Как следует из пункта 1 статьи 834 ГК РФ, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Поскольку денежные средства во вклад не поступали, договор банковского вклада "До востребования", подписанный Банком и заявителем, не может считаться заключенным.
Суд полно и всесторонне исследовал материалы дела, дал им правильную оценку и вынес законные определение и постановление..."

Постановление ФАС Московского округа от 03.12.2009 N КГ-А40/12579-09 по делу N А40-78379/08-36-277Б
"...Как следует из пункта 1 статьи 834 ГК РФ, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Поскольку денежные средства во вклад не поступали, договор банковского вклада "До востребования", подписанный Банком и заявителем, не может считаться заключенным.
Нормы материального и процессуального права применены судом правильно..."

Постановление ФАС Московского округа от 26.11.2009 N КГ-А40/12577-09 по делу N А40-78379/08-36-277Б
"...Как следует из п. 1 ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад поскольку обязательства Банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Поскольку денежные средства во вклад не поступали, договор банковского вклада "До востребования", подписанный Банком и заявителем, не может считаться заключенным. Представленное в материалы дела платежное поручение о перечислении на счет заявителя денежных средств с расчетного счета ЗАО "Норма-Инвест-Холдинг" не является доказательством внесения заявителем денежных средств во вклад, поскольку данное платежное поручение банком не исполнялось, а денежные средств из-за их отсутствия на корреспондентском счете Банка на счет заявителя перечислялись.
Учитывая вышеперечисленные обстоятельства, у заявителя не возникло прав требования возврата денежных средств по договору банковского вклада..."

Постановление ФАС Московского округа от 03.12.2009 N КГ-А40/12570-09 по делу N А40-78379/08-36-277Б
"...Как следует из пункта 1 статьи 834 ГК РФ, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Поскольку денежные средства во вклад не поступали, договор банковского вклада "До востребования", подписанный Банком и заявителем, не может считаться заключенным. Представленное в материалы дела платежное поручение о перечислении на счет заявителя денежных средств с расчетного счета ЗАО "Норма-Инвест-Холдинг" не является доказательством внесения заявителем денежных средств во вклад, поскольку данное платежное поручение Банком не исполнялось, а денежные средства из-за их отсутствия на корреспондентском счете Банка на счет заявителя не перечислялись.
Суд полно и всесторонне исследовал материалы дела, дал им правильную оценку и вынес законные определение и постановление..."

Постановление ФАС Московского округа от 26.11.2009 N КГ-А40/12568-09 по делу N А40-78379/08-36-277Б
"...Как следует из п. 1 ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Поскольку денежные средства во вклад не поступали, договор банковского вклада "До востребования", подписанный Банком и заявителем не может считаться заключенным. Представленное в материалы дела платежное поручение о перечислении на счет заявителя денежных средств с расчетного счета ЗАО "Норма-Инвест-Холдинг" не является доказательством внесения заявителем денежных средств во вклады, поскольку данное платежное поручение Банком не исполнялось, а денежные средства из-за их отсутствия на корреспондентском счете Банка на счет заявителя не перечислялись.
Учитывая вышеперечисленные обстоятельства, у заявителя не возникло право требования возврата денежных средств по договору банковского вклада..."

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.12.2011 по делу N А56-75031/2010
"...Пунктом 2 статьи 433 ГК РФ предусмотрено, что, если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества.
В соответствии с пунктом 1 статьи 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Договор банковского вклада является реальным договором, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств.
Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен..."

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.11.2011 по делу N А56-75036/2010
"...Пунктом 2 статьи 433 ГК РФ предусмотрено, что, если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества.
В соответствии с пунктом 1 статьи 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Договор банковского вклада является реальным договором, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств.
Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен..."

Суды общей юрисдикции

Определение Московского областного суда от 06.03.2012 по делу N 33-5803
"...В соответствии с п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Ст. 433 ГК РФ предусматривает, что договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества.
Договор банковского вклада, исходя из нормативных положений ст. ст. 433, 834 ГК РФ, является реальным, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств в банк.
Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен..."

Определение Московского городского суда от 09.09.2010 по делу N 33-28134
"...Анализируя положения ч. 2 ст. 433 ГК РФ определяющей, что если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (статья 224), ч. 1 ст. 834 ГК РФ, суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что договор банковского вклада является реальным, и как таковой считается заключенным после передачи банку суммы вклада, тогда как из материалов дела следует, что сумма вклада внесена не была, в связи с чем данный договор N 718 банковского вклада "до востребования" от 10 декабря 2008 года между Б. и ОАО "<...>" является незаключенным. Фактически данная сделка истцом не исполнялась.
Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, и соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения..."

Определение Рязанского областного суда от 01.02.2012 N 33-126
"...В соответствии с частью 1 ст. 834 ГК РФ договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения вкладчиком денежных средств на депозитный счет, открытый на его имя в банке или иной кредитной организации, но не в момент подписания банком и вкладчиком договора банковского вклада..."

Определение Рязанского областного суда от 18.01.2012 N 33-1699
"...В соответствии с частью 1 ст. 384 <*> ГК РФ договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения вкладчиком денежных средств на депозитный счет, открытый на его имя в банке или иной кредитной организации.
--------------------------------
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду п. 1 ст. 834 ГК РФ, а не ст. 384 ГК РФ.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что приходные кассовые ордера, представленные истцами, равно как и сформированная на основании данных сведений справка о размере обязательств банка в отношении истцов и выписки по счетам истцов не могут служить бесспорными доказательствами, подтверждающими факт внесения истцами денежных средств.
Выводы суда являются правильными и соответствуют фактическим обстоятельствам..."

Постановление Президиума Рязанского областного суда от 17.01.2012 N 44-г-19/11
"...По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором (п. 1 ст. 834 ГК Российской Федерации).
Как предусмотрено ст. 433 ГК Российской Федерации, договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (ст. 224).
Договор банковского вклада, исходя из смысла действующего законодательства, является реальным, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств.
Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен..."

Определение Рязанского областного суда от 09.11.2011 N 33-2262
"...Анализируя положения ч. 2 ст. 433 ГК РФ определяющей, что если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (ст. 224), ч. 1 ст. 834 ГК РФ, суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что договор банковского вклада является реальным, и как таковой считается заключенным после передачи банку суммы вклада, тогда как из материалов дела следует, что суммы вкладов внесены не были, в связи с чем данные договоры между истцами и АКБ "Славянский банк" ЗАО являются незаключенными. Фактически данные сделки истцами не исполнялись.
Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств и соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения..."

Кассационное определение Рязанского областного суда от 31.08.2011 N 33-1627
"...Статьей 433 ГК Российской Федерации предусмотрено, что договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (ст. 224).
Договор банковского вклада, исходя из смысла действующего законодательства, является реальным, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств. Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен..."

Определение Рязанского областного суда от 27.07.2011 N 33-1442
"...Договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения вкладчиком денежных средств на депозитный счет, открытый на его имя в банке или иной кредитной организации (ч. 1 ст. 834 ГК РФ)..."

Определение Самарского областного суда от 16.04.2012 N 33-3473
"...По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором (п. 1 ст. 834 ПС Российской Федерации).
Как предусмотрено ст. 433 ГК Российской Федерации, договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.
Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (ст. 224).
Договор банковского вклада, исходя из смысла действующего законодательства, является реальным, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств.
Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен..."

4. Действия, не свидетельствующие о заключении договора банковского вклада (депозита)

Согласно ст. 433 ГК РФ гражданско-правовой договор признается заключенным с момента получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Кроме того, если договор предусматривает передачу имущества, он считается заключенным с момента такой передачи, а если подлежит государственной регистрации, - с момента регистрации, если законом не установлено иное.
В соответствии с п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк) принимает поступившую от другой стороны (вкладчика) или для нее денежную сумму (вклад) и обязуется возвратить эту сумму, а также проценты на нее на условиях и в порядке, которые предусмотрены договором.
Защита прав и законных интересов вкладчиков банков РФ осуществляется на основании положений Федерального закона от 23.12.2003 N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" (далее - Закон о страховании вкладов). Данным Законом, в частности, установлены правила по созданию и функционированию системы страхования вкладов физических лиц, формированию и использованию ее денежного фонда, выплатам возмещения по вкладам при наступлении страховых случаев.
В силу положений Закона о страховании вкладов право на получение страхового возмещения появляется у вкладчика при следующих обстоятельствах: отзыв (аннулирование) у банка лицензии Банка России на осуществление банковских операций в соответствии с Федеральным законом от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", введение Банком России в соответствии с законодательством РФ моратория на удовлетворение требований кредиторов банка (ч. 1 ст. 8 Закона о страховании вкладов).
Дополнительные гарантии вкладчикам предоставлены Федеральным законом от 25.02.1999 N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций". В ст. 50.36 данного Закона установлено, что требования физических лиц, являющихся кредиторами кредитной организации (за исключением определенных категорий граждан), по заключенным с ними договорам банковского вклада удовлетворяются в первую очередь.
В связи с различными злоупотреблениями, направленными на получение страхового возмещения по вкладу и преимущественное удовлетворение требований в связи с банкротством кредитной организации, в судебной практике сформировалась позиция, согласно которой некоторые действия не могут быть признаны действиями по заключению договора банковского вклада, хотя формально являются таковыми.

4.1. Вывод из судебной практики: Перечисление денежных средств во вклад посредством внутрибанковской проводки до отзыва банковской лицензии в условиях фактической неплатежеспособности банка (отсутствии средств на корреспондентском счете) является формальной операцией и не свидетельствует о заключении договора банковского вклада.

Примечание: В рамках приведенных ниже судебных дел рассматривались споры об отказе конкурсного управляющего включить требования в первую очередь реестра требований кредиторов.
В некоторых из цитируемых актов суды в качестве обоснования ссылались на позицию, изложенную в Определении Конституционного Суда РФ от 25.07.2001 N 138-О. Ее суть состоит в том, что исполнение банком обязательств по зачислению поступающих на счет клиента денежных средств и их перечислению со счета, а также распоряжение клиентом находящимися на его счете денежными средствами, которые зачислены банком в том числе при исполнении им собственных обязательств перед клиентом, могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств.
Несколько судебных актов содержат позицию, согласно которой совершенные банковские операции по перечислению денежных средств во вклад в условиях фактической неплатежеспособности банка носят мнимый характер.
Кроме того, необходимо учитывать, что среди приводимых судебных актов есть основанные на ранее действовавшей редакции ч. 2 ст. 11 Федерального закона от 23.12.2003 N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации", в соответствии с которой размер совокупного возмещения по вкладам в банке не мог превышать 400 тыс. руб.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 26.05.2010 N КГ-А40/3422-10 по делу N А40-68202/08-88-182Б
"...Судом установлено, что между МКБ "Евразия-Центр" (ЗАО) (банк) и Тургуновым С.Е. заключен договор текущего банковского счета с физическим лицом от 15.09.2008, на основании которого был открыт счет N 40817810100000002847.
В обоснование своего требования Тургунов С.Е. ссылается на то, что денежные средства в сумме 395 000 руб. были перечислены на его счет со счета N 40817810900000002458 Бирюкова А.А. в период действия лицензии банка на осуществление банковских операций, в связи с чем, по мнению заявителя, перевод денежных средств со счета на счет носит реальный характер денежной операции, требование подлежит включению в реестр требований кредиторов банка в первой очереди.
Предписанием Банка России от 19.09.2008 N 52-03-19/12709ДСП в МКБ "Евразия-Центр" (ЗАО) на период с 22.09.2008 по 22.03.2009 было введено ограничение на привлечение денежных средств физических лиц во вклады.
По состоянию на 19.09.2008 МКБ "Евразия-Центр" (ЗАО) утратил платежеспособность, была сформирована картотека по счету 47418 "Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности денежных средств" на сумму 137 775 221,70 руб.
Приказом ЦБ РФ от 09.10.2008 N ОД-705 у Банка с 10.10.2008 была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
По состоянию на 19.09.2008 Бирюков Андрей Алексеевич имел в Банке счет N 40817810900000002458, на котором находились денежные средства в сумме 8 972 157,49 руб. Кроме того, 19.09.2008 и 23.09.2008 Бирюков А.А. обращался в банк с заявлениями о перечислении денежных средств на счета 22 физических лиц, в результате чего на дату отзыва у банка лицензии остаток денежных средств на счете Бирюкова А.А. составил 390 500,49 руб., т.е. данная сумма в полном объеме покрывается максимальным размером законодательно гарантированного страхового возмещения, подлежащего выплате физическим лицам (пункт 2 статьи 11 Федерального закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской федерации" в редакции Федерального закона от 13.03.2007 N 34-ФЗ).
На дату 19.09.2008, т.е. момент совершения приходной записи о переводе на счет Тургунова С.Е. внутрибанковской проводкой 395 000 руб. с вышеуказанного счета Бирюкова А.А. банк утратил платежеспособность, сформировалась картотека неисполненных платежных документов, что подтверждается ведомостью остатков по счету 47418 за 19.09.2008.
При указанных обстоятельствах, денежные средства не могли быть свободно перечислены на счета в иные кредитные организации или получены наличными. Таким образом, действия Бирюкова А.А. по переводу средств на счет Тургунова С.Е. не повлекли внесения денежных средств на счет заявителя и не породили у банка обязанностей, характерных для договора банковского счета.
При недостаточности денежных средств на корреспондентском счете банка реализация прав и обязанностей по договору банковского счета невозможна, а действия по перечислению средств на счет заявителя не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского счета в смысле статьи 834 ГК РФ и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров. Совершение же корреспондирующих расходно-приходных записей по счетам клиентов не означает уплату денежных средств или их внесение во вклад.
В связи с изложенным, суд пришел к правильному выводу о том, что совершенные банковские операции носят мнимый характер, заключенный между банком и заявителем договора банковского счета обусловлены стремлением применить иной правовой механизм удовлетворения требований кредитора при банкротстве МКБ "Евразия-Центр" (ЗАО).
Отражая приходные записи о переводе на счет Тургунова С.Е. денежных средств в размере 395 000 руб., банк осуществил внутрибанковскую проводку, в результате которой уменьшился совокупный долг банка перед кредиторами - юридическими лицами и увеличился долг перед кредиторами - физическими лицами, что создало условия для неправомерной выплаты требуемой Тургуновым С.Е. суммы в составе первой очереди кредиторов, в том числе и в виде страхового возмещения.
Таким образом, совершение действий по переводу средств со счета Бирюкова А.А. на счет заявителя в условиях фактической утраты банком платежеспособности имело целью обойти установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок удовлетворения требований кредиторов, получив непосредственно после отзыва у банка лицензии на осуществление банковских операций немедленное удовлетворение требований в полном объеме за счет средств государственного фонда страхования вкладов.
При таких обстоятельствах вывод суда об отсутствии оснований для включения требований Тургунова С.Е. в размере 395 000 руб. в первую очередь реестра требований кредиторов должника правомерен.
Кроме того, как следует из пункта 1 статьи 834 ГК РФ, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Между тем, заявителем не доказан факт зачисления денежных средств на счет Тургунова С.Е., в связи с чем у должника не возникло обязательств по договору банковского вклада.
Суд полно и всесторонне исследовал материалы дела, дал им правильную оценку и вынес законные определение и постановление..."

Аналогичная судебная практика:
Западно-Сибирский округ

Примечание: В приведенном ниже Постановлении рассматривался спор об исключении требования кредитора из первой очереди требований кредиторов банка.

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.02.2010 по делу N А75-8652/2008
"...Исследовав материалы дела, оценив в совокупности представленные доказательства, суды установили, что 17.10.2008 банковские операции, оформляющие перечисление денежных средств в сумме 250 000 рублей по платежному поручению от 17.10.2008 N 349 с расчетного счета общества с ограниченной ответственностью "СнабЭнерго", открытого в ОАО "КБ "Сибконтакт", на лицевой счет О.О. Самбурской, а затем на ее счет по вкладу, открытые одновременно 17.10.2008, произведены в условиях фактической неплатежеспособности Банка и представляют собой формальную внутрибанковскую проводку.
Исходя из положений пункта 1 статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации, учитывая позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определении от 25.07.2001 N 138-О, суд первой инстанции и апелляционный суд пришли к обоснованному выводу, что при недостаточности денежных средств на корреспондентском счете ОАО "КБ "Сибконтакт" действия по перечислению денежных средств на счет кредитора не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского вклада и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров.
При таких обстоятельствах арбитражные суды признали соответствующими статьям 50.28, 50.36 Закона о банкротстве кредитных организаций действия Агентства по исключению задолженности О.О. Самбурской в сумме 251 058 рублей 74 копеек из первой очереди реестра требований кредиторов Банка и правомерно отказали в удовлетворении жалобы..."

Подробнее по данному делу см. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 05.10.2009 N 08АП-5557/2009.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 05.10.2009 N 08АП-5557/2009 по делу N А75-8652/2008
"...Как следует из материалов дела и правильно установлено судом первой инстанции, ООО "Вымпэкс" имело в ОАО КБ "Сибконтакт" расчетный счет N 40702810600050000052, на котором находились денежные средства.
17.10.2008 по лицевому счету Носова А.А. N 40817810800050000242 ОАО КБ "Сибконтакт" совершена приходная запись о переводе 199 775 руб. 50 коп. с расчетного счета ООО "Вымпекс" (платежное поручение N 1098 от 17.10.2008).
17.10.2008 Носовым И.А.. был подписан с должником договора банковского вклада N 1460, предметом которого являлось зачисление денежных средств на счет по вкладу "Медная казна".
17.10.2008 денежные средства в размере 199 775 руб. 50 коп. были перечислены со счета Носова А.А. N 40817810800050000242 на его счет по вкладу N 42303810400010000123.
Предписанием от 07.11.2008 N 14-1-7дсп/21600 Главного управления Банка России по Тюменской области в отношении ОАО КБ "Сибконтакт" с 07.11.2008 и сроком на 6 месяцев введен запрет и ограничение на проведение отдельных операций. Также согласно указанному предписанию, по сведениям расчетно-кассового центра Главного управления Банка России по Тюменской области на 01.11.2008 картотека к корреспондентскому счету (не оплаченные в срок расчетные документы из-за отсутствия средств на корреспондентских счетах кредитной организации) составила 10,2 млн. рублей.
Приказом ЦБ РФ от 09.11.2008 N ОД-864 у ОАО КБ "Сибконтакт" с 20.11.2008 была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
19.01.2009 решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры ОАО КБ "Сибконтакт" признано несостоятельным (банкротом).
Таким образом, суд апелляционной инстанции, принимая во внимания материалы дела, пояснения представителя конкурсного управляющего, полагает, что банковские операции, оформляющие перечисление денежных средств в сумме 199 775 руб. 50 коп. по платежному поручению N 1098 от 17.10.2008 со счета ООО "Вымпэкс" на счет Носова И.А., произведены уже в условиях фактической неплатежеспособности ОАО КБ "Сибконтакт".
В обязанности банка по договору банковского вклада входит действие по зачислению поступивших денежных средств на счет по этому вкладу (пункт 1 статьи 834 ГК РФ).
По смыслу статьи 834, пункта 2 статьи 837 ГК РФ обязательства по возврату вклада и, соответственно, связанные с ним правоотношения по их обеспечению в порядке статьи 840 ГК РФ, возникают не ранее осуществления самого вклада - внесения гражданином средств или принятие банком денежной суммы, поступившей для гражданина - вкладчика.
Исполнение поручения ООО "Вымпэкс", направленное на поступление средств во вклад Носова И.А., ОАО АК "Сибконтакт" не исполнило ввиду отсутствия у него для этого средств, следовательно, вклад не осуществлен, отношения, связанные с его возвратом, обеспечением и отнесением к первой очереди реестра требований кредиторов банка - должника не возникли.
Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 25.07.2001 N 138-О, отношения банка и его клиента, вытекающие из договора банковского счета и основанные на принципе разумности и добросовестности действий его участников, являются гражданскими правоотношениями, в рамках которых исполнение банком обязательств по зачислению поступающих на счет клиента денежных средств и их перечислению со счета, а также распоряжение клиентом находящимися на его счете денежными средствами, зачисленными банком в том числе при исполнении им собственных обязательств перед клиентом, могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств.
Исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции считает, что перечисление денежных средств со счета ООО "Вымпэкс" на расчетный счет Носова И.А. представляют собой формальную внутрибанковскую проводку.
Учитывая установленное судебным приказом обязательство банка выплатить Носову И.А. денежные средства и отсутствие оснований включать это требование в первую очередь реестра требований кредиторов должника, конкурсный управляющий, руководствуясь статьями 50.36, 50.40 Закона о банкротстве кредитных организаций, статьей 134 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", правомерно исключил требование заявителя из первой очереди реестра требований кредиторов должника..."

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 24.05.2010 N КГ-А40/4818-10 по делу N А40-68202/08-88-182Б
"...В рамках дела о банкротстве МКБ "Евразия-Центр" (ЗАО) в Арбитражный суд города Москвы обратился Бирюков Евгений Андреевич с возражением на отказ конкурсного управляющего о включении требования в реестр требований кредиторов в первую очередь.
Судом установлено, что между МКБ "Евразия-Центр" (ЗАО) (банк) и Бирюковым Е.А. заключен договор текущего банковского счета с физическим лицом от 09.09.2008, на основании которого был открыт счет N 40817810200000002608.
В обоснование своего требования Бирюков Е.А. ссылается на то, что денежные средства в сумме 400 000 руб. были перечислены на его счет со счета N 40817810900000002458 Бирюкова А.А. в период действия лицензии банка на осуществление банковских операций, в связи с чем, по мнению заявителя, перевод денежных средств со счета на счет носит реальный характер денежной операции, требование подлежит включению в реестр требований кредиторов банка в первой очереди.
Предписанием Банка России от 19.09.2008 N 52-03-19/12709ДСП в МКБ "Евразия-Центр" (ЗАО) на период с 22.09.2008 по 22.03.2009 было введено ограничение на привлечение денежных средств физических лиц во вклады.
По состоянию на 19.09.2008 МКБ "Евразия-Центр" (ЗАО) утратил платежеспособность, была сформирована картотека по счету 47418 "Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности денежных средств" на сумму 137 775 221,70 руб.
Приказом ЦБ РФ от 09.10.2008 N ОД-705 у Банка с 10.10.2008 была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
По состоянию на 19.09.2008 Бирюков Андрей Алексеевич имел в Банке счет N 40817810900000002458, на котором находились денежные средства в сумме 8 972 157,49 руб. Кроме того, 19.09.2008 и 23.09.2008 Бирюков А.А. обращался в банк с заявлениями о перечислении денежных средств на счета 22 физических лиц, в результате чего на дату отзыва у банка лицензии остаток денежных средств на счете Бирюкова А.А. составил 390 500,49 руб., т.е. данная сумма в полном объеме покрывается максимальным размером законодательно гарантированного страхового возмещения, подлежащего выплате физическим лицам (пункт 2 статьи 11 Федерального закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" в редакции Федерального закона от 13.03.2007 N 34-ФЗ).
На дату 19.09.2008, т.е. момент совершения приходной записи о переводе на счет Бирюкова Е.А. внутрибанковской проводкой 400 000 руб. с вышеуказанного счета Бирюкова А.А. банк утратил платежеспособность, сформировалась картотека неисполненных платежных документов, что подтверждается ведомостью остатков по счету 47418 за 19.09.2008.
При указанных обстоятельствах, денежные средства не могли быть свободно перечислены на счета в иные кредитные организации или получены наличными. Таким образом, действия Бирюкова А.А. по переводу средств на счет Бирюкова Е.А. не повлекли внесения денежных средств на счет заявителя и не породили у банка обязанностей, характерных для договора банковского счета.
При недостаточности денежных средств на корреспондентском счете банка реализация прав и обязанностей по договору банковского счета невозможна, а действия по перечислению средств на счет заявителя не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского счета в смысле статьи 834 ГК РФ и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров. Совершение же корреспондирующих расходно-приходных записей по счетам клиентов не означает уплату денежных средств или их внесение во вклад.
В связи с изложенным, суд пришел к правильному выводу о том, что совершенные банковские операции носят мнимый характер, заключенный между банком и заявителем договора банковского счета обусловлены стремлением применить иной правовой механизм удовлетворения требований кредитора при банкротстве МКБ "Евразия-Центр" (ЗАО).
Отражая приходные записи о переводе на счет Бирюкова Е.А. денежных средств в размере 400 000 руб., банк осуществил внутрибанковскую проводку, в результате которой уменьшился совокупный долг банка перед кредиторами - юридическими лицами и увеличился долг перед кредиторами - физическими лицами, что создало условия для неправомерной выплаты требуемой Бирюковым Е.А. суммы в составе первой очереди кредиторов, в том числе и в виде страхового возмещения.
Таким образом, совершение действий по переводу средств со счета Бирюкова А.А. на счет заявителя в условиях фактической утраты банком платежеспособности имело целью обойти установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок удовлетворения требований кредиторов, получив непосредственно после отзыва у банка лицензии на осуществление банковских операций немедленное удовлетворение требований в полном объеме за счет средств государственного фонда страхования вкладов.
При таких обстоятельствах вывод суда об отсутствии оснований для включения требований Бирюкова Е.А. в размере 400 000 руб. в первую очередь реестра требований кредиторов должника правомерен.
Так, судом установлена мнимость договора и незаконность внутрибанковской проводки.
Кроме того, как следует из пункта 1 статьи 834 ГК РФ, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Между тем, заявителем не доказан факт зачисления денежных средств на счет Бирюкова Е.А., в связи с чем у должника не возникло обязательств по договору банковского вклада..."

Постановление ФАС Московского округа от 24.05.2010 N КГ-А40/4325-10 по делу N А40-1345/09-73-2Б
"...В рамках дела о банкротстве ОАО "Агрохимбанк" в Арбитражный суд города Москвы обратился Гонтуар Андрей Георгиевич с возражениями на отказ конкурсного управляющего о включении требования кредитора в размере 835 000 руб. в первую очередь реестра кредиторов должника.
Судом установлено, что между ОАО "Агрохимбанк" и Гонтуаром А.Г. заключен договор от 24.11.2008 N 654 банковского вклада "До востребования" с физическим лицом, в соответствии с условиями которого на имя заявителя был открыт депозитный счет N 423 01810100000043 511.
В обоснование своих требований Гонтуар А.Г. указывает, что денежные средства в сумме 220 000 руб. и 550 000 руб. были переведены ему во вклад со счета ЗАО "ГЕНТА-СЕРВИС" N 40702810900000000290, и с расчетного счета ООО "Торговый Дом "ГЕНТА-МОСКВА" N 40702810000000004086 на сумму 65 000 руб.
Так, судом установлено, что приказом ЦБ РФ от 29.12.2008 N ОД-1012 у ОАО "Агрохимбанк" с 30.12.2008 была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
На момент совершения банком приходных записей (на 24.11.2008) по депозитному счету заявителя о переводе 220 000 руб. и 550 000 руб. со счета ЗАО "ГЕНТА-СЕРВИС" (N 40702810900000000290), и 65 000 руб. с расчетного счета ООО "Торговый Дом "ГЕНТА-МОСКВА" (N 40702810000000004086) в том же банке, банк не имел на корреспондентских счетах достаточных средств для исполнения своих обязательств перед кредиторами.
Согласно Предписанию Банка России от 15.12.2008 N 55-21-12/24621 ДСП в ходе внеплановой инспекционной проверки Банком России были выявлены нарушения в деятельности Банка, в частности: факты неисполнения Банком, начиная с 13.11.2008, требований клиентов по перечислению денежных средств по платежным поручениям; отражение операций по балансовому счету N 47418 "Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности средств и внебалансовому счету N 90903 "Расчетные документы клиентов, не оплаченные в срок из-за отсутствия средств на корреспондентских счетах кредитной организации" с 21.11.2008.
На дату заключения договора вклада с заявителем, банком не были исполнены платежные поручения клиентов на сумму, превышающую 420 млн. руб., поскольку на корреспондентских счетах банка отсутствовали достаточные средства для их исполнения.
Следовательно, банк не имел реальной возможности исполнить платежные поручения от 24.11.2008 N 375, от 24.11.2008 N 376, от 24.11.2008 N 375.
Исполнение банком обязательств по зачислению на счет клиента денежных средств и их перечисление со счета, равно как и фактическая возможность клиента распорядиться денежными средствами, числящимися на его счете, зависит от их наличия на корреспондентском счете банка. При отсутствии денежных средств на корреспондентском счете банк не в состоянии реально выполнить поручения клиента по причине неплатежеспособности.
При недостаточности денежных средств на корреспондентском счете банка реализация прав и обязанностей по договору банковского счета невозможна, а действия по перечислению средств на счет заявителя не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского счета в смысле статьи 834 ГК РФ и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров. Совершение же корреспондирующих расходно-приходных записей по счетам клиентов не означает уплату денежных средств или их внесение во вклад.
При указанных обстоятельствах, денежные средства не могли быть свободно перечислены на счета или получены наличными. Таким образом, действия по переводу средств на счет не повлекли внесения денежных средств во вклад заявителя, и, следовательно, не породили у банка обязанностей, характерных для договора банковского вклада.
Приняв во внимание неплатежеспособность банка в оспариваемый период, суд пришел к правильному выводу о том, что совершенные банковские операции носят мнимый характер, заключенный между банком и заявителем договора банковского вклада обусловлены стремлением применить иной правовой механизм удовлетворения требований кредитора при банкротстве ОАО "Агрохимбанк".
При изложенных обстоятельствах у суда не имелось правовых оснований для удовлетворения заявления Гонтуара А.Г.
Как следует из пункта 1 статьи 834 ГК РФ, договор банковского вклада является реальным договором, то есть он считается заключенным с момента внесения денежных средств во вклад, поскольку обязательства банка возвратить сумму вклада с начисленными процентами возникают у банка только после внесения денежных средств на депозитный счет, открытый на имя вкладчика в банке.
Судом установлено, что на момент заключения договора банковского вклада на корреспондентских счетах банка не имелось достаточных средств для исполнения своих обязательств перед кредиторами. Таким образом, реализация прав и обязанностей по договору банковского счета была невозможна, а действия по перечислению средств на счет заявителя не породили правовых последствий у должника.
В этой связи вывод суда о мнимости спорных банковских операций является правильным и соответствует имеющимся в деле доказательствам..."

Постановление ФАС Московского округа от 19.04.2010 N КГ-А40/3180-10 по делу N А40-68202/08-88-182Б
"...В Арбитражный суд города Москвы обратилась Белова Р.И. (далее по тексту - заявитель) с возражениями на отказ конкурсного управляющего во включении имеющегося у нее требования к Банку в сумме 399 000 руб. 00 коп. в реестр требований кредиторов в первую очередь.
По состоянию на 19 сентября 2008 г. Бирюков А.А. имел в Банке счет N 40817810900000002458, на котором находились денежные средства в сумме 8 972 157 руб. 49 коп.
С 19 сентября 2008 г. в Банке образовалась картотека по счету 47418 "Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности денежных средств" в сумме 137 775 221,70 руб.
Предписанием Банка России от 19 сентября 2008 г. N 52-03-19/12709ДСП в Банке на период с 22 сентября 2008 г. по 22 марта 2009 г. было введено ограничение на привлечение денежных средств физических лиц во вклады.
19 сентября 2008 г. по счету заявителя была отражена приходная запись о переводе на его счет внутрибанковской проводкой 399 000 руб. с вышеуказанного счета Бирюкова А.А.
Приказом ЦБ РФ от 09 октября 2008 г. N ОД-705 у Банка с 10 октября 2008 г. была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
Суд кассационной инстанции соглашается с выводами, изложенными в обжалуемых судебных актах о том, что клиенты Банка 19 сентября 2008 г. не могли свободно распоряжаться денежными средствами, находящимися на их счетах в Банке. Указанные денежные средства не могли быть ими свободно перечислены на счета в иные кредитные организации или получены наличными через кассу Банка.
Руководствуясь положением действующего законодательства, указание на положения которого содержится в оспариваемых судебных актах, исследовав и оценив собранные по делу доказательства, доводы и возражения участвующих в деле лиц, суды обеих инстанций установили, что совершение действий по переводу средств со счета Бирюкова А.А. на счет Заявителя в условиях фактической утраты Банком платежеспособности имело целью в обход установленного законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядка удовлетворения требований кредиторов получить непосредственно после отзыва у Банка лицензии на осуществление банковских операций немедленное удовлетворение требований в полном объеме за счет средств государственного фонда страхования вкладов.
В соответствии со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. При несоблюдении указанных требований суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.
Согласованные действия Бирюкова А.А. и Беловой Р.И. обоснованно признаны судами злоупотреблением правом.
Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации (Определение от 25 июля 2001 г. N 138-О) отношения банка и его клиента, вытекающие из договора банковского счета и основанные на принципе разумности и добросовестности действий его участников, являются гражданскими правоотношениями, в рамках которых исполнение банком обязательств по зачислению поступающих на счет клиента денежных средств и их перечислению со счета, а также распоряжение клиентом находящимися на его счете денежными средствами, зачисленными банком, в том числе, при исполнении собственных обязательств перед клиентом, могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств. Соответственно, при недостаточности денежных средств на корреспондентском счете Банка реализация прав и обязанностей по договору банковского счета невозможна, а действия по перечислению средств на счет заявителя не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского счета в смысле статьи 845 Гражданского кодекса Российской Федерации и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров.
Судами первой и апелляционной инстанции установлено, что заявителем не подтвержден факт реального поступления денежных средств в сумме 399 000 руб. 00 коп. на его счет, фактически была совершена незаконная внутрибанковская проводка на сумму 399 000 руб. 00 коп., а поэтому суды пришли к обоснованному и законному выводу, что у заявителя право требования в отношении денежных средств в сумме 399 000 руб. не возникло..."

Постановление ФАС Московского округа от 24.03.2010 N КГ-А40/119-10 по делу N А40-1345/09-73-2Б
"...Как следует из материалов дела и установлено судом, 18.11.2008 г. между Мацоян В.В. и ОАО "Агрохимбанк" заключен договор банковского вклада "до востребования" с физическим лицом N 40, в соответствии с которым заявителю открыт счет по вкладу до востребования N 42301810100000043320.
Судом также установлено, что 19.11.2008 на счет заявителя в Банке ЗАО "ГЕНТ-СЕРВИС" по платежному поручению N 374 перечислило денежные средства в размере 255 000 руб. Кроме того, 20.11.2008 на расчетный счет Мацоян В.В. ЗАО "Торговый дом "ГЕНТА-МОСКВА" перечислило 255 000 руб.
Между тем, как следует из материалов дела и установлено апелляционным судом, Приказом Банка России от 29.12.2008 N ОД-1012 у ОАО "Агрохимбанк" с 30.12.2008 г. была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 03 марта 2009 года ОАО "Агрохимбанк" признано несостоятельным (банкротом), в отношении Банка открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим должника утверждена ГК "АСВ".
В обоснование заявленных требований Мацоян В.В. сослалась на то, что вышеуказанные денежные средства были перечислены на ее счет по договорам беспроцентного займа, заключенным между с ЗАО "Торговый дом "ГЕНТА-МОСКВА" и ЗАО "ГЕНТ-СЕРВИС".
Судом апелляционной инстанции установлено, что на момент совершения приходных записей по счету Мацоян В.В., Банк не имел на корреспондентских счетах достаточных средств для исполнения своих обязательств перед кредиторами и, следовательно, ОАО "Агрохимбанк" не имело реальной возможности исполнить платежные поручения ЗАО "Торговый дом "ГЕНТА-МОСКВА" и ЗАО "ГЕНТ-СЕРВИС".
Проверкой Банка России были выявлены факты нарушения банком сроков осуществления бухгалтерского учета операций неоплаченных расчетных документов клиентов из-за отсутствия средств на корреспондентском счете кредитной организации (предписание от 15.12.08 N 55-21-12/24621ДСП).
В нарушение п. 1.12.5 части Положения Банка России от 26.03.2007 N 302-П "О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации", бухгалтерский учет операций неоплаченных расчетных документов клиентов из-за отсутствия средств на корреспондентском счете кредитной организации осуществлялся с нарушением сроков. Операции по балансовому счету N 47418 "Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности средств и внебалансовому счету N 90903 "Расчетные документы клиентов, не оплаченные в срок из-за отсутствия средств на корреспондентских счетах кредитной организации" начали отражаться банком с 21.11.2008, в то время как их следовало отражать не позднее, чем с 17.11.2008.
Судом апелляционной инстанции также установлено, что на момент заключения договора банковского вклада с Мацоян В.В. - 19.11.2008 имелись обращения клиентов ОАО "Агрохимбанк" в Банк России по факту неисполнения ОАО "Агрохимбанк" своих обязательств перед клиентами с 13.11.2008.
При недостаточности денежных средств на корреспондентском счете банка реализация прав и обязанностей по договору банковского счета невозможна, а действия по перечислению средств на счет заявителя не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского счета в смысле статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров. Совершение же корреспондирующих расходно-приходных записей по счетам клиентов не означает уплату денежных средств или их внесение во вклад.
Таким образом, учитывая неплатежеспособность Банка в оспариваемый период, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что совершенные банковские операции носят мнимый характер, заключение между банком и заявителем договора банковского вклада обусловлено стремлением применить иной правовой механизм удовлетворения требований кредиторов при банкротстве ОАО "Агрохимбанк" и правомерно отказал в удовлетворении требования Мацоян В.В. о включении в реестр требований кредиторов ОАО "Агрохимбанк" в первую очередь удовлетворения денежного требования в размере 700 000 руб..."

Постановление ФАС Московского округа от 21.01.2010 N КГ-А40/14207-09 по делу N А40-1345/09-73-2Б
"...Как следует из материалов дела и установлено судом, 19.11.2008 г. между Туаевым А.З. и ОАО "Агрохимбанк" был заключен договор банковского вклада "до востребования" с физическим лицом N 0456, в соответствии с которым ему был открыт счет по вкладу до востребования N 42301810900090043365.
Приказом ЦБ РФ от 29.12.2008 г. N ОД-1012 у ОАО "Агрохимбанк" с 30.12.2008 г. была отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
Решением от 03.03.2009 г. Арбитражного суда г. Москвы ОАО "Агрохимбанк" признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Государственная корпорация "Агентство по страхованию вкладов".
Туаев А.З., ссылаясь на задолженность банка перед ним по выплате денежных средств со вклада, указывает, что денежные средства в размере 701 500 руб. поступили на расчетный счет N 40802810400090000024, открытый Туаеву А.З. как индивидуальному предпринимателю 02.10.2008 от ООО "Кавалета" по договору поставки N 1108-07 от 01.11.2008 в счет оплаты товара.
В тот же день на указанный счет до востребования кредитор перечислил собственные денежные средства в размере 701 500 руб. со своего расчетного счета N 40802810400090000024, открытого кредитору в этом банке как индивидуальному предпринимателю.
Проверкой Банка России были выявлены факты нарушения банком сроков осуществления бухгалтерского учета операций неоплаченных расчетных документов клиентов из-за отсутствия средств на корреспондентском счете кредитной организации (предписание от 15.12.08 N 55-21-12/24621ДСП).
Судом апелляционной инстанции также установлено, что на момент заключения договора банковского вклада с Туаевым А.З. - 19.11.2008, имелись обращения клиентов ОАО "Агрохимбанк" в Банк России по факту неисполнения ОАО "Агрохимбанк" своих обязательств перед клиентами в период с 13.11.2008.
С учетом установленного суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что денежные средства не могли быть свободно перечислены на счета в иные кредитные организации или получены наличными, следовательно действия заявителя Туаева А.З. по переводу средств на счет не повлекли внесения денежных средств во вклад заявителя, и, следовательно, не породили у банка обязанностей, характерных для договора банковского вклада.
При недостаточности денежных средств на корреспондентском счете банка реализация прав и обязанностей по договору банковского счета невозможна, а действия по перечислению средств на счет заявителя не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского счета в смысле ст. 834 ГК РФ и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров. Совершение же корреспондирующих расходно-приходных записей по счетам клиентов не означает уплату денежных средств или их внесение во вклад.
Таким образом, учитывая неплатежеспособность банка в оспариваемый период, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что совершенные банковские операции носят мнимый характер, заключение между банком и заявителем договора банковского вклада обусловлено стремлением применить иной правовой механизм удовлетворения требований кредитора при банкротстве ОАО "Агрохимбанк" и правомерно отказал в удовлетворении требования Туаева А.З. о включении в реестр требований кредиторов ОАО "Агрохимбанк" в первую очередь удовлетворения суммы 700 005,56 руб.
Суд кассационной инстанции находит выводы суда апелляционной инстанции соответствующими установленным по делу обстоятельствам, имеющимся в деле доказательствам и закону..."

Постановление ФАС Московского округа от 23.11.2009 N КГ-А40/11374-09 по делу N А40-68202/08-88-182Б
"...Определением Арбитражного суда города Москвы от 30 апреля 2009 г. отказано в удовлетворении возражения Бочкова И.А. на решение конкурсного управляющего об отказе включить требование в размере 335 661 руб. в первую очередь реестра требований кредиторов МКБ "Евразия-Центр" (ЗАО).
Определение мотивировано тем, что между Банком и заявителем 19 сентября 2008 г. был заключен договор банковского счета с физическим лицом, в соответствии с которым заявителю был открыт счет N 40817810500000003116, что по состоянию на 19 сентября 2008 г. Бочков А.П. имел в Банке счет N 40817810501301000037, на котором находились денежные средства в размере 2 272 133,31 руб., что с 19 сентября 2008 г. в Банке образовалась картотека по счету 47418 "Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности денежных средств" в сумме 137 775 221,70 руб., что предписанием Банка России от 19 сентября 2008 г. N 52-03-19/12709ДСП в Банке на период с 22 сентября 2008 г. по 22 марта 2009 г. было введено ограничение на привлечение денежных средств физических лиц во вклады, что 19 сентября 2008 г. по заявлению Бочкова А.П. по счету заявителя была совершена приходная запись о переводе на счет внутрибанковской проводкой 335 661 руб., что приказом Банка России от 9 октября 2008 г. N ОД-705 у Банка с 10 октября 2008 г. была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, что Банк является участником государственной системы страхования вкладов, в связи с чем его вкладчики (владельцы счетов) - физические лица согласно Федеральному закону "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" приобретают право на получение от ГК "АСВ" как страховщика (за счет средств фонда страхования вкладов) возмещения по вкладу (счету) в случае отзыва у Банка лицензии на осуществление банковских операций, что решением Арбитражного суда города Москвы от 03 декабря 2008 г. по делу N А40-68202/08-88-182Б Банк признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.
Далее первая инстанция указала, что 19 сентября 2008 г. Бочков А.П. обратился в Банк с заявлением о перечислении на счет Заявителя, а также на счета еще трех физических лиц (Бочковой Елены Борисовны, Бочковой Галины Петровны и Кузьминой Ирины Анатольевны) денежных средств в размере, не превышающем 400 000 руб. по каждому счету, что при этом счет Заявителя, как и счета указанных физических лиц, был открыт 19 сентября 2008 г. и использовался исключительно для получения денежных средств в сумме, покрываемой максимальным размером страхового возмещения, подлежащего выплате физическим лицам, установленному Федеральным законом "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" на момент осуществления действий по дроблению денежных средств, находящихся на счете Бочкова А.П., что в результате совершенных действий остаток денежных средств на счете Бочкова А.П. на дату отзыва у Банка лицензии составил 414 353,62 руб., указанная сумма также в полном объеме покрывается максимальным размером законодательно гарантированного страхового возмещения, подлежащего выплате физическим лицам, что совершение действий по переводу средств со счета Бочкова А.П. на счет заявителя и счета других физических лиц в условиях фактической утраты Банком платежеспособности имело целью обойти установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок удовлетворения требований кредиторов, получив непосредственно после отзыва у Банка лицензии на осуществление банковских операций немедленное удовлетворение требований в полном объеме за счет средств государственного фонда страхования вкладов, что в соответствии со ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах, при несоблюдении указанных требований суд может отказать лицу в заушите принадлежащего ему права.
Согласованные действия Бочкова А.П. и Заявителя, имеющие единственной целью получение незаконных преимуществ перед другими кредиторами Банка и безосновательное посягательство на средства государственного фонда страхования вкладов, являются злоупотреблением правом. Следовательно, такие действия являются незаконными и не влекут возникновения у Заявителя права, подлежащего судебной защите.
Первая инстанция указала, что, операция по перечислению денежных средств на счет заявителя носила фиктивный характер, поскольку на момент совершения приходных записей по счету заявителя Банк не имел на корреспондентских счетах достаточных средств для исполнения своих обязательств перед кредиторами, то есть Банк не мог обеспечивать оборотоспособность денежных средств, отражавшихся на счетах клиентов в Банке, включая счет Бочкова А.П., что универсальная оборотоспособность есть важнейшее качество денежных средств, а поэтому в условиях, когда кредитная организация является фактически неплатежеспособной, не исполняет обязательства перед своими клиентами, в том числе не исполняет платежные поручения плательщиков в связи с недостаточностью денежных средств на корреспондентском счете, остатки на счетах внутри самой кредитной организации перестают быть реальными деньгами, а становятся лишь записями на счетах, что при таких обстоятельствах в кредитной организации технически могут совершаться любые операции, однако они не влекут ни экономических, ни правовых последствий, что при недостаточности денежных средств на корреспондентском счете Банка реализация прав и обязанностей по договору банковского счета невозможна, а действия по перечислению средств на счет заявителя не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского счета в смысле ст. 845 Гражданского кодекса Российской Федерации и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров.
Исходя из установленных обстоятельств дела, первая и апелляционная инстанция правильно применили нормы материального права, регулирующие спорное правоотношение..."

Суды общей юрисдикции

Определение Московского городского суда от 09.09.2010 по делу N 33-28134
"...Судом первой инстанции верно установлено, что 10 декабря 2008 г. между Б. и ОАО "<...>" заключен договор банковского вклада "До востребования" N 718, по условиям которого банк открывает вкладчику для размещения банковского вклада счет "До востребования" N <...>, а вкладчик обязуется оплачивать услуги, оказываемые банком в соответствии с действующими в банке тарифами (л.д. 7 - 9).
Из материалов дела следует и нашло подтверждение в ходе судебного разбирательства тот факт, что 12 декабря 2008 г. по депозитному счету истицы, открытому в ОАО "<...>", банком совершены приходные записи о переводе на указанный счет <...> руб. со счета ООО "Ленкер-Авто", открытого в том же банке (л.д. 10).
Однако, и на дату заключения 12 декабря 2008 г. договора банковского вклада "До востребования" N 718, и на момент совершения приходной записи от 12 декабря 2008 г. о перечислении на депозитный счет истицы суммы в указанном выше размере, повлекшей формирование остатка по ее счету в спорном размере, ОАО "<...>" утратил платежеспособность.
Данное обстоятельство, установленное судом, подтверждается, в том числе тем, что инспекционной проверкой Банка России, результаты которой отражены в Предписании Банка России от 15 декабря 2008 г., установлены факты несвоевременного исполнения банком ОАО "<...>" требований клиентов по перечислению денежных средств, а также нарушения достоверности бухгалтерской отчетности, не отражавшей до 21 ноября 2008 г. наличия неоплаченных с 13 ноября 2008 г. расчетных документов из-за отсутствия средств на корреспондентском счете банка.
Исходя из изложенного, суд обоснованно пришел к выводу о том, что на период заключения договора банковского вклада между истицей и ответчиком и совершения приходной записи по ее депозитному счету имела место фактическая неплатежеспособность банка перед своими кредиторами, и одновременно сокрытие по бухгалтерскому учету банка данных о наличии в конкретные даты неудовлетворенных требований отдельных кредиторов по денежным обязательствам в связи с отсутствием или недостаточностью денежных средств на корреспондентских счетах банка, а также нарушения сроков отражения операций по б\с 47418 "средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности средств", что свидетельствует о наличии на спорный период времени скрытой картотеки неоплаченных платежных документов.
15 декабря 2008 г. Председателю Правления Банка развития и аграрной химической промышленности (ОАО) Центральным Банком России вынесено предписание, в том числе запрещающее привлекать денежные средства физических лиц во вклады с 16 декабря 2008 г. сроком на 6 месяцев.
Приказом Банка России N ОД-1012 от 29 декабря 2008 г. у ОАО "<...>" отозвана с 30 декабря 2008 г. лицензия на осуществление банковских операций, а приказом от 29 декабря 2008 г. N ОД-1013 назначена временная администрация по управлению кредитной организацией Банк развития аграрной и химической промышленности.
Анализируя положения ч. 2 ст. 433 ГК РФ определяющей, что если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (статья 224), ч. 1 ст. 834 ГК РФ, суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что договор банковского вклада является реальным, и как таковой считается заключенным после передачи банку суммы вклада, тогда как из материалов дела следует, что сумма вклада внесена не была, в связи с чем данный договор N 718 банковского вклада "до востребования" от 10 декабря 2008 года между Б. и ОАО "<...>" является незаключенным. Фактически данная сделка истцом не исполнялась.
При данных обстоятельствах, указанный договор не порождает у ответчика обязательств перед истцом, а у последнего не создает прав требования страхового возмещения по банковскому вкладу.
Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, правомерно сославшись на положения ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ", ФЗ РФ "О банках и банковской деятельности", ст. ст. 166, 167, 845 ГК РФ, оценив собранные по делу доказательства в порядке требований ст. 67 ГПК РФ, пришел к обоснованному выводу об отказе истице в удовлетворении заявленных требований, поскольку на момент совершения Банком платежной операции по перечислению денежных средств на счет истицы, в силу недостаточности (отсутствия) денежных средств на корреспондентском счету у Банка отсутствовала физическая возможность совершать действия по перечислению денежных средств, остатки на счетах внутри банка представляли только технические записи по счетам, фактического перечисления денежных средств осуществлено быть не могло.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что действия истицы имели целью получение права непосредственно после отзыва лицензии у Банка на осуществление банковских операций на немедленное удовлетворение требований в полном объеме и за счет средств фонда обязательного страхования вкладов, игнорируя тем самым установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок и очередность удовлетворения требований кредиторов и намереваясь получить такое преимущество перед иными кредиторами банка, которое при прочих равных условиях не могло быть в подобном случае предоставлено.
Отказывая в удовлетворении предъявленных требований, суд правомерно сослался на положения ст. 10 ГК РФ, предусматривающей, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. При несоблюдении таких требований, суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.
Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, и соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения..."

Определение Московского городского суда от 12.08.2010 по делу N 33-24184
"...Истец обратился в суд с иском к ответчику Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о взыскании денежных средств, судебных расходов, указывая в обоснование иска, что 31 октября 2008 года он заключил с ОАО КБ "Каури" договор банковского счета физического лица N 128. 09 февраля 2009 года у ОАО КБ "Каури" была отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности, в связи с этим истец обратился в ГК "Агентство по страхованию вкладов" с требованием о выплате ему страхового возмещения в размере вклада, находящегося на счете истца. Поскольку ответчик отказал истцу в выплате страхового возмещения в полном объеме, ссылаясь на то, что остаток на его счете возник в результате неправомерных действий по искусственному формированию обязательств Агентства по выплате истцу страхового возмещения, и в момент поступления денег на счет истца Банк не исполнял обязательств перед своими клиентами, истец просит взыскать с ответчика страховое возмещение в размере 659 950 руб., возврат государственной пошлины в размере 7 399 руб. 75 коп.
Из материалов дела установлено, что истец Б. как индивидуальный предприниматель имел на период - конец октября 2008 года в ОАО КБ "Каури" счет N <...>.
31 октября 2008 года между Б. как физическим лицом и ОАО КБ "Каури" был заключен договор банковского счета N 128, согласно которому банк открывает клиенту счет N <...> (л.д. 14 - 15).
Приказом Банка России N ОД-112 от 09 февраля 2009 года у ОАО КБ "Каури" отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
01 ноября 2008 года, 06 ноября 2008 года, 22 декабря 2008 года по счету истца Б. как физического лица банком были совершены приходные записи о переводе на него 700 000 руб., 360 000 руб. и 100 000 руб. с расчетного счета ИП Б. N <...>.
Материалами дела установлено, что остаток по счету N <...> истца Б. в размере, предъявленном им ответчику (659 950 руб.) к страховому возмещению, сформировался в результате совершения приходных записей о переводе собственных средств (01 ноября 2008 года, 05 ноября 2008 года и 12 декабря 2008 года) истца Б. как индивидуального предпринимателя в указанном размере на его счет как физического лица, открытый 31 октября 2008 года.
Принимая во внимание совокупность приведенных выше обстоятельств дела, суд пришел к выводу, что действия истца по перечислению 01 ноября 2008 года денежных средств в сумме 700 000 (платежное поручение N 79), 05 ноября 2008 года денежных средств в сумме 360 000 руб. (платежное поручение N 84), 12 декабря 2008 года денежных средств в сумме 100 000 руб. (платежное поручение N 101) с его счета как индивидуального предпринимателя на его же счет как физического лица совершены в условиях фактической неплатежеспособности ОАО КБ "Каури".
Разрешая заявленные требования суд первой инстанции в решении указал, что данные действия представляют собой формальную внутрибанковскую бухгалтерскую проводку в ОАО КБ "Каури", не свидетельствующую об исполнении условий договора банковского счета N 128 от 31 октября 2008 года, так как при отражении на счете получателя - физического лица Б. поступления денежных средств в размере 659 950 руб. отсутствовала фактическая возможность совершить действия по перечислению денежных средств.
Учитывая вышеизложенное применительно к спорным правоотношениям, суд пришел к правильному выводу, что к моменту совершения приходной записи по счету истца как физического лица о поступлении денежных средств в размере 659 950 руб. и соответствующей записи о списании данной суммы со счета индивидуального предпринимателя Б., банк ОАО КБ "Каури" технически мог совершать любые операции по счетам клиентов, в том числе и во исполнение выставленных ими платежных поручений, но при этом такие операции экономических либо правовых последствий не влекли в связи с утратой ими соответствующего содержания по причине фактической неплатежеспособности кредитной организации.
Кроме того, следует отметить также и то обстоятельство, что при недостаточности денежных средств на корреспондентских счетах банка реализация прав и обязанностей по договору банковского счета невозможна, а действия по перечислению денежных средств на счет истца не могут быть признаны, с учетом требований ст. 845 ГК РФ, действиями по исполнению договора банковского счета, и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров. В то же время, совершение корреспондирующих расходных и приходных записей по счетам клиентов банка свидетельствует о неуплате денежных средств и фактически означает передачу прав требования к кредитной организации.
Более того, при таких данных, совершение приходных записей 01 ноября 2008 года, 05 ноября 2008 года и 12 декабря 2008 года по депозитному счету Б. не может быть расценено судом как внесение денежной суммы во вклад и признано действием по исполнению договора банковского вклада согласно положениям ст. 834 ГК РФ.
Истец в исковом заявлении указал, что сумма вклада в размере 659 950 руб. была перечислена на его депозитный счет по вкладу, вместе с тем, судом первой инстанции установлено, что соответствующая приходная запись по его депозитному счету является технической записью, не отражающей действительного поступления денежных средств.
О внесении указанной денежной суммы во вклад иным способом, в том числе наличными через кассу банка, истец не заявлял в ходе судебного разбирательства, соответствующих доказательств, свидетельствующих о реальной передаче денежных средств, не представил. В ходе судебного разбирательства таких доказательств также не добыто.
Дав оценку представленным доказательствам, суд первой инстанции пришел к выводу, что данная приходная запись по депозитному счету истца является формальной внутрибанковской проводкой и не отражает действительного поступления денежных средств, суд считает, что договор N 128 от 31 октября 2008 года между истцом и ОАО КБ "Каури" является незаключенным, так как сумма вклада в действительности не была внесена.
Как следствие, никаких юридических последствий данный договор вклада не влечет, спорный договор банковского счета не порождает у ответчика обязательств перед истцом, а у последнего не создает прав требования по банковскому вкладу, в частности права требования страхового возмещения при наступлении страхового случая, предусмотренного ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации"..."

Определение Самарского областного суда от 16.04.2012 N 33-3473
"...По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором (п. 1 ст. 834 ПС <*> Российской Федерации).
--------------------------------
<*> В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо слов "п. 1 ст. 834 ПС" следует читать "п. 1 ст. 834 ГК".

Как предусмотрено ст. 433 ГК Российской Федерации, договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.
Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (ст. 224).
Договор банковского вклада, исходя из смысла действующего законодательства, является реальным, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств.
Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен.
При рассмотрении настоящего дела суду следовало установить, были ли внесены истцами К.Д., К.О., П., Т.А., Ш. денежные средства по договору банковского вклада, что означало бы действительность их требований к Агентству по страхованию вкладов о взыскании страхового возмещения.
Между тем, судом установлено, что деньги на счета истцов поступили в качестве возврата долга по ранее заключенным договорам займа с некими юридическими лицами, которых назвать истцы отказались, деньги поступили в безналичном порядке.
В суде 1 инстанции, а также в заседании суда апелляционной инстанции представитель Агентства по страхованию вкладов пояснял, что на момент перечисления на счета истцов денежных сумм, Банк уже был неплатежеспособен и не обладал для исполнения своих обязательств перед кредиторами достаточными денежными средствами, соответственно, вклады сделаны не были. Неплатежеспособность Банка, по мнению представителя ответчика, подтверждалась, в том числе, ведомостями остатков по счетам.
Факт систематического неисполнения Банком обязательств перед кредиторами с ДД.ММ.ГГГГ по дату отзыва лицензии на осуществление банковских операций ДД.ММ.ГГГГ установлен решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 19 января 2009 года о признании ОАО КБ <...> несостоятельным (банкротом).
Суд первой инстанции при рассмотрении настоящего дела не учел обстоятельств неплатежеспособности Банка на день совершения действий по открытию счетов и перечислению денежных средств по счетам истцов.
Между тем, данное обстоятельство имеет существенное значение для правильного разрешения дела, поскольку неплатежеспособность банка означает невозможность реального зачисления денежных средств на счета клиентов путем перевода их с другого счета в этом же банке.
В условиях недостаточности денежных средств на корреспондентском счете, кредитная организация не только не в состоянии выполнять поручения клиентов о перечислении денежных средств с их счетов или о выдаче из кассы наличных денежных средств, но и не вправе их выполнять. Следовательно, средства на счетах таких клиентов не могут быть свободно использованы ими для приобретения товаров или оплаты услуг, при зачислении они утрачивают способность быть средством платежа. Таким образом, по смыслу ст. 140 ГК Российской Федерации технические записи по счетам клиентов в Банке, совершенные в условиях его неплатежеспособности, нельзя считать деньгами (денежными средствами).
Таким образом, при недостаточности денежных средств на корреспондентском счете совершение технических корреспондирующих записей в данных бухгалтерского учета Банка не означает поступление на счета истцов реальных денежных средств, в связи с чем нельзя считать, что истцами были совершены вклады, поскольку по смыслу ст. 834 ГК Российской Федерации при совершении вкладов должны быть внесены именно денежные средства.
При таких обстоятельствах у Агентства по страхованию вкладов не может возникнуть страховых обязательств перед вкладчиками. То есть, в связи с невнесением денежных средств при совершении вкладов при разрешении настоящего дела не подлежали применению ст. 11 и 12 Федерального закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации", устанавливающие обязанность Агентства по выплате страхового возмещения.
Указанные обстоятельства судом при вынесении решения учтены не были..."

4.2. Вывод из судебной практики: Действия по оформлению зачисления денежных средств на банковский счет в качестве вклада через кассу банка не свидетельствуют о заключении договора банковского вклада, если они совершены в период неплатежеспособности банка и им предшествовало оформление расходно-кассовых документов о снятии наличных денежных средств с другого счета, открытого в этом же банке.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 24.03.2010 N Ф09-984/10-С4 по делу N А50-2691/2009
"...Как видно из материалов дела, Приказом Центрального банка РФ от 19.01.2009 отозвана лицензия на осуществление банковских операций у общества "Коммерческий банк "Прикамье".
Решением Арбитражного суда Пермского края от 24.03.2009 общество "Коммерческий банк "Прикамье" признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Государственная корпорация "Агентство по страхованию вкладов".
В период с сентября по октябрь 2009 года в рамках настоящего дела в арбитражный суд поступили возражения заявителей на отказ конкурсного управляющего во включении их требований в размере по 700 000 руб. (для Картушина В.А. в сумме 650 000 руб.) в первую очередь реестра требований кредиторов Банка. Также в суд поступили возражения Егорычева А.И. на отказ конкурсного управляющего включить в реестр его требований в размере 100 000 руб.
Как установлено судами, на основании заключенного с Банком договора срочного вклада от 27.11.2007 N 42306/841 Банк открыл Егорычеву А.И. счет N 42306810100000000841, на котором по состоянию на 24.10.2009 числилось 20 145 731 руб. 13 коп. принадлежащих Егорычеву А.И. денежных средств. Банк к этому времени уже являлся в значительной степени неплатежеспособным и не располагал возможностью проводить через кассу расходные операции наличными денежными средствами в объеме, соотносимом с вкладом Егорычева А.И. Предвидя банкротство Банка, с целью обойти законодательно установленное ограничение размера компенсационных выплат по вкладам в Банке, Егорычев А.И. достиг договоренности с вышепоименованными лицами, являющимися его родственниками и знакомыми, а также со служащими Банка.
Суть договоренности заключалась в формировании Банком расходно-приходных документов, которые по существу означали разбивку крупного вклада Егорычева А.И. на множество вкладов, оформленных на вышепоименованных лиц с отражением на них денежных сумм в размере 700 000 руб., т.е. в пределах законодательно установленных ограничений, что позволяло в последующем получить компенсационные (страховые) выплаты этих сумм за счет средств государственного фонда страхования вкладов. В результате этого и сам вклад Егорычева А.И. был снижен до суммы, позволяющей ему получить такие выплаты. Как указал суд первой инстанции, Егорычев А.И. фактически не получал наличных денежных средств по расходным кассовым ордерам от 24.10.2008 (на сумму 9 100 000 руб.), 27.10.2008 (на сумму 7 000 000 руб.), 28.10.2009 (на сумму 1 400 000 руб.), 29.10.2008 (на сумму 1 400 000 руб.) и 06.11.2008 (650 000 руб.). Эти денежные средства фактически отсутствовали в кассе Банка.
Одновременно с оформлением на имя Егорычева А.И. указанных расходных ордеров были оформлены приходные кассовые ордера, отражающие внесение на предварительно открытые счета в Банке денежных средств 24.10.2008 по 700 000 руб. - от Федоровой О.М., Федорова И.В., Кузина А.Н., Бурдиной А.Б., Овтина В.Н., Овтина М.В., Носковой Д.Д., Носкова Д.В., Долгих В.В., Егорычева Андрея Ивановича и еще от троих физических лиц (всего 9 100 000 руб. за 24.10.2008), 27.10.2008 по 700 000 руб. - от Егорычева Сергея Александровича, Оняновой Е.Г., Романовского Д.С., Долгих Э.В., Егорычевой Л.И., Юрловой О.А., Волынина Ю.Д. и еще от троих физических лиц (всего 7 000 000 руб. за 27.10.2009); 28.10.2008 по 700 000 руб. - от Ануфриева Е.П. и Носкова Д.В. (всего 1 400 000 руб. за 28.10.2008); 29.10.2008 по 700 000 руб. - от Егорычевой С.Н. и еще одного лица (всего 1 400 000 руб. за 29.10.2008); 06.11.2008 - 650 000 руб. от Картушина В.А. Фактически поименованные лица денежных средств в кассу банка не вносили.
На момент совершения приходных записей как по депозитному, так и по расчетному счетам (с 24.10.2008 по 06.11.2008), банк не имел на корреспондентских счетах достаточных средств для исполнения своих обязательств перед кредиторами и, следовательно, банк не имел реальной возможности исполнить платежные поручения ни Егорычева А.И., ни заявителей по делу.
На момент заключения договоров срочного банковского вклада общества "Коммерческий банк "Прикамье" с заявителями - в период с 24.10.2008 по 06.11.2008, имелись обращения клиентов общества "Коммерческий банк "Прикамье" в Банк России по факту неисполнения своих обязательств перед клиентами в период с 21.10.2008.
Денежные средства не могли быть свободно перечислены на счета в иные кредитные организации или получены наличными, следовательно, действия Егорычева А.И. по переводу средств на счета заявителей не повлекли внесения денежных средств во вклады заявителей, и, следовательно, не породили у Банка обязанностей, характерных для договора банковского вклада.
При недостаточности денежных средств на корреспондентском счете Банка реализация прав и обязанностей по договору банковского счета невозможна, а действия по перечислению средств на счет заявителя не могут быть признаны действиями по исполнению договора банковского счета в смысле ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации и не порождают правовых последствий, характерных для данного вида договоров. Совершение же корреспондирующих расходно-приходных записей по счетам клиентов не означает уплату денежных средств или их внесение во вклад.
В соответствии со ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.
При несоблюдении указанных требований суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.
Одновременно ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
Исследовав и оценив доводы лиц, участвующих в деле и собранные по делу доказательства, руководствуясь положениями действующего законодательства, суд первой инстанции правильно определил правовую природу спорных правоотношений, с достаточной полнотой выяснил имеющие значение для дела обстоятельства, и, установив, что операции по перечислению денежных средств на счета заявителей совершены при злоупотреблении правом, а также носили фиктивный характер, поскольку на момент совершения приходных записей по счетам заявителей, общество "Коммерческий банк "Прикамье" не имело на корреспондентских счетах достаточных средств для исполнения своих обязательств перед кредиторами, в том числе и путем совершения внутрибанковских проводок, пришел к обоснованному выводу о том, что совершение действий по переводу средств со счета Егорычева А.И. на счета заявителей в условиях фактической утраты платежеспособности общества "Коммерческий банк "Прикамье" имело целью обойти установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок удовлетворения требований кредиторов, получив немедленное удовлетворение требований в полном объеме за счет средств государственного фонда страхования вкладов, в связи с чем правомерно отказал в удовлетворении возражений заявителей..."

Аналогичная судебная практика:
Суды общей юрисдикции

Примечание: В приведенном ниже Определении суд в качестве одного из признаков того, что договор банковского вклада реально не заключался, указал на техническую невозможность оформления нескольких договоров банковского вклада в течение короткого периода времени.

Апелляционное определение Московского областного суда от 03.04.2012 по делу N 33-8106
"...Истец Ч. обратился в суд с иском к ответчикам ГК "Агентство по страхованию вкладов", Красногорскому отделению N 7808 Сберегательного банка РФ об установлении размера требований по вкладу, о выплате страхового возмещения. Свой иск мотивировала тем, что 24.11.10 г. в соответствии с договором банковского (текущего) счета физического лица N 51/10 ему был открыт счет N 40817810100820000299 в ЗАО АКБ "Традо-Банк", а 25.11.10 г. он внес в кассу ЗАО АКБ "Традо-Банк" по приходному кассовому ордеру N 54 денежную сумму в размере 272.000 руб., о чем банком была произведена приходная запись по счету. В связи с отзывом у ЗАО АКБ "Традо-Банк" лицензии на осуществление банковских операций, он обратился в ГК "Агентство по страхованию вкладов" с заявлением о выплате страхового возмещения, но в этом ему было отказано со ссылкой на то, что документы бухгалтерского учета банка не отражали действительного поступления денежных средств, а лишь создавали видимость проведения кассовых операций. Просил установить размер его требований по вкладу в ЗАО АКБ "Традо-Банк" в размере 272.000 руб.; обязать ГК "Агентство по страхованию вкладов", Красногорское отделение N 7808 Сберегательного банка РФ произвести ему выплату страхового возмещения по вкладу в ЗАО АКБ "Традо-Банк" в размере 272.000 руб.
Решением Красногорского городского суда Московской области от 29.12.11 г. в удовлетворении иска отказано.
Разбирательством по делу установлено, что 24.11.10 г. между ЗАО АКБ "Традо-Банк" и Ч. был заключен договор банковского счета физического лица N 51/10.
Согласно приходно-кассовому ордеру ЗАО АКБ "Традо-Банк" от 25.11.10 г. N 54, Ч. внес на свой счет денежную сумму в размере 272.000 руб.
Приказом Центрального Банка России N ОД-598 от 03.12.10 г. у ЗАО АКБ "Традо-Банк" с 03.12.10 г. отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
Решением арбитражного суда г. Москвы от 08.02.11 г. ЗАО АКБ "Традо-Банк" признано несостоятельным (банкротом).
Согласно ч. 1 ст. 5 указанного Федерального закона подлежат страхованию вклады в порядке, размерах и на условиях, которые установлены гл. 2 настоящего Федерального закона, за исключением денежных средств, указанных в ч. 2 настоящей статьи.
При этом под вкладом настоящим Федеральным законом понимаются денежные средства в валюте РФ или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами или в их пользу в банке на территории РФ на основании договора банковского вклада или договора банковского счета, включая капитализированные (причисленные) проценты на сумму вклада (п. 2 ст. 2).
Таким образом, для возникновения у Агентства по страхованию вкладов страхового обязательства перед вкладчиком необходимо наличие в банке вклада последнего.
В соответствии с п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Ст. 433 ГК РФ предусматривает, что договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества.
Договор банковского вклада, исходя из нормативных положений ст. ст. 433, 834 ГК РФ, является реальным, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств в банк.
Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен.
На момент оформления договора банковского счета с истцом ЗАО АКБ "Традо-Банк" уже был неплатежеспособен и не располагал для исполнения своих обязательств перед кредиторами достаточными денежными средствами.
Неплатежеспособность банка подтверждается предписанием Центрального Банка России от 01.12.10 г. N 55-24-12/18422дсп, отзывом временной администрации по управлению ЗАО АКБ "Традо-Банк".
В данных бухгалтерского учета ЗАО АКБ "Традо-Банк" отражены сведения как о выдаче 25.11.10 г. через кассу банка с расчетного счета третьего лица ООО "Леком" 3.002.000 руб., при этом остаток по его счету сократился до минимальных значений, так и о совершении операций по внесению денежных средств на эту же сумму 3.002.000 руб. девятью физическими лицами, в том числе и истцом.
При этом по счету кассы ЗАО АКБ "Традо-Банк" следует, что операции по внесению денежных средств этими физическими лицами были совершены в период с 14 час. 26 мин. до 14 час. 28 мин. (в течение одной минуты совершено шесть операций по внесению крупных денежных сумм, что технически невозможно), и что в это же время в 14 час. 28 мин. была совершена операция по снятию денежных средств со счета третьего лица ООО "Леком".
Указанные обстоятельства (совпадение размера снятой ООО "Леком" со своего расчетного счета денежной суммы и размера внесенных денежных средств девятью физическими лицами, в том числе и истцом, в короткий период времени, что технически невозможно) свидетельствуют о том, что фактически операции по снятию и внесению наличных денежных средств банком не производилась, истец не вносил наличных денежных средств на свой счет через кассу банка, а банковские проводки имели фиктивный характер. На 25.11.10 г., то есть на момент совершения приходной записи по счету истца и расходной записи по счету ООО "Леком", банк не производил значительных денежных операций, поскольку у банка не имелось денег.
По смыслу ст. 140 ГК РФ технические записи по счетам клиентов в банке, совершенные в условиях его неплатежеспособности, нельзя считать деньгами (денежными средствами), они не влекут правовых последствий в связи с фактической неплатежеспособностью кредитной организации.
С учетом изложенного, у судебной коллегии нет оснований для отмены решения суда..."

Определение Московского областного суда от 06.03.2012 по делу N 33-5803
"...Истец Х.М. обратилась в суд с иском к ответчикам ГК "Агентство по страхованию вкладов", Красногорскому отделению N 7808 Сберегательного банка РФ об установлении размера требований по вкладу, о выплате страхового возмещения. Свой иск мотивировала тем, что 24.11.10 г. в соответствии с договором банковского (текущего) счета физического лица N 54/10 ей был открыт счет N в ЗАО АКБ "Традо-Банк", а 25.11.10 г. она внесла в кассу ЗАО АКБ "Традо-Банк" по приходному кассовому ордеру N 48 денежную сумму в размере 366.000 руб., о чем банком была произведена приходная запись по счету. В связи с отзывом у ЗАО АКБ "Традо-Банк" лицензии на осуществление банковских операций, она обратилась в ГК "Агентство по страхованию вкладов" с заявлением о выплате страхового возмещения, но в этом ей было отказано со ссылкой на то, что документы бухгалтерского учета банка не отражали действительного поступления денежных средств, а лишь создавали видимость проведения кассовых операций. Просила установить размер ее требований по вкладу в ЗАО АКБ "Традо-Банк" в размере 366.000 руб.; обязать ГК "Агентство по страхованию вкладов", Красногорское отделение N 7808 Сберегательного банка РФ произвести ей выплату страхового возмещения по вкладу в ЗАО АКБ "Традо-Банк" в размере 366.000 руб.
Решением Красногорского городского суда Московской области от 24.11.11 г. в удовлетворении иска отказано.
Разбирательством по делу установлено, что 24.11.10 г. между ЗАО АКБ "Традо-Банк" и Х.М. был заключен договор банковского счета физического лица N 58/10.
Согласно приходно-кассовому ордеру ЗАО АКБ "Традо-Банк" от 25.11.10 г. N 48, Х.М. внесла на свой счет денежную сумму в размере 366.000 руб.
Приказом Центрального Банка России N ОД-598 от 03.12.10 г. у ЗАО АКБ "Традо-Банк" с 03.12.10 г. отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
Решением арбитражного суда г. Москвы от 08.02.11 г. ЗАО АКБ "Традо-Банк" признано несостоятельным (банкротом).
В соответствии с п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Ст. 433 ГК РФ предусматривает, что договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества.
Договор банковского вклада, исходя из нормативных положений ст. ст. 433, 834 ГК РФ, является реальным, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств в банк.
Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен.
На момент оформления договора банковского счета с истцом ЗАО АКБ "Традо-Банк" уже был неплатежеспособен и не располагал для исполнения своих обязательств перед кредиторами достаточными денежными средствами.
Неплатежеспособность банка подтверждается предписанием Центрального Банка России от 01.12.10 г. N 55-24-12/18422дсп, отзывом временной администрации по управлению ЗАО АКБ "Традо-Банк".
В данных бухгалтерского учета ЗАО АКБ "Традо-Банк" отражены сведения как о выдаче 25.11.10 г. через кассу банка с расчетного счета третьего лица ООО "Леком" 3.002.000 руб., так и о совершении операций по внесению денежных средств на эту же сумму 3.002.000 руб. девятью физическими лицами, в том числе и истцом.
При этом по счету кассы ЗАО АКБ "Традо-Банк" следует, что операции по внесению денежных средств этими физическими лицами были совершены в период с 14 час. 26 мин. до 14 час. 28 мин. (в течение одной минуты совершено шесть операций по внесению крупных денежных сумм, что технически невозможно), и что в это же время в 14 час. 28 мин. была совершена операция по снятию денежных средств со счета третьего лица ООО "Леком".
Указанные обстоятельства (совпадение размера снятой ООО "Леком" со своего расчетного счета денежной суммы и размера внесенных денежных средств девятью физическими лицами, в том числе и истцом, в короткий период времени, что технически невозможно) свидетельствуют о том, что фактически операции по снятию и внесению наличных денежных средств банком не производилась, истец не вносила наличных денежных средств на свой счет через кассу банка, а банковские проводки имели фиктивный характер. На 25.11.10 г., то есть на момент совершения приходной записи по счету истца и расходной записи по счету ООО "Леком", банк не производил значительных денежных операций, поскольку у банка не имелось денег.
По смыслу ст. 140 ГК РФ технические записи по счетам клиентов в банке, совершенные в условиях его неплатежеспособности, нельзя считать деньгами (денежными средствами), они не влекут правовых последствий в связи с фактической неплатежеспособностью кредитной организации.
С учетом изложенного, у судебной коллегии нет оснований для отмены решения суда..."

5. Право банка на списание денежных средств с депозитного счета вкладчика

Нормы гл. 44 ГК РФ регулируют гражданско-правовые отношения, возникающие из договора банковского вклада, но не содержат указаний на основания, по которым денежные средства могут быть списаны со счета. Исключение составляют случаи выдачи их вкладчику в связи с предъявлением требования о возврате суммы вклада. Ограничение на перечисление находящихся во вкладах (депозитах) денежных средств другим лицам установлено только в отношении вкладчиков - юридических лиц.
Суды, разрешая конкретные споры об основаниях списания денежных средств с банковского вклада, обращаются согласно п. 3 ст. 834 ГК РФ к нормам гл. 45 ГК РФ "Банковский счет". Указанный пункт содержит оговорку о том, что положения о договоре банковского счета можно применять, если иное не предусмотрено правилами гл. 44 ГК РФ или не вытекает из существа договора банковского вклада.
В связи с этим при разрешении конкретных споров, возникающих из договора банковского вклада, суды вынуждены учитывать специфику регулирования данных правоотношений.

5.1. Вывод из судебной практики: Банк не вправе самостоятельно списывать с банковского вклада юридического лица денежные средства в счет погашения обязательств третьих лиц перед банком, несмотря на наличие договора поручительства, который содержит условие о возможности списания денежных средств в безакцептном порядке с депозитного счета вкладчика.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд сделал вывод о том, что удержание банком денежных средств по истечении срока действия договора банковского вклада противоречит положению п. 2 ст. 837 ГК РФ, в соответствии с которым сумма вклада или ее часть должна быть выдана по первому требованию вкладчика. Исключение составляют вклады, внесенные юридическими лицами в рамках договора, которым предусмотрены иные условия возврата.

Постановление ФАС Уральского округа от 05.04.2012 N Ф09-9797/2011 по делу N А50-7635/2011
"...Общество "Пермский гарантийный фонд" обратилось в Арбитражный суд Пермского края в иском к обществу "Уральский транспортный банк" о взыскании 13 418 286 руб. 51 коп. задолженности по депозитному договору от 21.12.2009 N 2-12/09П.
Решением суда от 27.09.2011 (судья Кремер Ю.О.) первоначальный иск удовлетворен. С общества "Уральский транспортный банк" в пользу общества "Пермский гарантийный фонд" взыскано 13 418 286 руб. 51 коп. основного долга. В удовлетворении встречного иска отказано.
Как следует из материалов дела и установлено судами, между обществом "Уральский транспортный банк" (банк) и обществом "Пермский центр развития предпринимательства" (поручитель) были заключены следующие договоры поручительства:
- от 28.03.2008 N 278/1-08/ПМБ, по условиям которого поручитель принял на себя обязательства отвечать в пределах 1 000 000 руб. за исполнение предпринимателем Ломидзе В.К. обязанностей заемщика по кредитному договору от 28.03.2008 N 278-08/ПМБ;
- от 05.03.2008 N 267/2-08/ПМБ, по условиям которого поручитель принял на себя обязательства отвечать в пределах 400 000 руб. за исполнение предпринимателем Рашиным В.Н. обязанностей заемщика по кредитному договору от 05.03.2008 N 267-08/ПМБ;
В п. 4.4 указанных договоров поручительства общество "Пермский центр развития предпринимательства" предоставил обществу "Уральский транспортный банк" право производить списание сумм задолженности с расчетных или иных банковских счетов поручителя в безакцептном порядке.
Между обществом "Уральский транспортный банк" (банк) и обществом "Пермский центр развития предпринимательства" (вкладчик) заключен депозитный договор от 24.12.2009 N 2-12/09П (далее - договор от 24.12.2009 N 2-12/09П), предметом которого является размещение денежных средств вкладчика в размере 18 500 000 руб. на открываемый банком депозитный счет N 42105810900120000001 на срок по 24.12.2010 и начисление процентов на сумму вклада по ставке 13,5% годовых.
Между обществом "Пермский центр развития предпринимательства" (цедент) и обществом "Пермский гарантийный фонд" (цессионарий) заключен договор уступки права требования от 29.10.2010 N 76/2. В соответствии с условиями указанного договора цедент уступает, а цессионарий принимает все права требования к контрагентам, в том числе по депозитному договору от 24.12.2009 N 2-12/09П.
Уведомлением от 29.10.2010 общество "Пермский центр развития предпринимательства" уведомило общество "Уральский транспортный банк" об уступке прав (требований) по договору от 24.12.2009 N 2-12/09П.
После окончания срока действия договора от 24.12.2009 N 2-12/09П общество "Уральский транспортный банк" возвратило обществу "Пермский гарантийный фонд" 5 081 713 руб. 49 коп. от суммы размещенного вклада. Денежные средства в сумме 13 418 286 руб. 51 коп. были списаны обществом "Уральский транспортный банк" с депозитного счета общества "Пермский гарантийный фонд" на расчетный счет банка в погашение обязательств третьих лиц по договорам поручительства.
Судом первой инстанции установлено, что п. 4.4 договоров поручительства в части указания на возможность списания денежных средств в безакцептном порядке с депозитного счета противоречит положениям п. 1 и абз. 2 п. 3 ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором. К отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета, если иное не предусмотрено правилами настоящей главы или не вытекает из существа договора банковского вклада.
В абз. 2 п. 3 ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что юридические лица не вправе перечислять находящиеся во вкладах (депозитах) денежные средства другим лицам.
По договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором (п. 2 ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Судами первой и апелляционной инстанций сделан обоснованный вывод о том, что положения п. 2 ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации должны пониматься не иначе, как возможность заключения депозитного договора с вкладчиком - юридическим лицом на таких условиях, при которых возврат вклада по первому требованию не допустим до окончания срока, на который размещены денежные средства.
На основании изложенного довод заявителя о том, что удержание денежных средств по истечении срока действия депозитного договора соответствует нормам действующего законодательства, судом кассационной инстанции отклоняется, поскольку основан на неверном толковании норм действующего законодательства..."

5.2. Вывод из судебной практики: Банк может после смерти вкладчика списывать с его банковского вклада денежные средства в счет погашения задолженности по кредитному договору, если соответствующее право предусмотрено поручением владельца счета.

Судебная практика:

Постановление ФАС Центрального округа от 01.02.2010 N Ф10-6132/09 по делу N А48-2539/2009
"...Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что 11.04.2008 между АК СБ РФ (ОАО) в лице Орловского ОСБ N 8595 (Банк) и ГУ ОПФ РФ по Орловской области (Клиент) был заключен договор N 47000506/50, по условиям которого Клиент перечисляет на счет Банка суммы пенсий и других денежных выплат, начисленные к доставке в текущем месяце, а Банк доставляет эти суммы путем их зачисления на счет получателя этих средств (в счет по вкладу, банковский счет, в том числе с использованием банковской карты или другого вида счета), указанный в доставочном документе (далее - именуемый Реестр) Клиента (пункт 2.1 договора).
В соответствии с пп. 4.3.6 пункта 4.3 договора Банк обязан произвести возврат Клиенту денежных средств, ошибочно перечисленных и зачисленных на счет получателя после месяца его смерти или наступления обстоятельств, влекущих прекращение выплаты в соответствии с пп. 3 пункта 1 статьи 22 ФЗ от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и пунктом 29 Порядка осуществления ежемесячной денежной выплаты отдельным категориям граждан в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития России от 30.11.2004 г. N 294.
Возврат денежных средств, в предусмотренных указанным пунктом случаях осуществляется, если они не были выданы Банком со счета получателя в установленном порядке. В том случае, если указанные суммы были выданы, Банк направляет Клиенту соответствующее уведомление.
30.12.2005 между Сбербанком России (дополнительный офис N 8595/061) и гражданкой Тарасовой Алефтиной Васильевной был заключен кредитный договор N 6323050255, на основании которого ей был выдан кредит в сумме 50000 рублей под 19 процентов годовых на срок до 30.12.2010.
Тарасовой А.В. 30.12.2005 было подписано длительное поручение владельца счета о предоставлении Банку права списывать с ее счета N 42306810947007891507/34, начиная с 01.02.2006 денежную сумму в размере 2300 рублей в счет погашения кредита и процентов. При этом она разрешила банку самостоятельно корректировать сумму перечисления при изменении тарифов.
Во исполнение обязанности должника Банк ежемесячно осуществлял погашение кредита путем списания с банковского счета Тарасовой А.В. по ее распоряжению денежные средства в размере 2300 рублей.
Согласно справке о смерти от 08.07.2008 N 15 Тарасова А.В. умерла 20.06.2008.
Не располагая сведениями о смерти клиента, банк продолжал ежемесячно списывать поступившие от истца на вклад пенсионера денежные средства.
Ссылаясь на то, что пенсия физическому лицу - Тарасовой А.В. перечислена 11.07.2008, а согласно справке о смерти от 08.07.2008 г. N 15 Тарасова А.В. умерла 20.06.2008 г., истец обратился к ответчику с требованием о возврате ошибочно перечисленной пенсии.
Оставление ответчиком требований истца без удовлетворения явилось основанием для обращения в арбитражный суд с настоящими исковыми требованиями.
Отношения Банка с вкладчиками регламентируются нормами главы 44 Гражданского кодекса Российской Федерации о банковском вкладе. В силу п. 3 ст. 834 ГК РФ к этим отношениям применяются правила о договоре банковского счета.
Статьей 854 ГК РФ установлено, что списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента. Без распоряжения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом.
В соответствии со статьей 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.
Руководствуясь вышеназванными нормами материального права, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что имущественное обязательство Тарасовой А.В. возвратить кредит Банку после ее смерти не прекратилось. Списание Банком денежных средств со счета пенсионера осуществлялось на основании данного Клиентом при жизни распоряжения. Таким образом, спорная сумма приобретена Банком на основаниях, предусмотренных законом, действующими нормативными актами и соглашениями сторон.
В нарушение пп. 3 пункта 1 статьи 22 ФЗ от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" управление не прекратило выплату пенсии Тарасовой А.В. после ее смерти, а последствий, которые наступают в случае ошибочного перечисления сумм пенсий на банковский вклад пенсионера после его смерти, названный Закон не предусматривает.
Нарушений норм материального права, а также требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебных актов, судами первой и апелляционной инстанций не допущено..."

6. Обращение взыскания на денежные средства, находящиеся во вкладе


Статья 834 ГК РФ говорит о том, что существо договора банковского вклада (депозита) заключается в обязанности одной стороны (банка), которая принимает поступившую от другой стороны (вкладчика) или для нее денежную сумму (вклад), вернуть эту сумму и выплатить проценты в соответствии с предусмотренными договором условиями и порядком. При этом для юридических лиц установлено ограничение по перечислению находящихся во вкладах (депозитах) денежных средств другим лицам (п. 3 ст. 834 ГК РФ).
Пункт 1 ст. 845 ГК РФ закрепляет положение о том, что по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.
Таким образом, по договору вклада обязанность банка заключается в возврате полученной суммы с начисленными процентами, в то время как по договору счета его обязанность состоит в совершении банковских операций, в том числе по распоряжению клиента.
В то же время Налоговый кодекс РФ содержит норму, позволяющую налоговым органам обращать взыскание на денежные средства налогоплательщика, находящиеся на его банковских счетах (п. 1 ст. 46 НК РФ). При этом в п. 2 ст. 11 НК РФ приведены определения понятий, используемых для целей Налогового кодекса РФ и иных актов законодательства о налогах и сборах, включая понятие "счет". В соответствии с упомянутым положением счета (счет) - это расчетные (текущие) и иные счета в банках, открытые на основании договора банковского счета, на которые зачисляются и с которых могут расходоваться денежные средства организаций и индивидуальных предпринимателей, нотариусов, занимающихся частной практикой, адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты.
При применении указанных норм в судебной практике возникают вопросы о праве налоговых органов обращать взыскание в принудительном порядке на денежные средства налогоплательщиков, находящиеся во вкладе.
По вопросам, возникающим в связи со списанием денежных средств с банковского счета на основании исполнительных документов, см. п. 9 материалов к ст. 854 ГК РФ.

6.1. Вывод из судебной практики: Налоговый орган не вправе обращать взыскание на денежные средства налогоплательщика, находящиеся во вкладе, поскольку депозитный счет не соответствует требованиям, предъявляемым ст. 11 НК РФ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 22.12.2010 N Ф09-10737/10-С3 по делу N А47-262/2010
"...Как следует из материалов дела, инспекцией была проведена выездная налоговая проверка предпринимателя, по результатам которой составлен акт от 06.09.2007 N 16-18/2396дсп и вынесено решение от 28.09.2007 N 16-18/50114 о привлечении его к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения. В решении налогоплательщику предложено уплатить недоимку по единому налогу на вмененный доход, налогу на добавленную стоимость и налогу на доходы физических лиц, а также начисленные пени и штрафы.
На основании указанного решения налоговый орган направил предпринимателю требование от 24.12.2007 N 2349 об уплате налогов, пеней и штрафов в срок до 09.01.2008.
В связи с неисполнением предпринимателем данного требования, а также требований от 11.02.2008 N 1086, от 31.03.2008 N 791 инспекция 16.04.2008 вынесла решение N 198 о взыскании за счет имущества налогоплательщика 708 075 руб. 34 коп., в том числе 516 677 руб. налогов, 93 011 руб. 14 коп. пеней, 98 387 руб. 20 коп. штрафов, и соответствующее постановление N 198, которое направлено судебному приставу-исполнителю.
Арбитражными судами установлено и материалами дела подтверждено, что 18.04.2006 предпринимателем открыт счет в Акционерном коммерческом Сберегательном банке Российской Федерации (ОАО) на основании договора N 42307.810.3.4602.8000074/48 о вкладе "Универсальный".
Согласно ст. 11 Кодекса под понятием счета следует понимать расчетные (текущие) и иные счета в банках, открытые на основании договора банковского счета, на которые зачисляются и с которых могут расходоваться денежные средства.
По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором (ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Следовательно, счет, открытый на основании договора банковского вклада, не является счетом по смыслу, придаваемому этому понятию ст. 11 Кодекса.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о том, что у налогового органа отсутствовали правовые основания для взыскания задолженности за счет денежных средств на счете предпринимателя в банке..."

7. Плата за совершение операций по банковскому вкладу

Глава 44 ГК РФ не содержит положений о порядке взимания с вкладчика платы за совершение банком отдельных операций, в том числе с денежными средствами, находящимися на счете. Однако п. 3 ст. 834 ГК РФ указывает на возможность применения к правоотношениям, возникающим из договора банковского вклада, правил о договоре банковского счета (гл. 45 ГК РФ), если иное не предусмотрено правилами гл. 44 ГК РФ или не вытекает из существа договора банковского вклада.
При применении судами норм гл. 44 и 45 ГК РФ в судебной практике возникает вопрос о возможности взимания банками с вкладчиков платы за совершение отдельных видов банковских операций.

7.1. Вывод из судебной практики: Банк вправе удержать с вкладчика комиссию, предусмотренную договором за совершение операции, даже если такая операция была произведена на основании исполнительного документа.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16.07.2012 по делу N А79-2125/2011
"...Как следует из материалов дела, решением Ленинского районного суда города Чебоксары от 08.04.2010 по делу N 2-1290/2010 с открытого акционерного общества "Чувашавтодор" (далее - ОАО "Чувашавтодор") в пользу Прусакова А.П. взысканы 479 951 рубль 21 копейка. Прусакову А.П. выдан исполнительный лист от 12.05.2010 серии ВС N 005816159.
Прусаков А.П. обратился в дополнительный офис Чувашского отделения Банка с заявлением от 13.05.2010 о принятии указанного исполнительного листа к исполнению на общую сумму 479 951 рубль 21 копейка и перечислении данной денежной суммы на его лицевой счет с расчетного счета должника.
Банк и Прусаков А.П. заключили договор о вкладе "Универсальный Сбербанка России" от 13.05.2010.
Банк 19.05.2010 списал с расчетного счета ОАО "Чувашавтодор" в бесспорном порядке посредством составления инкассового поручения 479 951 рубль 21 копейку по исполнительному листу от 12.05.2010 серии ВС N 005816159.
Прусаков А.П. 25.05.2010 получил денежные средства в размере 475 150 рублей, поскольку Банк списал на свой счет 4751 рубль 40 копеек как комиссию за произведенную операцию.
Прусаков А.П. обратился в антимонопольный орган с заявлением на действия Банка по удержанию комиссии при безакцептном списании со счета ОАО "Чувашавтодор" причитающейся суммы денежных средств, на основании чего Управление приказом от 13.10.2010 N 332 возбудило в отношении Банка дело N 167-АМЗ-2010.
Согласно пункту 1.2 указанного договора к вкладу применяются условия размещения вкладов, действующие на дату открытия вклада. Вкладчик ознакомлен и согласен с условиями. При этом согласно пункту 1.2.2 условий вкладчик обязуется оплачивать операции, совершаемые по вкладу, в соответствии с тарифами Банка в порядке, определенном настоящими условиями.
Из пункта 1.3 договора о вкладе следует, что условия размещаются Банком на специальных стендах, расположенных в помещениях филиалов и структурных подразделениях, осуществляющих операции по вкладам населения, а также на вебсайте Банка в сети Интернет.
Согласно пункту 1 статьи 845 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.
В части 1 статьи 7 Закона об исполнительном производстве установлено, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, требования, содержащиеся в судебных актах, актах других органов и должностных лиц, исполняются органами, организациями, в том числе государственными органами, органами местного самоуправления, банками и иными кредитными организациями, должностными лицами и гражданами.
На основании части 1 статьи 8 Закона об исполнительном производстве, исполнительный документ о взыскании денежных средств или об их аресте может быть направлен в банк или иную кредитную организацию непосредственно взыскателем.
Согласно пунктам 1.2, 1.3 и 1.4 Положения N 285-П взыскатель (его представитель, действующий на основании соответствующей доверенности) представляет в банк подлинник исполнительного документа (его дубликат) и заявление, в котором указываются реквизиты банковского счета взыскателя, на который следует перечислить взысканные денежные средства. При приеме документов банк проверяет наличие в заявлении сведений, предусмотренных настоящим Положением; соответствие данных, указанных взыскателем в заявлении, исполнительному документу; соответствие реквизитов исполнительного документа установленным законодательством Российской Федерации требованиям, предъявляемым к исполнительным документам, и соблюдение сроков его предъявления.
В рассматриваемом случае отношения сторон были обусловлены принудительным исполнением решения Ленинского районного суда города Чебоксары от 08.04.2010 по делу N 2-1290/2010 о взыскании с ОАО "Чувашавтодор" в пользу Прусакова А.П. 479 951 рубля 21 копейки.
Прусаков А.П. заключил с Банком договор банковского вклада от 13.05.2010 в целях перечисления на счет взыскателя денежных средств, причитающихся ему по исполнительному документу, что само по себе не может рассматриваться как недопустимое условие исполнения исполнительного документа.
Списание комиссии произведено Банком в соответствии с условиями договора, Сборником тарифов на услуги, предоставляемые отделениями Сбербанка России ОАО на территории Чувашской Республики, статьей 851 Гражданского кодекса Российской Федерации. Условия, определенные тарифами банка, доводились до сведения клиента посредством размещения на стендах в помещении Банка.
Следовательно, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что действия Банка не образуют состава правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции..."

7.2. Вывод из судебной практики: Вкладчик считается извещенным о тарифах банка, если соответствующие сведения размещены на информационном стенде в помещении банка и упоминание об этом включено в условия договора.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16.07.2012 по делу N А79-2125/2011
"...Прусаков А.П. обратился в дополнительный офис Чувашского отделения Банка с заявлением от 13.05.2010 о принятии указанного исполнительного листа к исполнению на общую сумму 479 951 рубль 21 копейка и перечислении данной денежной суммы на его лицевой счет с расчетного счета должника.
Банк и Прусаков А.П. заключили договор о вкладе "Универсальный Сбербанка России" от 13.05.2010.
Банк 19.05.2010 списал с расчетного счета ОАО "Чувашавтодор" в бесспорном порядке посредством составления инкассового поручения 479 951 рубль 21 копейку по исполнительному листу от 12.05.2010 серии ВС N 005816159.
Прусаков А.П. 25.05.2010 получил денежные средства в размере 475 150 рублей, поскольку Банк списал на свой счет 4751 рубль 40 копеек как комиссию за произведенную операцию.
Прусаков А.П. обратился в антимонопольный орган с заявлением на действия Банка по удержанию комиссии при безакцептном списании со счета ОАО "Чувашавтодор" причитающейся суммы денежных средств, на основании чего Управление приказом от 13.10.2010 N 332 возбудило в отношении Банка дело N 167-АМЗ-2010.
Антимонопольный орган установил, что договором о вкладе "Универсальный Сбербанка России" не предусмотрена комиссия за выдачу наличных в размере 1 процента от суммы операции.
Согласно пункту 1.2 указанного договора к вкладу применяются условия размещения вкладов, действующие на дату открытия вклада. Вкладчик ознакомлен и согласен с условиями. При этом согласно пункту 1.2.2 условий вкладчик обязуется оплачивать операции, совершаемые по вкладу, в соответствии с тарифами Банка в порядке, определенном настоящими условиями.
Из пункта 1.3 договора о вкладе следует, что условия размещаются Банком на специальных стендах, расположенных в помещениях филиалов и структурных подразделениях, осуществляющих операции по вкладам населения, а также на вебсайте Банка в сети интернет.
При заключении договора о вкладе данные условия до сведения клиента не доводились, к договору не прилагались.
На этом основании Управление посчитало, что Банк надлежащим образом не довел до Прусакова А.П. при заключении договора вклада о его существенных условиях, что привело к ущемлению интересов Прусакова А.П. путем навязывания ему невыгодных условий договора.
В соответствии с частью 1 статьи 851 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных договором банковского счета, клиент оплачивает услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете.
В соответствии с частью 2 статьи 70 Закона об исполнительном производстве перечисление денежных средств со счетов должника производится на основании исполнительного документа и (или) постановления судебного пристава-исполнителя без представления в банк или иную кредитную организацию взыскателем или судебным приставом-исполнителем расчетных документов.
В силу части 7 статьи 70 Закона об исполнительном производстве, в случае получения банком или иной кредитной организацией исполнительного документа непосредственно от взыскателя исполнение содержащихся в исполнительном документе требований о взыскании денежных средств осуществляется путем их перечисления на счет, указанный взыскателем.
Прусаков А.П. заключил с Банком договор банковского вклада от 13.05.2010 в целях перечисления на счет взыскателя денежных средств, причитающихся ему по исполнительному документу, что само по себе не может рассматриваться как недопустимое условие исполнения исполнительного документа.
Списание комиссии произведено Банком в соответствии с условиями договора, Сборником тарифов на услуги, предоставляемые отделениями Сбербанка России ОАО на территории Чувашской Республики, статьей 851 Гражданского кодекса Российской Федерации. Условия, определенные тарифами банка, доводились до сведения клиента посредством размещения на стендах в помещении Банка.
Следовательно, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что действия Банка не образуют состава правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции..."

8. Условия договора банковского вклада (депозита), ущемляющие права потребителей

Значительное количество договоров банковского вклада (депозита) заключается с потребителями и на них распространяется действие Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей). Опираясь на его положения, суды расценивают отдельные действия банков и условия договоров банковского вклада как нарушающие права потребителя. Такие нарушения являются основанием для привлечения банков к ответственности в соответствии со ст. 14.8 КоАП РФ.
Конституционный Суд РФ в Постановлении от 23.02.1999 N 4-П указал, что свобода при заключении договора банковского вклада может быть ограничена федеральным законом, однако лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ).
По вопросу о необходимости на законодательном уровне устанавливать ограничения свободы договора, заключенного банками с гражданами, см. также письмо Генпрокуратуры РФ от 02.12.2009 N 73/1-1391-09.
По вопросу о том, какие условия кредитных договоров с потребителями ущемляют права последних, см. материалы к теме 11 ст. 819 ГК РФ.
По вопросу о правовой природе договора банковского вклада с гражданином как договора присоединения см. п. 2.1 материалов к ст. 834 ГК РФ.

8.1. Вывод из судебной практики: Условие договора банковского вклада о подсудности споров по месту нахождения банка (его филиала) ущемляет права потребителей.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.03.2012 по делу N А31-5732/2011
"...Управление 11.05.2011 выдало Банку представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения (далее - представление от 11.05.2011), в котором Банку предложено принять меры к соблюдению требований статей 16, 17 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей), пункта 2 статьи 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, а именно: по исключению из договора вклада "Пенсионный" от 03.12.2010 N 049188-5642975, заключенного с Кузьменко В.И., условий о возврате суммы вклада и начисленных процентов в течение 2 банковских дней с момента поступления от вкладчика заявления о досрочном расторжении договора, о разрешении спора с банком по месту нахождения филиала банка в г. Костроме, ущемляющих права потребителя; по неуказанию в договорах вклада, заключаемых с гражданами, условий о возврате суммы вклада и начисленных процентов в течение 2 банковских дней с момента поступления от вкладчика заявления о досрочном расторжении договора, о разрешении спора с банком по месту нахождения филиала банка в г. Костроме, ущемляющих права потребителя.
Арбитражный суд Костромской области 10.06.2011 вынес решение по делу N А31-3137/2011, которым отказал в удовлетворении требований о признании незаконным и отмене постановления от 15.04.2011 N 880 о привлечении заявителя к административной ответственности по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ. Постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 28.07.2011 указанное решение суда оставлено без изменения.
Не согласившись с вынесенным представлением, Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным.
Суды установили, что оспариваемое представление по форме и содержанию соответствует требованиям действующего законодательства, направлено Банку в целях устранения нарушений статьей 16, 17 Закона о защите прав потребителей, пункта 2 статьи 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, выявленных в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении и послуживших основанием для вынесения Управлением постановления от 15.04.2011.
На основании изложенного суды правомерно отказали Обществу в удовлетворении заявленного требования..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Примечание: В приведенном ниже Определении суд сделал вывод об ущемлении прав потребителя тем, что в договор присоединения, каковым является договор срочного банковского вклада, включены положения о подсудности спора конкретному суду.

Определение Верховного Суда РФ от 10.05.2011 N 5-В11-46
"...Из материалов дела следует, что 31 июля 2009 г. между Понедельниковым В.В. и Банком заключен договор банковского вклада "<...>", в соответствии с которым истец передал ответчику на условиях срочного пополняемого вклада денежные средства в сумме <...> руб. со сроком размещения вклада 1 год и 1 день и уплатой процентов на сумму вклада из расчета 16% годовых (л.д. 8 - 9).
Согласно пункту 5.4 указанного договора все споры, возникающие при исполнении договора, решаются сторонами путем переговоров, неурегулированные споры подлежат рассмотрению в установленном действующим законодательством Российской Федерации судебном порядке в суде по месту нахождения банка.
Свобода договора провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Граждане и юридические лица свободны в заключении договора (пункт 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В качестве способов ограничения свободы договора предусмотрены, в частности, институт публичного договора и институт договора присоединения.
Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора (пункты 1 и 2 статьи 428 Гражданского кодекса Российской Федерации).
К договорам присоединения, имеющим публичный характер, относится договор срочного банковского вклада с гражданами (пункт 2 статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации), условия которого определяются банком в стандартных формах.
Из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что граждане-вкладчики как сторона договора присоединения вправе требовать расторжения или изменения договора, не противоречащего закону, по основаниям, указанным в статье 428 (пункт 2) Гражданского кодекса Российской Федерации. Такие граждане тем более вправе требовать признания отдельных условий договора присоединения или договора присоединения в целом недействительными, если его условия противоречат закону.
Согласно части 7 статьи 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора.
В соответствии с пунктом 2 статьи 17 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены в суд по месту нахождения организации, месту жительства или пребывания истца, месту заключения или исполнения договора. При этом выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.
Таким образом, законодателем в целях защиты прав потребителей, в частности граждан-вкладчиков как экономически слабой стороны в договоре, введены дополнительные механизмы правовой защиты, в том числе в вопросе определения подсудности гражданских дел с их участием.
Включение банком в договор присоединения, в том числе в договор срочного банковского вклада, положения о подсудности спора конкретному суду (в частности по месту нахождения банка) ущемляет установленные законом права потребителя..."

8.2. Вывод из судебной практики: Условие договора, по которому банк может в одностороннем порядке менять тарифы на услуги, ущемляет права потребителей, поскольку лишает их права ознакомиться с обстоятельствами, обуславливающими такие изменения, и выразить согласие на осуществление последних.

Примечание: Приведенные ниже судебные акты основаны в том числе на позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 23.02.1999 N 4-П. В нем сказано, что в отсутствие закрепленных в федеральном законе оснований для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан банк не вправе включать условие о таком снижении в одностороннем порядке в заключаемые с гражданами договоры.
По вопросу о возможности извещения вкладчика о тарифах банка путем размещения соответствующей информации на информационном стенде в помещении банка см. п. 7.2 материалов к ст. 834 ГК РФ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 27.12.2010 N Ф03-8951/2010 по делу N А37-580/2010
"...Судами установлено и материалами дела подтверждается, что в пункте 2.12 договора "Универсальный Сбербанка России" предусмотрено право банка за совершение отдельных операций по вкладу взимать плату в соответствии с тарифами, действующими в банке на день совершения операции. Вкладчик ознакомлен и согласен с тарифами банка, взимаемыми за совершение операций по вкладу на дату подписания договора. Банк вправе в одностороннем порядке изменять действующие тарифы и (или) устанавливать новые тарифы. При изменении действующих тарифов и (или) установлении новых тарифов банк обязуется известить об этом вкладчика путем размещения информации в структурных подразделениях банка, оказывающих данные услуги, за 10 рабочих дней до изменения и (или) введения новых тарифов. Вкладчик согласен, что при совершении им операций по вкладу после изменения и (или) введения новых тарифов плата за предоставляемые банком услуги будет взиматься в размере, установленном тарифами, действующими на день совершения операций.
Исходя из положений статьи 29 Закона о банках и банковской деятельности, а также учитывая постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 03.02.1996 "О банках и банковской деятельности", включение в договор условий о возможности изменения в одностороннем порядке тарифов на услуги банка, ведет к ущемлению прав потребителя, поскольку последний лишен права выразить свое согласие на его изменение. Включение в договор условия, содержащие согласие вкладчика на изменение тарифа в будущем таким согласованием не является. Потребитель фактически лишен возможности ознакомиться с обстоятельствами, обуславливающими основания изменения тарифа.
Вместе с тем, являются ошибочными выводы арбитражного суда апелляционной инстанции об отсутствии у Управления Роспотребнадзора по Магаданской области правовых оснований для вынесения предписания об изменении типовой формы договора..."

8.3. Вывод из судебной практики: Отсутствие в договоре банковского вклада полной и достоверной информации о порядке взимания банком комиссии за совершение операций по пополнению вклада нарушает права потребителя.

Примечание: О возможности извещения вкладчика - физического лица при заключении договора банковского вклада о тарифах банка посредством размещения соответствующей информации на информационном стенде в отделении банка см. п. 7.2 материалов к ст. 834 ГК РФ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Поволжского округа от 03.07.2012 по делу N А57-13771/2011
"...В ходе проверки по жалобе Фролова В.Н. деятельности КБ "ЮНИАСТРУМ БАНК" (ООО) в лице оперативного отдела ФКБ "ЮНИАСТРУМ БАНК", расположенного по адресу: г. Саратов, ул. Вольская, д. 95 выявлены признаки нарушения гражданского законодательства, выразившиеся в установлении обязанности потребителей-вкладчиков заключать договор банковского вклада "До востребования" при заключении договора банковского вклада, недоведении полной и достоверной информации об оказываемой услуге, а именно условия оказания услуги (взимание комиссии за совершение операций по пополнению вклада), обеспечивающей возможность правильного выбора исполнителя услуги, самой услуги.
Согласно пункту 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
Также в соответствии с пунктом 3.2 договора банковского вклада "До востребования" взимается комиссия за проведенные банковские операции в соответствии с тарифами банка, действующими на дату совершения операции и размещенные на информационных стендах в отделениях, филиалах банка и (или) на веб-сайте банка www.uniastrum.ru.
Судами установлено, что в нарушение Закона о защите прав потребителей, Закона о банках, а также статей 834, 837 ГК РФ банком не доведена до вкладчиков необходимая информация о предоставляемых услугах.
Ссылка заявителя жалобы о наличии необходимой информации на сайтах банка отклоняется судом, поскольку у клиента отсутствует обязанность самостоятельно отслеживать информацию на сайте.
В силу требований Закона о защите прав потребителей, статьи 30 Закона о банках, ГК РФ все условия о предоставленных банком услугах должны содержаться в договоре банковского вклада.
Таким образом, по содержанию оспариваемый акт соответствует требованиям закона, предписание содержит указание на допущенное заявителем нарушение (включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя); имеет подробное описание нарушения и нарушенных норм; в нем отражены действия, которые банк должен совершить для устранения нарушения законодательства.
При указанных обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций, правомерно указали на отсутствие нарушений спорным предписанием прав и законных интересов банка в сфере предпринимательской деятельности и отказали в удовлетворении заявленного требования..."

8.4. Вывод из судебной практики: Условие договора банковского вклада об обязанности вкладчика-потребителя заключать договор банковского вклада "До востребования" с целью перечисления на соответствующий счет средств, не востребованных по истечении срока действия договора банковского вклада, и их дальнейшей выдачи противоречит законодательству о защите прав потребителей.

Судебная практика:

Постановление ФАС Поволжского округа от 03.07.2012 по делу N А57-13771/2011
"...В ходе проверки по жалобе Фролова В.Н. деятельности КБ "ЮНИАСТРУМ БАНК" (ООО) в лице оперативного отдела ФКБ "ЮНИАСТРУМ БАНК", расположенного по адресу: г. Саратов, ул. Вольская, д. 95 выявлены признаки нарушения гражданского законодательства, выразившиеся в установлении обязанности потребителей-вкладчиков заключать договор банковского вклада "До востребования" при заключении договора банковского вклада, недоведении полной и достоверной информации об оказываемой услуге, а именно условия оказания услуги (взимание комиссии за совершение операций по пополнению вклада), обеспечивающей возможность правильного выбора исполнителя услуги, самой услуги.
Согласно пункту 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
Проверяющими в ходе проверки установлено, что при заключении договора банковского вклада, в частности, "ЮНИ-ОР" от 22.07.2009 N 11810-600/СВ-ЮО предусмотрено обязательное заключение с потребителем-вкладчиком договора банковского вклада "До востребования".
Согласно условиям указанных договоров, в случае возврата вклада и процентов, начисленных по договору банковского вклада "ЮНИ-ОР", сумма вклада и проценты зачисляются на счет N 42301810906005000556 (банковский вклад "До востребования") и с указанного счета производится фактический возврат вкладчику.
Приказом банка от 04.08.2010 N 625 "Тарифы по обслуживанию физических лиц в филиале КБ "ЮНИАСТРУМ БАНК" (ООО) в г. Саратове" установлено, что банк за перевод денежных средств со счета по учету вклада "До востребования", поступивших на них безналичным путем со счетов по учету срочных вкладов, за выдачу наличных денежных средств со счета по учету вклада "До востребования", поступивших безналичным путем в результате выплаты банком денежных средств со счета по учету срочного вклада взимает комиссию в размере 7%.
Таким образом, как правильно указали суды условия договора банковского вклада противоречат положениям статьи 834 ГК РФ, в соответствии с которыми при истечении срока действия договора предусмотрена возможность его продления на условиях договора вклада "До востребования", а не обязанность клиента открыть счет "До востребования" с последующим переводом на него суммы срочного вклада.
Также в соответствии с пунктом 3.2 договора банковского вклада "До востребования" взимается комиссия за проведенные банковские операции в соответствии с тарифами банка, действующими на дату совершения операции и размещенные на информационных стендах в отделениях, филиалах банка и (или) на веб-сайте банка www.uniastrum.ru.
Судами установлено, что в нарушение Закона о защите прав потребителей, Закона о банках, а также статей 834, 837 ГК РФ банком не доведена до вкладчиков необходимая информация о предоставляемых услугах..."

8.5. Вывод из судебной практики: Условие договора банковского вклада о возврате суммы вклада и начисленных процентов в течение двух банковских дней с момента поступления от вкладчика заявления о досрочном расторжении договора противоречит законодательству о защите прав потребителей.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.03.2012 по делу N А31-5732/2011
"...Управление 11.05.2011 выдало Банку представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения (далее - представление от 11.05.2011), в котором Банку предложено принять меры к соблюдению требований статей 16, 17 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей), пункта 2 статьи 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, а именно: по исключению из договора вклада "Пенсионный" от 03.12.2010 N 049188-5642975, заключенного с Кузьменко В.И., условий о возврате суммы вклада и начисленных процентов в течение 2 банковских дней с момента поступления от вкладчика заявления о досрочном расторжении договора, о разрешении спора с банком по месту нахождения филиала банка в г. Костроме, ущемляющих права потребителя; по неуказанию в договорах вклада, заключаемых с гражданами, условий о возврате суммы вклада и начисленных процентов в течение 2 банковских дней с момента поступления от вкладчика заявления о досрочном расторжении договора, о разрешении спора с банком по месту нахождения филиала банка в г. Костроме, ущемляющих права потребителя.
Руководствуясь статьей 4, частью 2 статьи 69, частью 1 статьи 198, частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 24.1, 29.13 КоАП РФ, пунктом 1 статьи 40 Закона о защите прав потребителей, пунктом 20.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях", Положением о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 N 322, суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленного требования, поскольку пришел к выводу о том, что оспариваемое представление вынесено уполномоченным органом, соответствует действующему законодательству и не нарушает права и законные интересы заявителя.
Приведенный Обществом в кассационной жалобе довод о том, что установленный им порядок возврата вкладов, в том числе вклада "Пенсионный", не противоречит действующему законодательству, был предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции и правомерно отклонен со ссылкой на часть 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
На основании изложенного суды правомерно отказали Обществу в удовлетворении заявленного требования..."

8.6. Вывод из судебной практики: Условие договора банковского вклада о взимании комиссии за предоставление выписки по счету (справки о состоянии счета, вклада) противоречит законодательству о защите прав потребителей.

Примечание: По вопросу о праве банка устанавливать комиссию за выдачу справок о состоянии задолженности заемщика-гражданина по кредиту см. п. 11.56 материалов к ст. 819 ГК РФ.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении позиция суда основана в том числе на п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров", согласно которому условие кредитного договора о взимании банком платы за выдачу справок о состоянии задолженности заемщика-гражданина по кредиту противоречит закону и нарушает права потребителя.

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.07.2012 по делу N А70-6356/2011
"...Из материалов дела следует, что по результатам плановой выездной проверки по вопросам соблюдения "Запсибкомбанк" ОАО законодательства Российской Федерации в сфере защиты прав потребителей Управлением Роспотребнадзора по Тюменской области составлен акт от 10.05.2011 N 236 и выдано предписание от 10.05.2011 N 173 о прекращении нарушений прав потребителей.
Статьей 9 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" определено, что в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской Федерации "О защите прав потребителей" и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.
Как указано в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года "О банках и банковской деятельности", гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, то есть для банков.
Пунктом 1.2.2 Тарифов на услуги населению предусмотрено, что предоставление по заявлению клиента выписок по текущим счетам, вкладам до востребования осуществляется за плату в размере 150 руб.
Признавая неправомерными изложенные в названных пунктах положения, суды исходили из того, что указанные выписки являются документами информационного характера, содержащими сведения о движении денежных средств на счете и состоянии счета клиента банка и по смыслу абзаца четвертого пункта 2 статьи 10 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей) в совокупности с пунктом 1 статьи 845 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) потребитель вправе знать информацию о состоянии счета (количестве денежных средств на счете) и движении денежных средств по счету.
Руководствуясь пунктом 14 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров" (далее - Информационное письмо N 146), суды пришли к выводу, что реализация данного права потребителем не может быть обусловлена уплатой им какого-либо вознаграждения за предоставление такого рода информации.
Суды учитывали, что в соответствии с пунктом 2.1 раздела 2 части III Правил ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утвержденных Центральным Банком Российской Федерации 26.03.2007 N 302-П (зарегистрировано в Министерстве юстиции Российской Федерации 29.03.2007 N 9176), выписки из лицевых счетов, распечатанные с использованием средств вычислительной техники, выдаются клиентам без штампов и подписей работников кредитной организации. Если по каким-либо причинам счет велся вручную или на машине, кроме ЭВМ, то выписки из этих счетов, выдаваемые клиентам, оформляются подписью бухгалтерского работника, ведущего счет, и штампом кредитной организации.
Довод банка о том, что предоставление справок и выписок по счету является самостоятельной банковской услугой, судами отклонен, поскольку указанное является акцессорной услугой по отношению к обязательствам, возникающим при открытии банковского счета.
Таким образом, учитывая, что предоставление банком спорных документов является следствием уже оказанной услуги, выраженной в открытии физическому лицу банковского счета или предоставлении кредита, условия договора банковского счета о платном предоставлении справок, выписок правомерно признаны судами противоречащими требованиям действующего законодательства и нарушающими права потребителей..."

8.7. Вывод из судебной практики: Условие договора банковского вклада о взимании с вкладчика за досрочное расторжение названного договора штрафа в размере полной суммы ранее выплаченных ему процентов по вкладу противоречит законодательству о защите прав потребителей.

Судебная практика:

Определение Московского городского суда от 22.10.2010 по делу N 33-33232
"...В соответствии со ст. 16 Закона РФ от 07.02.1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
В соответствии с пунктом 1 статьи 834 ГК РФ, по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
В соответствии с пунктом 3 статьи 837 ГК РФ, в случаях, когда срочный либо другой вклад, иной, чем вклад до востребования, возвращается вкладчику по его требованию до истечения срока либо до наступления иных обстоятельств, указанных в договоре банковского вклада, проценты по вкладу выплачиваются в размере, соответствующем размеру процентов, выплачиваемых банком по вкладам до востребования, если договором не предусмотрен иной размер процентов.
Как усматривается из Договоров банковского срочного вклада, заключенных Б., Б.В. и ответчиком, в частности, из положений п. 3.4, при досрочном истребовании вклада Банк возвращает требуемую сумму путем перечисления денежных средств на текущий счет вкладчика в банке с выплатой процентов за весь период фактического нахождения денежных средств вкладчика во вкладе по ставке 0.01% за вычетом процентов, начисленных и выплаченных вкладчику по ставке, предусмотренной п. 1.4 Договора.
В свою очередь, положения п. 4.3 Договоров банковского срочного вклада, предусматривают, что при досрочном возврате вклада или его части (пункты 3.4 и 3.5 настоящего Договора), вкладчик уплачивает банку штраф в размере полной суммы ранее выплаченных процентов по вкладу.
В силу статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, предусмотренным законом и иными правовыми актами, действующими в момент его заключения.
В силу статьи 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, согласно которому с учетом содержащейся в п. 4.3 Договора прямой ссылки на п. 3.4 этого же Договора, а также принимая во внимание, что в обоих пунктах речь идет об одних и тех же обстоятельствах, истцы, при заключении договоров банковского срочного вклада имели все основания считать, что вышеуказанные пункты взаимосвязаны и при досрочном истребовании вклада они лишатся только суммы ранее начисленных процентов по депозитной ставке, предусмотренной договором.
При этом суд правомерно указал, что в то же время ответчик, при досрочном истребовании истцами своих вкладов применил взаимосвязанные положения п. 3.4 и п. 4.3 Договора банковского срочного вклада таким образом, что истцы лишились не только всех ранее начисленных процентов, но также суммы штрафа в размере ранее начисленных процентов.
При таких обстоятельствах, суд постановил законный вывод о противоречии положений п. 4.3 Договоров банковского срочного вклада статье 10 Закона РФ от 07.02.1992 2300-1 "О защите прав потребителей", так как они не позволяют вкладчику, руководствующемуся общепринятыми правилами досрочного возврата вкладов, правильно оценить последствия досрочного расторжения вклада, размещенного в КБ "Метрополь" ООО.
Исходя из изложенного, положения п. 4.3 Договоров банковского срочного вклада применены Ответчиком незаконно, эти положения не могут применяться в силу их недействительности, поэтому штрафы, списанные ответчиком со счетов истцов подлежат возврату, о чем судом первой инстанции был сделан законный и обоснованный вывод..."

8.8. Вывод из судебной практики: Включение в типовой договор банковского вклада условий, противоречащих Закону о защите прав потребителей, не является основанием для привлечения к административной ответственности, если отсутствуют доказательства заключения такого договора с потребителем.

Примечание: По вопросу об отсутствии оснований для привлечения к административной ответственности кредитных организаций, включающих условия, которые ущемляют права потребителей, в типовые формы кредитных договоров, см. п. 11.36 материалов к ст. 819 ГК РФ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 27.10.2009 по делу N А53-12632/2009
"...Из материалов дела видно, что банку вменяется в вину заключение с гражданами договоров (о денежном вкладе, договоров по программам автомобильного, потребительского и ипотечного кредитования), в которые включены пункты, ущемляющие установленные законом права потребителей и не соответствующие Гражданскому кодексу Российской Федерации, Федеральному закону от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" и Закону о защите прав потребителей.
Факт включения в не подписанные сторонами проекты договоров, названных управлением договоры N 1 - 4, ущемляющих установленные законом права потребителя, не образует состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.8 Кодекса, поскольку управлением не доказано, что на условиях, указанных в этих договорах конкретным потребителям предлагалось заключать договоры и такие договоры заключались с конкретными потребителями.
Наличие типового договора, содержащего условия, ущемляющие установленные законом права потребителя, является поводом для проведения проверки, в ходе которой административный орган должен установить факт предложения конкретному потребителю заключить договор на таких условиях либо факт включения таких условий в конкретный договор с конкретным потребителем, подписанный сторонами.
Однако факты заключения таких договоров в акте проверки и в протоколе об административном правонарушении не отражены. Доказательства заключения договоров по представленным в материалы дела типовым формам отсутствуют.
Довод управления о представлении обществом кредитного договора с конкретным номером и датой, названный управлением договором N 5, не принимается судом кассационной инстанции, поскольку управление не представило доказательства о подписании указанного договора конкретным заемщиком банка..."

9. Применение Закона "О защите прав потребителей" к правоотношениям, вытекающим из договора банковского вклада (депозита)

Правоотношения из договора банковского вклада регулируются положениями гл. 44, 45 ГК РФ. Однако необходимо учитывать, что в тех случаях, когда вкладчиком является физическое лицо, к упомянутому договору подлежат применению нормы Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей).
В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" сказано, что при отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей следует учитывать, что под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, которые выступают в качестве самостоятельных объектов гражданских прав. К числу таких услуг относятся предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.
О том, что договор банковского вклада - это возмездный договор, содержание которого - оказание банком услуги вкладчику, а потому отношения, вытекающие из такого договора, подлежат регулированию Законом о защите прав потребителей, говорится в письме Роспотребнадзора от 11.03.2005 N 0100/1745-05-32 "О направлении информационного материала по защите прав потребителей", Приказе МАП России от 20.05.1998 N 160 "О некоторых вопросах, связанных с применением Закона РФ "О защите прав потребителей".
В то же время ст. 39 Закона о защите прав потребителей предусматривает, что если договор по своему характеру не подпадает под действие гл. III данного Закона, то последствия нарушения его условий определяются законом.
Такое регулирование потребительских отношений в области банковских вкладов порождает в судебной практике вопросы о соотношении положений Гражданского кодекса РФ и Закона о защите прав потребителей, приоритете одних норм над другими.

9.1. Вывод из судебной практики: К договору банковского вклада применяются общие нормы Закона о защите прав потребителей: о праве граждан на предоставление информации, об ответственности за нарушение прав потребителей, о возмещении вреда, о компенсации морального вреда, об альтернативной подсудности, а также об освобождении от уплаты государственной пошлины.

Примечание: Из письма Роспотребнадзора от 11.03.2005 N 0100/1745-05-32 "О направлении информационного материала по защите прав потребителей" следует, что к отношениям, вытекающим из договора банковского вклада с участием гражданина, должны применяться положения Закона о защите прав потребителей о праве граждан на предоставление информации, о возмещении морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты государственной пошлины. Правовые последствия нарушений условий этого договора определяются Гражданским кодексом РФ и специальным банковским законодательством.
Аналогичная позиция изложена в Приказе МАП России от 20.05.1998 N 160 "О некоторых вопросах, связанных с применением Закона РФ "О защите прав потребителей".

Судебная практика:

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17
"...2. Если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.
С учетом положений статьи 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 - 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2000 N КАС00-159
"...Б. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с вышеназванным заявлением, считая содержащееся в обжалуемых нормативных правовых актах федерального органа исполнительной власти разъяснение о том, что договор банковского вклада не подпадает под действие Закона РФ "О защите прав потребителей", не соответствующим ст. 9 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", а сами акты в полном объеме не подлежащими применению, как не вступившими в силу, поскольку они не были опубликованы в установленный Указом Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. 10-дневый срок после их государственной регистрации.
Обжалуемые приказ и утвержденные им Разъяснения изданы Федеральным антимонопольным органом, наделенным в силу п. 2 ст. 40 Закона РФ "О защите прав потребителей" правом давать официальные разъяснения по вопросам применения законов и иных правовых актов Российской Федерации, регулирующих отношения в области защиты прав потребителей. Эти нормативные правовые акты зарегистрированы в Министерстве юстиции РФ 28 декабря 1998 г. за N 1669 и официально опубликованы в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 11 января 1999 г., N 2 и в Российской газете от 14 января 1999 г. (л.д. 9).
Договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, в силу п. 2 ст. 834 ГК РФ признается публичным договором.
В соответствии с пп. 1, 2 ст. 426 ГК РФ публичным признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится; цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.
Исходя из приведенного определения, публичный договор по своему характеру является возмездным. Следовательно, таковым считается и договор банковского вклада, по которому банк выплачивает своим вкладчикам в виде дохода по вкладу только часть прибыли, полученной от размещения привлеченных денежных средств, остальная часть остается в его распоряжении в виде платы за оказанную услугу.
Из п. 2 ст. 779 ГК РФ видно, что по договору банковского вклада, как разновидности договора возмездного оказания услуг, оказываются услуги по правилам главы 44 настоящего Кодекса.
Банк является коммерческой кредитной организацией, осуществляющей привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещающей указанные средства от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности (ст. 1 Федерального закона "О банках и банковской деятельности").
С учетом изложенного можно сделать вывод о том, что банк является организацией, оказывающей услуги по договору банковского вклада на возмездной основе. Если одной из сторон в обязательстве по такому договору является гражданин, использующий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать оказываемую банком услугу по вкладу для своих нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, то на данные отношения распространяется действие Закона РФ "О защите прав потребителей".
Согласно ст. 39, расположенной в главе III этого Закона РФ, последствия нарушения условий договоров об оказании отдельных видов услуг, если такие договоры по своему характеру не подпадают под действие настоящей главы, определяются законом.
В указанной главе содержатся правовые нормы, регулирующие права потребителей при выполнении работ (оказании услуг) по договорам, сходным с договором подряда. Договор банковского вклада обладает спецификой, не позволяющей применить правовые последствия, предусмотренные главой III Закона РФ "О защите прав потребителей", а потому по своему характеру не подпадает под действие этой главы.
При таком положении не имеется законных оснований для признания недействительными Разъяснений, утвержденных приказом МАП РФ от 20 мая 1998 г. N 160 (с изменениями от 11 марта 1999 г.) в обжалуемой части, указывающей на то, что договор банковского вклада относится к договорам, которые не подпадают под действие главы III Закона "О защите прав потребителей"; к отношениям, вытекающим из договора банковского вклада с участием гражданина, должны применяться общие правила Закона "О защите прав потребителей" о праве граждан на предоставление информации, о возмещении морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты государственной пошлины; правовые последствия нарушений условий таких договоров определяются Гражданским кодексом Российской Федерации и специальным банковским законодательством..."

Суды общей юрисдикции

Примечание: В приведенном ниже Определении рассматривался спор из договоров банковского вклада, заключенных до 20 июня 1991 г.

Кассационное определение Брянского областного суда от 01.03.2012 по делу N 33-667(12)
"...Договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, в соответствии с пунктом 2 статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации признается публичным договором. Это возмездный договор, содержание которого - оказание банком услуги вкладчику. Следовательно, отношения, вытекающие из договора банковского вклада с участием гражданина, регулируются Законом "О защите прав потребителей".
Вместе с тем отношения банка и его клиентов (вкладчиков) по внесению ими в банк денежных сумм (вкладов), их возврату и выплате процентов по ним, а также правовые последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по данному договору регулируются главой 44 "Банковский вклад" Гражданского кодекса Российской Федерации, а также специальным законодательством.
С учетом изложенного и положений статьи 39 Закона "О защите прав потребителей" к отношениям, вытекающим из договора банковского вклада с участием гражданина, должны применяться общие правила Закона "О защите прав потребителей" о праве граждан на предоставление информации, о возмещении морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты государственной пошлины.
Правовые последствия нарушений условий таких договоров определяются Гражданским кодексом Российской Федерации и специальным банковским законодательством..."

9.2. Вывод из судебной практики: К нарушениям договора банковского вклада не подлежат применению правовые последствия, предусмотренные гл. III Закона о защите прав потребителей.

Судебная практика:

Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2000 N КАС00-159
"...Из п. 2 ст. 779 ГК РФ видно, что по договору банковского вклада, как разновидности договора возмездного оказания услуг, оказываются услуги по правилам главы 44 настоящего Кодекса.
Банк является коммерческой кредитной организацией, осуществляющей привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещающей указанные средства от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности (ст. 1 Федерального закона "О банках и банковской деятельности").
С учетом изложенного можно сделать вывод о том, что банк является организацией, оказывающей услуги по договору банковского вклада на возмездной основе. Если одной из сторон в обязательстве по такому договору является гражданин, использующий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать оказываемую банком услугу по вкладу для своих нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, то на данные отношения распространяется действие Закона РФ "О защите прав потребителей".
Согласно ст. 39, расположенной в главе III этого Закона РФ, последствия нарушения условий договоров об оказании отдельных видов услуг, если такие договоры по своему характеру не подпадают под действие настоящей главы, определяются законом.
В указанной главе содержатся правовые нормы, регулирующие права потребителей при выполнении работ (оказании услуг) по договорам, сходным с договором подряда. Договор банковского вклада обладает спецификой, не позволяющей применить правовые последствия, предусмотренные главой III Закона РФ "О защите прав потребителей", а потому по своему характеру не подпадает под действие этой главы..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17
"...2. Если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.
С учетом положений статьи 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 - 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации..."

Суды общей юрисдикции

Примечание: В приведенном ниже Определении рассматривался спор из договоров банковского вклада, заключенных до 20 июня 1991 г.

Кассационное определение Брянского областного суда от 01.03.2012 по делу N 33-667(12)
"...В соответствии со ст. 9 ФЗ N 395-1 "О банках и банковской деятельности" от 09.12.1990 г., кредитная организация не отвечает по обязательствам государства. Банк как субъект экономической деятельности не несет ответственности за инфляционные процессы.
Судом установлено, что вклады ФИО1 "Срочный" и "До востребования" были открыты в Стародубской сберкассе до 20 июня 1991 года.
Ссылку ответчика на регулирование отношений по его вкладам Законом "О защите прав потребителя" суд рассматривает с учетом следующего:
Исходя из смысла статьи 39 Закона "О защите прав потребителей" в случаях, когда договоры об оказании отдельных видов услуг по своему характеру не подпадают под действие главы III Закона "О защите прав потребителей", регулирующей отношения при выполнении работ (оказании услуг), применяются правовые последствия, предусмотренные не главой III Закона "О защите прав потребителей", а Гражданским кодексом Российской Федерации и другими законами, регулирующими отношения по договорам об оказании таких услуг. К таким договорам, в частности, относится договор банковского вклада.
Договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, в соответствии с пунктом 2 статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации признается публичным договором. Это возмездный договор, содержание которого - оказание банком услуги вкладчику. Следовательно, отношения, вытекающие из договора банковского вклада с участием гражданина, регулируются Законом "О защите прав потребителей".
Вместе с тем отношения банка и его клиентов (вкладчиков) по внесению ими в банк денежных сумм (вкладов), их возврату и выплате процентов по ним, а также правовые последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по данному договору регулируются главой 44 "Банковский вклад" Гражданского кодекса Российской Федерации, а также специальным законодательством.
С учетом изложенного и положений статьи 39 Закона "О защите прав потребителей" к отношениям, вытекающим из договора банковского вклада с участием гражданина, должны применяться общие правила Закона "О защите прав потребителей" о праве граждан на предоставление информации, о возмещении морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты государственной пошлины.
Правовые последствия нарушений условий таких договоров определяются Гражданским кодексом Российской Федерации и специальным банковским законодательством.
Согласно ст. 840 ГК РФ при невыполнении банком предусмотренных законом или договором банковского вклада обязанностей по обеспечению возврата вклада, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий вкладчик вправе потребовать от банка немедленного возврата суммы вклада, уплаты на нее процентов в размере, определяемом в соответствии с пунктом 1 статьи 809 настоящего Кодекса, и возмещения причиненных убытков.
Что касается банковского вклада, то, по мнению Верховного Суда РФ, отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей по поводу договора банковского вклада, могут возникать только с 20 декабря 1999 г. (пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей").
Таким образом, предполагается, что нарушения прав вкладчиков, допущенные за более чем десятилетний период реформ, под действие законодательства о защите потребителей не подпадают.
Ссылку ответчика на регулирование отношений по его вкладам Гражданским кодексом РФ суд рассмотрел с учетом того, что ГК РФ, введенный в действие Федеральным законом от 26.03.1996 N 15-ФЗ, вступил в силу с 1 марта 1996 года к обязательственным отношениям, возникшим до 3 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения в действие; установленные частью второй ГК РФ сроки исковой давности и правильность исчисления применяются к тем требованиям, сроки предъявления которых предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 марта года.
Таким образом, действие ГК РФ распространяется на правоотношения по вкладам, возникшие между ФИО1 и Сбербанком после 01.03.1996 г.; не распространяется исковая давность на требования Подоляко как вкладчика к банку о выдаче вклада (ст. ГК РФ). Учитывая природу отношений по банковскому вкладу, на требования об уплате процентов на вклад исковая давность также не должна распространяться. К требованиям, в частности, о выплате некапитализированных процентов по вкладам; штрафных санкций, о возмещении морального вреда и другим применяется общий трехгодичный срок исковой давности (ст. 196 ГК РФ или ст. 78 ГК РСФСР)..."

10. Сохранение банковской тайны

Глава 44 ГК РФ, которой регулируются правоотношения, возникающие из договора банковского вклада, не предусматривает обязанности банка хранить информацию, относящуюся к банковской тайне, и не раскрывает того, какие сведения могут быть отнесены к таковой.
В то же время в п. 3 ст. 834 ГК РФ говорится, что к отношениям банка и вкладчика применяются правила о договоре банковского счета (гл. 45 ГК РФ), если иное не предусмотрено правилами гл. 44 ГК РФ или не вытекает из существа договора банковского вклада.
В соответствии с п. 1 ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте.
О том, какие сведения относятся к банковской тайне, а также о том, кто вправе получать такие сведения, упомянуто в ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности".
Применяя названные нормы при рассмотрении конкретных споров, суды сталкиваются с вопросами о том, какая информация может быть отнесена к банковской тайне, а также о том, какие действия свидетельствуют о ее нарушении.

10.1. Вывод из судебной практики: Предъявление кредитной организацией в суд требования о расторжении договора банковского вклада не свидетельствует о нарушении банковской тайны.

Примечание: В приведенных ниже судебных актах сказано, что заявитель не был лишен права заявить ходатайство о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании, а сведения о банковском вкладе ранее представлялись в судебные органы в связи с иском самого вкладчика.

Примечание: В приведенных ниже судебных актах рассматривались споры, возникшие из договоров банковского вклада, которые были заключены до введения в действие части второй Гражданского кодекса РФ.

Судебная практика:

Определение Конституционного Суда РФ от 14.10.2004 N 391-О
"...Утверждение А.Н. Дудника о том, что его право на банковскую тайну было нарушено предъявлением банком иска о расторжении договора банковского вклада, не может быть принято Конституционным Судом Российской Федерации во внимание как необоснованное, поскольку рассмотрение судом спора между банком и клиентом не нарушает пределов действия части второй статьи 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", тем более что информация о банковском вкладе ранее представлялась в судебные органы в связи с иском самого заявителя. Кроме того, он не был лишен права заявить ходатайство о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании (часть вторая статьи 10 ГПК Российской Федерации)..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Конституционного Суда РФ от 15.07.2004 N 281-О
"...Ссылка заявительницы на нарушение ее права на банковскую тайну предъявлением банком иска о расторжении договора банковского вклада не может быть принята во внимание Конституционным Судом Российской Федерации как необоснованная, поскольку рассмотрение судом спора между банком и клиентом не нарушает пределов действия части второй статьи 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", тем более что информация о банковском вкладе ранее представлялась в судебные органы в связи с иском самой заявительницы. Кроме того, М.В. Дудник не была лишена права заявить ходатайство о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании (часть вторая статьи 10 ГПК Российской Федерации)..."

10.2. Вывод из судебной практики: Фонд социального страхования РФ не вправе требовать от кредитной организации предоставления сведений о лице, получившем денежные средства со счета вкладчика, на который были излишне начислены суммы страховых выплат, поскольку такие действия банка будут являться нарушением банковской тайны.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 05.07.2012 по делу N А40-105223/11-46-935
"...Государственное учреждение - Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к АКБ "Сбербанк России" (ОАО) об обязании представить информацию о лице, получившем денежные средства в виде излишне начисленных сумм страховых выплат на имя Афанасьева П.Н. на его лицевой счет N 42301810238301607639.
Исковые требования заявлены на основании ст. ст. 418, 834, 845, 857, 1112 - 1113 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) и мотивированы тем, что истцом на имя Афанасьева П.Н. были излишне начислены страховые выплаты за период 2007 - 2008 годы, на сумму 57 069,11 рублей. На запрос истца ответчик необоснованно отказал в предоставлении сведений о лице, получившем денежные средства со счета Афанасьева П.Н.
В соответствии со ст. 834 ГК РФ юридические лица (банки и другие кредитные организации), принимающие в соответствии с законом вклады (депозиты), не вправе перечислять, находящиеся во вкладах (депозитах) денежные средства другим лицам. Находящиеся на счете денежные средства принадлежат не банку, а вкладчику. Право распоряжаться этими средствами принадлежит вкладчику, его доверенным лицам, а после смерти вкладчика - его наследникам.
В соответствии со ст. 845 ГК РФ, денежные средства, находящиеся на счете клиента банка, принадлежат клиенту, банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента, устанавливать другие, не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.
Согласно ст. 857 ГК РФ Банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте, поскольку данные сведения являются банковской тайной и могут быть предоставлены только государственным органам и их должностным лицам исключительно и в порядке, которые предусмотрены законом.
Кроме того, согласно ч. 5 ст. 26 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" справки по счетам и вкладам в случае смерти их владельцев выдаются кредитной организацией лицам, указанным владельцем счета или вклада в сделанном кредитной организации завещательном распоряжении, нотариальным конторам по находящимся в их производстве наследственным делам о вкладах умерших вкладчиков, а в отношении счетов иностранных граждан - иностранным консульским учреждениям.
Перечень лиц, уполномоченных получать сведения о движении денежных средств по счетам и вкладам в случае смерти их владельца, определен Федеральным законом от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" и является закрытым.
В этой связи суды, установив, что истец не относится к лицам, обладающим правом на получение испрашиваемой информации, правомерно отказали в удовлетворении исковых требований.
При этом суды обоснованно отклонили ссылку истца на пп. 3 п. 4 ст. 8 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", поскольку указанная норма, согласно которой не может быть ограничен доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также об использовании бюджетных средств (за исключением сведений, составляющих государственную или служебную тайну), к рассматриваемым правоотношениям не применима, так как определяет право третьего лица на получение информации от государственных органов и органов местного самоуправления, касающейся собственной деятельности названных органов, в том числе связанной с использованием бюджетных средств.
Информацию о лицах, получивших денежные средства со счетов физических лиц после смерти вкладчиков, невозможно расценивать как информацию об использовании бюджетных средств, поскольку сумма страхового обеспечения за конкретный период, зачисленная на счет гражданина в банке после его смерти, независимо от действительности основания ее зачисления, приобретает статус имущества и входит в состав наследства, то есть банк выдает наследнику не бюджетные средства, а наследственное имущество.
Таким образом, основания, установленные законом или соответствующим обязательством, в силу которых на банк может быть возложена обязанность предоставления истцу запрошенной информации, судом не выявлены..."

11. Расторжение договора банковского вклада (депозита) по инициативе банка

В п. 2 ст. 834 ГК РФ сказано, что договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признается публичным договором. Особенности заключения последнего отражены в ст. 426 ГК РФ. К их числу относится запрет коммерческим организациям оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения такого договора (кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами) и недопустимость отказа коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы.
В судебной практике неоднократно поднимались вопросы о порядке применения норм Гражданского кодекса РФ, регулирующих заключение публичного договора. К числу спорных предметов можно отнести, например, право банка отказаться от исполнения публичного договора при наличии в законе нормы об обязанности его заключения, а также обязанность доказать отсутствие возможности передать потребителю товары, выполнить соответствующие работы, предоставить услуги.
Второй из названных вопросов разрешен в п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". В данном Постановлении сказано, что соответствующая обязанность возлагается на коммерческую организацию.
Договор срочного банковского вклада, который заключен с гражданином и условия которого определяются банком в стандартных формах, квалифицируется судами в качестве договора присоединения. По данному вопросу подробнее см. п. 2.1 материалов к ст. 834 ГК РФ.

11.1. Вывод из судебной практики: При отсутствии реальной возможности исполнить обязательства по договору, в том числе вследствие существенного изменения обстоятельств, банк вправе предъявить требование о расторжении договора банковского вклада с физическим лицом.

Судебная практика:

Определение Конституционного Суда РФ от 14.10.2004 N 391-О
"...Согласно пункту 2 статьи 834 ГК Российской Федерации договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признается публичным договором (статья 426).
В Определении от 6 июня 2002 года N 115-О по жалобе гражданки Е.З. Мартыновой на нарушение ее конституционных прав положениями статей 779 и 782 ГК Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации в развитие правовой позиции, сформулированной в Постановлении от 23 февраля 1999 года, указал, что обязательность заключения публичного договора при наличии возможности предоставить лицу соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения. Иное означало бы чрезмерное ограничение (умаление) конституционной свободы договора для гражданина, заключающего публичный договор, создавало бы неравенство, недопустимое с точки зрения справедливости, и, следовательно, нарушало бы положения статей 34, 35 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
В то же время коммерческая организация как сторона публичного договора при отсутствии реальной возможности исполнить свои обязательства, в том числе вследствие существенного изменения обстоятельств, не может быть лишена, с учетом положений статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, права на защиту своих интересов посредством предъявления требования о расторжении публичного договора..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Конституционного Суда РФ от 15.07.2004 N 281-О
"...Согласно пункту 2 статьи 834 ГК Российской Федерации договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признается публичным договором (статья 426).
В Определении от 6 июня 2002 года N 115-О по жалобе гражданки Е.З. Мартыновой на нарушение ее конституционных прав положениями статей 779 и 782 ГК Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации в развитие правовой позиции, сформулированной в Постановлении от 23 февраля 1999 года N 4-П, указал, что обязательность заключения публичного договора при наличии возможности предоставить лицу соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения. Иное означало бы чрезмерное ограничение (умаление) конституционной свободы договора для гражданина, заключающего публичный договор, создавало бы неравенство, недопустимое с точки зрения справедливости, и, следовательно, нарушало бы положения статей 34, 35 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Из этого следует, что та или иная коммерческая организация как сторона публичного договора при отсутствии возможности исполнить свои обязательства, в том числе вследствие существенного изменения обстоятельств, не может быть лишена, с учетом положений статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, права на защиту своих интересов посредством требования о расторжении публичного договора.
Разрешение же вопросов о том, имеется ли у АКБ "Сберегательный банк Российской Федерации" реальная возможность продолжать оказывать услуги по спорному договору на прежних условиях в сложившейся экономической ситуации, предпринимались ли им в досудебном порядке действия по согласованию с вкладчиком возможного изменения условий договора, обеспечивающего баланс интересов обеих сторон, относится к компетенции судов общей юрисдикции, поскольку требует исследования и оценки фактических обстоятельств дела, именно с учетом которых статьей 451 ГК Российской Федерации и допускается изменение или расторжение договора..."

12. Соблюдение законодательства о рекламе при заключении договора банковского вклада (депозита)

Заключая договор банковского вклада, стороны руководствуются положениями гл. 44 и 45 ГК РФ. Кроме того, правоотношения из договора банковского вклада, заключенного с потребителем, частично регулируются Законом РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей".
В результате применения указанных норм в судебной практике был дан ответ на ряд вопросов, в том числе о существенных условиях договора банковского вклада и об объеме информации, подлежащей предоставлению при его заключении.
Однако необходимо учитывать, что стадии заключения договора нередко предшествует стадия рекламы соответствующей финансовой услуги.
Отвечая на вопрос о том, какая информация должна присутствовать в рекламе договора банковского вклада, необходимо обратиться к положениям Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе". Поскольку в ст. 28 данного Закона, посвященную рекламе финансовых услуг, исчерпывающие сведения о такой информации не включены, в судебной практике возникают вопросы относительно ее достаточности в том или ином случае.
По данной проблеме см. также решение Московского УФАС РФ от 19.08.2009 по делу N 8-8-63/09 "О нарушении законодательства о рекламе".

12.1. Вывод из судебной практики: Реклама договора банковского вклада должна содержать условия, при соблюдении которых вкладчик сможет получить проценты по вкладу в максимальном размере.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении сказано, что в рекламу должна быть включена информация о размере и сроке размещения вклада в банке.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2012 N 09АП-15423/2012-АК по делу N А40-19280/12-149-181
"...Из материалов административного дела усматривается, что УФАС в ходе осуществления государственного контроля за рекламной деятельностью хозяйствующих субъектов было выявлено нарушение законодательства о рекламе, а именно: в газете "Экстра бизнес" (N 44 от 05.11.2011, стр. 24) была размещена реклама заявителя следующего содержания: "Росгосстрах Банк; вклады; 9,5% в рублях*; дополнительная гарантия надежности**; 8 800 700 11 99 (звонок по России бесплатный); г. Ставрополь, ул. Дзержинского, д. 209, www.rgsbank.ru; * Вклад "Классический". Сумма вклада - от 3 000 рублей РФ/100 долларов США/100 евро. Срок вклада - от 31 до 1 080 дней. Годовая процентная ставка - от 1,5% до 9,5% в зависимости от суммы, срока и валюты вклада. Процентная ставка при досрочном расторжении - 0,1%. Выплата процентов осуществляется по окончании срока вклада путем присоединения к основной сумме вклада (капитализация). Пополнение вклада, частичное снятие вклада - не предусмотрены. Автоматическая пролонгация по окончании срока вклада на тот же срок с учетом ставки по вкладу и ставки для досрочного расторжения. ** Дополнительной гарантией сохранности вкладов является возможность застраховать вклад. Страховка по вкладу предоставляется в течение срока действия вклада. Открытое акционерное общество "Росгосстрах Банк". Генеральная лицензия Банка России N 3073. Реклама".
В силу пункта 12 части 3 статьи 5 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе", недостоверной признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения о предоставлении дополнительных прав или преимуществ приобретателю рекламируемого товара.
Согласно пункту 2 части 2 статьи 28 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе", реклама банковских, страховых и иных финансовых услуг не должна умалчивать об иных условиях оказания соответствующих услуг, влияющих на сумму доходов, которые получат воспользовавшиеся услугами лица, или на сумму расходов, которые понесут воспользовавшиеся услугами лица, если в рекламе сообщается хотя бы одно из таких условий.
Судом первой инстанции верно установлено, что в нарушение указанных выше правовых норм рассматриваемая реклама ОАО "РГС Банк" не содержит полной информации об условиях привлечения денежных средств населения по вкладу "Классический", поскольку для максимальной процентной ставки 9,5% годовых в рублях не содержится указание на минимальную сумму вклада - свыше 450 001 рублей и срок вклада 367 - 732 дней.
Материалами дела подтверждается, что в рассматриваемой рекламе отсутствует информация о том, что для получения максимальной процентной ставки 9,5% годовых в рублях, потребитель должен будет выполнить следующие условия предоставления банковской услуги: минимальная сумма вклада - свыше 450 001 рублей и срок вклада 367 - 732 дней.
Процентная ставка 9,5% годовых в рублях указана ОАО "РГС Банк" на большей части рекламной площади и является привлекательной для потребителя, между тем, имея сумму 100 000 рублей и желание сделать вклад на срок 180 дней, потребитель сможет получить лишь 6,5% годовых.
Таким образом, распространенная обществом реклама не соответствует требованиям пункта 2 части 2 статьи 28 Федерального закона "О рекламе".
Как было отмечено ранее, в рекламе заявителя отсутствует часть существенной информации о том, что при заключении договора страхования страхованию подлежит вся сумма вклада, при этом сумма вклада должна быть более 700 001 рубля (пункт 6.1 "Порядок страхования физическими лицами вкладов, открытых в ОАО "Русь-Банк")..."

13. Предоставление в компетентные органы сведений об открытии и закрытии счета, на который внесен вклад

Статья 834 ГК РФ достаточно лаконично описывает предмет договора банковского вклада. В соответствии с п. 1 данной статьи одна сторона (банк) принимает поступившую от другой стороны (вкладчика) или для нее денежную сумму (вклад) и обязуется возвратить ее и выплатить проценты на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Указание в п. 3 ст. 834 ГК РФ на возможность применения к отношениям банка и вкладчика правил о договоре банковского счета, если иное не предусмотрено положениями гл. 44 ГК РФ или не вытекает из существа договора банковского вклада, привело на практике к попыткам распространить на договор банковского вклада требования п. 1 ст. 86 НК РФ. В данном пункте, в частности, установлена обязанность банков сообщать в налоговые органы сведения об открытии или о закрытии банковского счета организациям и индивидуальным предпринимателям.
Судебная практика отвечает на вопрос о правомерности требований налоговых органов о предоставлении сведений об открытии и закрытии счетов, на которые внесены вклады.

13.1. Вывод из судебной практики: Банки не обязаны представлять в налоговый орган сведения об открытии и закрытии юридическому лицу счета, на который внесен вклад.

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.02.2003 N А19-2553/02-21-26-Ф02-348/03-С1
"...Как установлено Арбитражным судом Иркутской области, между банком и муниципальной страховой организацией "Полис" (вкладчик) был заключен договор депозитного вклада юридического лица N 002/01 от 14.06.2001.
Банком 14.06.2001 был открыт вкладчику счет N 42004810400130020135.
Вкладчиком 22.10.2001 был закрыт указанный счет в связи с окончанием срока действия договора.
Об открытии и закрытии данного счета банком налоговой инспекции не сообщено.
Данное обстоятельство послужило основанием для принятия решения налоговой инспекции N 21-4 от 03.01.2002 о привлечении банка к ответственности в соответствии с пунктом 2 статьи 132 и пунктом 4 статьи 114 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 40000 рублей за несообщение банком налоговому органу сведений об открытии счета налогоплательщику и 40000 рублей за несообщение сведений о закрытии счета.
Пунктом 1 статьи 86 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность банка сообщить об открытии или закрытии счета организации, индивидуального предпринимателя в налоговый орган по месту их учета в пятидневный срок со дня соответствующего открытия или закрытия такого счета.
Согласно статье 11 Налогового кодекса Российской Федерации счета (счет) - расчетные (текущие) и иные счета в банках, открытые на основании договора банковского счета, на которые зачисляются и с которых могут расходоваться денежные средства организаций и индивидуальных предпринимателей.
На основании статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что открываемый и закрываемый юридическому лицу счет по учету внесенного депозита не подпадает под используемое Налоговым кодексом Российской Федерации понятие "счет".
В соответствии с абзацем вторым части 3 статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации с депозитного счета юридического лица не могут расходоваться денежные средства.
Кассационная инстанция находит правильным вывод суда о том, что вышеупомянутый депозитный счет был открыт банком на основании договора банковского вклада, об открытии (закрытии) которого на банке не лежала обязанность сообщения в налоговый орган.
С учетом изложенного, оснований, предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для изменения или отмены обжалуемого судебного акта не имеется..."

14. Возврат вклада

14.1. Вывод из судебной практики: Арест денежных средств на счете вкладчика не является основанием для того, чтобы отказать ему в удовлетворении иска об истребовании суммы вклада, если банк неправомерно отказался возвратить вклад до того, как арест был наложен.

Судебная практика:

Определение Верховного Суда РФ от 03.12.2013 N 56-КГ13-11
"...Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Паршкова С.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений суда кассационной и апелляционной инстанций.
Судом установлено, что 4 мая 2012 г. истец заключил с Банком договор о вкладе сроком на 5 лет, по состоянию на 4 июня 2012 г. с учетом расходных операций остаток на счете составлял <...> руб.
20 июня 2012 г. ответчик отказал Паршкову С.А. в выдаче денежных средств, находящихся на его счете, ссылаясь на то, что на указанный счет наложен арест.
22 июня 2012 г. истцу повторно отказано в выдаче денежных средств.
17 июля 2012 г. Ленинским районным судом г. Владивостока вынесено определение о наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счете истца.
25 июня 2012 г. истец обратился в Банк с претензией о возврате в установленный законом срок суммы вклада.
В ответе от 13 сентября 2012 г. на претензию Паршкова С.А. от 25 июня 2012 г. Банк признал тот факт, что причиной отказа в проведении расходной операции по счету явилось ненадлежащее качество обслуживания со стороны сотрудника Банка. Данные обстоятельства также подтверждены и в ответе Центрального Банка Российской Федерации от 10 августа 2012 г. на заявление Паршкова С.А.
Разрешая спор и удовлетворяя заявленные Паршковым С.А. требования в части, суд первой инстанции исходил из того, что в связи с заключением 4 мая 2012 г. между истцом и ответчиком договора банковского вклада и внесением Паршковым С.А. денежных средств во вклад в размере <...> руб., к отношениям, возникшим из такого договора, применяется Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей". Кроме того указал, что принятые 17 июля 2012 г. судом обеспечительные меры в виде наложения ареста на денежные средства не могут служить основанием для отказа в иске, поскольку на момент обращения истца в банк и до момента принятия обеспечительных мер у банка не имелось оснований для отказа в выдаче суммы вклада истцу.
Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания суммы вклада и принимая в этой части новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции, руководствуясь частью 2 статьи 13 Гражданского процессуального кодекса РФ и статьей 27 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности", пришел к выводу о том, что наложение судом ареста на денежные средства истца препятствует осуществлению операций по счету, и до его снятия выдача денежных средств со вклада не может быть произведена.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с выводами суда кассационной и апелляционной инстанций ввиду следующего.
Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда также подлежит отмене по следующим основаниям.
На основании статьи 849 Гражданского кодекса Российской Федерации банк обязан зачислять поступившие на счет клиента денежные средства не позже дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если более короткий срок не предусмотрен договором банковского счета. Банк обязан по распоряжению клиента выдавать или перечислять со счета денежные средства клиента не позже дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если иные сроки не предусмотрены законом, изданными в соответствии с ним банковскими правилами или договором банковского счета.
Данные нормы права оставлены судом апелляционной инстанции без внимания.
Таким образом, наложение ареста на то или иное имущество является процессуальной мерой, тогда как суд при разрешении спора устанавливает наличие или отсутствие материально-правовых оснований лица на спорное имущество, однако этого судом апелляционной инстанции сделано не было.
Суд апелляционной инстанции данные положения процессуального закона не учел и пришел к выводу об отказе в выдаче денежных средств, находящихся на счете истца лишь на том основании, что на них наложены обеспечительные меры в виде ареста.
Между тем само по себе наложение ареста на денежные средства, находящиеся на счете истца, не может служить основанием к отказу в признании права истца на эти средства и к отказу в иске.
Таким образом у суда апелляционной инстанции не имелось правовых оснований для отмены решения суда в части удовлетворения иска Паршкова С.А. о взыскании суммы вклада..."

Статья 835. Право на привлечение денежных средств во вклады

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 835 ГК РФ

1. Лица, не имеющие права на привлечение денежных средств во вклады

1. Лица, не имеющие права на привлечение денежных средств во вклады

Статья 835 ГК РФ говорит о том, что привлекать денежные средства во вклады могут банки, которым такое право предоставлено в соответствии с разрешением (лицензией), выданным в установленном законом порядке. Согласно ст. 36 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" вклады могут принимать только те банки, которые получили необходимую лицензию Банка России, участвуют в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках и состоят на учете в организации, которая осуществляет такое страхование.
При разрешении конкретных споров, применяя приведенные выше нормы, суды сталкиваются с вопросом о том, имеют ли право на привлечение во вклады денежных средств потребительские кредитные кооперативы и банки, не участвующие в системе страхования вкладов.

1.1. Вывод из судебной практики: Кредитные кооперативы не вправе привлекать денежные средства во вклады.

Примечание: Ранее существовала судебная практика, основанная на положениях Федерального закона от 07.08.2001 N 117-ФЗ "О кредитных потребительских кооперативах граждан", которая подтверждала настоящий вывод (см. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.07.2010 по делу N А38-6363/2009, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 26.02.2010 по делу N А38-6363/2009, Постановление ФАС Поволжского округа от 16.06.2009 по делу N А12-904/2009).
В настоящее время упомянутый Закон утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 18.07.2009 N 190-ФЗ "О кредитной кооперации".

Судебная практика:

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2012 N 15АП-14422/2011 по делу N А32-17635/2011
"...Как видно из материалов дела и установлено судом первой инстанции, прокуратура Центрального административного округа г. Краснодара провела проверку соблюдения КПК "КАПИТАЛ" законодательства о рекламе.
В результате проверки установлено, что на странице 20 газеты "Вабанкъ" N 15 (279) от 22.04.2011 г. кооперативом размещена реклама следующего содержания: "Кредитный потребительский кооператив "Капиталъ". Займы без справок о доходах, залога, поручителей участникам инвест-программ кооператива. Прием вкладов на выгодных условиях для Вас. Минимальный размер привлечения сбережений - 3 000 руб. Максимальный размер не ограничен. В зависимости от вида договора. Все услуги предоставляются только членам КПК "Капиталъ". Паевой взнос 50 руб. Вступительный взнос 200 руб.".
Поскольку КПК "КАПИТАЛ" не является банком, не имеет лицензии на осуществление деятельности по привлечению денежных средств во вклады, прокуратура пришла к выводу о том, что заявитель предоставляет недостоверную рекламную информацию.
Суд первой инстанции пришел к обоснованном выводу о том, что опубликование информации об услугах, которые оказывает кооператив, направлено именно на привлечение внимания к кооперативу и оказываемым им услугам и на формирование к нему интереса у неопределенного круга лиц. Следовательно, такая информация является рекламой.
В силу п. 2 ч. 3 ст. 1 Федерального закона от 18.07.2009 N 190-ФЗ "О кредитной кооперации" кредитный потребительский кооператив - добровольное объединение физических и (или) юридических лиц на основе членства и по территориальному, профессиональному и (или) иному принципу в целях удовлетворения финансовых потребностей членов кредитного кооператива пайщиков).
Следовательно, основной целью деятельности кредитного кооператива является осуществление финансовой взаимопомощи добровольно объединившимися гражданами-пайщиками за счет паевых взносов, переданных в собственность кредитного потребительского кооператива, и личных сбережений. Такая взаимопомощь не является финансовым посредничеством или финансовой услугой.
Привлечение денежных средств физических лиц во вклады относится к банковским операциям (пункт 1 части 1 статьи 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности").
Согласно статье 36 названного Закона вклад - это денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами в целях хранения и получения дохода. Доход по вкладу выплачивается в денежной форме в виде процентов. Вклад возвращается вкладчику по его первому требованию в порядке, предусмотренном для вклада данного вида федеральным законом и соответствующим договором.
В силу пункта 1 статьи 835 ГК РФ, статей 1 (абзаца второго), 36 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" исключительное право на привлечение денежных средств во вклады имеют банки, которым такое право предоставлено в соответствии с разрешением (лицензией), выданным в установленном законом порядке.
Из совокупности приведенных норм следует, что организация, не являющаяся кредитной и не имеющая соответствующей лицензии, не вправе осуществлять такой вид банковских операций, как привлечение во вклады денежных средств физических лиц.
Учитывая изложенное, спорная реклама, в которой использован термин, не относящийся к деятельности кооператива, правомерно квалифицирована антимонопольным органом как недостоверная.
Таким образом, распространенная в периодическом печатном издании - газете "Вабанкъ" N 15 (279) от 22.04.2011 г. - реклама КПК "КАПИТАЛ" о предоставлении им услуги - прием вкладов - содержит не соответствующие действительности сведения о характеристике, природе, потребительских свойствах этой услуги, что является нарушением п. 2 ч. 3 ст. 5 Федерального закона "О рекламе"..."

1.2. Вывод из судебной практики: Банк, не участвующий в программе страхования, не вправе привлекать во вклады денежные средства физических лиц.

Судебная практика:

Примечание: Приведенным Постановлением отменены судебные акты судов нижестоящих инстанций, на основании которых по ходатайству банка приняты обеспечительные меры в виде приостановления предписания Банка России о запрете на привлечение вкладов и открытие банковских счетов физическим лицам.

Постановление ФАС Московского округа от 28.02.2006 N КА-А40/582-06 по делу N А40-58926/05-119-473
"...Закрытое акционерное общество АКБ "ИСТ Бридж Банк" (далее - Банк) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы к Центральному банку Российской Федерации с заявлением о признании недействительным предписания от 26.09.2005, которым ему запрещено привлекать вклады физических лиц и открывать банковские счета физических лиц.
По мнению Центрального банка, выводы суда о наличии оснований для принятия обеспечительных мер в виде приостановления действия предписания ЦБ РФ до рассмотрения спора по существу и вступлением судебного акта в законную силу не соответствуют установленным фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Судом при принятии судебных актов не применены нормы материального права, подлежащие применению, согласно которым недопустимо приостановление действие актов решений государственных органов если есть основания полагать, что это может нарушить баланс интересов заявителя и интересов третьих лиц, публичных интересов. Кроме того, заявление о принятии обеспечительных мер подписано неуполномоченным лицом.
Согласно п. 3 Информационного письма ВАС РФ от 13.08.2004 N 83 не допускается приостановление действия актов, решений государственных и иных контролирующих органов, если есть основания полагать, что приостановление действий акта, решения может нарушить баланс интересов заявителя и интересов третьих лиц, публичных интересов".
Принятие обеспечительных мер приводит к нарушению балансов интересов Банка и интересов физических лиц - вкладчиков, поскольку Банком могут быть не исполнены обязательства по возврату денежных средств, так как он не входит в систему страхования вкладов.
Кроме того, в силу ч. 2 ст. 36 ФЗ "О банках и банковской деятельности" право на привлечение вкладов физических лиц имеют только банки, участвующие в системе страхования вкладов физических лиц.
Следовательно, в силу действующего законодательства Банк не имел право на привлечение вкладов физических лиц, в связи с чем уполномоченным органом было дано предписание, запрещающее привлечение вкладов физических лиц и открытие счетов юридических лиц, поэтому у суда первой инстанции не было оснований для принятия обеспечительных мер в виде приостановления действия предписания Центрального банка РФ..."

Статья 837. Виды вкладов


Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 837 ГК РФ

1. Квалификация договора банковского вклада (депозита) как срочного или до востребования
2. Досрочный возврат денежных средств, внесенных юридическим лицом во вклад
3. Последствия предъявления вкладчиком требования о возврате суммы вклада
4. Ответственность банка за неправомерное удержание суммы вклада и процентов
5. Исковая давность по требованиям вкладчика к банку

1. Квалификация договора банковского вклада (депозита) как срочного или до востребования

Статья 837 ГК РФ содержит три вида условий о порядке выдачи вклада, на которых может быть заключен договор: по первому требованию (вклад до востребования), по истечении определенного договором срока (срочный вклад) и на иных условиях возврата, не противоречащих закону.
Приведенные условия влияют на правоотношения сторон договора банковского вклада. От установленного порядка выдачи вклада зависит, в частности, наличие права на досрочный возврат суммы, размер процентной ставки и возможность ее одностороннего изменения по инициативе банка.
В связи с тем, что стороны при заключении договора зачастую не ограничиваются приведенными в ст. 837 ГК РФ формулировками условий возврата вклада, суды вынуждены прибегать к толкованию договора с целью его квалификации в соответствии с требованиями закона.

1.1. Вывод из судебной практики: Если в договоре банковского вклада, именуемого "срочным вкладом с неограниченным сроком хранения", не указан срок действия и установлены определенные процентные ставки за конкретный период и свыше его, то такой договор квалифицируется как смешанный: срочный - на определенный в договоре период, до востребования - свыше указанного периода.

Судебная практика:

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 07.04.2004
"...Вопрос 17: К какому виду банковского вклада относится вклад, заключенный между гражданином и Сберегательным банком Российской Федерации в 1992 году, именуемый "срочный вклад с неограниченным сроком хранения", без указания срока его действия и на условиях установления определенных процентных ставок на первые пять лет действия договора (5 процентов годовых - от года до трех лет, 7 процентов - от трех до пяти лет и 9 процентов годовых - на срок свыше пяти лет)?
В ГК РСФСР и ГК РФ такой вид банковского вклада, как срочный вклад с неограниченным сроком хранения, не установлен. Граждане и юридические лица свободны в заключении договора (п. 1 ст. 421 ГК РФ), следовательно, договор банковского вклада может быть заключен на любых условиях, не противоречащих закону (абз. 2 п. 1 ст. 837 ГК РФ).
Согласно п. 3 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.
Договор срочного банковского вклада характеризуется определенной датой возврата либо наступлением предусмотренного договором обстоятельства и гарантированным размером процентов, обусловленных договором. Банковский вклад до востребования представляет собой вклад с неограниченным сроком хранения и выдачей вклада по первому требованию вкладчика.
Как видно из условий договоров банковского вклада, указанных в запросе, эти договоры являются смешанными. Это договоры срочного банковского вклада с неограниченным сроком хранения. До пяти лет с момента его заключения договор носит срочный характер, а после пяти лет становится вкладом до востребования..."

2. Досрочный возврат денежных средств, внесенных юридическим лицом во вклад

Нормы о договоре банковского вклада по-разному регулируют правоотношения, возникающие между банком и стороной по договору, в зависимости от того, является ли последней физическое или юридическое лицо. Так, согласно ст. 837 ГК РФ по договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика. Однако существует исключение: вклады, внесенные юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором.
Формулировка приведенной выше нормы породила в судебной практике вопросы о праве вкладчика - юридического лица истребовать денежную сумму, внесенную с условием о ее возврате по истечении определенного срока (срочный вклад), ранее предусмотренной договором даты.

2.1. Вывод из судебной практики: Юридическое лицо вправе досрочно истребовать внесенную по договору срочного банковского вклада денежную сумму, если иные условия ее возврата отсутствуют.

Примечание: Приведенные ниже судебные акты основаны в числе прочего на том, что участниками юридического лица (вкладчика) принято решение о ликвидации общества.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 09.04.2010 N Ф09-2104/09-С5 по делу N А60-26871/2009-С2 <*>
--------------------------------
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: данное постановление имеет N Ф09-2104/10-С5, а не N Ф09-2104/09-С5.

"...Как установлено судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела, по депозитному договору от 12.10.2006 N 318 общество "Свердловский губернский банк" приняло поступившую от общества "Компания "Энергия" (вкладчик) денежную сумму в размере 77 000 000 руб. и обязалось возвратить денежные средства и уплатить проценты на условиях и в порядке, предусмотренных договором. Срок размещения депозита определен сторонами до 13.10.2021 включительно (п. 2.2 договора). Процентная ставка за пользование депозитом установлена в размере 5% годовых (п. 2.4 договора).
05 мая 2009 г. участниками общества "Компания "Энергия" принято решение о добровольной ликвидации общества и назначении ликвидатора.
В июне 2009 г. вкладчик в лице ликвидатора Сухнева И.В. направил банку предложение о расторжении депозитного договора от 12.10.2006 N 318 и возврате денежных средств.
Неисполнение обществом "Свердловский губернский банк" обязанности по возврату переданных по депозитному договору денежных средств послужило основанием для обращения общества "Компания "Энергия" с рассматриваемым иском в арбитражный суд.
Согласно ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором. К отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета, если иное не предусмотрено правилами настоящей главы или не вытекает из существа договора банковского вклада.
В соответствии со ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад). Договором может быть предусмотрено внесение вкладов на иных условиях их возврата, не противоречащих закону.
По договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором.
Исследовав на основании ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации условия депозитного договора от 12.10.2006 N 318 применительно к требованиям главы 44 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды обеих инстанций пришли к выводу, что указанным договором иные условия возврата денежных средств не установлены.
Отказ ответчика в выплате истцу денежных средств, внесенных в качестве вклада, признан арбитражным судом необоснованным, так как условия договора от 12.10.2006 N 318, регулирующие порядок его расторжения, не предусматривают ограничение права вкладчика потребовать возврата вклада полностью или в части до истечения срока действия договора (п. 2.3, 3.3, 5 договора).
Судами учтено решение участников общества "Компания "Энергия" о его ликвидации (протокол от 05.05.2009).
В связи с тем, что ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, требование ликвидатора о возврате суммы вклада до наступления срока, обусловленного договором, признано судом достаточным основанием для возврата денежных средств по депозитному договору (ст. 61, 63 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Исходя из изложенного требование общества "Компания "Энергия" о взыскании суммы вклада с общества "Свердловский Губернский банк" удовлетворено правомерно (ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации)..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 12.05.2010 N ВАС-5611/10 по делу N А60-26871/2009-С2
"...Решением Арбитражного суда Свердловской области от 27.10.2009, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2010 и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 09.04.2010 иск удовлетворен частично: с банка в пользу компании взыскано 77 000 000 рублей, в расторжении депозитного договора отказано.
Между банком и компанией (вкладчиком) заключен депозитный договор от 12.10.2006 N 318, на основании которого банк принял поступившую от компании денежную сумму в размере 77 000 000 рублей на срок до 13.10.2021 включительно с уплатой 5% годовых.
В июне 2009 года вкладчик направил банку предложение о расторжении депозитного договора от 12.10.2006 N 318 и возврате денежных средств в связи с принятием компанией решения от 05.05.2009 о своей ликвидации.
Отклонение банком указанного предложения послужило основанием для обращения истца с настоящими требованиями в суд.
Оценив с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации условия заключенной сторонами сделки, суды пришли к выводу о том, что депозитным договором не установлено каких-либо иных условий возврата денежных средств, нежели предусмотренных статьей 837 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Кроме того, факт принятия участниками компании решения о ликвидации признан судами достаточным основанием для возврата денежных средств по депозитному договору, исходя из положений статей 61, 63 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Возложение обязательства вкладчика в случае его ликвидации по договору банковского вклада на другое лицо законом или иными правовыми актами не предусмотрено, поэтому суды обоснованно исходили из положений статьи 419 Гражданского кодекса Российской Федерации о возможности прекращения этого обязательства и до акта ликвидации организации, являющейся вкладчиком по депозитному договору.
Нарушений норм материального права, а также требований процессуального законодательства, влекущих за собой безусловную отмену судебного акта, судами не допущено..."

Определение ВАС РФ от 26.04.2010 N ВАС-1883/10 по делу N А60-26883/2009-С2
"...Решением Арбитражного суда Свердловской области от 21.09.2009, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.11.2009 и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.12.2009 иск удовлетворен частично: с банка в пользу компании взыскано 7 340 000 долларов США, в расторжении депозитного договора отказано.
Между банком и компанией (вкладчиком) заключен депозитный договор от 29.12.2005 N 214 (с учетом дополнительных соглашений от 20.02.2006 N 1 и от 01.12.2006 N 2), на основании которого банк принял поступившую от компании денежную сумму в размере 7 340 000 долларов США на срок до 30.12.2020 включительно с уплатой 1% годовых.
Согласно пунктам 2.3 и 5 договора его досрочное расторжение не допускается за исключением случая, когда стороны достигли соглашения об участии вкладчика в уставном капитале банка в сумме равной или большей суммы данного депозита.
В июне 2009 года вкладчик направил банку предложение о расторжении депозитного договора от 29.12.2005 N 214 и возврате денежных средств в связи с принятием компанией решения от 05.05.2009 о своей ликвидации.
Отклонение банком указанного предложения послужило основанием для обращения истца с настоящими требованиями в суд.
Оценив с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации условия заключенной сторонами сделки, суды пришли к выводу о том, что депозитным договором и дополнительными соглашениями к нему не установлено каких-либо иных условий возврата денежных средств, нежели предусмотренных статьей 837 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Кроме того, факт принятия участниками компании решения о ликвидации признан судами достаточным основанием для возврата денежных средств по депозитному договору, исходя из положений статей 61, 63 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Возложение обязательства вкладчика в случае его ликвидации по договору банковского вклада на другое лицо законом или иными правовыми актами не предусмотрено, поэтому суды обоснованно исходили из положений статьи 419 Гражданского кодекса Российской Федерации о возможности прекращения этого обязательства и до акта ликвидации организации, являющейся вкладчиком по депозитному договору.
Нарушений норм материального права, а также требований процессуального законодательства, влекущих за собой безусловную отмену судебного акта, судами не допущено..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 23.12.2009 N Ф09-10560/09-С5 по делу N А60-26883/2009-С2
"...Общество "Компания "Энергия" обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к обществу "Свердловский Губернский банк", третье лицо - Центральный банк Российской Федерации в лице Главного управления Центрального банка Российской Федерации по Свердловской области, о расторжении депозитного договора от 29.12.2005 N 214 и взыскании долга в сумме 7 340 000 долларов США.
Как установлено судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела, по депозитному договору от 29.12.2005 N 214 закрытое акционерное общество "Свердловский губернский банк" (в настоящее время открытое акционерное общество) приняло поступившую от общества "Компания "Энергия" (вкладчик) денежную сумму в размере 7 340 000 долларов и обязалось возвратить денежные средства и уплатить проценты на условиях и в порядке, предусмотренных договором. Срок размещения депозита определен сторонами до 20.12.2020 включительно (п. 2.2 договора). Процентная ставка за пользование депозитом установлена в размере 1% годовых (п. 2.4 договора).
В июне 2009 г. истец направил ответчику предложение о расторжении депозитного договора от 29.12.2005 N 214 и возврате денежных средств, которое ответчиком принято не было.
Исковые требования общество "Компания "Энергия" основывает на неисполнении обществом "Свердловский губернский банк" обязанности по возврату переданных по депозитному договору денежных средств, а также на принятом участниками общества "Компания "Энергия" решении о ликвидации общества.
Согласно ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором. К отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета, если иное не предусмотрено правилами настоящей главы или не вытекает из существа договора банковского вклада.
В соответствии со ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад). Договором может быть предусмотрено внесение вкладов на иных условиях их возврата, не противоречащих закону.
По договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором.
Дав толкование условий депозитного договора в соответствии со ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации применительно к требованиям главы 44 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды обеих инстанций пришли к выводу, что указанным договором и дополнительными соглашениями к нему, иные условия возврата денежных средств не установлены.
Кроме того, судами учтен факт принятия участниками общества "Компания "Энергия" решения о ликвидации общества (протокол от 05.05.2009).
В связи с тем, что ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, требование ликвидатора о возврате суммы вклада до наступления срока, обусловленного договором, признано судом достаточным основанием для возврата денежных средств по депозитному договору (ст. 61, 63 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Исходя из изложенного требование общества "Компания "Энергия" о взыскании суммы вклада удовлетворено правомерно (ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации)..."

2.2. Вывод из судебной практики: Договор срочного банковского вклада с юридическим лицом может содержать условие о невозможности его досрочного расторжения.

Судебная практика:

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.12.2011 по делу N А70-2864/2011
"...Как следует из материалов дела, по заключенному договору банковского депозита N 286 от 22.06.2006 ОАО "Сибкомплектмонтаж" (кредитор) разместило в ОАО "Тюменьэнергобанк" (банк) депозит в размере 140 000 000 руб. на срок до 30.06.2015. Письмом N 14-2-7/10395 от 26.06.2006 Главное управление ЦБ по Тюменской области дало согласие на заключение данного договора.
Согласно пункту 5.2 договора досрочное расторжение настоящего договора не допускается. В соответствии с пунктом 5.4 договора выплата (возврат) суммы депозита ранее окончания срока действия договора не производится.
Банк на основании кредитного договора N 564 от 03.09.2008 предоставил ОАО "Сибкомплектмонтаж" (заемщик) кредит путем открытия кредитной линии в валюте Российской Федерации с лимитом задолженности в размере 125 120 000 руб. на срок до 29.08.2009. Денежные средства перечислены 03.09.2008.
В связи с неисполнением условий кредитного договора истец 28.11.2008 направил ответчику требование N 001-30-10-19/3249 от 11.11.2008 о досрочном востребовании суммы кредита.
Ссылаясь на то, что обязательства по кредитному договору N 564 от 03.09.2008 ответчиком не исполнены, истец обратился с иском в арбитражный суд.
В соответствии с пунктом 1 статьи 837 Гражданского кодекса Российской Федерации договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад).
Договором может быть предусмотрено внесение вкладов на иных условиях их возврата, не противоречащих закону.
В пунктах 5.2, 5.4 договора стороны предусмотрели определенные условия возврата - невозможность досрочного расторжения договора. В связи с этим несоответствующим материалам дела и закону является вывод суда о том, что условия договора о невозможности досрочного расторжения договора противоречат статье 837 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Срок исполнения обязательства банка по возврату суммы депозита на момент получения им заявления о зачете не наступил, следовательно, обязательства сторон по договорам не могут считаться прекращенными по основанию, предусмотренному статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации. Таким образом, сделка зачета встречных однородных требований, на которую ссылается ответчик, противоречит статье 410 Гражданского кодекса Российской Федерации, является недействительной на основании статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и не может быть признана состоявшейся.
На основании изложенного выводы судебных инстанций о прекращении обязательств ответчика по кредитному договору в результате зачета встречных требований по договору депозита не соответствуют обстоятельствам дела и закону..."

Аналогичная судебная практика:
Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 05.04.2012 N Ф09-9797/2011 по делу N А50-7635/2011
"...После окончания срока действия договора от 24.12.2009 N 2-12/09П общество "Уральский транспортный банк" возвратило обществу "Пермский гарантийный фонд" 5 081 713 руб. 49 коп. от суммы размещенного вклада. Денежные средства в сумме 13 418 286 руб. 51 коп. были списаны обществом "Уральский транспортный банк" с депозитного счета общества "Пермский гарантийный фонд" на расчетный счет банка в погашение обязательств третьих лиц по договорам поручительства.
Полагая, что общество "Уральский транспортный банк" незаконно удерживает денежные средства в сумме 13 418 286 руб. 51 коп., общество "Пермский гарантийный фонд" обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым иском.
Судом первой инстанции установлено, что п. 4.4 договоров поручительства в части указания на возможность списания денежных средств в безакцептном порядке с депозитного счета противоречит положениям п. 1 и абз. 2 п. 3 ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В связи с этим у общества "Уральский транспортный банк" отсутствовали законные основания перечисления денежных средств с депозитного счета общества "Пермский гарантийный фонд" в сумме 13 418 286 руб. 51 коп. в счет исполнения обязательств по договорам поручительства.
Учитывая изложенное, суд первой инстанции удовлетворил исковые требования общества "Пермский гарантийный фонд".
Согласно ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором. К отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета, если иное не предусмотрено правилами настоящей главы или не вытекает из существа договора банковского вклада.
В абз. 2 п. 3 ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что юридические лица не вправе перечислять находящиеся во вкладах (депозитах) денежные средства другим лицам.
В соответствии со ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад). Договором может быть предусмотрено внесение вкладов на иных условиях их возврата, не противоречащих закону.
По договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором (п. 2 ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Судами первой и апелляционной инстанций сделан обоснованный вывод о том, что положения п. 2 ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации должны пониматься не иначе, как возможность заключения депозитного договора с вкладчиком - юридическим лицом на таких условиях, при которых возврат вклада по первому требованию не допустим до окончания срока, на который размещены денежные средства..."

2.3. Вывод из судебной практики: В договоре банковского вклада с юридическим лицом может быть предусмотрено условие о праве вкладчика на досрочное расторжение договора, возврат средств и процентов за пользование вкладом при условии получения согласия на это Банка России.

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.12.2009 N Ф03-7659/2009 по делу N А73-9442/2009
"...Как установлено судом первой инстанции и апелляционным судом, между ОАО "Коммерческий банк "Уссури" и ООО "СК "Даль-Росмед" (вкладчик) заключен депозитный договор от 30.04.2008 N 1, по которому вкладчик предоставил банку в депозит 4 000 000 руб. на срок 2 100 дней с условием начисления на сумму депозита 11% годовых.
Спор возник в связи с тем, что по требованиям истца о досрочном возврате суммы депозита и начисленных на нее процентов (письма истца от 13.04.2009 N 323, от 26.06.2009 N 672) банк, несмотря на согласие Центрального банка РФ на досрочную выплату депозита, отказал в удовлетворении указанных требований вкладчика.
Согласно статье 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Пунктом 1 статьи 837 о видах вклада предусмотрено, что договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад).
В соответствии с пунктом 2 статьи 837 ГК РФ по договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором.
Исследовав условия депозитного договора от 30.04.2008 N 1 и дав им толкование в соответствии со статьей 431 ГК РФ, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что данный депозитный договор определяет вид вклада истца как срочный вклад.
Наряду с этим суды признали, что пункт 5.2 указанного договора допускает досрочное его расторжение и предусматривает право вкладчика - ООО "СК "Даль-Росмед" на досрочный возврат суммы вклада или его части, а также на досрочное получение процентов за пользование вкладом после получения согласия на это Банка России.
Поскольку согласие Банка России на досрочный возврат сумм по депозитному договору от 30.04.2008 N 1 истцом получено (письмо Главного управления Центрального банка РФ по Хабаровскому краю от 26.05.2009 N 8-1-59/4855), арбитражный суд первой инстанции и апелляционный суд пришли к правильному выводу о наличии у истца права на досрочный возврат вклада и начисленных на него процентов. В связи с этим суды признали неправомерным удержание ответчиком спорных сумм после 26.05.2009 и взыскали с него в пользу истца 4 000 000 руб. вклада и 47 103 руб. 80 коп. начисленных на вклад процентов.
При этом положения статьи 431, пункта 3 статьи 450, статей 834, 837 - 838 ГК РФ применены судами правильно.
Так как суды признали, что после 26.05.2009 банк удерживает денежные средства истца неправомерно, то исходя из установленных обстоятельств дела, требований истца и правил пункта 2 статьи 314 ГК РФ обоснованно удовлетворили иск в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на спорную сумму в соответствии со статьей 395 ГК РФ за период с 08.06.2009..."

3. Последствия предъявления вкладчиком требования о возврате суммы вклада

Статья 834 ГК РФ говорит о том, что обязанность банка, который принял поступившую от другой стороны (вкладчика) или для нее денежную сумму (вклад), заключается в возврате суммы вклада и выплате процентов на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Пункт 2 ст. 837 ГК РФ указывает на обязанность банка по договору банковского вклада любого вида выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика. Исключение составляют вклады, внесенные юридическими лицами на иных предусмотренных договором условиях возврата.
На практике при применении данных норм у судов возникают вопросы о возможности закрепления в договоре банковского вклада условия о праве банка при возврате суммы удержать из нее излишне выплаченные вкладчику проценты.
Кроме того, с возвратом вклада связан вопрос о валюте, в которой должна быть выдана сумма при предъявлении вкладчиком соответствующего требования.

3.1. Вывод из судебной практики: Разница между процентами, подлежащими уплате по договору срочного банковского вклада в связи с досрочным истребованием его суммы и перерасчетом процентов по ставке вклад "до востребования", и фактически выплаченными процентами может быть удержана банком из суммы внесенного вклада.

Примечание: В некоторых из нижеприведенных судебных актов указано, что договор банковского вклада содержал условие, закрепляющее право банка в случае получения письменного уведомления от клиента о досрочном возврате суммы вклада удержать разницу между процентами, подлежащими уплате по договору срочного банковского вклада в связи с досрочным истребованием суммы вклада и перерасчетом процентов по ставке вклад "до востребования", и фактически выплаченными процентами из суммы внесенного вклада (Определение ВАС РФ от 24.11.2010 N ВАС-15828/10 по делу N А60-57770/2009-С2, Определение ВАС РФ от 24.11.2010 N ВАС-16121/10 по делу N А60-60650/2009-С2, Определение ВАС РФ от 23.11.2010 N ВАС-15729/10 по делу N А60-55801/2009-С2, Определение ВАС РФ от 18.11.2010 N ВАС-15553/10 по делу N А60-55802/2009-С2, Определение ВАС РФ от 23.11.2010 N ВАС-15727/10 по делу N А60-55799/2009-С2, Постановление ФАС Уральского округа от 31.08.2010 N Ф09-6677/10-С5 по делу N А60-60650/2009-С2, Постановление ФАС Уральского округа от 11.08.2010 N Ф09-6102/10-С5 по делу N А60-57770/2009-С2, Постановление ФАС Уральского округа от 20.07.2010 N Ф09-5538/10-С5 по делу N А60-55801/2009-С2, Постановление ФАС Уральского округа от 14.07.2010 N Ф09-5338/10-С5 по делу N А60-55802/2009-С2, Постановление ФАС Уральского округа от 19.07.2010 N Ф09-5499/10-С5 по делу N А60-55799/2009-С2).

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 10.03.2011 N ВАС-2124/11 по делу N А40-53270/10-10-399
"...Как установлено судами, между сторонами заключен договор срочного депозита (вклада) юридического лица от 13.06.2007 N 242, по условиям которого общество предоставило банку денежные средства в размере 20 000 000 рублей сроком до 13.06.2008 с условием уплаты 9,75 процентов годовых (пункт 4.1.1 договора).
Согласно пункту 4.3 названного договора проценты выплачиваются банком ежемесячно в последний рабочий день месяца.
Дополнительным соглашением от 16.06.2008 N 1 к депозитному договору срок действия договора продлен до 15.06.2009, повышена ставка процентов на сумму вклада до 11% годовых и предусмотрена возможность однократного пополнения вклада на сумму не менее 10 000 000 рублей.
Во исполнение указанного дополнительного соглашения вкладчиком 16.06.2008 перечислено банку 10 000 000 рублей.
Обществом 14.10.2008 заявлено о досрочном возврате вклада в размере 30 000 000 рублей.
В ответ на заявление вкладчика от 14.10.2008 N 14/10 банк перечислил обществу 27 074 964 рублей 42 копейки с указанием на возвращение вклада с учетом удержания суммы ранее выплаченных процентов в размере 2 925 035 рублей 58 копеек.
Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь пунктом 3 статьи 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающим, что в случаях, когда срочный либо другой вклад, иной, чем вклад до востребования, возвращается вкладчику по его требованию до истечения срока либо до наступления иных обстоятельств, указанных в договоре банковского вклада, проценты по вкладу выплачиваются в размере, соответствующем размеру процентов, выплачиваемых банком по вкладам до востребования, если договором не предусмотрен иной размер процентов, пунктом 2.1.3 договора от 13.06.2007, установившим размер процентов - 0,001 годовых в случае получения вкладчиком вклада или части вклада по требованию до истечения срока, предусмотренного договором, на возвращенную сумму, а также принимая во внимание ранее выплаченные обществу проценты на депозит в размере 2 925 338 рублей 34 копейки, суды пришли к выводу об отказе в иске в связи с соблюдением ответчиком требований закона и условий договора при возврате истцу суммы вклада с учетом удержанных денежных средств в результате перерасчета процентов по ставке вклада "до востребования".
Нарушений норм материального, а также процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 24.11.2010 N ВАС-15828/10 по делу N А60-57770/2009-С2
"...Как установлено судами, между банком и обществом (вкладчиком) заключен договор банковского вклада (депозита) от 15.04.2008 N 318, во исполнение условий которого банк принял от вкладчика денежные средства в сумме 15 000 000 рублей сроком на 732 дня с условием начисления 7,5% годовых.
Впоследствии между сторонами заключены дополнительные соглашения от 15.07.2008 N 1, от 25.09.2008 N 2, от 21.10.2008 N 3, предусматривающие увеличение срока хранения денежных средств и процентной ставки.
Общество 22.10.2009 направило банку уведомление о досрочном возврате вклада, в связи с чем сумма вклада с причитающимися банку процентами перечислена последним на расчетный счет вкладчика.
Полагая, что банком неверно рассчитана сумма подлежащих выплате вкладчику процентов, последний обратился в суд с данным иском.
Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 453, 834 Гражданского кодекса Российской Федерации, условиями договора банковского вклада, в том числе дополнительного соглашения от 21.10.2008 N 3, предусматривающего, что если до получения письменного уведомления от клиента банком производилась выплата процентов, разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с пунктом 3.2 договора, возмещается банком из суммы депозита, а перерасчет процентов, начисленных до заключения дополнительного соглашения, не производится, суды первой и кассационной инстанций пришли к выводу о соблюдении банком требований заключенного сторонами договора, и, следовательно, отсутствии оснований для удовлетворения иска. Таким образом, требования вкладчика основаны на неверном толковании положений договора банковского вклада.
Нарушений норм материального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами первой и кассационной инстанций не допущено..."

Определение ВАС РФ от 24.11.2010 N ВАС-16121/10 по делу N А60-60650/2009-С2
"...Как установлено судами, между банком и обществом (вкладчиком) заключен договор банковского вклада (депозита) от 15.04.2008 N 319, во исполнение условий которого банк принял от вкладчика денежные средства в сумме 15 000 000 рублей сроком на 732 дня с условием начисления 7,5% годовых.
Впоследствии между сторонами заключены дополнительные соглашения от 15.07.2008 N 1, от 25.09.2008 N 2, от 21.10.2008 N 3, предусматривающие увеличение срока хранения денежных средств и процентной ставки.
Общество 26.11.2009 направило банку уведомление о досрочном возврате вклада, в связи с чем сумма вклада с причитающимися банку процентами перечислена последним на расчетный счет вкладчика.
Полагая, что банком неверно рассчитана сумма, подлежащая выплате вкладчику, общество обратилось в суд с настоящим иском.
Оценив законность и обоснованность принятых судебных актов, руководствуясь статьями 431, 453, 834, 838 Гражданского кодекса Российской Федерации, условиями договора банковского вклада, в том числе дополнительного соглашения от 21.10.2008 N 3, предусматривающего, что если до получения письменного уведомления от клиента банком производилась выплата процентов, разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с пунктом 3.2 договора, возмещается банком из суммы депозита, а перерасчет процентов, начисленных до заключения дополнительного соглашения, не производится, суд кассационной инстанции пришел к выводу о соблюдении банком требований заключенного сторонами договора, и, следовательно, отсутствии оснований для удовлетворения иска. Требования вкладчика основаны на неверном толковании положений закона и условий договора банковского вклада.
Нарушений норм материального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом кассационной инстанции не допущено..."

Определение ВАС РФ от 23.11.2010 N ВАС-15729/10 по делу N А60-55801/2009-С2
"...Как установлено судами, между банком и обществом (вкладчиком) заключен договор банковского вклада (депозита) от 24.09.2007 N 226, во исполнение условий которого банк принял от вкладчика денежные средства в сумме 30 000 000 рублей сроком на 550 дней с условием начисления 7,20% годовых.
Впоследствии между сторонами заключены дополнительные соглашения от 23.06.2008 N 1, от 25.09.2008 N 2, от 21.10.2008 N 3, предусматривающие увеличение срока хранения денежных средств и процентной ставки.
Общество 14.10.2009 направило банку уведомление о досрочном возврате вклада, в связи с чем сумма вклада с причитающимися банку процентами перечислена последним на расчетный счет вкладчика.
Ввиду того, что банк отказался удовлетворить требование общества о пересчете суммы процентов, подлежащей уплате вкладчику, последний обратился в суд с данным иском.
Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 453, 834, 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, условиями договора банковского вклада, в том числе дополнительного соглашения от 21.10.2008 N 3, предусматривающего, что если до получения письменного уведомления от клиента банком производилась выплата процентов, разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с пунктом 3.2 договора, возмещается банком из суммы депозита, а перерасчет процентов, начисленных до заключения дополнительного соглашения, не производится, суды пришли к выводу о соблюдении банком требований заключенного сторонами договора, и, следовательно, отсутствии оснований для удовлетворения иска. Суды указали, что требования вкладчика основаны на неверном толковании положений договора банковского вклада.
Нарушений норм материального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено..."

Определение ВАС РФ от 23.11.2010 N ВАС-15727/10 по делу N А60-55799/2009-С2
"...Как установлено судами, между банком и обществом (вкладчиком) заключен договор банковского вклада (депозита) от 24.09.2007 N 224, во исполнение условий которого банк принял от вкладчика денежные средства в сумме 35 000 000 рублей сроком на 550 дней с условием начисления 7,20% годовых.
Впоследствии между сторонами заключены дополнительные соглашения от 23.06.2008 N 1, от 25.09.2008 N 2, от 21.10.2008 N 3, предусматривающие увеличение срока хранения денежных средств и процентной ставки.
Общество 15.10.2009 направило банку уведомление о досрочном возврате вклада, в связи с чем сумма вклада с причитающимися банку процентами перечислена последним на расчетный счет вкладчика.
Ввиду того, что банк отказался удовлетворить требование общества о пересчете суммы процентов, подлежащей уплате вкладчику, последний обратился в суд с настоящим иском.
Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 834, 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, условиями договора банковского вклада, в том числе дополнительного соглашения от 21.10.2008 N 3, предусматривающего, что если до получения письменного уведомления от клиента банком производилась выплата процентов, разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с пунктом 3.2 договора, возмещается банком из суммы депозита, а перерасчет процентов, начисленных до заключения дополнительного соглашения, не производится, суды пришли к выводу о соблюдении банком требований заключенного сторонами договора, и, следовательно, отсутствии оснований для удовлетворения иска. Суды указали, что требования вкладчика основаны на неверном толковании положений договора банковского вклада.
Нарушений норм материального, а также процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено..."

Определение ВАС РФ от 18.11.2010 N ВАС-15553/10 по делу N А60-55802/2009-С2
"...Как установлено судами, между банком и обществом (вкладчиком) заключен договор банковского вклада (депозита) от 24.09.2007 N 225, во исполнение условий которого банк принял от вкладчика денежные средства в сумме 30 000 000 рублей сроком на 550 дней с условием начисления 7,20% годовых.
Впоследствии между сторонами заключены дополнительные соглашения от 23.06.2008 N 1, от 25.09.2008 N 2, от 21.10.2008 N 3, предусматривающие увеличение срока хранения денежных средств и процентной ставки.
Общество 15.10.2009 направило банку уведомление о досрочном возврате вклада, в связи с чем сумма вклада с причитающимися банку процентами перечислена последним на расчетный счет вкладчика.
Ввиду того, что банк отказался удовлетворить требование общества о пересчете суммы процентов, подлежащей уплате вкладчику, последний обратился в суд с данным иском.
Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 834, 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, условиями договора банковского вклада, в том числе дополнительного соглашения от 21.10.2008 N 3, предусматривающего, что если до получения письменного уведомления от клиента банком производилась выплата процентов, разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с пунктом 3.2 договора, возмещается банком из суммы депозита, а также что перерасчет процентов, насчитанных до заключения дополнительного соглашения, не производится, суды пришли к выводу о соблюдении банком требований заключенного сторонами договора, и, следовательно, отсутствии оснований для удовлетворения иска. Суды указали, что требования вкладчика основаны на неверном толковании положений договора банковского вклада.
Нарушений норм материального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено..."

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 27.12.2010 N КГ-А40/16379-10 по делу N А40-53270/10-10-399
"...Закрытое акционерное обществом "Водоканал" (далее - ЗАО "Водоканал") обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с исковыми требованиями к Закрытому акционерному обществу Коммерческий банк "Русский Международный Банк" (далее - ЗАО Коммерческий банк "Русский Международный Банк") о взыскании 3 287 008,73 руб., составляющих сумму вклада по договору банковского вклада N 242 от 13.06.2007 г. в размере 2 925 035,58 руб., а также проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 361 973,15 руб.
Так, 13.06.2007 г. между сторонами был заключен договор срочного депозита (вклада) юридического лица N 242 от 13.06.2007 г., по которому истец предоставил ответчику под 9,75% годовых денежные средства в размере 20 000 000 руб. сроком до 13.06.2008 г.
По условиям п. 4.1.1 договора срочного депозита (вклада) юридического лица N 242 от 13.06.2007 г. стороны предусмотрели, что ЗАО Коммерческий банк "Русский Международный Банк" обязуется выплатить на сумму вклада проценты в размере 9,75% годовых. Согласно п. 4.3 договора проценты выплачиваются банком ежемесячно в последний рабочий день месяца.
Дополнительным соглашением N 1 от 16.06.2008 г. к договору N 242 от 13.06.2007 г. срок действия был продлен до 15.06.2009 г., была установлена ставка процентов на сумму вклада в размере 11% годовых и предусмотрена возможность однократного пополнения вклада на сумму не менее 10 000 000 руб.
16.06.2008 г. ЗАО "Водоканал" в соответствии с заключенным между сторонами дополнительным соглашением N 1 от 16.06.2008 г. к договору N 242 от 13.06.2007 г. перечислило ЗАО Коммерческий банк "Русский Международный Банк" 10 000 000 руб.
Судами также установлено, 14.10.2008 г. на основании заявления за исх. N 14/10 вкладчик - ЗАО "Водоканал" заявил о досрочном возврате вклада в размере 30 000 000,00 руб.
Установлено, что указанному заявлению ЗАО "Водоканал" за исх. N 14/10 ответчик возвратил истцу 27 074 964,42 руб. с указанием в назначении платежа, что сумма вклада возвращается с учетом удержании ранее выплаченных истцу процентов в размере 2 925 035,58 руб.
Согласно п. 1 ст. 834 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
В силу п. 3 ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда срочный либо другой вклад, иной чем до востребования, возвращается вкладчику по его требованию до истечения сроков либо до наступления иных обстоятельств, указанных в договоре банковского вклада, проценты по вкладу выплачиваются в размере соответствующем размеру процентов выплачиваемых банком по вкладам до востребования, если договором не предусмотрен иной размер процентов.
По условиям п. 2.1.3 договора срочного депозита (вклада) юридического лица N 242 от 13.06.2007 г. стороны предусмотрели, что вкладчик (истец) вправе получить вклад или часть вклада по требованию до истечения срока. При этом на возвращенную сумму банк выплачивает проценты в размере 0,001 годовых.
При таких обстоятельствах судебная коллегия находит обоснованным возвращение ЗАО Коммерческий банк "Русский Международный Банк" вкладчику в соответствии с условиями договора срочного депозита (вклада) юридического лица N 242 от 13.06.2007 г. на основании заявления вкладчика исх. N 14/10 сумму вклада по платежному поручению N 400 от 17.10.2008 г. в размере 27 074 964,42 руб. с указанием в назначении платежа, что сумма вклада возвращается с учетом удержании ранее выплаченных истцу процентов в размере 2 925 035,58 руб.
С учетом изложенных обстоятельств судебная коллегия признает правильным вывод арбитражного апелляционного суда о том, что ЗАО Коммерческий банк "Русский Международный Банк" исполнило принятые на себя обязательства из договора срочного депозита (вклада) юридического лица N 242 от 13.06.2007 г. по досрочному возврату суммы вклада на основании соответствующего заявления вкладчика (истца), поскольку в соответствии с заявлением вкладчика - ЗАО "Водоканал" от 14.10.2008 г. за исх. N 14/10 кредитная организация выплатила денежные средства в соответствии с пунктом 2.1.3 договора и пунктом 3 статьи 837 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть с перерасчетом процентов по ставке вклада "до востребования" с удержанием разницы из суммы вклада..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 31.08.2010 N Ф09-6677/10-С5 по делу N А60-60650/2009-С2
"...Как следует из материалов дела, 15.04.2008 между обществом "Уралметпром" (вкладчик) и Сбербанком России (банк) заключен договор банковского вклада (депозита) N 319, согласно которому банк принимает денежные средства клиента в сумме 15 000 000 руб. сроком на 732 дня на депозитный счет клиента с условием начисления 7,5% годовых (пункт 1.1 договора, раздел I "Предмет договора").
Впоследствии между сторонами заключены дополнительные соглашения от 15.07.2008 N 1, от 25.09.2008 N 2, от 21.10.2008 N 3 к договору банковского вклада, предусматривающие увеличение срока хранения денежных средств и процентных ставок. Согласно дополнительным соглашениям текст раздела I "Предмет договора" изложен в следующей редакции: по дополнительному соглашению от 15.07.2008 N 1 размер ставок предусмотрен до 8,25% годовых; по дополнительному соглашению от 25.09.2008 N 2 - до 8,6% годовых; по дополнительному соглашению от 21.10.2008 N 3 - до 9,45% годовых.
Дополнительным соглашением N 3 стороны изменили срок хранения вклада до 1095 дней.
Пунктом 2.2.2 указанного договора предусмотрено право клиента досрочно потребовать сумму вклада путем направления письменного уведомления за 2 рабочих дня до предполагаемой даты возврата средств, размещенных во вкладе (депозите). По истечении указанного срока банк возвращает сумму депозита и начисленные проценты на условиях постепенного увеличения их размера, по оговоренной схеме, исходя из фактического срока хранения вклада и соответственно изменяемых процентных ставок.
В связи с направлением обществом "Уралметпром" 26.11.2009 банку письменного уведомления о досрочном возврате суммы вклада с процентами, банк произвел перерасчет процентов с 19.04.2008 по 14.07.2008 по ставке 7,25% в редакции договора; с 15.07.2008 по 24.09.2008 по ставке 8,1% согласно дополнительному соглашению N 1; с 25.09.2008 по 20.10.2008 по ставке 8,1% согласно дополнительному соглашению N 2; с 21.10.2008 по 31.10.2008 по ставке 8,6% согласно дополнительному соглашению N 3, исходя из фактического количества дней нахождения денежных средств на счете (591 день).
В дополнительных соглашениях к договору стороны предусмотрели, что если до получения письменного уведомления от клиента банком производилась выплата процентов, разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с п. 3.2 договора, возмещается банком из суммы депозита.
Поскольку вклад был истребован досрочно, ранее начисленные за соответствующие периоды проценты были пересчитаны банком, и разница была удержана из суммы вклада.
Договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад). По договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором (п. 1, 2 ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно п. 1 ст. 838 Гражданского кодекса Российской Федерации банк выплачивает вкладчику проценты на сумму вклада в размере, определяемом договором банковского вклада.
Между тем судами не приняты во внимание условия договора банковского вклада, из которых следует, что размер процентов по вкладу, подлежащих выплате банком, зависит от срока хранения и при досрочном возврате депозита ранее уплаченные проценты подлежат перерасчету.
Перерасчет произведен банком исходя из процентных ставок, предусмотренных в договоре и дополнительных соглашениях, и соответствующих фактическому времени нахождения денежных средств на счете - 591 день.
Разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с п. 3.2 договора, возмещена банком из суммы депозита в соответствии с п. 2.2.2 договора с учетом последней редакции данного пункта, согласованной сторонами в дополнительном соглашении N 3.
Поскольку ответчиком условиям договора банковского вклада исполнены надлежащим образом, оснований для удовлетворения заявленных исковых требований не имелось..."

Постановление ФАС Уральского округа от 11.08.2010 N Ф09-6102/10-С5 по делу N А60-57770/2009-С2
"...Как следует из материалов дела, на основании заключенного между сторонами договора банковского вклада (депозита) от 15.04.2008 N 318 банк принял от общества "Уралметпром" денежные средства в сумме 15 000 000 руб. сроком на 732 дня с условием начисления 7,5% годовых.
Дополнительными соглашениями к указанному договору стороны внесли в него изменения в части увеличения срока нахождения денежных средств на депозите и размера начисляемых процентов (дополнительное соглашение от 15.07.2008 N 1: срок вклада - 732 дня, процентная ставка - 8,25% годовых; дополнительное соглашение от 25.09.2008 N 2: процентная ставка - 8,6% годовых; дополнительное соглашение от 21.10.2008 N 3: срок вклада - 1095 дней, процентная ставка - 9,45% годовых).
Согласно п. 3.2 договора проценты по вкладу начисляются ежемесячно, исходя из фактического количества нахождения денежных средств на счете в течение месяца. Начисленные проценты за месяц выплачиваются банком в последний рабочий день месяца путем перечисления на расчетный счет клиента. Проценты, начисленные за месяц, на который приходится день возврата вклада (депозита), должны быть выплачены в день возврата суммы депозита.
Условия досрочного востребования вклада (депозита) и порядок начисления процентов по вкладу при досрочном истребовании суммы депозита определены пунктом 2.2.2 договора в редакции соответствующих дополнительных соглашений к договору (п. 2, 3 дополнительных соглашений N 1, N 2, N 3).
В соответствии с п. 2 дополнительного соглашения от 21.10.2008 N 3 клиент вправе досрочно востребовать сумму вклада (депозита) путем предъявления банку письменного уведомления за 2 рабочих дня до предполагаемой даты возврата средств, размещенных во вклад (депозит). По истечении этого срока действие договора прекращается, а банк возвращает клиенту сумму вклада (депозита) и начисленные проценты по ставке, исходя из фактического срока хранения денежных средств на вкладе (депозите).
В дополнительных соглашениях к договору стороны оговорили, что если до получения письменного уведомления от клиента банком производилась выплата процентов, разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с п. 3.2 договора, возмещается банком из суммы депозита. Кроме этого, в соглашениях указано, что с изменением раздела 1 "Предмет договора" перерасчет процентов, начисленных до заключения дополнительного соглашения, не производится.
В связи с направлением обществом "Уралметпром" 22.10.2009 банку уведомления о досрочном возврате вклада сумма вклада с причитающимися процентами перечислена банком клиенту на расчетный счет.
Общество "Уралметпром", полагая, что банком неверно рассчитана сумма подлежащих выплате процентов, обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым иском.
Суд первой инстанции, исследовав материалы дела, пришел к выводу о том, что произведенный ответчиком расчет сумм, подлежащих уплате истцу, соответствует условиям заключенного между сторонами договора с учетом дополнительных соглашений к нему и в иске отказал.
При этом суд исходил из того, что с момента подписания дополнительного соглашения N 3 проценты начислялись и выплачивались банком исходя из максимальной ставки в 9,45% годовых, применение которой обусловлено нахождением денежных средств во вкладе в течение 1095 дней. В связи с досрочным истребованием вклада проценты, начисленные по ставке 9,45%, были пересчитаны банком по ставке 8,60%. Разница, составляющая 47 427 руб. 52 коп., была удержана банком из суммы вклада при его возврате.
Измененные дополнительными соглашениями условия договора в части процентной ставки применяются только к отношениям сторон, возникшим после их заключения, без распространения действия изменяемых положений договора на ранее существовавшие отношения.
Суд апелляционной инстанции указал, что требование истца о перерасчете процентов по ставке 8,60% годовых за весь период нахождения денежных средств во вкладе является необоснованным.
Вместе с тем суд апелляционной инстанции признал перерасчет выплаченных ранее процентов неправомерным и отменил решение суда первой инстанции. При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что перерасчет ранее выплаченных процентов в соответствии с условиями дополнительных соглашений N 1, 2 является неправомерным.
Выводы суда апелляционной инстанции в этой части не соответствуют условиям договора. Так, апелляционная инстанция произвела перерасчет выплаченных за прошедший период процентов исходя из условий их хранения на депозите 732 дня. Однако фактически истец истребовал денежные средства спустя 558 дней. Таким образом, разница между суммой выплаченных процентов и процентов, подлежащих выплате за 558 дней, является суммой безосновательно полученной истцом, которая в соответствии с условиями договора может быть удержана из депозита.
При таких обстоятельствах следует признать правильными выводы суда первой инстанции о том, что расчет суммы процентов произведен банком исходя из ставок, предусмотренных договором в редакции дополнительных соглашений, с учетом п. 2.2.2 договора, устанавливающего порядок расчета процентов при досрочном расторжении договора..."

Постановление ФАС Уральского округа от 20.07.2010 N Ф09-5538/10-С5 по делу N А60-55801/2009-С2
"...Как установлено судами, на основании заключенного между сторонами договора банковского вклада (депозита) от 24.09.2007 N 226 Сбербанк России принял от общества "ТЭЦ" денежные средства в сумме 30 000 000 руб. сроком на 550 дней с условием начисления 7,20% годовых (п. 1.1 договора).
В соответствии с п. 2.2.2 договора клиент имеет право досрочного расторжения договора банковского вклада при условии поступления от него письменного уведомления за пять рабочих дней до предполагаемой даты возврата средств, размещенных во вклад.
Согласно п. 2.3.2 договора банк обязуется начислять и уплачивать проценты по вкладу в соответствии с условиями договора. При досрочном расторжении договора клиентом порядок расчета процентов предусмотрен п. 2.2.2 договора.
По истечении срока, на который заключен договор, его действие прекращается, банк возвращает сумму депозита, указанную в п. 1.1 договора, и начисленные проценты на условиях, предусмотренных п. 2.2.2 договора.
Пунктом 4.2 договора установлена ответственность банка перед клиентом за нарушение срока возврата вклада или выплаты процентов в виде пени в размере 0,1% от суммы задолженности за каждый день просрочки.
Впоследствии между сторонами заключены дополнительные соглашения от 23.06.2008 N 1, от 25.09.2008 N 2, от 21.10.2008 N 3, в соответствии с условиями которых увеличивались срок хранения денежных средств и процентная ставка (п. 1.1, п. 2.2.2).
В дополнительных соглашениях к договору стороны оговорили, что если до получения письменного уведомления от клиента банком производилась выплата процентов, разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с п. 3.2 договора, возмещается банком из суммы депозита. Кроме этого, в соглашениях указано, что с изменением раздела 1 "Предмет договора" перерасчет процентов, насчитанных до заключения дополнительного соглашения, не производится.
В связи с направлением обществом "ТЭЦ" 14.10.2009 банку письменного уведомления о досрочном возврате вклада сумма вклада с причитающимися ответчику процентами перечислена банком истцу на расчетный счет.
Общество "ТЭЦ", полагая, что банком неверно рассчитана сумма подлежащих выплате процентов, потребовало перерасчета сумм, подлежащих уплате.
Договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад). По договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором (п. 1, 2 ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Проверив расчет, представленный ответчиком, суды сделали вывод о том, что банк исходя из фактического времени нахождения денежных средств ответчика на счете - 757 дней, правомерно в соответствии с условиями договора перечислил ответчику подлежащие выплате проценты за период с 21.10.2008 по 19.10.2009 исходя из ставки 9,39% годовых.
Давая оценку доводу ответчика о необоснованном уменьшении истцом суммы депозита на сумму процентов - 14 754 руб. 10 коп. и признавая отсутствие нарушений условий договора со стороны банка, суды исходили из п. 2.2.2 договора с учетом последней редакции данного пункта, согласованной сторонами в дополнительном соглашении от 21.10.2008 N 3, согласно которой если до получения письменного уведомления от клиента банком производилась выплата процентов, разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с п. 3.2 договора, возмещается банком из суммы депозита.
Учитывая изложенное, в удовлетворении исковых требований обществу "ТЭЦ" судами отказано обоснованно..."

Постановление ФАС Уральского округа от 19.07.2010 N Ф09-5499/10-С5 по делу N А60-55799/2009-С2
"...Как установлено судами при рассмотрении дела, по договору банковского вклада (депозита) от 24.09.2007 N 224 банк принимает денежные средства общества "ТЭЦ" (вкладчик) в сумме 35 000 000 руб. сроком на 550 дней с условием начисления 7,2 процентов годовых.
Согласно п. 3.2 договора проценты на сумму вклада начисляются ежемесячно, исходя из фактического количества дней нахождения денежных средств на счете в течение месяца. Начисленные проценты за месяц выплачиваются банком в последний рабочий день каждого месяца и перечисляются клиенту по реквизитам, указанным в п. 7 договора.
На основании п. 2.2.2 договора клиент имеет право досрочно востребовать сумму вклада при условии поступления письменного уведомления от клиента за 5 рабочих дней до предполагаемой даты возврата средств, размещенных во вкладе. По истечении указанного срока действие договора прекращается, банк возвращает сумму депозита, указанную в п. 1.1 договора, и начисленные проценты на следующих условиях: при досрочном истребовании суммы вклада в течение первых 60 дней - 0,1% годовых; по истечении первых 60 дней исходя из фактического срока хранения вклада по следующим процентным ставкам: до 60 дней - 0,1%, от 61 до 550 дней - 7,1%, 550 дней - 7,2%.
В соответствии с дополнительными соглашениями от 23.06.2008 N 1, 25.09.2008 N 2, от 21.10.2008 N 3 изменен срок хранения денежных средств во вкладе и размер процентов, подлежащих начислению в зависимости от срока нахождения денежных средств во вкладе, при досрочном истребовании вклада.
Пунктом 3 соглашений предусмотрено, что перерасчет процентов, начисленных до заключения соответствующего дополнительного соглашения, не производится.
Кроме того, в дополнительных соглашениях к договору стороны оговорили, что если до получения письменного уведомления от клиента банком производилась выплата процентов, разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с п. 3.2 договора, возмещается банком из суммы депозита.
Полагая, что банк неверно рассчитал сумму подлежащих выплате процентов, общество "ТЭЦ" 26.10.2009 направило в адрес банка письмо N 24-01/09 с требованием пересчитать суммы, подлежащие уплате. По мнению вкладчика, проценты подлежали начислению из расчета 9,39% годовых за весь срок нахождения денежных средств во вкладе (757 дней).
В связи с отказом банка пересчитать проценты, общество "ТЭЦ" обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым иском.
В соответствии со ст. 837 Гражданского кодекса Российской Федерации договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад). Договором может быть предусмотрено внесение вкладов на иных условиях их возврата, не противоречащих закону.
По договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором.
Исследовав на основании ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации условия договора банковского вклада (депозита) от 24.09.2007 N 224 (с учетом дополнительных соглашений) применительно к требованиям главы 44 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды обеих инстанций пришли к верному выводу об отсутствии оснований для взыскания с банка дополнительных процентов.
Дополнительным соглашением от 21.10.2008 N 3 стороны продлили срок нахождения денежных средств во вкладе до 1095 дней, определив, что проценты подлежат начислению исходя из ставки 9,64% годовых. За прошлое время (до заключения дополнительного соглашения) проценты не пересчитываются.
В связи с изложенным применение банком процентной ставки в размере 7,2% годовых до 23.06.2008, в размере 8,25% до 25.09.2008, в размере 9% до 21.10.2009, в размере 9,39%, начиная с 21.10.2009 соответствует согласованным сторонами условиям договора банковского вклада (депозита) от 24.09.2007 N 224.
Удержание денежных средств из суммы вклада произведено банком на основании п. 2.2.2 договора в редакции дополнительного соглашения от 21.10.2008 N 3.
Сделанный со ссылкой на п. 2.2.2 договора от 24.09.2007 N 224 довод общества "ТЭЦ" о том, что при досрочном расторжении договора проценты должны быть пересчитаны по ставке 9,64%, отклонен судами мотивированно со ссылкой на п. 3 дополнительных соглашений.
Обстоятельства дела всесторонне и полно исследованы судами первой и апелляционной инстанций, доказательствам дана надлежащая правовая оценка (ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Доводы, изложенные в кассационной жалобе, направлены на переоценку фактических обстоятельств дела и представленных доказательств, исследованных судами, в связи с чем подлежат отклонению (ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации)..."

Постановление ФАС Уральского округа от 14.07.2010 N Ф09-5338/10-С5 по делу N А60-55802/2009-С2
"...Как установлено судами, на основании заключенного между сторонами договора банковского вклада (депозита) от 24.09.2007 N 225 Сбербанк России принял от общества "ТЭЦ" денежные средства в сумме 30 000 000 руб. сроком на 550 дней с условием начисления 7,20% годовых (п. 1.1 договора).
В соответствии с п. 2.2.2 договора клиент имеет право досрочного расторжения договора банковского вклада при условии поступления от него письменного уведомления за пять рабочих дней до предполагаемой даты возврата средств, размещенных во вклад.
Согласно п. 2.3.2 договора банк обязуется начислять и уплачивать проценты по вкладу в соответствии с условиями договора. При досрочном расторжении договора клиентом порядок расчета процентов предусмотрен п. 2.2.2 договора.
По истечении срока, на который заключен договор, его действие прекращается, банк возвращает сумму депозита, указанную в п. 1.1 договора, и начисленные проценты на условиях, предусмотренных п. 2.2.2 договора.
Пунктом 4.2 договора установлена ответственность банка перед клиентом за нарушение срока возврата вклада или выплаты процентов в виде пени в размере 0,1% от суммы задолженности за каждый день просрочки.
Впоследствии между сторонами заключены дополнительные соглашения от 23.06.2008 N 1, от 25.09.2008 N 2, от 21.10.2008 N 3, в соответствии с условиями которых увеличивались срок хранения денежных средств и процентная ставка (п. 1.1, п. 2.2.2).
В дополнительных соглашениях к договору стороны оговорили, что если до получения письменного уведомления от клиента банком производилась выплата процентов, разница между суммой процентов, подлежащей выплате в связи с досрочным прекращением действия договора, и суммой процентов, выплаченной банком в соответствии с п. 3.2 договора, возмещается банком из суммы депозита. Кроме этого, в соглашениях указано, что с изменением раздела 1 "Предмет договора" перерасчет процентов, насчитанных до заключения дополнительного соглашения, не производится.
В связи с направлением обществом "ТЭЦ" 15.10.2009 банку письменного уведомления о досрочном возврате вклада сумма вклада с причитающимися ответчику процентами перечислена банком истцу на расчетный счет.
Общество "ТЭЦ" полагая, что банком неверно рассчитана сумма подлежащих выплате процентов потребовал перерасчета сумм, подлежащих уплате.
При этом суды верно исходили из того, что фактический срок хранения ответчиком денежных средств истца составил 757 дней и произвели расчет суммы процентов исходя из ставок, предусмотренных договором в редакции дополнительных соглашений, с учетом п. 2.2.2 договора, устанавливающего порядок расчета процентов при досрочном расторжении договора.
Учитывая изложенное, в удовлетворении исковых требований судами отказано правомерно..."

3.2. Вывод из судебной практики: При истребовании вкладчиком суммы вклада банк должен выплатить ее в той валюте, в которой она была внесена.

Примечание: В п. 3 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации" сказано, что по требованию вкладчика банк обязан вернуть сумму вклада в той валюте, в которой она была внесена.

Судебная практика:

Примечание: Приведенный ниже судебный акт основан на нормах Закона РФ от 09.10.1992 N 3615-1 "О валютном регулировании и валютном контроле", утратившего силу в связи с принятием Федерального закона от 10.12.2003 N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" (далее - Закон о валютном регулировании и валютном контроле). Закон о валютном регулировании и валютном контроле содержит норму о праве резидентов без ограничений открывать в уполномоченных банках банковские счета (банковские вклады) в иностранной валюте, за исключением случаев, когда иное установлено названным Законом (ч. 1 ст. 14 Закона о валютном регулировании и валютном контроле).

Определение Верховного Суда РФ от 29.01.2002 N 3-В02пр-2
"...К. обратился в суд с иском к акционерному коммерческому банку "СБС-АГРО" о возврате вкладов и процентов по ним, ссылаясь на то, что 3 и 4 августа 1998 года по договорам банковского вклада передал ответчику по 19600 долларов США с условием их возврата через месяц и два месяца с начислением по первому 14,5%, а по второму вкладу - 14% годовых. Принятых на себя обязательств банк не выполнил, вклады и начисленные проценты ему не возвратил.
В силу ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают, в частности, из договора и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.
Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.
Условие договора о вкладе в иностранной валюте законодательству Российской Федерации не противоречит.
В соответствии со ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Как следует из материалов дела, К. заключил с "СБС-АГРО" договоры банковского валютного вклада, поэтому ответчик должен был исполнить свое обязательство по возврату вклада в той валюте, в которой был внесен вклад, то есть в долларах США.
В силу ст. 36 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" вклад - это денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами в целях хранения и получения дохода. Вклад возвращается вкладчику по его первому требованию в порядке, предусмотренном для вклада данного вида федеральным законом и соответствующим договором. Банки, имеющие необходимые лицензии на принятие вкладов, обеспечивают сохранность вкладов и своевременность исполнения своих обязательств перед вкладчиками.
С учетом изложенных положений ст. 834 ГК РФ, п. 1 ст. 5 Закона РФ "О валютном регулировании и валютном контроле" и ст. 36 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" банк обязан по требованию вкладчика вернуть ему сумму вклада в той валюте, которая оговорена договором банковского вклада.
Если договором предусмотрено, что вклад, внесенный в иностранной валюте, подлежит возвращению вкладчику в той же валюте, то в случае нарушения банком этой обязанности с него по требованию вкладчика должен быть взыскан вклад в иностранной валюте, обусловленный договором.
Поскольку предмет вклада - определенная денежная сумма в иностранной валюте, одной из основных целей вложения вклада является хранение его банком и последний обязан обеспечить сохранность вклада и выдачу его вкладчику по первому требованию, вклад, внесенный в иностранной валюте, должен быть выдан вкладчику в той же валюте и в случае, если в договоре банковского вклада отсутствует условие о выдаче вклада в иностранной валюте.
Таким образом, нельзя согласиться с выводом, изложенным в постановлении президиума Верховного Суда Республики Коми от 5 мая 1999 г. о том, что суммы, подлежащие взысканию в пользу К., необходимо было определить в рублевом выражении..."

Аналогичная судебная практика:
Суды общей юрисдикции

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд учел договорное условие о том, что возврат суммы вклада, внесенного в долларах США, должен быть произведен в этой же валюте.

Постановление Президиума Ярославского областного суда от 31.08.2005 N 44-г-106
"...Б. обратилась в суд с иском к ООО "Пошехонский региональный сельскохозяйственный банк" о взыскании суммы вклада и процентов в размере 3493,90 долларов США, процентов за пользование чужими денежными средствами с 27.10.2004 по день исполнения решения, компенсации морального вреда в размере 10000 руб. и расходов на оплату услуг представителя в сумме 2230 руб. Исковые требования мотивированы тем, что по истечении срока действия договора банк отказал в выплате суммы вклада и процентов.
Решением Кировского районного суда г. Ярославля от 11 февраля 2005 года исковые требования Б. удовлетворены частично, с ООО "Пошехонский региональный сельскохозяйственный банк" в пользу Б. взыскана сумма вклада с процентами в рублевом выражении, эквивалентная 3493,90 долларов США, проценты за пользование чужими денежными средствами с 27.10.2004 в размере 6% годовых в рублевом выражении по официальному курсу ЦБ РФ данной валюты на день платежа, компенсация морального вреда 1000 руб. и расходы на оплату услуг представителя и оформление доверенности - 2230 руб.
Президиум находит решение Кировского районного суда г. Ярославля от 11 февраля 2005 года незаконным в части взыскания в пользу Б. суммы вклада и процентов в рублевом выражении.
В соответствии с ч. 2 ст. 140, ч. 3 ст. 317 ГК РФ использование иностранной валюты, а также платежных документов в иностранной валюте при осуществлении расчетов на территории Российской Федерации по обязательствам допускается в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном им порядке. Таким законом является ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле". Согласно п. 2 ч. 3 ст. 9 данного Федерального закона без ограничений осуществляются валютные операции между резидентами и уполномоченными банками, связанные с внесением денежных средств резидентов на банковские счета (в банковские вклады) (до востребования и на определенный срок) и получением денежных средств резидентов с банковских счетов (банковских вкладов) (до востребования и на определенный срок). При этом в соответствии с п. п. 6 и 8 ч. 1 ст. 1 Закона резидентами признаются физические лица, являющиеся гражданами РФ, а уполномоченные банки - это кредитные организации, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации и имеющие право на основании лицензий ЦБ РФ осуществлять банковские операции со средствами в иностранной валюте.
Возможность привлечения банками во вклады денежных средств в иностранной валюте предусмотрена и ст. 36 ФЗ "О банках и банковской деятельности".
Договором срочного банковского вклада (депозита) "Доллары США+", заключенным между Б. и ООО "Пошехонский региональный сельскохозяйственный банк", предусмотрено внесение вкладчиком суммы вклада в долларах США и возврат банком суммы вклада с начисленными процентами также в долларах США (л.д. 5 - 6).
В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона и иных правовых актов. Согласно п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) банк обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
При таких обстоятельствах взыскание в пользу Б. с ООО "Пошехонский региональный сельскохозяйственный банк" суммы вклада с начисленными по договору процентами и процентов за пользование чужими денежными средствами должно производиться в долларах США. Допущенное судом нарушение норм материального права может быть устранено судом надзорной инстанции путем изменения решения суда без передачи дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции..."

4. Ответственность банка за неправомерное удержание суммы вклада и процентов

Статья 837 ГК РФ содержит три вида условий о порядке выдачи вклада, на которых может быть заключен договор: по первому требованию (вклад до востребования), по истечении определенного договором срока (срочный вклад) и на иных условиях возврата, не противоречащих закону.
Эти условия влияют на правоотношения сторон договора банковского вклада, в частности на наличие права досрочно истребовать сумму вклада, на размер процентной ставки по вкладу и возможность ее изменения в одностороннем порядке по инициативе банка.
Статья 839 ГК РФ регулирует порядок начисления и выплаты процентов, но не говорит об ответственности банка за их неправомерное удержание.
В связи с этим в судебной практике возникают вопросы о возможности привлечения банка к ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей по договору банковского вклада в виде взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ). В случае применения данная мера может распространяться как на сумму вклада, так и на проценты по нему.

4.1. Вывод из судебной практики: На сумму вклада, неправомерно удерживаемого банком после предъявления вкладчиком требования о досрочном возврате, могут быть начислены проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ).

Примечание: В соответствии с п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами по день фактической выплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок.
В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, погашаются после суммы основного долга.

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.12.2009 N Ф03-7659/2009 по делу N А73-9442/2009
"...Как установлено судом первой инстанции и апелляционным судом, между ОАО "Коммерческий банк "Уссури" и ООО "СК "Даль-Росмед" (вкладчик) заключен депозитный договор от 30.04.2008 N 1, по которому вкладчик предоставил банку в депозит 4 000 000 руб. на срок 2 100 дней с условием начисления на сумму депозита 11% годовых.
Спор возник в связи с тем, что по требованиям истца о досрочном возврате суммы депозита и начисленных на нее процентов (письма истца от 13.04.2009 N 323, от 26.06.2009 N 672) банк, несмотря на согласие Центрального банка РФ на досрочную выплату депозита, отказал в удовлетворении указанных требований вкладчика.
Пунктом 1 статьи 837 о видах вклада предусмотрено, что договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад).
В соответствии с пунктом 2 статьи 837 ГК РФ по договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором.
Исследовав условия депозитного договора от 30.04.2008 N 1 и дав им толкование в соответствии со статьей 431 ГК РФ, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что данный депозитный договор определяет вид вклада истца как срочный вклад.
Наряду с этим суды признали, что пункт 5.2 указанного договора допускает досрочное его расторжение и предусматривает право вкладчика - ООО "СК "Даль-Росмед" на досрочный возврат суммы вклада или его части, а также на досрочное получение процентов за пользование вкладом после получения согласия на это Банка России.
Иных условий возврата вклада и начисленных на него процентов суды, исходя из условий договора и имеющихся в деле доказательств, не установили, а банк наличие иных условий не доказал.
Так как суды признали, что после 26.05.2009 банк удерживает денежные средства истца неправомерно, то исходя из установленных обстоятельств дела, требований истца и правил пункта 2 статьи 314 ГК РФ обоснованно удовлетворили иск в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на спорную сумму в соответствии со статьей 395 ГК РФ за период с 08.06.2009..."

4.2. Вывод из судебной практики: На сумму процентов по вкладу, не выплаченных банком клиенту ввиду их неправомерного уменьшения в одностороннем порядке, могут быть начислены проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ).

Примечание: В соответствии с п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами по день фактической выплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок.
В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, погашаются после суммы основного долга.

Судебная практика:

Определение Верховного Суда РФ от 18.09.2001 N 93-впр01-9
"...Как видно из материалов дела, 17.06.96 Э. заключила договор депозитного вклада N БГ-4583 с Магаданским филиалом Сбербанка РФ, согласно которому вкладчик внес для зачисления на вклад, а банк принял денежные средства в размере 6 миллионов рублей с условием выплаты 70% годовых, аналогичный договор N БГ-4768 на сумму 5 миллионов рублей стороны заключили 11.07.96 (л.д. 9 - 15).
Установив в ходе судебного разбирательства, что банк в одностороннем порядке изменил условия договора, снизив проценты по вкладам, суд пришел к выводу о неправомерности действий ответчика и удовлетворил требования Э. о взыскании недоначисленных процентов по вкладу.
В данной части решение не опротестовывается.
С выводом суда о том, что требования ст. 395 ГК РФ на данные правоотношения не распространяются, поскольку отношения банковского вклада регулируются специальной главой 44 ГК, не предусматривающей применения норм Гражданского кодекса общего характера, согласиться нельзя.
Статьей 395 ГК РФ предусмотрено, что за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.
Общие положения части первой ГК РФ полностью распространяются на отдельные виды обязательств, в том числе и на договор банковского вклада.
Статьей 12 указанного Кодекса прямо предусмотрено, что защита гражданских прав осуществляется любыми способами, предусмотренными законом.
При невыполнении банком предусмотренных законом или договором банковского вклада обязанностей по обеспечению возврата вклада, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий вкладчик вправе потребовать от банка немедленного возврата суммы вклада, уплаты на нее процентов в размере, определяемом в соответствии с пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, и возмещения причиненных убытков (ч. 4 ст. 840 ГК РФ).
Согласно п. 1 ст. 809 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства заимодавца, а если заимодавцем является юридическое лицо - в месте его нахождения ставкой банковского процента на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.
Обращаясь в суд с иском, Э. просила обязать ответчика исполнить надлежащим образом обязательство, вытекающее из договоров банковского вклада, выплатить проценты в определенном договорами размере и применить меры экономической ответственности за неправомерное удержание денежных средств.
Взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в виде такой санкции предусмотрено ч. 1 ст. 809 и ст. 395 ГК РФ, о необходимости применения правил ст. 809 Кодекса прямо предписано ст. 840 ГК РФ.
Статья 395 ГК РФ предусматривает ответственность за нарушение денежного обязательства. К денежным обязательствам относятся и обязательства по договорам банковских вкладов граждан.
Ссылка суда на п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 13/14 от 8 октября 1998 г. "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" (с последующими изменениями и дополнениями) является несостоятельной, поскольку основана на неправильном его применении.
То обстоятельство, что положения ст. 395 ГК РФ применяются к обязательствам по договорам банковских вкладов, подтверждается, в частности, пунктом 15 указанного выше Постановления Пленума (в которое внесены дополнения Постановлением Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 34/15).
При таких обстоятельствах вывод суда об отсутствии оснований для взыскания в пользу истицы процентов за пользование чужими денежными средствами, сделанный без учета особенностей правового регулирования отношений, связанных с заключением договора банковского вклада, является необоснованным..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Верховного Суда РФ от 07.12.1999 N 56-В99-6к
"...А. обратился в суд с иском к Владивостокскому отделению Сбербанка Российской Федерации N 273 о взыскании процентов по вкладам, о взыскании процентов в соответствии со ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации и о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что 2 марта 1996 г. он заключил с ответчиком договор о депозитном вкладе N БГ-910 с начислением 95% годовых. После окончания срока действия этого договора 3 сентября он заключил с ответчиком новый договор сроком на 6 месяцев с начислением 75% годовых, а 4 марта 1997 г. - договор на 6 месяцев с начислением 23% годовых.
За период действия этих договоров Сбербанк Российской Федерации без его согласия снижал процентную ставку: с 1 ноября 1996 г. - до 41% годовых; с 1 марта 1997 г. - до 23% годовых; с 25 августа 1997 г. - до 13% годовых.
Истец указывал на недопустимость снижения банком процентной ставки по срочным вкладам, в связи с чем просил признать ничтожным условие договоров о праве Сбербанка Российской Федерации в одностороннем порядке менять процентную ставку по этим вкладам, как противоречащее ч. 3 ст. 838 Гражданского кодекса Российской Федерации, взыскать недоначисленную сумму дохода по вкладам, а также в соответствии со ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскать с ответчика проценты за пользование его денежными средствами.
Статья 395 предусматривает ответственность за нарушение денежного обязательства. К денежным обязательствам относятся и обязательства по договорам банковских вкладов граждан.
При рассмотрении дела по иску А. суд установил, что Сбербанк Российской Федерации незаконно изменял процентную ставку по срочным вкладам и неправильно начислял проценты по текущему вкладу истца, то есть нарушил обязательство по договору с истцом в части размера подлежащих выплате процентов, в результате чего по истечении срока действия депозитных договоров и по наступлении момента выплаты процентов по пенсионному вкладу истец недополучил часть дохода по этим вкладам. Поскольку выплата процентов по вкладам является денежным обязательством, которое ответчиком было нарушено, возложение судом на отделение Сбербанка Российской Федерации обязанности выплатить истцу проценты за пользование недополученной А. суммой дохода по вкладам в соответствии со ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации является правильным..."

4.3. Вывод из судебной практики: При увеличении вклада на сумму невостребованных процентов взыскиваемые за просрочку возврата вклада проценты, которые предусмотрены п. 1 ст. 395 ГК РФ, начисляются на всю полученную в результате такого увеличения сумму.

Судебная практика:

Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998
"...15.1. Пунктом 2 статьи 839 Кодекса установлено, что, если иное не предусмотрено договором банковского вклада, проценты на сумму банковского вклада выплачиваются по истечении каждого квартала отдельно от суммы вклада, а не востребованные в этот срок проценты увеличивают сумму вклада, на которую начисляются проценты.
В связи с этим необходимо учитывать, что в случае увеличения вклада на сумму невостребованных процентов взыскиваемые за просрочку возврата вклада проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 Кодекса, начисляются на всю сумму вклада, увеличенного (подлежавшего увеличению) на сумму невостребованных процентов.
...(п. 15.1 введен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 34, Пленума ВАС РФ N 15 от 04.12.2000)..."

4.4. Вывод из судебной практики: Проценты за пользование чужими денежными средствами не должны начисляться на сумму процентов за пользование вкладом, если иное не установлено законом.

Примечание: По вопросу о том, является ли взыскание неустойки за просрочку оплаты процентов по кредиту нарушением действующего законодательства, см. также п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146, п. 11.15 материалов к ст. 819 ГК РФ.
По вопросу о допустимости начисления "сложных процентов" по договору займа см. п. 2.1 материалов к ст. 811 ГК РФ.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 19.05.1998 N 129/98
"...Из материалов дела следует, что сторонами заключен договор от 06.06.95 N 89, согласно которому Комибанк обязался хранить внесенные комбинатом на депозитный счет денежные средства в сумме 4595000000 рублей. Срок действия договора установлен с 07.06.95 по 07.09.95.
Условиями договора предусмотрено, что за пользование депозитом банк ежемесячно в обусловленный срок уплачивает вкладчику проценты, перечисляя их на расчетный счет комбината.
По истечении срока действия договора истец просил перечислить на его расчетный счет сумму депозитного вклада и проценты с начислением пеней за просрочку платежа.
Поскольку банк добровольно свои обязательства по возврату денежных средств не выполнил, комбинат обратился в Арбитражный суд Республики Коми с иском о взыскании с Комибанка суммы долга, процентов, пеней, а также процентов за пользование чужими денежными средствами согласно статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Решением от 30.10.95 по делу N 1580/6 исковые требования в отношении основного долга, процентов по депозитному вкладу полностью удовлетворены, проценты за пользование чужими денежными средствами и пени взысканы частично.
Однако судебное решение банком не было исполнено, и по настоящему спору комбинатом предъявлено требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму депозитного вклада вместе с причитающимися по депозиту процентами за период с 24.01.96 по 13.02.96.
В соответствии с пунктом 51 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 N 6/8 предусмотренные пунктом 1 статьи 395 названного выше Кодекса проценты подлежат уплате только на сумму основной задолженности и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом.
Из представленного истцом расчета видно, что указанные проценты начислялись не только на сумму задолженности по депозитному вкладу, но и на сумму процентов за пользование депозитом, в связи с чем с ответчика неправомерно взыскано 34466667 рублей. Таким образом, сумма процентов, начисленных согласно статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, составит 306333333 рубля..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Постановление Президиума ВАС РФ от 10.02.1998 N 6638/97
"...Как видно из материалов дела, стороны заключили договор от 06.06.95 N 89, в соответствии с которым АКБ "Комибанк" обязался хранить внесенные комбинатом на депозитный счет денежные средства в сумме 4595000000 рублей. Срок действия договора установлен с 07.06.95 по 07.09.95.
Условиями договора предусмотрено, что за пользование депозитом банк ежемесячно уплачивает вкладчику предусмотренные договором проценты путем перечисления их на расчетный счет комбината. За несвоевременное перечисление процентов банк уплачивает пени в размере 0,28 процента за каждый день просрочки. Такая же ответственность предусмотрена и за несвоевременный возврат денежных средств с депозитного счета.
Согласно пункту 3.3 договора возврат депозитного вклада на расчетный счет вкладчика осуществляется банком не позднее 7 дней после истечения срока действия договора при условии своевременного уведомления банка вкладчиком о прекращении договорных отношений.
Письмами от 05.09.95 и от 09.09.95 истец просил перечислить депозитный вклад на его расчетный счет и погасить задолженность по уплате процентов и пеней. От пролонгации договора вкладчик отказался.
Следовательно, депозитный вклад должен был быть возвращен 14.09.95.
В установленный срок банк вклад не возвратил, проценты за пользование им и пени не уплатил.
Как видно из материалов дела, включительно по 14.09.95 истец начислил предусмотренные договором проценты за пользование вкладом и пени за неперечисление этих процентов.
После 14.09.95, то есть по истечении срока возврата вклада, вкладчик проценты за пользование депозитным вкладом не начислял и, следовательно, вправе был предъявить требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, начисленных на сумму депозитного вклада.
В соответствии с пунктом 51 совместного постановления пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 N 6/8 предусмотренные пунктом 1 статьи 395 названного выше Кодекса проценты подлежат уплате только на сумму основной задолженности и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом.
Из представленного истцом расчета видно, что указанные проценты начислялись не только на сумму задолженности по депозитному вкладу, но и на сумму процентов и пеней, в связи с чем с ответчика неправомерно взысканы 131345000 рублей..."

5. Исковая давность по требованиям вкладчика к банку

Статья 195 ГК РФ говорит, что сроком исковой давности признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
На некоторые требования, в том числе на требование вкладчиков к банку о выдаче вкладов, исковая давность согласно ст. 208 ГК РФ не распространяется. Между тем обязанность банков по договору вклада не исчерпывается возвратом внесенной суммы. В соответствии с п. 1 ст. 834 ГК РФ банк обязан также выплатить проценты на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Статья 207 ГК РФ гласит, что с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.).
В судебной практике возникают вопросы о возможности применения срока исковой давности к требованиям вкладчиков к банкам о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму вклада и процентов по нему.

5.1. Вывод из судебной практики: На требование о выплате процентов за пользование чужими денежными средствами (п. 1 ст. 395 ГК РФ) в размере суммы вклада и неправомерно уменьшенных процентов не распространяется срок исковой давности (ст. 208 ГК РФ).

Примечание: Аналогичная позиция изложена также в Бюллетене судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за четвертый квартал 2005 г. (утв. Постановлением президиума Свердловского областного суда от 15.02.2006).
В п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 N 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 N 18 сказано, что с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (ст. 207 ГК РФ), в частности по требованию об уплате процентов, начисляемых в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Судебная практика:

Определение Верховного Суда РФ от 15.11.2005 N 45-В05-42
"...Ж. обратился в суд с иском к Сбербанку РФ в лице Железнодорожного отделения N 6143 г. Екатеринбурга о взыскании процентов по вкладу и процентов за пользование чужими денежными средствами.
В обоснование заявленного иска Ж. указал, что 5 июля 1994 года он заключил с ответчиком договор срочного вклада на сумму 10000000 рублей, с начислением с данной суммы 9% ежемесячно. 22 октября 1997 года Ж. получил сумму вклада и проценты в размере 34175011 рублей. Однако Ж. считает, что проценты начислялись в меньшем размере, чем было предусмотрено договором, так как банк периодически снижал процентную ставку, не уведомляя его об этом. В связи с чем он просил взыскать невыплаченную разницу и проценты за пользование чужими денежными средствами, начиная с 22 октября 1997 года.
Решением Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 27 ноября 2002 года иск удовлетворен частично, со Сбербанка РФ в лице Железнодорожного отделения N 6143 г. Екатеринбурга в пользу Ж. взысканы проценты по вкладу в размере 6773 рубля 9 копеек, в иске о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 4 марта 2003 года решение оставлено без изменения.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.
Суд, отказывая Ж. в иске о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, сослался на то, что вклад был закрыт истцом 27 октября 1997 года, а в суд с иском он обратился только 31 октября 2001 года, пропустив установленный законом срок исковой давности для обращения в суд, что в соответствии со статьей 199 Гражданского кодекса РФ является основанием для отказа в иске, а положение статьи 208 Гражданского кодекса РФ о неприменении срока исковой давности к требованиям вкладчиков к банку о выдаче вкладов и процентов по этим вкладам не распространяется на требования о выплате процентов по основаниям части 1 статьи 395 Гражданского кодекса РФ (самостоятельное требование).
Между тем требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами является не самостоятельным, а дополнительным требованием, связанным с главным требованием - о выдаче вклада и процентов по вкладу.
В соответствии со статьей 207 Гражданского кодекса РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.п.).
Поскольку в силу требований закона (статья 208 Гражданского кодекса РФ) на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов исковая давность неприменима, то и по дополнительному требованию истца о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренными статьей 395 Гражданского кодекса РФ, срок исковой давности нельзя считать пропущенным.
Однако суд при принятии решения допустил существенное нарушение норм материального права, что привело к неправильному разрешению дела, а суд кассационной и надзорной инстанции не дали этому надлежащую оценку.
При таких обстоятельствах судебные постановления об отказе в иске о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами нельзя признать законными и они подлежат отмене..."

Статья 838. Проценты на вклад

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 838 ГК РФ

1. Право банка в одностороннем порядке снижать процентную ставку по вкладу, который был внесен гражданином и должен быть выдан ему по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств
2. Право банка в одностороннем порядке снижать процентную ставку по вкладу до востребования
3. Порядок изменения процентной ставки по договору банковского вклада (депозита)
4. Уступка права требования к банку о выплате вклада и начисленных процентов

1. Право банка в одностороннем порядке снижать процентную ставку по вкладу, который был внесен гражданином и должен быть выдан ему по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств

Статья 837 ГК РФ содержит три вида условий о порядке выдачи вклада: по первому требованию (вклад до востребования), по истечении определенного договором срока (срочный вклад) и на иных условиях возврата, не противоречащих закону.
Способ возврата внесенной суммы влияет на правоотношения сторон договора банковского вклада, в частности, на реализацию права на досрочный возврат вклада, на размер процентной ставки по вкладу, а также возможность ее изменения в одностороннем порядке по инициативе банка.
Статья 838 ГК РФ не допускает снижение банками в одностороннем порядке процентов по вкладам в рамках договоров, заключенных с физическими лицами. Кроме того, Конституционным Судом РФ в Постановлении 23.02.1999 N 4-П нормы части второй ст. 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках и банковской деятельности) о праве банка на упомянутые односторонние действия признаны не соответствующими Конституции РФ. Тем не менее в судебной практике возникают вопросы о том, вправе ли банк в тех или иных ситуациях снижать процентную ставку по договорам банковского вклада с физическими лицами.
По данному вопросу см. также "Методические рекомендации к Положению Банка России "О порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками, и отражения указанных операций по счетам бухгалтерского учета" от 26 июня 1998 г. N 39-П" (утв. Банком России 14.10.1998 N 285-Т).

1.1. Вывод из судебной практики: Не допускается включение в договор срочного банковского вклада, заключенного с гражданином, условия о праве банка в одностороннем порядке снижать размер процентной ставки.

Судебная практика:

Постановление Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П
"...2. Согласно части второй статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом. Данная норма распространяется на отношения, возникающие между кредитными организациями (банками и небанковскими кредитными организациями) и клиентами (гражданами и юридическими лицами) по поводу изменения (увеличения или уменьшения) процентных ставок по указанным договорам, а также сроков их действия.
3. К моменту вступления в силу оспариваемой нормы уже действовала часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии со статьей 310 которого односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий (если это не связано с осуществлением предпринимательской деятельности) не допускаются, кроме случаев, когда это предусмотрено законом. Кроме того, впоследствии, с момента вступления в силу части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, в его статье 838 было прямо установлено, что размер процентной ставки по договору срочного банковского вклада с гражданином не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Таким образом, Гражданский кодекс Российской Федерации, в отличие от части второй статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", не допускает включения в договор срочного банковского вклада с гражданином условия о возможности одностороннего изменения банком процентных ставок в случаях, когда это предусмотрено только договором. Между тем на практике при наличии указанной коллизии норм продолжалось применение оспариваемого положения части второй статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", которое толковалось банками как не требующее дополнительной законодательной конкретизации, предусмотренной статьями 310 и 838 Гражданского кодекса Российской Федерации; соответственно, банки снижали в одностороннем порядке процентные ставки по срочным вкладам граждан, что продолжительное время не отвергалось и судами. С принятием в январе 1998 года Верховным Судом Российской Федерации решения по конкретному гражданскому делу, в котором было указано, что в такого рода спорах подлежат применению нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, судебная практика стала меняться, однако оспариваемое положение части второй статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" не было исключено из системы действующих правовых норм.
Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 16 июня 1998 года по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, суды общей юрисдикции и арбитражные суды, руководствуясь статьей 120 (часть 2) в ее взаимосвязи со статьей 76 (части 3, 5 и 6) Конституции Российской Федерации, должны самостоятельно решать, какие нормы подлежат применению в рассматриваемом деле при наличии пробелов в правовом регулировании, а также в случаях обнаружения не отмененных в установленном порядке, но фактически утративших силу норм либо противоречий между нормами.
В качестве способов ограничения конституционной свободы договора на основании федерального закона предусмотрены, в частности, институт публичного договора, исключающего право коммерческой организации отказаться от заключения такого договора, кроме случаев, предусмотренных законом (статья 426 ГК Российской Федерации), а также институт договора присоединения, требующего от всех заключающих его клиентов - граждан присоединения к предложенному договору в целом (статья 428 ГК Российской Федерации).
К таким договорам присоединения, имеющим публичный характер, относится и договор срочного банковского вклада с гражданами (пункт 2 статьи 834 ГК Российской Федерации), условия которого в соответствии с пунктом 1 статьи 428 ГК Российской Федерации определяются банком в стандартных формах. В результате граждане-вкладчики как сторона в договоре лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы договора и как таковое требует соблюдения принципа соразмерности, в силу которой гражданин как экономически слабая сторона в этих правоотношениях нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны, т.е. для банков.
1. Признать не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 34 и 55 (части 2 и 3), положение части второй статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность.
В отсутствие закрепленных в федеральном законе оснований для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан банк не вправе предусматривать в заключаемых с гражданами договорах условие, позволяющее ему снижать в одностороннем порядке процентные ставки по этим вкладам..."

1.2. Вывод из судебной практики: В договор банковского вклада, который заключен с гражданином и предусматривает выдачу суммы по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть включено условие о праве банка в одностороннем порядке снижать размер процентной ставки по вкладу.

Судебная практика:

Определение Конституционного Суда РФ от 25.11.2010 N 1457-О-О
"...Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П признано не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 34 и 55 (части 2 и 3), положение части второй статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", как позволявшее банку произвольно снижать исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность, процентную ставку по срочным вкладам граждан. В настоящее время, согласно части третьей статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", по договору банковского вклада (депозита), внесенного гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, банком не может быть односторонне сокращен срок действия этого договора, уменьшен размер процентов, увеличено или установлено комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Конституционного Суда РФ от 25.11.2010 N 1532-О-О
"...Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 34 и 55 (части 2 и 3), норма части второй статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", как позволявшая банку произвольно снижать исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность, процентную ставку по срочным вкладам граждан, а потому в этой части жалоба не может быть принята к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации в силу пункта 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". В настоящее время согласно части третьей статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" по договору банковского вклада (депозита), внесенного гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, банком не может быть односторонне сокращен срок действия этого договора, уменьшен размер процентов, увеличено или установлено комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом..."

Определение Конституционного Суда РФ от 20.10.2005 N 397-О
"...2.1. Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года N 4-П признано не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 34 и 55 (части 2 и 3), положение части второй статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", как позволяющее банку произвольно снижать исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность, процентную ставку по срочным вкладам граждан.
В настоящее время согласно пунктам 2 и 3 статьи 838 ГК Российской Федерации банк вправе изменять размер процентов, выплачиваемых на вклады до востребования, если иное не предусмотрено договором банковского вклада; определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом..."

1.3. Вывод из судебной практики: В договор банковского вклада, который заключен с физлицом до введения в действие части второй Гражданского кодекса РФ и который предусматривает выдачу суммы по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, может быть включено условие об одностороннем уменьшении банком процентов по вкладу.

Примечание: В приведенных ниже судебных актах отражена позиция судов о праве банка на снижение процентной ставки по договорам целевого банковского вклада на детей.
О том, что условие о снижении процентной ставки может быть включено в договор, заключенный до 1 марта 1996 г., сказано также в п. 16 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ от 07.04.2004 "Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2003 года".
В некоторых из цитируемых судебных актов говорится о невозможности применить к правоотношениям сторон позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в Постановлении от 23.02.1999 N 4-П. Она состоит в том, что положения части второй ст. 29 Закона о банках и банковской деятельности, позволяющей банкам снижать процентную ставку по договорам срочного банковского вклада с гражданином, не соответствуют Конституции РФ. В качестве обоснования суды приводят следующие аргументы:
1. Правоотношения по договору целевого вклада на детей возникли в период действия иных положений Закона о банках и банковской деятельности, а именно ст. ст. 28 и 38, которые наделяли банк правом в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладам, а не ст. 29 указанного Закона, часть второй которой признана впоследствии неконституционной (Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2006 N 34-В06-65, Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2006 N 46-В06-7, Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2006 N 34-В06-23, Определение Московского городского суда от 22.09.2011 по делу N 33-29579).
2. Договор целевого вклада на детей не является срочным, а представляет собой договор, заключенный на иных условиях возврата (Определение Пензенского областного суда от 01.07.2008 по делу N 33-1172).

Судебная практика:

Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2006 N 34-В06-65
"...Из материалов дела усматривается, договор банковского вклада, заключенный между В. и Акционерным коммерческим Сберегательным банком РФ в лице Мурманского отделения N 8627 был заключен 8 апреля 1994 года, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности в РСФСР" в редакции, действовавшей на момент заключения договора целевого вклада на детей между истицей и ответчиком, предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона в редакции, действовавшей на тот же период времени, банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.
В момент заключения договора между В. и ответчиком (8 апреля 1994 года) на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.
В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.
Таким образом, действовавшее на момент заключения между истицей и ответчиком договора целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
В соответствии со статьей 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.
В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.
По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.
В силу части 3 статьи 6 указанного Закона, нормы части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.
Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договора между истицей и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет. Поэтому, применение судом к настоящему спору положений пункта 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации, неправомерно. Права истицы и обязанности банка по договору целевого вклада на детей, заключенного 8 апреля 1994 года, возникли сразу после его заключения, а не после введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно пункту 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, уменьшение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору целевого вклада на детей содержалось в конкретном договоре, и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, так как на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняет свою силу и после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон. В связи с чем, следует признать несостоятельным обоснование судом надзорной инстанции своего суждения об отсутствии у банка права снижать процентную ставку по целевому вкладу на детей ссылкой на нормы статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые не допускают односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий, за исключением случаев, предусмотренных законом. Положения статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации должны применяться во взаимосвязи со статьей 422 названного Кодекса.
Также несостоятельна ссылка суда надзорной инстанции на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко" в обоснование своего вывода об отсутствии у банка права снижать размер процентной ставки по целевому вкладу на детей, заключенному между вносителем вклада и банком, не может быть признана состоятельной. Правоотношения по указанному договору целевого вклада на детей возникли в 1994 году, то есть в период действия иных положений указанного Закона, а именно статей 28 и 38, которые в редакции Закона РСФСР от 2 декабря N 395-1 наделяли банк правом в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладам.
С учетом изложенного, Судебная коллегия признает незаконными и подлежащими отмене решение суда первой инстанции в части восстановления процентной ставки в размере 190% годовых по детскому целевому вкладу, а также определение суда второй инстанции и постановление суда надзорной инстанции..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Верховного Суда РФ от 12.09.2006 N 34-В06-95
"...Из материалов дела усматривается, что договоры банковского вклада, заключенные между И.П.Я. и акционерным коммерческим Сберегательным банком РФ в лице Мурманского отделения N 8627, были заключены 3 августа 1992 года, 13 января 1994 года и 14 марта 1994 года, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности в РСФСР" (в редакции, действовавшей на момент заключения договоров целевого вклада на детей между истицей и ответчиком) предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона (в редакции, действовавшей на тот же период времени) банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.
В момент заключения договоров между И.П.Я. и ответчиком (3 августа 1992 года, 13 января 1994 года и 14 марта 1994 года) на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.
Таким образом, действовавшее на момент заключения между истицей и ответчиком договоров целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Так, статья 836 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой устанавливает требование о заключении договора банковского вклада в письменной форме, введена в действие Федеральным законом от 26 января 1996 года N 15-ФЗ с 1 марта 1996 года. Норма об оформлении привлечения денежных средств во вклады договором в письменной форме была предусмотрена частью 2 статьи 36 <*> Федерального закона от 3 февраля 1996 года N 17-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР", вступившего в силу с 5 февраля 1996 года.
--------------------------------
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в Федеральном законе "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР" от 03.02.1996 N 17-ФЗ статья 36 отсутствует.

В соответствии со статьей 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.
В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.
По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.
В силу части 3 статьи 6 указанного Закона нормы части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.
Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договоров между истицей и ответчиком. Обратной силы данное положение Закона не имеет. Поэтому применение судом к настоящему спору положений пункта 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации, неправомерно. Права истицы и обязанности банка по договорам целевого вклада на детей, заключенным 3 августа 1992 года, 13 января 1994 года и 14 марта 1994 года, возникли сразу после их заключения, а не после введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно пункту 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Из содержания данной нормы следует, что по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов на вклад, даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.
В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, уменьшение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору целевого вклада на детей содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, так как на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняет свою силу и после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон. В связи с чем следует признать несостоятельным обоснование судом надзорной инстанции своего суждения об отсутствии у банка права снижать процентную ставку по целевому вкладу на детей ссылкой на нормы статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые не допускают односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий, за исключением случаев, предусмотренных законом. Положения статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации должны применяться во взаимосвязи со статьей 422 названного Кодекса..."

Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2006 N 46-В06-7
"...Как видно из материалов дела, договор банковского вклада был заключен ответчиком с М. 12 мая 1994 года, то есть до введения в действие с 1 марта 1996 года части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
Статьей 395 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения и исполнения договора банковского вклада, было установлено, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.
Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности в РСФСР" (в редакции, действовавшей на момент заключения договора целевого вклада на детей между истцом и ответчиком) предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона (в редакции, действовавшей на тот же период времени) банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.
В момент заключения договора между М. и ответчиком (12 мая 1994 года) на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.
В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.
Таким образом, действовавшее на момент заключения между истцом и ответчиком договора целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Право Сберегательного банка Российской Федерации самостоятельно определять размер процентов по вкладам, в том числе и по целевым вкладам на детей, было также закреплено в пункте 1.6 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения". В соответствии с этим же пунктом названной Инструкции Сбербанк РФ имел право в зависимости от уровня инфляции и дохода Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать процентные ставки по вкладам в одностороннем порядке. Положения раздела 6 "Операции по целевым вкладам на детей" Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения" определяли условия данного вида банковского вклада.
В соответствии со статьей 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенного договора.
В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.
По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.
В силу части 3 статьи 6 указанного Закона нормы части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.
Запрет на одностороннее изменение банком процентных ставок введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договора между истцом и ответчиком. Обратной силы данное положение Закона не имеет. Поэтому применение судами к рассматриваемому спору положений п. 3 ст. 838 Гражданского кодекса Российской Федерации неправомерно.
Права истца и обязанности банка по договору целевого вклада на детей, заключенному 12 мая 1994 года, возникли сразу после его заключения, а не после введения в действие части второй Гражданского кодекса РФ.
Согласно пункту 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Из содержания данной нормы следует, что по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданином после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов на вклад даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.
В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, изменение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, поскольку на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки, и это условие на основании статьи 422 ГК РФ сохраняет свою силу после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.
В договоре, заключенном между вкладчиком М. и отделением Сбербанка России, содержалось условие о возможности изменения банком процентной ставки по детскому целевому вкладу, и с этим условием он был ознакомлен, что подтверждается его личной подписью на извещении по лицевому счету.
Несостоятельной является ссылка суда на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко" в обоснование вывода об отсутствии у банка права снижать размер процентной ставки по договору целевого вклада на детей, заключенному между М. и ответчиком. Правоотношения между М. и Сбербанком РФ по договору целевого вклада на детей возникли в мае 1994 года, то есть в период действия иных положений указанного Закона, а именно: статей 28 и 38, которые в редакции Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 наделяли банк правом в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладу..."

Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2006 N 34-В06-23
"...Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности в РСФСР" в редакции, действовавшей на момент заключения договора целевого вклада на детей между С.Н. и ответчиком, предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона в редакции, действовавшей на тот же период времени, банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.
В момент заключения договора между С.Н. и ответчиком (25 января 1994 года) на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основам гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.
В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.
Таким образом, действовавшее на момент заключения между С.Н. и ответчиком договора целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Право Сберегательного банка Российской Федерации (далее - Сбербанк РФ, Сбербанк России) самостоятельно определять размер процентов по вкладам, в том числе и по целевым вкладам на детей, было также закреплено в пункте 1.6 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения". В соответствии с этим же пунктом названной Инструкции Сбербанк РФ имел право в зависимости от уровня инфляции и дохода Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать процентные ставки по вкладам в одностороннем порядке. Положения раздела 6 "Операции по целевым вкладам на детей" Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения" определяли условия данного вида договора банковского вклада.
Согласно пункту 2 статьи 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение условий договора не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных договором или законодательством.
Судебная коллегия не усматривает, что со стороны Сбербанка РФ имело место нарушение вышеприведенных норм Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, поскольку статьи 28 и 38 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года "О банках и банковской деятельности в РСФСР", регулирующие спорные отношения сторон, предусматривали право банка в одностороннем порядке изменять условие договора о размере процентной ставки по вкладу.
Не следует из вышеназванных статей Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик и обязанность банка, как утверждает суд надзорной инстанции, заключить в письменной форме договор целевого вклада на детей с внесением в него условия о праве банка на одностороннее снижение процентной ставки по вкладу.
На момент заключения между С.Н. и ответчиком договора целевого вклада на детей оформление вклада согласно пункту 1.14 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р подтверждалось выдачей вкладчику либо лицу, вносящему вклад, сберегательной книжки. Нормы об обязательном оформлении договора банковского вклада в письменной форме, в том числе и целевого вклада на детей, появились в законодательстве позднее, а именно: по истечении двух лет после заключения между С.Н. и ответчиком 25 января 1994 года договора целевого вклада на детей.
В соответствии со статьей 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.
В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.
По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.
В силу части 3 статьи 6 указанного Закона нормы части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.
Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договора между С.Н. и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет. Поэтому применение судами второй и надзорной инстанций к рассматриваемому спору положений пункта 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации неправомерно. Права С. и обязанности банка по договору возникают не в 2004 году, как указал суд второй инстанции, а сразу после заключения договора 25 января 1994 года.
Согласно пункту 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Из содержания данной нормы следует, что по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов на вклад даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.
В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, уменьшение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору целевого вклада на детей содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, так как на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняет свою силу и после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон. В связи с чем следует признать несостоятельным обоснование президиумом Мурманского областного суда своего суждения об отсутствии у банка права снижать процентную ставку по целевому вкладу на детей положениями статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускающими односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий, за исключением случаев, предусмотренных законом. Положения статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации должны применяться во взаимосвязи со статьей 422 названного Кодекса.
Также несостоятельна ссылка суда первой, второй и надзорной инстанций на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан В.О., В.А. и Л.Н." в обоснование вывода об отсутствии у банка права снижать размер процентной ставки по договору целевого вклада на детей, заключенному между С. и ответчиком. Правоотношения между С. и Сбербанком РФ по договору целевого вклада на детей возникли в январе 1994 года, то есть в период действия иных положений указанного Закона, а именно статей 28 и 38, которые в редакции Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 наделяли банк правом в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладам..."

Определение Верховного Суда РФ от 04.10.2005 N 86-В05-16
"...Как видно из материалов дела, разрешая спор и удовлетворяя иск Владимирского территориального управления Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства поданного в защиту интересов Жеглова Р.О., суд исходил из того, что ответчик был не вправе в одностороннем порядке изменять размер процента по детскому целевому вкладу.
Между тем, договор банковского вклада между Жегловым В.И. и АК СБ РФ в лице Владимирского отделения Сберегательного банка РФ <...> был заключен 19.04.1994 г., то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
Статьей 395 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения и исполнения договора банковского вклада, было установлено, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.
Статьями 29 и 39 Закона РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР" было установлено, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Право банка самостоятельно изменять процентные ставки по целевым вкладам на детей закреплено в Инструкции "О порядке совершения учреждениями Сберегательного Банка Российской Федерации операций по вкладам населения", утвержденной решением Правления Сберегательного банка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р.
В момент заключения договора между Жегловым В.И. и ответчиком (19.04.1994 г.) действовали Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик.
Согласно п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик одностороннее изменение условий договора не допускается, за исключением случаев, предусмотренных договором.
В договоре, заключенном между Жегловым В.И. и ответчиком, содержалось условие о возможности изменения банком процентной ставки по вкладу.
Запрет на одностороннее изменение банком процентных ставок введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договора между истцом и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет.
Таким образом, применение судом к рассматриваемому спору положений п. 3 ст. 838 Гражданского кодекса Российской Федерации является неправильным.
В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 26 января 1996 года "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" содержится норма о том, что часть вторая ГК РФ применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие, т.е. после 1 марта 1996 года.
Согласно п. 3 ст. 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договоров обстоятельств, не может быть уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Следовательно, по детским целевым вкладам, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов, даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.
В то же время по детским целевым вкладам, заключенным до введения в действие части второй ГК РФ, изменение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре, и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, поскольку на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 ГК РФ сохраняет свою силу после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.
Из материалов дела видно, что с условиями вклада Жеглов В.И. ознакомлен. Данное обстоятельство подтверждается личной подписью Жеглова В.И. на извещении по счету N Н-282 (л.д. 70) и на карточке лицевого счета (л.д. 190).
При таких обстоятельствах, удовлетворяя иск и обязывая Владимирское отделение Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик Сбербанка РФ применять процентную ставку 190% годовых в течение всего срока действия договора с 19.04.1994 г. по 19.04.2004 г., суд не имел на то законных оснований, поэтому состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение..."

Определение Верховного Суда РФ от 03.02.2005 N 11-В04-33
"...Как видно из материалов дела, разрешая спор и удовлетворяя иск В., суд первой инстанции исходил из того, что ответчик был не вправе в одностороннем порядке изменять размер процента по детскому целевому вкладу.
Между тем, как указывает в надзорной жалобе заявитель, договор банковского вклада между Ш. и АК СБ РФ в лице Приволжского отделения N 6670 Волго-Вятского банка СБ РФ г. Казани был заключен 27.10.92, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
Статьей 395 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения и исполнения договора банковского вклада, было установлено, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.
Статьями 29 и 39 Закона РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР" было установлено, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Как указывает в надзорной жалобе президент Сберегательного банка РФ К., право банка самостоятельно изменять процентные ставки по целевым вкладам на детей закреплено в Инструкции от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения".
В момент заключения договора между Ш. и ответчиком (27.10.92) действовали Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик.
Согласно п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик одностороннее изменение условий договора не допускается, за исключением случаев, предусмотренных договором.
Запрет на одностороннее изменение банком процентных ставок введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договора между истцом и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет.
Таким образом, по мнению заявителя, применение судом к рассматриваемому спору положений п. 3 ст. 838 Гражданского кодекса Российской Федерации является неправильным.
В ст. 5 Федерального закона от 26 января 1996 года "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" содержится норма о том, что часть вторая ГК РФ применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие, т.е. после 1 марта 1996 года.
Согласно п. 3 ст. 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Следовательно, по детским целевым вкладам, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов, даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.
В то же время по детским целевым вкладам, заключенным до введения в действие части второй ГК РФ, изменение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, поскольку на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 ГК РФ сохраняет свою силу после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.
По утверждению президента Сберегательного банка РФ К., с условиями вклада и положениями Инструкции от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения" Ш. был ознакомлен, о наличии такого условия, как право Сбербанка России на одностороннее изменение процентов по вкладу, ему было известно, что отражено в первоначальном приходном ордере и карточке лицевого счета..."

Определение Президиума Верховного Суда РФ от 14.07.2004 N 8пв04
"...В обоснование решения об удовлетворении иска суд указал на то, что в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим отношения, вытекающие из договора банковского вклада, до вступления в силу с 1 марта 1996 года части второй ГК РФ, и в частности статьи 838, право банков включать в договоры условие о возможности одностороннего изменения ставки процентов, начисляемых на вклад, предусмотрено не было.
Указанные выводы являются неправильными, поскольку договор банковского вклада, являющийся предметом рассмотрения по настоящему делу, был заключен между истцом и ответчиком 8 июля 1994 года, до введения в действие части второй ГК РФ.
Статьей 395 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения и исполнения данного договора банковского вклада, было установлено, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.
Статьями 29 и 39 Закона РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР" было установлено, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Право на включение в договоры банковского вклада оспариваемого истцом условия сохранилось у ответчика и после принятия и вступления в силу первой части ГК РФ, в соответствии с п. 1 ст. 450 которого договор может быть изменен по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором.
Включение в условия договора срочного банковского вклада с ежемесячным начислением процентов права Сбербанка России на одностороннее изменение размера банковского процента и ознакомление истца с условиями договора такого вклада перед его заключением свидетельствует о согласовании сторонами условия о праве банка на одностороннее изменение договора в части процентной ставки по вкладу.
Вывод суда о том, что Сбербанк России был бы вправе включать в договоры банковского вклада условие о праве на одностороннее изменение ставки банковского процента только в случае, если бы федеральным законом было бы прямо предусмотрено такое право ответчика, не соответствует общим началам и принципам гражданского законодательства.
Гражданское законодательство основано на принципе свободы договора, закрепленном в ст. 1 и ст. 421 ГК РФ.
Как следует из ст. 1 ГК РФ, субъекты гражданского права приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Таким образом, метод гражданско-правового регулирования соответствует принципу "разрешено все, что не запрещено". Следовательно, при решении вопроса о правомерности условия договора банковского вклада о возможности банка изменять процентную ставку в одностороннем порядке необходимо было установить наличие или отсутствие законодательного запрета на включение в договоры такого условия. Действовавшее на момент заключения договора между сторонами по настоящему делу законодательство такого запрета не устанавливало.
Статья 3 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик устанавливала правило, согласно которому гражданские права и обязанности возникают из оснований, определенных законодательством, а также из действий граждан и юридических лиц, в том числе сделок и договоров, которые хотя и не предусмотрены им, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.
Таким образом, основанием возникновения гражданских прав могут быть не только нормы законов и иных нормативных правовых актов, но также условия договоров и иных сделок. В связи с этим ссылка Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ на то, что право на изменение процентной ставки по вкладу могло быть предоставлено ответчику только федеральным законом, является необоснованной.
Исходя из этого, по договорам срочных банковских вкладов, заключенным до введения в действие части второй ГК РФ, изменение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору срочного вклада содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке. На период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие об изменении процентной ставки, и это условие на основании статьи 422 ГК РФ сохраняет свою силу после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.
Применение судом к рассматриваемому спору положений п. 3 ст. 838 ГК РФ является неправильным.
В соответствии со ст. 422 ГК РФ и ст. 5 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" нормы части второй ГК РФ, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие, т.е. после 1 марта 1996 года (часть 3 статьи 6 Закона о введении в действие). По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.
Пункт 3 статьи 838 ГК РФ вступил в силу после заключения договора между истцом и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет.
Таким образом, поскольку на момент заключения договора его условие о праве банка на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу соответствовало действовавшему законодательству, данное условие продолжает действовать и после вступления в силу части второй ГК РФ и его статьи 838.
При рассмотрении настоящего дела судами были допущены существенные нарушения норм процессуального права. Суды первой и кассационной инстанций не исследовали такое юридически значимое для данного дела обстоятельство, как вопрос о том, был ли истец ознакомлен с условиями договора банковского вклада и, следовательно, дал ли он свое согласие на последующее снижение или повышение банком без предварительного согласования с ним процентной ставки по его вкладу..."

Суды общей юрисдикции

Определение Московского городского суда от 20.03.2012 по делу N 33-8531
"...Из материалов дела усматривается, договор банковского вклада между А.В. и ОАО "Сбербанк России" заключен 21 апреля 1993 года, то есть до введения в действие части второй ГК РФ.
Статья 395 ГК РСФСР, действовавшего на момент заключения и исполнения договора целевого вклада на детей, устанавливала, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.
Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности в РСФСР" в редакции, действовавшей на момент заключения договора целевого вклада на детей, предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона в редакции, действовавшей на тот же период времени, банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.
В момент заключения договора между А.В. и ответчиком на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основам гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.
В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.
Таким образом, действовавшее на момент заключения между А.В. и ответчиком договора целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Право Сбербанка РФ самостоятельно определять размер процентов по вкладам, в том числе и по целевым вкладам на детей, было также закреплено в пункте 1.6 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения". В соответствии с этим же пунктом названной Инструкции Сбербанк РФ имел право в зависимости от уровня инфляции и дохода Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать процентные ставки по вкладам в одностороннем порядке. Положения 6 раздела "Операции по целевым вкладам на детей" Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения" определяли условия данного вида договора банковского вклада.
Согласно пункту 2 статьи 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение условий договора не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных договором или законодательством.
Судебная коллегия не усматривает, что со стороны Сбербанка РФ имело место нарушение вышеприведенных норм Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, поскольку статьи 28 и 38 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года "О банках и банковской деятельности в РСФСР", регулирующие спорные отношения сторон, предусматривали право банка в одностороннем порядке изменять условие договора о размере процентной ставки по вкладу.
В соответствии со статьей 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.
В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ "О введении в действие части второй ГК РФ", часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.
По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.
В силу части 3 статьи 6 указанного Закона, нормы части второй ГК РФ, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.
Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй ГК РФ, вступившей в силу после заключения договора между А.В. и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет. Поэтому применение судом к настоящему спору положений пункта 3 статьи 838 ГК РФ неправомерно. Права А.В. и обязанности банка по договору целевого вклада на детей, заключенного 21 апреля 1993 года, возникли сразу после его заключения, а не после введения в действие части второй ГК РФ.
Согласно пункту 3 статьи 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Из содержания данной нормы следует что, по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов на вклад, даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.
В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами до введения в действие части второй ГК РФ, уменьшение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если вкладчик был ознакомлен с условием о возможности изменения банком процентной ставки по договору целевого вклада на детей в надлежащем порядке, так как на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняет свою силу и после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон..."

Определение Московского городского суда от 22.09.2011 по делу N 33-29579
"...Из материалов дела усматривается, договор банковского вклада, заключенный между К. и ОАО "Сбербанк России" был заключен 01 ноября 1993 года, то есть до введения в действие части второй ГК РФ.
Статья 395 ГК РСФСР, действовавшего на момент заключения и исполнения договора целевого вклада на детей, устанавливала, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.
Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности в РСФСР" в редакции, действовавшей на момент заключения договора целевого вклада на детей, предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона в редакции, действовавшей на тот же период времени, банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.
В момент заключения договора между К. и ответчиком на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основам гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.
В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.
Таким образом, действовавшее на момент заключения между К. и ответчиком договора целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Право Сбербанка РФ самостоятельно определять размер процентов по вкладам, в том числе и по целевым вкладам на детей, было также закреплено в пункте 1.6 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения". В соответствии с этим же пунктом названной Инструкции Сбербанк РФ имел право в зависимости от уровня инфляции и дохода Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать процентные ставки по вкладам в одностороннем порядке. Положения 6 раздела "Операции по целевым вкладам на детей" Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения" определяли условия данного вида договора банковского вклада.
Согласно пункту 2 статьи 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение условий договора не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных договором или законодательством.
Судебная коллегия не усматривает, что со стороны Сбербанка РФ имело место нарушение вышеприведенных норм Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, поскольку статьи 28 и 38 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года "О банках и банковской деятельности в РСФСР", регулирующие спорные отношения сторон, предусматривали право банка в одностороннем порядке изменять условие договора о размере процентной ставки по вкладу.
В соответствии со статьей 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.
В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ "О введении в действие части второй ГК РФ", часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.
По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.
В силу части 3 статьи 6 указанного Закона, нормы части второй ГК РФ, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.
Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй ГК РФ, вступившей в силу после заключения договора между К. и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет. Поэтому применение судом к настоящему спору положений пункта 3 статьи 838 ГК РФ неправомерно. Права К. и обязанности банка по договору целевого вклада на детей, заключенного 01 ноября 1993 года, возникли сразу после его заключения, а не после введения в действие части второй ГК РФ.
Согласно пункту 3 статьи 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Из содержания данной нормы следует что, по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов на вклад, даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.
В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами до введения в действие части второй ГК РФ, уменьшение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если вкладчик был ознакомлен с условием о возможности изменения банком процентной ставки по договору целевого вклада на детей в надлежащем порядке, так как на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняет свою силу и после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.
Также несостоятельны ссылки истца на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан В.О., В.А. и Л.Н." в обоснование своего довода об отсутствии у банка права снижать размер процентной ставки по целевому вкладу на детей, заключенному между носителем вклада и банком. Правоотношения по указанному договору целевого вклада на детей возникли в 1993 году, то есть в период действия иных положений указанного Закона, а именно статей 28 и 38, которые в редакции Закона РСФСР от 2 декабря N 395-1 наделяли банк правом в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладам.
Доводы кассационной жалобы основаны на неправильном толковании норм материального права, не опровергают выводов решения суда и потому не могут служить основанием к отмене этого решения..."

Кассационное определение Пензенского областного суда от 01.07.2008 по делу N 33-1172
"...При постановлении решения суд признал установленным и исходил из того, что договора "Целевого вклада на детей" (NN Н-107 и Н-108) на сумму по 10000 руб. (неденоминированных) каждый на имя К.К. был заключен между П.И. и отделением N 4288/02 (с. Засурское, Лунинского района, Пензенской области) Акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ 11 января 1995 года, то есть до введения в действие части второй ГК РФ.
Статья 395 ГК РСФСР, действовавшего на момент заключения договоров N Н-107 и N Н-108 целевого вклада на детей, устанавливала, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.
Статьями 28 и 29 Закона РСФСР "О банках и банковской деятельности", в редакции, действовавшей на момент заключения договоров "Целевого вклада на ребенка", предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики банка России. А согласно статье 38 названного Закона в редакции, действовавшей на тот же период времени, банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.
В момент заключения договоров N Н-107 и Н-108 от 11.01.1995 г. на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основам гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.
В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.
Таким образом, действовавшее на момент заключения между П.И. и ответчиком договоров целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Право Сберегательного банка Российской Федерации (далее - Сбербанк РФ, Сбербанк России) самостоятельно определять размер процентов по вкладам, в том числе и по целевым вкладам на детей, было также закреплено в пункте 1.6 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения". В соответствии с этим же пунктом названной Инструкции Сбербанк РФ имел право в зависимости от уровня инфляции и дохода Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать процентные ставки по вкладам в одностороннем порядке. Положения 6 раздела "Операции по целевым вкладам на детей" Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения" определяли условия данного вида договора банковского вклада.
Суд, отказывая в иске, сделал правильный вывод о том, что со стороны Сбербанка РФ не имело место нарушение вышеприведенных норм Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, поскольку статьи 28 и 38 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года "О банках и банковской деятельности", регулирующие спорные отношения сторон, предусматривали право банка в одностороннем порядке изменять условие договора о размере процентной ставки по вкладу.
Не основан на нормах гражданского законодательства и не подтверждается материалами дела довод кассатора о том, что вкладчик не была ознакомлен с условием договора "Целевого вклада на детей" о праве банка в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладу в сторону уменьшения. Статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена необходимость буквального толкования договора, в силу которого при толковании договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.
Из материалов дела видно, что с условиями целевого вклада на ребенка П.И. был ознакомлен. При буквальном толковании собственноручной записи П.И.: "С условиями вклада ознакомлен, с увеличением или уменьшением процентных ставок Сбербанка по вкладу согласен" с проставлением подписи и даты, совершенной в день открытия вклада на карточке по лицевому счету NN Н-107 и Н-108, суд сделал правильный вывод о его согласии с предлагаемыми Сбербанком РФ условиями указанного вклада, в том числе и с условием о праве банка на одностороннее изменение, в том числе и уменьшение, процентной ставки по вкладу в зависимости от уровня инфляции и доходов банка (л.д. 32 - 35).
В соответствии со статьей 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.
В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.
По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.
В силу части 3 статьи 6 указанного Закона нормы части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.
Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по срочному договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договоров с П.И. Обратной силы данное положение Закона не имеет. В связи с чем применение судом к рассматриваемому спору положений пункта 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации неправомерно. Права истца и обязанности банка по договору "Целевого вклада на детей" возникают сразу после заключения договора 11 января 1995 года.
Согласно пункту 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
В данном случае ч. 2 ст. 29 ФЗ "О банках и банковской деятельности", предусматривает, что кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентами.
Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года N 4-П признано противоречащим Конституции РФ положение части 2 ст. 29 ФЗ "О банках и банковской деятельности" об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки исключительно по срочным вкладам граждан.
Суд сделал правильный вывод о том, что спорные договора в данном случае не являются срочными, а относятся к договору банковского вклада "на иных условиях возврата", а потому к договору "Целевого вклада на детей" не могут применяться нормы ч. 3 ст. 838 ГК РФ, вступившего в силу с 1 марта 1996 года.
В данном случае закон предусматривает право кредитной организации в одностороннем порядке изменять процентную ставку по вкладу в случаях, предусмотренных договором с клиентами (ч. 2 ст. 29 ФЗ "О банках и банковской деятельности"). В договоре N Н-114 от 12 апреля 1996 года между К.Е. (о "Целевом вкладе на детей на сумму 100 000 рублей) и ответчиком прямо указано о праве банка уменьшать процентные ставки по вкладу.
На основании вышеизложенного суд обоснованно пришел к выводу, что ответчик имел право на изменение процентной ставки в одностороннем порядке по вкладам "Целевой вклад на детей". К тому же, по двум спорным договорам от 11 января 1995 года такое право банка предусматривалось законодательством, действующим на момент заключения договора..."

1.4. Вывод из судебной практики: Одностороннее снижение банком процентной ставки по договору целевого банковского вклада на детей, заключенного до принятия Постановления Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П, возможно только за период до вступления в силу указанного судебного акта.

Примечание: Постановлением Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П признано не соответствующим Конституции РФ положение ч. 2 ст. 29 Закона о банках и банковской деятельности об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан. Данная норма позволяла банкам произвольно снижать ставку исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований для подобных действий.
По данному вопросу см. также п. 1 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за 2 квартал 2009 года.

Судебная практика:

Определение Верховного Суда РФ от 17.11.2009 N 89-В09-3
"...Как видно из материалов дела, 20 августа 1996 г. К.Н. на имя дочери К. (в настоящее время Б.) в Тюменском городском отделении N 29 акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации был открыт детский целевой вклад на сумму 86.000 неденоминированных рублей сроком на 10 лет под 85% годовых.
По данному вкладу правлением банка были утверждены следующие процентные ставки: с 1 марта 1996 г. - 85% годовых; с 1 ноября 1996 г. - 60% годовых; с 1 марта 1997 г. - 28% годовых, с 25 августа 1997 г. - 16% годовых (т. 1 л.д. 23).
В соответствии с п. 3 ст. 838 ГК Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Согласно ч. 2 ст. 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" от 2 декабря 1990 г. N 395-1 (в редакции Федерального закона от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ) кредитная организация не имела права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.
Указанная норма Закона действовала на время заключения договора и не была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации и, таким образом, действовавшим на момент заключения К.Н. договора о целевом вкладе на детей от 20 августа 1996 г. законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки.
Как видно из материалов дела, договор N Н-262 от 20 августа 1996 г. соответствовал типовой форме договора о целевом вкладе на детей, утвержденной Сберегательным банком России, и по условиям данного договора банк имел право на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу (п. 2.2 договора). Договор собственноручно подписан К. (т. 1 л.д. 22).
Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части 2 статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан В., В.А. и Л." признано не соответствующим Конституции Российской Федерации положение ч. 2 ст. 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований обуславливающих такую возможность.
В отсутствие закрепленных в федеральном законе оснований для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан банк не вправе предусматривать в заключаемых с гражданами договорах условие, позволяющее ему снижать в одностороннем порядке процентные ставки по этим вкладам.
Согласно статье 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не подлежат применению.
Таким образом, после признания 23 февраля 1999 г. Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации положения ч. 2 ст. 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации не вправе был в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе.
Как видно из материалов дела, с 23 февраля 1999 г. процентная ставка по договору о детском целевом вкладе ответчиком не изменялась (т. 1 л.д. 23).
Разрешая спор по существу, судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда с учетом установленных по делу обстоятельств и правоотношений сторон, а также закона, который подлежит применению по данному делу, пришла к правильному выводу о том, что исковые требования К. удовлетворению не подлежат, поскольку акционерным коммерческим Сберегательным банком Российской Федерации после 23 февраля 1999 года процентная ставка по договору о детском целевом вкладе, заключенному с К.Н., в одностороннем порядке не изменялась..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Верховного Суда РФ от 21.07.2009 N 9-В09-14
"...Из материалов дела следует и судом установлено, что 29 ноября 1996 г. П. на имя дочери - П.Е. (в настоящее время - В.) в дополнительном офисе N 071 Борского отделения N 4335 АКБ Сбербанк Российской Федерации открыт детский целевой вклад на сумму 1000000 неденоминированных рублей сроком на 10 лет под 60% годовых. В дальнейшем процентная ставка банком неоднократно изменялась и была снижена до 16% годовых.
Согласно пункту 3 статьи 838 ГК Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Статьи 28, 29 и 38 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" предусматривали, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Право банка самостоятельно изменять процентные ставки по целевым вкладам на детей было закреплено и в Инструкции от 30 июня 1992 г. N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения".
Заключенный сторонами договор от 29 ноября 1996 г. N Н-138 соответствовал типовой форме договора о целевом вкладе на детей, утвержденной Сбербанком Российской Федерации. По условиям данного договора банк имел право на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу (п. 2.2 договора). Договор собственноручно подписан П. (т. 1 л.д. 4).
Положение части 2 статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан признано Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации 23 февраля 1999 г. (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 г. N 4-П).
Согласно Федеральному конституционному закону от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации, не подлежат применению.
После признания 23 февраля 1999 г. Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации положения части 2 статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" АКБ Сберегательный банк Российской Федерации был не вправе в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе.
Как видно из дела, после 23 февраля 1999 г. процентная ставка по договору о детском целевом вкладе ответчиком не изменялась.
Таким образом, на момент заключения П. договора о целевом вкладе на детей от 29 ноября 1996 г. действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки.
При таких обстоятельствах и с учетом того, что условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре, вкладчик, подписывая указанный договор, согласился с его условиями, вывод суда о недопустимости одностороннего изменения банком процентной ставки по договору о детском целевом вкладе, заключенному 29 ноября 1996 г., нельзя признать убедительным..."

Определение Верховного Суда РФ от 14.07.2009 N 9-В09-10
"...Согласно п. 3 ст. 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Статьями 28, 29 и 38 Федерального закона от 02 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" было установлено, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Право банка самостоятельно изменять процентные ставки по целевым вкладам на детей закреплено и в Инструкции АК Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения".
Из материалов дела видно, что заключенный сторонами договор от 12 августа 1996 г. N Н-226 соответствовал типовой форме договора о целевом вкладе на детей, утвержденной АК Сбербанком РФ. По условиям данного договора банк имеет право на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу (пп. 2.2 договора). Договор собственноручно подписан С.Д. (л.д. 4).
Положение ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 02 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обуславливающих такую возможность, признано Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации 23 февраля 1999 г. (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 г. N 4-П).
Согласно ст. 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации, не подлежат применению.
После признания 23 февраля 1999 г. Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации положение ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 02 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" АК Сбербанк РФ не вправе был в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе.
Как видно из материалов дела с 23 февраля 1999 г. процентная ставка по договору о детском целевом вкладе ответчиком не изменялась (л.д. 47 - 49).
В то же время, на момент заключения С.Д. договора о целевом вкладе на детей от 12 августа 1996 г. действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки.
Поскольку условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре, вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, у суда не имелось оснований для удовлетворения иска..."

Определение Верховного Суда РФ от 07.04.2009 N 21-В09-1
"...В соответствии с п. 3 ст. 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Согласно ст. 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", действовавшей на момент заключения договора о срочном целевом вкладе от 25 мая 1996 г., кредитная организация не имела права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.
По детским целевым вкладам правлением банка были утверждены следующие процентные ставки: с 1 марта 1996 г. - 85% годовых, с 1 ноября 1996 г. - 60% годовых, с 1 марта 1997 г. - 28% годовых, с 25 августа 1997 г. - 16% годовых.
Конституция Российской Федерации признает свободу договора как одну из гарантируемых государством свобод человека и гражданина, которая Гражданским кодексом Российской Федерации провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства.
Однако свобода договора не является абсолютной и не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод и может быть ограничена федеральным законом.
Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П признано не соответствующим Конституции Российской Федерации положение ч. 2 ст. 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность.
В отсутствие закрепленных в федеральном законе оснований для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан банк не вправе предусматривать в заключаемых с гражданами договорах условие, позволяющее ему снижать в одностороннем порядке процентные ставки по этим вкладам.
Согласно ст. 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" решение Конституционного Суда РФ окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации, не подлежат применению.
Следовательно, только после признания 23 февраля 1999 г. Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции Российской Федерации положения ч. 2 ст. 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" банк был не вправе в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе..."

Определение Верховного Суда РФ от 18.02.2009 N 21-В09-1
"...В соответствии с пунктом 3 статьи 838 ГК Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Согласно статье 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности" кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом. Указанная норма Закона действовала на момент заключения договора и не была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации.
Заключенный сторонами договор от 25 мая 1996 года соответствовал типовой форме договора о целевом вкладе на детей, утвержденной Сберегательным банком Российской Федерации (письмо N 01-794 от 10 марта 1995 года). По условиям договора предусматривалось, что банк имеет право на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу (пункты 1.3, 2.2 договора).
Конституция Российской Федерации признает свободу договора как одну из гарантируемых государством свобод человека и гражданина, которая Гражданским кодексом Российской Федерации провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства.
Однако свобода договора не является абсолютной и не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод, и может быть ограничена федеральным законом.
Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части 2 статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко" признано не соответствующим Конституции Российской Федерации положение части 2 статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность.
В отсутствие закрепленных в федеральном законе оснований для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан банк не вправе предусматривать в заключаемых с гражданами договорах условие, позволяющее ему снижать в одностороннем порядке процентные ставки по этим вкладам.
Согласно статье 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не подлежат применению.
После признания 23 февраля 1999 года Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации положения части 2 статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" АКБ Сберегательный банк Российской Федерации не вправе был в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе.
Судом установлено и подтверждается материалами дела, что открытие счета на имя К.М. по договору о целевом вкладе на детей произведено 25 мая 1996 года. По данному виду вклада правлением банка были утверждены следующие процентные ставки: с 1 марта 1996 года - 85% годовых, с 1 ноября 1996 года - 60% годовых, с 1 марта 1997 года - 28% годовых, с 25 августа 1997 года - 16% годовых.
Согласно пункту 2 статьи 422 ГК Российской Федерации если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.
Таким образом, с учетом того, что на момент заключения К.В. договора о детском целевом вкладе от 25 мая 1996 года действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки, он согласился с этим условием, после 23 февраля 1999 года АКБ Сберегательным банком Российской Федерации процентная ставка по договору о детском целевом вкладе, заключенным с К.В., в одностороннем порядке не изменялась, выводы суда о признании недействительно-ничтожными пунктов договора о возможности банка в одностороннем порядке снижать процентную ставку по вкладу до 23 февраля 1999 года, а также указание на необходимость расчета процентов по договору после 23 февраля 1999 года, исходя из первоначально установленной договором процентной ставки в размере 85%, по мнению заявителя, является ошибочным..."

Определение Верховного Суда РФ от 30.12.2008 N 41-В08-63
"...Статьями 28, 29 и 38 ФЗ "О банках и банковской деятельности" было установлено, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.
Право банка самостоятельно изменять процентные ставки по целевым вкладам на детей, было закреплено в Инструкции от 30 июня 1992 года N 1-Р "О порядке совершения учреждениями Сберегательного Банка Российской Федерации операций по вкладам населения".
Кроме того, как видно из материалов дела, с 25 августа 1997 года процентная ставка не изменялась.
Положение части второй статьи 29 ФЗ "О банках и банковской деятельности" об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан признано Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ 23 февраля 1999 года (постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года N 4-П).
Таким образом, на момент заключения М. договора о целевом вкладе на детей 3 апреля 1996 года действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки.
При таких обстоятельствах, с учетом того, что условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре, вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, нельзя согласиться с выводом суда об одностороннем изменении банком процентной ставки по договору о детском целевом вкладе.
Вышеназванные требования закона судом не были учтены при рассмотрении возникшего спора и привели к неправильному разрешению дела.
На основании изложенного состоявшиеся судебные постановления нельзя признать законными и они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное и в зависимости от установленных обстоятельств разрешить спор в соответствии с требованиями закона..."

Определение Верховного Суда РФ от 16.09.2008 N 5-В08-83
"...В соответствии с пунктом 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.
Согласно статье 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности" кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом. Указанная норма Закона действовала на момент заключения договора и не была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации.
Судом установлено, что заключенный сторонами договор от 4 марта 1996 года соответствовал типовой форме договора о целевом вкладе на детей, утвержденной Сберегательным банком Российской Федерации (письмо N 01-794 от 10 марта 1995 года). По условиям договора предусматривалось, что банк имеет право на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу (пункты 1.3, 2.2 договора).
Конституция Российской Федерации признает свободу договора как одну из гарантируемых государством свобод человека и гражданина, которая Гражданским кодексом Российской Федерации провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства.
Однако свобода договора не является абсолютной, и не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод и может быть ограничена федеральным законом.
Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части 2 статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко признано не соответствующим Конституции Российской Федерации положение части 2 статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований обуславливающих такую возможность.
В отсутствие закрепленных в федеральном законе оснований для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан банк не вправе предусматривать в заключаемых с гражданами договорах условие, позволяющее ему снижать в одностороннем порядке процентные ставки по этим вкладам.
Согласно статье 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не подлежат применению.
После признания 23 февраля 1999 года Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации положение части 2 статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" АКБ Сберегательный банк Российской Федерации не вправе был в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе.
Разрешая спор по существу, суд, с учетом установленных по делу обстоятельств и правоотношений сторон, а также Закона, который подлежит применению по данному делу, пришел к правильному выводу о том, что исковые требования К.И. удовлетворению не подлежат, поскольку АКБ Сберегательным банком Российской Федерации после 23 февраля 1999 года процентная ставка по договору о детском целевом вкладе заключенным с К.А. в одностороннем порядке не изменялась..."

1.5. Вывод из судебной практики: Банк вправе по окончании срока договора банковского вклада и невостребования вкладчиком причитающихся ему сумм в одностороннем порядке изменить (уменьшить) размер процентов на сумму вклада при пролонгации договора на новый срок.

Примечание: В обоснование позиции о праве банка снижать размер процентов по договору банковского вклада суды в приведенных ниже судебных актах ссылались, в частности, на п. 4 ст. 837 ГК РФ, согласно которому в случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы срочного вклада по истечении срока либо суммы вклада, внесенного на иных условиях возврата, по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, договор считается продленным на условиях вклада до востребования, если иное не предусмотрено договором.

Судебная практика:

Определение Конституционного Суда РФ от 18.11.2004 N 371-О
"...В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.П. Первушин оспаривает конституционность положения пункта 4 статьи 837 ГК Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы срочного вклада по истечении срока либо суммы вклада, внесенного на иных условиях возврата, по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, договор считается продленным на условиях вклада до востребования, если иное не предусмотрено договором.
Договор срочного банковского вклада заключается на условиях возврата банком вклада по истечении определенного договором срока с выплатой вкладчику процентов на сумму вклада в размере, установленном договором (статьи 834, 837 - 839 ГК Российской Федерации). Соблюдение и гарантированность банком указанных условий договора свидетельствуют о надлежащем исполнении им своего обязательства, что ведет к его прекращению (статья 408 ГК Российской Федерации).
Правило о продлении договора банковского вклада в тех случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы вклада по истечении срока договора, и определение величины процентов, которые должны начисляться на сумму вклада при таком продлении (в размере не меньшем, чем проценты по вкладу до востребования), в целях защиты интересов вкладчика как экономически более слабой стороны соответствующих правоотношений предусмотрено законодателем в пункте 4 статьи 837 ГК Российской Федерации. Это не исключает право сторон договора срочного банковского вклада предусмотреть в нем условие о начислении процентов на сумму вклада в случае продления договора по окончании срока его действия в том же размере, как и ранее, или же больше прежнего.
Окончание срока действия договора и невостребование вкладчиком причитающихся ему сумм являются теми предусмотренными законом основаниями, при наличии которых банком в одностороннем порядке может быть изменен (уменьшен) размер процентов, выплачиваемых вкладчику на сумму вклада при пролонгации договора на новый срок. Возможное уменьшение размера процентов, выплачиваемых банком на сумму вклада в указанных случаях - при том, что это может быть обусловлено, помимо прочего, существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора (статья 451 ГК Российской Федерации), - должно побуждать вкладчиков к активному осуществлению экономической деятельности в рамках конституционной свободы договора, поиску более выгодных контрагентов и предлагаемых условий договоров. Вкладчик, подписывая с банком договор срочного банковского вклада на условиях, предусмотренных пунктом 4 статьи 837 ГК Российской Федерации, тем самым соглашается с правом банка на последующее изменение процентных ставок по указанному виду вклада по окончании срока договора и его пролонгации..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 642-О-О
"...Предусмотренное пунктом 4 статьи 837 ГК Российской Федерации правило о продлении договора банковского вклада в тех случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы вклада по истечении срока договора, и определении минимальной величины процентов, которые должны начисляться на сумму вклада при таком продлении договора (не меньше, чем проценты по вкладу до востребования), введено в целях защиты интересов вкладчика как экономически более слабой стороны соответствующих правоотношений. Это не исключает права сторон договора срочного банковского вклада предусмотреть в нем условие о начислении процентов на сумму вклада в случае продления договора по окончании срока его действия в том же размере, как и ранее, или же больше прежнего (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 октября 2003 года N 357-О и от 18 ноября 2004 года N 371-О).
Окончание срока действия договора и невостребование вкладчиком причитающихся ему сумм являются теми предусмотренными федеральным законом основаниями, при наличии которых банком в одностороннем порядке может быть изменен (уменьшен) размер процентов, выплачиваемых вкладчику на сумму вклада при пролонгации договора на новый срок. Возможное уменьшение размера процентов, выплачиваемых банком на сумму вклада в указанных случаях, - при том что это может быть обусловлено, помимо прочего, существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора (статья 451 ГК Российской Федерации), - должно побуждать вкладчиков к активному осуществлению экономической деятельности в рамках конституционной свободы договора, поиску более выгодных контрагентов и предлагаемых условий договоров (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2004 года N 371-О)..."

Определение Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 N 357-О
"...Правило о продлении договора банковского вклада в тех случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы вклада по истечении срока договора, и определение минимальной величины процентов, которые должны начисляться на сумму вклада при таком продлении договора (не меньше, чем проценты по вкладу до востребования), введено в целях защиты интересов вкладчика как экономически более слабой стороны соответствующих правоотношений. Это не исключает права сторон договора срочного банковского вклада предусмотреть в нем условие о начислении процентов на сумму вклада в случае продления договора по окончании срока его действия в том же размере, как и ранее, или же больше прежнего.
Окончание срока действия договора и невостребование вкладчиком причитающихся ему сумм являются теми предусмотренными федеральным законом основаниями, при наличии которых банком в одностороннем порядке может быть изменен (уменьшен) размер процентов, выплачиваемых вкладчику на сумму вклада при пролонгации договора на новый срок..."

Определение Конституционного Суда РФ от 12.03.2002 N 41-О
"...2. Договор срочного банковского вклада заключается на условиях возврата банком вклада по истечении определенного договором срока с выплатой вкладчику процентов на сумму вклада в размере, установленном договором (статьи 834, 837 - 839 ГК Российской Федерации).
Окончание срока действия договора и невостребование вкладчиком причитающихся ему сумм как раз и являются теми предусмотренными федеральным законом основаниями, при наличии которых банком в одностороннем порядке может быть изменен (уменьшен) размер процентов, выплачиваемых вкладчику на сумму вклада при пролонгации договора на новый срок.
Возможное уменьшение размера процентов, выплачиваемых банком на сумму вклада в указанных случаях - при том что это может быть обусловлено, помимо прочего, существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора (статья 451 ГК Российской Федерации), - должно побуждать вкладчиков к активному осуществлению экономической деятельности в рамках конституционной свободы договора, поиску более выгодных контрагентов и предлагаемых условий договоров. Вкладчик, подписывая с банком договор срочного банковского вклада на условиях, предусмотренных пунктом 4 статьи 837 ГК Российской Федерации, тем самым соглашается с правом банка на последующее изменение процентных ставок по указанному виду вклада по окончании срока договора и его пролонгации.
Следовательно, нет оснований для вывода о том, что данной нормой нарушаются конституционные права и свободы граждан в сфере экономической деятельности, а предусмотренные отраслевым законодательством гарантии для вкладчика в подобных ситуациях - не соответствуют конституционным принципам, которые должны действовать в этой сфере отношений в целях защиты его прав и свобод, включая равенство, свободу договора, свободу не запрещенной законом экономической деятельности..."

2. Право банка в одностороннем порядке снижать процентную ставку по вкладу до востребования

При применении норм, которыми регулируются правоотношения, возникающие из договора банковского вклада, в судебной практике возникают вопросы о праве банка в одностороннем порядке снижать процентную ставку по договору банковского вклада до востребования.
По вопросу о праве банка снижать процентную ставку по договорам банковского вклада, внесенного гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, см. также материалы к теме 1 ст. 838 ГК РФ.

2.1. Вывод из судебной практики: Снижение банком процентов по вкладу до востребования не противоречит действующему законодательству.

Судебная практика:

Определение Конституционного Суда РФ от 13.07.2000 N 146-О
"...1. Басманный межмуниципальный суд города Москвы решением от 13 января 2000 года отказал гражданину А.С. Черничкину в иске к акционерному коммерческому банку "Сберегательный банк Российской Федерации" о признании недействительным договора банковского вклада в части права банка в одностороннем порядке изменять процентную ставку по вкладу. При этом суд исходил из того, что в данном деле речь идет о вкладе до востребования, и применил пункт 2 статьи 838 ГК Российской Федерации, согласно которому банк вправе изменять размер процентов, выплачиваемых на вклады до востребования, если иное не предусмотрено договором банковского вклада.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.С. Черничкин просит проверить конституционность пункта 2 статьи 838 ГК Российской Федерации. По мнению заявителя, эта норма ущемляет его конституционные права, предусмотренные статьями 19 (часть 1), 35 (часть 3) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
2. Согласно статье 838 ГК Российской Федерации банк выплачивает вкладчику проценты на сумму вклада в размере, определяемом договором банковского вклада; при этом, если иное не предусмотрено договором банковского вклада, банк вправе изменять размер процентов, выплачиваемых на вклады до востребования.
Заявитель, подписав с АКБ "Сберегательный банк Российской Федерации" соответствующий договор, тем самым согласился с правом банка изменять процентные ставки на вклады до востребования в одностороннем порядке. Следовательно, нет оснований для вывода о том, что применением пункта 2 статьи 838 ГК Российской Федерации были нарушены конституционные права заявителя, закрепленные статьями 19 (часть 1), 35 (часть 3) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, а потому его жалоба, по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть признана допустимой..."

3. Порядок изменения процентной ставки по договору банковского вклада (депозита)

Статья 837 ГК РФ содержит три вида условий о порядке выдачи вклада, на которых может быть заключен договор: по первому требованию (вклад до востребования), по истечении определенного договором срока (срочный вклад) и на иных условиях возврата, не противоречащих закону. Выбор того или иного условия возврата суммы влияет на возможность изменения процентов в одностороннем порядке по инициативе банка.
Однако Гражданский кодекс РФ не содержит указаний на порядок изменения банком процентной ставки по договорам банковского вклада, в том числе в отношении направления извещения.
В связи с отсутствием необходимого регулирования в судебной практике возникают вопросы о способе извещения вкладчика об изменении процентной ставки по вкладу.

3.1. Вывод из судебной практики: Банк вправе по договору банковского вклада до востребования извещать вкладчиков об изменении процентных ставок по вкладу путем вывешивания соответствующих сообщений на информационных стендах.

Судебная практика:

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2001 N 264-О
"...3. Согласно пункту 2 статьи 838 ГК Российской Федерации банк вправе изменять размер процентов, выплачиваемых на вклады до востребования, если иное не предусмотрено договором банковского вклада; в случае уменьшения банком размера процентов новый размер процентов применяется к вкладам, внесенным до сообщения вкладчикам об уменьшении процентов, по истечении месяца с момента соответствующего сообщения, если иное не предусмотрено договором.
В.Ф. Ершова, оформив с банком договор вклада до востребования, тем самым согласилась с правом банка изменять процентные ставки на такие вклады в одностороннем порядке. Как следует из жалобы, заявительница подвергает сомнению способ сообщения вкладчикам изменений банком процентных ставок на вклады. Однако в оспариваемой ею норме ГК Российской Федерации не установлены формы и способы такого сообщения. В соответствии с обычаями делового оборота в банковской системе одним из способов извещения клиентов является вывешивание банком сообщений на информационных стендах. Такие сложившиеся обычаи не противоречат действующему законодательству и не затрагивают конституционных прав граждан-вкладчиков..."

Аналогичная судебная практика:
Суды общей юрисдикции

Апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 31.10.2012 по делу N 33-3474-2012
"...В соответствии с п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Вклад истицы имел характер "до востребования", поэтому вопрос о возможности изменения банком процентной ставки по нему должен был решаться в соответствии с правилами, установленными п. 2 ст. 838 ГК РФ.
Согласно п. 2 ст. 838 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором банковского вклада, банк вправе изменять размер процентов, выплачиваемых на вклады до востребования. В случае уменьшения банком размера процентов новый размер процентов применяется к вкладам, внесенным до сообщения вкладчикам об уменьшении процентов, по истечении месяца с момента соответствующего сообщения, если иное не предусмотрено договором.
Таким образом, при рассмотрении настоящего дела суду следовало учесть, что по вкладам до востребования изменение банком в одностороннем порядке размера процентов возможно, если иное не предусмотрено договором банковского вклада.
Доказательств того, что в договоре банковского вклада до востребования был установлен запрет на одностороннее изменение банком процентной ставки либо предусмотрен определенный способ извещения об изменении процентной ставки, истицей Ч. не представлено, несмотря на то, что в соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.
Вместе с тем, в ходе рассмотрения дела банк утверждал, что изменение процентных ставок по вкладам до востребования доводилось до сведения всех вкладчиков путем размещения соответствующих сообщений на стендах в операционных залах банка.
Форма сообщения об изменении процентных ставок по вкладам до востребования п. 2 ст. 838 ГК РФ не регламентируется. В соответствии с обычаями делового оборота в банковской сфере, одним из способов извещения клиентов об изменении процентной ставки по вкладам до востребования является вывешивание банком сообщений на информационных стендах. Применение данного способа сообщения подтверждено Конституционным Судом РФ, который в своем Определении от 20.12.2004 <*> N 264-О указал, что указанный обычай не противоречит действующему законодательству и не затрагивает конституционных прав граждан-вкладчиков.
--------------------------------
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Определение Конституционного Суда РФ N 264-О имеет дату 20.12.2001, а не 20.12.2004.

В период действия спорного договора, истица Ч. работала у ответчика в должности начальника отдела вкладных операций (л.д. 94), поэтому могла ознакомиться с информационными стендами банка.
С учетом изложенного, решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене. По делу необходимо принять новое решение об отказе в удовлетворении иска..."

4. Уступка права требования к банку о выплате вклада и начисленных процентов

В связи с отсутствием в законодательстве специальных правил, регулирующих уступку права требования из договора банковского вклада, в судебной практике возникают вопросы о возможности совершения вкладчиком уступки в отношении размещенного в банке вклада и начисленных на него процентов.

4.1. Вывод из судебной практики: Вкладчик вправе уступить третьему лицу свое право требования к банку о выплате суммы вклада и начисленных процентов.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 29.02.2000 N 6041/97 по делу N 53-408
"...По договору уступки требования от 06.10.95 Комитет по драгоценным металлам, камням и валюте при Правительстве Республики Саха (Якутия) передал ЗАО "Вешняки" право требования долга в сумме 2055827 долларов США с НГСбанка по депозитному договору от 12.04.95 N 22м и дополнительному соглашению к нему от 08.06.95, заключенным последним с комитетом. Согласно пункту 2.1.3 договора уступки требования ЗАО "Вешняки" обязуется в течение трех банковских дней со дня его подписания выплатить комитету указанную сумму.
Суд признал договор от 06.10.95 противоречащим законодательству о валютном регулировании и валютном контроле, а также статьям 382, 388, 390 Гражданского кодекса Российской Федерации и ничтожным на основании статьи 168 названного Кодекса.
При этом суд необоснованно исходил из того, что заключение депозитного договора, как и кредитного в иностранной валюте, относится к валютным операциям, связанным с движением капитала, которые требуют наличия лицензий центральных банков республик согласно пункту 4 раздела 2 Основных положений о регулировании валютных операций на территории СССР, принятых Госбанком СССР (письмо от 24.05.91 N 352).
Суд указал, что поскольку у Комитета по драгоценным металлам, камням и валюте при Правительстве Республики Саха (Якутия) отсутствовала лицензия, депозитный договор является ничтожным в связи с несоответствием его требованиям законодательства о валютном регулировании и валютном контроле. Договор уступки требования также противоречит указанному законодательству, поскольку право требования по нему передано на взыскание задолженности по депозитному вкладу, а лицензия отсутствовала как у комитета, так и у ЗАО "Вешняки". Кроме того, право требования передано по ничтожному договору.
Таким образом, суд отнес депозитный договор по аналогии с кредитным к валютным операциям, связанным с движением капитала. Между тем депозитный договор (договор банковского вклада) не допускает осуществления расчетных операций. Кроме того, в соответствии с пунктом 3 статьи 834 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица не вправе перечислять находящиеся во вкладах (депозитах) денежные средства другим лицам. Однако эта норма не лишает вкладчика возможности уступить третьему лицу свое право требования к банку о выплате вклада по договору уступки требования..."

Статья 839. Порядок начисления процентов на вклад и их выплаты


Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 839 ГК РФ

1. Период, в течение которого банк обязан начислять проценты на сумму вклада
2. Увеличение суммы вклада за счет невостребованных процентов

1. Период, в течение которого банк обязан начислять проценты на сумму вклада

Статья 839 ГК РФ закрепляет порядок начисления процентов на вклад и их выплаты. Пункт 1 указанной статьи содержит общее правило, согласно которому проценты на сумму банковского вклада начисляются со дня, следующего за днем ее поступления в банк, до дня ее возврата вкладчику включительно, а если ее списание со счета вкладчика произведено по иным основаниям, до дня списания включительно.
О порядке начисления процентов по привлеченным денежным средствам при закрытии банковских счетов говорится в Положении о порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками (утв. Банком России 26.06.1998 N 39-П).
В частности, согласно п. 3.7 названного Положения при закрытии банковских счетов (банковских вкладов) клиентов банков проценты по привлеченным (размещенным) денежным средствам начисляются до дня фактического закрытия (передачи счета) включительно. При этом остаток по банковскому счету (банковскому вкладу) определяется исходя из остатка, имеющегося на счете, и процентов, зачисленных на указанный счет (списанных с указанного счета) при его закрытии (передаче).
В соответствии с п. 9.1 Инструкции Банка России от 14.09.2006 N 28-И "Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)" основанием для закрытия счета по вкладу (депозиту) является прекращение договора вклада (депозита).
В п. 9.2 данной Инструкции сказано, что внесение записи о закрытии соответствующего лицевого счета в Книгу регистрации открытых счетов осуществляется банком в день возникновения нулевого остатка на счете вклада (депозита), если иное не установлено договором вклада (депозита).
Таким образом, под датой закрытия счета следует понимать дату возврата денежных средств вкладчику в результате прекращения договора банковского вклада.
Применяя приведенные положения нормативно-правовых актов, судебные органы сталкиваются с необходимостью разрешать вопросы о порядке начисления процентов на привлеченные банком денежные средства, в частности, о периоде такого начисления.
Что касается периода начисления процентов на сумму вклада, заслуживает внимания письмо Банка России от 27.12.1999 N 361-Т "О применении Положения Банка России от 26.06.98 N 39-П". В соответствии с п. 1 указанного письма если дни периода начисления процентов по привлеченным (размещенным) банками денежным средствам приходятся на календарные годы с разным количеством дней (365 и 366), то проценты за дни, приходящиеся на календарный год с количеством дней 365, начисляются из расчета 365 календарных дней в году, а за дни, приходящиеся на календарный год с количеством дней 366, - из расчета 366 календарных дней в году.

1.1. Вывод из судебной практики: Обязанность банка по начислению процентов на вклад прекращается не в день получения заявления о досрочном возврате суммы вклада, а со дня ее возврата вкладчику включительно.

Примечание: В приведенных ниже Постановлениях рассматривался спор из договоров банковского вклада, содержащих условие о начислении процентов на сумму вклада по день ее возврата (по день списания денежных средств с депозитного счета вкладчика) включительно.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30.09.2009 по делу N А56-37738/2008
"...Как следует из материалов дела, сторонами заключен Договор, по условиям которого Общество (вкладчик) разместило, а Банк принял во вклад свободные от обязательств денежные средства в сумме 27.200.000 руб. сроком на 367 дней с выплатой 10,25 процента годовых.
В соответствии с пунктом 3.2 Договора вкладчик вправе расторгнуть его и востребовать всю сумму вклада досрочно. В этом случае Банк обязуется выдать сумму вклада и начисленные на нее проценты (размер которых зависит от продолжительности нахождения денежных средств вкладчика в Банке) в течение пяти рабочих дней с даты получения заявления.
В случае несвоевременного возврата суммы вклада, перечисления процентов, начисляемых на сумму вклада, Банк уплачивает вкладчику неустойку в размере 0,05 процента от суммы несвоевременно перечисленных денежных средств за каждый день просрочки (пункт 3.4 договора).
Общество 18.09.2008 в соответствии с пунктом 3.2 Договора направило Банку требование о досрочном возврате вклада и выплате процентов; 26.09.2008 требование было направлено в адрес Банка повторно с указанием на то, что 18.09.2008 Банк уже получил письмо о расторжении Договора.
Неисполнение Банком обязательств по возврату суммы вклада и уплате предусмотренных договором процентов явилось основанием для обращения Общества в арбитражный суд с настоящим иском.
Суд первой инстанции посчитал, что обратившись 18.09.2008 к Банку с требованием о досрочном возврате вклада, Общество расторгло Договор, в связи с чем обязательство Банка по начислению процентов на сумму вклада прекратилось, несмотря на то, что сумма вклада не была возвращена.
Разногласия сторон связаны с определением момента прекращения обязательств Банка по начислению процентов на сумму принадлежащего Обществу вклада.
Как установлено судами и подтверждается материалами дела, требование Общества о досрочном возврате вклада не было исполнено Банком в установленные договором сроки. Несмотря на это, Банк полагал, что с получением указанного требования его обязательство по начислению процентов на сумму вклада прекратилось.
Между тем в соответствии с пунктом 1 статьи 839 Гражданского кодекса Российской Федерации проценты на сумму банковского вклада начисляются со дня, следующего за днем ее поступления в банк, до дня ее возврата вкладчику включительно, а если ее списание со счета вкладчика произведено по иным основаниям, до дня списания включительно.
Аналогичное условие закреплено в пункте 2.4 Договора.
При таком положении апелляционный суд пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований считать, что денежные средства Общества после получения Банком требования о досрочном возврате вклада находились в Банке, не исполнившем установленную законом и Договором обязанность по возврату вклада, на иных условиях по сравнению с предусмотренными Договором..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.09.2009 по делу N А56-39090/2008
"...В кассационной жалобе Банк просит отменить решение и постановление и направить дело на новое рассмотрение, поскольку выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.
Банк считает, что проценты на вклад должны быть начислены за период со дня, следующего за днем поступления суммы вклада в Банк, до дня обращения Общества с письмом о возвращении вклада, то есть с 01.07.2008 по 18.09.2008.
Как следует из материалов дела, между Банком и Обществом заключен договор банковского вклада, согласно которому вкладчик размещает, а Банк принимает свободные от обязательств денежные средства во вклад на сумму 105 000 000 руб. на срок 368 дней под 12 процентов. Срок исчисляется со дня, следующего за днем поступления денежных средств на депозитный счет вкладчика, днем возврата считается последний день срока (том дела 1, листы 27 - 29).
Платежным поручением от 30.06.2008 N 00102 Общество перечислило Банку 105 000 000 руб. по договору (том дела 1, лист 31).
В связи с тем что пунктом 2.4 договора предусмотрено начисление процентов на сумму вклада по день ее возврата вкладчику, Общество просило взыскать с Банка проценты за период с 22.09.2008 по 29.10.2008 из расчета 9,25 процента годовых, что с учетом частичной произведенной Банком уплаты составляет 1 175 512 руб. 52 коп. Общество также просит взыскать с Банка пени в размере 0,05 процента за просрочку возврата суммы вклада за период с 23.09.2008 по 29.10.2008, что, по мнению Общества, составляет 1 942 500 руб., а также пени в размере 0,05 процента, начисленные на сумму процентов по вкладу за период с 23.09.2008 по 10.10.2008, что составляет 17 893 руб. 03 коп.
Согласно пункту 1 статьи 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Пунктом 3.2 договора банковского вклада предусмотрено, что вкладчик вправе расторгнуть договор и востребовать всю сумму вклада досрочно. В случае досрочного расторжения договора и востребования вклада вкладчик обязан подать письменное заявление в Банк. Банк выдает сумму вклада и начисленные проценты в течение двух рабочих дней с даты получения заявления. При этом в зависимости от того, сколько времени осталось до истечения срока действия договора, установлен дифференцированный размер процентов.
Согласно пункту 2.4 договора проценты на сумму вклада начисляются со дня, следующего за днем поступления денежных средств на депозитный счет, по день возврата их вкладчику либо по день списания средств с депозитного счета вкладчика по иным основаниям включительно.
Пунктом 2.5 договора предусмотрено, что проценты выплачиваются банком в день возврата вклада.
Сумма вклада возвращена Обществу 29.10.2008, поэтому, считает кассационная инстанция, суд сделал правильный вывод, что проценты на сумму вклада должны начисляться до указанной даты включительно. При этом Банк не оспаривает саму сумму задолженности (проценты за пользование вкладом за несвоевременный возврат и пени) по договору, взысканную судом в пользу Общества.
По мнению суда кассационной инстанции, суды правильно применили ставку, по которой начисляли проценты, период их начисления, а также период начисления пеней за нарушение сроков возврата вклада и сроков уплаты процентов..."

2. Увеличение суммы вклада за счет невостребованных процентов

В соответствии с п. 2 ст. 839 ГК РФ если иное не предусмотрено договором, проценты на сумму банковского вклада выплачиваются вкладчику по его требованию по истечении каждого квартала отдельно от суммы вклада, а невостребованные в этот срок проценты увеличивают сумму вклада, на которую они начисляются.
При толковании приведенной выше нормы в судебной практике возникают вопросы о необходимости указания в договоре банковского вклада условий о порядке увеличения вклада на сумму невостребованных процентов.
Пример расчета процентов на сумму срочного вклада с условием о ежемесячной капитализации процентов см. в п. 1.3 приложения 1 к Методическим рекомендациям к Положению Банка России "О порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками, и отражения указанных операций по счетам бухгалтерского учета" от 26.06.1998 N 39-П (утв. Банком России 14.10.1998 N 285-Т).
По вопросу о возможности начисления процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму вклада, увеличенную на сумму невостребованных процентов, при их неправомерном удержании банком см. также п. 4.3 материалов к ст. 837 ГК РФ.

2.1. Вывод из судебной практики: Пункт 2 ст. 839 ГК РФ об увеличении суммы вклада за счет невостребованных процентов применяется лишь к тем договорам банковского вклада, которые предусматривают обязанность банка производить частичную выплату процентов по вкладу по требованию вкладчика.

Судебная практика:

Определение Верховного Суда РФ от 07.04.2009 N 21-В09-1
"...Проценты на сумму банковского вклада начисляются со дня, следующего за днем ее поступления в банк, до дня, предшествующего ее возврату вкладчику либо ее списанию со счета вкладчика по иным основаниям (п. 1 ст. 839 ГК РФ).
Если иное не предусмотрено договором банковского вклада, проценты на сумму банковского вклада выплачиваются вкладчику по его требованию по истечении каждого квартала отдельно от суммы вклада, а невостребованные в этот срок проценты увеличивают сумму вклада, на которую начисляются проценты.
При возврате вклада выплачиваются все начисленные к этому моменту проценты (п. 2 ст. 839 ГК РФ).
Таким образом, законом по общему правилу определены два условия начисления процентов по договорам банковского вклада, а именно: проценты начисляются на сумму банковского вклада (а не на сумму процентов по вкладу); при начислении процентов на вклад принимается во внимание весь период со дня, следующего за днем поступления в банк суммы вклада, по день ее возврата вкладчику либо по день ее списания со счета вкладчика по иным основаниям.
Согласно п. 2.1 договора о целевом вкладе на детей от 25 мая 1996 г. вкладчик по достижении 16 и более лет, при условии хранения вклада не менее 10 лет, имеет право получить вклад с причисленными процентами.
Иного порядка начисления процентов договор о целевом вкладе на детей от 26 мая 1996 г. не предусматривал, поэтому правила увеличения вклада на сумму подлежавших выплате, но не выплаченных процентов (капитализации) не подлежали применению к отношениям сторон.
Кроме того, судами не было учтено, что п. 2 ст. 839 ГК РФ о капитализации процентов применяется лишь к тем вкладам, которые предусматривают обязанность банка производить частичную выплату процентов по вкладу по требованию вкладчика. По договору целевого вклада на детей право вкладчика требовать выплаты процентов по вкладу возникло лишь по наступлении предусмотренных вкладом условий - достижении вкладчиком 16-летнего возраста и 10-летнего срока хранения вклада..."

Статья 840. Обеспечение возврата вклада

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 840 ГК РФ

1. Лица, не имеющие права на получение компенсации по вкладу
2. Ответственность за нарушение срока выплаты страхового возмещения по вкладу
3. Последствия заключения договора банковского вклада (депозита) после введения в отношении кредитной организации запрета на привлечение средств во вклады
4. Основания для отказа в выплате страхового возмещения (Федеральный закон 23.12.2003 N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации")

1. Лица, не имеющие права на получение компенсации по вкладу

Федеральный закон от 10.05.1995 N 73-ФЗ "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" (далее - Закон N 73-ФЗ) устанавливает обязательства государства по обеспечению сохранности ценности денежных сбережений граждан РФ.
Граждане иностранных государств, обращаясь за выплатой компенсации по вкладам, ссылаются в обоснование своих требований как на положения упомянутого Закона, так и на ст. 19 Конституции РФ, закрепляющую равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.
В настоящее время в судебной практике выработалась позиция, согласно которой у граждан иностранных государств и лиц без гражданства отсутствуют права на получение компенсаций по вкладам в рамках реализации Закона N 73-ФЗ.

1.1. Вывод из судебной практики: Граждане иностранных государств и лица без гражданства не имеют права на получение компенсации по вкладу в рамках Закона N 73-ФЗ.

Судебная практика:

Определение Конституционного Суда РФ от 17.11.2009 N 1457-О-О
"...1. Решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, гражданке Украины В.И. Покровской было отказано в удовлетворении исковых требований к Сберегательному банку Российской Федерации о признании права на наследование и получение денежной компенсации по унаследованному банковскому вкладу, а также о взыскании данной компенсации. Суды пришли к выводу, что она не имеет права на получение компенсации как наследница умершей владелицы вклада, размещенного в Сберегательном банке Российской Федерации до 20 июня 1991 года, поскольку приняла наследство, т.е. стала владелицей вклада, еще до вступления в силу Федерального закона от 10 мая 1995 года N 73-ФЗ "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" и поскольку действие данного Федерального закона не распространяется на вклады в Сберегательном банке Российской Федерации иностранных граждан (к каковым относится заявительница).
Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека, статья 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод не вменяет в обязанность государству поддерживать покупательную способность денежных сумм, размещенных в финансовых институтах. Принятые же на себя Российской Федерацией в соответствии с Федеральным законом "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" публично-правовые обязательства направлены на реализацию положений статьи 7 Конституции Российской Федерации, определяющей Россию как социальное государство, и в силу этого данный Федеральный закон не может рассматриваться как противоречащий статье 19 Конституции Российской Федерации: Конституция России, гарантируя равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, не исключает возможность установления различий между правами иностранных граждан и правами граждан Российской Федерации..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение Конституционного Суда РФ от 27.01.2011 N 103-О-О
"...1. Решением мирового судьи гражданину Республики Беларусь В.В. Пищугину было отказано в удовлетворении исковых требований к Сберегательному банку Российской Федерации о взыскании компенсации по вкладу, размещенному на его имя в Сберегательном банке Российской Федерации в период до 20 июня 1991 года.
Суд, со ссылкой на положения статьи 1 Федерального закона от 10 мая 1995 года N 73-ФЗ "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации", указал, что действующим законодательством Российской Федерации не предусмотрена выплата компенсации по вкладам гражданам других государств.
По мнению заявителя, данная норма нарушает его конституционные права, поскольку лишает его права на получение компенсации по вкладу, размещенному в Сберегательном банке Российской Федерации до 20 июня 1991 года и признанному государственным внутренним долгом Российской Федерации, которым обладают владельцы данных вкладов - граждане Российской Федерации.
Федеральный закон "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" устанавливает обязательства Российской Федерации по восстановлению и обеспечению сохранности ценности денежных сбережений граждан Российской Федерации.
Конституционный Суд Российской Федерации, со ссылкой на правовую позицию Европейского Суда по правам человека, согласно которой статья 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод не вменяет в обязанность государству поддерживать покупательную способность денежных сумм, размещенных в финансовых институтах, указал, что принятие на себя Российской Федерацией в соответствии с Федеральным законом "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" публично-правовых обязательств направлено на реализацию положений статьи 7 Конституции Российской Федерации, определяющей Россию как социальное государство, и в силу этого данный Федеральный закон не может рассматриваться как противоречащий статье 19 Конституции Российской Федерации: Конституция России, гарантируя равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, не исключает возможность установления различий между правами иностранных граждан и правами граждан Российской Федерации (Определение от 17 ноября 2009 года N 1457-О-О)..."

Определение Верховного Суда РФ от 27.01.2011 N КАС10-708
"...Гражданин Украины Б. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании частично недействующим абзаца второго пункта 2 Правил осуществления в 2010 году компенсационных выплат гражданам Российской Федерации по вкладам в Сберегательном банке Российской Федерации, являющимся гарантированными сбережениями в соответствии с Федеральным законом "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" (далее - Правила), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 декабря 2009 года N 1092.
Заявитель считает, что оспариваемая им норма в части, признающей право на получение компенсационных выплат остатка вкладов в Сберегательном банке Российской Федерации за гражданами Российской Федерации 1946 - 1991 годов рождения (в том числе наследникам, относящимся к указанной категории граждан), противоречит статьям 1110 (пункт 1), 1112, 1116 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации, а также Федеральному конституционному закону от 17 декабря 1997 года N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации".
В заявлении ссылался на нарушение своих наследственных прав, поскольку ему было отказано в компенсационной выплате по перешедшему в порядке наследования вкладу, размещенному в филиале Калининского отделения Сберегательного банка России Санкт-Петербурга, на основании того, что он (заявитель) не является гражданином Российской Федерации.
Верховным Судом Российской Федерации постановлено вышеприведенное решение.
В кассационной жалобе заявитель просит решение суда отменить, считая его незаконным, и принять новое решение.
В соответствии со статьей 17 Федерального закона от 2 декабря 2009 года N 308-ФЗ "О федеральном бюджете на 2010 год и на плановый период 2011 и 2012 годов" гражданам Российской Федерации 1946 - 1991 годов рождения (в том числе наследникам, относящимся к указанной категории граждан) выплачивается компенсация в двукратном размере остатка вкладов в Сберегательном банке Российской Федерации по состоянию на 20 июня 1991 года (абзац второй части 2); в случае смерти в 2001 - 2010 годах владельца вкладов в Сберегательном банке Российской Федерации по состоянию на 20 июня 1991 года наследникам выплачивается компенсация на оплату ритуальных услуг (часть 4); порядок осуществления компенсационных выплат по вкладам (взносам) в соответствии с данной статьей определяется Правительством Российской Федерации (часть 7).
Вывод суда первой инстанции о том, что указанными Федеральными законами гарантии по вкладам, созданным по состоянию до 20 июня 1991 года и предусматривающим компенсационный характер, предоставлены гражданам Российской Федерации, и действие этих Законов не распространяется на иностранных лиц и лиц без гражданства, обоснован.
Является правильным вывод суда о том, что в абзаце втором пункта 2 Правил, по сути, воспроизведено положение вышеназванных Федеральных законов, перечислены те же самые категории граждан (в том числе наследники), которые определены в части 2 статьи 17 Федерального закона от 2 декабря 2009 года N 308-ФЗ, дополнительных требований и ограничений в отношении указанной в Законе категории граждан не содержится.
Обоснован и вывод суда о том, что оспариваемые положения Правил не регулируют отношения в сфере наследования, не изменяют установленные нормами наследственного права условия наследования, состав наследственного имущества и круг наследников по закону, поэтому нормы Гражданского кодекса Российской Федерации в данном случае неприменимы.
Суд правильно применил нормы материального права и дал им правильное толкование..."

Решение Верховного Суда РФ от 10.11.2010 N ГКПИ10-1135
"...Гражданин Украины Б. оспорил в Верховный Суд Российской Федерации абзац второй пункта 2 Правил осуществления в 2010 году компенсационных выплат гражданам Российской Федерации по вкладам в Сберегательном банке Российской Федерации, являющимся гарантированными сбережениями в соответствии с Федеральным законом "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" (далее - Правила), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 декабря 2009 г. N 1092. Согласно этому абзацу гражданам Российской Федерации 1946 - 1991 годов рождения (в том числе наследникам, относящимся к указанной категории граждан) осуществляется выплата компенсации в 2-кратном размере остатка вкладов в Сберегательном банке Российской Федерации по состоянию на 20 июня 1991 г. (исходя из нарицательной стоимости денежных знаков в 1991 году). Размер указанной компенсации уменьшается на сумму ранее полученной предварительной компенсации (компенсации) и дополнительной компенсации по вкладам.
Согласно статье 17 Федерального закона от 2 декабря 2009 г. N 308-ФЗ "О федеральном бюджете на 2010 год и на плановый период 2011 и 2012 годов" гражданам Российской Федерации 1946 - 1991 годов рождения (в том числе наследникам, относящимся к указанной категории граждан) выплачивается компенсация в двукратном размере остатка вкладов в Сберегательном банке Российской Федерации по состоянию на 20 июня 1991 года (абзац второй части 2); в случае смерти в 2001 - 2010 годах владельца вкладов в Сберегательном банке Российской Федерации по состоянию на 20 июня 1991 года наследникам выплачивается компенсация на оплату ритуальных услуг (часть 4); порядок осуществления компенсационных выплат по вкладам (взносам) в соответствии с данной статьей определяется Правительством Российской Федерации (часть 7).
Таким образом, указанными Федеральными законами гарантии, носящие компенсационный характер, предоставлены гражданам Российской Федерации, на иностранных граждан и лиц без гражданства действие этих Законов не распространяется.
Поскольку оспариваемая норма издана уполномоченным органом государственной власти, не противоречит федеральному закону, во исполнение которого она издана, в удовлетворении заявленных требований надлежит отказать..."

2. Ответственность за нарушение срока выплаты страхового возмещения по вкладу

Федеральный закон от 23.12.2003 N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" (далее - Закон о страховании вкладов) закрепляет порядок выплаты возмещения по вкладам, а также предусматривает ответственность за несвоевременную выплату.
В соответствии с ч. 6 ст. 12 Закона о страховании вкладов при невыплате по вине организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов (агентство), согласованной суммы возмещения по вкладам в сроки, которые определены в ст. 12 Закона о страховании вкладов, агентство уплачивает вкладчику проценты на сумму невыплаты. Размер процентов исчисляется исходя из ставки рефинансирования, установленной Банком России на день фактической выплаты агентством возмещения по вкладам.
Кроме того, ответственность за неправомерное пользование чужими денежными средствами предусмотрена ст. 395 ГК РФ.
При применении приведенных норм в судебной практике возникают вопросы о порядке и основаниях привлечения к ответственности агентства за несвоевременную выплату страхового возмещения по вкладам при наступлении страхового случая.

2.1. Вывод из судебной практики: На сумму страхового возмещения, сроки выплаты которого нарушены по вине агентства, должны быть начислены проценты в размере ставки рефинансирования, установленной Банком России на день фактической выплаты (ч. 6 ст. 12 Закона о страховании вкладов).

Судебная практика:

Определение Московского городского суда от 16.12.2010 N 33-39219
"...Согласно п. 4 ст. 12 Федерального закона от 23.12.2003 г. N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации", выплата возмещения по вкладам производится Агентством в соответствии с реестром обязательств банка перед вкладчиками, формируемым банком, в отношении которого наступил страховой случай, в течение трех рабочих дней со дня представления вкладчиком в Агентство документов, предусмотренных частями 4 и 5 статьи 10 настоящего Федерального закона, но не ранее 14 дней со дня наступления страхового случая.
При невыплате по вине Агентства согласованной суммы возмещения по вкладам в установленные настоящей статьей <*> сроки Агентство уплачивает вкладчику проценты на сумму невыплаты, исчисляемые в размере ставки рефинансирования, установленной Банком России на день фактической выплаты Агентством возмещения по вкладам.
--------------------------------
<*> Видимо, имеется в виду ч. 6 ст. 12 Федерального закона от 23.12.2003 N 177-ФЗ (ред. от 07.05.2013) "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации".

В случае несогласия вкладчика с размером возмещения по вкладам, подлежащего выплате, Агентство предлагает вкладчику представить в Агентство дополнительные документы, подтверждающие обоснованность его требований, и направляет их в банк для рассмотрения. Банк в течение 10 календарных дней со дня получения указанных документов обязан их рассмотреть и в случае обоснованности требований вкладчика внести соответствующие изменения в реестр обязательств банка перед вкладчиками, а также направить в Агентство сообщение о результатах рассмотрения требований вкладчика и о внесенных изменениях в реестр обязательств банка перед вкладчиками.
После согласования с банком и вкладчиком суммы обязательств банка на основании дополнительно представленных документов Агентство выплачивает вкладчику сумму возмещения по вкладам в установленном порядке (п. 6, 7, 8 ст. 12).
Из материалов дела усматривается, что решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 22 мая 2009 г. в пользу Б. с Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" было взыскано страховое возмещение по вкладу в размере 670 000 руб. (л.д. 10 - 14).
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 23 сентября 2009 г. решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 22 мая 2009 г. оставлено без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения (л.д. 15 - 16).
Как указывает истец в своем заявлении, сумму страхового возмещения он получил 18.11.2009 г.
Изложенные обстоятельства объективно подтверждаются письменными материалами дела, никем в ходе судебного разбирательства не оспорены и не опровергнуты.
Согласно исковому заявлению истец просит взыскать с ответчика проценты за 314 дней просрочки выплаты страхового возмещения - за период с 08 января 2009 г. по 17 ноября 2009 г. в размере 54 756 руб.
Представленный истцом расчет суммы процентов не вызывает у суда сомнений, поскольку произведен истцом правильно, и ответчиком не опровергнут.
Вместе с тем, с учетом фактических обстоятельств дела, а также с учетом объема нарушенного права, суд считает, что размер подлежащих взысканию с ответчика процентов явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства, а поэтому, руководствуясь ст. 333 ГК РФ, считает возможным снизить их размер до 2 000 руб.
Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что с ответчика в пользу истца Б. подлежат взысканию проценты в сумме 2 000 руб..."

3. Последствия заключения договора банковского вклада (депозита) после введения в отношении кредитной организации запрета на привлечение средств во вклады

В соответствии с Федеральным законом от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках и банковской деятельности) банком является кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять следующие операции: открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц, привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности.
Статьи 19, 20 Закона о банках и банковской деятельности, а также ст. 74 Федерального закона от 10.07.2002 N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" устанавливают надзорные полномочия Банка России в случае нарушения кредитной организацией его нормативных актов и федеральных законов. В число таких полномочий входит временный запрет на осуществление кредитной организацией отдельных банковских операций.
В судебной практике возникают вопросы о судьбе требований, предъявляемых вкладчиками при банкротстве кредитных организаций, если договор с ними заключен в период действия запрета на привлечение денежных средств во вклады.

3.1. Вывод из судебной практики: Требование к банку о возврате суммы вклада по договору, заключенному в течение срока действия запрета на осуществление отдельных банковских операций, в том числе по приему денежных средств во вклад, подлежит включению в третью очередь реестра кредиторов.

Судебная практика:

Примечание: В приведенном ниже Постановлении суд указал, что срок запрета на осуществление отдельных банковских операций надлежит исчислять с даты принятия Банком России предписания о введении ограничений, поскольку в указанном документе не установлен иной срок.

Постановление ФАС Московского округа от 06.10.2010 N КГ-А40/11714-10-П по делу N А40-78379/08-36-277Б
"...Емельяненко Константин Васильевич обратился с заявлением об обязании конкурсного управляющего включить предъявленные к должнику денежные требования в размере 702.657 руб. 57 коп. в первую очередь реестра требований кредиторов ЗАО "ЭКОНАЦБАНК", ссылаясь на необоснованность доводов конкурсного управляющего о ничтожности договора банковского вклада от 27.10.2008 г. N 733.
Как следует из материалов дела, Емельяненко К.В. свои требования к несостоятельному должнику - ЗАО "ЭКОНАЦБАНК" основывает на договоре банковского вклада "Мобильный" от 27.10.2008 г. N 733, по условиям которого Банк принял во вклад от этого лица денежные средства в размере 689.760 руб., в связи с чем открыл ему депозитный счет N 4230481000000000733, на который и были зачислены денежные средства.
Предписанием Банка России от 27.10.2008 г. N 55-21-12/19817ДСП в отношении ЗАО "ЭКОНАЦБАНК" введены ограничения на осуществление ряда банковских операций, включая операции по привлечению денежных средств физических лиц во вклады и открытие счетов физическим лицам.
В соответствии с пунктом 1.20.3 Инструкции Банка России от 31.03.1997 г. N 59 "О применении к кредитным организациям мер воздействия", утвержденной Приказом Банка России от 31.03.1997 г. N 02-139, исчисление срока запрета на осуществление отдельных банковских операций начинается с установленной в предписании даты.
В соответствии со статьей 190 Гражданского кодекса Российской Федерации установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначенный судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, неделями, днями или часами.
В предписании Банка России от 27.10.2008 г. N 55-21-12/19817ДСП иной срок, кроме даты самого предписания о запрете на осуществление ЗАО "ЭКОНАЦБАНК" ряда банковских операций, включая операции по привлечению денежных средств физических лиц во вклады и открытие счетов физическим лицам, не установлен, поэтому применительно к этому Банку такой запрет должен считаться установленным начиная с 00 часов 27.10.2008 г.
Поскольку договор банковского вклада между Емельяненко К.В. и Банком был заключен после введения запрета на совершение такой банковской операции как привлечение денежных средств физических лиц во вклады и открытие счетов физическим лицам, оснований для исключения требований Емельяненко К.В. в размере 689.760 руб. из третьей очереди реестра требований кредиторов ЗАО "ЭКОНАЦБАНК" и отнесения их к требованиям, подлежащим удовлетворению после удовлетворения требований лиц, включенных в реестр требований кредиторов ЗАО "ЭКОНАЦБАНК" первой очереди, не имеется..."

4. Основания для отказа в выплате страхового возмещения (Федеральный закон 23.12.2003 N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации")

Согласно ст. 433 ГК РФ гражданско-правовой договор признается заключенным с момента получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Кроме того, если договор предусматривает передачу имущества, он считается заключенным с момента такой передачи, а если подлежит государственной регистрации, - с момента регистрации, если законом не установлено иное.
В соответствии с п. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк) принимает поступившую от другой стороны (вкладчика) или для нее денежную сумму (вклад) и обязуется возвратить ее, а также выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Защита прав и законных интересов вкладчиков банков РФ осуществляется в том числе на основании положений Федерального закона от 23.12.2003 N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" (далее - Закон о страховании вкладов).
Страховыми случаями, при наступлении любого из которых в соответствии с Законом о страховании вкладов у вкладчика появляется право на получение возмещения, являются отзыв (аннулирование) у кредитной организации лицензии Банка России на осуществление банковских операций в соответствии с Федеральным законом от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" и введение Банком России в соответствии с законодательством РФ моратория на удовлетворение требований кредиторов банка (ч. 1 ст. 8 Закона о страховании вкладов).
В связи с различными злоупотреблениями со стороны вкладчиков, направленными на преимущественное удовлетворение требований в связи с банкротством кредитной организации и получение страхового возмещения по вкладу, в судебной практике сформировалась позиция о том, какие действия не могут быть признаны действиями по заключению договора банковского вклада, хотя формально являются таковыми.
По вопросу о том, с какого момента договор банковского вклада считается заключенным, см. также п. 3.1 материалов к ст. 834 ГК РФ.
По вопросу о том, какие действия не свидетельствуют о заключении договора банковского вклада (депозита), см. также п. 4 материалов к ст. 834 ГК РФ.

4.1. Вывод из судебной практики: Требование физического лица о выплате страхового возмещения при банкротстве кредитной организации не подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном Законом о страховании вкладов, если операция по зачислению денежных средств во вклад является внутрибанковской проводкой, носит исключительно технический характер и совершена в условиях фактической неплатежеспособности банка.

Примечание: В некоторых из приведенных ниже судебных актов сказано, что действия по перечислению денежных средств в условиях фактической неплатежеспособности банка являются злоупотреблением правом.

Судебная практика:

Определение Московского городского суда от 10.03.2011 по делу N 33-6318
"...Истец Л. обратился в суд с иском к Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов", ОАО АКБ "Электроника" в котором просил обязать АКБ "Электроника" и ГК "Агентство по страхованию вкладов" включить в реестр обязательств АКБ "Электроника" перед вкладчиками сумму застрахованных вкладов в размере 676 348,36 руб.; взыскать с ГК "Агентство по страхованию вкладов" страховое возмещение в размере 676 348,36 руб. по обязательствам, возникшим на основании договора банковского счета N..... и банковского вклада N............. от 31.10.2008 г...
В силу п. 2 ст. 50.36 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитной организации" к первой очереди относятся требования физических лиц, основанные на договорах банковского вклада или договорах банковского счета, за исключением лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, если такие счета (вклады) открыты для осуществления предусмотренной федеральным законом предпринимательской деятельности.
31.10.2008 г. между истцом и АКБ "Электроника" был заключен также договор банковского вклада N............. (л.д. 9).
31.10.2008 г. на счет истца ЗАО "Центр Сувенир" были перечислены денежные средства в размере 673 496,12 руб. (л.д. 7, 10).
19 марта 2009 г. истец обратился в ГК "Агентство по страхованию вкладов" с заявлением о выплате возмещения по вкладу (л.д. 14 - 15).
Приказом Банка России от 25.12.2008 г. N............. АКБ "Электроника" была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, приказом от 25.12.2008 г. N....... назначена временная администрация по управлению кредитной организацией (л.д. 12 - 13).
Решение Арбитражного суда г. Москвы от 06.03.2009 г. по делу N А40-1392/09-95-4"Б" АКБ "Электроника" признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, функции конкурсного управляющего ОАО АКБ "Электроника" возложено на ГК "Агентство по страхованию вкладов" (л.д. 59 - 60).
С 31.10.2008 г. по депозитному счету N 42303.810.3.00017718607 Л. Банком была совершена приходная запись о переводе на указанный счет 673 496,12 руб. с расчетного счета ЗАО "Центр Сувенир" (л.д. 8, 10 - 11).
Указанные действия по переводу средств с расчетного счета ЗАО "Центр Сувенир" на счет истца как физического лица в условиях фактической утраты банком платежеспособности, суд обоснованно расценил как действия, нарушающие установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок удовлетворения требований кредиторов, предоставляющие после отзыва у Банка лицензии на осуществление банковских операций, преимущества перед другими кредиторами Банка, в том числе индивидуальными предпринимателями как кредиторами третьей очереди.
Суд первой инстанции, установив, что 31.10.2008 г. Банком были совершены внутрибанковские проводки, в результате которых на расчетный счет истца была зачислена денежная сумма в размере 673 496,12 руб. с расчетного счета ЗАО "Центр Сувенир", перечисленная в этот же день истцом на его депозитный счет, В ТО время как на указанную дату Банк не имел на корреспондентском счете достаточных средств для исполнения своих обязательств перед кредиторами, пришел к верному выводу, что данное требование является "фиктивным" вкладом, и не может быть включено в первую очередь реестра требований кредиторов.
Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что оснований для обязания ответчиков включить в реестр обязательств АКБ "Электроника" сумму вклада истца в размере 676 348,36 руб. не имеется..."

Аналогичная судебная практика:
Суды общей юрисдикции

Апелляционное определение Московского городского суда от 10.07.2013 по делу N 11-21728/13
"...Истцы обратились в суд с иском к ответчику Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о взыскании страхового возмещения, указывая в обоснование иска, что каждым из них в КБ ЗАО "НАЦПРОМБАНК" был открыт лицевой счет, куда производились перечисления денежных средств от ООО "ГРУша" в счет погашения задолженности по заработной плате. КБ ЗАО "НАЦПРОМБАНК" был признан банкротом. На этот момент на счете истца К.И. находились денежные средства в размере коп., а на счете истца А. руб. Поскольку у банка была отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности, истцы обратились к ГК "Агентство по страхованию вкладов" с требованием о выплате им страхового возмещения в размере вклада, находящегося на счете, однако ответчик отказал истцам в выплате страхового возмещения. Истцы с учетом уточнений просят суд взыскать с ответчика в пользу К.И. денежные средства в размере коп. в счет страховых выплат и руб. проценты за пользование чужими денежными средствами, в пользу А. денежные средства в размере коп. в счет страховых выплат и руб. как процентов за пользование чужими денежными средствами.
Отказывая в удовлетворении иска, суд, применив положения ст. ст. 836 ГК РФ, ст. 2, 5, 6 - 9, 12 ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации", пришел к правильному выводу об отказе истцам в иске, при этом суд исходил из того, что операции по внесению денежных средств на счета А. и К.И. были фиктивными, фактически операций по снятию и внесению денежных средств не производилось. В соответствии с п. 2 ст. 2 и п. 1 ст. 5 указанного ФЗ страхованию подлежат именно вклады, т.е. денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами или в их пользу в банке на территории Российской Федерации на основании договора банковского вклада или договора банковского счета. Действия Банка, ООО "ГРУша" и истцов по переводу средств с расчетного счета юридического лица на счета физических лиц не повлекли внесения денежных средств на счета истцов, не породили у Банка обязанностей, характерных для договора вклада, а потому не породили обязательств Агентства по выплате страхового возмещения истцам.
Как было установлено судом, по состоянию на 21.11.2011 г. банк был неплатежеспособен, а его клиенты, включая ООО "ГРУша", не могли свободно распоряжаться денежными средствами, находящимися на их счетах в банке. Указанные денежные средства не могли быть ими свободно перечислены на счета в иные кредитные организации или свободно получены наличными, а потому действия истцов и третьего лица ООО "ГРУша" по перечислению денежных средств 21.11.11 г. и 23.11.11 г. были совершены в условиях фактической неплатежеспособности КБ ЗАО "НАЦПРОМБАНК", когда снятие определенной денежной суммы со счета одного клиента технически возможно лишь при условии одновременного поступления аналогичной суммы на счет другого клиента, при этом реально денежные средства кассой кредитной организации не выдаются и не принимаются, несмотря на то, что приходные кассовые ордера могут выписываться, но только вместе с расходными кассовыми ордерами на аналогичные суммы.
Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что действия истцов представляют собой формальную внутрибанковскую бухгалтерскую проводку в КБ ЗАО "НАЦПРОМБАНК", не свидетельствующую об исполнении условий договора банковского вклада, направлены на получение страхового возмещения. КБ ЗАО "НАЦПРОМБАНК" вследствие недостаточности денежных средств на корреспондентских счетах банка, не имел возможности обеспечить оборотоспособность денежных средств, отражавшихся на счетах клиентов банка, в том числе, на счете ООО "ГРУша", в связи с чем, остатки средств на счетах внутри данного банка представляют собой только технические записи по счетам, не обладая при этом свойством реальных денежных средств и обозначая собой размер обязательств банка..."

Определение Московского городского суда от 16.11.2010 по делу N 33-35327
"...С.З. обратился в суд с иском к ответчику Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о выплате страхового возмещения, ссылаясь на то, что 19 сентября 2008 года между истцом и ЗАО МКБ "Евразия - Центр" был заключен договор текущего банковского счета с физическим лицом и открыт счет N <...>. 09 октября 2008 года у ЗАО МКБ "Евразия - Центр" была отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности, в связи с чем истец обратился к ГК "Агентство по страхованию вкладов" с требованием о выплате ему страхового возмещения в размере вклада, находящегося на депозитном счете истца. Поскольку ответчик отказал истцу в выплате страхового возмещения по мотиву, что на дату формирования остатка на счете истца на корреспондентских счетах банка отсутствовали денежные средства, истец просил взыскать с ответчика сумму страхового возмещения в размере 350 000 руб.
Как усматривается из материалов дела, к 19 сентября 2008 года в ЗАО МКБ "Евразия - Центр" сформировалась картотека по счету <...> "Средства, списанные со счетов клиентов, но не проведенные по корреспондентскому счету кредитной организации из-за недостаточности денежных средств" в сумме 137 775 221 руб. 70 коп.
19 сентября 2008 года между С.З. и ЗАО МКБ "Евразия - Центр" был заключен договор текущего банковского счета с физическим лицом, по условиям которого клиент поручает, а Банк принимает на себя обязательства по расчетному и кассовому обслуживанию клиента в соответствии с действующим законодательством РФ, нормативными актами Банка России, условиями настоящего договора, а также Тарифами банка.
В целях выполнения принятых на себя в соответствии с настоящим договором обязательств, клиенту открывается текущий банковский счет N <...>.
22 сентября 2008 года по счету истца N <...>, открытому в ЗАО МКБ "Евразия - Центр" банком совершена приходная запись о переводе на указанный счет 350 000 руб. Списание денежных средств осуществлялось со счета С.Т., открытого в том же банке.
Предписанием Банка России от 19.09.2008 года N <...> в банке на период 22.09.2008 года по 22.03.2009 г. введено ограничение на осуществление операций по привлечению Банком денежных средств физических лиц во вклады.
На основании Приказа ЦБ РФ от 09.10.2008 г. N <...> "Об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации Московский коммерческий банк "Евразия-Центр" (ЗАО), МКБ "Евразия - Центр" (ЗАО) (г. Москва) у МКБ "Евразии - Центр" (ЗАО) С 10.10.2008 г. отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 03.12.2008 года банк МКБ "Евразия - Центр" (ЗАО) признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство сроком на 1 год. Обязанности конкурсного управляющего были возложены на Государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов".
Из материалов дела следует, что остаток по счету истца в размере, предъявленном ответчику к страховому возмещению по вкладу (350 000 руб.), сформировался 22 сентября 2008 года в результате совершения приходной записи о переводе средств со счета С.Т. в размере 350 000 руб. на счет С.З. открытого в ЗАО МКБ "Евразия - Центр".
Разрешая заявленные требования, суд сослался на положения ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ, ФЗ РФ "О банках и банковской деятельности", ст. ст. 166, 167, 845 ГК РФ, оценил собранные по делу доказательства и пришел к обоснованному выводу об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований, поскольку на момент совершения Банком платежной операции по перечислению денежных средств на счет истца, в силу недостаточности (отсутствия) денежных средств на корреспондентском счету у Банка отсутствовала физическая возможность совершать действия по перечислению денежных средств, остатки на счетах внутри банка представляли только технические записи по счетам, фактического перечисления денежных средств осуществлено быть не могло.
Судебная коллегия считает, что судом все обстоятельства по делу были проверены с достаточной полнотой, выводы суда, изложенные в решении, соответствуют собранным по делу доказательствам..."

Определение Московского городского суда от 06.10.2010 по делу N 33-31387
"...С. обратился в суд с иском к ответчику Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о взыскании суммы страхового возмещения по вкладу, процентов за неправомерное пользование денежными средствами. В обоснование иска указал на то, что являлся вкладчиком ОАО КБ "Каури", признанного несостоятельным с отзывом лицензии на осуществление банковской деятельности, в выплате ему страхового возмещения имевшегося на счете вклада Агентство неправомерно отказало, усмотрев, что остаток на его счете возник в результате неправомерных действий по искусственному формированию обязательств Агентства по выплате истцу страхового возмещения и в момент поступления денег на счет истца Банк не исполнял обязательств перед своими клиентами. На основании изложенного истец просит взыскать с ГК "Агентство по страхованию вкладов" сумму страхового возмещения по вкладу в размере 599 544 руб. 10 коп., проценты за неправомерное пользование денежными средствами в размере 55 774 руб. 25 коп., а также расходы по уплате государственной пошлины в размере 9 754 руб.
В соответствии со ст. 834 ГК РФ, по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.
Как установлено судом и следует из материалов дела, 30 ноября 2005 года между С. и ОАО КБ "Каури" был заключен договор N........... банковского вклада, в соответствии с котором С. был открыт счет N........... (л.д. 16 - 18).
28 ноября по депозитному счету истца, открытому в ОАО КБ "Каури", банком была совершена приходная запись о переводе на указанный счет 700 000 рублей с расчетного счета ООО "Аэросервис-Н" N................., открытого в том же банке.
Приказом Банка России N...... от 09 февраля 2009 года у ОАО КБ "Каури" отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
Решением Арбитражного суда Пермского края от 02 апреля 2009 года ОАО КБ "Каури" признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство с возложением обязанностей конкурсного управляющего на Государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов".
Судом установлено, что в условиях утраты банком платежеспособности, наличия в банке картотеки неисполненных платежных документов клиентов, ООО "Аэросервис-Н" осуществляло действия по переводу средств со своего счета на счет С. в целях получения денежных средств минуя интересы других клиентов и возможных кредиторов банка-должника. Из выписки по счету ООО "Аэросервис-Н" следует, что 28 ноября 2008 г., ООО "Аэросервис-Н" перевел на счет истца денежные средства в размере 700 000 рублей, кроме того, 28 ноября 2008 г. ООО "Аэросервис-Н" выставило еще два платежных поручения на перечисление с его счета денежных средств в размере 700 000 рублей на лицевые счета двух физических лиц, в том же банке ОАО КБ "Каури", распорядившись таким способом практически всеми денежными средствами, имевшимися к тому времени на счету третьего лица.
Проанализировав указанные фактические обстоятельства, суд сделал правильный вывод о том, что действия ООО "Аэросервис-Н" по перечислению денежных средств в сумме 700 000 рублей с его счета на счет истца, открытый в банке ОАО КБ "Каури", совершены неправомерно, в условиях фактической неплатежеспособности ОАО КБ "Каури". Данные действия представляют собой формальную внутрибанковскую бухгалтерскую проводку в ОАО КБ "Каури" со счета ООО "Аэросервис-Н" на счет С., не свидетельствующую об исполнении условий договора банковского вклада, так как при отражения на счете получателя - вкладчика С. поступления денежных средств в размере 700 000 рублей, отсутствует возможность совершить действия по перечислению денежных средств.
Суд пришел к правильному выводу о том, что к моменту совершения приходных записей по счету С. о поступлении денежных средств в размере 700 000 рублей и соответствующих записей о списании данной суммы со счета ООО "Аэросервис-Н" 28 ноября 2008 года, банк не располагал необходимыми денежными средствами для исполнения этой операции; технически совершенная банком ОАО КБ "Каури" операция по счетам клиента, не влечет экономических либо правовых последствий.
Судом также установлено, что остаток денежных средств на счете истца образовался за счет бухгалтерских операций, носивших технический характер. При этом действия истца и третьих лиц носили согласованный характер, были направлены на получение права на немедленное удовлетворение требований вкладчиков (юридических лиц) за счет фонда обязательного страхования вкладов.
Исходя из приведенных обстоятельств, суд посчитал доказанным отсутствие у истца денежных средств на счете и поэтому отсутствие у него права на страховое возмещение..."

Определение Московского городского суда от 13.07.2010 по делу N 33-18669
"...Д. обратился в Железнодорожный районный суд г. Новосибирска с иском к Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" о взыскании страхового возмещения по вкладу...
Судом было установлено, что 15 октября 2008 года между истцом Д. (вкладчик) и ОАО КБ "Сибконтакт" (банк) заключен договор банковского депозита (вклада) N <...> "до востребования", по условиям которого банк обязуется открыть вкладчику-клиенту вклад до востребования и совершать расчеты по письменному заявлению вкладчика, выдавать наличные средства, зачислять поступающие в пользу вкладчика платежи в соответствии с действующими банковскими правилами. Вклад застрахован в порядке, размере и на условиях, которые установлены ФЗ N 177-ФЗ от 23.12.2003 г. Для внесения суммы вклада Д. открыт депозитный счет в банке N <...>.
15 октября 2008 года по лицевому счету истца банком была совершена приходная запись о переводе на счет Д. 700 000 руб. с расчетного счета ООО "СВК-Сибирь", открытого в том же банке.
10 ноября 2008 года между истцом Д. (вкладчик) и ОАО КБ "Сибконтакт" (банк) заключен договор банковского депозита (вклада) N <...> "срочный вклад", согласно которому банк принимает во вклад поступившие от вкладчика денежные средства, обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, определенных настоящим договором. Вклад застрахован в порядке, размере и на условиях, которые установлены ФЗ N 177-ФЗ от 23.12.2003 г. Для внесения суммы вклада Д. был открыт депозитный счет в банке N <...>.
Далее, по указанному счету N <...> истца, банком была осуществлена приходная запись о переводе 700 000 руб. также со счета истца N <...>, открытого в этом же банке.
На 19 ноября 2008 года на счете истца N <...> сформировался остаток денежных средств в размере 701 579 руб. 85 коп.
Далее, как следует из материалов дела, с октября 2008 года в ОАО КБ "Сибконтакт" сформировалась картотека неоплаченных платежных поручений клиентов вследствие недостаточности средств на корреспондентских счетах банка, в частности в Новосибирском филиале банка такая картотека начала формироваться с 16 октября 2008 года.
Приказом Банка России N ОД-864 от 19 ноября 2008 года у ОАО КБ "Сибконтакт" с 20 ноября 2008 года отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Приказом Банка России от 19.11.2008 г. назначена временная администрация банка.
Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 19 января 2009 года ОАО Коммерческий банк "Сибконтакт" признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство сроком на 1 год с возложением обязанностей конкурсного управляющего данного банка на Государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов".
Разрешая заявленные требования, суд сослался на положения ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ, ФЗ РФ "О банках и банковской деятельности", ст. ст. 166, 167, 845 ГК РФ, оценил собранные по делу доказательства и пришел к обоснованному выводу об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований, поскольку на момент совершения Банком платежной операции по перечислению денежных средств на счет истца, в силу недостаточности (отсутствия) денежных средств на корреспондентском счету у Банка отсутствовала физическая возможность совершать действия по перечислению денежных средств, остатки на счетах внутри банка представляли только технические записи по счетам, фактического перечисления денежных средств осуществлено быть не могло.
Суд также обоснованно указал, что действия истца имели целью получение права непосредственно после отзыва лицензии у Банка на осуществление банковских операций на немедленное удовлетворение требований в полном объеме и за счет средств фонда обязательного страхования вкладов, игнорируя тем самым установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок и очередность удовлетворения требований кредиторов и намереваясь получить такое преимущество перед иными кредиторами банка, которое при прочих равных условиях не могло быть в подобном случае предоставлено. Действия сторон по зачислению денежных средств на счет истца свидетельствуют о мнимости сделки.
В соответствии с положениями ст. 10 ГК РФ, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. При несоблюдении таких требований суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.
Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, и соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения..."

Определение Московского городского суда от 06.07.2010 по делу N 33-19847
"...К. обратился в суд с иском к Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" об определении размера возмещения по вкладу, взыскании денежных средств, ссылаясь на то, что 12 марта 2009 года между истцом и третьим лицом ООО "Банк высоких технологий" были заключены договоры банковского вклада N....... и N.........., в соответствии с которыми истцу были открыты счета в банке "до востребования". 30 июля 2009 года у ООО "Банк высоких технологий" была отозвана лицензия, то есть наступил страховой случай, предусмотренный п. 2 ст. 8 и п. 1 ст. 9 ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ". Поскольку к моменту наступления страхового случая на счете К. находилась денежная сумма в размере 700 943 руб. 98 коп., у истца возникло право требования на возмещение по вкладу в установленном указанном Федеральным законом порядке. Истец указал, что обратился к ответчику с заявлением о выплате страхового возмещения, однако в выплате страхового возмещения было отказано. Полагая отказ ответчика в выплате страхового возмещения незаконным истец просил определить размер возмещения по вкладу в 700 000 руб., взыскать с ответчика сумму страхового возмещения в размере 700 000 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 20 825 руб., а также судебные расходы.
Судом было установлено, что на 12 марта 2009 года ИП К. имел в ООО "Банк высоких технологий" счет N............
12 марта 2009 года между К. и ООО "Банк высоких технологий" были заключены договоры банковского вклада N.......... и N........... и открыты счета в банке "до востребования" N............ и N..............
12 марта 2009 года по счету К. N................ была совершена приходная запись о переводе на указанный счет 700 000 руб. со счета ИП К. в банке.
Приказом Банка России N ОД-545 от 29 июля 2009 года у ООО "Банк высоких технологий" с 30 июля 2009 года отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 15 октября 2009 года ООО "Банк высоких технологий" признан несостоятельным (банкротом), в отношении него введено конкурсное производство.
ООО "Банк высоких технологий" является участником государственной системы страхования вкладов.
Разрешая заявленные требования, суд сослался на положения ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ, ФЗ РФ "О банках и банковской деятельности", ст. ст. 166, 167, 845 ГК РФ, оценил собранные по делу доказательства и пришел к обоснованному выводу об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований, поскольку на момент совершения Банком платежной операции по перечислению денежных средств на счет истца, в силу недостаточности (отсутствия) денежных средств на корреспондентском счету у Банка отсутствовала физическая возможность совершать действия по перечислению денежных средств, остатки на счетах внутри банка представляли только технические записи по счетам, фактического перечисления денежных средств осуществлено быть не могло.
Суд также обоснованно указал, что действия истца имели целью получение права непосредственно после отзыва лицензии у Банка на осуществление банковских операций на немедленное удовлетворение требований в полном объеме и за счет средств Фонда обязательного страхования вкладов, игнорируя тем самым установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок и очередность удовлетворения требований кредиторов и намереваясь получить такое преимущество перед иными кредиторами банка, которое при прочих равных условиях не могло быть в подобном случае предоставлено. Действия истца по зачислению денежных средств на его счет свидетельствуют о мнимости перечисления денежных средств.
В соответствии с положениями ст. 10 ГК РФ, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. При несоблюдении таких требований суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.
Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, и соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения..."

Определение Московского городского суда от 17.06.2010 по делу N 33-17374
"...Судом было установлено, что 02 октября 2008 года между ООО "Импульс" и М. был заключен договор займа, по условиям которого ООО "Импульс" обязалось передать в собственность заемщика М. денежные средства в размере 200 000 руб. на срок до 17 октября 2008 года.
17 октября 2008 года между ЗАО "Эконацбанк" и М. был заключен договор банковского вклада "до востребования", согласно которому истцу был открыт счет N *****************.
17 октября 2008 года на счет истца N *****************, со счета ООО "Импульс", открытого в том же банке, были перечислены денежные средства в размере 200 000 руб.
Также судом первой инстанции было установлено, что в период с 16 октября 2008 года в данном банке сформировалась картотека неисполненных платежных поручений клиентов, и по состоянию на 17 октября 2008 года ЗАО "Эконацбанк" фактически утратил платежеспособность. На указанную дату в ЗАО "Эконацбанк" вследствие недостаточности средств на корреспондентских счетах банка сформировалась картотека неисполненных платежных поручений клиентов на сумму свыше 180 млн. рублей.
Предписанием от 27.10.2008 года Центрального Банка России в отношении ЗАО "Эконацбанк" введен сроком на 6 месяцев запрет на осуществление платежей через расчетную систему Банка России путем передачи информации по каналам связи, на привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады, на размещение привлеченных во вклады денежных средств юридических и физических лиц от своего имени и за свой счет, на осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц.
Приказом Банка России от 11 ноября 2008 года у ЗАО "Эконацбанк" с 12 ноября 2008 года отозвана лицензия на осуществление банковских операций.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 27 января 2009 года ЗАО "Эконацбанк" признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство сроком на 1 год с возложением обязанностей конкурсного управляющего на ГК "Агентство по страхованию вкладов".
Истец обратился к ответчику с заявлением о выплате страхового возмещения в соответствии с требованиями ФЗ РФ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации". В выплате страхового возмещения истцу было отказано по мотиву, что остаток на счете истца возник в результате совершения неправомерных действий, направленных на искусственное формирование обязательств Агентства по выплате страхового возмещения. На момент совершения приходной записи по счету М. о поступлении спорной денежной суммы ЗАО "Эконацбанк" вследствие недостаточности денежных средств на корреспондентских счетах банка, не имел возможности обеспечить оборотоспособность денежных средств, отражавшихся на счетах клиентов банка, в том числе на счете ООО "Импульс", в связи с чем остатки средств на счетах внутри данного банка представляют собой только технические записи по счетам, не обладая при этом свойством реальных денежных средств и обозначая собой размер обязательств банка.
Разрешая заявленные требования, суд сослался на положения ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ, ФЗ РФ "О банках и банковской деятельности", ст. ст. 166, 167, 845 ГК РФ, оценил собранные по делу доказательства и пришел к обоснованному выводу об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований, поскольку на момент совершения Банком платежной операции по перечислению денежных средств на счет истца, в силу недостаточности (отсутствия) денежных средств на корреспондентском счету у Банка отсутствовала физическая возможность совершать действия по перечислению денежных средств, остатки на счетах внутри банка представляли только технические записи по счетам, фактического перечисления денежных средств осуществлено быть не могло.
Суд также обоснованно указал, что действия истца имели целью получение права непосредственно после отзыва лицензии у Банка на осуществление банковских операций на немедленное удовлетворение требований в полном объеме и за счет средств фонда обязательного страхования вкладов, игнорируя тем самым установленный законодательством о страховании вкладов и о банкротстве порядок и очередность удовлетворения требований кредиторов и намереваясь получить такое преимущество перед иными кредиторами банка, которое при прочих равных условиях не могло быть в подобном случае предоставлено.
В соответствии с положениями ст. 10 ГК РФ, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. При несоблюдении таких требований суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.
Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, и соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения..."

Определение Московского областного суда от 29.04.2010 по делу N 33-8490
"...Судом установлено, что 16 октября 2008 года между истцом и КБ "Московский Капитал" (ООО) заключен договора банковского вклада "До востребования" с внесением первоначального взноса в размере 100 рублей; вклад застрахован в соответствии с ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ".
17 октября 2008 года по поручению ООО "Комбимосс-Строй" с его счета на счет истца КБ "Московский Капитал" (ООО) произведена операция по перечислению денежных средств в сумме 700000 рублей.
Согласно трехстороннему соглашению от 19 декабря 2009 года о передаче имущества и обязательств, заключенному между "НОМОС-Банк" (ОАО), Государственной корпорацией "Агентство по страхованию вкладов" и КБ "Московский капитал" (ООО), последний передал "НОМОС-Банк" (ОАО), в том числе обязательства перед К. по договору банковского вклада "до востребования" в сумме 520 руб. 88 коп., что соответствует вкладу в размере 100 рублей и процентам в сумме 420 рублей 88 копеек.
Приказом Банка России N ОД-98 от 02 февраля 2009 года у КБ "Московский Капитал" (ООО) отозвана лицензия на осуществление банковских операций, а решением арбитражного суда г. Москвы от 23 апреля года банк признан несостоятельным (банкротом).
Разрешая спор, суд обоснованно исходил из положений, содержащихся в Определении N 138-0 <*> от 25 июля 2001 года Конституционного Суда РФ, из содержания которых следует, что отношения банка и его клиента, вытекающие из договора банковского счета и основанные на принципе разумности и добросовестности действий его участников, являются гражданскими правоотношениями, в рамках которых исполнение банком обязательств по зачислению поступающий на счет клиента денежных средств и их перечислению со счета денежными средствами, зачисленными банком, в том числе, при исполнении собственных обязательств перед клиентом, могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств.
--------------------------------
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо "N 138-0" следует читать "N 138-О".

Судом установлено, что операция или расходно-приходная запись от 17 октября 2008 года по переводу денежных средств в сумме 700000 рублей со счета ООО "Комбимосс-Строй" на счет К. совершена в условиях фактической неплатежеспособности КБ "Московский Капитал" (ООО), когда денежные средства, находящиеся на счетах банка, не могли быть свободно получены или перечислены его клиентами в связи с отсутствием у банка необходимых денежных средств для исполнения обязательств перед кредиторами.
При таких обстоятельствах, суд пришел к правомерному выводу о том, что у Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" не возникло обязанности по выплате К. страхового возмещения в соответствии с Федеральным законом от 23.12.03 N 177-ФЗ (ред. от 25.11.09) "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ", а равно как и по уплате процентов..."

Определение Московского областного суда от 18.03.2010 по делу N 33-5241
"...К. обратилась в суд с иском к "НОМОС-БАНКУ" (ОАО) г. Москвы, дополнительному офису "Ступино-2" "НОМОС-БАНКА" (ОАО), КБ "Московский Капитал", Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" г. Москвы, в котором просит взыскать с них сумму вклада в размере 700 000 руб. 00 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 26 235 руб. 62 коп., с "НОМОС-БАНКА" (ОАО), КБ "Московский капитал" сумму процентов по вкладу в размере 2 128 руб. 77 коп., а также со всех ответчиков судебные расходы.
Из материалов дела усматривается, что 16.10.2008 года между истицей и КБ "Московский капитал" (Отделение Приокское) был заключен договор банковского вклада "До востребования" N 114565/001, сумма первоначального взноса составила 100 руб. и был открыт депозитный счет. 17.10.2008 года ООО "Комбимосс-Строй" дало распоряжение банку перечислить на ее (истицы) счет 700 000 руб. 00 коп. Указанная сумма в тот же день была зачислена на ее счет. 19.12.2008 года между ответчиками был подписан трехсторонний договор, по которому обязательства ООО КБ "Московский Капитал" принял на себя ОАО "НОМОС-Банк".
При этом приказом банка России N ОД-98 от 02.02.2009 года у КБ "Московский капитал" отозвана лицензия на осуществление банковских операций, а решением арбитражного суда г. Москвы от 23.04.2009 года банк признан несостоятельным (банкротом).
С учетом указанных обстоятельств, суд пришел к правильному выводу, что операция или расходно-приходная запись от 07.10.2008 года по переводу денежных средств в сумме 700 000 руб. 00 коп. со счета ООО "Комбимосс-Строй" на счет К. <...> совершена в условиях фактической неплатежеспособности КБ "Московский Капитал", когда денежные средства, находящиеся на счетах банка, не могли быть свободно получены или перечислены его клиентами в связи с отсутствием у банка необходимых денежных средств для исполнения обязательств перед кредиторами. При этом суд правильно указал, что при недостаточности у банка денежных средств на счете данная операция представляет собой формальную внутрибанковскую проводку и не свидетельствует о реальном поступлении на счет истицы денежных средств, а, следовательно, у Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" не возникло обязанности по выплате истице страхового возмещения в соответствии с ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ".
При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу, что исковые требования К. не подлежат удовлетворению..."

4.2. Вывод из судебной практики: При банкротстве кредитной организации требование физического лица о выплате страхового возмещения в порядке, предусмотренном Законом о страховании вкладов, не подлежит удовлетворению, если зачисление денежных средств на банковский счет в качестве вклада оформлялось через кассу банка в условиях его фактической неплатежеспособности и этому предшествовало оформление расходно-кассовых документов о снятии наличных денежных средств с другого счета, открытого в этом же банке.

Примечание: В некоторых из приведенных ниже судебных актов позиция суда основана на Определении Конституционного Суда РФ от 25.07.2001 N 138-О, согласно которому исполнение банком обязательств по зачислению поступающих на счет клиента денежных средств и их перечислению со счета, а также распоряжение клиентом находящимися на его счете денежными средствами, зачисленными банком в том числе при исполнении им собственных обязательств перед клиентом, могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств.
Кроме того, в ряде случаев суды, обосновывая свою позицию, ссылались на положения ст. 10 ГК РФ, которая устанавливает недопустимость осуществления гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу (злоупотребление правом).

Судебная практика:

Определение Московского городского суда от 16.09.2011 по делу N 33-29681
"...Обратился в суд с иском к ГК "Агентство по страхованию вкладов" о взыскании страхового возмещения, указывая в обоснование иска, что 25.11.2010 г. между истцом и АКБ "Славянский банк" (ЗАО) был заключен договор... срочного вклада физического лица "Две гарантии - 2010", на который истец в этот же день внес в кассу банка денежные средства в размере... Приказом Банка России 03.12.2010 г. N ОД-596 у АКБ "Славянский банк" (ЗАО) была отозвана лицензия на осуществление банковско