Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Финансирование под уступку денежного требования

Обновлено 17.10.2017 23:55

Глава 43. Финансирование под уступку денежного требования

 

 

Статья 824. Договор финансирования под уступку денежного требования

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 824 ГК РФ

1. Существенные условия договора факторинга
2. Соотношение договоров факторинга и уступки права требования
3. Соотношение договоров факторинга и займа (кредита)
4. Действительность условия комиссионного вознаграждения финансовому агенту
5. Необязательность комиссионного вознаграждения финансового агента
6. Действительность договора факторинга, заключенного в целях обеспечения исполнения обязательства (обеспечительная уступка)
7. Установление в договоре порядка перехода права требования от клиента к финансовому агенту
8. Передача финансовому агенту в счет исполнения договора факторинга требований, превышающих по стоимости лимит финансирования
9. Квалификация действий клиента по зачету требований к должнику в случае исполнения фактором своих обязательств

1. Существенные условия договора факторинга

Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Анализ судебной практики позволяет выделить условия договора факторинга, признаваемые судами в качестве существенных, а также способы их согласования.

1.1. Вывод из судебной практики: Существенными условиями договора финансирования под уступку денежного требования являются условия о сумме финансирования и о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 11.11.2010 N ВАС-14936/10 по делу N А40-128914/09-133-367
"...Как установлено судами, между ЗАО "ФК "Горизонт" (фактором) и ОАО "Новоселовское" (клиентом) заключен договор предоставления факторинговых услуг от 24.10.2007 N 1310034 (далее - договор факторинга) и дополнительное соглашение к нему от 12.05.2008, согласно которым фактор обязался осуществить финансирование клиента в счет уступки требований к ООО "Фрегат Балтики" (должнику) по договору поставки от 02.08.2007.
Между фактором и клиентом подписан акт приема-передачи документов от 07.09.2008 N 11, в соответствии с которым клиент передает фактору право требования к должнику по договору поставки от 02.08.2007 по уплате 29 997 600 рублей.
В соответствии со статьей 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
Исходя из положений статьи 826 Гражданского кодекса Российской Федерации к существенным условиям договора факторинга относятся условие о сумме финансирования и условие о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом. Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование - не позднее чем в момент его возникновения.
Суды трех инстанций, оценив с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности представленные сторонами доказательства, пришли к выводу о том, что при заключении спорного договора сторонами были в полном объеме согласованы все существенные и необходимые условия. Требование, являющееся предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов от 07.09.2008 N 11, являющемся неотъемлемой частью договора факторинга, порядок идентификации будущего требования урегулирован договором. Кроме того, судами принято во внимание реальное исполнение спорного договора обеими сторонами.
Нарушений норм материального права, а также требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 11.11.2010 N ВАС-14925/10 по делу N А40-12032/09-133-369
"...В соответствии со статьей 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
Исходя из положений статьи 826 Гражданского кодекса Российской Федерации к существенным условиям договора факторинга относятся условие о сумме финансирования и условие о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом. Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование - не позднее чем в момент его возникновения.
Нарушений норм материального права, а также требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено..."

1.2. Вывод из судебной практики: Существенное условие договора факторинга о денежных требованиях, передаваемых финансовому агенту, может быть определено сторонами в акте приема-передачи, являющемся неотъемлемой частью договора.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 11.11.2010 N ВАС-14936/10 по делу N А40-128914/09-133-367
"...Как установлено судами, между ЗАО "ФК "Горизонт" (фактором) и ОАО "Новоселовское" (клиентом) заключен договор предоставления факторинговых услуг от 24.10.2007 N 1310034 (далее - договор факторинга) и дополнительное соглашение к нему от 12.05.2008, согласно которым фактор обязался осуществить финансирование клиента в счет уступки требований к ООО "Фрегат Балтики" (должнику) по договору поставки от 02.08.2007.
Между фактором и клиентом подписан акт приема-передачи документов от 07.09.2008 N 11, в соответствии с которым клиент передает фактору право требования к должнику по договору поставки от 02.08.2007 по уплате 29 997 600 рублей.
Предъявляя встречный иск, ответчики ссылались на незаключенность договора факторинга в связи с несогласованностью существенных условий, а также подписание указанного договора неустановленным лицом.
В соответствии со статьей 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
Исходя из положений статьи 826 Гражданского кодекса Российской Федерации к существенным условиям договора факторинга относятся условие о сумме финансирования и условие о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом. Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование - не позднее чем в момент его возникновения.
Суды трех инстанций, оценив с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности представленные сторонами доказательства, пришли к выводу о том, что при заключении спорного договора сторонами были в полном объеме согласованы все существенные и необходимые условия. Требование, являющееся предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов от 07.09.2008 N 11, являющемся неотъемлемой частью договора факторинга, порядок идентификации будущего требования урегулирован договором. Кроме того, судами принято во внимание реальное исполнение спорного договора обеими сторонами.
Нарушений норм материального права, а также требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 11.11.2010 N ВАС-14925/10 по делу N А40-12032/09-133-369
"...Как установлено судами, между ЗАО "ФК "Горизонт" (фактором) и ОАО "Новоселовское" (клиентом) заключен договор предоставления факторинговых услуг от 24.10.2007 N 1310034 (далее - договор факторинга) и дополнительное соглашение к нему от 12.05.2008, согласно которым фактор обязался осуществить финансирование клиента в счет уступки требований к ООО "Балтийские корма" (должнику) по договору поставки от 02.08.2007.
Между фактором и клиентом подписан акт приема-передачи документов от 24.09.2008 N 12, в соответствии с которым клиент передает фактору право требования к должнику по договору поставки от 02.08.2007 по уплате 29 929 276 рублей.
Предъявляя встречный иск, ответчики ссылались на незаключенность договора факторинга в связи с несогласованностью существенных условий, а также подписание указанного договора неустановленным лицом.
В соответствии со статьей 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
Исходя из положений статьи 826 Гражданского кодекса Российской Федерации к существенным условиям договора факторинга относятся условие о сумме финансирования и условие о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом. Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование - не позднее чем в момент его возникновения.
Суды трех инстанций, оценив с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности представленные сторонами доказательства, пришли к выводу о том, что при заключении спорного договора сторонами были в полном объеме согласованы все существенные и необходимые условия. Требование, являющееся предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов от 21.09.2008 N 12, являющемся неотъемлемой частью договора факторинга, порядок идентификации будущего требования урегулирован договором. Кроме того, судами принято во внимание реальное исполнение спорного договора обеими сторонами.
Нарушений норм материального права, а также требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено..."

Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.02.2011 по делу N А19-8093/09
"...В силу пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
В соответствии с пунктом 1 статьи 826 Гражданского кодекса Российской Федерации предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование - не позднее чем в момент его возникновения.
Учитывая положения указанных норм права, одним из существенных условий договора факторинга является определение требования, подлежащего уступке по договору.
В соответствии с пунктом 3.2 генерального договора уступка денежных требований, передаваемых клиентом фактору, удостоверяется актом приема-передачи первичных документов, составленным в двух экземплярах по форме, утвержденной в приложении N 1 к договору. Акт приема-передачи подписывается руководителем клиента и передается фактору вместе с первичными документами (пункт 3.3 генерального договора).
Акты приема-передачи первичных документов N 001 от 17.04.2008, N 002 от 05.05.2008, N 003 от 08.05.2008 от имени клиента подписаны генеральным директором ООО "Компания "САМИ" Кочневым Г.И., то есть дебитором. Из указанных актов следует, что ЗАО "Факторинговая компания "Еврокоммерц" были переданы следующие первичные документы: счет-фактура N 261 от 09 апреля 2008 года на сумму 812 730 рублей по договору N 2 от 18.01.2008, товарная накладная N 261 от 09 апреля 2008 года на сумму 812 730 рублей по договору N 2 от 18.01.2008; счет-фактура N 291 от 19 апреля 2008 года на сумму 871 330 рублей по договору N 2 от 18.01.2008, товарная накладная N 291 от 19 апреля 2008 года на сумму 871 330 рублей по договору N 2 от 18.01.2008; счет-фактура N 311 от 20 апреля 2008 года на сумму 863 525 рублей по договору N 2 от 18.01.2008, товарная накладная N 311 от 25 апреля 2008 года на сумму 863 525 рублей по договору N 2 от 18.01.2008.
Таким образом, учитывая указанные обстоятельства, суд кассационной инстанции полагает, что у судебных инстанций не имелось правовых оснований для признания генерального договора о факторинговом обслуживании N 8554/01/СНР от 29.01.2008 несостоявшимся (незаключенным) на основании пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

1.3. Вывод из судебной практики: Существенное условие договора факторинга о сумме финансирования может быть определено сторонами в дополнительном соглашении к договору.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 26.12.2011 по делу N А40-43829/11-146-339
"...При этом суд первой инстанции исходил из того, что договор N 15102010/Ф финансирования под уступку денежного требования не содержит условие о сумме финансирования, а потому в силу статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации является незаключенным и правовых последствий не влечет.
Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу, что договор N 15102010/Ф финансирования под уступку денежного требования содержит условие о сумме финансирования.
Так судом апелляционной инстанции установлено, что согласно пункту 5.1 договора финансирования, вознаграждение финансовому агенту уплачивается клиентом в порядке, сроки и в размере, согласованном сторонами дополнительно, путем подписания дополнительного соглашения к договору.
Из представленного в суд апелляционной инстанции дополнительного соглашения от 25.10.2010 N 1 к договору финансирования N 15102010/Ф, следует о согласовании сторонами как размера вознаграждения финансового агента, так и размера финансирования.
У суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятого судебного акта, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации..."

2. Соотношение договоров факторинга и уступки права требования

Поскольку и по договору факторинга, и по договору цессии происходит переход прав кредитора к третьему лицу, в судебной практике периодически возникает вопрос: является ли факторинг разновидностью договора уступки права требования, или он представляет собой самостоятельный договор?
В силу ст. 383 ГК РФ по договору цессии не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в том числе требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью. Других ограничений уступки прав требования гл. 24 ГК РФ не содержит. То есть в порядке цессии могут передаваться любые права независимо от того, носят они денежный характер или нет и связаны ли с осуществлением предпринимательской деятельности.
Согласно же п. 1 ст. 824 ГК РФ клиент передает финансовому агенту денежное требование к третьему лицу (должнику), вытекающее из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу.
Из чего следует, что в рамках договора финансирования под уступку денежного требования может быть передано только право требования, носящее денежный характер и вытекающее из основного договора, который в большинстве своем связан с предпринимательской деятельностью клиента.

2.1. Вывод из судебной практики: Соотношение правовой природы договора факторинга и цессии оценивается судами по-разному.

Позиция 1. Факторинг является самостоятельным договором, включающим в себя уступку права требования, и регулируется специальными нормами гл. 43 ГК РФ о финансировании под уступку денежного требования.

Судебная практика:

Постановление ФАС Поволжского округа от 02.10.2008 по делу N А55-723/08
"...В соответствии со ст. 824 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Из смысла и содержания приведенных норм следует, что характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав, следовательно, уступка требования, совершенная в рамках договора факторинга, является разновидностью общегражданской уступки права требования, которая не носит самостоятельного характера, а входит в договор финансирования как его элемент.
Таким образом, договор финансирования под уступку денежного требования является возмездным договором и предполагает возмещение клиентом финансовому агенту определенного договором денежного вознаграждения. При этом клиент оплачивает услуги финансового агента, которые заключаются в анализе текущего состояния денежных требований к должникам и контроле за своевременностью их оплаты; а также иные финансовые услуги, связанные с денежными требованиями, ставшими предметом уступки, в связи с чем у Общества перед кредитными учреждениями долговые обязательства в связи с заключением договора факторинга не возникли, поэтому расходы по этой сделке (финансирования под уступку требования) не регулируются ст. 269 НК РФ, так как полученные от банка средства к заимствованиям не могут быть отнесены..."

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.04.2006 по делу N А28-10585/2005-259/29
"...Согласно статье 824 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Из смысла и содержания приведенных норм следует, что характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав, следовательно, уступка требования, совершенная в рамках договора факторинга, является разновидностью общегражданской уступки права требования, которая не носит самостоятельного характера, а входит в договор финансирования как его элемент..."

Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 05.09.2007, 07.09.2007 N Ф04-5923/2007(37672-А46-26), Ф04-5923/2007(37673-А46-26) по делу N А46-8606/2006
"...Согласно статье 824 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Из смысла и содержания приведенных норм следует, что характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав, следовательно, уступка требования, совершенная в рамках договора факторинга, является разновидностью общегражданской уступки права требования, которая не носит самостоятельного характера, а входит в договор финансирования как его элемент..."

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 05.08.2004 N КГ-А40/5122-04
"...Кассационная инстанция считает ошибочным применение при рассмотрении данного спора норм главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку отношения по финансированию под уступку денежного требования регулируются специальными нормами главы 43 названного Кодекса.
С учетом изложенного кассационная инстанция считает, что выводы, положенные в основу обжалуемых судебных актов, сделаны судом при неправильном применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, и не основаны на всестороннем и полном исследовании всех представленных в дело доказательств, а потому обжалуемые судебные акты в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в тот же арбитражный суд.
При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, установить, когда у истца возникло право требования с ответчика стоимости товара, поставленного ему третьим лицом по товарно-транспортной накладной N Рнф-00237, в соответствии с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующими отношения по купле-продаже и финансированию под уступку денежного требования, условиями договоров поставки N 2 и генерального соглашения N 2001/ДФ-56 дать оценку действиям ответчика по возврату этого товара поставщику, после чего сделать вывод о правомерности заявленных исковых требований..."

Позиция 2. Факторинг является договором цессии, и к нему применимы нормы гл. 24 ГК РФ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 02.11.2009 N КГ-А40/10619-09 по делу N А40-27930/09-139-91
"...В соответствии с генеральным соглашением о факторинговом обслуживании от 13.02.08 N 242 ООО "Гамма ЛТД" (клиент) взамен предоставленного финансирования уступило ЗАО "ТрансКредитФакторинг" (финансовый агент) денежное требование к ООО "ТД "Повареша" (должник), вытекающее из предоставления товаров по указанным товарным накладным, что подтверждается представленными в материалы дела реестрами уступленных денежных требований.
Учитывая, что характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования (клиент уступает или обязуется уступить фактору права требования об уплате денежной суммы) свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав, к отношениям по уступке права, реализуемым в рамках договора факторинга, применяются общие положения о перемене лиц в обязательстве на основании сделок уступки права (требования), установленные в главе 24 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 02.02.2011 N ВАС-462/11 по делу N А40-3706/10-97-36
"...Между ООО "Факторинговая компания "Лайф" (фактором) и ЗАО "Зета-Фарм" (продавцом) заключен генеральный договор от 04.12.2008 N 231-810/08ю об общих условиях факторингового обслуживания внутри России, в соответствии с условиями которого, продавец уступает фактору денежные требования, вытекающие из предоставления продавцом товаров, выполнения им работ или оказания услуг дебиторам на условиях отсрочки платежа, а фактор предоставляет продавцу текущее финансирование и оказывает продавцу услуги в порядке и на условиях договора и тарифного плана фактора.
Покупатель 04.12.2008 был уведомлен о состоявшейся уступке права требования на основании договора факторинга по поставкам, произведенным начиная с 10.11.2008. На указанном уведомлении имеется подпись генерального директора ООО "Южная Фармацевтическая Компания" Щемилина Е.А.
В связи с неисполнением ответчиком обязанностей по оплате поставленного товара истец направил 16.12.2009 в адрес ответчика требование от 16.12.2009 N 253 о погашении задолженности в размере 36 346 624 рублей 79 копеек, ответчик не представил доказательств исполнения денежных обязательств. Таким образом, после осуществления обществом "Зета-Фарм" поставки товаров в адрес общества "Южная Фармацевтическая Компания", последнее не произвело оплату за полученный товар обществу "Факторинговая компания "Лайф" в течение срока, предусмотренного договором поставки.
Доводы заявителя о неподсудности спора Арбитражному суду города Москвы было предметом рассмотрения суда кассационной инстанции. При этом суд указал, что по общему правилу, установленному статьей 35 АПК РФ, иск предъявляется в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства ответчика. Статьей 37 АПК предусмотрена возможность изменения подсудности, установленной вышеуказанной статьей, по соглашению сторон (договорная подсудность).
В силу статьи 384 ГК РФ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
Как следует из содержания генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания внутри России, заключенного между истцом и третьим лицом, в рассматриваемом случае произошла перемена лиц (замена кредитора) в обязательстве, возникшего из договора поставки, в результате чего к новому кредитору перешли права и обязанности прежнего кредитора в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, в том числе и содержащееся в договоре поставки соглашение о подсудности рассмотрения споров в Арбитражном суде г. Москвы. Условие о подсудности не может рассматриваться отдельно от иных условий договора.
...в передаче дела N А40-3706/10-97-36 Арбитражного суда города Москвы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения от 20.04.2010, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.09.2010 по тому же делу отказать..."

Западно-Сибирский округ

Примечание: Из приведенного далее Постановления не ясно, распространяет ли суд свой вывод на договор факторинга в целом или только в отношении спорного договора.

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.06.2000 N Ф04/1556-332/А70-2000
"...По своему содержанию договор о факторинге является договором цессии и, следовательно, должен соответствовать требованиям главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Московский округ

Примечание: В приведенных ниже Постановлениях суд не называет соглашение о факторинговом обслуживании договором цессии, однако указывает на применимость к факторингу норм гл. 24 ГК РФ.

Постановление ФАС Московского округа от 17.09.2010 N КГ-А40/10668-10 по делу N А40-3706/10-97-36
"...Как установлено судами, 04.12.2008 г. между ООО "Факторинговая компания "Лайф" (фактор) и ЗАО "Зета-Фарм" (продавец) был заключен Генеральный договор N 231-810/08ю об общих условиях факторингового обслуживания внутри России, в соответствии с условиями которого, продавец уступает фактору денежные требования, вытекающие из предоставления продавцом товаров, выполнения им работ или оказания услуг дебиторам на условиях отсрочки платежа, а фактор предоставляет продавцу текущее финансирование и оказывает продавцу услуги в порядке и на условиях договора и тарифного плана фактора (т. 1, л.д. 8 - 15).
Уведомлением от 04.12.2008 года ответчик был уведомлен о состоявшейся уступке права требования на основании договора факторинга, по поставкам, произведенным начиная с 10.11.2008 г., уведомление подписано генеральным директором ответчика Е.А. Щемилиным (т. 1, л.д. 17).
Доказательств оплаты по договору поставки в полном объеме в суд не представлено.
Поскольку ответчиком не выполнены взятые по договору поставки обязательства по оплате в установленный срок поставленного товара, то задолженность ответчика перед истцом составляет 36 346 624 руб. 79 коп.
В силу ст. 384 ГК РФ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
Как следует из содержания генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания внутри России, заключенного между истцом и третьим лицом, в рассматриваемом случае произошла перемена лиц (замена кредитора) в обязательстве, возникшего из договора поставки, в результате чего к новому кредитору перешли права и обязанности прежнего кредитора в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, в том числе и содержащееся в договоре поставки соглашение о подсудности о рассмотрении споров в Арбитражном суде г. Москвы. Условие о подсудности не может рассматриваться отдельно от иных условий договора.
На основании изложенного, и поскольку материалами дела подтвержден факт нарушения ответчиком обязательств по оплате поставленного товара, ответчиком не доказан факт неполучения товара по спорным товарным накладным, суды правомерно удовлетворили исковые требования..."

Постановление ФАС Московского округа от 16.09.2010 N КГ-А40/10873-10 по делу N А40-97061/09-78-446Б
"...Как следует из материалов дела, в обоснование заявленного требования заявитель ссылается на Генеральное соглашение о финансировании под уступку денежного требования от 21.12.2007 г., заключенного между заявителем, должником и ТМФ Трасти Лимитед.
С учетом изложенного суды правомерно при рассмотрении спора применили положения главы 43 ГК РФ.
В ходе судебного разбирательства заявителем не представлено доказательств, подтверждающих, что должник не обладал правом на передачу денежного требования и в момент уступки этого требования ему были известны обстоятельства, вследствие которых должник по уступленному праву требования вправе его не исполнять.
Довод заявителя о неправомочности дебиторской задолженности вследствие несоблюдения должником ст. 385 ГК РФ подлежит отклонению.
Согласно п. 2 ст. 385 ГК РФ кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.
В соответствии с п. 11 Информационного письма N 120 от 30.10.2007 г. Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса РФ" невыполнение первоначальным кредитором обязанностей, предусмотренных пунктом 2 статьи 285 ГК РФ <*>, по общему правилу не влияет на возникновение у нового кредитора прав в отношении должника. К новому кредитору права (требования) по общему правилу переходят в момент совершения сделки уступки права. Передача документов, удостоверяющих право и подтверждающих его действительность, производится на основании уже совершенной сделки.
--------------------------------
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 2 статьи 385 Гражданского кодекса РФ, а не пункт 2 статьи 285.

Непредставление документов связано с исполнением сделки и не влечет ее недействительности.
При изложенных обстоятельствах суд кассационной инстанции считает, что заявителем не представлено доказательств неправомочности уступленных ему должником прав требования, в связи с чем считает обоснованным и правомерным вывод судов об отсутствии оснований для обратной переуступки прав требований и, как следствие, об отсутствии оснований для включения спорных требований Рашн Факторинг N 1С.А. в реестр требований кредиторов ЗАО "Факторинговая компания "Еврокоммерц"..."

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 29.10.2010 по делу N А65-20471/2008
"...Из анализа пунктов 2.2 и 3.1 договора факторинга от 30.03.2007 N ДФ-136/2007 следует, что в течение срока действия договора любое денежное требование к любому дебитору, по которому финансовому агенту были переданы документы, считаются перешедшими от клиента в момент выплаты клиенту суммы финансирования, если иное не установлено соглашением.
Следовательно, объем прав, переходящих к финансовому агенту, определялся размером финансирования.
Данное условие договора согласуется с принципом свободы договора (статья 421 Гражданского кодекса Российской Федерации) и не противоречит параграфу 1 главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, который не содержит положений, исключающих возможность включения в договор, на основании которого совершается уступка прав, положений, обуславливающих момент перехода уступленных прав от цедента к цессионарию исполнением последним своих обязанностей по оплате приобретаемого права.
Оценив представленные сторонами доказательства с позиции статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 363, 382, 421, 823 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии у хладокомбината права требовать финансирования сверх предусмотренных договором факторинга лимитов, поскольку объем прав определялся пределами финансирования, а также при отсутствии доказанности правовых оснований для перехода права требования от клиента к финансовому агенту, что как следствие исключает и основания для ответственности поручителя, ограниченной пределами, установленными договором..."

Центральный округ

Постановление ФАС Центрального округа от 06.12.2010 по делу N А09-259/2010
"...21 декабря 2007 года между ООО "ДалМет" (клиент) и истцом (фактор) заключен генеральный договор о факторинговом обслуживании N 046/12/БР с приложениями, дополнительными соглашениями, предметом которого является финансирование фактором клиента под уступку его денежных требований к дебиторам, вытекающих из контрактов; определение ответственности клиента за действительность денежных требований, уступленных фактору.
26 декабря 2007 года, 23 мая 2008 года ОАО "Сантехлит" уведомлено о состоявшейся уступке денежных требований к нему в пользу ЗАО "МФК "Траст".
В соответствии с п. 1 ст. 382 Гражданского кодекса РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
Пунктом 3 ст. 382 Гражданского кодекса РФ установлено, что в случае, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.
Первый акцепт реестра осуществлен фактором 17.01.2008, то есть уступка права требования в силу п. 3.4 договора факторинга осуществлена 17.01.2008, однако об указанной уступке ответчик был надлежащим образом уведомлен только 23.05.2008, то есть ранее самой уступки.
При указанных обстоятельствах уведомление от 26.12.2007 не может рассматриваться в качестве надлежащего уведомления о произведенной уступке, в связи с чем надлежащим кредитором в указанный период являлось ООО "ДалМет".
На основании изложенного кассационная инстанция считает, что судами первой и апелляционной инстанций фактические обстоятельства дела установлены полно, представленным доказательствам и доводам сторон дана надлежащая оценка, судебные акты соответствуют нормам материального и процессуального права..."

2.2. Вывод из судебной практики: Для признания уступки права требования факторингом договор должен соответствовать трем признакам: денежный характер уступаемого требования, наличие предварительного финансирования и лицензии у нового кредитора.

Примечание: Указанный вывод сформулирован с учетом судебной практики, сложившейся до вступления в силу Федерального закона от 09.04.2009 N 56-ФЗ, которым были внесены изменения в ст. 825 ГК РФ.
В соответствии с действующей на данный момент редакцией ст. 825 ГК РФ договоры финансирования под уступку денежного требования в качестве финансовых агентов могут заключать любые коммерческие организации и оформлять соответствующую лицензию не требуется.
В редакции ст. 825 ГК РФ, действовавшей на момент принятия нижеприведенных Постановлений, в качестве финансового агента договоры факторинга могли заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на подобную деятельность.
В указанном выводе отражено, что до вступления в силу Федерального закона от 09.04.2009 N 56-ФЗ одним из необходимых требований для признания уступки права требования факторингом являлось наличие у финансового агента лицензии. В то же время по данному вопросу существует две позиции в судебной практике (подробнее см. материалы п. 1.1 к ст. 825 ГК РФ).

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12.07.2004 N Ф08-2880/2004 по делу N А22-1789/2003/11-128
"...Однако суд апелляционной инстанции не учел следующее.
Квалифицирующими признаками договора финансирования под уступку денежного требования являются:
денежный характер уступаемого требования (статья 826);
предварительная форма оплаты (статья 824);
наличие соответствующей лицензии у финансового агента (статья 825).
Отсутствие любого из названных признаков исключает квалификацию соглашения об уступке права требования как факторинга.
В статье 825 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие соответствующую лицензию.
Особые требования к статусу финансового агента в отношениях факторинга введены законодателем с целью обеспечения защиты интересов должников от недобросовестных финансовых агентов (статья 10 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации"). Если в качестве финансового агента выступает организация, обладающая соответствующей лицензией, уступка может быть квалифицирована как факторинг, поскольку имеются основания для применения норм о факторинге, предопределенных указанной субъектной спецификой. Если же финансовый агент не имеет лицензии, то отсутствуют основания для применения к такой уступке норм главы 43 Гражданского кодекса Российской Федерации и, соответственно, основания для квалификации ее в качестве факторинга. В то же время такой договор может быть квалифицирован как обычная цессия с распространением на нее правового режима главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.12.2000 N Ф08-3473/2000
"...В связи с этим суду следует дать оценку имеющимся в деле документам об оплате переданного права требования. Исходя из требований статей 824 и 825 Гражданского кодекса РФ, спорные договоры (либо один из них) могут быть признаны договорами, подпадающими под признаки договора финансирования под уступку денежного требования, включающего в себя элементы цессии, при наличии следующих признаков: а) имеет место финансирование взамен уступаемого права; б) уступаемое право требования должно быть денежным требованием; в) новый кредитор является субъектом, осуществляющим деятельность по финансированию под уступку денежного требования. Только в этом случае спорные договоры должны регламентироваться нормами главы 43 Гражданского кодекса РФ.
При отсутствии одного из этих признаков спорные договоры являются договорами цессии, которые регламентируются нормами главы 24 Гражданского кодекса РФ..."

2.3. Вывод из судебной практики: Договор не может быть признан факторингом, если в нем нет условия об уплате первоначальным кредитором (клиентом) вознаграждения финансовому агенту. Такой договор является уступкой права требования.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 12.07.2004 N Ф09-2155/04-ГК
"...Согласно нормам гл. 24 Гражданского кодекса Российской Федерации в результате уступки права первоначальный кредитор выбывает из обязательства, а новый кредитор заменяет его в том объеме права, который был определен в договоре цессии. Таким образом, объем передаваемого права является существенным условием договора уступки права требования, его предметом.
Ответчику было передано существующее обязательство - обязательство по уплате долга, взысканного решением арбитражного суда N А60-298/02.
Договор предполагается возмездным, если из содержания или существа обязательства не вытекает иное (ст. 423 Гражданского кодекса Российской Федерации). Договор цессии от 12.03.2003 является возмездным, как это предусмотрено ст. 423 Гражданского кодекса Российской Федерации.
На основании анализа спорного договора суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что договор от 12.03.2003 заключен сторонами в соответствии с нормами гл. 24 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При таких обстоятельствах вывод суда об отсутствии оснований для применения последствий недействительности ничтожной сделки по ст. 167 ГК РФ правомерен.
Довод заявителя жалобы о том, что сторонами был заключен договор факторинга и при разрешении спора следует руководствоваться нормами гл. 43 Гражданского кодекса Российской Федерации, специальными в отношении положений Гражданского кодекса, регламентирующего уступку права требования, не обоснован. По договору финансирования под уступку денежного требования клиент передает или обязуется передать денежное требование, а финансовый агент (банк, кредитная или другая имеющая лицензию на осуществление деятельности такого вида организация) выплачивает либо обязуется выплатить клиенту денежную сумму. Одним из условий финансирования под уступку денежного требования является размер вознаграждения финансового агента за предоставляемые услуги. Оснований для признания совершенного между сторонами договора договором факторинга не имеется..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Западный округ

Примечание: Следует отметить, что суды иногда при рассмотрении налоговых дел признают расходы на вознаграждение финансовому агенту экономически необоснованными, ссылаясь в том числе на то, что гражданское законодательство такого требования не содержит (см. п. 5 материалов к ст. 824 ГК РФ).

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.06.2000 N 925
"...Суд и первой, и апелляционной инстанции сделал правильный вывод о том, что данный договор по своей правовой природе не является договором факторинга. Кассационная инстанция находит, что такой вывод суда полностью соответствует условиям договора от 31.03.99 N 97.107.137 и нормам права, предусмотренным статьями 422, 431, 432 и главой 43 Гражданского кодекса Российской Федерации, и что ссылка подателя кассационной жалобы на статьи 824, 826, 831 данного кодекса является неосновательной.
В соответствии с пунктом 1 статьи 824 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Таким образом, одним из условий договора финансирования под уступку денежного требования является размер вознаграждения финансового агента за предоставляемые услуги. Между тем договором от 31.03.99 N 97.107.137, в том числе пунктами 1, 4.3, 6.1, 7, 8 договора, не определен размер такого вознаграждения. При таких обстоятельствах суд обеих инстанций правомерно пришел к выводу об отсутствии оснований для признания спорного договора договором факторинга.
Посчитав заявленные требования обоснованными по праву, суд первой инстанции указал, что названный договор по своей правовой природе является договором уступки права требования. С учетом условий пунктов 1, 2, 3, 4.3 спорного договора, других материалов дела и статей 421, 422, 431, 432, 382, 384, 385, 388, 389, 390 Гражданского кодекса Российской Федерации кассационная инстанция пришла к выводу о том, что в части, касающейся уступки новому кредитору - ООО "Фирма Сонга" - права требования от должника - ОАО "Тверская энергетическая система" - уплаты предусмотренных договором процентов, договор от 31.03.99 N 97.107.137 полностью соответствует требованиям главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации. Поскольку ООО "Фирма Сонга" заявило требования только о взыскании процентов, следует признать, что суд первой инстанции правомерно и обоснованно их удовлетворил, уменьшив с применением статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации размер подлежащих взысканию процентов до 3000 руб. Обстоятельства дела, установленные судом первой инстанции, не подлежат переоценке судом кассационной инстанции..."

2.4. Вывод из судебной практики: Сама по себе возмездность сделки уступки права требования еще не означает квалификацию ее в качестве договора факторинга.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31.03.2005 N А79-6708/2004-СК2-6335
"...До принятия судом решения истец дополнил требования и просил признать договор недействительным по пункту 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации как притворную сделку, совершенную с целью прикрыть договор финансирования под уступку денежного требования. Одновременно истец указал на незаключенность договора ввиду отсутствия в нем собственноручной подписи представителя ОАО "Чувашэнерго" и наличия оттиска факсимильного воспроизведения подписи руководителя организации-цедента.
Действующее законодательство не запрещает заключение договора цессии на условиях полной оплаты уступаемого права до его передачи. Таким образом, условие пункта 1.3 договора N 16-09/805 не противоречит статье 382 Гражданского кодекса Российской Федерации и иным нормам главы 24 Кодекса, а потому не может свидетельствовать о ничтожности сделки. Из смысла и содержания спорного договора не усматривается намерения сторон по заключению договора факторинга. Следовательно, отсутствуют основания для признания сделки притворной..."

2.5. Вывод из судебной практики: Договор не может быть признан договором факторинга, если в отношениях сторон отсутствует финансирование одной стороны другой.

Судебная практика:

Примечание: В приведенных ниже Постановлениях суды обращают особое внимание на то, что квалификация договора как договора факторинга возможна, только если из договорных отношений следует финансирование одной стороной другой. В противном случае к отношениям сторон применяются нормы об уступке права требования (гл. 24 ГК РФ).

Постановление Президиума ВАС РФ от 23.05.2000 N 8420/99 по делу N А12-2837/99-с19
"...Как следует из материалов дела, между ОАО "Волгоградгоргаз" (клиент) и ООО "Адвокат" (финансовый агент) 05.02.97 был заключен договор, поименованный сторонами договором финансирования под уступку денежного требования (факторинг).
Согласно этому договору финансовый агент покупает у клиента его денежные требования к АО "Волгоградэнерго" на основании исполнительного листа, выданного по решению арбитражного суда, на сумму 2338560 рублей 53 копейки (пункт 1.2 договора).
В оплату полученного финансовый агент обязался передать клиенту 1000 рублей, а также 95 процентов от суммы основного долга в случае предъявления к взысканию уступленных денежных требований клиента к должнику (пункт 1.3 договора).
Намерения сторон по этому договору не соответствуют его содержанию, поскольку договор факторинга согласно статье 824 Гражданского кодекса Российской Федерации предполагает финансирование одной стороной другую. В данном договоре этого предусмотрено не было. Поэтому суд апелляционной инстанции правомерно признал его ничтожной сделкой.
При новом рассмотрении спора суду следует выяснить действительные намерения сторон при совершении названной сделки и дать им соответствующую оценку..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20.04.2005 N Ф08-1545/2005
"...Намерения сторон по договору от 28.06.2004 N 1 не соответствуют его содержанию, поскольку договор факторинга в силу статьи 824 Кодекса предполагает финансирование одной стороной другой стороны...
Кассационная инстанция считает обоснованным довод ответчика о том, что названное соглашение не является договором финансирования под уступку денежного требования, правоотношения сторон из названного договора регулируются главой 24 Кодекса, определяющей порядок и основания перемены лиц в обязательстве. Стороны правильно назвали сделку договором уступки прав требований..."

Центральный округ

Постановление ФАС Центрального округа от 04.12.2006 по делу N А48-276/06-1
"...Рассматривая спор, суд пришел к правильному выводу о том, что истец не осуществлял деятельности по финансированию ответчика под уступку денежного требования, поскольку он не брал на себя обязательств передать ответчику денежные средства в счет денежного требования ответчика к третьему лицу. Оценив условия спорного договора, суд установил, что ответчик уступил истцу права требования к ОАО "Орловский агрокомбинат", вытекающие из договора от 05.03.2004 N 52/4 и исполнительного листа N 04672 от 16.07.2005, на сумму 13837226 руб., а истец за уступку этого права обязался уплатить ответчику равнозначную сумму, т.е. по существу произошла купля-продажа прав (требования). При этом п. 2.2 оспариваемого договора не предусматривает обязательств ООО "Зерно-Инвест" по финансированию ответчика, а определяет срок оплаты цедентом приобретенного права - до 15.09.2005.
В платежном поручении N 19 от 06.09.2005 в качестве назначения платежа также указано: за уступку прав требования.
Судом первой инстанции в полном объеме исследованы обстоятельства, предшествующие заключению оспариваемого договора, воля сторон, их последующие действия, дана оценка представленным доказательствам и сделан обоснованный вывод, что целью заключения договора от 01.09.2005 являлась возмездная передача истцу прав (требования) ответчика, что не противоречит ст. 382 ГК РФ. А поскольку договор не обладает признаками финансирования под уступку денежного требования (факторинг), лицензии на его заключение не требовалось..."

Постановление ФАС Центрального округа от 05.07.2006 по делу N А54-677/2006-С22
"...Кроме того, суд обоснованно отклонил доводы истца о том, что данный договор относится к договорам финансирования под уступку денежного требования.
В соответствии со статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
Согласно статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.
Статьей 824 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Суд первой инстанции обоснованно указал на то, что предметом договора финансирования под уступку денежного требования является передача денежных средств. Рассматриваемая сделка имеет иной предмет - уступка денежного требования. Последующая оплата, которую обязался производить в пользу цедента цессионарий, является ценой уступленного права. Возмездный характер сделки, предусмотренной статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязателен. Таким образом, нормы, регулирующие договор финансирования под уступку денежного требования, в том числе регулирующие субъектный состав сторон, к рассматриваемым отношениям неприменимы..."

Постановление ФАС Центрального округа от 22.06.2006 по делу N А54-732/2006-С7
"...Как следует из материалов дела, предметом спорной сделки является обязанность уступить денежное требование.
За передачу права требования индивидуальный предприниматель ИП Ермакова Л.А. платит ОАО "Рязаньагрохим" определенную сторонами цену.
При таких обстоятельствах вывод суда области о том, что оспариваемый договор по своей правовой природе является договором уступки права требования и полностью соответствует положениям главы 24 ГК РФ, является правомерным.
Довод истца о том, что данный договор является договором финансирования под уступку денежного требования (регулируемым нормами главы 43 ГК РФ), правомерно отклонен судом первой инстанции, поскольку предметом последнего является не обязанность уступить денежное требование, как в спорном случае, а обязанность финансирования; условие финансирования - уступка денежного требования..."

3. Соотношение договоров факторинга и займа (кредита)

В соответствии с пп. 15 п. 3 ст. 149 НК РФ операции займа в денежной форме и ценными бумагами, включая проценты по ним, не облагаются НДС.
Таким образом, в случае признания договора факторинга разновидностью займа (в целях налогообложения) операции по такому договору не подлежат обложению НДС.
Статьей 269 НК РФ в рамках регулирования налога на прибыль организаций установлены особенности отнесения процентов по долговым обязательствам к расходам.
При этом под долговыми обязательствами понимаются кредиты, товарные и коммерческие кредиты, займы, банковские вклады, банковские счета или иные заимствования независимо от формы их оформления.
Расходами признаются проценты, начисленные по долговому обязательству любого вида при условии, что их размер существенно не отклоняется от среднего уровня процентов, взимаемых по долговым обязательствам, выданным в том же квартале (месяце - для налогоплательщиков, перешедших на исчисление ежемесячных авансовых платежей исходя из фактически полученной прибыли) на сопоставимых условиях.
То есть, если признавать операции по договору факторинга долговыми обязательствами в смысле ст. 269 НК РФ, то расходы по данным операциям можно учесть, только если соблюдены законодательно установленные условия отнесения процентов по долговым обязательствам к расходам при исчислении базы по налогу на прибыль. И наоборот, если операции по договору факторинга не относятся к долговым обязательствам, то признание соответствующих расходов не требует соблюдения указанных условий. Достаточно выполнения общих требований ст. 252 НК РФ (то есть расходы должны быть экономически обоснованными и документально подтвержденными).
По данному вопросу в судебной практике существует две позиции.
Первая заключается в том, что обязательства по факторингу не относятся к долговым обязательствам, а следовательно, вознаграждение по данному договору не является процентами по долговому обязательству (Постановления ФАС Поволжского округа от 08.11.2007 по делу N А55-2208/07, ФАС Уральского округа от 10.04.2008 N Ф09-2195/08-С2 по делу N А76-4118/07).
Существует и противоположная позиция, отраженная в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 08.09.2008 по делу N А56-47527/2005, а также в письмах Минфина России от 04.08.2008 N 03-03-06/1/437 и от 06.11.2007 N 03-03-06/1/772.
В связи с подобными расхождениями при решении данного вопроса в судебной практике возникла необходимость в разграничении договора финансирования под уступку права требования и договора займа (кредита).
Как следует из содержания ст. 807 ГК РФ, по договору займа заимодавец передает в собственность заемщику деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу сумму займа или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. По кредитному же договору (ст. 819 ГК РФ) кредитор обязуется предоставить кредит заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а последний должен вернуть полученную сумму и уплатить проценты на нее. То есть отличительной особенностью договоров займа и кредита является предоставление (передача) денежных средств с обязательством их последующего возврата (с начислением соответствующих процентов).
В силу ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования финансовый агент передает или обязуется передать клиенту денежные средства в счет денежного требования к третьему лицу, которое вытекает из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Отсюда следует, что по договору финансирования под уступку права требования также происходит передача (предоставление) денежных средств.
Однако судебная практика обращает внимание на то, что из определения договора финансирования под уступку денежного требования не следует обязанность клиента возвращения полученных им денежных средств.

3.1. Вывод из судебной практики: Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинг) и договор займа имеют различную правовую природу.

Судебная практика:

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 05.09.2007, 07.09.2007 N Ф04-5923/2007(37672-А46-26), Ф04-5923/2007(37673-А46-26) по делу N А46-8606/2006
"...Судебные инстанции пришли к выводу о том, что налоговый орган неправомерно сравнивает эффективность договора факторинга и кредитного договора, так как предметом кредитного договора является предоставление денежных средств на условиях платности, срочности и возвратности, в то время как договор факторинга предусматривает предоставление денежных средств на условиях бессрочности, безвозвратности, но возмездности.
В связи с этим вознаграждение по договору факторинга не является процентами по долговому обязательству, и пункт 1 статьи 269 Налогового кодекса Российской Федерации, регулирующий налогообложение долговых обязательств, к данным отношениям неприменим. По договору финансирования под уступку денежного требования ООО "Омскнефтегазспецстрой" получило выручку от реализации имущественного права, а значит, указанная выручка является для налогоплательщика доходом. Реализуя указанный договор, общество получило не только доход, но и понесло расходы, связанные с получением дохода. Стоимость услуг является для общества расходом, который в соответствии с подпунктом 15 пункта 1 статьи 265 и статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации уменьшает полученные налогоплательщиком доходы..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 11.07.2008 N КА-А40/6158-08 по делу N А40-68705/07-107-398)
"...Судами первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования содержащихся в материалах дела документов установлены имеющие значение для дела обстоятельства, по оценке оснований для вынесения решения от 13 ноября 2007 года в оспариваемой части, правильно применены нормы статей 171, 269, 279 НК РФ, в связи с чем оснований для переоценки обстоятельств, оцененных судами, и отмены судебных актов не имеется..."

По данному делу см. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2008 N 09АП-4636/2008-АК по делу N А40-68705/07-107-398.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2008 N 09АП-4636/2008-АК по делу N А40-68705/07-107-398
"...Налоговый орган, ссылаясь на необходимость применять ограничений установленных статьей 269 НК РФ, приравнивает комиссионное вознаграждение выплаченное финансовому агенту налогоплательщиком за услуги по договору факторинга и проценты уплаченные кредитору (заимодавцу) по долговым обязательствам, что не соответствует понятию факторинга и заимствования, установленным в ГК РФ.
Признавая оспариваемое решение налогового органа в указанной части незаконным, суд первой инстанции правомерно указал на то, из анализа положений ст. 807, 819, 822, 823, 850 ГК РФ следует, что под заимствованием понимается предоставление одной стороной (заимодавец, кредитор) другой стороне (заемщик) денежных средств или иных вещей на возвратной основе с уплатой процентов за пользование займом (кредитом) или без таковой уплаты.
Финансирование под уступку денежного требования в силу положений главы 43 ГК РФ не является заимствованием, поскольку не предполагает возврат полученных в счет переданного (уступленного) финансовому агенту требования к третьему лицу (должник) денежных средств (необходимое условие любого заимствования, установленное в главах 42, 44, 45 ГК РФ), соответственно, вознаграждение, выплаченное финансовому агенту по договору факторинга, не является процентами по долговым обязательствам, а выступает как оплата услуг финансового агента, связанных с финансированием в счет передаваемого требования.
Исходя из изложенного, комиссионное вознаграждение, выплаченное по договору факторинга, не является процентами по долговым обязательствам, размер вознаграждения принимается в составе внереализационных расходов в полном объеме на основании пп. 20 п. 1 ст. 265 НК РФ "другие обоснованные расходы", в связи с чем ограничения, установленные ст. 269 НК РФ, на него не распространяются..."

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 17.02.2004 N А55-6118/03-30
"...Так, судом сделан вывод о том, что ООО "СФК" в течение 2002 г. осуществило деятельность по оказанию факторинговых услуг. В соответствии со ст. 824 Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 2.1 договора на оказание факторинговых услуг заявитель принимал на себя обязанность финансировать "клиента" под уступку денежных требований "клиента" к "должникам" в сроки согласно договору, а также оказывать "клиенту" дополнительные услуги. "Клиенту" предоставлялся заем в денежной форме, а обязательство по возврату займа обеспечивалось уступкой права требования к должнику "клиента".
За оказание услуг Общество взимало с "клиента" согласно договору вознаграждение, включающее в себя: плату за обработку документов, за административное управление дебиторской задолженностью; за пользование денежными средствами. В счетах-фактурах заявитель в состав платы за пользование денежными средствами налог на добавленную стоимость не выделял, в бюджет не уплачивал, ссылаясь на пп. 15 п. 3 ст. 149 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому услуги по предоставлению денежных средств в заем налогообложению налогом на добавленную стоимость не подлежат.
Суд кассационной инстанции находит ошибочным вывод судебных инстанций о том, что заключенные истцом договоры на оказание факторинговых услуг являются договорами займа, а уступка права требования является лишь способом обеспечения обязательств.
Арбитражный суд не учел, что договор займа и договор финансирования под уступку денежного требования имеют различную правовую природу:
- по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества (ст. 807 Гражданского кодекса Российской Федерации);
- по договору финансирования под уступку денежного требования сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст. 824 Гражданского кодекса Российской Федерации). Обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.
В соответствии с заключенными истцом договорами на оказание факторинговых услуг клиент обязан делать на всех выставляемых должником счетах-фактурах передаточную надпись "Уступка денежного требования ООО "СФК" (договор факторинга N, дата)". Кроме того, клиент представляет финансовому агенту уведомление об уступке денежных требований по контракту, подписанное должником, в котором указываются банковские реквизиты ООО "СФК" для перечисления средств за поставленный товар.
Денежные средства поступают на расчетный счет финансового агента от должника с пометкой "уступка денежного требования". После финансирования ООО "СФК" заключало соглашения о зачете, из которого видны задолженность финансового агента перед клиентом по уступленной дебиторской задолженности, задолженность "клиента" перед финансовым агентом в рамках договора об оказании факторинговых услуг. В результате проведенного зачета определяется задолженность агента перед клиентом как разница между полученным требованием и представленным финансированием, а также вознаграждением финансового агента.
Из анализа данных договоров видно, что в них отсутствует существенный элемент договора займа как обязательство по возврату полученных средств (в данном случае денежных средств). При отсутствии такого обязательства уступка права требования не может являться способом обеспечения отсутствующего обязательства, а является тем самым обязательством..."

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2008 N 09АП-5103/2008-АК по делу N А40-3579/08-112-14
"...Инспекция в апелляционной жалобе указывает, что уступка требования по договору факторинга для целей налогообложения не имеет существенных отличий от заемных правоотношений, в связи, с чем расходы по договору факторинга при исчислении налога на прибыль необходимо учитывать в соответствии с п. 1 ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации в пределах ставки рефинансирования, увеличенной в 1,1 раза.
Данный довод инспекции правомерно отклонен судом первой инстанции как несостоятельный.
В соответствии с п. 1 ст. 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество полученных им вещей того же рода и качества.
В силу п. 1 ст. 809 Кодекса, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и порядке, определенных договором.
Таким образом, отношения по договору займа сводятся к предоставлению и возврату средств и уплате вознаграждения за их использование. При этом дополнительных обязательств по передаче имущества и (или) имущественных прав у сторон заемных правоотношений не возникает.
По договору факторинга (ст. 824 Кодекса) отношения сторон сводятся к передаче финансовым агентом денежных средств клиенту, в счет уступки денежного требования к третьему лицу, а также к предоставлению клиенту финансовых услуг, связанных с уступаемыми правами требования. При этом в момент уступки денежного требования финансовому агенту в счет финансирования у клиента отсутствуют обязательства по возврату денежных средств, так как происходит прекращение обязательств по полученному финансированию путем уступки денежного требования третьего лица.
Таким образом, заемные правоотношения и отношения сторон по факторингу имеют различную правовую природу и по своим правовым последствиям не могут рассматриваться как равнозначные..."

4. Действительность условия комиссионного вознаграждения финансовому агенту

Глава 43 ГК РФ напрямую вопрос о выплате вознаграждения финансовому агенту не регулирует. Поэтому в судебной практике возник вопрос: является ли условие договора факторинга о выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения действительным?
В силу п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Поскольку из норм гл. 43 ГК РФ, а также существа отношений по договору финансирования под уступку права требования не следует, что этот договор предполагается безвозмездным, то действует общая презумпция возмездности договора.

4.1. Вывод из судебной практики: Условие о комиссионном вознаграждении финансового агента является действительным.

Судебная практика:

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.09.2008 N Ф04-5751/2008(12012-А70-13) по делу N А70-7878/11-2007
"...По дополнительному соглашению от 07.06.2006 о вознаграждении фактора по генеральному договору о факторинговом обслуживании от 07.06.2006 N 075/06/СК клиент обязался уплачивать фактору вознаграждение в виде комиссий за обработку документов, на сумму первого платежа, на сумму уступленного денежного требования, дополнительной комиссии начисляемой единовременно на сумму уступленного денежного требования в дату расчета вознаграждения фактора (факторинговые комиссии).
Также не имеется оснований считать, что условия в дополнительном соглашении от 07.06.2006 о вознаграждении фактора (факторинговые комиссии) противоречит закону, поскольку одним из условий данного вида договора является цена в виде размера вознаграждения агенту. В противном случае договор являлся бы безвозмездным, что запрещено законом в правоотношениях между юридическими лицами..."

5. Необязательность комиссионного вознаграждения финансового агента

При рассмотрении споров по налогу на прибыль в судебной практике возник вопрос: могут ли затраты на оплату услуг финансового агента по осуществлению факторинговых операций учитываться в прочих расходах, связанных с производством или реализацией товаров (работ, услуг), либо во внереализационных расходах, поскольку они связаны с деятельностью, направленной на получение дохода?
Экономическая необоснованность таких затрат может быть мотивирована тем, что нормы Гражданского кодекса РФ не содержат условия о выплате комиссионного вознаграждения финансовому агенту.
В ряде случаев операции по выплате такого вознаграждения по договору факторинга были признаны экономически не обоснованными в связи с их убыточностью для налогоплательщика (что указывает на получение им необоснованной налоговой выгоды за счет неоправданного завышения расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль). См., например, Постановления ФАС Московского округа от 25.10.2006, 31.10.2006 N КА-А40/9338-06 по делу N А40-77541/05-128-655, от 06.12.2006, 11.12.2006 N КА-А40/11969-06-П по делу N А40-13961/05-176-150.

5.1. Вывод из судебной практики: Условие договора факторинга о комиссионном вознаграждении финансового агента не является обязательным.

Судебная практика:

Примечание: Следует отметить, что иногда суды отказывают в квалификации договора как договора факторинга и признают его договором цессии, если в нем нет условия о выплате вознаграждения финансового агента (см. п. 2.3 материалов к ст. 824 ГК РФ).

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22.05.2007 N А78-3112/06-С2-17/149-04АП-161/06-Ф02-2849/07 по делу N А78-3112/06-С2-17/149
"...Кроме того, согласно статье 824 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
По смыслу данной нормы встречным предоставлением клиенту за передаваемое право требования является финансирование финансовым агентом по договору факторинга. Нормами гражданского законодательства не предусмотрена обязанность клиента по выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения..."

Аналогичная судебная практика:
Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.01.2007 N А10-439/05-Ф02-3106/06-С1 по делу N А10-439/05
"...Также судом учтены положения о предмете договора финансирования под уступку денежного требования, установленные статьей 824 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно данной статье по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.
Обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.
Таким образом, встречным предоставлением клиенту за передаваемое право требования является финансирование финансовым агентом по договору факторинга. Нормами гражданского законодательства не предусматривается обязанность клиента по выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения.
Более того, судом учтено, что финансовые операции, связанные с куплей и продажей векселей, исполнением договоров факторинга, были проведены в течение трех дней в одном банке, в котором открыты счета участникам сделок, счет в АКБ "Союзобщемашбанк" был открыт обществом для совершения этих сделок, ранее операции, связанные с обращением ценных бумаг, общество не осуществляло..."

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.08.2006 N А19-20812/05-20-Ф02-3867/06-С1 по делу N А19-20812/05-20
"...Однако согласно статье 824 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Встречным предоставлением клиенту за передаваемое право требования является финансирование финансовым агентом по договору факторинга. Нормами гражданского законодательства не предусматривается обязанность клиента по выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения.
На этом основании расходы общества по выплатам банку приняты Управлением только в части, составляющей предельные расходы по выплате процентов по долговым обязательствам перед банками..."

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.11.2005 N А10-439/05-Ф02-5882/05-С1, А10-439/05-Ф02-5883/05-С1
"...Согласно статье 824 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.
Обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.
Таким образом, встречным предоставлением клиенту за передаваемое право требования является финансирование финансовым агентом по договору факторинга. Нормами гражданского законодательства не предусматривается обязанность клиента по выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения..."

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.05.2006, 06.06.2006 N 09АП-5453/06-АК по делу N А40-894/06-80-6
"...Аналогичные условия содержатся и в других соглашениях к договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга) с правом регресса и договоры уступки требования, заключенные Банком в рассматриваемом периоде (т. 4, т. 5, т. 6). Выписки банка (т. 7), подтверждают, что погашение задолженности должниками происходило в пользу ООО "ИК "САФО" в течение 1 - 7 дней, либо должники возвращали долг в день перечисления цессионарием по договору цессии или до даты (в дату) осуществления Банком финансирования по договору факторинга.
Согласно ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.
Обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки. Таким образом, встречное предоставление клиенту за передаваемое право требования является финансирование финансовым агентом по договору факторинга. Нормами гражданского законодательства не предусмотрена обязанность клиента по выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения.
В силу п. 1 ст. 382 ГК РФ, статьи 384 ГК РФ право требования может быть передано другому лицу на основании сделки. Нормами главы 24 ГК РФ также не предусмотрена выплата комиссионного вознаграждения цедентом цессионарию.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии экономической целесообразности заключенных Банком сделок и необоснованности понесенных расходов в виде комиссии по договорам цессии, поскольку фактически, при совершении указанных сделок (факторинга и цессии) в 1 - 7 дней, какой-либо экономический смысл данных сделок, направленных на систематическое получение Банком прибыли, отсутствует..."

6. Действительность договора факторинга, заключенного в целях обеспечения исполнения обязательства (обеспечительная уступка)

Абзац 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ допускает заключение договора финансирования под уступку денежного требования для обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом, что соответствует ст. 329 ГК РФ, в силу которой исполнение обязательств может обеспечиваться не только неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком, но и другими способами, предусмотренными законом или договором.

6.1. Вывод из судебной практики: Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинг), заключенный в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом, является действительным.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 27.01.2010 N Ф09-56/10-С5 по делу N А60-22710/2009-С2
"...Общество "ГаураЛэнд" обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к открытому акционерному обществу "Промсвязьбанк" (далее - общество "Промсвязьбанк"), обществу с ограниченной ответственностью "Группа предприятий "Прогресс" (далее - общество "Прогресс") о признании недействительным генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России от 07.09.2007 N Т-638, заключенного между обществом "Промсвязьбанк" и обществом "Прогресс", и применении последствий недействительности сделки путем возврата другой стороне всего полученного по сделке.
Решением суда от 05.08.2009 (судья Абознова О.В.) в удовлетворении иска отказано.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.10.2009 (судьи Назарова В.Ю., Масальская Н.Г., Соларева О.Ф.) решение суда оставлено без изменения.
Как установлено судом, 07.09.2007 между Акционерным коммерческим банком "Промсвязьбанк" (ЗАО; фактор; 05.09.2007 в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в связи со сменой наименования - АКБ "Промсвязьбанк" на - ОАО "Промсвязьбанк") и обществом "Прогресс" (продавец) заключен генеральный договор N Т-638 об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России, предметом которого являются общие условия факторингового обслуживания поставок внутри России, при котором продавец безотзывно и безусловно обязуется уступить фактору денежные требования, вытекающие из предоставления продавцом товаров, выполнения им работ и оказания услуг третьим лицам (дебиторам) на условиях отсрочки платежа в течение срока действия договора, а фактор обязуется передать продавцу денежные средства в счет этих денежных требований в сроки и в порядке, определяемые дополнительным соглашением к договору, и оказывать продавцу иные финансовые услуги, связанные с денежными требованиями, являющимися предметом уступки, в сроки и в порядке, определяемые дополнительными соглашениями к договору.
Суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями ст. 160, 434, п. 1 ст. 824, ст. 826, п. 2 ст. 831 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для признания недействительным генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России от 07.09.2007 N Т-638, а также о недоказанности истцом нарушения его прав и законных интересов оспариваемым соглашением.
Выводы судов соответствуют установленным по делу обстоятельствам и действующему законодательству.
Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.
Проанализировав условия договора от 07.09.2007 N Т-638 с учетом названных норм права, суды пришли к правильному выводу о том, что по данному договору факторинга право требования передается фактору в целях обеспечения исполнения обязательств продавца по возврату полученного им займа (кредита). В связи с этим на фактора возлагаются особые обязанности: представить отчет продавцу (о полученных платежах по уступленному праву требования), а также передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если денежные средства, полученные фактором от дебитора, оказались меньше суммы долга продавца фактору, обеспеченной уступкой требования, продавец остается ответственным перед фактором за остаток долга (п. 2 ст. 831 Гражданского кодекса Российской Федерации). Таким образом, совокупность условий данного договора указывает на его обеспечительный характер..."

Аналогичная судебная практика:
Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 23.04.2007 N Ф09-7420/06-С5 по делу N А76-15532/2005
"...Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, между Коммерческим банком "Национальная Факторинговая Компания "Уралсиб-НИКойл" (ООО) и обществом "ПКФ "Уралэлектрокомплект" заключен генеральный договор от 15.09.2004 N ДФ-209/2004 об общих условиях факторингового обслуживания внутри России, в соответствии с которым истец производит финансирование общества "ПКФ "Уралэлектрокомплект" под уступку денежных требований к его дебиторам, одним из которых является общество "Коркинский авторемонтный завод". Дополнительные соглашения N 1 и N 2, заключенные в рамках генерального договора, являются его неотъемлемыми частями.
Основанием возникновения уступаемого банку денежного требования является договор поставки от 03.11.2004 N ФОЗ-11/04, заключенный между обществом "ПКФ "Уралэлектрокомплект" (поставщик) и обществом "Коркинский авторемонтный завод" (покупатель), в соответствии с которым в адрес покупателя поставлена продукция (трубы) по накладной от 03.11.2004 N 516. Срок оплаты по договору установлен не позднее 02.02.2005.
Исходя из буквального содержания договора (п. 3.4, 3.9 генерального договора, п. 3.2, 3.4 дополнительного соглашения от 15.09.2004 N 2 к генеральному соглашению), суд первой инстанции сделал вывод о том, что уступка денежного требования предполагалась в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом, как это предусмотрено абз. 2 п. 1 ст. 824 Гражданского кодекса Российской Федерации. Лицом, обязанным возвратить финансовому агенту суммы предоставленного финансирования, как следует из условий договора, является клиент. В случае возврата поставленного товара он является ответственным лицом перед финансовым агентом.
Судом правильно указано, что общество "Коркинский авторемонтный завод" и общество "Транс-Инвест" не являются солидарными должниками в смысле, придаваемом этому понятию ст. 322 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

7. Установление в договоре порядка перехода права требования от клиента к финансовому агенту

Согласно п. 2 ст. 824 ГК РФ денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом. При этом Гражданский кодекс РФ не устанавливает последствий для случая, если в нарушение договора обязательства клиентом не были переданы.

7.1. Вывод из судебной практики: Если по условиям договора клиент обязан возвратить агенту полученное финансирование и в обеспечение своих обязательств должен передать денежные требования к своим дебиторам, но фактически денежные требования не были переданы, то полученная клиентом сумма финансирования считается перечисленной без правовых оснований.

Судебная практика:

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.09.2010 по делу N А45-21883/2009
"...Из материалов дела следует, что между ОАО "Банк Финсервис" (Банк, фактор) и ООО "Закусочка" (продавец, должник) заключен генеральный договор от 17.06.2008 N 1000012Ф об общих условиях факторингового обслуживания внутри России, в соответствии с условиями которого фактор обязуется осуществлять финансирование продавца, а продавец обязуется возвратить полученные денежные средства в порядке и на условиях договора, уплатить Банку вознаграждение, предусмотренное договором, а также безотзывно и безусловно уступить фактору денежные требования к дебиторам продавца. Денежные требования, уступаемые фактору, в рамках договора, обеспечивают обязательства продавца (ООО "Закусочка") по возмещению денежных средств, полученных в качестве финансирования продавца.
Во исполнение договорных обязательств Банк перечислил продавцу денежные средства в общей сумме 2 221 028,18 руб.
Образовавшаяся задолженность в размере 1 491 203,07 руб. предоставленного финансирования, 375 514,57 руб. вознаграждения и 1 470 627,32 руб. неустойки послужили поводом для обращения в арбитражный суд с настоящими требованиями.
Согласно пункту 2 статьи 826 Гражданского кодекса Российской Федерации при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события.
Принимая во внимание сложный состав договорных отношений по уступке денежных требований к дебиторам должника, в рамках которых судом установлено отсутствие в материалах дела "Уведомления об уступке по форме приложения N 3", то определить момент перехода требований от должника к фактору как правильно указал суд апелляционной инстанции невозможно.
При таких обстоятельствах выводы судов о том, что денежные средства в размере 2 221 028,18 руб., перечислены ОАО "Банк Финсервис" без установленных законом или договором оснований, являются правомерными..."

По данному делу см. также Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2010 N 07АП-2965/10(2) по делу N А45-21883/09.

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2010 N 07АП-2965/10(2) по делу N А45-21883/09
"...Из материалов дела следует и установлено судом, что между ОАО "Банк Финсервис" (Банк) и ООО "Закусочка" (Продавец, Должник) 17.06.2008 заключен генеральный договор N 1000012Ф об общих условиях факторингового обслуживания внутри России (далее - Договор).
Во исполнение договорных обязательств Банк перечислил Продавцу денежные средства в общей сумме 2 221 028,18 рублей 18 копеек.
Согласно статье 824 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
В соответствии с пунктом 4.3 Договора права требования к дебиторам, возникающие из контрактов, переходят от Продавца к Фактору с момента подписания Фактором и Продавцом Реестра уступленных требований по форме Приложения N 2, а также подписания Продавцом и Дебитором Уведомления об уступке по форме Приложения N 3 и передачи его Фактору.
Поскольку заявителем не были представлены Уведомления об уступке по форме Приложения N 3, в связи с этим невозможно сделать вывод о переходе требований к Дебиторам от Продавца к Фактору.
Подписание Реестра уступленных требований производится при условии передачи Продавцом Фактору документов, указанных в пунктах 4.6 и 6.9 настоящего Договора, а также подписанного Продавцом и Дебитором Уведомления об уступке по форме Приложения N 3 (пункт 4.4 Договора).
Сторонами были нарушены вышеназванные условия договора, в связи с чем, у заявителя не возникло обязанности по предоставлению финансирования, поскольку оно не было обеспечено уступкой требования, следовательно, денежные средства были перечислены без установленных законом или договором оснований. В рассматриваемом случае положения договора не предусматривают возврат указанных средств финансовому агенту. При этом, апелляционный суд не принимает ссылку на нормы статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку заявителем требования в суде первой инстанции заявлялись и рассматривались по иным основаниям..."

8. Передача финансовому агенту в счет исполнения договора факторинга требований, превышающих по стоимости лимит финансирования

Стороны договора факторинга могут установить лимит финансирования клиента. На практике встречаются ситуации, когда клиент в счет исполнения договора передает требования на большую сумму, чем предусмотрено лимитом финансирования. Означает ли это, что стороны конклюдентными действиями изменили условия договора в части определения лимита финансирования клиента?

8.1. Вывод из судебной практики: Передача клиентом в счет исполнения договора факторинга требований, превышающих лимит финансирования, не влечет изменения условий договора и возникновения у финансового агента обязанности по дополнительному финансированию, если договором предусмотрено, что требования считаются перешедшими к фактору с момента финансирования, однако оно не было осуществлено.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 27.01.2011 N ВАС-18527/10 по делу N А65-20471/2008-СГ3-1
"...Как установлено судебными инстанциями, между банком "НФК" (фактором) и обществом "НК "Челны Холод" (клиентом) заключен генеральный договор об общих условиях факторингового обслуживания внутри России от 30.03.2007 N ДФ-136/2007 (далее - договор факторинга), в соответствии с условиями которого фактор принял на себя обязательства осуществлять финансирование клиента, а клиент уступать фактору денежные требования, вытекающие из предоставления клиентом товаров, выполнения работ или оказания услуг дебиторам на условиях отсрочки платежа, в течение срока действия договора, в обеспечение возврата фактору сумм финансирования.
При заключении указанного договора стороны пришли к соглашению, что в течение срока действия договора денежные требования к любому дебитору, в отношении которого фактору по акту приемки-передачи документов по уступленным денежным требованиям переданы документы, считаются перешедшими от клиента к фактору после соответствующего финансирования.
На основании соответствующих актов приема-передачи клиент передал фактору оправдательные документы по поставке в рамках договора от 05.04.2007 N 160.
Финансирование фактором клиента под уступку денежного требования к предпринимателю Кузнецовой В.В. установлено судами исходя из соответствующих платежных поручений.
Как следует из обжалуемых судебных актов, по договору поставки поставщиком поставлена покупателю продукция на общую сумму 10 421 313 рублей 59 копеек, то есть с превышением установленного лимита.
Задолженность покупателя перед поставщиком составила 4 610 321 рубль 39 копеек, что послужило основанием для обращения поставщика в арбитражный суд с исковыми требованиями о взыскании задолженности в солидарном порядке.
Отказывая в удовлетворении исковых требований к банку "НФК", суды, оценив в соответствии требованиями статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации положения генерального договора факторинга с учетом дополнительных соглашений и договора поручительства, пришли к выводу, что сторонами было согласован объем прав, переходящих финансовому агенту, в размере произведенного финансирования, что соответствует требованиям главы 43 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом сложившейся судебно-арбитражной практики.
Превышение лимита финансирования послужило основанием для признания неправомерными требований истца к банку о взыскании задолженности по поставке, осуществленной сверх лимита финансирования.
При этом судами признаны несостоятельными как основанные на неверном толковании норм права и не соответствующие соглашениям сторон доводы истца о том, что в результате принятия фактором документов, подтверждающих отгрузку сверх лимита финансирования, а также обращения фактора в суд с иском к дебитору о взыскании задолженности по спорной поставке, стороны путем совершения конклюдентных действий внесли изменения в генеральный договор факторинга в части определения момента перехода права требования.
...в передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дела N А65-20471/2008-СГ3-1 Арбитражного суда Республики Татарстан для пересмотра в порядке надзора решения от 26.04.2010, постановления Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.07.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 29.10.2010 по тому же делу отказать..."

Аналогичная судебная практика:
Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 29.10.2010 по делу N А65-20471/2008
"...Как следует из материалов дела и установлено судами, между банком (фактор) и хладокомбинатом (клиент) заключен генеральный договор об общих условиях факторингового обслуживания внутри России от 30.03.2007 N ДФ-136/2007, по условиям которого фактор обязуется осуществлять финансирование клиента, а клиент обязуется уступать фактору денежные требования, вытекающие из предоставления клиентом товаров. Фактор обязуется передать клиенту денежные средства в счет этих денежных требований в сроки и в порядке, определяемые соглашением, и оказывать клиенту иные финансовые услуги, связанные с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.
Пунктом 2.2 названного договора предусмотрено, что в течение срока действия договора денежные требования к любому дебитору, по которому фактор по акту приемки-передачи документов по уступленным денежным требованиям переданы документы, считается перешедшим от клиента к фактору после соответствующего финансирования.
Получение предпринимателем письменных уведомлений от 03.04.2007 (установленной формы) об уступке права требования банку по спорным поставкам подтверждено документально.
Истец, считая, что в результате внесенных в договор изменений стороны увеличили размер финансирования под уступку права в отношении ИП Кузнецовой В.В., обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Согласно пункту 1 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.
Письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 настоящего Кодекса.
Совершение конклюдентных действий может рассматриваться при определенных условиях как согласие на внесение изменений в договор, заключенный в письменной форме.
Данная позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации сформулирована в пункте 5 Информационного письма от 05.05.1997 N 14 "Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров".
Однако применительно к спорному случаю действиями банка, которые действительно могли рассматриваться в качестве основания для изменения содержания договора от 30.03.2007 N ДФ-136/2007 в части условий о лимите финансирования, должен признаваться лишь факт перечисления агенту (хладокомбинату) денежных средств сверх суммы, предусмотренной соглашением сторон, который документально не подтвержден.
Из анализа пунктов 2.2 и 3.1 договора факторинга от 30.03.2007 N ДФ-136/2007 следует, что в течение срока действия договора любое денежное требование к любому дебитору, по которому финансовому агенту были переданы документы, считаются перешедшими от клиента в момент выплаты клиенту суммы финансирования, если иное не установлено соглашением.
Следовательно, объем прав, переходящих к финансовому агенту, определялся размером финансирования.
Таким образом, вне зависимости от факта передачи документации банку относительно спорных поставок, которые превысили пределы установленного сторонами лимита финансирования, переход права требования к банку от клиента, не произошел в силу отсутствия соответствующего финансирования клиента (ОАО "НК "Челны Холод").
Оценив представленные сторонами доказательства с позиции статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 363, 382, 421, 823 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии у хладокомбината права требовать финансирования сверх предусмотренных договором факторинга лимитов, поскольку объем прав определялся пределами финансирования, а также при отсутствии доказанности правовых оснований для перехода права требования от клиента к финансовому агенту, что как следствие исключает и основания для ответственности поручителя, ограниченной пределами, установленными договором..."

9. Квалификация действий клиента по зачету требований к должнику в случае исполнения фактором своих обязательств

В соответствии с п. 1 ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Согласно п. 1 ст. 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при следующих условиях: он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту; в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.
Нормы гл. 43 ГК РФ не дают разъяснений о квалификации действий клиента по зачету требований к должнику, в то время как обязательства фактора были исполнены надлежащим образом.

9.1. Вывод из судебной практики: Действия клиента по зачету требований, являющихся предметом договора факторинга, незаконны, если фактор исполнил свои обязательства перед клиентом и уведомил его об этом.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 N 17500/10 по делу N А41-19368/08
"...В период с 30.04.2008 по 29.05.2008 поставщик направил дистрибьютору уведомления дебитора об оплате отдельной отгрузки по договору поставки следующего содержания: "Настоящим письмом извещаем Вас о том, что в связи с внедрением в нашей организации новой системы расчетов за наши товары мы решили воспользоваться услугами акционерного коммерческого банка "Металлинвестбанк" (ОАО), в соответствии с которыми мы будем получать от АКБ "Металлинвестбанк" (ОАО) финансирование наших поставок под уступку денежных средств нашим дебиторам. Такой порядок расчетов предусмотрен главой 43 Гражданского кодекса Российской Федерации". В тексте уведомления также указаны реквизиты банка, по которым обществу "ПепсиКо Холдингс" предложено оплачивать поставки продукции по дистрибьюторскому соглашению, а также реквизиты отгрузочных документов, обосновывающих денежные требования поставщика. Уведомления были направлены в форме приложения к договору факторинга с указанием на основание возникновения у банка права требования - дополнительное соглашение от 21.02.2008 N 2-364.
Несмотря на осуществление банком финансирования в счет уступленных требований в соответствии с условиями договора факторинга и дополнительных соглашений к нему, оплата продукции, полученной по дистрибьюторскому соглашению, обществом "ПепсиКо Холдингс" произведена не была, что явилось основанием для обращения банка в арбитражный суд с настоящим иском.
Ссылаясь на акты о проведении зачета взаимных встречных однородных требований от 27.05.2008 и от 31.07.2008 N 2, общество "ПепсиКо Холдингс" указывало на прекращение зачетом прав требований по спорным поставкам.
Как следует из материалов дела, при обращении с заявками поставщик предоставлял банку заверенные дебитором надлежащие уведомления об уступке денежных требований по соответствующим поставкам в рамках дистрибьюторского соглашения с указанием реквизитов отгрузочных документов, конкретного денежного требования, подлежащего исполнению, реквизитов банка, в пользу которого подлежит осуществлению платеж. На каждом уведомлении проставлены печать общества "ПепсиКо Холдинг" и подпись его уполномоченного представителя, что свидетельствует о письменном согласии ответчика на переход прав требований поставщика по этому дистрибьюторскому соглашению.
Таким образом, вывод суда первой инстанции о незаконности зачета встречных требований, осуществленного между клиентом по договору факторинга и должником в отношении поставок, права требования по которым были переданы фактору согласно условиям договора факторинга, является правильным..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 07.04.2011 N ВАС-17500/10 по делу N А41-19368/08
"...Пункт 6.7 договора факторинга предусматривает, что поставщик не вправе без письменного согласия фактора вносить изменения в заключенные с дебиторами контракты, денежные требования по которым являются предметом уступки.
Между тем, 21.04.2008 поставщик и общество подписывают дополнительное соглашение N 1/3 к дистрибьюторскому соглашению, изменяющее условия и сроки оплаты полученной ответчиком продукции и на основании актов о проведении зачета взаимных встречных однородных требований от 27.05.2008 и 31.07.2008 N 2 прекращают обязательства по спорным поставкам зачетом встречных однородных требований.
В нарушение условий договора факторинга банк не был уведомлен об указанных изменениях дистрибьюторского соглашения, согласия на внесение соответствующих изменений не давал.
Как следует из материалов дела, соответствующими письменными уведомлениями поставщик в период с 30.04.2008 года по 29.05.2008 года извещал дебитора об уступке имеющихся денежных требований по соответствующим поставкам в рамках дистрибьюторского соглашения. На каждом уведомлении проставлена печать ответчика и подпись уполномоченного представителя, что свидетельствует о письменном согласии ответчика на переход прав требований поставщика по указанному дистрибьюторскому соглашению.
Поскольку на момент совершения спорных поставок уже существовало дополнительное соглашение, изменяющее порядок оплаты по дистрибьюторскому соглашению от 21.11.2007, фактические действия ответчика и третьего лица по согласованию передачи прав по спорным поставкам в рамках договора факторинга и информирования банка о таком согласовании свидетельствуют об их недобросовестном поведении (злоупотреблении правом), направленном на осуществление поставок за счет банка и избежание возмещения денежных средств банку.
Действия по зачету встречных требований между дистрибьютором и поставщиком следует рассматривать как противоречащими принципам добросовестности участников гражданского оборота, поскольку сделки по зачету совершены при наличии действующего и исполненного фактором договора факторинга и уведомления о состоявшейся уступке прав денежного требования должника по дистрибьюторскому соглашению.
Таким образом, вышеуказанные выводы судов, положенные в основу постановлений Десятого арбитражного апелляционного суда от 28.05.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 14.09.2010 противоречат материалам дела и нормам права.
При названных обстоятельствах дело подлежит передаче на рассмотрение Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации..."

Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.12.2011 по делу N А67-2793/2011
"...Во исполнение договора факторинга ОАО "Томский кондитер" уступило банку денежное требование к обществу по оплате поставленного в рамках договора поставки от 12.02.2009 товара по товарным накладным N 4-00012762 от 26.11.2010 на сумму 482 539 руб. 08 коп. и N 4-00012793 от 08.12.2010 на сумму 383 405 руб. 45 коп.
14.10.2009 клиент направил в адрес дебитора (общества) уведомление об уступке им банку всех своих денежных требований по договору поставки от 12.02.2009 и просил общество с 20.09.2009 производить оплату по всем поставкам банку. Уведомление получено ответчиком.
Финансирование клиента под уступку прав требования осуществлено банком в размере 779 350 руб. 08 коп. путем перечисления данной суммы на счет ОАО "Томский кондитер" платежными поручениями N 27072 от 03.12.2010, N 27161 от 10.12.2010.
Ввиду частичной оплаты товара, полученного обществом по вышеуказанным товарным накладным, банк в претензии от 11.04.2011 N 2173 потребовал от ответчика погашения образовавшегося долга.
Поскольку претензия банка осталась без удовлетворения, истец обратился в суд с настоящим иском.
При этом довод общества о произведенном им с ОАО "Томский кондитер" взаимозачете встречных однородных требований отклонен.
В ходе проверки данного довода суды установили, что встречные требования покупателя к поставщику были основаны на актах от 31.10.2010, 30.11.2010, 31.12.2010 о выполнении условий дополнительного соглашения к договору поставки о предоставлении премий, подписанных ответчиком и третьим лицом после получения обществом уведомления банка об уступленном праве.
Пунктом 1 статьи 832 ГК РФ предусмотрено, что в случае обращения финансового агента к должнику с требованием произвести платеж должник вправе в соответствии со статьями 410 - 412 данного Кодекса предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования финансовому агенту.
Учитывая условия договора факторинга, получение 14.10.2009 ответчиком уведомления банка об уступленном праве, а также наличие на товарных накладных отметки об уступке денежного требования банку и уведомлении покупателя о состоявшейся уступке, суды пришли к выводу о незаконности зачета.
Поскольку зачет встречных требований произведен между клиентом по договору факторинга и должником в отношении поставок, права требования по которым были переданы фактору согласно условиям договора факторинга, то указанный вывод судов является правильным и согласуется с правовой позицией, сформулированной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.06.2011 N 17500/10.
В связи с этим обоснован вывод судов о недобросовестном поведении покупателя и поставщика (злоупотреблении правом), направленном на осуществление поставок за счет истца и избежание возмещения денежных средств банку.
При таких обстоятельствах требования банка удовлетворены правомерно..."

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.12.2012 по делу N А56-53410/2011
"...Между ООО "Торговый дом СЛТ" (клиент) и ООО "СИСТЕМА Фактор" (фактор) заключен генеральный договор об общих условиях факторингового обслуживания внутри России от 12.07.2010 N 266-F/10, в соответствии с которым фактор обязался осуществлять финансирование клиента, а клиент - уступать фактору денежные требования (существующие и/или будущие), вытекающие из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг дебиторам, в обеспечение возврата фактору сумм финансирования. В течение срока действия договора любое денежное требование к любому дебитору, вытекающее из контракта клиента с дебитором, считается перешедшим от клиента к фактору, если иное не установлено договором или дополнительным соглашением к договору.
Телеграммой от 21.07.2010 ООО "О'КЕЙ" было уведомлено о заключении договора факторинга от 12.07.2010 N 266-F/10 и об обязанности по всем поставкам, произведенным с 20.05.2010, осуществлять платежи в адрес фактора.
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.
По просьбе должника финансовый агент обязан в разумный срок представить должнику доказательства того, что уступка денежного требования финансовому агенту действительно имела место. Если финансовый агент не выполнит эту обязанность, должник вправе произвести по данному требованию платеж клиенту во исполнение своего обязательства перед последним.
В обоснование заявленных требований истцом представлены в материалы дела товарные накладные, оформленные ООО "Торговый дом СЛТ", в которых в качестве основания платежа указан договор поставки от 01.12.2009 N 346/09-ДП-Ц.
Приняв во внимание письменные пояснения конкурсного управляющего ООО "Торговый дом СЛТ" (отзыв на апелляционную жалобу), апелляционный суд не признал подписанные конкурсным управляющим акты сверки взаимных расчетов допустимыми доказательствами, подтверждающими исполнение ответчиком обязательства по оплате поставленных товаров, в том числе путем зачета взаимных однородных требований.
Из материалов дела следует, что зачет встречных требований проведен ответчиком после получения уведомления ООО "СИСТЕМА Фактор" о необходимости по всем поставкам, произведенным после 20.05.2010, осуществлять платежи в адрес фактора. Апелляционный суд со ссылкой на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.06.2011 N 17500/10 правомерно указал на незаконность зачета встречных требований, осуществленного между клиентом по договору факторинга и должником в отношении поставок, права требования по которым были переданы фактору.
Ссылка подателя жалобы на отсутствие доказательств его уведомления о состоявшейся уступке права требования является несостоятельной. В подтверждение уведомления ответчика об уступке права требования истец представил телеграмму от 21.07.2010, а также доказательства ее вручения уполномоченному представителю ООО "О'КЕЙ" (том 2, л.д. 2 - 3). Содержание уведомления соответствует требованиям статьи 830 ГК РФ.
Установив, что ООО "О'КЕЙ", уведомленное об уступке денежного требования, вытекающего из договора поставки от 01.12.2009 N 346/09-ДП-Ц, в нарушение положений статьи 830 ГК РФ не произвело платеж финансовому агенту, суды правомерно удовлетворили иск ООО "СИСТЕМА Фактор" о взыскании с ответчика 3 385 246 руб. 98 коп. задолженности и 53 486 руб. 64 коп. процентов..."

Статья 825. Финансовый агент

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 825 ГК РФ

1. Действительность договора факторинга, если финансовый агент не является кредитной организацией

1. Действительность договора факторинга, если финансовый агент не является кредитной организацией

Судебная практика содержит примеры споров о действительности договора финансирования под уступку денежного требования, если финансовый агент не является кредитной организацией.
В силу ст. 825 ГК РФ до внесения в нее изменений Федеральным законом от 09.04.2009 N 56-ФЗ в качестве финансового агента договоры факторинга могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на подобную деятельность.
Из изложенного могло следовать, что только кредитные организации, будучи поименованными в ст. 825 ГК РФ, вправе быть финансовыми агентами, а договор факторинга, который заключен с финансовым агентом - некредитной организацией, недействителен. Это, однако, опровергалось тем, что Законом лицензирование деятельности финансового агента не предусмотрено и, следовательно, не требуется.
Из приведенного определения и принципа единого перечня лицензируемых видов деятельности следует, что перечень данных видов деятельности расширительному толкованию не подлежит (см. Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.10.2007 N А10-2202/07-Ф02-6933/07 по делу N А10-2202/07, ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.10.2007 N А10-2093/07-Ф02-6938/07 по делу N А10-2093/07).
Кроме того, ст. 10 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ" предусматривала, что "до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности".
По состоянию на 1 марта 1996 г. (дату вступления в силу части второй ГК РФ) законодательство не предусматривало ограничений для ведения деятельности финансового агента: действовали нормы части первой Кодекса, в том числе ст. 49 ГК РФ, в силу которой коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, обладают общей правоспособностью и, следовательно, могут осуществлять любую деятельность, не запрещенную законом.
Пункт 2 ст. 49 ГК РФ предусматривает возможность ограничения правоспособности коммерческой организации только в случаях и порядке, установленных законом. Абзац третий п. 1 данной статьи предусматривает один из таких случаев - лицензирование, которое на момент вступления в силу части второй Гражданского кодекса РФ в отношении деятельности финансового агента установлено не было.
Таким образом, Федеральный закон "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ", в отличие от ст. 825 ГК РФ, позволял до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов вести такую деятельность без лицензии. Это давало возможность говорить о том, что договор факторинга, заключенный с финансовым агентом - некредитной организацией, нельзя признать недействительным из-за отсутствия лицензии.
Федеральным законом от 09.04.2009 N 56-ФЗ внесены изменения в ст. 825 ГК РФ, в соответствии с которыми в качестве финансового агента при заключении договоров финансирования под уступку денежного требования могут выступать коммерческие организации. Таким образом, в настоящее время перечень лиц, которые согласно новой формулировке данной статьи могут выступать в качестве финансовых агентов, расширен.
Однако это не решает проблемы, связанной с договорами факторинга, которые заключены до даты вступления в силу Федерального закона от 09.04.2009 N 56-ФЗ и в пределах срока исковой давности, установленного п. 1 ст. 181 ГК РФ, могут быть признаны недействительными ввиду отсутствия у финансового агента на момент их заключения лицензии.

1.1. Вывод из судебной практики: По вопросу об обязательности лицензии на осуществление деятельности финансового агента до вступления в силу Федерального закона от 09.04.2009 N 56-ФЗ позиции судов расходятся.

Позиция 1. Только лицо, имеющее лицензию, могло быть финансовым агентом до вступления в силу Федерального закона от 09.04.2009 N 56-ФЗ, поскольку деятельность финансового агента лицензировалась.

Судебная практика:

Примечание: По сути, данная позиция означает, что финансовым агентом может быть только кредитная организация.
Данная позиция обосновывается императивностью положений ст. 825 ГК РФ.
Косвенно данную позицию подтверждает и Закон РФ от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности". Согласно ст. 5 данного Закона кредитная организация вправе заключать сделки по приобретению права требования от третьих лиц исполнения обязательств в денежной форме.

Постановление Президиума ВАС РФ от 30.06.1998 N 955/98 по делу N А-32-6229/97-2/166
"...В марте 1997 года акционерное общество "Кубаньэнерго" и международная торгово-факторинговая компания "Славия" заключили договор N 14 и дополнительное соглашение к нему от 18.03.97, согласно которому МТФК "Славия" приняла обязательство финансировать АО "Кубаньэнерго" под уступку денежного требования акционерного общества к МУП "Водоканал" по договорам на отпуск электроэнергии.
В соответствии со статьей 825 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.
Таким образом, арбитражный суд, признавая договор факторинга недействительным, обоснованно исходил из необходимости специальной правосубъектности при заключении подобных сделок..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Определение ВАС РФ от 05.06.2012 N ВАС-3227/12 по делу N А07-12231/2008
"...По договору цессии от 08.06.2000 компания "Ягуар Оверсиз Холдингс Лимитед" (принципал), компания "Фейлайн Лимитед" (агент), именуемые вместе "цедент", передали в собственность цессионарию - компании "ФейлайКомерсио Интернасионал Э Сервисуш ЛДА" право требования к обществу "Ново-Уфимский НПЗ" основного долга в сумме 4 587 793,31 долларов США, а также процентов за пользование чужими денежными средствами, возмещения судебных издержек по взысканию долга и других убытков, вызванных неисполнением обязательства должником.
Необоснованным является утверждение заявителя о необходимости применить к отношениям сторон положений статьи 828 Гражданского кодекса Российской Федерации.
На момент заключения договора цессии от 08.06.2000, который заявитель предлагает квалифицировать в качестве финансирования под уступку денежного требования, действовала редакция Гражданского кодекса Российской Федерации от 17.12.1998 (до 28.11.2002), которая в статье 825 содержала специальное требование к финансовому агенту. В качестве такового могли выступать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида. Соответственно иные субъекты не могли заключать договоры финансирования под уступку денежного требования.
Статья 4 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. При этом в силу пункта 1 статьи 422 Кодекса договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Таким образом, отношения по договору цессии от 08.06.2000 не могли быть сформированы как финансирование под уступку денежного требования..."

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 22.08.2007, 29.08.2007 N КА-А40/5772-07 по делу N А40-45469/06-90-229
"...Сославшись на статью 825 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), суды исходили из того, что в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования вправе заключать банки и иные кредитные организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.
Однако доказательств, свидетельствующих о том, что на момент заключения договора факторинга ООО "Эллин Групп" обладало специальной правоспособностью и вправе было совершать действия в соответствии с положениями главы 43 ГК РФ, коммерческим банком налоговому органу не представлено. Не представлено таких доказательств и в арбитражный суд. По договору от 02.12.04 N 11/3 в качестве принципала указано ООО "Оптимел", наличие специальной правоспособности у которого также не подтверждено соответствующими доказательствами.
Проанализировав эти фактические обстоятельства, суд первой инстанции, апелляционный суд пришли к выводу о том, что на момент заключения сделки именно коммерческий банк обладал специальной правоспособностью и именно он выступал в качестве финансового агента..."

Постановление ФАС Московского округа от 25.01.2006 N КА-А40/13949-05 по делу N А40-31810/05-114-237
"...Суд признал, что ООО "Рэндэн" не могло выступать в качестве выгодоприобретателя по сделке уступки клиентом (ОАО "Точприбор") финансовому агенту (АКБ "Фалькон") прав требования к должнику (ООО "Хардлайн") и являться стороной факторинговой сделки, поскольку в силу ст. 825 ГК РФ не доказана его специальная правоспособность на совершение подобных сделок.
Оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, суды первой и апелляционной инстанций дали правильную правовую квалификацию правоотношений сторон и сделали правильный вывод о доказанности совершения Банком действий, направленных на уклонение от налогообложения..."

Постановление ФАС Московского округа от 25.09.2003 N КГ-А40/7043-03-П
"...В качестве оснований недействительности оспариваемой сделки истец и третье лицо сослались на ее несоответствие требованиям статьи 825 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с отсутствием у финансового агента по данной сделке лицензии, предусмотренной указанной нормой права.
В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
С учетом указаний суда кассационной инстанции суд первой и апелляционной инстанций, вновь рассмотревший дело, установил, что оспариваемая по основаниям несоответствия требованиям статьи 825 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка оспорима в соответствии со статьей 173 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно статье 173 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.
На основании представленных по делу доказательств, судом обоснованно установлено, что ООО "Таитан" как единственный участник ООО "Савел" имел право на заявленное им требование, лицензии у последнего для выступления в качестве финансового агента по оспариваемой сделке не имелось, другая сторона - клиент по оспариваемой сделке - ООО "Вестонпром" знало о заключении сделки ООО "Савел" без наличия у последнего указанной обязательной лицензии.
Данные обстоятельства подтверждаются, в частности, уставом ООО "Савел" (т. 1, л. д. 45), протоколом рабочего собрания от 5 июня 2002 года (т. 1, л. д. 118).
Учитывая изложенное, суд обеих инстанций, правильно применив статьи 168, 173, 825 Гражданского кодекса Российской Федерации, правомерно удовлетворил требования ООО "Таитан" о признании оспариваемого договора финансирования под уступку права требования недействительным.
Довод заявителя о том, что в силу Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" лицензирование деятельности финансового агента по оспариваемой сделке не предполагалось, не может быть признан обоснованным.
Отсутствие в названном Федеральном законе норм, устанавливающих обязательное лицензирование деятельности финансовых агентов, не может в силу пункта 2 статьи 3 Гражданского кодекса Российской Федерации исключать прямое действие статьи 825 Гражданского кодекса Российской Федерации, императивно предусматривающей обязательность такого лицензирования.
Кроме того, из пункта 1 статьи 1 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" следует, что данный нормативно-правовой акт регулирует административные отношения в связи с осуществлением определенных в этом Законе видов лицензируемой деятельности.
Таким образом, гражданско-правовые отношения, в том числе в связи с лизинговой деятельностью и условия их осуществления, находятся за рамками предмета правового регулирования данного Закона. Из чего следует, что, разрешая настоящий спор, суд обеих инстанций правильно не применил содержащиеся в нем нормы..."

Постановление ФАС Московского округа от 03.02.2003 N КГ-А40/68-03
"...Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии).
К таким видам деятельности, на осуществление которых требуется специальное разрешение, Гражданский кодекс РФ относит деятельность по финансированию под уступку денежного требования (факторинг).
Согласно статье 825 Кодекса в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.
На момент заключения оспариваемой сделки ООО "Савел" (финансовый агент) лицензии на занятие факторинговой деятельностью не имел.
Вывод суда о том, что отсутствие у ООО "Савел" лицензии не является основанием для признания сделки, заключенной им с нарушением требований статьи 825 Кодекса, недействительной, поскольку Федеральным законом "О лицензировании отдельных видов деятельности" лицензирование факторинговой деятельности не предусмотрено и этот Закон имеет приоритетное значение в трактовании статьи 825 Кодекса, кассационная инстанция считает ошибочным, противоречащим пункту 2 статьи 3 Гражданского кодекса РФ. В абзаце 2 указанной нормы закрепляется определяющее значение Кодекса в системе иных законов гражданского права, которые должны соответствовать нормам Кодекса как в своем содержании, так и в редакции.
В соответствии со статьей 168 Кодекса сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
Сделки, совершенные в отсутствие лицензии Кодексом отнесены к оспоримым сделкам. В силу статьи 173 Кодекса сделка, совершенная юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной..."

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 25.02.2003 N А49-4375/02-188/21
"...Учитывая то, что договор N 164 от 31.08.99 не может считаться в силу ст. 825 Гражданского кодекса Российской Федерации договором финансирования под уступку денежного требования, поскольку ООО "Д.А.Фильм" не доказал наличие у него соответствующей лицензии, суду следовало дать оценку договору, исходя из условий его п. 1.2, с учетом правил п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 02.04.2008 N Ф08-727/08 по делу N А32-19145/2007-17/403
"...Исковые требования мотивированы следующим. Оспариваемая сделка является договором финансирования под уступку денежного требования. Она недействительна (ничтожна) в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку заключена лицом (предпринимателем) не являющимся финансовым агентом (статья 825 Гражданского кодекса Российской Федерации). Права (требования) к истцу уступлены предпринимателю по явно заниженной цене и на явно невыгодных для банка условиях. Истец также полагает, что договор от 13.04.07 N 8 заключен ответчиками в нарушение статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая не допускает без согласия должника уступку права (требования) по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.
Согласно статье 824 Кодекса по договору финансирования под уступку денежного требования финансовый агент передает или обязуется передать другой клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом. В качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида (статья 825 Кодекса).
Оценив условия договора с учетом названных норм Кодекса, судебные инстанции пришли к выводу об отсутствии оснований для квалификации договора от 13.04.07 N 8 как договора факторинга и исходили из того, что указанная сделка является договором цессии, регулируемым нормами главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации. В кассационной жалобе заявитель не оспаривает обоснованность данного вывода.
Правомерно отклонен апелляционным судом и довод истца о недействительности (ничтожности) договора в силу статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12.07.2004 N Ф08-2880/2004 по делу N А22-1789/2003/11-128
"...Однако суд апелляционной инстанции не учел следующее.
Квалифицирующими признаками договора финансирования под уступку денежного требования являются:
денежный характер уступаемого требования (статья 826);
предварительная форма оплаты (статья 824);
наличие соответствующей лицензии у финансового агента (статья 825).
Отсутствие любого из названных признаков исключает квалификацию соглашения об уступке права требования как факторинга.
В статье 825 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие соответствующую лицензию.
Особые требования к статусу финансового агента в отношениях факторинга введены законодателем с целью обеспечения защиты интересов должников от недобросовестных финансовых агентов (статья 10 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации"). Если в качестве финансового агента выступает организация, обладающая соответствующей лицензией, уступка может быть квалифицирована как факторинг, поскольку имеются основания для применения норм о факторинге, предопределенных указанной субъектной спецификой. Если же финансовый агент не имеет лицензии, то отсутствуют основания для применения к такой уступке норм главы 43 Гражданского кодекса Российской Федерации и, соответственно, основания для квалификации ее в качестве факторинга. В то же время такой договор может быть квалифицирован как обычная цессия с распространением на нее правового режима главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации..."

Позиция 2. Лицо, не имеющее лицензии, в договоре факторинга могло выступать финансовым агентом даже до вступления в силу Федерального закона от 09.04.2009 N 56-ФЗ.

Судебная практика:

Примечание: Суды, придерживающиеся данной позиции, указывали на то, что действующий на тот момент Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" (далее - Закон) не предусматривал лицензирование деятельности финансового агента и до вступления в силу части второй Гражданского кодекса РФ указанный вид деятельности вовсе не относился к лицензируемым, поэтому отсутствие у финансового агента соответствующей лицензии не влечет недействительности договора факторинга.

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.09.2008 N Ф04-5751/2008(12012-А70-13) по делу N А70-7878/11-2007
"...По вопросу наличия лицензии у ЗАО "Межрегиональная Факторинговая Компания "Траст" на осуществление такого вида деятельности, суды со ссылкой на положения статьи 10 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", Федерального закона от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" правильно указали на то, что отсутствие у ЗАО "Межрегиональная Факторинговая Компания "Траст" лицензии на осуществление факторинговой деятельности не влияет на действительность договора, заключенного ответчиками..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 30.07.2009 N КГ-А40/6408-09 по делу N А40-84449/08-29-818
"...В соответствии со ст. 825 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.
Однако согласно ст. 10 Федерального закона от 26.01.1996 года N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов (ст. 825 Гражданского кодекса Российской Федерации) сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности.
Федеральным законом от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" не было предусмотрено лицензирование деятельности по оказанию услуг финансовыми агентами.
Таким образом, на дату заключения договора N 1510098 от 26.11.2007 года наличие лицензии на указанный вид услуг не предусматривалось.
Учитывая установленные фактические обстоятельства дела, суды обеих инстанций правильно применили нормы материального права, и обоснованно отказали истцу в признании указанного договора недействительным..."

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.03.2006 по делу N А56-10078/2005
"...Суды первой и апелляционной инстанций правомерно отклонили довод налогового органа о невозможности учитывать произведенные налогоплательщиком расходы, поскольку у ЗАО "Фактор-фирма "Энергия" нет лицензии на осуществление услуг финансового агента. Суды обоснованно сослались на отсутствие в перечне лицензируемых видов деятельности, содержащемся в Федеральном законе "О лицензировании отдельных видов деятельности", сделок по финансированию под уступку денежного требования. Кроме того, факт отсутствия лицензии у контрагента на осуществление определенного вида деятельности не означает невозможность учесть понесенные налогоплательщиком расходы в целях налогообложения..."

Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.08.2011 по делу N А32-52478/2009
"...Ссылка заявителя на статью 825 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент заключения договора от 04.04.2008, не принимается. Согласно данной статье Кодекса в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.
В соответствии со статьей 10 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности.
В то же время Федеральным законом от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" не предусмотрено лицензирование деятельности по оказанию услуг финансовыми агентами.
При изложенных обстоятельствах основания для отмены оспариваемого судебного акта отсутствуют..."

Центральный округ

Постановление ФАС Центрального округа от 24.08.2010 по делу N А48-4130/2009
"...Пунктом 2 ст. 49 ГК РФ установлена возможность ограничения правоспособности коммерческой организации только в случаях и порядке, установленных законом, в частности, абз. 3 п. 1 ст. 49 ГК РФ предусматривает один из таких случаев - лицензирование.
При этом ст. 10 Федерального закона N 15-ФЗ от 26.01.1996 "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ" установлено, что до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности.
В силу ст. 2 Федерального закона N 128-ФЗ от 08.08.2001 "О лицензировании отдельных видов деятельности" лицензируемый вид деятельности - вид деятельности, для ведения которой на территории РФ необходимо получение лицензии в соответствии с данным Законом. Единый перечень лицензируемых видов деятельности установлен ст. 3 Закона.
Из приведенного определения и принципа единого перечня лицензируемых видов деятельности следует, что перечень данных видов деятельности является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
В соответствии со ст. 3 Федерального закона N 128-ФЗ от 08.08.2001 деятельность по оказанию услуг финансовыми агентами не включена в данный перечень.
Таким образом, на дату заключения генерального договора на факторинговое обслуживание N 098/07/СК от 04.07.2006 наличие лицензии на данный вид услуг не предусматривалось. Следовательно, апелляционный суд пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для признания его недействительным, как не противоречащего требованиям закона..."

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2006, 01.12.2006 N 09АП-15614/2006-АК по делу N А40-46660/06-90-238
"...Отклоняется довод налогового органа о том, что ООО "Бифорд" не может быть выгодоприобретателем по факторинговой операции, так как организация, не имеющая специальной лицензии на финансирование под уступку денежного требования, не может получать вознаграждение за услуги, связанные с исполнением договора факторингового обслуживания, как неправомерный, поскольку ст. 10 Федерального закона от 26.01.96 N 25-ФЗ "О введении в действие части второй ГК РФ" <*> установлено, что до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов (ст. 825 ГК РФ) сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности; поскольку до вступления в силу части второй ГК РФ данный вид деятельности не относился к лицензируемым, действующий Федеральным законом "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 08.08.01 N 128-ФЗ такое лицензирование не предусмотрено, не существует принятого в надлежащем порядке положения о лицензировании факторинга - у налогового органа отсутствуют правовые основания требовать наличия лицензии на факторинг у ООО "Бифорд".
--------------------------------
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Федеральный закон от 26.01.1996 "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" имеет N 15-ФЗ, а не N 25-ФЗ.

Кроме того, как обоснованно указано судом первой инстанции, в компетенцию налогового органа не входит проверка наличия лицензии у ООО "Бифорд", так как в отношении данного вида деятельности (факторинга) не выступает лицензирующим органом, осуществляющим контроль и надзор..."

Статья 826. Денежное требование, уступаемое в целях получения финансирования


Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 826 ГК РФ

1. Уступка будущего денежного требования

1. Уступка будущего денежного требования

В соответствии со ст. 826 ГК РФ по договору факторинга может быть передано как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование).
На практике возникает вопрос о том, что понимается под будущим требованием: требование, которое к моменту заключения договора факторинга возникло, но срок платежа по нему еще не наступил, или требование, которое еще не возникло и не может быть индивидуализировано на момент заключения договора.

1.1. Вывод из судебной практики: По договору факторинга могут быть уступлены требования, которые к моменту заключения договора еще не возникли, и при этом в уведомлении об уступке денежного требования не указано, на основании какого договора они возникнут.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 22.10.2009 N КГ-А40/10874-09 по делу N А40-1244/09-97-15
"...ООО "Первый Чешско-Российский Банк" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО "Метро Кэш энд Керри" о взыскании задолженности в размере 24 678 321 руб. 33 коп. по договору финансирования под уступку денежного требования N 003-ФР/07 от 31.07.2007.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 30.04.2009 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2009 г. исковые требования удовлетворены в полном объеме.
31.07.2007 между истцом (финансовый агент) и ЗАО "ТК "ОЛМА" (клиент) был заключен договор финансирования под уступку денежного требования N 003-ФР/07 (т. 1, л.д. 11 - 17), по условиям которого истец вправе в порядке и на условиях договора предоставлять клиенту финансирование в счет денежных требований клиента к третьему лицу - должнику, вытекающих из заключенных между клиентом и должником договоров поставки, перечисленных в приложении N 1 к договору, а клиент, в случае финансирования, уступает финансовому агенту эти денежные требования.
В соответствии с условиями договора финансирования все платежи по договору поставки по отгрузкам, осуществляемым с 10.08.2007, должны перечисляться на счет банка по реквизитам: "ООО ПЧРБ", ИНН 7701138419, корсчет N 301-1810600000000300 в ОПЕРУ МГТУ ЦБ РФ по г. Москве БИК 044525300 на счет 61207810700000300426.
Как установлено судами, 06.08.2007 в адрес ООО "МЕТРО Кэш энд Керри" от ЗАО "ТК "ОЛМА" было направлено уведомление об уступки денежного требования (т. 1, л.д. 46 - 47), в котором указано, что в соответствии с договором финансирования N 003-ФР/07 от 31.07.2007 все платежи по договорам поставки, осуществляемые с 10.08.2007, должны перечисляться на счет Банка. Согласно отметки уведомление получено ответчиком 06.08.2007.
14.11.2008 и 11.12.2008 истцом в адрес ответчика были направлены требования о погашении задолженности по факторинговой сделке, которые оставлены последним без ответа и исполнения.
Финансирование по неоплаченным поставкам осуществлялось против предоставления товарных накладных и счетов-фактур и было предоставлено по заявлениям аванса N 161 от 28.07.2008, N 165 от 04.08.2008, N 169 от 11.08.2008, N 172 от 14.08.2008, N 178 от 28.08.2008, N 176 от 18.08.2008, N 183 от 02.09.2008, N 187 от 08.09.2008, N 190 от 12.09.2008, N 191 от 23.09.2008.
Довод ответчика о том, что права денежного требования, вытекающие из договора от 31 декабря 2004 года N 40525/20101, истцу не передавались, а поставки товаров ООО "Метро Кэш энд Керри" в соответствии с договором от 31 декабря 2006 года N 20101/20972 в 2008 году не осуществлялись, суд кассационной инстанции признает необоснованным, поскольку, как правомерно пришли к выводу суды, уведомление от 06 августа 2007 г. содержит требование истца о перечислении всех платежей на счет Банка с 10 августа 2007 г. в соответствии с договором финансирования под уступку денежного требования N 003-ФР/07 от 31 июля 2007 г., а ответчик не представил суду возражения относительно уступленных прав в связи с получением уведомления истца. В уведомлении четко не определены товарные накладные, договоры, по которым надлежит осуществлять платежи Банку, что также свидетельствует о том, что ответчик должен производить все платежи Банку. Ответчиком не представлено доказательств, что спорные поставки осуществлялись по иным договорам, чем это предусмотрено договором факторинга.
На основании изложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что обжалованные судебные акт вынесены на основании полного исследования фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, и при правильном применении норм права, в связи с чем, оснований для их отмены не имеется..."

1.2. Вывод из судебной практики: Если по договору факторинга, предусматривающему уступку "любых будущих денежных требований" клиента, невозможно определить предмет, стороны и содержание этих требований, такой договор является незаключенным.

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 25.10.2010 N Ф03-7309/2010 по делу N А51-202/2010
"...Как следует из материалов дела и установлено судами, 19.12.2007 между ОАО "Промсвязьбанк" (Фактор) и ООО "ДРК" (Продавец) заключен генеральный договор N Т-752 об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России, по условиям которого Продавец обязуется уступить Фактору денежные требования, вытекающие из предоставления Продавцом товаров, выполнения им работ и оказания услуг третьим лицам (Дебиторам), а Фактор обязуется взять на себя финансирование Продавца на условиях и в порядке, предусмотренных договором, и оказать иные услуги, предусмотренные договором.
Согласно пункту 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
В соответствии со статьей 826 ГК РФ, предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование - не позднее чем в момент его возникновения.
Как следует из пункта 2.1 договора, Продавец обязуется безотзывно и безусловно уступить Фактору денежные требования, вытекающие из предоставления Продавцом товаров, выполнения им работ и оказания услуг третьим лицам (Дебиторам) на условиях отсрочки платежа.
Согласно пункту 2.2 договора в течение срока действия договора любое денежное требование к любому из дебиторов Продавца переходит к Фактору с момента его возникновения, если иное не установлено договором.
Из буквального содержания приведенного пункта договора следует, что будущие требования определены в договоре наиболее общим способом, позволяющим отнести к уступаемым требованиям любые обязательства Продавца независимо от их основания и содержания.
В то же время пунктом 9.1 договора N Т-752 об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России от 19.12.2007 стороны предусмотрели, что положения договора, касающиеся уступки денежных требований Продавца в пользу Фактора, равно как и осуществления досрочных платежей фактором в пользу продавца в счет уступленных последним денежных требований к дебиторам, вступают в силу с момента заключения сторонами соответствующего дополнительного соглашения к договору.
Дав анализ приведенным условиям договора в их взаимосвязи, суды обеих инстанций пришли к правомерному выводу о том, что общие условия договора не позволяют определить предмет, стороны и содержание будущих денежных требований, а дополнительные соглашения к договору, позволяющие идентифицировать такие требования, сторонами не заключались.
В связи с вышеизложенным суд кассационной инстанции отклоняет доводы ОАО "Промсвязьбанк" о согласовании существенных условий договора в отношении будущих требований в самом тексте договора.
Также несостоятельны, как основанные на неправильном толковании норм права, доводы кассационной жалобы о том, что договор не может быть признан незаключенным в связи с тем, что он фактически исполнялся..."

Статья 827. Ответственность клиента перед финансовым агентом

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 827 ГК РФ

1. Ответственность клиента за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного требования в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению

1. Ответственность клиента за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного требования в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению

В соответствии со ст. 827 ГК РФ клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не установлено договором между клиентом и финансовым агентом. На практике стороны часто включают в договор факторинга условие об ответственности клиента. Способы закрепления данного условия, а также правовые последствия принятия на себя клиентом соответствующих обязанностей можно выявить, анализируя судебную практику.

1.1. Вывод из судебной практики: Если стороны договора финансирования под уступку денежного требования предусмотрели, что в случае недостаточности полученных от должника денежных средств разница между суммами, полученными фактором, и размером требования, уступленным клиентом, возмещается клиентом, то к клиенту, исполнившему данные денежные требования, переходит обратно право требования к должнику, принадлежащие фактору, в том объеме, в котором клиент удовлетворил требования фактора.

Судебная практика:

Постановление ФАС Поволжского округа от 10.03.2010 по делу N А55-838/2009
"...Судебные инстанции исходили из того, что в рамках заключенного между банком и ООО "ЛПЗ "Сегал" генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания клиента, финансовый агент произвел финансирование под уступку денежного требования к ОАО "Энерготехмаш", вытекающего из договора поставки товаров, при этом факт передачи изделий (товара) подтвержден документально и не оспорен должником. В процессе судебного разбирательства клиент (ООО "ЛПЗ "Сегал") произвел возврат банку денежного финансирования, в связи, с чем финансовый агент соответственно произвел возврат права требования клиенту, о чем было заключено соглашение сторон, следовательно, задолженность за товар подлежит взысканию в пользу основного поставщика.
Изменениями от 13.10.2008, оформленными дополнительным соглашением N 9, стороны установили, что в случае неоплаты дебитором полностью или частично денежного требования, подпадающего под условие в течение 117 календарных дней, фактор приобретает право требовать от клиента перечисления в течение 3 дней разницу между суммой уступленного денежного требования и суммой фактически полученных платежей.
В нарушение условий пункта 3.3 договора поставки от 13.12.2007 N 474, ОАО "Энерготехмаш" не произвел оплату факторинговой компании за товар, полученный от ООО "ЛПЗ "Сегал", при наличии доказательств уведомления должника об уступке права требования, состоявшейся в рамках генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания внутри России (с правом регресса).
Анализ условий факторинговых обязательств и соглашения от 13.10.2008 N 9 к генеральному договору от 19.01.2006 N ДФ-19/2006, в частности, позволяет сделать вывод о том, что в случае неисполнения обязательств дебитором (ОАО "Энерготехмаш") в установленные сроки факторинговая компания вправе требовать разницу между уступленной суммой и суммой фактически полученной клиентом непосредственно с ООО "ЛПЗ "Сегал".
Обязанность ООО "ЛПЗ "Сегал" по возврату суммы финансирования по истечения 117 календарных дней с даты наступления срока платежа, также определена в пункте 1.4 дополнительного соглашения от 13.10.2008 N 9 к названному договору факторинга.
Таким образом, в результате возмещения клиентом сумм финансирования банку, предоставленных под уступку права требования к ОАО "Энерготехмаш" с последующей передачей клиенту оправдательных документов, подтверждающих поставку изделий обществу, свидетельствуют о возврате соответствующего права требования по спорным поставкам заводу.
Действия, совершенные в рамках факторинговых отношений между клиентом и финансовым агентом, правомерно квалифицированы в качестве расторжения договора уступки права требования к одному из дебиторов, что как следствие влечет к восстановлению прав прежнего кредитора (ООО "ЛПЗ "Сегал").
Учитывая, что ООО "ЛПЗ "Сегал" являлся фактическим поставщиком товара, получение которого не оспаривается ОАО "Энерготехмаш", а также те обстоятельства, что для расторжения договора уступки права требования не требуется получения согласия должника, иск в размере стоимости изделий удовлетворен правомерно..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.02.2010 по делу N А56-6402/2009
"...Открытое акционерное общество "НОМОС-БАНК" (далее - ОАО "НОМОС-БАНК", Банк) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "ФБС Групп" (далее - ООО "ФБС Групп") о взыскании задолженности по договору поставки в сумме 6 083 454 руб. 34 коп.
Как видно из материалов дела, между истцом (финансовый агент) и ООО "Сантехоптторг Северо-Запад" (поставщик) 03.07.2006 заключен договор факторинга.
В соответствии с пунктом 6.7 договора факторингового обслуживания в случае полного или частичного неисполнения дебитором обязательств по уступленному денежному требованию в течение 27 календарных дней с даты наступления срока платежа, указанного в контракте, финансовый агент вправе потребовать от поставщика немедленного возврата денежных средств в объеме открытой позиции по данному уступленному требованию и/или воспользоваться своим правом, предусмотренным пунктом 6.8 договора.
В пункте 6.8 договора факторинга указано, что в случаях, предусмотренных пунктами 6.6 и 6.7 договора, финансовый агент возвращает уступленное требование назад поставщику.
Согласно пункту 7.2 этого договора в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения дебитором обязательств по уступленным денежным требованиям поставщик несет ответственность перед финансовым агентом.
При таких обстоятельствах вывод апелляционного суда об отсутствии оснований для взыскания 4 962 760 руб. 68 коп. задолженности с ответчика в пользу Банка является обоснованным..."

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.12.2009 по делу N А42-7248/2008
"...Как видно из материалов дела, между ООО "Звента-М" (поставщиком) и ООО "Ювеста-Плюс" (покупателем) был заключен договор поставки от 14.04.2008 N 1404/08 (далее - договор N 1404/08), согласно которому поставщик обязуется в установленные договором сроки поставить продукцию (сплавы цветных металлов в чушках), а покупатель - принять и произвести оплату поставленного товара за определенную договором цену.
Позднее 14.05.2008 между ООО "Звента-М" (продавцом) и ОАО "Промсвязьбанк" (фактором) был заключен генеральный договор N Т-835 (договор факторинга) об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России.
Дополнительными соглашениями от 14.05.2008 N 1, 2 и 3 указанные стороны договорились, что Банк обязуется финансировать ООО "Звента-М", а последнее уступает ОАО "Промсвязьбанк" денежные требования, вытекающие из предоставления продавцом товаров, а также выполнения им работ или оказания услуг третьим лицам на условиях отсрочки платежа в течение всего срока действия договора факторинга.
Во исполнение обязательств по названному договору поставки покупатель перечислил Банку 550 000 руб.
В рамках исполнения договора факторинга ОАО "Промсвязьбанк" перечислило ООО "Звента-М": 796 281 руб. 60 коп. - по счетам-фактурам от 18.04.2008 N 016 и от 03.06.2008 N 12542; 1 508 028 руб. 09 коп. - по счету-фактуре от 07.06.2008 N 028, а также 1 467 856 руб. 25 коп. - по счету-фактуре от 07.07.2008 N 042, что подтверждается имеющимися в материалах дела платежными поручениями.
Дополнительным соглашением N 3 от 14.05.2008 Банк и ООО "Звента-М" предусмотрели, что в случае неоплаты дебитором полностью или частично денежного требования, подпадающего под условия соглашения, в течение сорока двух (42-х) дней с даты наступления срока платежа (при условии, что полученных фактором от дебитора средств по этому денежному требованию недостаточно для возмещения досрочного платежа и своего вознаграждения), ООО "Звента-М" обязано в течение трех банковских дней перечислить фактору разницу между суммой уступленного денежного требования и суммой фактически полученных фактором в оплату данного денежного требования платежей (пункт 2.2). В случае невыполнения ООО "Звента-М" в установленный срок условий пункта 2.2 указанного соглашения фактор вправе списывать в безакцептном порядке с расчетного счета ООО "Звента-М" денежные средства (пункт 2.6).
ОАО "Промсвязьбанк" за период с 01.10.2008 по 31.10.2008 в рамках договора факторинга произвело списание со счета ООО "Звента-М" 989 761 руб. 96 коп., что подтверждается отчетом от 05.11.2008 (том 1, лист 44).
Поскольку ответчик не произвел оплату за поставленный товар в сумме 989 761 руб. 96 коп. (в рамках договора факторинга) и 211 482 руб. 99 коп. (по товарной накладной от 10.07.2008 N 44), ООО "Звента-М" обратилось с иском в арбитражный суд.
При наличии вышеперечисленных фактических обстоятельств дела, установленных судами и не оспариваемых сторонами, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения поданной ООО "Ювеста-Плюс" жалобы.
Согласно статье 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
В соответствии с пунктом 3 статьи 827 ГК РФ клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.
Поскольку указанные нормы носят диспозитивный характер гражданско-правового регулирования, то стороны вправе в рамках договора финансирования под уступку денежного требования определить иные меры гражданско-правовой ответственности клиента.
Согласно дополнительному соглашению от 14.05.2008 N 3 (в редакции соглашения от 28.10.2008) к продавцу, исполнившему денежные требования в соответствии с настоящим соглашением, на основании закона (статьи 365 ГК РФ) переходят данные денежные требования и права, принадлежащие фактору как залогодержателю, в том объеме, в котором продавец удовлетворил требования фактора.
В данном случае, как правильно указали суды, стороны (Банк и продавец) предусмотрели иной правовой режим ответственности продавца за неисполнение или ненадлежащее исполнение покупателем требования, являющегося предметом уступки в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, что не противоречит пункту 3 статьи 827 ГК РФ.
Суды установили, что требование о взыскании 989 761 руб. 96 коп. по договору поставки N 1404/08, принадлежащие Банку, в соответствии с соглашением от 28.10.2008 перешли к продавцу. Поэтому их вывод об обоснованности требования истца о взыскании с ответчика названной суммы долга является законным.
Задолженность ООО "Ювеста-Плюс" перед истцом в сумме 211 482 руб. 99 коп., как установили суды, напрямую исходит из факта поставки товара по договору N 1404/08 и счету-фактуре от 10.07.2008 N 045. Доказательств переуступки этого денежного требования в рамках договора факторинга по названному счету-фактуре и соответствующей товарной накладной в материалах дела нет.
Таким образом, суды правильно взыскали с ответчика в пользу истца 1 201 244 руб. 95 коп. - общую сумму задолженности за поставленную покупателю продукцию, фактическое наличие которой им не оспаривается.
С учетом изложенного следует признать, что суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы материального права к спорным обстоятельствам дела, а потому приведенные в кассационной жалобе доводы ответчика отклоняются..."

1.2. Вывод из судебной практики: Стороны договора факторинга помимо установления ответственности клиента за ненадлежащее исполнение обязательства должником также могут заключить договор поручительства, в котором предусмотрена ответственность клиента перед финансовым агентом за должника.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 27.09.2010 N ВАС-11737/10 по делу N А40-53874/09-29-411
"...По договору об общих условиях факторингового обслуживания от 24.07.2008 N 240781/08, заключенного между ЗАО "Региональная факторинговая компания" (фактором), ООО "Кубаньпластик" (клиентом) и ООО "Гранд-Стар" (дебитором), клиент уступил фактору денежные требования к дебитору, вытекающие из договора поставки от 09.01.2008.
В соответствии с пунктом 6.4 договора факторинга ООО "Кубаньпластик" несет солидарную ответственность за ненадлежащее исполнение ООО "Гранд-Стар" обязательств по оплате денежных требований по договору поставки, а также в случае неисполнения дебитором своих денежных обязательств клиент обязуется уплатить фактору пени в размере 0,1 процента от неоплаченной в срок суммы, за каждый день просрочки возврата.
По договору поручительства от 24.07.2008 N 240775/08, заключенного между ООО "Региональная факторинговая компания" (кредитором) и ООО "Кубаночка" (поручителем), последний обязался отвечать за исполнение ООО "Гранд-Стар" (дебитор) обязательств по договору поставки и договору факторинга.
Пунктами 1.2, 3.1 договора поручительства установлено, что ООО "Кубаночка" и ООО "Гранд-Стар" отвечают перед фактором солидарно. В случае несвоевременного или ненадлежащего исполнения дебитором своих денежных обязательств перед кредитором, поручитель обязан не позднее 3 дней с момента получения требования выплатить кредитору сумму денежных средств, причитающихся к оплате, а в случае нарушения поручителем указанного срока, уплатить кредитору неустойку в размере 0,1 процента от неуплаченной в срок суммы, за каждый день просрочки.
Поскольку сумма задолженности ответчиками не оплачена, истец обратился в суд с настоящим иском.
Пунктом 3 статьи 827 Кодекса предусмотрено, что клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.
Поскольку договором факторинга и договором поручительства предусмотрена ответственность клиента и поручителя за ненадлежащее исполнение своих обязательств дебитором, требование фактора о солидарном взыскании задолженности и неустойки с ответчиков обоснованно.
Довод заявителя о применении двойной ответственности за неисполнение одного обязательства несостоятелен, поскольку ответственность за ненадлежащее исполнение обязательства возникла из разных договоров (факторинга, поручительства). Ссылка общества на нарушение судом первой инстанции норм процессуального права не является основанием для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Общество участвовало в судебном заседании и подавало кассационную жалобу, которая рассмотрена в полном объеме..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 27.04.2011 N КГ-А40/3164-11 по делу N А40-56189/10-10-423
"...Банк "Национальная Факторинговая Компания" (ЗАО) обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании с ООО "Торговый дом "Хлебные Традиции" задолженности по Генеральному договору N ДФ-397/2006 об общих условиях факторингового обслуживания внутри России от 26.10.2006 года в сумме 105.761 руб. 10 коп.
Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и следует из материалов дела, 26.10.2006 года между Банком "Национальная Факторинговая Компания" (ООО) (правопреемник Банк "Национальная Факторинговая Компания" (ЗАО)) (фактор) и ООО "Торговый Дом "Хлебные Традиции" (клиент) был заключен Генеральный договор N ДФ-397/2006 об общих условиях факторингового обслуживания внутри России, по условиям которого фактор обязался осуществлять финансирование клиента, а клиент обязался уступать фактору денежные требования, вытекающие из предоставления клиентом товаров дебиторам.
Во исполнение условий договора, истцом было осуществлено финансирование ответчика на общую сумму 276.115 руб. 50 коп., что подтверждается представленными в материалы дела платежными поручениями N 10575 от 25.01.2007 года на сумму 141.142 руб. 50 коп., N 90027 от 06.03.2007 года на сумму 134.973 руб.
В обеспечение надлежащего исполнения обязательств дебиторами продавца, между истцом (поручитель) и ООО "Торговый дом "Хлебные традиции" (продавец) был заключен договор поручительства N ДП/КО-204/2006 от 26.10.2008 года, в соответствии с которым поручитель обязался отвечать перед продавцом в полном объеме за надлежащее исполнение дебиторами продавца, на которых продавец передал поручителю пакет документов, подтверждающих возникновение обязательств дебиторов по отношению к продавцу, а поручитель выдал продавцу поручительство за данных дебиторов своих обязательств по оплате поставленных товаров/оказанных услуг по договорам поставки/оказания услуг. Под надлежащим исполнением обязательства по договору поставки понимается поступление суммы основного обязательства на счет продавца или иной счет, указанный продавцом.
Исходя из конкретных обстоятельств дела и оценив доказательства, представленные сторонами, суды правомерно удовлетворили исковые требования со ссылками на положения главы 43 ГК РФ и на условия заключенных сторонами договора факторинга, договора поставки и договора поручительства..."

1.3. Вывод из судебной практики: Если по условиям договора факторинга клиент отвечает перед фактором за ненадлежащее исполнение должником денежных требований, уступленных фактору, то ответственность клиента и должника является солидарной, если договором не предусмотрено иное.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.03.2011 по делу N А56-41693/2009
"...Как установлено судами и видно из материалов дела, ООО "Пастель" (поставщик) и ООО "Торговый дом "Ново Текс" (покупатель) заключили договор поставки от 01.07.2006 N 137 (с дополнительным соглашением к нему от 02.04.2007, далее - договор поставки) домашнего текстиля, ассортимент, количество и цена которого согласуются в товарных накладных.
Во исполнение договора ООО "Пастель" поставило ООО "ТД "Ново Текс" товар, что подтверждается товарными накладными, подписанными поставщиком и покупателем.
Уведомлением от 24.05.2007 ООО "Пастель" известило ООО "ТД "Ново Текс" о заключении договора о факторинговом обслуживании с ЗАО "ФК "Еврокоммерц" и предложило перечислять денежные средства в счет оплаты товара по договору поставки на счет общества с ограниченной ответственностью "Еврокоммерц Кэш Менеджер" (далее - ООО "Еврокоммерц Кэш Менеджер"), уполномоченного фактором получать указанные денежные средства в качестве агента по сбору платежей. В уведомлении указаны соответствующие реквизиты получателя платежей и разъяснено, что уплата задолженности по этим реквизитам будет являться для ООО "ТД "Ново Текс" надлежащим исполнением обязательств по договору поставки в соответствии с главой 43 "Финансирование под уступку денежного требования" Гражданского кодекса Российской Федерации. В уведомлении также разъяснено, что расчет наличными денежными средствами и неденежными активами, а также перечисление средств на реквизиты, отличные от указанных в уведомлении, могут быть расценены как неисполнение ООО "ТД "Ново Текс" обязательств по оплате. При возникновении каких-либо вопросов, связанных с новым порядком расчетов, ООО "ТД "Ново Текс" необходимо обратиться в ЗАО "ФК "Еврокоммерц". Уведомление от 24.05.2007 в графе "Ознакомлен" содержит подпись генерального директора ООО "ТД "Ново Текс", заверенную печатью организации.
Поскольку денежные средства на счет ООО "Еврокоммерц Кэш Менеджер" не поступили и обязательства ООО "ТД "Ново Текс" и ООО "Пастель" не были исполнены, Компания обратилась в суд с настоящим иском.
Довод ООО "ТД "Ново Текс" о возврате им товара ООО "Пастель" также отклоняется судом кассационной инстанции.
В пункте 3 статьи 827 ГК РФ указано, что клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.
В данном случае из пункта 4.1.9 договора о факторинговом обслуживании следует, что в случаях, если в результате обратных поставок товара сумма уступленного денежного требования стала меньше, клиент обязан возместить возникшую разницу и уплатить с данной разницы суммы комиссии фактору в течение 2 (двух) рабочих дней с момента оформления документов, подтверждающих такие обратные поставки (возврат) товара.
Пунктом 4.1.2.2 этого договора установлено, что клиент обязуется нести перед фактором ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение дебиторами уступленных фактору денежных требований в порядке, предусмотренном этим договором. Согласно пункту 6.3 договора клиент несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение дебиторами денежных требований, уступленных фактору.
Согласно статье 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства.
Из содержания пункта 1 статьи 323 ГК РФ следует, что при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.
Поскольку доказательств оплаты задолженности за полученные товары ООО "ТД "Ново Текс" и ООО "Пастель" не представлено, суды пришли к выводу о наличии правовых оснований для взыскания в соответствии с требованиями статьи 322 ГК РФ и условиями договора о факторинговом обслуживании солидарно с обоих ответчиков в пользу истца (Компании), получившего право требования на основании договора об уступке права (цессии), 121 226 171 руб. 60 коп. основного долга и 60 613 08 руб. 58 коп. договорной неустойки на основании договора о факторинговом обслуживании. Размер иска подтверждается материалами дела и фактически не оспаривается сторонами.
Выводы судов являются обоснованными, соответствуют материалам дела и действующему законодательству. Доказательства исполнения обязательств надлежащему кредитору ООО "ТД "Ново Текс" не представило..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 26.07.2011 N КГ-А40/7759-11 по делу N А40-82468/10-81-713
"...Закрытое акционерное общество "Межрегиональная Факторинговая Компания "ТРАСТ" (ИНН 7708595527, ОГРН 1067746464730) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к открытому акционерному обществ у "Корпорация "Алтайспиртпром" (ИНН 2225031664, ОГРН 1022201769446) о взыскании задолженности в сумме 431.232 руб., неустойки в сумме 282.087 руб. 35 коп.
Как установлено судами и следует из материалов дела, 20.03.2007 между ООО "Источник Гранд" (продавцом) и ОАО "Корпорация "Алтайспиртпром" (покупателем) заключен договор купли-продажи N 3663, в соответствии с которым ООО "Источник Гранд" по товарным накладным N 503 от 10.06.2008 и N 603 от 24.07.2008 поставило, а ОАО "Корпорация "Алтайспиртпром" приняло товар на общую сумму 650.584 руб.
В свою очередь, между ЗАО "МФК "ТРАСТ" (фактором) и ООО "Источник Гранд" (клиентом) 14.12.2006 заключен генеральный договор о факторинговом обслуживании N 315/12/СК, на основании которого ООО "Источник Гранд" уступило ЗАО "МФК "ТРАСТ" денежные требования к ОАО "Корпорация "Алтайспиртпром" по договору купли-продажи N 3663 от 20.03.2007.
Исследовав и оценив доказательства в их совокупности, руководствуясь положениями действующего законодательства, суды обеих инстанций с достаточной полнотой выяснили имеющие значение для дела обстоятельства, и, установив, что ответчик необоснованно уклоняется от оплаты поставленного по товарной накладной N 603 от 24.07.2008 на сумму 410.400 руб. товара, пришли к правильному выводу об удовлетворения иска.
Также, подлежит отклонению довод ответчика о том, что надлежащим ответчиком по данному спору является поставщик - ООО "Источник-Гранд", поскольку солидарная ответственность поставщика (клиента) и покупателя (дебитора) не освобождает последнего от обязательства по оплате товара надлежащему кредитору. При солидарной ответственности истец вправе выбрать, к кому ему следует обратиться за взысканием долга: ко всем солидарным должникам или к кому-либо из них индивидуально.
По существу доводы кассационной жалобы свидетельствуют о несогласии ответчика с результатами оценки судами доказательств и установленными обстоятельствами, что не может служить основанием для отмены законного и обоснованного судебного акта..."

Постановление ФАС Московского округа от 30.05.2011 N КГ-А40/4451-11;-2 по делу N А40-94828/10-29-812
"...ООО "МитГрупп" (поставщик) и ООО "Богатырь" (покупатель) заключили договоры поставки от 10 сентября 2007 г. N 10/09 и от 09 января 2009 г. N 204, в соответствии с которыми ООО "МитГрупп" обязалось передавать в собственность ООО "Богатырь", а ООО "Богатырь" - принимать и оплачивать мясосырье. По каждому договору сторонами были согласованы условия поставки товара, условия оплаты, условия приемки товара (разделы 2, 3, 4 договоров).
Как установлено судами, ООО "МитГрупп" передало ОАО КБ "Петрокоммерц" требования к ООО "Богатырь" по договорам поставки от 10 сентября 2007 г. N 10/09 и от 09 января 2009 г. N 204.
Установив, что ООО "Богатырь" не произвело банку платежей по уступленным поставщиком требованиям, суды обеих инстанций пришли к выводу о солидарной ответственности ответчиков, ссылаясь на пункт 6.3 договора, а также на положения статьи 322 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с пунктом 2 этой статьи обязанности нескольких должников по обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью, равно как и требования нескольких кредиторов в таком обязательстве, являются солидарными, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное.
Между тем, как указывают в судебных актах суды, в пункте 2.2 дополнительного соглашения от 08.11.2005 г. N 1 к договору факторинга стороны согласовали условие о том, что в случае если денежное требование было профинансировано и дебитор не исполнил или исполнил ненадлежащим образом обязательства по совершению платежа в срок, и просрочка платежа составила более 30 календарных дней, при сроке отсрочки платежа в соответствии с контрактом от 10 до 29 календарных дней (включительно), то продавец (ООО "МитГрупп") в течение 10 календарных дней с момента предъявления фактором простого письменного требования, указывающего на неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств дебитором и истечение сроков, указанных в настоящем пункте, обязан уплатить истцу сумму уступленного денежного требования полностью (в случае неоплаты требования дебитором) либо частично (в случае частичной оплаты требования дебитором) и уплатить причитающееся фактору вознаграждение.
Следует отметить, что согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 399 Гражданского кодекса Российской Федерации в тех случаях, когда основной должник либо отказался удовлетворить требование кредитора (поставщика), либо не ответил на это требование в разумный срок, наступает субсидиарная ответственность.
При таких обстоятельствах нельзя признать достаточно обоснованным вывода суда о том, что ответчики отвечают солидарно. Суду следовало установить путем толкования условий договора по правилам статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, какой вид ответственности ООО "МитГрупп" предусмотрен условиями договора..."

Статья 828. Недействительность запрета уступки денежного требования

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 828 ГК РФ

1. Соглашение между должником и кредитором об ограничении уступки денежных требований

1. Соглашение между должником и кредитором об ограничении уступки денежных требований

В соответствии с п. 1 ст. 828 ГК РФ уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении. В то же время указанное положение не освобождает клиента от обязательств или ответственности перед должником в связи с уступкой требования в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или ограничении.
Одним из способов ограничения уступки денежных требований является включение в договор условия об обязательном получении согласия второй стороны. Анализ судебной практики позволяет выявить случаи, когда суд считает такое согласие полученным.

1.1. Вывод из судебной практики: Если по условиям договора между должником и кредитором уступка прав возможна только по обоюдному согласию, то согласие должника считается полученным, если он поставил подпись и печать на уведомлении об уступке кредитором требований фактору.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 07.04.2011 N ВАС-17500/10 по делу N А41-19368/08
"...Как установлено судами, ООО "ПепсиКо Холдингс" (дистрибьютор) и ООО "Эжен Бужуле Вайн" (поставщик) заключили дистрибьюторское соглашение от 21.11.2007 N PCH/PERSHIN /01-07 (далее - дистрибьюторское соглашение), согласно условиям которого поставщик обязался осуществлять поставки продукции, а дистрибьютор принять и оплатить ее не позднее 30 календарных дней с момента доставки продукции.
Между обществом "Эжен Бужеле Вайн" (поставщиком) и ОАО АКБ "Металлургический инвестиционный банк" (фактором) заключен Генеральный договор об общих условиях финансирования под уступку денежного требования (факторинг) от 28.09.2007 N 174/09-2007, согласно условиям которого поставщик принял на себя обязательства уступать фактору денежные требования, вытекающие из предоставления поставщиком товаров, выполнения им работ или оказания услуг дебиторам, а фактор обязуется перечислять поставщику денежные средства в счет уступленных денежных требований.
Пункт 10 дистрибьюторского соглашения устанавливает, что права по настоящему соглашению могут быть переданы третьим лицам только по обоюдному согласию сторон. В случае, если какая-либо из сторон желает передать свои права по соглашению третьему лицу, она обязана известить об этом другую сторону в письменном виде, при этом вторая сторона может отказаться дать свое согласие на такую передачу.
Как следует из материалов дела, соответствующими письменными уведомлениями поставщик в период с 30.04.2008 года по 29.05.2008 года извещал дебитора об уступке имеющихся денежных требований по соответствующим поставкам в рамках дистрибьюторского соглашения. На каждом уведомлении проставлена печать ответчика и подпись уполномоченного представителя, что свидетельствует о письменном согласии ответчика на переход прав требований поставщика по указанному дистрибьюторскому соглашению..."

Статья 830. Исполнение денежного требования должником финансовому агенту

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 830 ГК РФ

1. Порядок уведомления должника об уступке денежного требования
2. Установление в договоре ответственности за неуведомление должника об уступке права требования
3. Отношения между клиентом и должником после уступки права требования

1. Порядок уведомления должника об уступке денежного требования

Пункт 1 ст. 830 ГК РФ предусматривает обязанность должника произвести платеж финансовому агенту лишь при условии, если он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту, в котором определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент.
Однако в Гражданском кодексе РФ не определен сам порядок уведомления должника об уступке денежного требования. В связи с этим на практике возникают споры относительно того, какие документы могут признаваться надлежащим уведомлением и какие сведения, помимо указанных в ст. 830 ГК РФ, должны в них содержаться.

1.1. Вывод из судебной практики: Если на уведомлении об уступке денежного требования поставлен штамп организации, по отношению к которой должник является дочерней организацией, то должник не вправе ссылаться на то, что он не получал уведомления.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 22.10.2009 N КГ-А40/10874-09 по делу N А40-1244/09-97-15
"...ООО "Первый Чешско-Российский Банк" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО "Метро Кэш энд Керри" о взыскании задолженности в размере 24 678 321 руб. 33 коп. по договору финансирования под уступку денежного требования N 003-ФР/07 от 31.07.2007.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 30.04.2009 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2009 г. исковые требования удовлетворены в полном объеме.
31.07.2007 между истцом (финансовый агент) и ЗАО "ТК "ОЛМА" (клиент) был заключен договор финансирования под уступку денежного требования N 003-ФР/07 (т. 1, л.д. 11 - 17), по условиям которого истец вправе в порядке и на условиях договора предоставлять клиенту финансирование в счет денежных требований клиента к третьему лицу - должнику, вытекающих из заключенных между клиентом и должником договоров поставки, перечисленных в приложении N 1 к договору, а клиент, в случае финансирования, уступает финансовому агенту эти денежные требования.
Довод заявителя о том, что уведомление о состоявшейся уступке прав требования вручено не ответчику, а иному лицу, суд кассационной инстанции отклоняет. Данному доводу была дана надлежащая оценка в судах, в соответствии с которой суды пришли к выводу, что ООО "Метро Кэш энд Кэрри" является дочерней компанией "METRO", штамп которой проставлен на уведомлении об уступке денежного требования. Согласно ч. 1 ст. 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого. Полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.).
На основании изложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что обжалованные судебные акт вынесены на основании полного исследования фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, и при правильном применении норм права, в связи с чем, оснований для их отмены не имеется..."

1.2. Вывод из судебной практики: Если клиент уступил денежные требования по договору одновременно нескольким финансовым агентам, то в уведомлении должнику следует указать на подлежащее исполнению конкретное денежное требование, вытекающее из договора.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 02.11.2009 N КГ-А40/10619-09 по делу N А40-27930/09-139-91
"...Исследуя обстоятельства уведомления должника о состоявшейся уступке, суды первой и апелляционной инстанций установили, что денежные требования к ООО "ТД "Повареша", вытекающие из предоставления ООО "Гамма ЛТД" товаров в рамках договора от 01.07.07 N 01-06/2007, были уступлены клиентом одновременно трем финансовым агентам - ОАО АКБ "Пробизнесбанк", ООО "ФК "Лайф", ЗАО "ТрансКредитФакторинг", что подтверждается имеющимися в материалах дела уведомлениями от 18.07.07, 16.02.08, 11.06.08 об уступке требований ООО "Гамма ЛТД" к ООО "ТД "Повареша", возникших или возникающих из исполнения обязательств по договору от 01.07.2007 N 01-06/2007.
При таких обстоятельствах, суды обеих инстанций пришли к правильному выводу о том, что в пользу ЗАО "ТрансКредитФакторинг" были уступлены только некоторые вытекающие из договора от 01.07.07 N 01-06/2007 денежные требования к ООО "ТД "Повареша" (по отдельным поставкам).
Между тем, судами первой и апелляционной инстанций установлено, что направленное ООО "ТД "Повареша" письменное уведомление об уступке денежного требования в пользу ЗАО "ТрансКредитФакторинг" от 16.02.08 не содержало указания на подлежащее исполнению конкретное денежное требование, вытекающее из предоставления товаров, поставленных по спорным товарным накладным в рамках договора от 01.07.07 N 01-06/2007. Таким образом, суды пришли к выводу о том, что подлежащее исполнению денежное требование в уведомлении от 16.02.08 не определено.
Так, согласно пункту 3 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.
При таких обстоятельствах, суды обеих инстанций, установив факт ненадлежащего уведомления должника о состоявшейся уступке денежного требования, пришли к правильному выводу о правомерности произведенного ООО "ТД "Повареша" платежа непосредственно поставщику - ООО "Гамма ЛТД" и об отсутствии предусмотренных статьями 824, 830 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для обязания должника произвести платеж финансовому агенту..."

1.3. Вывод из судебной практики: Товарная накладная с указанием на состоявшуюся уступку права требования является доказательством надлежащего уведомления должника о данной уступке по договору поставки.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 21.10.2009 N КГ-А40/10714-09 по делу N А40-28035/09-10-245
"...Спор по настоящему делу возник по обязательствам из генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания внутри России от 21.12.2005 г. N Т-191, заключенного между ОАО "Промсвязьбанк" (фактор) и ООО "Маслокомбинат Нижегородский" (клиент), согласно которому фактор обязался осуществлять финансирование клиента на срок, указанный в договоре, а клиент уступать фактору денежные требования, вытекающие из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг дебиторам на условиях отсрочки платежа, в течение срока действия договора (том 1, л.д. 11 - 14).
Согласно условиям генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания внутри России от 21.12.2005 г. N Т-191 истцу переданы права требования к ООО "Тандем" (дебитору) по оплате товара по договору поставки от 01.01.06 г. N 1/6 мкн (том 1, л.д. 32 - 35), заключенного между ООО "Маслокомбинат Нижегородский" (продавец) и ООО "Тандем" (покупатель).
Удовлетворяя исковые требования, суды обеих инстанций правильно применили нормы материального права, дали оценку условиям вышеуказанных договоров и обоснованно исходили из установленных ими обстоятельств о неисполнении ООО "Маслокомбинат Нижегородский" и ООО "Тандем" обязательств по перечислению истцу денежных средств в счет оплаты продукции, поставленной первым ответчиком по договору поставки от 01.01.06 г. N 1/6 мкн, и, соответственно, неуплате денежных средств истцу по генеральному договору об общих условиях факторингового обслуживания внутри России от 21.12.2005 г. N Т-191.
Приведенный в кассационной жалобе довод о том, что денежные обязательства ООО "Тандем" по оплате спорных поставок надлежащим образом исполнены непосредственно ООО "Маслокомбинат Нижегородский", уже был предметом проверки апелляционного суда и обоснованно отклонен им с указанием на то, что ООО "Тандем" было уведомлено об уступке истцу права требования по спорным поставкам продукции, причем указание о состоявшейся уступке содержалось непосредственно на товарных накладных.
Довод кассационной жалобы о том, что уведомление об уступке денежного требования истцу, осуществленное первым ответчиком, по форме и содержанию не соответствовало требованиям п. 1 ст. 830 ГК РФ, отклоняется как опровергаемый имеющимися в деле доказательствами, получившими оценку судом первой и апелляционной инстанций.
При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты приняты на основании полного и всестороннего исследования фактических обстоятельств дела и при правильном применении норм права, в связи с чем оснований для их отмены по доводам кассационной жалобы не имеется..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 26.07.2011 N КГ-А40/7759-11 по делу N А40-82468/10-81-713
"...Как установлено судами и следует из материалов дела, 20.03.2007 между ООО "Источник Гранд" (продавцом) и ОАО "Корпорация "Алтайспиртпром" (покупателем) заключен договор купли-продажи N 3663, в соответствии с которым ООО "Источник Гранд" по товарным накладным N 503 от 10.06.2008 и N 603 от 24.07.2008 поставило, а ОАО "Корпорация "Алтайспиртпром" приняло товар на общую сумму 650.584 руб.
В свою очередь, между ЗАО "МФК "ТРАСТ" (фактором) и ООО "Источник Гранд" (клиентом) 14.12.2006 заключен генеральный договор о факторинговом обслуживании N 315/12/СК, на основании которого ООО "Источник Гранд" уступило ЗАО "МФК "ТРАСТ" денежные требования к ОАО "Корпорация "Алтайспиртпром" по договору купли-продажи N 3663 от 20.03.2007.
О состоявшемся переходе права требования обязательств по договору купли-продажи ЗАО "Корпорация "Алтайспиртпром" было уведомлено. Данный факт подтвержден товарными накладными N 503 от 10.06.2008 и N 603 от 24.07.2008, счетами, а также платежным поручением ОАО "Корпорация "Алтайспиртпром" N 8312 от 22.07.2008, в которых имеется ссылка на договор о факторинговом обслуживании.
В соответствии с пунктом 1 статьи 830 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан произвести платеж финансовому агенту, при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.
Отклоняя доводы апелляционной жалобы о том, что стоимость товара по товарной накладной N 603 от 24.07.2008 в сумме 410.400 руб. в полном объеме была оплачена третьему лицу, суд апелляционной инстанции правильно указал, что товарная накладная содержала сведения о новом кредиторе и основание платежа в пользу нового кредитора..."

1.4. Вывод из судебной практики: Товарная накладная с указанием на состоявшуюся уступку права требования не является доказательством надлежащего уведомления должника о данной уступке по договору поставки, если в договоре о факторинговом обслуживании такая форма уведомления не предусмотрена.

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 20.07.2010 N ВАС-9592/10 по делу N А46-13504/2009
"...ЗАО "МФК "ТРАСТ", считая, что ООО "СибТайм" было извещено уведомлениями от 13.05.2008, 14.05.2008, 22.05.2008 о состоявшейся уступке денежных требований к нему в пользу ЗАО "МФК "ТРАСТ", однако не исполнило обязательство по оплате полученного по договору поставки товара, обратилось в арбитражный суд с настоящим требованием.
Пунктом 4.1.4 генерального договора в редакции от 12.05.2008 обязанность по уведомлению каждого дебитора об уступке денежных требований, совершенной клиентом в пользу фактора по форме уведомления, согласованной сторонами в приложении N 3 к договору возложена на клиента.
Суды, исследовав уведомления от 13.05.2008, от 14.05.2008, от 22.05.2008, пришел к выводу, что данные уведомления не являются надлежащими уведомлениями ООО "СибТайм" об уступке денежного требования к нему в пользу ЗАО "МФК "ТРАСТ", в связи с чем, является недоказанным возникновение у ответчика обязанности произвести платеж истцу.
Доводы истца о надлежащем уведомлении ответчика об уступке денежного требования со ссылкой на товарные накладные являются несостоятельными, поскольку такая форма уведомления не предусмотрена генеральным договором; ответчик не был уведомлен о том факте, что между клиентом и фактором заключено дополнительное соглашение от 12.05.2008 N 2, в котором предусмотрена новая форма уведомления о переуступке прав требования.
Нарушений норм материального или процессуального права, влекущих безусловную отмену судебных актов, судами не допущено..."

Аналогичная судебная практика:
Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.03.2010 по делу N А46-13504/2009
"...В кассационной жалобе ЗАО "МФК "Траст", ссылаясь на неправильное применение норм материального и процессуального права, просит отменить судебные акты и принять новое решение об удовлетворении требований.
В обоснование жалобы истец ссылается на следующее:
- вывод суда о том, что указание в товарных накладных на уступку нельзя считать надлежащим уведомлением дебитора об уступке, противоречит материалам дела, а именно пункту 4.1.5 Генерального договора (в редакции Дополнительного соглашения N 2)...
В соответствии с пунктом 1 статьи 830 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.
Таким образом, именно должник при наличии письменного уведомления об уступке денежного требования, соответствующего указанным требованиям закона, должен произвести платеж финансовому агенту.
Пунктом 4.1.4 генерального договора в редакции от 12.05.2008 обязанность по уведомлению каждого дебитора об уступке денежных требований, совершенной клиентом в пользу фактора по форме уведомления, согласованной сторонами в приложении N 3 к договору возложена на клиента.
Суд апелляционной инстанции, исследовав материалы дела, в том числе уведомления от 13.05.2008, от 14.05.2008, от 22.05.2008, пришел к выводу, что данные уведомления не являются надлежащими уведомлениями ООО "СибТайм" об уступке денежного требования к нему в пользу ЗАО "МФК "ТРАСТ", в связи с чем, является недоказанным возникновение у ответчика обязанности произвести платеж истцу.
Доводы истца о надлежащем уведомлении ответчика об уступке денежного требования со ссылкой на товарные накладные являются несостоятельными, поскольку такая форма уведомления не предусмотрена генеральным договором; ответчик не был уведомлен о том факте, что между клиентом и фактором заключено дополнительное соглашение от 12.05.2008 N 2, в котором предусмотрена новая форма уведомления о переуступке прав требования.
Таким образом, при принятии обжалуемых судебных актов судами не допущено нарушений норм материального и процессуального права, надлежащим образом исследованы фактические обстоятельства дела, имеющиеся в деле доказательства, основания для его отмены отсутствуют..."

1.5. Вывод из судебной практики: Уведомление, направленное клиентом в адрес должника, с просьбой перечислять денежные средства по договору на счет третьего лица не является надлежащим уведомлением об уступке.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 20.09.2010 N КА-А40/9352-10 по делу N А40-136565/09-119-933
"...Как следует из материалов дела, истец просил суд взыскать с ответчика задолженность по договору поставки от 12 мая 2008 года (том 2, л.д. 39). Поддерживая позицию судов, кассационная инстанция исходит из недоказанности истцом своей позиции о взыскании денежных сумм, применительно к нормам статей 824, 830 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Судебные инстанции исходили из фактических обстоятельств спора, согласно которым Общество не оспаривает факт заключения Договора факторинга, но с учетом норм ст. 830 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответчик считает, что требование закона о надлежащем уведомлении должника (ответчика) об уступке денежного требования не было соблюдено ни истцом, ни поставщиком. Из Уведомления следует, что поставщик имеет намерение получать от истца финансирование под уступку поставщиком денежных требований его дебиторов. Уведомление содержит просьбу осуществлять оплату по Договору поставки на счет N 61212810100000001115 в ОАО "Металлинвестбанк" (корр. Счет 30101810300000000176), что является только поручением со стороны Поставщика перечислять денежные средства в оплату товаров, поставляемых поставщиком на счет третьего лица во исполнение обязательств перед поставщиком, и что соответствует ст. 312 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также сложившейся судебной практике, так как исполнение обязательства по сделке должником может быть произведено третьему лицу по указанию кредитора. Указания на произошедшую уступку прав требования или уступку права на получение денежных средств, которые возникнут в будущем, Уведомление не содержит.
Нормы статей 309, 383, 830 Гражданского кодекса Российской Федерации применены судом правильно, исходя из фактических обстоятельств спора..."

1.6. Вывод из судебной практики: Счет-фактура с указанием на состоявшуюся уступку денежного требования является доказательством надлежащего уведомления должника о данной уступке по договору поставки.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.11.2010 по делу N А43-44139/2009
"...Спор по настоящему делу возник по обязательствам из генерального договора об общих условиях факторингового обслуживания внутри России от 21.12.2005 N Т-191, заключенного Банком (фактором) и Комбинатом (продавцом), согласно которому фактор обязался осуществлять финансирование продавца на срок, указанный в договоре, а продавец уступать фактору денежные требования, вытекающие из предоставления продавцом товаров, выполнения им работ или оказания услуг дебиторам на условиях отсрочки платежа, в течение срока действия договора (пункт 2.1 генерального договора).
Удовлетворяя исковые требования, суды обеих инстанций правильно применили нормы материального права, дали оценку условиям вышеуказанных договоров и обоснованно исходили из установленных ими обстоятельств о неисполнении Обществом обязательств по перечислению истцу денежных средств в счет оплаты продукции, поставленной Комбинатом по договору поставки от 01.01.06 N 1/6 мкн, и, соответственно, неуплате денежных средств истцу по генеральному договору об общих условиях факторингового обслуживания внутри России от 21.12.2005 N Т-191.
Приведенный в кассационной жалобе довод о том, что денежные обязательства Общества по оплате спорных поставок надлежащим образом исполнены непосредственно Комбинату, был предметом проверки апелляционного суда и обоснованно отклонен им с указанием на то, что ответчик уведомлен об уступке истцу права требования по спорным поставкам продукции, причем указание о состоявшейся уступке содержалось непосредственно в счетах-фактурах от 09.09.2008 N 17775 и от 12.09.2008 N 18164.
Аргумент жалобы о том, что уведомление об уступке денежного требования истцу, осуществленное Комбинатом, по форме и содержанию не соответствовало требованиям пункта 1 статьи 830 Гражданского кодекса Российской Федерации, отклоняется как противоречащий имеющимся в деле доказательствам, получившим оценку судом первой и апелляционной инстанций..."

1.7. Вывод из судебной практики: Последующее письмо клиента должнику, содержащее просьбу перечислять оплату непосредственно клиенту по указанному в уведомлении договору, отменяет первоначальное уведомление об уступке требований фактору и освобождает должника от исполнения требования фактору.

Примечание: Противоположная точка зрения изложена в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 29.03.2011 по делу N А56-41693/2009.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 04.10.2011 N 5339/11 по делу N А55-35414/2009
"...В соответствии с пунктом 1 статьи 830 Гражданского кодекса должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента или от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования этому финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению должником денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.
Между тем общество "Ягва", первоначально известив комбинат о переходе на факторинговое обслуживание, через три дня отозвало свое извещение, предложив комбинату производить платежи за товар на расчетный счет общества "Ягва".
Факторинговая компания "Еврокоммерц" со своей стороны не направила комбинату уведомление об уступке денежного требования по договору поставки N 91 и необходимости перечислять плату за товар, полученный по этому договору, на ее счет.
Фактически в течение двух лет между обществом "Ягва" и комбинатом существовали отношения по договору поставки N 91.
В силу положений статей 309, 454, 486, 516 Гражданского кодекса оплату за полученный товар покупатель должен производить продавцу, если соглашением сторон не установлено иное.
Соглашением от 12.02.2008 общество "Ягва" и комбинат внесли изменения в договор поставки N 91 в части сроков оплаты товара, подтвердив, что перечисление денежных средств следует производить на расчетный счет поставщика, и указав необходимые банковские реквизиты общества "Ягва".
При названных обстоятельствах у комбината отсутствовали основания для оплаты товара иному лицу по иным реквизитам.
Кроме того, уведомление о состоявшейся уступке права требования комбинат получил от факторинговой компании "Еврокоммерц" 09.04.2009, то есть после оплаты комбинатом товара, полученного от общества "Ягва".
Таким образом, комбинат не был надлежаще уведомлен об уступке денежного требования как этого требует пункт 1 статьи 830 Гражданского кодекса и, следовательно, обоснованно не производил платежей факторинговой компании "Еврокоммерц"..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Постановление Президиума ВАС РФ от 14.02.2012 N 13253/11 по делу N А40-30646/10-42-270
"...Общество "Евро-ТЭК" уведомило завод о заключении договора факторинга с обществом "ТКФ" и необходимости оплаты услуг по договору транспортной экспедиции в адрес последнего.
Удовлетворяя исковое требование общества "ТКФ", суды исходили из его обоснованности и документального подтверждения, а также отсутствия достаточных доказательств, подтверждающих доводы завода об оплате задолженности в адрес общества "Евро-ТЭК", уведомившего его о прекращении действия договора факторинга.
Между тем суды не учли следующее.
Общество "ЗМЗ", возражая против привлечения его в качестве солидарного должника, не оспаривало факт оказания услуг по договору транспортной экспедиции, но при этом ссылалось на то, что уведомление об уступке денежных требований в связи с заключением договора факторинга получило только от общества "Евро-ТЭК", а общество "ТКФ" никогда не уведомляло его о приобретении прав требования и наличии задолженности перед ним. Также завод указал, что письмом от 25.12.2009 N 118 общество "Евро-ТЭК" просило его аннулировать свое предыдущее письмо об оплате в адрес финансового агента и произвести оплату по основным реквизитам общества "Евро-ТЭК" в соответствии с договором транспортной экспедиции, а письмом от 10.02.2010 N 8 известило о том, что фактически прекратило финансирование отгрузок должника через общество "ТКФ", переуступка прав требования по счетам-фактурам не производилась, и просило завод оплатить счета-фактуры.
В соответствии с пунктом 1 статьи 830 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан произвести платеж финансовому агенту, а следовательно, несет ответственность за несоблюдение данной обязанности при условии, что он получил от клиента либо финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.10.2011 N 5339/11).
При наличии двух уведомлений (об уступке и об отзыве уведомления) от клиента и отсутствии каких-либо уведомлений от финансового агента должник должен считаться неуведомленным об уступке прав требования финансовому агенту. В таком случае исполнение должником обязательства первоначальному кредитору (клиенту) признается исполнением надлежащему кредитору и прекращает обязательство должника. При этом новый кредитор (финансовый агент) вправе требовать неосновательно полученное от прежнего кредитора (клиента).
При таких обстоятельствах должник не может привлекаться к ответственности за неисполнение солидарного обязательства.
С учетом изложенных обстоятельств оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, в связи с чем согласно пунктам 1, 2 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене..."

2. Установление в договоре ответственности за неуведомление должника об уступке права требования

Пункт 1 ст. 830 ГК РФ предусматривает обязанность должника произвести платеж финансовому агенту при условии получения от клиента либо от финансового агента письменного уведомления об уступке денежного требования данному финансовому агенту, в котором определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент.
Однако в Гражданском кодексе РФ не определен порядок уведомления должника об уступке денежного требования. Кроме того, на практике возникает вопрос - возможно ли предусмотреть договором наступление негативных последствий для кредитора в случае ненадлежащего уведомления об уступке.

2.1. Вывод из судебной практики: Стороны могут предусмотреть в договоре условие о выплате штрафа в случае ненадлежащего уведомления кредитором должника об уступке права требования по такому договору.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 01.04.2010 N КГ-А40/2570-10 по делу N А40-90471/09-47-649
"...Открытое акционерное общество "Седьмой континент" (далее - ОАО "Седьмой континент") обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с учетом уточненного в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации искового требования к Закрытому акционерному обществу "Агрохолдинг "СП-Холод" (далее - ЗАО "Агрохолдинг "СП-Холод") о взыскании 1 279 257 руб. 66 коп. штрафа по договорам N 592/420 от 03.07.2006 г. и N 7К/ПЛ-19/06/176 от 14.04.2006 г.
Из материалов дела также следует, что 14.04.2006 между ОАО "Седьмой Континент" (покупатель) и ЗАО "Агрохолдинг "СП-Холод" (продавец) был заключен договор от 14.04.2006 N 7К/ПЛ-19/06/176, по условиям которого ЗАО "Агрохолдинг "СП-Холод" как продавец принял на себя обязательства произвести и передать товары в собственность покупателя (истца) в соответствии с его заказами, являющимися неотъемлемой частью договора от 14.04.2006 N 7К/ПЛ-19/06/176.
В силу п. 5.6 договора от 14.04.2006 N 7К/ПЛ-19/06/176 уступка права денежного требования по договору возможна только при условии предварительного подписания сторонам (ОАО "Седьмой Континент" и ЗАО "Агрохолдинг "СП-Холод") соответствующего дополнительного соглашения. Только заключение дополнительного соглашения является надлежащим уведомлением покупателя (истца) о произошедшей замене кредитора в денежном обязательстве по договору от 03.07.2006 г. N 592/420. За нарушение данного условия покупатель вправе потребовать от продавца уплаты штрафа в размере переуступленного в ином порядке права требования.
При этом, в нарушение условий п. п. 5.6 договоров от 14.04.2006 N 7К/ПЛ-19/06/176 и N 592/420 от 03.07.2006 г., как правомерно установил суд первой инстанции, ЗАО "Агрохолдинг "СП-Холод" не уведомил покупателя - ОАО "Седьмой континент" о произведенной уступке ОАО Банк "Петрокоммерц" права требования задолженности к ОАО "Седьмой континент" по договорам N 592/420 от 03.07.2006 г. и N 7К/ПЛ-19/06/176 от 14.04.2006 г. на общую сумму 1 279 257 руб. 66 коп., дополнительные соглашения об уступке по условиям п. п. 5.6 указанных договоров N 592/420 от 03.07.2006 г. и N 7К/ПЛ-19/06/176 от 14.04.2006 г. между сторонами не подписаны. Приведенные обстоятельства также подтверждены представленными в материалы дела реестрами уступленных требований N 912 от 07.08.2008 г.; N 917 от 08.08.2008; N 1099 от 17.04.2009 г. Доказательств обратного материалы дела не содержат.
На основании данных обстоятельств и в соответствии с положениями статей 309, 310, 828 Гражданского кодекса Российской Федерации, арбитражный суд первой инстанции, установив нарушение ЗАО "Агрохолдинг "СП-Холод" принятых по условиям п. п. 5.6 договоров от 14.04.2006 N 7К/ПЛ-19/06/176 и N 592/420 от 03.07.2006 г. обязательств по надлежащему уведомлению покупателя - ОАО "Седьмой континент" о произведенной уступке ОАО Банк "Петрокоммерц" права требования долга к ОАО "Седьмой континент" на общую сумму 1 279 257 руб. 66 коп., пришел к обоснованному выводу о наличии правовых оснований для взыскания с ЗАО "Агрохолдинг "СП-Холод" в пользу истца 1 279 257 руб. 66 коп. в качестве штрафной санкции в размере переуступленного в ином порядке права требования, исходя из положений п. п. 5.6 договоров от 14.04.2006 N 7К/ПЛ-19/06/176 и N 592/420 от 03.07.2006 г. и требований ст. ст. 309 - 310 ГК РФ..."

3. Отношения между клиентом и должником после уступки права требования

Согласно п. 1 ст. 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.
В судебной практике возникают споры по вопросам исполнения должником обязанности по оплате и ответственности за неисполнение этой обязанности.

3.1. Вывод из судебной практики: Клиент, уведомивший должника об уступке денежных требований, не вправе предъявлять к нему требования, если он сам не был привлечен финансовым агентом к ответственности за неисполнение должником обязательства об оплате.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.09.2010 по делу N А52-5825/2009
"...Как следует из материалов дела, 15.05.2007 Консультационным Центром (исполнитель) и Обществом (заказчик) заключен договор поставки N 03/07, в соответствии с которым исполнитель обязуется изготовить из своего материала изделия по чертежам заказчика в количестве, качестве и ассортименте согласно заявкам заказчика, а заказчик обязуется оплачивать и принимать изделия на условиях данного договора.
Между Консультационным Центром (клиент) и закрытым акционерным обществом "Факторинговая компания "Еврокоммерц" (далее - Факторинговая компания) (фактор) подписан генеральный договор о факторинговом обслуживании от 27.04.2007 N 2975/04/Снп-Е (далее - договор факторинга), предметом которого является финансирование фактором клиента под уступку его денежных требований к дебиторам, вытекающих из контрактов. Указанным договором также определена ответственность клиента за неисполнение или ненадлежащее исполнение дебитором уступленных фактору денежных требований.
Уведомлением от 17.05.2007 Консультационный Центр поставил в известность Общество о том, что начиная с 20.05.2007 оплату изделий, поставленных исполнителем по договору поставки от 15.05.2007 N 03/07, заказчик должен производить на расчетный счет Факторинговой компании.
Полагая, что ответчик свои обязательства по оплате продукции, поставленной на основании указанных товарных накладных, надлежащим образом не исполнил, Консультационный Центр обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с Общества 1 393 583 руб. 74 коп. задолженности.
Как установлено судами, ответчик уведомлен о том, что с 20.05.2007 он обязан производить все платежи по договору поставки от 15.05.2007 N 03/07 на счет Факторинговой компании.
В силу пункта 3 статьи 827 ГК РФ клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.
В разделе 7 договора факторинга стороны согласовали ответственность клиента за неисполнение или ненадлежащее исполнение дебиторами уступленных денежных требований: в случае полной или частичной неоплаты дебитором денежного требования, уступленного фактору, последний уведомляет об этом клиента в письменной форме (пункт 7.1); клиент в течение 5 календарных дней перечисляет фактору разницу между суммой уступленного денежного требования и суммой фактически полученных фактором в оплату данного денежного требования платежей от дебитора (пункт 7.2); в случае исполнения клиентом данного обязательства денежное требование в части, не исполненной кредитором, переходит клиенту (пункт 7.4); в ином случае клиент поручает фактору осуществить исполнение этого обязательства путем удержания фактором соответствующих сумм из денежных средств, подлежащих выплате клиенту (пункт 7.5).
Таким образом, стороны договора факторинга предусмотрели иной правовой режим ответственности клиента за неисполнение дебитором уступленного денежного требования, что не противоречит пункту 3 статьи 827 ГК РФ.
Консультационный Центр обратился в арбитражный суд с настоящим иском в связи с ненадлежащим исполнением Обществом обязательства по оплате продукции, поставленной на основании товарных накладных от 28.03.2008 N 268 и от 04.04.2008 N 291.
Между тем в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие об исполнении Консультационным Центром обязательства, предусмотренного пунктом 7.2 договора факторинга, либо об удержании Факторинговой компанией соответствующих сумм из денежных средств, подлежащих выплате Консультационному Центру по договору факторинга.
Кассационная коллегия считает, что суды не полностью исследовали обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения настоящего спора, в связи с чем решение от 08.02.2010 и постановление от 27.04.2010 подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение..."