Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Государственный контроль за экономической концентрацией

Обновлено 17.10.2017 23:55

ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ: ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ КОНЦЕНТРАЦИЕЙ

 

 

Вопросы судебной практики, связанные с государственным контролем за экономической концентрацией

I. Сделки с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций и правами в отношении этих организаций, заключаемые с предварительного согласия антимонопольного органа
1. Условия, при которых у общества возникает обязанность получить согласие антимонопольного органа на совершение сделки
2. Условия, при которых сделка, подлежащая предварительному согласованию с антимонопольным органом, может быть совершена без такого согласования
3. Последствия совершения сделки без предварительного согласия антимонопольного органа

II. Сделки и иные действия, о совершении которых в соответствии со ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" должен быть уведомлен антимонопольный орган (актуально до 30.01.2014)
1. Обстоятельства, не освобождающие общество от обязанности по уведомлению антимонопольного органа о совершенной сделке или иных действиях, предусмотренной ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (актуально до 30.01.2014)
2. Порядок исчисления 45-дневного срока, установленного для уведомления антимонопольного органа о сделках и иных действиях, перечисленных в ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (актуально до 30.01.2014)

III. Государственный контроль за соглашениями финансовых организаций, ограничивающими конкуренцию (актуально до 06.01.2012)
1. Соглашения финансовых организаций, о которых должен быть уведомлен антимонопольный орган (актуально до 06.01.2012)
2. Исчисление 15-дневного срока, установленного ст. 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" для уведомления антимонопольного органа о достигнутом финансовой организацией соглашении (актуально до 06.01.2012)

IV. Административная ответственность за нарушение порядка получения предварительного согласия и порядка уведомления антимонопольного органа
1. Основания для привлечения к административной ответственности за неполучение (нарушение порядка получения) предварительного согласия антимонопольного органа или непредставление (нарушение порядка представления) уведомления в антимонопольный орган
2. Толкование понятия "существенная угроза охраняемым общественным отношениям"
3. Квалификация в качестве малозначительного административного правонарушения, связанного с неполучением (нарушением порядка получения) предварительного согласия антимонопольного органа или непредставлением (нарушением порядка представления) уведомления в антимонопольный орган

I. Сделки с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций и правами в отношении этих организаций, заключаемые с предварительного согласия антимонопольного органа

В процессе осуществления обществом хозяйственной деятельности может возникнуть ситуация, когда совершаемая им сделка требует предварительного согласия антимонопольного органа.
На сегодняшний день судебные споры, связанные с такими сделками, касаются следующих вопросов:
- условия, при которых у общества возникает обязанность получить согласие антимонопольного органа на совершение сделки
- условия, при которых сделка, подлежащая предварительному согласованию с антимонопольным органом, может быть совершена без такого согласования
- последствия совершения сделки без предварительного согласия антимонопольного органа

1. Условия, при которых у общества возникает обязанность получить согласие антимонопольного органа на совершение сделки

Основные применимые нормы:
- ст. ст. 166, 173.1 ГК РФ;
- ч. 1 ст. 28 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции).

Статьей 28 Закона о защите конкуренции предусмотрены условия, при которых общество, приобретая акции, доли, имущество, права в отношении другого общества, обязано получить предварительное согласие антимонопольного органа:
- если суммарная стоимость активов по последним балансам лица, приобретающего акции (доли), права и (или) имущество, и его группы лиц и лица, являющегося объектом экономической концентрации, и его группы лиц превышает 7 млрд руб.;
- если их суммарная выручка от реализации товаров за последний календарный год превышает 10 млрд руб.
В обоих случаях суммарная стоимость активов по последнему балансу лица, являющего объектом экономической концентрации, и его группы лиц превышает 250 млн руб.
Подробнее см. разъяснения ст. 28 Закона о защите конкуренции, размещенные на официальном сайте ФАС России по адресу: http://www.fas.gov.ru/clarifications/clarifications_10906.html.
При определении суммарной стоимости активов лица, приобретающего акции (доли), права и (или) имущество, и его группы лиц и лица, являющегося объектом экономической концентрации, и его группы лиц в соответствии с ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции не учитываются активы лица, продающего (отчуждающего) акции (доли) или права в отношении лица, являющегося объектом экономической концентрации, и его группы лиц, если в результате сделки продающее лицо и его группа лиц утрачивает права, позволяющие определять условия осуществления предпринимательской деятельности лицом, которое является объектом экономической концентрации (ч. 3 ст. 28 Закона о защите конкуренции);
- если лицо, приобретающее акции (доли), права и (или) имущество, или лицо, входящее в его группу лиц, либо лицо, являющееся объектом экономической концентрации, или лицо, входящее в его группу лиц, включены в реестр хозяйствующих субъектов, доля которых на рынке определенного товара составляет более 35 процентов.
Кроме того, в п. п. 1 - 9 ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции приведен перечень сделок, совершаемых с предварительного согласия антимонопольного органа.
Вместе с тем на практике возникают споры относительно того, при каких условиях общество, заключающее перечисленные в п. п. 1 - 9 ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции сделки, должно получить согласие антимонопольного органа на совершение таких сделок.
С 01.09.2013 вступил в силу Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ, в соответствии с которым внесены изменения в Гражданский кодекс РФ. В частности, добавлены положения, предусматривающие основания для признания сделки недействительной. К таким основаниям относятся следующие обстоятельства:
1) сделка нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла для него неблагоприятные последствия (п. 2 ст. 166 ГК РФ);
2) доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент ее совершения необходимого согласия уполномоченного органа общества (п. 2 ст. 173.1 ГК РФ).
Кроме того, в Гражданский кодекс РФ включены положения, в соответствии с которыми лицо не вправе оспаривать сделку (в том числе совершенную без согласия уполномоченного органа общества), а именно:
1. Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли (п. 2 ст. 166 ГК РФ).
2. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ).
3. Лицо, давшее необходимое согласие на совершение сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия (п. 3 ст. 173.1 ГК РФ).

1.1. Вывод из судебной практики: Если общество, входящее в группу лиц с обществом, включенным в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке более 35 процентов, приобретает основные производственные средства другого общества балансовой стоимостью свыше 20 процентов, то для совершения такой сделки необходимо получить предварительное согласие антимонопольного органа.

Следует отметить, что Федеральным законом от 17.07.2009 N 164-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" внесены изменения в ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции. Изменены пороговые значения суммарной стоимости активов, суммарной выручки от реализации товаров, при которых общество обязано получить предварительное согласие антимонопольного органа на заключение сделки, а именно:
- пороговое значение суммарной стоимости активов по последним балансам приобретателя и его группы лиц и лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, и его группы лиц увеличилось с 3 до 7 млрд руб.;
- пороговое значение суммарной выручки от реализации товаров за последний календарный год увеличилось с 6 млрд до 10 млрд рублей, а пороговое значение суммарной стоимости активов по последнему балансу лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права, в отношении которого приобретаются, и его группы лиц - со 150 до 250 млн руб.
Изменения вступили в силу с 23.08.2009.

Судебная практика:

Постановление ФАС Центрального округа от 29.07.2008 по делу N А54-5792/2007-С18
"...Как следует из материалов дела, Общество уведомлением от 14.09.2007 N 463 сообщило в Управление о совершении сделки по получению в собственность основных производственных средств ЗАО "Александровский племптицерепродуктор", балансовая стоимость которых превышает двадцать процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов данного Общества.
ЗАО "Окская птицефабрика" является участником группы лиц, в состав которой входит ОАО "Денежниковский комбикормовый завод", владеющее более 50% общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции в уставном капитале Общества, и включенное в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более 35%.
Согласно ч. 1 ст. 28 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон N 135-ФЗ) в случае, если суммарная стоимость активов по последним балансам лиц (групп лиц), приобретающих акции (доли), права и (или) имущество, и лица (группы лиц), акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, превышает три миллиарда рублей или если их суммарная выручка от реализации товаров за последний календарный год превышает шесть миллиардов рублей и при этом стоимость активов по последнему балансу лица (группы лиц), акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, превышает сто пятьдесят миллионов рублей, либо если одно из указанных лиц включено в реестр, с предварительного согласия антимонопольного органа осуществляются следующие сделки с акциями (долями), правами и (или) имуществом, в том числе: получение в собственность, пользование или во владение хозяйствующим субъектом (группой лиц) основных производственных средств и (или) нематериальных активов другого хозяйствующего субъекта (за исключением финансовой организации), если балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки или взаимосвязанных сделок, превышает двадцать процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов хозяйствующего субъекта, осуществляющего отчуждение или передачу имущества (п. 7 ч. 1 ст. 28 Закона).
Указанная обязанность возникает при наличии ряда обстоятельств, касающихся не только участников сделки, но и других субъектов, входящих с ними в одну группу лиц, которой согласно п. 2 ч. 1 ст. 9 Закона N 135-ФЗ признаются: хозяйственные общества (товарищества), в которых одно и то же физическое лицо или одно и то же юридическое лицо имеет в силу своего участия в этих хозяйственных обществах (товариществах) либо в соответствии с полномочиями, полученными от других лиц, более чем пятьдесят процентов общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале каждого из этих хозяйственных обществ (товариществ).
Судом установлено, что Обществом осуществлена сделка по получению в собственность основных производственных средств ЗАО "Александровский племптицерепродуктор" в размере 27,17% балансовой стоимости активов. При этом Общество, приобретающее имущество, не включено в Реестр, но входит в группу лиц с ОАО "Денежниковский комбикормовый завод", которое приказом Рязанского УФАС России от 19.09.96 N 12-ОД включено в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более 35%.
С учетом изложенного, анализируя положения ч. 1 ст. 28, п. 5 ч. 1, ч. 2 ст. 30 Закона N 135-ФЗ, суд обоснованно указал, что, планируя рассматриваемую сделку, ЗАО "Окская птицефабрика", являясь приобретателем основных производственных средств ЗАО "Александровский племптицерепродуктор" и входящая в одну группу лиц с ОАО "Денежниковский комбикормовый завод", обязано было в соответствии со ст. 28 Закона N 135-ФЗ представить в антимонопольный орган ходатайство о даче согласия на осуществление этой сделки. Однако Общество уведомило Управление об указанной сделке уже по факту ее совершения..."

1.2. Вывод из судебной практики: Если суммарная стоимость активов лица, приобретающего имущество общества, его группы лиц, а также общества, имущество которого приобретается, превышает 7 млрд рублей и балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки, превышает 20 процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов общества, то для совершения такой сделки необходимо получить предварительное согласие антимонопольного органа.

Судебная практика:

Примечание: В данном случае по сделке передавались основные производственные средства общества.

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.03.2012 по делу N А33-8344/2011
"...Как установлено арбитражными судами обеих инстанций, решением УФАС по Красноярскому краю N 88-28-11 от 22.04.2011 группа лиц в составе: ООО "Красноярская региональная энергетическая компания" и ООО "КСК-сервис" признана нарушившей часть 1 статьи 28 Федерального закона "О защите конкуренции".
22.04.2011 антимонопольным органом указанной выше группе лиц выдано предписание N 88-28-11 об устранении последствий нарушения, выразившегося в непредставлении в УФАС по Красноярскому краю ходатайства о даче согласия на совершение действий, предусмотренных частью 1 статьи 28 Федерального закона "О защите конкуренции".
Антимонопольный орган установил, что ООО "Красноярская региональная энергетическая компания" принадлежит доля в размере 99,5% уставного капитала ООО "КСК-сервис", в связи с чем пришел к выводу о том, что указанные лица образуют группу лиц в соответствии с положением части 1 статьи 9 Федерального закона "О защите конкуренции". Указанная группа лиц в нарушение требований части 1 статьи 28 Федерального закона "О защите конкуренции" (без предварительного согласия антимонопольного органа) на основании договоров аренды муниципального имущества N 0-02/1-2011, 0-02/2-2011, 0-02/3-2011, 0-02/4-2011, б/н от 01.01.2011, получила во временное владение и пользование основные производственные средства (за исключением земельных участков и не имеющих промышленного назначения зданий, строений, сооружений, помещений и частей помещений, объектов незавершенного строительства) МП "Горэлектросеть", балансовая стоимость которых превышала 20% балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов МП "Горэлектросеть".
ООО "Красноярская региональная энергетическая компания" и ООО "КСК-сервис", полагая, что указанными ненормативными актами УФАС по Красноярскому краю нарушены их права и законные интересы, обратились в Арбитражный суд Красноярского края с заявлениями о признании их недействительными.
Арбитражными судами установлено, что к одной группе лиц по состоянию на 01.10.2010 и 01.01.2011 принадлежали: ГПКК "Центр транспортной логистики", общество с ограниченной ответственностью "Аэропорт Емельяново", ООО "Красноярская региональная энергетическая компания", открытое акционерное общество "ПассажирРечТранс", открытое акционерное общество "Международный авиатранспортный комплекс", закрытое акционерное общество "ЭРА Групп", общество с ограниченной ответственностью "Дворец Труда", общество с ограниченной ответственностью "КТК-сервис", общество с ограниченной ответственностью "КИЦ", общество с ограниченной ответственностью "КЭСКО", общество с ограниченной ответственностью "КЗЭТ", общество с ограниченной ответственностью "СТЭП".
Суммарная балансовая стоимость активов ООО "Красноярская региональная энергетическая компания", ООО "КСК-сервис", лиц, входящих в одну группу с ООО "Красноярская региональная энергетическая компания" и ООО "КСК-сервис", а также активов МП "Горэлектросеть" по состоянию на 30.09.2010 и 31.12.2010 превышала семь миллиардов рублей.
Балансовая стоимость основных производственных средств и нематериальных активов МП "Горэлектросеть" по состоянию на 30.09.2010 составляла 273 575 000 рублей, по состоянию на 31.12.2010 - 291 411 000 рублей.
ООО "Красноярская региональная энергетическая компания" принадлежит доля в размере 99,5% уставного капитала ООО "КСК-сервис", в связи с чем, указанные лица образуют группу лиц в соответствии с положением части *** статьи 9 <*> Федерального закона "О защите конкуренции".
--------------------------------
<*> В документе, видимо, допущен пропуск текста: имеется в виду часть 1 статьи 9 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции".

Лицо, входящее в группу лиц с ООО "КСК-сервис" ранее получило в пользование имущество МП "Горэлектросеть".
Сделки, заключенные между ООО "КСК-сервис" и МП "Горэлектросеть", являются взаимосвязанными со сделкой, заключенной между ООО "Красноярская региональная энергетическая компания" и МП "Горэлектросеть".
Совокупная балансовая стоимость имущества МП "Горэлектросеть", переданного в пользование ООО "Красноярская региональная энергетическая компания" и ООО "КСК-сервис" на основании договоров от 25.11.2010 и 01.01.2011 превышает 20% балансовой стоимости производственных средств и нематериальных активов МП "Горэлектросеть".
Следовательно, выводы судов обеих инстанций о том, что сделки, совершенные ООО "Красноярская региональная энергетическая компания" и ООО "КСК-сервис" 25.11.2010 и 01.01.2011, содержат признаки, указанные в пункте 7 части 1 статьи 28 Федерального закона "О защите конкуренции", в связи с чем для их совершения требуется предварительное согласие антимонопольного органа, являются правомерными..."

1.3. Вывод из судебной практики: Если договор аренды имущества стоимостью свыше 20 процентов балансовой стоимости производственных средств и нематериальных активов арендодателя заключается с арендодателем, который включен в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке более 35 процентов, то такой договор должен быть предварительно согласован с антимонопольным органом.

Судебная практика:

Примечание: В данном случае были заключены несколько договоров аренды, которые суд признал взаимосвязанными.

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 25.06.2012 N Ф03-2445/2012 по делу N А37-24/2011
"...Федеральное государственное унитарное предприятие "Магаданский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии" (ОГРН 1024900959170, 685000, г. Магадан, ул. Портовая, 36/10; далее - ФГУП "МагаданНИРО"; унитарное предприятие; заявитель) обратилось в Арбитражный суд Магаданской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Магаданской области (ОГРН 1024900961634, 685000, г. Магадан, ул. Портовая, 8; далее - управление; административный орган) от 29.12.2010 N 152 о назначении административного наказания по части 3 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).
Как установили суды из материалов дела, управлением при проведении плановой проверки соблюдения ООО "Тихрыбком" требований антимонопольного законодательства выявлены факты заключения договоров аренды судна с экипажем от 14.07.2010 N 1-А/11, N 2-А/11 и N 5-А/11 с ФГУП "МагаданНИРО", без представления последним в соответствии в требованиями пункта 7 части 1 статьи 28 и статьи 32 Федерального закона "О защите конкуренции" в антимонопольный орган ходатайства о получении согласия на совершение взаимосвязанных сделок с организацией (ООО "Тихрыбком"), включенной, согласно приказу управления Федеральной антимонопольной службы по Магаданской области от 08.10.1988, в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35%. При этом балансовая стоимость имущества по указанным выше взаимосвязанным сделкам, как установил антимонопольный орган в ходе проверки и не оспаривает заявитель, превышает двадцать процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов хозяйствующего субъекта, осуществляющего передачу имущества.
Из материалов дела также следует, что в отношении заявителя 20.12.2010 составлен протокол об административном правонарушении N 132 по части 3 статьи 19.8 КоАП РФ - непредставление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган ходатайств, предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации. 29.12.2010 управлением принято постановление N 152, которым унитарное предприятие признано виновным в совершении указанного правонарушения и ему назначено наказание в виде административного штрафа в минимальном размере, составившем 300 000 руб.
В соответствии с частями 1 и 2 статьи 32 Федерального закона "О защите конкуренции" (в редакции Федерального закона 17.07.2009 N 164-ФЗ, действующей в период возникновения спорных правоотношений) в целях получения предварительного согласия антимонопольного органа в случаях, указанных в статье 28 этого же Закона, в антимонопольный орган в качестве заявителей обращаются, лица, приобретающие акции (доли), имущество, активы хозяйствующих субъектов, права в отношении хозяйствующих субъектов в результате совершения сделок, предусмотренных статьями 28 и 29 указанного Федерального закона, которые представляют в антимонопольный орган ходатайства о даче согласия на осуществление сделок, иных действий.
Обязанность заявителя в получении предварительного согласия антимонопольного органа по сделкам с имуществом ООО "Тихрыбком", как правильно указал апелляционный суд, следует из положений пункта 7 части 1 статьи 28 и части 2 статьи 32 Федерального закона "О защите конкуренции" (в редакции Федерального закона N 164-ФЗ). При этом апелляционным судом установлено и подтверждается материалами дела, что ООО "Тихрыбком" на момент заключения названных выше договоров аренды находилось в реестре хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35% или занимающих доминирующее положение, в связи с чем обоснованно отклонены доводы заявителя в данной части.
Апелляционный суд, оценивая по правилам статьи 71 АПК РФ доказательства, имеющиеся в деле, пришел к правильному выводу о наличии события административного правонарушения и доказанности вины заявителя в его совершении и, соответственно, обоснованном привлечении антимонопольным органом ФГУП "МагаданНИРО" к административной ответственности по части 3 статьи 19.8 КоАП РФ..."

1.4. Вывод из судебной практики: Если договор аренды с правом выкупа основных производственных средств стоимостью свыше 20 процентов балансовой стоимости производственных средств и нематериальных активов арендодателя заключается арендатором, включенным в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке более 35 процентов, то такой договор должен быть предварительно согласован с антимонопольным органом.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 27.07.2009 N Ф09-5080/09-С6 по делу N А50-15220/2008
"...Как установлено судами, между обществом "Пермгазтехнология" (далее - общество "Пермгазтехнология", арендодатель) и обществом "ОГК-1" (арендатор) заключен договор аренды с правом выкупа от 27.12.2007 N 3-510108, в соответствии с условиями которого обществу "ОГК-1" в аренду с правом выкупа передан газопровод-отвод, протяженностью 1535,5 п. м, расположенный по адресу: Пермский край, г. Добрянка, на срок с 01.01.2008 по 31.05.2010 (п. 1.2, 2.5 названного договора).
Размер арендной платы составляет 23 600 000 руб. 00 коп. в месяц, в том числе налог на добавленную стоимость (18%) - 3 600 000 руб. 00 коп. (п. 3.1 названного договора).
Управлением Федеральной регистрационной службы по Пермскому краю 24.01.2008 проведена государственная регистрация договора аренды с правом выкупа от 27.12.2007 N 3-510108.
Указанный газопровод-отвод принадлежит на праве собственности обществу "Пермгазтехнология", относится к его основным производственным средствам и предназначен для транспортировки природного газа (является единственным трубопроводом, по которому осуществляется поставка природного газа на Пермскую ГРЭС - филиал общества "ОГК-1").
Приказом Управления от 20.10.2005 N 440-п общество "Пермгазтехнология" включено в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 процентов, по позиции транспортировка по трубопроводам природного газа с долей более 65% в границах газотранспортных сетей, принадлежащих обществу "Пермгазтехнология".
Приказом Управления от 23.07.2007 N 272-п общество "ОГК-1" включено в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 процентов, по позиции поставка тепловой энергии в горячей воде с долей более 65% в границах присоединенных сетей теплоснабжения, находящихся на территории Добрянского городского поселения Пермского края, принадлежащих транспортирующим организациям.
Оспариваемая сделка совершена в отношении основных производственных средств общества "Пермгазтехнология", стоимость которых составляла более 20% от общей балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов указанной организации.
Управление, полагая, что данная сделка в нарушение требований ст. 28 Закона о защите конкуренции заключена без предварительного согласия антимонопольного органа и привела к ограничению конкуренции, обратилось в арбитражный суд на основании ч. 2 ст. 34 Закона о защите конкуренции с иском о признании договора аренды с правом выкупа недействительным.
В силу п. 7 ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции в случае, если одно из лиц включено в реестр, сделки по получению в собственность, пользование или во владение хозяйствующим субъектом (группой лиц) основных производственных средств и (или) нематериальных активов другого хозяйствующего субъекта (за исключением финансовой организации), если балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки или взаимосвязанных сделок, превышает двадцать процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов хозяйствующего субъекта, осуществляющего отчуждение или передачу имущества, осуществляются с предварительного согласия антимонопольного органа.
Судом апелляционной инстанции установлено, что по состоянию на 31.12.2007 общая стоимость основных производственных средств и нематериальных активов общества "Пермгазтехнология" составляла 196 000 руб. 00 коп., стоимость газопровода-отвода, являющегося предметом сделки, по состоянию на 01.01.2008 по данным бухгалтерского учета - 63 822 руб. 22 коп., что составляет 32,56% стоимости основных производственных средств и нематериальных активов общества "Пермгазтехнология".
В связи с тем, что балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки, превышает двадцать процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов общества "Пермгазтехнология", осуществляющего передачу имущества, судом апелляционной инстанции правомерно сделан вывод о том, что стороны сделки обязаны были получить предварительное согласие на заключение договора аренды газопровода-отвода.
Судом апелляционной инстанции установлено, что в нарушение п. 7 ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции стороны оспариваемой сделки не направляли в антимонопольный орган ходатайство о даче согласия на ее осуществление, в связи с чем Управление было лишено возможности надлежащим образом исполнить возложенные на него законом обязанности по контролю (п. 2 ст. 7 Закона о естественных монополиях)..."

1.5. Вывод из судебной практики: Если общество, которое реорганизуется в форме выделения, отвечает требованиям п. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции, то сделка по передаче более 25 процентов акций (долей) от такого общества к созданному в результате реорганизации обществу подлежит обязательному согласованию с антимонопольным органом.

Суды исходят из того, что такая сделка подлежит обязательному согласованию с антимонопольным органом, если суммарная стоимость активов вновь созданного общества (его группы лиц) превышает 3 млрд руб., а стоимость активов общества, акции которого были переданы, и его группы лиц превышает 150 млн руб. При этом вновь созданное в результате реорганизации общество входит в группу лиц с обществом, из которого оно было выделено.
Следует отметить, что Федеральным законом от 17.07.2009 N 164-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" внесены изменения в ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции. Изменены пороговые значения суммарной стоимости активов, суммарной выручки от реализации товаров, при которых общество обязано получить предварительное согласие антимонопольного органа на заключение сделки, а именно:
- пороговое значение суммарной стоимости активов по последним балансам приобретателя и его группы лиц и лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, и его группы лиц увеличилось с 3 до 7 млрд руб.;
- пороговое значение суммарной выручки от реализации товаров за последний календарный год увеличилось с 6 млрд до 10 млрд рублей, а пороговое значение суммарной стоимости активов по последнему балансу лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права, в отношении которого приобретаются, и его группы лиц - со 150 до 250 млн руб.
Изменения вступили в силу с 23.08.2009.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 08.06.2009 N Ф09-3891/09-С1 по делу N А76-24455/2008-59-646
"...Из материалов дела следует, что общество "Профит" зарегистрировано в качестве юридического лица администрацией Правобережного района г. Магнитогорска Челябинской области 05.12.2000, о чем внесена запись в Единый государственный реестр юридических лиц за N 1027402226939 и выдано свидетельство серии 74 N 000638764.
Единственным акционером общества "Профит" - закрытым акционерным обществом "Управляющая компания "Профит" 31.10.2007 принято решение N 6 о реорганизации общества "Профит" путем выделения из него одного юридического лица - закрытого акционерного общества "Инвестиционная компания "Профит" (далее - общество "Инвестиционная компания "Профит") с передачей ему части прав и обязанностей общества "Профит" без прекращения последнего.
Общество "Инвестиционная компания "Профит" зарегистрировано 31.10.2007 в качестве юридического лица за N 1077446005317 (свидетельство серии 74 N 004529059).
По акту от 30.11.2007 приема-передачи ценных бумаг (акций) и долей в уставном капитале хозяйственных обществ, передаваемых в соответствии с разделительным балансом общества "Профит" по состоянию на 30.09.2007, общество "Профит" передало обществу "Инвестиционная компания "Профит" часть своих прав и обязанностей, в том числе 75% доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью "Директория - Новый морской порт" (далее - общество "Директория - Новый морской порт").
Общество "Инвестиционная компания "Профит" 20.12.2007 направило в антимонопольную службу уведомление о приобретении им 75% доли в уставном капитале общества "Директория - Новый морской порт".
Согласно п. 1 ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции с предварительного согласия антимонопольного органа осуществляются такие сделки с акциями (долями), правами и (или) имуществом как приобретение лицом (группой лиц) голосующих акций акционерного общества, если такое лицо (группа лиц) получает право распоряжаться более чем двадцатью пятью процентами указанных акций при условии, что до этого приобретения такое лицо (группа лиц) не распоряжалось голосующими акциями данного акционерного общества или распоряжалось менее чем двадцатью пятью процентами голосующих акций данного акционерного общества если суммарная стоимость активов по последним балансам лиц (групп лиц), приобретающих акции (доли), права и (или) имущество, и лица (группы лиц), акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, превышает три миллиарда рублей или если их суммарная выручка от реализации товаров за последний календарный год превышает шесть миллиардов рублей и при этом стоимость активов по последнему балансу лица (группы лиц), акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, превышает сто пятьдесят миллионов рублей, либо если одно из указанных лиц включено в реестр.
В соответствии с ч. 1, 2 ст. 32 Закона о защите конкуренции в целях получения предварительного согласия антимонопольного органа в случаях, указанных в ст. 27 - 29 данного Закона, или в целях уведомления антимонопольного органа в случаях, указанных в ст. 30 и 31 указанного Закона, в антимонопольный орган в качестве заявителей обращаются: одно из лиц, заинтересованных в осуществлении сделок, иных действий, предусмотренных ст. 27 - 29 Закона о защите конкуренции; лица, на которых ст. 30 и 31 Закона о защите конкуренции возложена обязанность уведомлять антимонопольный орган об осуществлении сделок, иных действий. Лица, заинтересованные в осуществлении сделок, иных действий, предусмотренных ст. 27 - 29 данного Закона, представляют в антимонопольный орган ходатайства о даче согласия на осуществление сделок, иных действий.
Из материалов дела следует и сторонами не оспаривается, что общество "Инвестиционная компания "Профит", общество "Профит" и общество "Директория - Новый морской порт" принадлежат к одной группе лиц, суммарная стоимость активов которой, на момент совершения сделки превышала 3 млрд. руб., при этом стоимость активов общества "Директория - Новый морской порт" превышала 150 млн. руб.
В связи с чем, как правильно указали суды, сделка по приобретению 75% доли в уставном капитале общества "Директория - Новый морской порт" обществом "Инвестиционная компания "Профит" при его создании путем реорганизации общества "Профит" в форме выделения подлежала предварительному согласованию с антимонопольным органом..."

Аналогичная судебная практика:
Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 01.06.2009 N Ф09-3591/09-С1 по делу N А76-24458/2008-50-625
"...Из материалов дела следует, что общество "Профит" зарегистрировано в качестве юридического лица администрацией Правобережного района г. Магнитогорска Челябинской области 05.12.2000, о чем внесена запись в Единый государственный реестр юридических лиц за N 1027402226939 и выдано свидетельство серии 74 N 000638764.
Единственным акционером общества "Профит" - закрытым акционерным обществом "Управляющая компания "Профит" 31.10.2007 принято решение N 6 о реорганизации общества "Профит" путем выделения из него одного юридического лица - закрытого акционерного общества "Инвестиционная компания "Профит" (далее - общество "Инвестиционная компания "Профит") с передачей ему части прав и обязанностей общества "Профит" без прекращения последнего.
Общество "Инвестиционная компания "Профит" зарегистрировано 31.10.2007 в качестве юридического лица за N 1077446005317 (свидетельство серии 74 N 004529059).
По акту от 30.11.2007 приема-передачи ценных бумаг (акций) и долей в уставном капитале хозяйственных обществ, передаваемых в соответствии с разделительным балансом общества "Профит" по состоянию на 30.09.2007, общество "Профит" передало обществу "Инвестиционная компания "Профит" часть своих прав и обязанностей, в том числе и имущество - голосующие акции закрытого акционерного общества "Профтранс" (далее - общество "Профтранс") в размере 52%.
Общество "Инвестиционная компания "Профит" 24.12.2007 направило в антимонопольную службу уведомление о приобретении обыкновенных именных акций общества "Профтранс".
При рассмотрении указанного уведомления, антимонопольным органом установлено, что суммарная стоимость активов общества "Инвестиционная компания "Профит", всех юридических лиц, входящих в группу лиц общества "Инвестиционная компания "Профит", а также общества "Профтранс" и его группы лиц на момент совершения сделки превышает 3 млрд. руб., балансовая стоимость активов общества "Профтранс", всех лиц, принадлежащий к той же группе лиц, что и общество "Профтранс", превышала 150 млн. руб.
Согласно п. 1 ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции с предварительного согласия антимонопольного органа осуществляется приобретение лицом (группой лиц) голосующих акций акционерного общества, если такое лицо (группа лиц) получает право распоряжаться более чем двадцатью пятью процентами указанных акций при условии, что до этого приобретения такое лицо (группа лиц) не распоряжалось голосующими акциями данного акционерного общества или распоряжалось менее чем двадцатью пятью процентами голосующих акций данного акционерного общества. При этом суммарная стоимость активов по последним балансам лиц (групп лиц), приобретающих акции, и лица (группы лиц), акции которого приобретаются, превышает три миллиарда рублей или если их суммарная выручка от реализации товаров за последний календарный год превышает шесть миллиардов рублей и при этом стоимость активов по последнему балансу лица (группы лиц), акции которого приобретаются, превышает сто пятьдесят миллионов рублей, либо если одно из указанных лиц включено в реестр.
В соответствии с ч. 1, 2 ст. 32 Закона о защите конкуренции в целях получения предварительного согласия антимонопольного органа в случаях, указанных в ст. 27 - 29 данного Закона, или в целях уведомления антимонопольного органа в случаях, указанных в ст. 30 и 31 указанного Закона, в антимонопольный орган в качестве заявителей обращаются: одно из лиц, заинтересованных в осуществлении сделок, иных действий, предусмотренных ст. 27 - 29 Закона о защите конкуренции; лица, на которых ст. 30 и 31 Закона о защите конкуренции возложена обязанность уведомлять антимонопольный орган об осуществлении сделок, иных действий. Лица, заинтересованные в осуществлении сделок, иных действий, предусмотренных ст. 27 - 29 данного Закона, представляют в антимонопольный орган ходатайства о даче согласия на осуществление сделок, иных действий.
Из материалов дела следует и сторонами не оспаривается, что общество "Инвестиционная компания "Профит", общество "Профит" и общество "Профтранс" принадлежат к одной группе лиц, суммарная стоимость активов всех лиц, принадлежащих к той же группе, на момент передачи имущества превышала 3 млрд. руб., при этом стоимость активов общества "Профтранс" превышала 150 млн. руб.
В связи с чем, как правильно указали суды, сделка по приобретению 52% акций от уставного капитала общества "Профтранс" обществом "Инвестиционная компания "Профит" при его создании путем реорганизации общества "Профит" в форме выделения подлежала предварительному согласованию с антимонопольным органом..."

1.6. Вывод из судебной практики: Если общество, отвечающее требованиям п. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции, совершает сделку по приобретению голосующих акций другого общества, в результате которой оно получает право распоряжаться более чем 50 процентами таких голосующих акций, то такая сделка подлежит согласованию с антимонопольным органом.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 23.03.2012 по делу N А40-84824/11-72-538
"...Предметом судебных разбирательств в суде первой инстанции, апелляционном суде являлась законность и обоснованность постановления ФАС России от 22.06.2011 по делу об административном правонарушении N 1 28/134-11, касающегося привлечения института к административной ответственности, установленной частью 3 статьи 19.8 КоАП за непредставление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган ходатайств, предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации, представление ходатайств, содержащих заведомо недостоверные сведения, а равно нарушение установленных антимонопольным законодательством Российской Федерации порядка и сроков подачи ходатайств.
ФАС России исходила из того, что, как установлено при производстве по делу об административном правонарушении, суммарная стоимость активов института и лиц входящих с ним в одну группу, ЗАО "ВНИИРА-ОВД" и лиц входящих с ним в одну группу превышает 15 000 000 000 рублей, балансовая стоимость активов группы лиц, в которую входит ЗАО "ВНИИРА-ОВД", превышает 250 000 000 рублей. Институтом с 13.10.2010 по 12.01.2011 с акционерами - физическими лицами заключено 29 договоров купли-продажи акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД". Предметом каждого из договоров являлась купля-продажа принадлежащего физическому лицу пакета из 17 именных обыкновенных бездокументарных акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД" (1,6489% от общего числа голосующих акций). Согласно пункту 7 протокола от 24.12.2010 N 9/2010 сделки одобрены Советом директоров института. В общей сложности по 29 сделкам институт приобрел 493 акции, что составило 47,8181% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД". После совершения указанных сделок на лицевом счете института в реестре акционеров ЗАО "ВНИИРА-ОВД" находилось 793 голосующих акций, что составляет 76,92% голосующих акций. В антимонопольный орган 02.03.2011 от института поступило уведомление в порядке части 5 статьи 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) о приобретении 47,8181% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД", что в совокупности с уже имеющимися в распоряжении института акциями составило 76,92% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД". Сделка по приобретению 47,8181% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД" совершена без согласия антимонопольного органа.
Суд первой инстанции, апелляционный суд, рассмотрев дело в соответствии с требованиями, предъявляемыми статьей 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что факт совершения институтом административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 19.8 КоАП, подтвержден ФАС России добытыми при производстве по делу об административном правонарушении доказательствами.
Суды исходили из того, что, как следует из представленной в ФАС России выписки из реестра акционеров ЗАО "ВНИИРА-ОВД" N 3.02/11, 04.02.2011 на лицевом счете института находилось 793 голосующие акции, что составило 76,92% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД". Поэтому вывод ФАС России о том, что сделки по приобретению 47,8181% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД" на основании части 1 статьи 28 Закона о защите конкуренции подлежали осуществлению с предварительного согласия антимонопольного органа, правомерен. Между тем соответствующее ходатайство о даче согласия на осуществление сделки в ФАС России не направлялось. Антимонопольный орган был лишь уведомлен о совершении указанной сделки.
Доводы о том, что институт до января 2011 года не располагал полным объемом сведений и документов, необходимым для направления в антимонопольный орган, поскольку договоры купли-продажи акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД" заключались по мере поступления предложений от акционеров - физических лиц в период с 13.10.2010 до 12.01.2011, не свидетельствуют, как установлено судом первой инстанции, апелляционным судом, о наличии препятствий для согласования соответствующей сделки в антимонопольном органе, поскольку из положений Закона о защите конкуренции следует, что институт не вправе был заключать договоры на приобретение указанной доли акций до получения такого согласования.
Суды исходили также и из того, что, поскольку приобретение акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД" у акционеров - физических лиц было инициировано самим институтом, располагавшем информацией об их количестве, заявитель не был лишен возможности предусмотреть последствия своих действий по приобретению акций у физических лиц и предпринять предписанные законом действия. Одобрение сделок Советом директоров института не имеет правового значения для рассмотрения данного дела, поскольку Закон не ставит обязанность одобрения сделок органами управления акционерного общества как необходимое условие для обращения в антимонопольный орган с ходатайством о получении согласия на совершение сделки.
Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств. Оснований полагать, что выводы суда первой инстанции, апелляционного суда о применении нормы права применительно к установленным ими по данному делу фактическим обстоятельствам ошибочны, не усматривается..."

1.7. Вывод из судебной практики: Если общество, отвечающее требованиям п. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции, совершает сделку по приобретению 100 процентов долей в уставном капитале другого общества, то такая сделка подлежит предварительному согласованию с антимонопольным органом.

Суды исходят из того, что такая сделка подлежит обязательному согласованию с антимонопольным органом, если суммарная стоимость активов приобретателя (его группы лиц) превышает 3 млрд руб., а стоимость активов общества, доли которого приобретаются, и его группы лиц превышает 150 млн руб.
Следует отметить, что Федеральным законом от 17.07.2009 N 164-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" внесены изменения в ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции. Изменены пороговые значения суммарной стоимости активов, суммарной выручки от реализации товаров, при которых общество обязано получить предварительное согласие антимонопольного органа на заключение сделки, а именно:
- пороговое значение суммарной стоимости активов по последним балансам приобретателя и его группы лиц и лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, и его группы лиц увеличилось с 3 до 7 млрд руб.;
- пороговое значение суммарной выручки от реализации товаров за последний календарный год увеличилось с 6 млрд до 10 млрд рублей, а пороговое значение суммарной стоимости активов по последнему балансу лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права, в отношении которого приобретаются, и его группы лиц - со 150 до 250 млн руб.
Изменения вступили в силу с 23.08.2009.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 17.06.2011 N КА-А40/5937-11 по делу N А40-108437/10-130-633
"...В качестве противоправного деяния Компании "Рустенбург Ко Лимитед" вменено непредставление антимонопольному органу в нарушение статьей 28, 32 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ "О защите конкуренции" ходатайства о приобретении 100% долей в уставных капиталах ООО "Проминвест ГК", ООО "Проминвест ЭК".
Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что на момент совершения сделки 18 мая 2009 года стоимость активов по суммарному балансу Компании "Рустенбург Ко Лимитед" и ООО "Проминвест ГК" и ООО "Проминвест ЭК" превышала три миллиарда рублей.
Согласно части 2 статьи 32 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ "О защите конкуренции" лица, указанные в пунктах 1 - 3 части 1 настоящей статьи (в том числе приобретающие доли хозяйствующих субъектов в результате совершения сделок, предусмотренных статьями 28 и 29 настоящего Федерального закона), представляют в антимонопольный орган ходатайства о даче согласия на осуществление сделок.
Установив факт приобретения Компанией "Рустенбург Ко Лимитед" 100% доли в уставных капиталах ООО "Проминвест ГК", ООО "Проминвест ЭК", а также превышение на момент заключения сделки суммарной балансовой стоимости активов Компании и лиц, входящих с ней в одну группу, трех миллиардов рублей, суды пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях Компании вмененного административного правонарушения, поскольку Компанией в нарушение статьей 28, 32 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ "О защите конкуренции" в антимонопольный орган не представлено ходатайство о приобретении 100% долей в уставных капиталах вышеуказанных лиц. Названный вывод судов соответствует разъяснениям, изложенным в пункте 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2008 года N 30.
Выводы арбитражных судов о применении нормы права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам соответствуют..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.10.2010 по делу N А56-49774/2009
"...Как следует из материалов дела, 30.03.2009 Общество (покупатель) заключило с иностранной компанией "ТЕОРЕМА ХОЛДИНГ ПЛС" (продавец, Республика Кипр) соглашение о купле-продаже долей (акций), составляющих 100% уставного капитала шести юридических лиц - ООО "Турбо-Центр", ООО "Полюстровские пруды", ЗАО "Бизнес центр Т4", ООО "Новый квартал", ООО "Охта Тауэр" и ООО "Обухов-Центр". По условиям соглашения продавец гарантировал получение всех необходимых согласований для заключения и исполнения соглашения.
С ходатайством о разрешении сделки на приобретение 100% доли в уставном капитале ООО "Полюстровские пруды" Общество обратилось 28.05.2009.
В нарушение пункта 2 части 1 статьи 28 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) ходатайство подано после совершения сделки.
В ходе рассмотрения дела Управление установило, что по состоянию на 01.01.2009 суммарная балансовая стоимость активов по Обществу и ООО "Полюстровские пруды" совместно с участниками одной группы лиц превышает 3 млрд. руб., при этом балансовая стоимость активов ООО "Полюстровские пруды" по состоянию на 01.01.2009 составляет 34 621 000 руб. Таким образом, суммарная балансовая стоимость приобретателя и ООО "Полюстровские пруды" совместно с участниками одной группы лиц превышает 3 млрд. руб. и при этом балансовая стоимость активов ООО "Полюстровские пруды" совместно с участниками одной группы лиц превышает 150 млн. руб.
На основании указанных обстоятельств Управление 10.07.2009 составило протокол об административном правонарушении и постановлением от 16.07.2009 N 08/5594-213 привлекло Общество к административной ответственности по части 3 статьи 19.8 КоАП РФ в виде взыскания 300 000 руб. штрафа.
Общество оспорило указанное постановление Управления в арбитражный суд.
В статье 28 Закона о защите конкуренции определен перечень сделок с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций, правами в отношении коммерческих организаций, для совершения которых необходимо получение предварительного согласия антимонопольного органа.
Исходя из приведенных норм обязанность ходатайствовать перед антимонопольным органом о предварительном согласии на осуществление ряда сделок возникает у хозяйствующего субъекта при одновременном наличии нескольких условий, которые подлежат установлению в процессе административного расследования, а именно - установления на основании балансов хозяйствующих субъектов суммарной стоимости активов лица, приобретающего доли, и лица, доли которого приобретаются, а также стоимости активов лица, доли которого приобретаются за установленный в приведенной статье период.
В обжалуемом постановлении указано, что по состоянию на 01.01.2009 суммарная балансовая стоимость активов по ООО "АККУАМАКС.РУ" и ООО "Полюстровские пруды" совместно с участниками одной группы лиц превышает 3 млрд. руб., при этом балансовая стоимость активов ООО "Полюстровские пруды" по состоянию на 01.01.2009 составляет 34 621 000 руб. Балансовая стоимость активов приобретателя и ООО "Полюстровские пруды" совместно с участниками одной группы лиц превышает 3 млрд. руб.
Между тем в протоколе об административном правонарушении и в оспариваемом постановлении не указано, кто входит в одну группу лиц с покупателем - ООО "АККУАМАКС.РУ" и лицом, чьи доли приобретаются, на основании каких документов это обстоятельство установлено, отсутствуют ссылки на балансы этих лиц с указанием стоимости активов (имущества), которые учитывались антимонопольным органом при подсчете суммарной стоимости активов.
При таких обстоятельствах суды правомерно не признали доказанными фактические обстоятельства дела в рамках административного производства.
Как указано в пункте 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства", арбитражным судам следует учитывать, что если ни одним из лиц, заинтересованных в совершении сделок, предусмотренных статьями 28 и 29 Закона о защите конкуренции, ходатайство о получении предварительного согласия на их совершение не представлено, к административной ответственности за это может быть привлечено не любое заинтересованное лицо, о котором упоминает пункт 1 части 1 статьи 32 данного Закона, а лишь лицо, приобретающее акции (доли), права и (или) имущество и отвечающее определенным в части 1 статьи 28 названного Закона условиям.
Материалами дела подтверждается и судами установлено, что Общество направило ходатайство в антимонопольный орган после, а не до совершения сделки. Данный факт Общество не оспаривает..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 04.03.2009 N Ф09-875/09-С1 по делу N А76-23688/2008-57-602
"...Как следует из материалов дела, общество зарегистрировано в качестве юридического лица 14.12.2007 Инспекцией Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Челябинска за основным государственным регистрационным номером 1077453022547, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации юридического лица серии 74 N 004942505.
Обществом 04.02.2008 в соответствии с п. 5 ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон N 135-ФЗ) представлено в управление уведомление об осуществлении 19.12.2007 сделки по приобретению 100% долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью "Строймеханизация" (далее - ООО "Строймеханизация").
Судами на основании материалов дела установлено, что размер уставного капитала общества составил 2 730 000 000 руб.
По состоянию на 30.09.2007 балансовая стоимость активов открытого акционерного общества "Орский завод металлоконструкций" (далее - ОАО "Орский завод металлоконструкций"), входящего в группу лиц общества, составила 518 252 000 руб.
Таким образом, суммарная стоимость активов общества и ОАО "Орский завод металлоконструкций" составила 3 248 252 000 руб.
Балансовая стоимость активов ООО "Строймеханизация" на 3 квартал 2007 г. составила 64 744 000 руб.
Балансовая стоимость активов общества с ограниченной ответственностью "Спортклуб Урал" (далее - ООО "Спортклуб Урал"), входящего в группу лиц ООО "Строймеханизация" и являющегося продавцом по рассматриваемой сделке, по состоянию на 30.09 2007 составила 116 469 000 руб.
Суммарная стоимость активов ООО "Строймеханизация" и ООО "Спортклуб Урал" составила 181 213 000 руб.
Таким образом, суммарная стоимость активов общества (покупателя по сделке) и его группы лиц, а также суммарная стоимость балансовых активов продавца и его группы лиц, превысила пределы, установленные ст. 28 Закона N 135-ФЗ для определения необходимости предварительного согласования сделки с антимонопольным органом.
Судами установлено и материалами дела подтверждено, что общество до совершения сделки не обратилась в антимонопольный орган с ходатайством о согласовании сделки в порядке, установленном ч. 2 ст. 32 Закона N 135-ФЗ..."

1.8. Вывод из судебной практики: Сделка по приобретению более одной трети долей общества, включенного в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке более 35 процентов, подлежит предварительному согласованию с антимонопольным органом, даже если такое приобретение осуществлялось на основании нескольких договоров, в каждом из которых размер приобретаемой доли не превышал порогового значения.

Следует отметить, что Федеральным законом от 17.07.2009 N 164-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" внесены изменения в ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции. Изменены пороговые значения суммарной стоимости активов, суммарной выручки от реализации товаров, при которых общество обязано получить предварительное согласие антимонопольного органа на заключение сделки, а именно:
- пороговое значение суммарной стоимости активов по последним балансам приобретателя и его группы лиц и лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, и его группы лиц увеличилось с 3 до 7 млрд руб.;
- пороговое значение суммарной выручки от реализации товаров за последний календарный год увеличилось с 6 млрд до 10 млрд рублей, а пороговое значение суммарной стоимости активов по последнему балансу лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права, в отношении которого приобретаются, и его группы лиц - со 150 до 250 млн руб.
Изменения вступили в силу с 23.08.2009.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24.09.2008 N Ф08-5626/2008 по делу N А63-3718/2008-С6-36
"...Как видно из материалов дела, управление в целях осуществления государственного контроля за соблюдением антимонопольного законодательства 12.11.2007 направило письмо в адрес общества о необходимости предоставления учредительных документов, бухгалтерского баланса, перечня аффилированных лиц и др.
При рассмотрении представленных документов управление установило, что общество приобрело 62% долей в уставном капитале ООО "Пятигорский молочный комбинат", числящегося в Реестре хозяйствующих субъектов, имеющих долю определенного товара более 35%.
Правила совершения сделок с акциями с предварительного согласия антимонопольного органа устанавливает статья 28 Закона N 135-ФЗ.
Согласно данной норме с предварительного согласия антимонопольного органа осуществляются сделки в случае, если (альтернативно):
1) суммарная стоимость активов по последним балансам лиц (групп лиц), приобретающих акции (доли), права и (или) имущество, и лица (группы лиц), акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, превышает три миллиарда рублей;
2) их суммарная выручка от реализации товаров за последний календарный год превышает шесть миллиардов рублей и при этом стоимость активов по последнему балансу лица (группы лиц), акции (доли) и (или) имущество которого, и (или) права в отношении которого приобретаются, превышает сто пятьдесят миллионов рублей;
3) одно из указанных лиц включено в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенных товаров долю более 35 процентов.
Материалами дела подтверждается, что на момент приобретения 62% долей ООО "Пятигорский молочный комбинат" с 01.02.1999 числилось в реестре хозяйствующих субъектов, занимающих долю на рынке свыше 35%, что подтверждается выпиской из реестра.
Согласно пункту 8 порядка формирования и ведения Реестра реестр является открытым, сведения содержащиеся в реестре, предоставляются по запросам заинтересованных юридических и физических лиц.
Поскольку ООО "Пятигорский молочный комбинат" числится в реестре, то общество в силу статьи 32 Закона N 135-ФЗ обязано предоставить в антимонопольный орган ходатайство о получении предварительного согласия на совершение действий по приобретению долей.
Довод общества о том, что приобретение долей осуществлялось на основании различных договоров купли-продажи и при их совершении в каждом из договоров не были превышены пороги сделки, отклоняются ввиду следующего.
В результате заключения договора от 21.08.2007 общество приобрело у МУП "Пятигорскмолоко" 26% долей в уставном капитале ООО "Пятигорский молочный комбинат"; при заключении договора от 29.08.2007 приобрело у ОАО "Холод" 13% долей в уставном капитале ООО "Пятигорский молочный комбинат"; при заключении договора от 29.08.2007 приобрело у ОАО "Холод-Сбыт" 23% долей в уставном капитале ООО "Пятигорский молочный комбинат".
Таким образом, в результате совершения сделок обществом было приобретено 62% долей в уставном капитале ООО "Пятигорский молочный комбинат", то есть общество получило право распоряжаться более чем одной третью долей ООО "Пятигорский молочный комбинат" включенного в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара свыше 35%..."

1.9. Вывод из судебной практики: Если общество, которое входит в группу лиц с обществом, включенным в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке более 35 процентов, приобретает более 50 процентов долей в уставном капитале юридического лица, то для совершения такой сделки необходимо получить предварительное согласие антимонопольного органа.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 09.12.2010 по делу N А53-8817/2010
"...ООО "Юг-Зерно-Т" (далее - общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Ростовской области (далее - управление, антимонопольная служба) о признании незаконным и отмене постановления управления от 22.04.2010 N 191 о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в виде административного штрафа в размере 300 тыс. рублей.
Как следует из материалов дела, в рамках поданного в управление уведомления об осуществлении 28.12.2009 сделки по приобретению обществом 51% долей в уставном капитале ООО "Максимовское хлебоприемное предприятие", управлением проведена в отношении общества проверка по контролю за соблюдением антимонопольного законодательства.
В ходе проверки установлено, что данная сделка осуществлена без предварительного согласования с антимонопольным органом.
Из ранее представленных обществом в управление документов о приобретении 50% долей в уставном капитале ООО "Торговый дом "КСМ-8" следует, что у генерального директора общества - Бердутина Андрея Павловича имеется родной брат - Бердутин Александр Павлович. В соответствии с пунктом 13 статьи 9 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" они входят в одну группу лиц.
Бердутин Александр Павлович является генеральным директором ООО "Юг-Зерно". Исходя из пункта 3 статьи 9 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" Бердутин Александр Павлович и ООО "Юг-Зерно" входят в одну группу лиц.
ООО "Юг-Зерно" владеет более 50% голосующих акций ОАО "Мальчевский элеватор" и ОАО "Чертковский элеватор". Следовательно, ООО "Юг-Зерно", также как и генеральный директор ООО "Юг-Зерно" Бердутин Александр Павлович, составляют одну группу лиц с ОАО "Мальчевский элеватор" и ОАО "Чертковский элеватор". Исходя из этого и генеральный директор общества - Бердутин Андрей Павлович, как и само общество входит в данную группу лиц.
ОАО "Мальчевский элеватор" и ОАО "Чертковский элеватор" включены в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более 35% по товарной позиции "услуги элеватора" с долей более 65% в географических границах Миллеровского и Чертковского районов Ростовской области.
Исходя из этого, по сделке по приобретению обществом 51% долей в уставном капитале ООО "Максимовское хлебоприемное предприятие" требовалось предварительного согласования антимонопольного органа. Общество должно было до заключения договора купли-продажи от 28.12.2009 согласовать данную сделку, направив в управление ходатайство. Так как общество с таким ходатайством не обратилось, управлением возбуждено в отношении общества дело об административном правонарушении N 191 и вынесено определение от 19.03.2010.
05 апреля 2010 года управление составлен протокол об административном правонарушении, а 22.04.2010 вынесено постановление N 191 о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушения в виде административного штрафа в размере 300 тыс. рублей.
Не согласившись с постановлением управления от 22.04.2010 N 191, общество обратилось в арбитражный суд.
Как следует из материалов дела, обществом совершена сделка, подпадающая под критерии статьи 28 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции". Однако при этом общество не обратилось в управление с ходатайством о даче согласия на совершение сделки.
Таким образом, суды обоснованно установили, что в действиях общества имеется состав административного правонарушения, предусмотренный частью 3 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях..."

2. Условия, при которых сделка, подлежащая предварительному согласованию с антимонопольным органом, может быть совершена без такого согласования

Основные применимые нормы:
- ч. 2 ст. 28, ст. 31 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции).

В соответствии с ч. 2 ст. 28 Закона о защите конкуренции сделки, указанные в ч. 1 данной статьи, не подлежат обязательному предварительному согласованию с антимонопольным органом, если они совершаются:
- между лицами, входящими в одну группу лиц по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции;
- с соблюдением условий, предусмотренных ст. 31 Закона о защите конкуренции;
- на основании актов Президента или Правительства РФ;
- в отношении акций (долей) финансовой организации.
Статьей 31 Закона о защите конкуренции установлено, что сделки, иные действия, указанные в ст. ст. 27 - 29 данного Закона, могут совершаться без предварительного согласия антимонопольного органа, но с последующим его уведомлением в порядке, предусмотренном ст. 32 Закона, если соблюдаются в совокупности следующие условия:
- сделки, иные действия, указанные в ст. ст. 27 - 29 Закона о защите конкуренции, совершаются лицами, входящими в одну группу лиц;
- не позднее чем за один месяц до совершения сделки (иных действий) одним из лиц, входящих в эту группу, в антимонопольный орган был представлен по утвержденной форме перечень лиц, входящих в одну группу, с указанием оснований, по которым такие лица входят в одну группу;
- указанный перечень на момент осуществления сделки (иных действий) не изменился по сравнению с представленным в антимонопольный орган перечнем таких лиц.
На практике возникают споры, связанные с соблюдением условий, позволяющих совершать сделки без предварительного согласования с антимонопольным органом.

2.1. Вывод из судебной практики: Условие о представлении по утвержденной форме перечня лиц, входящих в одну группу, не позднее чем за один месяц до совершения сделки признается соблюденным, даже если нарушен порядок заполнения таблицы в такой форме.

Судебная практика:

Примечание: В рассматриваемой ситуации заинтересованным лицом был нарушен порядок заполнения одной из граф таблицы и порядок составления схематического изображения группы лиц на электронном носителе. Суд признал перечень соответствующим утвержденной форме. При более существенных и (или) многочисленных нарушениях порядка заполнения формы аналогичный вывод суда не гарантирован.

Постановление ФАС Уральского округа от 15.12.2008 N Ф09-9385/08-С1 по делу N А60-11082/08
"...Как следует из материалов дела, в антимонопольный орган 14.02.2008 поступило уведомление общества "Северная казна" о присоединении к нему финансовой организации - общества с ограниченной ответственностью "Страховая компания "Гамма" (далее - общество "Гамма"), договор о присоединении между данными обществами заключен 26.11.2007, запись о реорганизации общества "Северная казна" в форме присоединения к нему общества "Гамма" внесена в Единый государственный реестр юридических лиц Инспекцией Федеральной налоговой службы России по Октябрьскому району г. Екатеринбурга 29.12.2007.
Общество "Северная казна" и общество "Гамма" являются финансовыми организациями, осуществляют страховую деятельность на основании лицензий Федеральной службы страхового надзора от 29.06.2007 С N 1155 66 и от 05.09.2006 С N 2742 66 соответственно.
В соответствии с ч. 2 ст. 32 Закона лица, заинтересованные в осуществлении сделок, предусмотренных ст. 27 - 29 Закона, представляют в антимонопольный орган ходатайство о даче согласия на осуществление таких сделок.
Балансовая стоимость активов общества "Северная казна" и общества "Гамма" по состоянию на 30.09.2007 составляла 848 219 000 руб.
Ходатайство общества "Северная казна" об осуществлении юридически значимого действия в антимонопольный орган не направлялось.
В соответствии с ч. 1 ст. 31 Закона сделки, иные действия, указанные в ст. 27 - 29 Закона, осуществляются без предварительного согласия, но с последующим уведомлением об их осуществлении в порядке, предусмотренном ст. 32 Закона, в случае если соблюдаются в совокупности следующие условия, названные в п. 1 - 3 ч. 1 ст. 31 Закона:
1) сделки, иные действия, указанные в статьях 27 - 29 Закона, осуществляются лицами, входящими в одну группу лиц;
2) перечень лиц, входящих в одну группу, с указанием оснований, по которым такие лица входят в эту группу, был представлен любым входящим в эту группу лицом (заявителем) в федеральный антимонопольный орган в утвержденной им форме не позднее, чем за один месяц до осуществления сделок, иных действий;
3) перечень лиц, входящих в эту группу, на момент осуществления сделок, иных действий не изменился по сравнению с представленным в федеральный антимонопольный орган перечнем таких лиц.
Судами установлено и материалами дела подтверждено, что общество "Северная казна" и общество "Гамма" входят в одну группу лиц. Перечень группы лиц на момент сделки не изменился.
Суды сделали правильный вывод о том, что условие о направлении перечня лиц, входящих в одну группу, обществом "Северная казна" соблюдено.
Перечень группы лиц обществом "Северная казна" по утвержденной Приказом Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации от 20.11.2006 N 293 (далее - Приказ) форме направлен в антимонопольный орган 26.11.2007 и получен последним 28.11.2007. Перечень группы лиц на момент реорганизации не изменился. Уведомление получено антимонопольным органом за месяц до реорганизации.
В соответствии с ч. 2 ст. 31 Закона Федеральный антимонопольный орган в течение десяти дней со дня получения перечня лиц, входящих в одну группу, с указанием оснований, по которым такие лица входят в эту группу, направляет заявителю одно из следующих уведомлений о:
1) получении такого перечня и размещении его на официальном сайте федерального антимонопольного органа в сети "Интернет", если такой перечень был представлен в форме, утвержденной федеральным антимонопольным органом;
2) нарушении формы представления такого перечня и несоблюдении условий, указанных в ч. 1 данной статьи.
Письмом от 13.12.2007 N АВ/24507 антимонопольный орган уведомил общество "Северная казна" о несоответствии представленной информации форме представления перечня лиц, входящих в одну группу, утвержденной Приказом. При этом нарушение формы выразилось в неправильном заполнении графы 8 таблицы и представлении схематического изображения группы лиц на электронном носителе в виде графического файла в формате ipeg с разрешением менее 300 dpi.
В ответ на данное письмо обществом "Северная казна" в антимонопольный орган представлен перечень лиц, входящих в одну группу с обществом "Северная казна", по форме, утвержденной Приказом.
Суды обоснованно указали, что нарушение порядка заполнения таблицы не может быть расценено как несоответствие утвержденной форме.
Требование о направлении уведомления в соответствии с утвержденной антимонопольным органом формой обществом соблюдено.
Таким образом, поскольку обществом "Северная казна" соблюдены требования, установленные п. 1 ст. 31 Закона, сделка по присоединению общества "Гамма" к обществу "Северная казна" могла быть осуществлена без предварительного согласия антимонопольного органа..."

2.2. Вывод из судебной практики: Условие о совершении сделки по приобретению акций на основании акта Правительства РФ не признается соблюденным, если в таком акте не указан приобретатель акций.

Следует отметить, что Федеральным законом от 17.07.2009 N 164-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" внесены изменения в ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции. Изменены пороговые значения суммарной стоимости активов, суммарной выручки от реализации товаров, при которых общество обязано получить предварительное согласие антимонопольного органа на заключение сделки, а именно:
- пороговое значение суммарной стоимости активов по последним балансам приобретателя и его группы лиц и лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права в отношении которого приобретаются, и его группы лиц увеличилось с 3 до 7 млрд руб.;
- пороговое значение суммарной выручки от реализации товаров за последний календарный год увеличилось с 6 млрд до 10 млрд рублей, а пороговое значение суммарной стоимости активов по последнему балансу лица, акции (доли) и (или) имущество которого и (или) права, в отношении которого приобретаются, и его группы лиц - со 150 до 250 млн руб.
Данные изменения вступили в силу с 23.08.2009.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19.10.2009 по делу N А32-998/2009-70/17-6АЖ
"...Как видно из материалов дела, 11.04.2008 общество и ОАО РАО "ЕЭС России" заключили договор купли-продажи ценных бумаг с отсрочкой поставки и оплаты. ОАО РАО "ЕЭС России" обязалось передать с 12.04.2011 по 12.04.2013 в собственность обществу 1 567 659 штук ценных бумаг стоимостью 205 млн. рублей, что составляет 25 процентов плюс один процент голосующих акций. Общество обязано перечислить 10 процентов от цены договора в течение 10 дней с даты согласования отчета об оценке рыночной стоимости акций, 90 процентов - в течение пяти лет с даты заключения соглашения на расчетный счет правопреемника ОАО РАО "ЕЭС России" - ОАО "Холдинг МРСК". Участники контракта также заключили договор доверительного управления от 11.04.2008, согласно которому ОАО РАО "ЕЭС России" обязуется передать указанные акции ОАО "Южный ИЦЭ" обществу.
Пунктом 2.2 договора доверительного управления установлено, что права, удостоверенные акциями, считаются переданными в управление ООО "Менеджмент Южного ИЦЭ" с момента внесения соответствующих записей в лицевые счета в реестре акционеров ОАО "Южный ИЦЭ" либо по счетам депо (в случае учета акций в депозитариях ОАО "Южный ИЦЭ").
Выпиской N 080910/00007/1 удостоверено, что по состоянию на 30.06.2008 ООО "Менеджмент Южного ИЦЭ" является зарегистрированным доверительным управляющим 1 567 659 голосующих акций ОАО "Южный ИЦЭ".
Исходя из анализа представленных доказательств ФАС России сделал вывод о совершении сделки по приобретению голосующих акций ОАО "Южный ИЦЭ" 30.06.2008, на момент ее совершения последний входил в группу лиц ОАО РАО "ЕЭС России". Сделка совершена группой лиц, суммарная стоимость активов группы лиц по последним балансам на момент совершения сделки превышала три миллиарда рублей.
Уведомление общества о приобретении голосующих акций ООО "Южный ИЦЭ" поступило в ФАС России 15.09.2008, ходатайство о даче предварительного согласия на совершение сделки не направлялось.
В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 32 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) в целях получения предварительного согласия антимонопольного органа в случаях, указанных в статьях 27 - 29 Закона, в антимонопольный орган в качестве заявителей обращается одно из лиц, заинтересованных в осуществлении сделок, иных действий, предусмотренных статьями 27 - 29 Закона.
Судебные инстанции установили и материалами дела подтверждается, что договор заключен одной группой лиц, суммарная стоимость активов превысила 3 млрд. рублей.
Следовательно, общество в силу статьи 32 Закона о конкуренции обязано предоставить в антимонопольный орган ходатайство о получении предварительного согласия на совершение действий по приобретению акций.
Довод общества о том, что приобретение акций осуществлялось во исполнение распоряжения Правительства Российской Федерации от 04.02.2008 N 106-р и направление ходатайства о получении предварительного согласия на совершение сделки не требуется, обоснованно отклонен судом. В распоряжении Правительства Российской Федерации отсутствует указание о конкретном покупателе акций. Следовательно, этот акт и Приложение N 2 к нему "Перечень открытых акционерных обществ, акции которых отчуждаются на основании возмездных сделок" регулирует только условия отчуждения (продажи) акций - в срок до 30.06.2008, возмездность отчуждения, количество акций и их категорию (1 567 659 обыкновенных акций). Иные существенные условия сделки в распоряжении не указаны. Условия покупки, кроме как отчуждение по цене не ниже рыночной стоимости, в том числе приобретатель акций, в распоряжении не названы.
Следовательно, суд сделал правильный вывод о том, что действие акта Правительства Российской Федерации не распространяется на покупателя акций, последний был обязан получить согласие на совершение сделки в установленном антимонопольным законодательством порядке..."

3. Последствия совершения сделки без предварительного согласия антимонопольного органа

Основные применимые нормы:
- ст. ст. 166, 173.1 ГК РФ;
- ст. ст. 28, 34 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции).

Статьей 28 Закона о защите конкуренции установлен перечень сделок и условий, при которых такие сделки подлежат предварительному согласованию с антимонопольным органом.
В соответствии со ст. 34 Закона о защите конкуренции сделки, указанные в ст. ст. 28 и 29 данного Закона и осуществленные без получения предварительного согласия антимонопольного органа, признаются недействительными в судебном порядке по иску антимонопольного органа, если такие сделки привели или могут привести к ограничению конкуренции, в том числе в результате возникновения или усиления доминирующего положения.
На практике возникают споры относительно оснований для признания сделок влекущими или могущими повлечь ограничение конкуренции или усиление доминирующего положения.
С 01.09.2013 вступил в силу Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ, в соответствии с которым внесены изменения в Гражданский кодекс РФ. В частности, добавлены положения, предусматривающие основания для признания сделки недействительной. К таким основаниям относятся следующие обстоятельства:
1) сделка нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла для него неблагоприятные последствия (п. 2 ст. 166 ГК РФ);
2) доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент ее совершения необходимого согласия уполномоченного органа общества (п. 2 ст. 173.1 ГК РФ).
Кроме того, в Гражданский кодекс РФ включены положения, в соответствии с которыми лицо не вправе оспаривать сделку (в том числе совершенную без согласия уполномоченного органа общества), а именно:
1. Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли (п. 2 ст. 166 ГК РФ).
2. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ).
3. Лицо, давшее необходимое согласие на совершение сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия (п. 3 ст. 173.1 ГК РФ).

3.1. Вывод из судебной практики: Договор аренды с правом выкупа, подлежащий предварительному согласованию с антимонопольным органом в силу ст. 28 Закона о защите конкуренции, признается недействительным, если он заключен без такого согласия и его заключение повлекло увеличение стоимости товаров и услуг, предоставляемых арендатором, а также привело к усилению доминирующего положения арендатора.

С 01.09.2013 вступил в силу Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ, в соответствии с которым внесены изменения в Гражданский кодекс РФ. В частности, добавлены положения, предусматривающие основания для признания сделки недействительной. К таким основаниям относятся следующие обстоятельства:
1) сделка нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла для него неблагоприятные последствия (п. 2 ст. 166 ГК РФ);
2) доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент ее совершения необходимого согласия уполномоченного органа общества (п. 2 ст. 173.1 ГК РФ).
Кроме того, в Гражданский кодекс РФ включены положения, в соответствии с которыми лицо не вправе оспаривать сделку (в том числе совершенную без согласия уполномоченного органа общества), а именно:
1. Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли (п. 2 ст. 166 ГК РФ).
2. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ).
3. Лицо, давшее необходимое согласие на совершение сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия (п. 3 ст. 173.1 ГК РФ).

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 27.07.2009 N Ф09-5080/09-С6 по делу N А50-15220/2008
"...Как установлено судами, между обществом "Пермгазтехнология" (далее - общество "Пермгазтехнология", арендодатель) и обществом "ОГК-1" (арендатор) заключен договор аренды с правом выкупа от 27.12.2007 N 3-510108, в соответствии с условиями которого обществу "ОГК-1" в аренду с правом выкупа передан газопровод-отвод, протяженностью 1535,5 п. м, расположенный по адресу: Пермский край, г. Добрянка, на срок с 01.01.2008 по 31.05.2010 (п. 1.2, 2.5 названного договора).
Размер арендной платы составляет 23 600 000 руб. 00 коп. в месяц, в том числе налог на добавленную стоимость (18%) - 3 600 000 руб. 00 коп. (п. 3.1 названного договора).
Управлением Федеральной регистрационной службы по Пермскому краю 24.01.2008 проведена государственная регистрация договора аренды с правом выкупа от 27.12.2007 N 3-510108.
Указанный газопровод-отвод принадлежит на праве собственности обществу "Пермгазтехнология", относится к его основным производственным средствам и предназначен для транспортировки природного газа (является единственным трубопроводом, по которому осуществляется поставка природного газа на Пермскую ГРЭС - филиал общества "ОГК-1").
Приказом Управления от 20.10.2005 N 440-п общество "Пермгазтехнология" включено в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 процентов, по позиции транспортировка по трубопроводам природного газа с долей более 65% в границах газотранспортных сетей, принадлежащих обществу "Пермгазтехнология".
Приказом Управления от 23.07.2007 N 272-п общество "ОГК-1" включено в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 процентов, по позиции поставка тепловой энергии в горячей воде с долей более 65% в границах присоединенных сетей теплоснабжения, находящихся на территории Добрянского городского поселения Пермского края, принадлежащих транспортирующим организациям.
Оспариваемая сделка совершена в отношении основных производственных средств общества "Пермгазтехнология", стоимость которых составляла более 20% от общей балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов указанной организации.
Управление, полагая, что данная сделка в нарушение требований ст. 28 Закона о защите конкуренции заключена без предварительного согласия антимонопольного органа и привела к ограничению конкуренции, обратилось в арбитражный суд на основании ч. 2 ст. 34 Закона о защите конкуренции с иском о признании договора аренды с правом выкупа недействительным.
В силу п. 7 ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции в случае, если одно из лиц включено в реестр, сделки по получению в собственность, пользование или во владение хозяйствующим субъектом (группой лиц) основных производственных средств и (или) нематериальных активов другого хозяйствующего субъекта (за исключением финансовой организации), если балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки или взаимосвязанных сделок, превышает двадцать процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов хозяйствующего субъекта, осуществляющего отчуждение или передачу имущества, осуществляются с предварительного согласия антимонопольного органа.
Судом апелляционной инстанции установлено, что по состоянию на 31.12.2007 общая стоимость основных производственных средств и нематериальных активов общества "Пермгазтехнология" составляла 196 000 руб. 00 коп., стоимость газопровода-отвода, являющегося предметом сделки, по состоянию на 01.01.2008 по данным бухгалтерского учета - 63 822 руб. 22 коп., что составляет 32,56% стоимости основных производственных средств и нематериальных активов общества "Пермгазтехнология".
В связи с тем, что балансовая стоимость имущества, составляющего предмет сделки, превышает двадцать процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов общества "Пермгазтехнология", осуществляющего передачу имущества, судом апелляционной инстанции правомерно сделан вывод о том, что стороны сделки обязаны были получить предварительное согласие на заключение договора аренды газопровода-отвода.
В соответствии с ч. 2 ст. 32 Закона о защите конкуренции лица, заинтересованные в осуществлении сделок, иных действий, предусмотренных статьями 27 - 29 названного Федерального закона, представляют в антимонопольный орган ходатайства о даче согласия на осуществление сделок, иных действий, с приложением документов, предусмотренных ч. 5 ст. 32 названного Закона.
При рассмотрении ходатайства антимонопольный орган в соответствии с приказом Федеральной антимонопольной службы России от 25.04.2006 N 108 "Об утверждении Порядка проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарном рынке" проводит анализ и оценку состояния конкурентной среды на товарном рынке, по результатам которой составляет аналитический отчет, являющийся основанием для принятия антимонопольным органом решения об удовлетворении ходатайства или отказе в его удовлетворении.
Судом апелляционной инстанции установлено, что в нарушение п. 7 ч. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции стороны оспариваемой сделки не направляли в антимонопольный орган ходатайство о даче согласия на ее осуществление, в связи с чем Управление было лишено возможности надлежащим образом исполнить возложенные на него законом обязанности по контролю (п. 2 ст. 7 Закона о естественных монополиях).
В силу ч. 2 ст. 34 Закона о защите конкуренции сделки, указанные в ст. 28 и 29 названного Закона и осуществленные без получения предварительного согласия антимонопольного органа, признаются недействительными в судебном порядке по иску антимонопольного органа, если такие сделки привели или могут привести к ограничению конкуренции, в том числе в результате возникновения или усиления доминирующего положения.
В соответствии с Федеральным законом от 14.04.1995 N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации", Федеральным законом от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике", Основами ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 N 109, деятельность по поставке электрической и тепловой энергии является регулируемой, то есть расчеты за поставляемую продукцию осуществляются по тарифам, которые подлежат государственному регулированию.
Тарифы на электроэнергию установлены Федеральной службой по тарифам России, на тепловую энергию - Региональной энергетической комиссией Пермского края.
Подпунктом 8 п. 19, подп. 5 п. 29 Основ ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 N 109, предусмотрено, что в расходы, связанные с производством и реализацией продукции по регулируемым видам деятельности, включаются, в том числе, расходы по оплате арендованного имущества
Из письма Региональной энергетической комиссии Пермского края от 30.12.2008 N СЭД-46-03-04-75 следует, что при формировании тарифов на тепловую энергию Пермской ГРЭС - филиала общества "ОГК-1" на 2008 - 2009 годы РЭК учтены расходы на аренду газопровода общества "Пермгазтехнология" на основании договора аренды от 27.12.2007 в размере 240 000 000 руб. 00 коп. (без налога на добавленную стоимость) в год. Региональная энергетическая комиссия Пермского края указывает также, что заключение договора аренды газопровода между обществом "Пермгазтехнология" и обществом "ОГК-1" привело к увеличению тарифов на тепловую энергию для конечных потребителей в 2008 году на 8 руб./Гкал и составило 354,17 руб./Гкал, в 2009 году - на 8,33 руб./Гкал и составило 406,17 руб./Гкал. В результате такого увеличения затраты конечных потребителей тепловой энергии при плановом объеме транспортировки газа от общества "Пермгазтехнология" и общества "ОГК-1" увеличены на 218 164 100 руб. 00 коп. в 2008 году и составят до 219 026 400 руб. 00 коп. в 2009 году.
Кроме того, из письма Региональной энергетической комиссии следует, что до 2008 года при формировании тарифов на тепловую энергию обществом "ОГК-1" расходы на услуги по транспортировке природного газа по газопроводу общества "Пермгазтехнология" определялись на основании постановления ФЭК России от 26.09.2001 N 60/7 "О тарифах на услуги по транспортировке газа по распределительным газопроводам" по тарифной ставке 5,43 руб. / 1000 куб. м, то есть в 2007 при заключении договора на транспортировку газа общество "ОГК-1" несло значительно меньшие расходы.
Оценив в порядке, предусмотренном ст. 65, 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, имеющиеся в материалах дела документы и установленные по делу фактические обстоятельства, а также с учетом того, что общество "ОГК-1" является хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на рынке услуг по передаче тепловой энергии, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что антимонопольным органом доказан факт заключения между обществом "Пермгазтехнология" и обществом "ОГК-1" договора аренды газопровода с правом выкупа от 27.12.2007 N 3-510108 без согласия антимонопольного органа, что повлекло негативные последствия в виде необоснованного увеличения тарифа на тепловую энергию и усиления доминирующего положения общества "ОГК-1".
Принимая во внимание, что газопровод является единственным трубопроводом, по которому осуществляется поставка природного газа на Пермскую ГРЭС, суд правомерно сделал вывод о том, что увеличение тарифа на тепловую энергию может повлечь негативные последствия для конечных потребителей тепловой энергии Пермской ГРЭС - филиала "ОГК-1".
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции правомерно признал оспариваемый договор недействительным.
Довод заявителя о том, что тарифы на тепловую энергию являются регулируемыми, а общество "ОГК-1" самостоятельно их не формирует, поэтому увеличение указанных тарифов не является результатом деятельности названного общества и не может повлиять на усиление его доминирующего положения, отклонен судом апелляционной инстанции обоснованно. Именно заключение оспариваемой сделки повлекло изменение тарифов, что отразилось на увеличении затрат конечных потребителей тепловой энергии, не имеющих возможности выбора другого поставщика..."

II. Сделки и иные действия, о совершении которых в соответствии со ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" должен быть уведомлен антимонопольный орган (актуально до 30.01.2014)

До 30.01.2014 ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" была установлена обязанность обществ уведомлять антимонопольный орган о совершенных сделках и иных действиях.
В соответствии с п. 2 ст. 1 Федерального закона от 28.12.2013 N 423-ФЗ указанная статья Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ признана утратившей силу.
Судебные споры по проблеме уведомления антимонопольного органа о совершенных обществом сделках и иных действиях касались следующих вопросов:
- обстоятельства, не освобождающие общество от обязанности по уведомлению антимонопольного органа о совершенной сделке или иных действиях, предусмотренной ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (актуально до 30.01.2014)
- порядок исчисления 45-дневного срока, установленного для уведомления антимонопольного органа о сделках и иных действиях, перечисленных в ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (актуально до 30.01.2014)

1. Обстоятельства, не освобождающие общество от обязанности по уведомлению антимонопольного органа о совершенной сделке или иных действиях, предусмотренной ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (актуально до 30.01.2014)

Основные применимые нормы:
- ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (в ред. от 28.12.2013) (далее - Закон о защите конкуренции (в ред. от 28.12.2013)).

Статья 30 Закона о защите конкуренции (в ред. от 28.12.2013) содержала перечень сделок и иных действий общества, о совершении которых должен быть уведомлен антимонопольный орган. Частью 2 этой статьи было предусмотрено, что такое уведомление не требуется, если сделка (иное действие) совершается с предварительного согласия указанного органа.
На практике возникали споры, связанные с неуведомлением антимонопольного органа о сделках, перечисленных в ст. 30 Закона о защите конкуренции (в ред. от 28.12.2013).
30.01.2014 вступили в силу изменения, внесенные в Закон о защите конкуренции. С этого момента ст. 30 названного Закона утратила силу (п. 2 ст. 1 Федерального закона от 28.12.2013 N 423-ФЗ).

1.1. Вывод из судебной практики: Приобретатель акций по сделке, о совершении которой в силу ст. 30 Закона о защите конкуренции должен быть уведомлен антимонопольный орган, не освобождается от обязанности по уведомлению, даже если сделка оспаривалась в судебном порядке, на акции был наложен арест, договор купли-продажи акций был расторгнут (актуально до 30.01.2014).

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 13.09.2007 N Ф09-7418/07-С1 по делу N А71-4274/07
"...Как следует из материалов дела, общество 14.11.2006 заключило договор с открытым акционерным обществом "ЦУМ" (далее - ОАО "ЦУМ") на покупку 51000 штук голосующих акций эмитента - открытого акционерного общества "Ижевский ГУМ" (далее - ОАО "Ижевский ГУМ", правопреемника ОАО "Ижевский ЦУМ"), что составляет 29,6% от общего числа голосующих акций общества.
Переход права собственности зарегистрирован в реестре акционеров ОАО "Ижевский ГУМ".
До совершения сделки общество владело 28694 штуками акций ОАО "Ижевский ЦУМ", что составляет 16,68% от общего количества голосующих акций и подтверждается выпиской из реестра акционеров ОАО "Ижевский ЦУМ" по состоянию на 14.11.2006. После совершения сделки общество получило право распоряжаться 79694 штуками голосующих акций, что составляет 46,33% голосующих акций ОАО "Ижевский ГУМ". Право владения данными акциями подтверждается выпиской из реестра акционеров ОАО "Ижевский ГУМ" по состоянию на 01.01.2007.
Согласно бухгалтерскому балансу общества на 01.10.2006 и бухгалтерскому балансу ОАО "Ижевский ГУМ" на 30.09.2006 суммарная стоимость активов ОАО "Ижевский ГУМ" и общества на 01.10.2006 превышает 200 млн. руб. и составляет 229499000 руб., из них 168178 тыс. руб. - ОАО "Ижевский ГУМ" и 61321 тыс. руб. - общества. Суммарная стоимость активов ОАО "Ижевский ГУМ" по последнему балансу на 01.10.2006 превышает 30 млн. руб. и составляет 168178 тыс. руб.
Об осуществлении указанной сделки управление не было уведомлено.
В связи с этим управлением в отношении общества возбуждено дело о нарушении антимонопольного законодательства, составлен протокол об административном правонарушении от 16.05.2007 N 06-07/2007-43А и вынесено постановление от 29.05.2007 N 06-07/2007-43А о привлечении общества к административной ответственности.
Из материалов дела следует и обществом не оспаривается, что уведомление о совершенной сделке в антимонопольный орган в установленный законодательством срок обществом не представлялось, не представлено оно в управление и на момент рассмотрения дела в суде.
Следовательно, вывод суда о наличии состава административного правонарушения в действиях общества является правильным.
Довод общества об отсутствии необходимости уведомления управления о совершенной сделке ввиду ее оспаривания в судебном порядке, наложения ареста на приобретенные акции, расторжения договора по приобретению акций, правомерно отклонен судом первой инстанции в связи с тем, что названные обстоятельства не освобождают общество от исполнения предусмотренной законодательством обязанности по направлению уведомления в управление о совершенной сделке..."

2. Порядок исчисления 45-дневного срока, установленного для уведомления антимонопольного органа о сделках и иных действиях, перечисленных в ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (актуально до 30.01.2014)

Основные применимые нормы:
- ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (в ред. от 28.12.2013) (далее - Закон о защите конкуренции (в ред. от 28.12.2013)).

Статья 30 Закона о защите конкуренции (в ред. от 28.12.2013) устанавливала обязанность общества уведомлять антимонопольный орган о совершении сделки (иных действиях) не позднее чем через 45 дней после ее осуществления.
В связи с этим на практике возникали споры относительно того, в каких днях - рабочих или календарных - необходимо исчислять данный срок.
30.01.2014 вступили в силу изменения, внесенные в Закон о защите конкуренции. С этого момента ст. 30 названного Закона утратила силу (п. 2 ст. 1 Федерального закона от 28.12.2013 N 423-ФЗ).

2.1. Вывод из судебной практики: Установленный ст. 30 Закона о защите конкуренции 45-дневный срок для уведомления антимонопольного органа о совершенных сделках и иных действиях исчисляется в календарных днях (актуально до 30.01.2014).

Судебная практика:

Постановление ФАС Центрального округа от 12.08.2008 по делу N А62-1846/2008
"...Как видно из материалов дела, 19.03.2008 в Управление поступило уведомление ООО "Управляющая компания Смолмясо" о приобретении права, позволяющего осуществлять функции исполнительного органа ООО "Смолмясо". Изложенные обстоятельства послужили основанием для проведения проверки соблюдения Обществом требований Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции".
В ходе контрольных мероприятий антимонопольным органом установлено, что на основании договора о передаче полномочий исполнительного органа от 15.01.2008 ООО "Управляющая компания Смолмясо" приобрело права, позволяющие осуществлять функции исполнительного органа ООО "Смолмясо".
Посчитав, что в соответствии с требованиями п. 5 ч. 1 ст. 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" Общество обязано было уведомить антимонопольный орган об осуществлении такого рода сделки не позднее чем через 45 дней после даты ее совершения, а фактически уведомление Общества поступило в Управление с нарушением установленного срока, антимонопольный орган возбудил дело об административном правонарушении.
В соответствии с требованиями пункта 5 части 1 статьи 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", если суммарная стоимость активов по последнему балансу лица, приобретающего права, и лица, права в отношении которого приобретаются, превышает 200 миллионов рублей и при этом стоимость активов по последнему балансу лица, права в отношении которого приобретаются, превышает 30 миллионов рублей, антимонопольный орган должен быть уведомлен об осуществлении такого рода сделки не позднее чем через 45 дней после даты осуществления сделки.
Как следует из материалов дела суммарная стоимость активов ООО "Управляющая компания Смолмясо" и ООО "Смолмясо" по последним балансам, предшествующим осуществлению сделки, превышает 200 миллионов рублей, и при этом стоимость активов по последнему балансу ООО "Смолмясо" превышает 30 миллионов рублей.
Таким образом, в силу вышеизложенной нормы у Общества возникла обязанность в 45-дневный срок уведомить антимонопольный орган о совершении указанной сделки.
Как следует из материалов дела, договор о передаче полномочий исполнительного органа заключен 15.01.2008, а уведомление Общества поступило в УФАС лишь 19.03.2008, то есть с пропуском установленного срока.
Таким образом, суд необоснованно посчитал, что ООО "Управляющая компания Смолмясо" соблюден срок направления уведомления.
Вывод суда о том, что срок для направления уведомления, установленный пунктом 5 части 1 статьи 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", необходимо рассчитывать с учетом положений Налогового кодекса РФ, ошибочен.
Согласно ст. 2 НК РФ законодательство о налогах и сборах применяется лишь в целях налогообложения и на спорные правоотношения не распространяется.
Вместе с тем, в силу положений статьи 190 ГК РФ установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами.
Поскольку нарушенный Обществом срок установлен Законом о конкуренции, начинает исчисляться со дня совершения соответствующей сделки, то к спорным правоотношениям в части исчисления сроков должны применяться нормы гражданского законодательства.
С учетом изложенного 45-дневный срок, установленный законом, исчисляется в календарных днях..."

III. Государственный контроль за соглашениями финансовых организаций, ограничивающими конкуренцию (актуально до 06.01.2012)

До вступления в силу Федерального закона от 06.12.2011 N 410-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" финансовые организации были обязаны уведомлять антимонопольный орган о достижении определенных соглашений с хозяйствующими субъектами.
Судебные споры по данной проблеме касались следующих вопросов:
- соглашения финансовых организаций, о которых должен быть уведомлен антимонопольный орган (актуально до 06.01.2012)
- исчисление 15-дневного срока, установленного ст. 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" для уведомления антимонопольного органа о достигнутом финансовой организацией соглашении (актуально до 06.01.2012)
В настоящее время обязанность финансовых организаций уведомлять антимонопольный орган о достижении определенных соглашений с хозяйствующими субъектами отменена.

1. Соглашения финансовых организаций, о которых должен быть уведомлен антимонопольный орган (актуально до 06.01.2012)

Основные применимые нормы:
- ч. 9 ст. 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (в ред. от 18.07.2011 с изм. от 21.11.2011) (далее - Закон о защите конкуренции (в ред. от 18.07.2011 с изм. от 21.11.2011);
- п. 6 ст. 4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (в ред. от 06.12.2011) (далее - Закон о защите конкуренции (в ред. от 06.12.2011)).

В соответствии с ч. 9 ст. 35 Закона о защите конкуренции (в ред. от 18.07.2011 с изм. от 21.11.2011) финансовые организации были обязаны направлять в антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в письменной форме между ними или между этими организациями и федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ, в порядке, предусмотренном данным Законом.
Согласно п. 6 ст. 4 указанного Закона финансовой организацией признавался хозяйствующий субъект, оказывающий финансовые услуги, а именно: кредитная организация, кредитный потребительский кооператив, страховщик, страховой брокер, общество взаимного страхования, фондовая биржа, валютная биржа, ломбард, лизинговая компания, негосударственный пенсионный фонд, управляющая компания инвестиционного фонда, управляющая компания паевого инвестиционного фонда, управляющая компания негосударственного пенсионного фонда, специализированный депозитарий инвестиционного фонда, специализированный депозитарий паевого инвестиционного фонда, специализированный депозитарий негосударственного пенсионного фонда, профессиональный участник рынка ценных бумаг.
Таким образом, финансовые организации, указанные в п. 6 ст. 4 Закона о защите конкуренции (в ред. от 18.07.2011 с изм. от 21.11.2011), должны были уведомить о достигнутых соглашениях антимонопольный орган.
В ч. 9 ст. 35 данного Закона были перечислены соглашения, о которых финансовые организации не были обязаны уведомлять антимонопольный орган.
В письме ФАС России от 29.12.2007 N ИА/26443 были даны разъяснения о том, какие соглашения могли быть отнесены к соглашениям, указанным в п. п. 1 - 7 ч. 9 ст. 35 Закона о защите конкуренции (в ред. от 18.07.2011 с изм. от 21.11.2011).
Вместе с тем на практике возникали споры относительно того, о каких соглашениях, заключенных финансовой организацией, должен был быть уведомлен антимонопольный орган.
С 06.01.2012 вступили в силу изменения, внесенные в ст. 35 Закона о защите конкуренции Федеральным законом от 06.12.2011 N 401-ФЗ. Согласно указанным поправкам отменена обязанность финансовых организаций уведомлять антимонопольный орган обо всех соглашениях, достигнутых в письменной форме между ними или между этими организациями и федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ.
Кроме того, Федеральным законом от 06.12.2011 были внесены изменения в п. 6 ст. 4 Закона о защите конкуренции. К финансовым организациям были отнесены микрофинансовые организации. Впоследствии Федеральным законом от 21.11.2011 N 327-ФЗ были внесены изменения в определение финансовой организации: термины "фондовая биржа" и "валютная биржа" были заменены термином "организатор торговли", в перечень организаций, оказывающих финансовые услуги, были включены клиринговые организации.
С 01.09.2013 действуют поправки, внесенные в п. 6 ст. 4 Закона о защите конкуренции Федеральным законом от 23.07.2013 N 251-ФЗ. Теперь под финансовой организацией понимается хозяйствующий субъект, оказывающий финансовые услуги, - кредитная организация, профессиональный участник рынка ценных бумаг, организатор торговли, клиринговая организация, микрофинансовая организация, кредитный потребительский кооператив, страховая организация, страховой брокер, общество взаимного страхования, негосударственный пенсионный фонд, управляющая компания инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов, негосударственных пенсионных фондов, специализированный депозитарий инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов, негосударственных пенсионных фондов (финансовая организация, поднадзорная Банку России), ломбард, лизинговая компания (иная финансовая организация, финансовая организация, не поднадзорная Банку России).

1.1. Вывод из судебной практики: Финансовая организация должна уведомить антимонопольный орган о достигнутом соглашении, которое не подпадает под исключения, предусмотренные ч. 9 ст. 35 Закона о защите конкуренции ("Государственный контроль за ограничивающими конкуренцию соглашениями хозяйствующих субъектов"), даже если исполнение такого соглашения не приносит дохода (актуально до 06.01.2012).

Судебная практика:

Постановление ФАС Центрального округа от 29.01.2009 по делу N А62-3207/2008
"...Как следует из материалов дела, между ОАО "Связь-Банк" в лице Смоленского филиала и Государственным учреждением - Пенсионным фондом Российской Федерации в лице Государственного учреждения - Отделения Пенсионного фонда РФ по Смоленской области заключено соглашение от 02.04.2008 N 0761003 о взаимном удостоверении подписей (обслуживание застрахованных лиц при выборе инвестиционного портфеля) (далее - Соглашение).
Суд полно и всесторонне исследовал доказательства, представленные сторонами, и, правильно применив нормы материального права, принял обоснованные судебные акты по существу спора.
В соответствии с ч. 9 ст. 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Судом правомерно указано, что заключенное Банком соглашение не подпадает ни под одно указанное исключение, в связи с чем ОАО "Связь-Банк" обязано было направить уведомление о заключенном соглашении.
Отсутствие у Банка дохода, вследствие заключенного с ОПФ соглашения, не влияет на квалификацию правонарушения ОАО "Связь-Банк" как хозяйствующего субъекта, обязанного исполнять положения Закона о защите конкуренции.
При таких обстоятельствах, довод кассационной жалобы о том, что участие Банка в соглашении носит социально-благотворительный, а не предпринимательский характер, не может быть принят во внимание..."

1.2. Вывод из судебной практики: Финансовые организации обязаны уведомить антимонопольный орган о достигнутых между ними соглашениях, по условиям которых одна сторона обязуется за вознаграждение оказывать услуги, в результате которых должно произойти увеличение количества клиентов (актуально до 06.01.2012).

Судебная практика:

"Обзор практики Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа по рассмотрению споров, связанных с участием антимонопольных органов" (утв. Постановлением Президиума ФАС Западно-Сибирского округа от 09.07.2010 N 5)
"...30. При заключении между банком и страховой организацией соглашения об осуществлении совместных действий по оказанию услуг по ознакомлению с правилами и условиями страхования юридических и физических лиц финансовый орган обязан направить об этом уведомление в антимонопольный орган. Несоблюдение данного требования закона влечет привлечение к административной ответственности в соответствии со статьей 19.8 КоАП РФ.
Антимонопольным органом были установлены факты заключения банком со страховым обществом договоров на осуществление совместных действий по оказанию услуг по ознакомлению юридических и физических лиц с правилами и условиями страхования, осуществлению поиска и привлечения страхователей для заключения страховой компанией договоров по видам страхования, указанным в лицензии, размещению стендов с информацией о страховой компании в отделениях банка.
В нарушение положений пункта 9 статьи 35 Закона N 135-ФЗ банк в установленный срок не направил в антимонопольный орган уведомления о заключении указанных соглашений (договоров).
Антимонопольным органом в отношении банка вынесено постановление о привлечении к административной ответственности по части 4 статьи 19.8 КоАП РФ.
Постановление обжаловано банком в арбитражный суд.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены судебных актов.
Частями 9 и 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ установлена обязанность финансовых организаций направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением случаев, перечисленных в части 9 вышеуказанной статьи. Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Непредставление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган уведомлений, предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации, представление уведомлений, содержащих заведомо недостоверные сведения, а равно нарушение установленных антимонопольным законодательством Российской Федерации порядка и сроков подачи уведомлений образует состав административного правонарушения, установленного частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ.
Исходя из характера и условий заключенного между страховым обществом и банком договора, он отвечает критериям соглашения, в отношении которого пунктом 9 статьи 35 Закона N 135-ФЗ установлена обязанность банка уведомить антимонопольный орган.
(Постановление ФАС ЗСО от 25.09.2008 по делу N А27-4356/2008-5)..."

Аналогичная судебная практика:
Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.09.2008 N Ф04-5522/2008(11321-А27-23) по делу N А27-4361/2008-5
"...Как видно из материалов дела, ОАО "Русь-Банк" 30.08.2007 заключило с ЗАО "Страховая группа "Спасские ворота" договор о предоставлении платных услуг по ознакомлению юридических и физических лиц с правилами и условиями страхования, осуществлению поиска и привлечению страхователей для заключения страховой компанией договоров по видам страхования, указанных в лицензии, размещению стендов с информацией о страховой компании в отделениях банка, действующих на территории Кемеровской области.
В силу части 9 статьи 35 Закона Российской Федерации от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
На основании части 12 статьи 35 Закона Российской Федерации от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Согласно статье 4 названного Закона финансовой услугой признается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц.
Из пункта 5 информационного письма Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2001 N 62 следует, что обычной хозяйственной деятельностью принято считать осуществление сделок, предусмотренных уставом хозяйствующего субъекта, а также направленных на обеспечение текущих хозяйственных нужд юридического лица.
Для финансовой организации такими сделками являются сделки о непосредственном предоставлении ею финансовых услуг в соответствии с уставом, о которых не требуется уведомлять антимонопольный орган (пункт 2 части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции), а также сделки по обеспечению хозяйственных нужд данной организации.
В отношении финансовой организации к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных платежей и канцелярских принадлежностей и т.п.).
Исследовав материалы дела, суды первой и апелляционной инстанций правильно установили, что договор от 30.08.2007 не является договором о предоставлении финансовых услуг, а также заключенным в процессе обычной хозяйственной деятельности, и между двумя финансовыми организациями, поскольку заключен со страховой компанией в целях привлечения страхователей, и не предусматривает условия их кредитования.
Следовательно, УФАС по Кемеровской области правомерно привлекло ОАО "Русь-Банк" к административной ответственности, за неисполнение обязанности, предусмотренной частью 12 статьи 35 Закона Российской Федерации от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции"..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 20.01.2009 N Ф09-10405/08-С1 по делу N А34-4079/08
"...Рассмотрел в судебном заседании жалобу открытого акционерного общества "Военно-страховая компания" (далее - общество) на решение Арбитражного суда Курганской области от 07.10.2008 по делу N А34-4079/08 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2008 по тому же делу.
Как следует из материалов дела, между обществом с ограниченной ответственностью "Коммерческий банк "Ренессанс Капитал" (далее - банк) и обществом заключен договор от 02.10.2006 N 75/КБ, в соответствии с условиями которого банк обязался за вознаграждение оказывать обществу услуги, способствующие увеличению количества клиентов общества.
Управлением проведена проверка деятельности общества по вопросу соблюдения антимонопольного законодательства.
В ходе проверки антимонопольный орган установил факт нарушения обществом положений п. 9 ст. 35 Закона, выразившегося в ненаправлении им уведомления о заключении указанного дополнительного соглашения в антимонопольный орган.
В силу ч. 9 ст. 35 Закона финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации, соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг, соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
Проанализировав условия вышеназванного соглашения в его взаимосвязи с иными материалами дела и положениями ст. 4 Закона, п. 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", суды пришли к правильным выводам о том, что стороны договора от 02.10.2006 N 75/КБ и дополнительного соглашения к нему осуществляют деятельность на разных товарных рынках, следовательно, не являются финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации, данное соглашение не относится к соглашениям, являющимися договорами о предоставлении финансовых услуг либо заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности. В силу изложенного общество обязано было в установленный срок уведомить управление о факте заключения данного соглашения.
Довод общества, изложенный в кассационной жалобе, о том, что указанное дополнительное соглашение является соглашением, заключенным в процессе обычной хозяйственной деятельности, судом кассационной инстанции отклоняется как основанный на неверном толковании действующего законодательства. Кроме того, данному доводу общества судами дана надлежащая правовая оценка..."

1.3. Вывод из судебной практики: Если между кредитной и страховой организациями достигнуто соглашение об информационном сотрудничестве в рамках кредитования третьих лиц, в том числе при предоставлении такими лицами залога, финансовые организации должны уведомить о данных соглашениях антимонопольный орган (актуально до 06.01.2012).

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23.01.2009 по делу N А17-2209/2008
"...Как следует из материалов дела, Управление в ходе контрольных мероприятий установило, что Банк в нарушение части 9 статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" не уведомил антимонопольный орган о заключении им 01.04.2008 с ОАО "САК "Энергогарант" соглашения о сотрудничестве, определившее порядок взаимодействия сторон в целях страховой защиты имущества, принятого в залог в обеспечение возвратности предоставленных кредитов.
В пункте 9 статьи 35 Закона о конкуренции (в редакции, действовавшей в спорный период) установлено, что финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном настоящим законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
В соответствии со статьей 4 Закона о конкуренции соглашением в рамках применения данного Закона признается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (пункт 12 статьи 35 Закона о конкуренции).
Арбитражный суд Ивановской области и Второй арбитражный апелляционный суд установили и это подтверждено материалами дела, что 01.04.2008 между АКБ "Инвестторгбанк" и ОАО САК "Энергогарант" было заключено соглашение о сотрудничестве, о чем Банк должен был уведомить антимонопольный орган в пятнадцатидневный срок. Установленную законом обязанность Банк не исполнил..."

Аналогичная судебная практика:
Дальневосточный округ

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 27.05.2008 N Ф03-А04/08-2/1680 по делу N А04-603/08-5/30
"...Как следует из материалов дела и установлено судом, 27.07.2007 между ОАО "Восточный экспресс банк" и ООО "Страховая компания "Наста" заключен договор о сотрудничестве N ДС 07/07-05, по которому стороны осуществляют информационное сотрудничество в рамках кредитования физических лиц на приобретение средств наземного транспорта.
Согласно части 9 статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон N 135-ФЗ) финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (часть 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ).
Как следует из материалов дела, уведомление о заключении договора о сотрудничестве от 27.07.2007 N ДС 07/07-05 между ОАО "Восточный экспресс банк" и ООО "Страховая компания "Наста" направлено в адрес антимонопольного органа 12.11.2007.
Отклоняя довод заявителя о том, что соглашение от 25.04.2007 N 1 заключено в процессе обычной хозяйственной деятельности, поэтому обязательного уведомления о нем в антимонопольный орган не требуется, суды проанализировали условия спорного соглашения и правильно применили статьи 1 и 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности".
В отношении финансовых организаций к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных услуг и канцелярских принадлежностей и т.п.).
Спорное соглашение заключено обществом за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности..."

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.10.2008 по делу N А52-4935/2007
"...Из материалов дела следует, что между Банком (агент) и Страховым закрытым акционерным обществом "Стандарт-Резерв" (страховщик) в городе Москва 02.04.2007 заключен агентский договор N 21/21729, согласно пункту 1.4 которого стороны вправе заключить дополнительное соглашение к договору, в котором будет определен объем услуг, оказываемых агентом страховщику при заключении с клиентами договоров личного страхования и договоров страхования имущества, принимаемого в залог в рамках программ кредитования. Во исполнение данного пункта агентского договора на территории города Псков, где расположены Псковский филиал Банка и филиал страховщика, между названными юридическими лицами достигнуто дополнительное соглашение от 01.06.2007 N 1/05.
В силу части 9 статьи 35 Закона N 135-ФЗ финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом N 135-ФЗ, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (часть 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ).
При этом в силу пункта 18 части 1 статьи 4 Закона N 135-ФЗ под соглашением понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.
Системное толкование указанных норм позволяет сделать вывод о том, что финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех (в том числе дополнительных) соглашениях, достигнутых в письменной или устной форме между ними, с органами исполнительной власти и местного самоуправления, любыми организациями, а приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
Судами первой и апелляционной инстанций установлено и подтверждается материалами дела, что Банк не уведомил Управление о достижении со Страховым ЗАО "Стандарт-Резерв" дополнительного соглашения от 01.06.2007 N 1/05 к агентскому договору от 02.05.2007 N 21/21729, полагая при этом, что характер данного соглашения не требует обязательного уведомления о нем антимонопольного органа применительно к части 9 статьи 35 Закона N 135-ФЗ, поскольку оно не является самостоятельным соглашением, а заключено в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Проанализировав условия вышеназванного дополнительного соглашения в его взаимосвязи с иными материалами дела и положениями статьи 4 Закона N 135-ФЗ, пункта 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что данное соглашение не относится к соглашениям, являющимся договорами о предоставлении финансовых услуг либо заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Из дополнительного соглашения от 01.06.2007 N 1/05 усматривается, что данным соглашением определен объем услуг, оказываемых Банком страховщику на территории города Псков и Псковской области при заключении договоров страхования транспортных средств, передаваемых в залог Банку в рамках программ кредитования, в том числе услуг информационного и консультационного характера (пункты 1, 3.1.1 - 3.1.6, 3.2.1 - 3.2.6). Таким образом, юридически значимой целью соглашения выступает не осуществление банковской деятельности, а ее расширение (распространение на определенный рыночный сегмент на территории города Псков и Псковской области), что сопряжено с заметным влиянием на определенную конкурентную среду.
При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии у Банка обязанности уведомить Управление о заключении дополнительного соглашения, поскольку данное соглашение не является самостоятельным, а лишь вносит дополнения (изменения) в агентский договор от 02.04.2007, следует признать ошибочным, поскольку вышеназванными нормами Закона N 135-ФЗ установлена обязанность финансовых организаций уведомить антимонопольный орган обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме, содержащихся в документе или нескольких документах..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 27.05.2008 N Ф09-3732/08-С1 по делу N А34-7843/07
"...Как следует из материалов дела, на основании запроса управления от 06.09.2007 N 04-11/2432-8 для проверки соответствия антимонопольному законодательству банком были представлены в антимонопольный орган соглашение от 28.03.2007 N 112 о сотрудничестве, заключенное с обществом с ограниченной ответственностью "Страховая компания "Согласие" (далее - общество "СК "Согласие"), и соглашение от 09.04.2007 N 121, заключенное с открытым акционерным обществом "Военно-страховая компания" (далее - общество "ВСК").
В соответствии с п. 9, 12 ст. 35 Закона о защите конкуренции финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном данным Федеральным законом, за исключением: соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации; соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг; соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Судами установлено, что в первых разделах названных соглашений определены их цели: сотрудничество и взаимодействие сторон при страховании страховщиком имущества юридических и физических лиц (страхователей), заложенного этими лицами в обеспечение обязательств, либо обязательств третьих лиц перед банком; совместная работа по расширению видов страхования, применяемых для коммерческих банков; размещение свободных денежных средств страховщика для получения дополнительных доходов, в том числе, путем размещения их в депозиты банка.
Проанализировав условия данных соглашений, суды пришли к обоснованному выводу, что данные соглашения не относятся к соглашениям между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации, соглашениям, являющимся договорами о предоставлении финансовых услуг, соглашениям, являющимся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности..."

1.4. Вывод из судебной практики: Банк и страховая компания не должны уведомлять антимонопольный орган о заключении между ними агентского договора в случае, если договор заключен в процессе обычной хозяйственной деятельности (актуально до 06.01.2012).

В 2008 году ФАС Волго-Вятского округа занимал противоположную позицию, которая была в последующем изменена в связи с принятием письма ФАС России от 29.12.2007 N ИА/26443 "О порядке рассмотрения соглашений".

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16.07.2010 по делу N А82-20298/2009
"...Как следует из материалов дела, 05.10.2009 филиал ОСАО "РЕСО-Гарантия" и Банк заключили агентский договор N 3651515, по условиям которого Банк (агент) обязуется совершать от имени и за счет ОСАО "РЕСО-Гарантия" (страховщика) предусмотренные настоящим договором действия, направленные на заключение физическими и юридическими лицами со страховщиком договоров (полисов) страхования в рамках программ Банка, а страховщик обязуется выплачивать Банку причитающееся вознаграждение.
Банк 16.10.2009 представил в антимонопольный орган уведомление о заключении данного агентского договора с ОСАО "РЕСО-Гарантия". Уведомление Общества о заключении указанного агентского договора в Управление в установленный срок не поступило.
Усмотрев в действиях Общества состав административного правонарушения, предусмотренного в части 4 статьи 19.8 КоАП РФ, Управление составило протокол об административном правонарушении от 02.12.2009 N 03-07/38-09 и вынесло постановление от 16.12.2009 N 03-07/38-09 о назначении административного наказания в виде штрафа в размере 150 000 рублей.
Общество не согласилось с этим постановлением и обратилось с соответствующим заявлением в арбитражный суд.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции руководствовался частью 6 статьи 4, частью 9 статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции), пунктом 2 статьи 4.1 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - Закон о страховом деле) и исходил из доказанности наличия в действиях Общества состава вменяемого правонарушения.
Второй арбитражный апелляционный суд руководствовался теми же нормами права и согласился с выводом суда первой инстанции; письмо ФАС России от 29.12.2007 N ИА/26443 апелляционный суд не счел обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии вины ОСАО "РЕСО-Гарантия" в совершении административного правонарушения.
Рассмотрев кассационную жалобу, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа счел ее подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
В части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции установлено, что финансовые организации обязаны направлять в антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в письменной форме между ними или ними и федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовыми организациями в процессе обычной хозяйственной деятельности. В части 12 указанной статьи предусмотрено, что обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
В пункте 3 письма ФАС России от 29.12.2007 N ИА/26443 "О порядке рассмотрения соглашений" разъяснено, что обычной хозяйственной деятельностью, как подтверждает судебная практика (пункт 5 информационного письма Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2001 N 62), принято считать осуществление сделок, предусмотренных уставом хозяйствующего субъекта, а также направленных на осуществление текущих хозяйственных сделок. К договорам, заключенным в процессе обычной хозяйственной деятельности, для целей пункта 3 части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции, относятся, в том числе, для страховщика: агентские договоры со страховым агентом, заключенные им как принципалом.
Агентский договор от 05.10.2009 N 3651515 является исходя из данной позиции ФАС России агентским договором со страховым агентом, заключенным страховщиком как принципалом. Следовательно, уполномоченный орган власти дал разъяснение, которое исключает возможность привлечения страховщика к административной ответственности за неинформирование антимонопольного органа при заключении подобных соглашений.
Таким образом, выводы судов о наличии оснований привлечения Общества к административной ответственности, предусмотренной частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ, являются не верными.
С учетом изложенного кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а обжалуемые судебные акты - отмене..."

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.07.2010 по делу N А82-20297/2009
"...Как следует из материалов дела и установили суды, 21.09.2009 филиал Общества и Банк заключили агентский договор N 07/СК ЮБ - 2009, по условиям которого Банк (агент) обязуется совершать от имени и за счет ОСАО "РЕСО-Гарантия" (страховщика) предусмотренные настоящим договором действия, направленные на заключение физическими и юридическими лицами со страховщиком договоров (полисов) страхования в рамках программ Банка, а страховщик обязуется выплачивать Банку причитающееся вознаграждение.
Банк 30.09.2009 представил в УФАС уведомление о заключении данного агентского договора с ОСАО "РЕСО-Гарантия". Уведомление Общества о заключении указанного агентского договора в антимонопольный орган в установленный срок не поступило.
Усмотрев в действиях Общества признаки состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ, 02.12.2009 должностное лицо УФАС составило в отношении ОСАО "РЕСО-Гарантия" протокол по делу N 03-07/37-09 об административном правонарушении. Оспариваемым постановлением от 16.12.2009 N 03-07/37-09 Общество привлечено к административной ответственности.
Не согласившись с данным постановлением, ОСАО "РЕСО-Гарантия" обжаловало его в Арбитражный суд Ярославской области.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции руководствовался частью 6 статьи 4, частью 9 статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции), пунктом 2 статьи 4.1 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее - Закон о страховом деле) и исходил из доказанности наличия в действиях Общества состава вменяемого правонарушения.
Второй арбитражный апелляционный суд руководствовался аналогичными нормами права и согласился с позицией суда первой инстанции. Письмо ФАС России от 29.12.2007 N ИА/26443 суд апелляционной инстанции не счел обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии вины ОСАО "РЕСО-Гарантия" в совершении административного правонарушения.
Рассмотрев кассационную жалобу, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа счел ее подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
Частью 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции установлено, что финансовые организации обязаны направлять в антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в письменной форме между ними или ними и федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовыми организациями в процессе обычной хозяйственной деятельности. Часть 12 указанной статьи предусматривает, что обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
В пункте 3 письма ФАС России от 29.12.2007 N ИА/26443 "О порядке рассмотрения соглашений" разъяснено, что обычной хозяйственной деятельностью, как подтверждает судебная практика (пункт 5 информационного письма Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2001 N 62), принято считать осуществление сделок, предусмотренных уставом хозяйствующего субъекта, а также направленных на осуществление текущих хозяйственных сделок. К договорам, заключенным в процессе обычной хозяйственной деятельности, для целей пункта 3 части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции, относятся, в том числе, для страховщика: агентские договоры со страховым агентом, заключенные им как принципалом.
Агентский договор от 21.09.2009 N 07/СК ЮБ - 2009 является исходя из данной позиции ФАС России агентским договором со страховым агентом, заключенным страховщиком как принципалом. Следовательно, уполномоченный орган власти дал разъяснение, которое исключает возможность привлечения страховщика к штрафной ответственности за неинформирование антимонопольного органа при заключении подобных соглашений.
На основании изложенного кассационная жалоба подлежит удовлетворению, оспариваемые судебные акты - отмене..."

1.5. Вывод из судебной практики: Антимонопольный орган должен быть уведомлен о достигнутом между кредитной и иной финансовой организацией соглашении о сотрудничестве в рамках кредитования участников (акционеров) и работников такой финансовой организации под ее поручительство (актуально до 06.01.2012).

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.11.2008 по делу N А56-18142/2008
"...Из материалов дела видно и судами установлено, что заявитель заключил с банком договор от 08.04.2008 N 4/2008-К о сотрудничестве по кредитованию банком участников (акционеров) и работников общества (заемщики) под поручительство общества. При предоставлении кредитов заемщикам общество обязано выступать поручителем по каждому кредитному договору. В то же время банк получает право безакцептного списания средств со счетов общества в счет исполнения его обязательств по заключенным договорам поручительства, для погашения просроченной задолженности заемщиков по кредитным договорам (пункты 1.1, 2.1, 2.2 договора).
Общество является лизинговой компанией применительно к статье 5 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" и отвечает определению "финансовая организация" (пункт 6 статьи 4 Закона).
Финансовая организация - хозяйствующий субъект, оказывающий финансовые услуги, - кредитная организация, кредитный потребительский кооператив, страховщик, страховой брокер, общество взаимного страхования, фондовая биржа, валютная биржа, ломбард, лизинговая компания, негосударственный пенсионный фонд, управляющая компания инвестиционного фонда, управляющая компания паевого инвестиционного фонда, управляющая компания негосударственного пенсионного фонда, специализированный депозитарий инвестиционного фонда, специализированный депозитарий паевого инвестиционного фонда, специализированный депозитарий негосударственного пенсионного фонда, профессиональный участник рынка ценных бумаг (пункт 6 статьи 4 Закона).
Согласно пункту 9 статьи 35 Закона (в редакции, относящейся к спорному периоду) финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (пункт 12 статьи 35 Закона).
По настоящему делу судами установлено, что общество несвоевременно уведомило антимонопольный орган о заключении договора от 08.04.2008 N 4/2008-К, нарушив требование пункта 12 статьи 35 Закона.
Судами учтено, что Закон не раскрывает понятия договора (соглашения), заключенного в рамках обычной хозяйственной деятельности.
Однако само по себе отсутствие соответствующего легального определения не исключает, а напротив, предполагает необходимость оценки положений Закона в их системном единстве с иными нормами права, с целью выяснения воли законодателя.
Такая оценка дана судом апелляционной инстанции с учетом официальных разъяснений надзорной инстанции (пункт 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"), согласно которым к таким сделкам можно отнести сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций.
Апелляционный суд правомерно указал, что в отношении финансовых организаций к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций), можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор аренды и т.п.).
Спорный договор заключен обществом за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности. Такое соглашение между финансовыми организациями связано с оказанием финансовых услуг третьим лицам и наращиванием клиентской базы. При этом одна из целей сделки (стимулирование работников и акционеров) не связана с обеспечением обычных хозяйственных нужд в том значении, которое предусмотрено пунктом 3 части 9 статьи 35 Закона.
Выводы судов отвечают положениям статей 420 и 431 ГК РФ.
Суды обоснованно исходили из того, что оценка влияния соглашения на конкуренцию на том или ином товарном рынке возможна только при наличии у антимонопольного органа необходимой информации и документов. Таким образом, правовое значение соответствующих обязанностей финансовых организаций (части 9 и 12 статьи 35 Закона) сводится не к констатации влияния сделки на конкурентную среду в настоящем времени, а к обеспечению перспективы должной реализации антимонопольным органом своих законных полномочий.
Суд апелляционной инстанции правильно истолковал часть 9 статьи 35 Закона, указав на то, что законодатель возложил обязанность по направлению уведомления в федеральный антимонопольный орган на все стороны, участвующие в сделке, если они соответствуют критерию финансовой организации.
По смыслу частей 9 и 12 статьи 35 Закона, части 4 статьи 19.8 КоАП РФ финансовые организации в равной мере отвечают за своевременное уведомление антимонопольного органа о достигнутом между ними соглашении, достоверность условий соответствующего соглашения..."

Аналогичная судебная практика:
Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 28.04.2009 N Ф09-2581/09-С1 по делу N А50-17412/2008-А12
"...Как следует из материалов дела, общество заключило с банком договор от 03.07.2008 N 1 о сотрудничестве по кредитованию банком участников (акционеров) и работников общества (заемщики) под поручительство общества.
По условиям данного договора при предоставлении кредитов заемщикам общество обязано выступать поручителем по каждому кредитному договору. В то же время банк получает право безакцептного списания средств со счетов общества в счет исполнения его обязательств по заключенным договорам поручительства, для погашения просроченной задолженности заемщиков перед банком по кредитным договорам (п. 2.1, 3.5 договора).
Общество является лизинговой компанией применительно к ст. 5 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" и отвечает определению "финансовая организация" (п. 6 ст. 4 Закона N 135-ФЗ).
Согласно ч. 9 ст. 35 Закона N 135-ФЗ финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением: соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации (п. 1); соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг (п. 2); соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности (п. 3).
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (ч. 12 ст. 35 Закона N 135-ФЗ).
Судами установлено и материалами дела подтверждено, что общество несвоевременно уведомило антимонопольный орган о заключении договора от 03.07.2008 N 1, нарушив требование ч. 12 ст. 35 Закона N 135-ФЗ.
Проанализировав условия вышеназванного соглашения во взаимосвязи с представленными в материалы дела документами, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что спорный договор (соглашение) не относится к договору поручительства и, как следствие, к договору о предоставлении финансовых услуг.
Спорный договор заключен обществом за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности. Такое соглашение между финансовыми организациями связано с оказанием финансовых услуг третьим лицам и наращиванием клиентской базы. Целью сделки является стимулирование работников и акционеров, что не связано с обеспечением обычных хозяйственных нужд в том значении, которое предусмотрено п. 3 ч. 9 ст. 35 Закона N 135-ФЗ.
Таким образом, общество обязано было в силу вышеназванных норм Закона N 135-ФЗ в установленный срок уведомить антимонопольный орган о заключении спорного договора..."

1.6. Вывод из судебной практики: Кредитная организация должна уведомить антимонопольный орган о достигнутом с застройщиком соглашении об оказании информационных услуг третьим лицам - дольщикам и рассмотрении их заявлений на получение кредита (актуально до 06.01.2012).

Судебная практика:

Постановление ФАС Центрального округа от 20.05.2008 по делу N А35-4534/07-С26
"...Проверкой установлен факт не уведомления Обществом антимонопольного органа о заключении 01.02.2007 с ООО "Курская строительная компания" соглашения о сотрудничестве N ИД 0006/07, в связи с чем составлен протокол об административном правонарушении от 26.07.2007.
Согласно части 9 статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон N 135-ФЗ) финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной финансовой деятельности.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется финансовой организацией в течение пятнадцати дней с даты его достижения - ч. 12 ст. 35 Закона N 135-ФЗ.
Как установлено судом и подтверждается материалами дела, предметом соглашения от 01.02.2007 N ИД 0006/07 является закрепление общих принципов в сфере сотрудничества ЗАО "Газэнергопромбанк" и ООО "Курская строительная компания" по вопросам оказания услуг третьим лицам - клиентам Компании в связи с финансированием дольщиками с использованием кредитных средств Банка, а также личных средств дольщиков, строительства жилых помещений, организуемого ООО "Курская строительная компания" для дольщиков.
Подпунктами 2.1, 2.2, 2.3 рассматриваемого соглашения установлены обязанности кредитной организации - ЗАО "Газэнергопромбанк" по отношению к застройщику - ООО "Курская строительная компания":
- предоставлять Застройщику необходимые информационные материалы о возможных условиях кредитования Дольщиков на финансирование Объектов;
- информировать силами сотрудников Банка его клиентов об условиях кредитования потенциальных Дольщиков;
- обеспечить рассмотрение заявлений граждан, желающих получить кредит на финансирование Объектов и принятие решений о выдаче кредита или об отказе в этом в течение трех рабочих дней, считая от даты подачи дольщиком в банк полного пакета документов, необходимых для рассмотрения заявления.
Исходя из содержания указанного соглашения суд пришел к правомерному выводу о том, что оно не может быть отнесено к исключениям, установленным ч. 9 ст. 35 Федерального закона "О защите конкуренции", а, следовательно, Общество обязано направить в антимонопольный орган соответствующее уведомление..."

1.7. Вывод из судебной практики: Кредитная организация обязана уведомить антимонопольный орган о соглашениях с иными организациями, предметом которых является оказание информационных, консультационных и иных видов услуг в сфере ипотечного кредитования (актуально до 06.01.2012).

Суды исходят из того, что подобные соглашения не относятся к сделкам, заключаемым финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 27.05.2008 N Ф03-А04/08-2/1682 по делу N А04-411/2008-5/11
"...Как установлено судами и подтверждается материалами дела, 24.05.2007 между ООО "Аксиома" и ОАО "Восточный экспресс банк" заключено соглашение о сотрудничестве N 7, согласно которому стороны осуществляют взаимное сотрудничество по оказанию информационных, консультационных и иных видов услуг, касающихся развития рынка ипотечного кредитования на приобретение физическими лицами жилых и нежилых помещений.
Согласно части 9 статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон N 135-ФЗ) финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
В силу части 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Как усматривается из материалов дела, уведомление о заключении соглашения от 24.05.2007 N 7 между ОАО "Восточный экспресс банк" и ООО "Аксиома" в установленный законом срок в управление не направлялось. Данный факт не оспаривается заявителем, полагающим, что спорное соглашение заключено в процессе обычной хозяйственной деятельности, поэтому обязательного уведомления о нем в антимонопольный орган не требуется.
В отношении финансовых организаций к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных услуг и канцелярских принадлежностей и т.п.).
Спорное соглашение заключено обществом за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности.
Таким образом, следует признать, что вывод судов о наличии у заявителя обязанности уведомить в установленном порядке антимонопольный орган о совершении рассматриваемой сделки, является обоснованным..."

Аналогичная судебная практика:
Дальневосточный округ

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 27.05.2008 N Ф03-А04/08-2/1679 по делу N А04-415/2008-1/18
"...Как установлено судами и подтверждается материалами дела, 25.04.2007 между ООО "Бизнес недвижимость кредит консалтинг" и ОАО "Восточный экспресс банк" заключено соглашение о сотрудничестве N 1, согласно которому стороны осуществляют взаимное сотрудничество по оказанию информационных, консультационных и иных видов услуг, касающихся развития рынка ипотечного кредитования на приобретение физическими лицами жилых и нежилых помещений.
Согласно части 9 статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон N 135-ФЗ) финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
В силу части 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Как усматривается из материалов дела, уведомление о заключении соглашения от 25.04.2007 N 1 между ОАО "Восточный экспресс банк" и ООО "Бизнес недвижимость кредит консалтинг" в установленный законом срок в управление не направлялось. Данный факт не оспаривается заявителем, полагающим, что спорное соглашение заключено в процессе обычной хозяйственной деятельности, поэтому обязательного уведомления о нем в антимонопольный орган не требуется.
Правомерно отклоняя данный довод банка, суды, проанализировали условия соглашения от 25.04.2007 N 1 и правильно применили статьи 1 и 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности".
В отношении финансовых организаций к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных услуг и канцелярских принадлежностей и т.п.).
Спорное соглашение заключено обществом за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности.
Таким образом, следует признать, что вывод судов о наличии у заявителя обязанности уведомить в установленном порядке антимонопольный орган о совершении рассматриваемой сделки, является обоснованным..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 21.08.2008 N Ф09-5972/08-С1 по делу N А71-1095/08
"...Как следует из материалов дела, между банком и обществом с ограниченной ответственностью "Союз" заключено соглашение о сотрудничестве от 15.03.2007 N 24, предметом которого является взаимное сотрудничество по оказанию друг другу информационных, консультационных и иных видов услуг в сфере развития ипотечного жилищного кредитования.
В силу ч. 9 ст. 35 Закона N 135-ФЗ финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением: соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации; соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг; соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (ч. 12 ст. 35 Закона N 135-ФЗ).
Судами установлено и материалами дела подтверждается, что в установленный Законом срок банк не направил в управление уведомление о соглашении, заключенном с вышеуказанным юридическим лицом.
Проанализировав условия вышеназванного соглашения в его взаимосвязи с иными материалами дела и положениями ст. 4 Закона N 135-ФЗ, п. 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", суды пришли к правильным выводам о том, что данное соглашение не относится к соглашениям, являющимися договорами о предоставлении финансовых услуг либо заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности, в силу чего банк обязан был в установленный срок уведомить управление о факте заключения этого соглашения..."

Постановление ФАС Уральского округа от 20.08.2008 N Ф09-5980/08-С1 по делу N А71-1094/08
"...Как следует из материалов дела, между банком и обществом с ограниченной ответственностью "Агентство недвижимости "Римский квадрат" заключено соглашение о сотрудничестве от 28.03.2007 N 25, предметом которого является взаимное сотрудничество по оказанию друг другу информационных, консультационных и иных видов услуг в сфере развития ипотечного жилищного кредитования. При этом указанное общество в ходе осуществления деятельности по работе с гражданами, обратившимися к нему за содействием в поиске жилых помещений для приобретения в собственность, оказывает гражданам информационное и иные виды содействия по получению ипотечных жилищных кредитов в банке. Банк, в свою очередь, в ходе осуществления деятельности по сотрудничеству с обществом оказывает консультационную и информационную поддержку общества, направленную на надлежащее применение сторонами соглашения в ходе их совместной деятельности требований банка и исполнения условий соглашения.
В силу ч. 9 ст. 35 Закона N 135-ФЗ финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением: соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации; соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг; соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (ч. 12 ст. 35 Закона N 135-ФЗ).
Судами установлено и материалами дела подтверждается, что в установленный Законом срок банк не направил в управление уведомление о соглашении, заключенном с вышеуказанным юридическим лицом.
Проанализировав условия вышеназванного соглашения в его взаимосвязи с иными материалами дела и положениями ст. 4 Закона N 135-ФЗ, п. 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", суды пришли к правильным выводам о том, что данное соглашение не относится к соглашениям, являющимися договорами о предоставлении финансовых услуг либо заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности, в силу чего банк обязан был в установленный срок уведомить управление о факте заключения этого соглашения..."

1.8. Вывод из судебной практики: Финансовая организация обязана уведомить антимонопольный орган о достигнутых с иными юрлицами соглашениях о сотрудничестве при приобретении их клиентами товаров за счет кредитных средств финансовой организации (актуально до 06.01.2012).

Суды исходят из того, что такие соглашения не относятся к договорам о предоставлении финансовых услуг и не являются заключаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 26.05.2008 N Ф03-А04/08-2/1721 по делу N А04-447/08-5/15
"...Как установлено судами и подтверждается материалами дела, 16.10.2007 между ОАО "Восточный экспресс банк" и ООО "Быт-тех" заключено генеральное соглашение о сотрудничестве N 256, согласно которому стороны установили порядок осуществления совместных действий по увеличению платежеспособного спроса на товары (услуги), реализуемые предприятием, путем кредитования банком физических лиц на приобретение у него товаров длительного пользования и услуг.
Согласно части 9 статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон N 135-ФЗ) финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
В силу части 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Как усматривается из материалов дела, уведомление о заключении соглашения от 16.10.2007 N 256 между ОАО "Восточный экспресс банк" и ООО "Быт-тех" в установленный законом срок в управление не направлялось. Данный факт не оспаривается заявителем, полагающим, что спорное соглашение заключено в процессе обычной хозяйственной деятельности, поэтому обязательного уведомления о нем в антимонопольный орган не требуется.
Правомерно отклоняя данный довод банка, суды, проанализировали условия соглашения от 25.04.2007 N 1 и правильно применили статьи 1 и 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности".
В отношении финансовых организаций к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных услуг и канцелярских принадлежностей и т.п.).
Спорное соглашение заключено обществом за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности.
Таким образом, следует признать, что вывод судов о наличии у заявителя обязанности уведомить в установленном порядке антимонопольный орган о совершении рассматриваемой сделки, является обоснованным..."

Аналогичная судебная практика:
Западно-Сибирский округ

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.12.2008 N Ф04-7927/2008(18034-А70-32) по делу N А70-3613/8-2008
"...В ходе проверки установлено, что ЗАО АКБ "Сибирьгазбанк" 01.06.2007 заключило с автосалонами ООО "Авто-Дина", ООО "Дина-Плюс", ООО "Премиум-Дина", КОИИ ООО "Сибмоторс" соглашения о сотрудничестве, предметом которых сторонами установлены порядок осуществления совместных действий сторон при приобретении транспортных средств физическими лицами у автосалонов на кредитные средства, предоставляемые Банком.
В силу части 9 статьи 35 Закона Российской Федерации от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
На основании части 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ "О защите конкуренции" обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, со дня его достижения в течение пятнадцати дней.
Согласно статье 4 названного Закона финансовой услугой признается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц.
Из пункта 5 информационного письма Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2001 N 62 следует, что обычной хозяйственной деятельностью принято считать осуществление сделок, предусмотренных уставом хозяйствующего субъекта, а также направленных на обеспечение текущих хозяйственных нужд юридического лица.
Для финансовой организации такими сделками являются сделки о непосредственном предоставлении ею финансовых услуг в соответствии с уставом, о которых не требуется уведомлять антимонопольный орган (пункт 2 части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции), а также сделки по обеспечению хозяйственных нужд данной организации.
В отношении финансовой организации к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных платежей и канцелярских принадлежностей и т.п.).
Исследовав материалы дела, суды первой и апелляционной инстанций правильно установили, что договоры от 30.04.2007 не являются договорами о предоставлении финансовых услуг, а также заключенными в процессе обычной хозяйственной деятельности, и между двумя финансовыми организациями, поскольку они заключены с коммерческими организациями в целях продажи автотранспортных средств физическим лицам, и не предусматривает условия их кредитования.
Следовательно, УФАС по Тюменской области правомерно привлекло ЗАО АКБ "Сибирьгазбанк" к административной ответственности, за неисполнение обязанности, предусмотренной частью 12 статьи 35 Закона Российской Федерации от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции"..."

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.09.2008 N Ф04-5524/2008(11324-А27-23) по делу N А27-4359/2008-5
"...Как видно из материалов дела, ОАО "Русь-Банк" 21.01.2007 заключило с ООО "Ай-Би-Эм" соглашение о сотрудничестве, предметом которого сторонами установлены порядок осуществления совместных действий по реализации автомобилей физическим лицам на кредитные денежные средства, а также обеспечение исполнения кредитных обязательств покупателей путем залога приобретенных транспортных средств.
В силу части 9 статьи 35 Закона Российской Федерации от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
На основании части 12 статьи 35 Закона Российской Федерации от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Согласно статье 4 названного Закона финансовой услугой признается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц.
Из пункта 5 информационного письма Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2001 N 62 следует, что обычной хозяйственной деятельностью принято считать осуществление сделок, предусмотренных уставом хозяйствующего субъекта, а также направленных на обеспечение текущих хозяйственных нужд юридического лица.
Для финансовой организации такими сделками являются сделки о непосредственном предоставлении ею финансовых услуг в соответствии с уставом, о которых не требуется уведомлять антимонопольный орган (пункт 2 части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции), а также сделки по обеспечению хозяйственных нужд данной организации.
В отношении финансовой организации к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных платежей и канцелярских принадлежностей и т.п.).
Исследовав материалы дела, суды первой и апелляционной инстанций правильно установили, что договор от 30.08.2007 не является договором о предоставлении финансовых услуг, а также заключенным в процессе обычной хозяйственной деятельности, и между двумя финансовыми организациями, поскольку он заключен с коммерческой организацией в целях продажи автотранспортных средств физическим лицам, и не предусматривает условия их кредитования.
Следовательно, УФАС по Кемеровской области правомерно привлекло ОАО "Русь-Банк" к административной ответственности, за неисполнение обязанности, предусмотренной частью 12 статьи 35 Закона Российской Федерации от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции"..."

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.09.2008 N Ф04-5523/2008(11322-А27-23) по делу N А27-4358/2008-5
"...Как видно из материалов дела, ОАО "Русь-Банк" 21.01.2007 заключило с ООО "АМ-Партнер" соглашении о сотрудничестве, предметом которого сторонами установлены порядок осуществления совместных действий при приобретении транспортных средств физическими лицами на кредитные денежные средства, а также обеспечение исполнения кредитных обязательств покупателей путем залога приобретенных транспортных средств.
В силу части 9 статьи 35 Закона Российской Федерации от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
На основании части 12 статьи 35 Закона Российской Федерации от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Согласно статье 4 названного Закона финансовой услугой признается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц.
Из пункта 5 информационного письма Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2001 N 62 следует, что обычной хозяйственной деятельностью принято считать осуществление сделок, предусмотренных уставом хозяйствующего субъекта, а также направленных на обеспечение текущих хозяйственных нужд юридического лица.
Для финансовой организации такими сделками являются сделки о непосредственном предоставлении финансовых услуг в соответствии с уставом, о которых не требуется уведомлять антимонопольный орган (пункт 2 части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции), а также сделки по обеспечению хозяйственных нужд данной организации.
В отношении финансовой организации к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных платежей и канцелярских принадлежностей и т.п.).
Исследовав материалы дела, суды первой и апелляционной инстанций правильно установили, что соглашение о сотрудничестве от 21.01.2008 не является договором о предоставлении финансовых услуг, а также заключенным в процессе обычной хозяйственной деятельности, и между двумя финансовыми организациями, поскольку соглашение заключено с коммерческой организацией в целях продажи автотранспортных средств физическим лицам, и не предусматривает условия их кредитования.
Следовательно, УФАС по Кемеровской области правомерно привлекло ОАО "Русь-Банк" к административной ответственности, установленной частью 12 статьи 35 Закона Российской Федерации от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции"..."

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.09.2008 N Ф04-5520/2008(11317-А27-43) по делу N А27-4357/2008-5
"...Из материалов дела следует, что в ходе проведенной проверки Кемеровского филиала ОАО "Русь-банк на предмет соблюдения антимонопольного законодательства должностными лицами Управления ФАС по Кемеровской области, были установлены факты заключения банком 21.07.2007 в лице обособленного подразделения Кемеровского филиала соглашения с обществом с ограниченной ответственностью "Народный" на осуществление совместных действий при приобретении транспортных средств физическими лицами у продавца за счет кредитные средства, предоставляемые банком, а также обеспечение исполнения кредитных обязательств покупателей путем залога приобретенных транспортных средств.
Однако банк, в нарушение положений пункта 9 статьи 35 Федерального закона 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее по тексту - Закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ) в установленный срок не направило в антимонопольный орган уведомления о заключении указанного соглашения, то есть в срок до 05.08.2007.
В силу части 9 статьи 35 Закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с момента его заключения (часть 12 статьи 35 Закона).
Судами установлено и материалами дела подтверждается, что в установленный вышеуказанным Законом срок - пятнадцать дней с даты достижения соглашения между ООО "Народный" и "ОАО "Русь-банк" - 21.07.2007", банк не направил в антимонопольный орган уведомления о заключенном соглашении.
Данный факт не оспаривается заявителем, полагающим, что характер этого соглашения не требует обязательного уведомления о нем антимонопольного органа применительно к части 9 статьи 35 Закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ, поскольку подобные соглашения являются обычной хозяйственной деятельностью.
Вышеуказанным доводам заявителя судебными инстанциями была дана правовая оценка и обоснованно были отклонены, исходя из следующего.
В отношении финансовых организаций к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных услуг и канцелярских принадлежностей и т.п.).
С учетом данных положений, обоснованным является вывод судебных инстанций о том, что спорное соглашение между ОАО "Русь-банк" и ООО "Народный" заключено за пределами потребностей указанного банка (филиала) в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности, а в целях развития клиентской базы.
Рассматриваемое соглашение о сотрудничестве между ООО "Народный" и ОАО "Русь-Банк" от 21.07.2007 не относится к соглашениям о предоставлении финансовых услуг (пункт 2 части 9 статьи 35 вышеуказанного Закона).
Предметом данного соглашения определено долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество сторон в целях увеличения объемов продаж автотранспорта и выдаваемых кредитов (целевое кредитование граждан). Этот договор непосредственно не предусматривает выдачу кредитов конкретным физическим лицам, в связи с чем не может быть отнесен к финансовой деятельности (кредитование, привлечение финансовых средств).
Юридически значимой целью данного соглашения выступает не осуществление банковской деятельности, а ее расширение (распространение на определенный рыночный сегмент), что сопряжено с заметным влиянием на определенную конкурентную среду..."

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.09.2008 N Ф04-5521/2008(11319-А27-43) по делу N А27-4360/2008-5
"...Судом установлено и из материалов дела следует, что Управление ФАС по Кемеровской области по результатам проведенной проверки соблюдения антимонопольного законодательства выявлен факт заключения ОАО "Русь-Банк" в лице обособленного подразделения Кемеровского филиала с ООО "Перфект" соглашения о сотрудничестве от 24.08.2007 по приобретению транспортных средств физическими лицами у продавца (ООО "Перфект") за счет кредитных средств, предоставляемым банком.
Однако банк, в нарушение положений пункта 9 статьи 35 Федерального закона 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее по тексту - Закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ) в установленный срок не направило в антимонопольный орган уведомления о заключении указанного соглашения, то есть в срок до 08.09.2007.
В силу части 9 статьи 35 Закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (часть 12 статьи 35 Закона).
Судами установлено и материалами дела подтверждается, что в установленный вышеуказанным Законом срок - пятнадцать дней с даты достижения соглашения между ООО "Перфект" и "ОАО "Русь-банк" - 24.08.2007, банк не направил в антимонопольный орган уведомления о заключенном соглашении.
Данный факт не оспаривается заявителем, полагающим, что характер этого соглашения не требует обязательного уведомления о нем антимонопольного органа применительно к части 9 статьи 35 Закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ, поскольку подобные соглашения являются обычной хозяйственной деятельностью.
Данным доводам заявителя судебными инстанциями была дана правовая оценка и обоснованно были отклонены, исходя из следующего.
В отношении финансовых организаций к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных услуг и канцелярских принадлежностей и т.п.).
С учетом данных положений, обоснованным является вывод судебных инстанций о том, что спорное соглашение между ОАО "Русь-банк" и ООО "Перфект" заключено за пределами потребностей указанного банка (филиала) в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности и вышеуказанное соглашение не подпадает под исключения, предусмотренные пунктом 3 статьи 9 Закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ.
Рассматриваемое соглашение о сотрудничестве между ООО "Перфект" и ОАО "Русь-Банк" от 21.07.2007 не относится к соглашениям о предоставлении финансовых услуг (пункт 2 части 9 статьи 35 вышеуказанного Закона).
Предметом данного соглашения определено долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество сторон в целях увеличения объемов продаж автотранспорта и выдаваемых кредитов (целевое кредитование граждан). Это соглашение непосредственно не предусматривает выдачу кредитов конкретным физическим лицам, в связи с чем не может быть отнесен к финансовой деятельности (кредитование, привлечение финансовых средств).
Юридически значимой целью соглашения выступает не осуществление банковской деятельности, а ее расширение (распространение на определенный рыночный сегмент), что сопряжено с заметным влиянием на определенную конкурентную среду.
Проанализировав условия вышеназванного соглашения в их взаимосвязи с иными материалами дела и положениями статьи 35 Закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ, пункта 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона Об акционерных обществах", и оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суды пришли к правильным выводам о том, что на данное соглашение не распространяются исключения, предусмотренные частью 9 статьи 35 Закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ и финансовая организация обязана направлять в антимонопольный орган уведомление в установленный срок в антимонопольный орган о факте заключения этого соглашения..."

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 16.09.2008 по делу N А55-5128/2008-8
"...Как усматривается из материалов дела и установлено судами, по результатам контрольного мероприятия антимонопольным органом установлено, что в нарушение положений статьи 35 Закона о защите конкуренции Банк не уведомил антимонопольный орган о заключении соглашения N 1792/210803/367 от 01.08.2007 с ООО "Автоклуб 42рус" (далее - Общество) на оказание услуг в целях осуществления привлечения потенциальных покупателей на услуги Банка по кредитованию на приобретение транспортных средств из числа клиентов Общества, сбора заявок покупателей на услуги Банка и направления этих заявок, выполнение иных действий, необходимых для привлечения покупателей на услуги Банка.
Согласно части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
В силу требований части 12 статьи 35 Закона о защите конкуренции обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме должна быть исполнена лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Из материалов дела следует, что уведомление о заключении между Банком и Обществом соглашения N 1792/210803/367 от 01.08.2007 в установленный Законом срок в антимонопольный орган не направлялось. Данный факт не оспаривается Банком, полагающим, что характер этого соглашения не требует обязательного уведомления о нем антимонопольного органа применительно к части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции.
Согласно статье 4 Закона под финансовой услугой понимается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц.
В данном случае суды пришли к правильному выводу, что рассматриваемый договор не относится к соглашениям о предоставлении финансовых услуг. Предметом данного договора является долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество сторон в целях увеличения объемов продаж автотранспорта и выдаваемых кредитов (целевое кредитование граждан). Этот договор непосредственно не предусматривает выдачу кредитов конкретным физическим лицам, в связи с чем не может быть отнесен к финансовой деятельности (кредитование, привлечение финансовых средств). Юридически значимой целью договора выступает не осуществление банковской деятельности, а ее расширение (распространение на определенный рыночный сегмент), что сопряжено с заметным влиянием на определенную конкурентную среду.
Судами обоснованно отклонен довод Банка об отнесении договора от 01.08.2007 к договорам, заключаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Спорный договор заключен Банком за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности.
Следовательно, у Банка имелась обязанность уведомить в установленном порядке антимонопольный орган о совершении рассматриваемой сделки..."

Постановление ФАС Поволжского округа от 16.09.2008 по делу N А55-5126/2008-8
"...Как усматривается из материалов дела и установлено судами, по результатам контрольного мероприятия антимонопольным органом установлено, что в нарушение положений статьи 35 Закона о защите конкуренции Банк не уведомил антимонопольный орган о заключении соглашения N 1792/210803/586 от 12.11.2007 с ООО "Валегор" (далее - Общество) на оказание услуг в целях осуществления привлечения потенциальных покупателей на услуги Банка по кредитованию на приобретение транспортных средств из числа клиентов Общества, сбора заявок покупателей на услуги Банка и направления этих заявок, выполнение иных действий, необходимых для привлечения покупателей на услуги Банка.
Согласно части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
В силу требований части 12 статьи 35 Закона о защите конкуренции обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме должна быть исполнена лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Из материалов дела следует, что уведомление о заключении между Банком и Обществом соглашения N 1792/210803/586 от 12.11.2007 в установленный Законом срок в антимонопольный орган не направлялось. Данный факт не оспаривается Банком, полагающим, что характер этого соглашения не требует обязательного уведомления о нем антимонопольного органа применительно к части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции.
Согласно статье 4 Закона под финансовой услугой понимается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц.
В данном случае суды пришли к правильному выводу, что рассматриваемый договор не относится к соглашениям о предоставлении финансовых услуг. Предметом данного договора является долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество сторон в целях увеличения объемов продаж автотранспорта и выдаваемых кредитов (целевое кредитование граждан). Этот договор непосредственно не предусматривает выдачу кредитов конкретным физическим лицам, в связи с чем не может быть отнесен к финансовой деятельности (кредитование, привлечение финансовых средств). Юридически значимой целью договора выступает не осуществление банковской деятельности, а ее расширение (распространение на определенный рыночный сегмент), что сопряжено с заметным влиянием на определенную конкурентную среду.
Судами обоснованно отклонен довод Банка об отнесении договора от 12.11.2007 к договорам, заключаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности.
В отношении финансовых организаций к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных услуг и канцелярских принадлежностей и т.п.).
Спорный договор заключен Банком за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности.
Следовательно, у Банка имелась обязанность уведомить в установленном порядке антимонопольный орган о совершении рассматриваемой сделки..."

Постановление ФАС Поволжского округа от 15.09.2008 по делу N А55-5131/2008-8
"...Как усматривается из материалов дела и установлено судами, по результатам контрольного мероприятия антимонопольным органом установлено, что в нарушение положений статьи 35 Закона о защите конкуренции Банк не уведомил антимонопольный орган о заключении соглашения N 1792/210803/695 от 01.11.2007 с ООО "Август Риджен" (далее - Общество) на оказание услуг в целях осуществления привлечения потенциальных покупателей на услуги Банка по кредитованию на приобретение транспортных средств из числа клиентов Общества, сбора заявок покупателей на услуги Банка и направления этих заявок, выполнение иных действий, необходимых для привлечения покупателей на услуги Банка.
Согласно части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
В силу требований части 12 статьи 35 Закона о защите конкуренции обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме должна быть исполнена лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Из материалов дела следует, что уведомление о заключении между Банком и Обществом соглашения N 1792/210803/695 от 01.11.2007 в установленный Законом срок в антимонопольный орган не направлялось. Данный факт не оспаривается Банком, полагающим, что характер этого соглашения не требует обязательного уведомления о нем антимонопольного органа применительно к части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции.
Согласно статье 4 Закона под финансовой услугой понимается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц.
В данном случае суды пришли к правильному выводу, что рассматриваемый договор не относится к соглашениям о предоставлении финансовых услуг. Предметом данного договора является долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество сторон в целях увеличения объемов продаж автотранспорта и выдаваемых кредитов (целевое кредитование граждан). Этот договор непосредственно не предусматривает выдачу кредитов конкретным физическим лицам, в связи с чем не может быть отнесен к финансовой деятельности (кредитование, привлечение финансовых средств). Юридически значимой целью договора выступает не осуществление банковской деятельности, а ее расширение (распространение на определенный рыночный сегмент), что сопряжено с заметным влиянием на определенную конкурентную среду.
Судами обоснованно отклонен довод Банка об отнесении договора от 01.11.2007 к договорам, заключаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности.
В отношении финансовых организаций к категории сделок, заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности (помимо собственно банковских операций) можно отнести такие сделки, как договор финансирования под уступку денежного требования, договор займа, договор поручительства, договор доверительного управления имуществом и т.п., а также договоры, связанные с обеспечением функционирования финансовой организации (трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных услуг и канцелярских принадлежностей и т.п.).
Спорный договор заключен Банком за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности.
Следовательно, у Банка имелась обязанность уведомить в установленном порядке антимонопольный орган о совершении рассматриваемой сделки..."

Постановление ФАС Поволжского округа от 15.09.2008 по делу N А55-5130/2008-8
"...Как усматривается из материалов дела и установлено судами, по результатам контрольного мероприятия антимонопольным органом установлено, что в нарушение положений статьи 35 Закона о защите конкуренции Банк не уведомил антимонопольный орган о заключении соглашения N 1792/210803/696 от 01.11.2007 с ООО "Авто Риджен" (далее - Общество) на оказание услуг в целях осуществления привлечения потенциальных покупателей на услуги Банка по кредитованию на приобретение транспортных средств из числа клиентов Общества, сбора заявок покупателей на услуги Банка и направления этих заявок, выполнение иных действий, необходимых для привлечения покупателей на услуги Банка.
Согласно части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
В соответствии с требованиями части 12 статьи 35 Закона о защите конкуренции обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме должна быть исполнена лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
Из материалов дела следует, что уведомление о заключении между Банком и Обществом соглашения N 1792/210803/696 от 01.11.2007 в установленный Законом срок в антимонопольный орган не направлялось. Данный факт не оспаривается Банком, полагающим, что характер этого соглашения не требует обязательного уведомления о нем антимонопольного органа применительно к части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции.
Согласно статье 4 Закона под финансовой услугой понимается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц.
В данном случае суды пришли к правильному выводу, что рассматриваемый договор не относится к соглашениям о предоставлении финансовых услуг. Предметом данного договора является долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество сторон в целях увеличения объемов продаж автотранспорта и выдаваемых кредитов (целевое кредитование граждан). Этот договор непосредственно не предусматривает выдачу кредитов конкретным физическим лицам, в связи с чем не может быть отнесен к финансовой деятельности (кредитование, привлечение финансовых средств). Юридически значимой целью договора выступает не осуществление банковской деятельности, а ее расширение (распространение на определенный рыночный сегмент), что сопряжено с заметным влиянием на определенную конкурентную среду.
Спорный договор заключен Банком за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности.
Следовательно, у Банка имелась обязанность уведомить в установленном порядке антимонопольный орган о совершении рассматриваемой сделки..."

Постановление ФАС Поволжского округа от 09.09.2008 по делу N А55-5124/2008-54
"...Как усматривается из материалов дела и установлено судами, по результатам контрольного мероприятия антимонопольным органом установлено, что в нарушение положений статьи 35 Федерального закона N 135-ФЗ "О защите конкуренции" Банк не уведомил антимонопольный орган о заключении соглашения N 1792/210803/697 от 01.11.2007 с ООО "Хендай-Вектор" (далее - Общество) на оказание услуг в целях осуществления привлечения потенциальных покупателей на услуги Банка по кредитованию на приобретение транспортных средств из числа клиентов Общества, сбора заявок покупателей на услуги Банка и направления этих заявок, выполнение иных действий, необходимых для привлечения покупателей на услуги Банка.
Согласно части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (часть 12 статьи 35 Закона).
Из материалов дела следует, что уведомление о заключении между Банком и Обществом соглашения N 1792/210803/697 от 01.11.2007 в установленный Законом срок в антимонопольный орган не направлялось. Данный факт не оспаривается Банком, полагающим, что характер этого соглашения не требует обязательного уведомления о нем антимонопольного органа применительно к части 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции.
Согласно статье 4 Закона под финансовой услугой понимается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц.
В данном случае суды пришли к правильному выводу, что рассматриваемый договор не относится к соглашениям о предоставлении финансовых услуг. Предметом данного договора является долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество сторон в целях увеличения объемов продаж автотранспорта и выдаваемых кредитов (целевое кредитование граждан). Этот договор непосредственно не предусматривает выдачу кредитов конкретным физическим лицам, в связи с чем не может быть отнесен к финансовой деятельности (кредитование, привлечение финансовых средств). Юридически значимой целью договора выступает не осуществление банковской деятельности, а ее расширение (распространение на определенный рыночный сегмент), что сопряжено с заметным влиянием на определенную конкурентную среду.
Судами обоснованно отклонен довод Банка об отнесении договора от 01.11.2007 к договорам, заключаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Спорный договор заключен Банком за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности.
Следовательно, у Банка имелась обязанность уведомить в установленном порядке антимонопольный орган о совершении рассматриваемой сделки..."

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.02.2008 по делу N А56-34799/2007
"...Из материалов дела видно, что 30.04.2007 ОАО "Промышленно-строительный банк" (в связи с изменением Устава наименование банка с 05.06.2007 изменилось на ОАО "Банк ВТБ Северо-Запад") и ООО "ИЛЛАН-МОТОРС СПб" заключили договор о сотрудничестве "в целях организации продаж автотранспорта покупателям - физическим лицам (клиентам) с частичной оплатой его стоимости за счет кредита, предоставляемого клиенту банком" (том дела I, листы 13 - 16).
Согласно части 9 статьи 35 Закона финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением:
1) соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации;
2) соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг;
3) соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (часть 12 статьи 35 Закона).
Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, уведомление о соглашении между обществом и ООО "Иллан-Моторс СПб" от 30.04.2007 в установленный Законом срок в управление не направлялось. Данный факт не оспаривается заявителем, полагающим, что характер этого соглашения не требует обязательного уведомления о нем антимонопольного органа применительно к части 9 статьи 35 Закона.
Вместе с тем согласно статье 4 Закона под финансовой услугой понимается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц.
Рассматриваемый договор не относится к соглашениям о предоставлении финансовых услуг (пункт 2 части 9 статьи 35 Закона). Предметом данного договора определено долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество сторон в целях увеличения объемов продаж автотранспорта и выдаваемых кредитов (целевое кредитование граждан). Этот договор непосредственно не предусматривает выдачу кредитов конкретным физическим лицам, в связи с чем не может быть отнесен к финансовой деятельности (кредитование, привлечение финансовых средств). Юридически значимой целью договора выступает не осуществление банковской деятельности, а ее расширение (распространение на определенный рыночный сегмент), что сопряжено с заметным влиянием на определенную конкурентную среду.
Подлежит отклонению и довод банка об отнесении договора от 30.04.2007 к договорам, заключаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности (пункт 3 части 9 статьи 35 Закона).
Спорный договор заключен обществом за пределами потребностей юридического лица в обеспечении вопросов, возникающих в процессе текущей хозяйственной деятельности.
Таким образом, следует признать, что вывод судов о наличии у заявителя обязанности уведомить в установленном порядке антимонопольный орган о совершении рассматриваемой сделки является обоснованным..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 25.06.2008 N Ф09-4471/08-С1 по делу N А34-7958/07
"...Из материалов дела следует, что банк, в лице обособленного подразделения филиала "Курганский", заключил типовые договоры с обществом с ограниченной ответственностью "Мир связи" (от 04.06.2007 N 45010044), обществом с ограниченной ответственностью "Торговая компания "Камелия" (от 09.07.2007 N 45010046), обществом с ограниченной ответственностью "Ивкор-Мебель" (от 02.08.2007 N 45010050), обществом с ограниченной ответственностью "Логос" (от 11.09.2007 N 45010053), обществом с ограниченной ответственностью "Студия мебели "Имидж" (от 17.10.2007 N 45010056), индивидуальным предпринимателем Бургером Алексеем Антоновичем (от 14.06.2007 N 45010045), индивидуальным предпринимателем Гавриловой Натальей Васильевной (от 16.07.2007 N 45010047), индивидуальным предпринимателем Мокиной Надеждой Алексеевной (от 17.07.2007 N 45010048), индивидуальным предпринимателем Бойко Татьяной Михайловной (от 01.08.2007 N 45010049), индивидуальным предпринимателем Хафизовой Маргаритой Викторовной (от 15.08.2007 N 45010051), индивидуальным предпринимателем Левицкой Галиной Ивановной (от 03.09.2007 N 45010052), индивидуальным предпринимателем Осиповой Натальей Владимировной (от 12.09.2007 N 45010054), индивидуальным предпринимателем Моисеевой Любовь Васильевной (от 08.10.2007 N 45010055), индивидуальным предпринимателем Лисицыным Владимиром Михайловичем (от 23.10.2007 N 45010057) предметом которых является сотрудничество и взаимодействие сторон при обслуживании клиентов, приобретающих товар с привлечением кредитных средств банка (т. 1 л. д. 99 - 158).
В силу ч. 9 ст. 35 Закона финансовые организации обязаны направлять в федеральный антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых в любой форме между ними или с органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также с любыми организациями в порядке, предусмотренном Законом, за исключением: соглашений между финансовыми организациями, имеющими в совокупности долю на товарном рынке менее норматива, установленного Правительством Российской Федерации; соглашений, являющихся договорами о предоставлении финансовых услуг; соглашений, являющихся договорами, заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Приведенный перечень исключений является исчерпывающим.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (ч. 12 ст. 35 Закона).
Судами установлено и материалами дела подтверждается, что в установленный Законом срок банк не направлял в антимонопольный орган уведомления о соглашениях, заключенных с вышеуказанными юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями.
Проанализировав условия вышеназванных соглашений в их взаимосвязи с иными материалами дела и положениями ст. 4 Закона, п. 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", суды обосновано пришли к правильным выводам, что данные соглашения не относятся к соглашениям, являющимся договорами о предоставлении финансовых услуг либо заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности, в силу чего банк обязан был в установленный срок уведомить управление о факте заключения этих соглашений..."

1.9. Вывод из судебной практики: Финансовая организация обязана уведомить антимонопольный орган о достигнутом со страховой организацией соглашении об оказании клиентам финансовой организации услуг по страхованию (актуально до 06.01.2012).

Судебная практика:


Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29.11.2011 по делу N А38-1264/2011
"...Как следует из материалов дела, на основании статей 23, 25 и 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) и в целях осуществления государственного контроля за соблюдением антимонопольного законодательства 31.01.2011 Управление направило в адрес Банка "Йошкар-Ола" запрос N 03-29/364 о представлении надлежащим образом заверенных копий всех соглашений, заключенных в течение 2010 года и за истекший период 2011 года на территории Республики Марий Эл с финансовыми организациями.
Письмом от 10.02.2011 N 06.1-03/574 Банк "Йошкар-Ола" направил в адрес антимонопольного органа копию соглашения о сотрудничестве от 01.05.2010, заключенного с обществом с ограниченной ответственностью "Страховая компания "Согласие" в лице филиала в Республике Марий Эл (страховщик, далее - ООО "СК "Согласие").
Согласно пункту 1.1 предметом соглашения от 01.05.2010 является взаимодействие сторон при разработке и реализации совместных программ обслуживания клиентов, страхования имущественных интересов банка, страхования имущества, принимаемого банком в залог, инвестирования средств страховых резервов страховщика.
Получив сообщение от 10.02.2011 N 06.1-03/574 и изучив его содержание, антимонопольный орган пришел к выводу о том, что в нарушение требований действующего законодательства Банк не уведомил Управление о заключенном 01.05.2010 соглашении.
Усмотрев в действиях Банка состав административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ, должностное лицо антимонопольного органа 09.03.2011 составило в отношении Банка "Йошкар-Ола" протокол об административном правонарушении N 03-12/43.
По результатам рассмотрения материалов дела об административном правонарушении Управление 18.03.2011 вынесло постановление N 03-12/43 о привлечении Банка "Йошкар-Ола" к административной ответственности, предусмотренной частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ, и назначении наказания в виде штрафа в размере 150 000 рублей.
Не согласившись с принятым постановлением, Банк обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.
Материалы дела свидетельствуют и суды установили, что Банк "Йошкар-Ола" и ООО "СК "Согласие" обладают статусом финансовых организаций (пункт 6 статьи 4 Закона о защите конкуренции), на соглашения которых распространяются требования об их представлении в антимонопольный орган.
Суды также установили, что спорное соглашение не входит в перечень исключений, установленных частью 9 статьи 35 Закона о защите конкуренции, которые позволяют не направлять в Управление уведомление о достигнутом соглашении.
Из пунктов 1.1, 1.2 соглашения о сотрудничестве от 01.05.2010 усматривается, что оно связано с созданием условий для расширения участия сторон на рынке финансовых услуг, направлено на долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество в целях оказания физическим и юридическим лицам - клиентам банка, получающим кредит под залог имущества, услуг страхования этого имущества.
Следовательно, целью соглашения являлось не осуществление текущей хозяйственной деятельности, а долгосрочное сотрудничество в целях получения взаимной выгоды по соглашению со страховой организацией путем увеличения клиентской базы, что сопряжено с влиянием на определенную конкурентную среду.
Таким образом, проанализировав условия соглашения о сотрудничестве от 01.05.2010 во взаимосвязи с иными материалами дела, суды обеих инстанций пришли к правильному выводу о том, что данное соглашение не относится к договорам о предоставлении финансовых услуг, а также к договорам, заключаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, поэтому Банк "Йошкар-Ола" обязан был уведомить антимонопольный орган о заключении указанного соглашения в установленный законом срок.
Данную обязанность Банк не исполнил.
При таких обстоятельствах суды сделали правильный вывод о наличии в действиях Банка "Йошкар-Ола" состава административного правонарушения, предусмотренного в части 4 статьи 19.8 КоАП РФ..."

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Примечание: Позиция, отраженная в Постановлении, получила подтверждение в Определении ВАС РФ от 25.07.2012 N ВАС-574/12 по делу N А38-812/2011.

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 07.10.2011 по делу N А38-812/2011
"...Как следует из материалов дела, в целях осуществления контроля в сфере антимонопольного законодательства Управление запросило у Общества копии всех соглашений, заключенных с финансовыми организациями в течение 2010 года и за истекший период 2011 года на территории Республики Марий Эл.
ООО "Лизинговая компания "Созидание" направило в антимонопольный орган копии соглашений (письмо от 11.02.2011 N 18), в том числе соглашение о сотрудничестве с открытым акционерным обществом "Военно-страховая компания" (далее - ОАО "ВСК") от 01.03.2010.
Управление установило, что участники соглашения являются финансовыми организациями; соглашение не относится к тем соглашениям, о заключении которого участники не обязаны уведомлять антимонопольный орган. Общество в установленный срок не представило в Управление информацию о достигнутом соглашении.
Усмотрев в действиях ООО "Лизинговая компания "Созидание" состав административного правонарушения, ответственность за которое установлена в части 4 статьи 19.8 КоАП РФ, Управление составило протокол об административном правонарушении от 24.02.2011 N 03-12/31, приняло постановление о привлечении нарушителя к административной ответственности в виде 150 000 рублей штрафа.
Материалы дела свидетельствуют и суды установили, что ООО "Лизинговая компания "Созидание" и ОАО "ВСК" обладают статусом финансовых организаций (пункт 6 части 1 статьи 3 Федерального закона N 135-ФЗ <*>), на соглашения которых распространяются требования об их представлении в антимонопольный орган.
--------------------------------
<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в части 1 статьи 3 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" пункт 6 отсутствует.

Предметом заключенного 01.03.2010 соглашения является взаимодействие сторон при разработке и реализации совместных программ обслуживания клиентов, страхования имущественных интересов Общества, его имущества и имущества, передаваемого в лизинг и принимаемого в залог, инвестирования средств страховых резервов ОАО "ВСК". Указанное соглашение связано с созданием условий для расширения участия сторон на рынке финансовых услуг, направлено на их долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество в целях оказания клиентам лизинговой компании, арендующим имущество, услуг страхования.
Следовательно, целью соглашения являлось не осуществление текущей хозяйственной деятельности, а долгосрочное сотрудничество в целях получения взаимной выгоды по соглашению со страховой организацией путем увеличения клиентской базы, что сопряжено с влиянием на определенную конкурентную среду.
Суды также установили, что спорное соглашение не входит в перечень исключений, установленных частью 9 статьи 35 Федерального закона N 135-ФЗ, что позволяет не направлять в Управление уведомление о достигнутом соглашении.
Из материалов дела видно и суды установили, что стоимость активов ОАО "ВСК на последнюю отчетную дату предшествующей дате заключения соглашения составила 5 миллиардов рублей, что превышает величину, установленную Постановлением от 30.05.2007 N 334. Следовательно, Общество обязано было уведомить Управление о данном соглашении.
Суды также правомерно указали, что соглашение от 01.03.2010 связано с оказанием финансовых услуг третьим лицам, поскольку во исполнение соглашения о сотрудничестве ОАО "ВСК" заключало договоры страхования с клиентами Общества (третьими лицами), что, в свою очередь, обеспечило получение последними финансовой услуги по страхованию имущества.
Обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме исполняется лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения (пункт 12 статьи 35 Закона о конкуренции). Общество эту обязанность не исполнило.
При таких обстоятельствах суды сделали правильный вывод о наличии в действиях ООО "Лизинговая компания "Созидание" состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ..."

1.10. Вывод из судебной практики: Финансовая организация обязана уведомить антимонопольный орган о генеральном депозитном соглашении, предметом которого является размещение средств бюджета субъекта РФ на банковские депозиты (актуально до 06.01.2012).

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 24.07.2012 N ВАС-6884/12 по делу N А56-41955/2011
"...Открытое акционерное общество "Ханты-Мансийский банк" (далее - банк) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу (далее - антимонопольный орган) о признании незаконным и отмене постановления от 19.07.2011 N Ш08-226/11 о привлечении банка к административной ответственности, предусмотренной частью 4 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в виде наложения штрафа в размере 150 000 рублей.
Судами установлено, что 28.12.2010 между банком, Комитетом финансов Правительства Санкт-Петербурга и закрытым акционерным обществом "Санкт-Петербургская Валютная биржа" заключено генеральное депозитное соглашение о размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты с использованием системы электронных торгов биржи N ГДС-ДА-38 (далее - соглашение).
Поскольку в нарушение положений части 9 и части 12 статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений) банк не представил уведомление о заключении соглашения в установленный законом срок, антимонопольный орган составил в отношении банка протокол об административном правонарушении от 11.07.2011 N 08/7339.
Постановлением антимонопольного органа от 19.07.2011 N Ш08-226/11 банк привлечен к административной ответственности, предусмотренной частью 4 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в виде наложения штрафа в размере 150 000 рублей.
Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды сделали вывод о доказанности наличия в действиях банка состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и о соблюдении антимонопольным органом порядка привлечения к административной ответственности. При этом суды проанализировали условия спорного соглашения и сделали вывод о том, что оно не относится к соглашениям, являющимся договорами о предоставлении финансовых услуг либо заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности, а также не является предварительным договором по отношению к договору банковского депозита исходя из статей 429 и 834 Гражданского кодекса Российской Федерации и Положения об условиях размещения средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты с использованием системы электронных торгов биржи, утвержденного распоряжением Комитета финансов Санкт-Петербурга от 07.07.2005 N 102-р.
Нарушений требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебных актов, не усматривается..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Западный округ

Примечание: Суд указал, что данное соглашение не относится к сделкам по обеспечению хозяйственных нужд финансовой организации, поскольку в данном случае денежные средства физических и юридических лиц не привлекаются, данным соглашением устанавливается порядок взаимодействия сторон, устанавливаются права, обязанности и ответственность при заключении в будущем договоров банковского депозита.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.04.2012 по делу N А56-42194/2011
"...Как следует из материалов дела, 28.12.2010 между Банком, Комитетом финансов Правительства Санкт-Петербурга и закрытым акционерным обществом "Санкт-Петербургская Валютная биржа" заключено генеральное депозитное соглашение о размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты с использованием системы электронных торгов биржи N ГДС-ДА-40 (далее - Генеральное соглашение). Предметом названного соглашения являются отношения сторон, возникающие при размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты путем заключения договоров банковского депозита в течение определенного соглашением срока. Соглашение определяет генеральные условия взаимодействия сторон, установления прав, обязанностей и ответственности каждой из сторон при заключении между вкладчиком и уполномоченным банком договоров банковского депозита с использованием систем электронных торгов биржи, а также при исполнении обязательств сторон по заключенным договорам банковского депозита.
Уведомление о заключении Генерального соглашения Банк в сроки, установленные частью 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ, антимонопольному органу не представил.
Данное обстоятельство послужило Управлению основанием для составления в отношении Банка протокола об административном правонарушении от 30.06.2011 N 08/6987.
По результатам рассмотрения дела N Ш08-213/11 Управление 11.07.2011 вынесло постановление о назначении Банку административного наказания в виде штрафа в размере 150 000 руб. за совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ.
Банк, не согласившись с выводами Управления, оспорил законность постановления от 11.07.2011 в судебном порядке.
В данном случае судами первой и апелляционной инстанций установлено, материалами дела подтверждается, что Банк не уведомил Управление о заключении с Комитетом финансов Правительства Санкт-Петербурга, закрытым акционерным обществом "Санкт-Петербургская Валютная биржа" генерального депозитного соглашения о размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты с использованием системы электронных торгов биржи N ГДС-ДА-40 в пределах установленного частью 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ срока (до 12.01.2011).
Изложенные в кассационной жалобе доводы о том, что генеральное депозитное соглашение от 28.12.2010 N ГДС-ДА-40 не относится к соглашениям, о заключении которых следует уведомлять антимонопольный орган, поскольку является сделкой о предоставлении финансовых услуг, являющейся обычной хозяйственной деятельностью банка, являлись предметом детального рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций.
Проанализировав условия спорного Генерального соглашения в его взаимосвязи с иными материалами дела и положениями статьи 4 Закона N 135-ФЗ, пункта 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о том, что данное соглашение не относится к соглашениям, являющимся договорами о предоставлении финансовых услуг либо заключаемым финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Предметом Генерального депозитного соглашения являются соглашения сторон, возникающие при размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты путем заключения договоров банковского депозита в течение определенного Соглашением срока. При взаимодействии сторон в рамках Генерального депозитного соглашения от 28.12.2010 N ГДС-ДА-40 существенные условия оказания Банком финансовых услуг контрагенту не устанавливаются.
Согласно условиям спорного соглашения от 28.12.2010 денежные средства физических и юридических лиц не привлекаются, данным соглашением устанавливается порядок взаимодействия сторон, устанавливаются права, обязанности и ответственность при заключении в будущем договоров банковского депозита, следовательно, данное соглашение нельзя отнести к сделкам по обеспечению хозяйственных нужд финансовой организации.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о наличии в действиях Банка состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ..."

Примечание: Суд указал, что данное соглашение не относится к сделкам по обеспечению хозяйственных нужд финансовой организации, поскольку в данном случае денежные средства физических и юридических лиц не привлекаются, данным соглашением устанавливается порядок взаимодействия сторон, устанавливаются права, обязанности и ответственность при заключении в будущем договоров банковского депозита.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30.03.2012 по делу N А56-41955/2011
"...Как следует из материалов дела, 28.12.2010 между Банком, Комитетом финансов Правительства Санкт-Петербурга и закрытым акционерным обществом "Санкт-Петербургская Валютная биржа" заключено генеральное депозитное соглашение о размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты с использованием системы электронных торгов биржи N ГДС-ДА-38 (далее - Генеральное соглашение). Предметом названного соглашения являются отношения сторон, возникающие при размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты путем заключения договоров банковского депозита в течение определенного соглашением срока. Соглашение определяет генеральные условия взаимодействия сторон, установления прав, обязанностей и ответственности каждой из сторон при заключении между вкладчиком и уполномоченным банком договоров банковского депозита с использованием систем электронных торгов биржи, а также при исполнении обязательств сторон по заключенным договорам банковского депозита.
Уведомление о заключении Генерального соглашения Банк в сроки, установленные частью 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ, антимонопольному органу не представил.
Данное обстоятельство послужило Управлению основанием для составления в отношении Банка протокола об административном правонарушении от 11.07.2011 N 08/7339.
По результатам рассмотрения дела N Ш08-226/11 Управление 19.07.2011 вынесло постановление о назначении Банку административного наказания в виде штрафа в размере 150 000 руб. за совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ.
Банк, не согласившись с выводами Управления, оспорил законность постановления от 19.07.2011 в судебном порядке.
В данном случае судами первой и апелляционной инстанций установлено, материалами дела подтверждается, что Банк представил уведомление о заключении генерального соглашения от 28.12.2010 между Банком, Комитетом финансов Санкт-Петербурга и ЗАО "Санкт-Петербургская Валютная биржа" от 14.04.2011 в Управление 18.04.2011, тогда как срок, установленный для его представления Законом N 135-ФЗ, истек 12.01.2011 (том дела 1, листы 83 - 85).
Изложенные в кассационной жалобе доводы о том, что генеральное депозитное соглашение от 28.12.2010 N ГДС-ДА-38 не относится к соглашениям, о заключении которых следует уведомлять антимонопольный орган, поскольку является сделкой о предоставлении финансовых услуг, являющейся обычной хозяйственной деятельностью банка, являлись предметом детального рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций.
Проанализировав условия спорного Генерального соглашения в его взаимосвязи с иными материалами дела и положениями статьи 4 Закона N 135-ФЗ, пункта 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о том, что данное соглашение не относится к соглашениям, являющимся договорами о предоставлении финансовых услуг либо заключаемым финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Предметом Генерального депозитного соглашения являются соглашения сторон, возникающие при размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты путем заключения договоров банковского депозита в течение определенного Соглашением срока. При взаимодействии сторон в рамках Генерального депозитного соглашения от 28.12.2010 N ГДС-ДА-38 существенные условия оказания Банком финансовых услуг контрагенту не устанавливаются.
Согласно условиям спорного соглашения от 28.12.2010 денежные средства физических и юридических лиц не привлекаются, данным соглашением устанавливается порядок взаимодействия сторон, устанавливаются права, обязанности и ответственность при заключении в будущем договоров банковского депозита, следовательно, данное соглашение нельзя отнести к сделкам по обеспечению хозяйственных нужд финансовой организации.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о наличии в действиях Банка состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ..."

2. Исчисление 15-дневного срока, установленного ст. 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" для уведомления антимонопольного органа о достигнутом финансовой организацией соглашении (актуально до 06.01.2012)

Основные применимые нормы:
- ч. 9, 12 ст. 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции).

Часть 9 ст. 35 Закона о защите конкуренции (в ред. от 18.07.2011 с изм. от 21.11.2011) устанавливала обязанность финансовых организаций направлять в антимонопольный орган уведомления обо всех соглашениях, достигнутых письменно между этими организациями или между ними и федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ, в порядке, предусмотренном данным Законом, за исключением случаев, указанных в п. п. 1 - 7 ч. 9 ст. 35 Закона о защите конкуренции (в ред. от 18.07.2011 с изм. от 21.11.2011).
Согласно ч. 12 ст. 35 Закона о защите конкуренции (в ред. от 18.07.2011 с изм. от 21.11.2011) обязанность уведомить федеральный антимонопольный орган о достижении соглашения в письменной форме должны была быть исполнена лицом, достигшим соглашения, в течение пятнадцати дней с даты его достижения.
На практике стороны соглашения устанавливали, что соглашение вступало в силу после наступления определенных обстоятельств. В связи с чем возникал вопрос: с какого момента необходимо было исчислять 15-дневный срок, установленный для уведомления антимонопольного органа.
С 06.01.2012 вступили в силу изменения, внесенные в ст. 35 Закона о защите конкуренции Федеральным законом от 06.12.2011 N 401-ФЗ. В соответствии с указанными поправками отменена обязанность финансовых организаций уведомлять антимонопольный орган обо всех соглашениях, достигнутых в письменной форме с другими финансовыми организациями или с федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ.

2.1. Вывод из судебной практики: Финансовая организация обязана уведомить антимонопольный орган о достигнутом соглашении в течение 15 дней, исчисляемых с момента заключения такого соглашения, а не с момента вступления его в силу (актуально до 06.01.2012).

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16.09.2008 по делу N А29-1347/2008
"...Как следует из материалов дела, Управление в ходе проведения контрольных мероприятий установило, что ОАО "Газпромбанк" в нарушение статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" своевременно не уведомило антимонопольный орган о заключении 26.10.2007 с ООО "Давпон" соглашения о сотрудничестве с автодилером. Названное уведомление представлено Обществом в антимонопольный орган 10.12.2007, то есть с нарушением установленного Законом пятнадцатидневного срока.
Арбитражный суд Республики Коми и Второй арбитражный апелляционный суд, оценив представленные в дело доказательства, установили, что заключенное ОАО "Газпромбанк" 26.10.2007 с ООО "Давпон" соглашение не относится к договорам о предоставлении финансовых услуг, а также к договорам, заключаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, поэтому Общество обязано было уведомить антимонопольный орган о заключении указанного соглашения в установленный законом срок. Данную обязанность Общество не исполнило, уведомление о заключении соглашения направило в антимонопольный орган с нарушением установленного законом пятнадцатидневного срока.
Доводы Общества о том, что срок уведомления антимонопольного органа о заключении соглашения должен исчисляться с момента вступления в силу данного соглашения, согласно которому оно вступает в силу с даты уведомления федерального антимонопольного органа, обоснованно отклонены судами первой и апелляционной инстанций, как несостоятельные..."

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16.09.2008 по делу N А29-1346/2008
"...Как следует из материалов дела, Управление в ходе проведения контрольных мероприятий установило, что ОАО "Газпромбанк" в нарушение статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" своевременно не уведомило антимонопольный орган о заключении им 20.09.2007 с ООО "Фирма "МГМ" соглашения о сотрудничестве с автодилером. Названное уведомление представлено Обществом в антимонопольный орган 24.10.2007, то есть с нарушением установленного Законом пятнадцатидневного срока на его представление.
Материалы дела свидетельствуют и Арбитражный суд Республики Коми и Второй арбитражный апелляционный суд установили, что заключенное ОАО "Газпромбанк" 20.09.2007 с ООО "Фирма "МГМ" соглашение соответствует понятию, содержащемуся в статье 4 Закона; не относится к договорам о предоставлении финансовых услуг, а также к договорам, заключаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, поэтому Общество обязано было уведомить антимонопольный орган о заключении указанного соглашения в установленный Законом срок. Данную обязанность Общество не исполнило, уведомление о заключении соглашения направило в антимонопольный орган с нарушением установленного пятнадцатидневного срока.
Доводы Общества о том, что срок уведомления антимонопольного органа о заключении соглашения должен исчисляться с момента вступления в силу данного соглашения, согласно которому оно вступает в силу с даты уведомления федерального антимонопольного органа, обоснованно отклонены судами первой и апелляционной инстанций..."

IV. Административная ответственность за нарушение порядка получения предварительного согласия и порядка уведомления антимонопольного органа

Главой 7 Закона о защите конкуренции установлены случаи, в которых общество на совершение сделок и иных действий обязано получить согласие антимонопольного органа или уведомить антимонопольный орган о совершенных сделках и иных действиях. Для этого оно подает в уполномоченный орган ходатайства, уведомления, а также другие документы, определенные законодательством.
Статьей 19.8 КоАП РФ установлена административная ответственность за непредставление и нарушение порядка представления ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган и его территориальные органы.
На сегодняшний день судебные споры, связанные с привлечением акционерного общества к административной ответственности за непредставление или нарушение порядка представления указанных документов и информации в антимонопольный орган, касаются следующих вопросов:
- основания для привлечения к административной ответственности за неполучение (нарушение порядка получения) предварительного согласия антимонопольного органа или непредставление (нарушение порядка представления) уведомления в антимонопольный орган
- толкование понятия "существенная угроза охраняемым общественным отношениям"
- квалификация в качестве малозначительного административного правонарушения, связанного с неполучением (нарушением порядка получения) предварительного согласия антимонопольного органа или непредставлением (нарушением порядка представления) уведомления в антимонопольный орган

1. Основания для привлечения к административной ответственности за неполучение (нарушение порядка получения) предварительного согласия антимонопольного органа или непредставление (нарушение порядка представления) уведомления в антимонопольный орган

Основные применимые нормы:
- ст. 19.8 КоАП РФ.
- ст. ст. 27 - 29 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции).

Статьями 27 - 29 Закона о защите конкуренции предусмотрены случаи, когда на создание или реорганизацию акционерного общества, а также на совершение сделок по приобретению акций, долей, имущества, прав в отношении другого общества необходимо получить предварительное согласие антимонопольного органа.
Статья 30 названного Закона (в ред. от 28.12.2013) содержала перечень сделок и иных действий, о совершении которых должен быть уведомлен антимонопольный орган. 30.01.2014 вступили в силу изменения, внесенные в Закон о защите конкуренции. С этого момента указанная статья утратила силу (п. 2 ст. 1 Федерального закона от 28.12.2013 N 423-ФЗ).
Для получения предварительного согласия антимонопольного органа или его уведомления о совершении сделок (иных действиях) общество подает в этот орган соответственно ходатайства или уведомления, а также иные документы.
В соответствии с п. 6 ст. 34 Закона о защите конкуренции общество может быть привлечено к ответственности в случае нарушения порядка получения предварительного согласия антимонопольного органа, а также порядка представления уведомлений.
Статьей 19.8 КоАП РФ установлена административная ответственность за непредставление или нарушение порядка представления ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в антимонопольный орган.
На практике возникают споры относительного того, в каких случаях общество может быть привлечено к административной ответственности за указанные правонарушения.

1.1. Вывод из судебной практики: Представление в антимонопольный орган уведомления о сделке с нарушением срока, установленного ст. 30 Закона о защите конкуренции, является основанием для привлечения акционерного общества к административной ответственности по ч. 4 ст. 19.8 КоАП РФ ("Непредставление ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы, органы регулирования естественных монополий или органы, уполномоченные в области экспортного контроля") (актуально до 30.01.2014).

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 05.09.2011 по делу N А40-8505/11-154-97
"...Как следует из материалов дела и установлено судами, 04.08.2010 г. общество в установленные законом сроки направило в антимонопольный орган уведомление исх. N Л-189/10 о приобретении в результате нескольких сделок 29,35% активов финансовой организации ООО "ПГК-Лизинг" (вх. N 12025 от 05.08.2010 г.).
Письмом от 12.09.2010 г. исх. N 13714 Управление сообщило обществу о том, что уведомление не считается представленным, поскольку документы и информация, подлежащие представлению в антимонопольный орган одновременно с уведомлением согласно ч. 5 ст. 32 Федерального закона от 26.07.2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции", представлены не в полном объеме, в том числе, не представлена группа лиц ООО "ФинТрансЛизинг" и ООО "ПГК-Лизинг" по форме, утвержденной Приказом Федеральной антимонопольной службы от 20.11.2006 г. N 293 "Об утверждении формы представления перечня лиц, входящих в одну группу".
10 сентября 2010 г. в антимонопольный орган с нарушением сроков, установленных пунктом 6 ст. 30 Закона от 26.07.2006 г. N 135-ФЗ, поступило уведомление общества (N Л-227/10 от 09.09.2010 г.) о приобретении активов финансовой организации ООО "ПГК-Лизинг".
29 октября 2010 г. Управлением в отношении общества составлен протокол об административном правонарушении и 23.12.2010 г. вынесено постановление, которым общество признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ, с назначением штрафа в размере 150 000 руб.
Не согласившись с принятым антимонопольным органом постановлением, общество обратилось в арбитражный суд.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из вины общества во вменяемом правонарушении.
При рассмотрении спора суды установили, что уведомление было представлено обществом в антимонопольный орган с нарушением установленных сроков на 35 дней, в связи с чем пришли к обоснованному выводу о вине общества во вменяемом правонарушении.
Позиция общества о том, что уведомление должно считаться представленным в срок, даже в случае представления не всех документов, исследована судами и обоснованно отклонена..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 09.03.2011 N КА-А40/1453-11 по делу N А40-89290/10-2-344
"...Как следует из материалов дела и установлено судами, 13.04.2010 г. между заявителем и ООО "АРСЕНАЛ" заключен Договор купли-продажи, в соответствии с которым общество приобрело в собственность долю в размере 100% уставного капитала ООО "Триада-3000".
Поскольку суммарная стоимость активов по балансу общества, ООО "Триада-3000" и их группы лиц на момент совершения сделки превышала 400 миллионов рублей (741 733 000 рублей), а суммарная стоимость активов по балансу ООО "Триада-3000" и его группы лиц превышала 60 миллионов рублей (63 321 000 рублей), общество в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) представило в управление уведомление о совершении сделки (вх. N 8855, доп. вх. N 9914 от 01.07.2010, доп. вх. N 10076 от 05.07.2010).
Определением от 21.06.2010 в отношении заявителя возбуждено дело об административном правонарушении N 05-03/19.8-616/10 и назначено проведение административного расследования.
05.07.2010 г. составлен Протокол об административном правонарушении по делу N 05-03/19.8-616/10, согласно которого заявителем нарушен установленный антимонопольным законодательством срок представления уведомления о совершении сделки.
Постановлением о наложении штрафа по делу об административном правонарушении N 05-03/19.8-616/10 от 19.07.2010 заявитель признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ, и ему назначен штраф в размере 150 000 рублей.
Не согласившись с вынесенным постановлением, общество обратилось в арбитражный суд с требованием о признании его незаконным и отмене.
В соответствии с частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ непредставление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган уведомлений, предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации, представление уведомлений, содержащих заведомо недостоверные сведения, а равно нарушение установленных антимонопольным законодательством Российской Федерации порядка и сроков подачи уведомлений влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от ста пятидесяти тысяч до двухсот пятидесяти тысяч рублей.
Как усматривается из материалов дела, Договор купли-продажи заключен сторонами 13.04.2010 г., уведомление о совершении сделки представлено в административный орган 16.06.2010 г.
Таким образом, 45-дневный срок представления уведомления, установленный пунктом 5 части 1 статьи 30 Закона о защите конкуренции, нарушен заявителем на 18 дней.
Факт представления уведомления за пределами установленного срока подтверждается материалами дела и не оспаривается обществом.
При таких обстоятельствах судом первой и апелляционной инстанций сделан правильный вывод о наличии оснований для привлечения общества к административной ответственности по части 4 статьи 19.8 КоАП РФ и законности постановления от 19.07.2010 N 05-03/19.8-616/10..."

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.07.2011 по делу N А56-69021/2010
"...Из материалов дела следует, что по договору купли-продажи акций от 17.09.2009 Общество приобрело 2999 штук голосующих акций номинальной стоимостью 10 руб. каждая, что составляет 99,7% от общего числа акций с правом голоса закрытого акционерного общества "СТАРТ" (далее - ЗАО "СТАРТ").
В ходе административного расследования установлено, что до совершения указанной сделки Общество и ЗАО "СТАРТ" входили в состав одной группы лиц с другими организациями. Суммарная балансовая стоимость активов названной группы лиц по состоянию на 01.10.2009 составляла 3 557 367 000 руб. То есть суммарная балансовая стоимость активов Общества и ЗАО "СТАРТ" совместно с участниками одной группы лиц превышала 60 млн. руб.
Постановлением антимонопольного органа от 12.10.2010 N 08/10908 Общество привлечено к административной ответственности за совершение правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 150 000 руб.
Судами первой и апелляционной инстанций установлено, материалами дела подтверждается, что Общество представило уведомление в Управление 17.02.2010, тогда как срок, установленный для его представления Законом N 135-ФЗ, истек 30.11.2009.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о наличии в действиях Общества состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ..."

1.2. Вывод из судебной практики: Представление в антимонопольный орган уведомления о сделке без документов, содержащих сведения об акционерах общества, в том числе о конечных бенефициарах (выгодоприобретателях), является основанием для привлечения акционерного общества к административной ответственности по ч. 4 ст. 19.8 КоАП РФ ("Непредставление ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы, органы регулирования естественных монополий или органы, уполномоченные в области экспортного контроля") (актуально до 30.01.2014).

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 27.10.2011 по делу N А40-122623/10-152-725
"...Как следует из материалов дела и установлено судом, постановлением УФАС России по Москве от 19 июля 2010 года по делу об административном правонарушении от 05-03/19.8-615/10 Компания "ХОЛДЕМ ХОЛДИНГ ЛТД" привлечена к административной ответственности по части 4 статьи 19.8 КоАП РФ с наложением штрафа в сумме 150 000 рублей.
В качестве противоправного деяния Компании "ХОЛДЕМ ХОЛДИНГ ЛТД" вменено уведомление антимонопольного органа о совершенной сделке по приобретению Компанией 100% доли в уставном капитале ООО "Транспортный газ" с неполным представлением документов, а именно: непредставление сведений об акционерах Компании "Холдем Холдинг Лтд", в том числе информация о конечных бенефициарах (выгодоприобретателях).
Судами при разрешении спора установлено, что в представленном Компании уведомлении отсутствовали сведения о лицах, в интересах которых осуществляется владение более чем пятью процентами акций (долей) Компании их номинальными держателями, в том числе о таких лицах, зарегистрированных в государстве, которое представляет льготный налоговый режим и (или) законодательством которого не предусматриваются раскрытие и предоставление информации о юридическом лице (оффшорные зоны).
В связи с представлением Компанией неполных сведений антимонопольный орган был лишен возможности произвести анализ и оценку состояния конкурентной среды и определить влияние сделки Компании по приобретению доли в уставном капитале ООО "Транспортный газ" в размере 100% на состояние конкуренции.
Учитывая изложенные обстоятельства, административный орган обоснованно пришел к выводу о наличии в действиях Общества состава правонарушения, ответственность за совершение которого установлена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ..."

1.3. Вывод из судебной практики: Непредставление обществом, которое отвечает требованиям п. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции, ходатайства в антимонопольный орган о приобретении голосующих акций другого общества, в результате которого оно приобретает право распоряжаться более чем 50 процентами таких голосующих акций, является основанием для привлечения акционерного общества к административной ответственности по ч. 3 ст. 19.8 КоАП РФ ("Непредставление ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы, органы регулирования естественных монополий или органы, уполномоченные в области экспортного контроля").

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 23.03.2012 по делу N А40-84824/11-72-538
"...Предметом судебных разбирательств в суде первой инстанции, апелляционном суде являлась законность и обоснованность постановления ФАС России от 22.06.2011 по делу об административном правонарушении N 1 28/134-11, касающегося привлечения института к административной ответственности, установленной частью 3 статьи 19.8 КоАП за непредставление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган ходатайств, предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации, представление ходатайств, содержащих заведомо недостоверные сведения, а равно нарушение установленных антимонопольным законодательством Российской Федерации порядка и сроков подачи ходатайств.
ФАС России исходила из того, что, как установлено при производстве по делу об административном правонарушении, суммарная стоимость активов института и лиц входящих с ним в одну группу, ЗАО "ВНИИРА-ОВД" и лиц входящих с ним в одну группу превышает 15 000 000 000 рублей, балансовая стоимость активов группы лиц, в которую входит ЗАО "ВНИИРА-ОВД", превышает 250 000 000 рублей. Институтом с 13.10.2010 по 12.01.2011 с акционерами - физическими лицами заключено 29 договоров купли-продажи акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД". Предметом каждого из договоров являлась купля-продажа принадлежащего физическому лицу пакета из 17 именных обыкновенных бездокументарных акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД" (1,6489% от общего числа голосующих акций). Согласно пункту 7 протокола от 24.12.2010 N 9/2010 сделки одобрены Советом директоров института. В общей сложности по 29 сделкам институт приобрел 493 акции, что составило 47,8181% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД". После совершения указанных сделок на лицевом счете института в реестре акционеров ЗАО "ВНИИРА-ОВД" находилось 793 голосующих акций, что составляет 76,92% голосующих акций. В антимонопольный орган 02.03.2011 от института поступило уведомление в порядке части 5 статьи 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) о приобретении 47,8181% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД", что в совокупности с уже имеющимися в распоряжении института акциями составило 76,92% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД". Сделка по приобретению 47,8181% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД" совершена без согласия антимонопольного органа.
Суд первой инстанции, апелляционный суд, рассмотрев дело в соответствии с требованиями, предъявляемыми статьей 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что факт совершения институтом административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 19.8 КоАП, подтвержден ФАС России добытыми при производстве по делу об административном правонарушении доказательствами.
Суды исходили из того, что, как следует из представленной в ФАС России выписки из реестра акционеров ЗАО "ВНИИРА-ОВД" N 3.02/11, 04.02.2011 на лицевом счете института находилось 793 голосующие акции, что составило 76,92% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД". Поэтому вывод ФАС России о том, что сделки по приобретению 47,8181% голосующих акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД" на основании части 1 статьи 28 Закона о защите конкуренции подлежали осуществлению с предварительного согласия антимонопольного органа, правомерен. Между тем соответствующее ходатайство о даче согласия на осуществление сделки в ФАС России не направлялось. Антимонопольный орган был лишь уведомлен о совершении указанной сделки.
Доводы о том, что институт до января 2011 года не располагал полным объемом сведений и документов, необходимым для направления в антимонопольный орган, поскольку договоры купли-продажи акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД" заключались по мере поступления предложений от акционеров - физических лиц в период с 13.10.2010 до 12.01.2011, не свидетельствуют, как установлено судом первой инстанции, апелляционным судом, о наличии препятствий для согласования соответствующей сделки в антимонопольном органе, поскольку из положений Закона о защите конкуренции следует, что институт не вправе был заключать договоры на приобретение указанной доли акций до получения такого согласования.
Суды исходили также и из того, что, поскольку приобретение акций ЗАО "ВНИИРА-ОВД" у акционеров - физических лиц было инициировано самим институтом, располагавшем информацией об их количестве, заявитель не был лишен возможности предусмотреть последствия своих действий по приобретению акций у физических лиц и предпринять предписанные законом действия. Одобрение сделок Советом директоров института не имеет правового значения для рассмотрения данного дела, поскольку Закон не ставит обязанность одобрения сделок органами управления акционерного общества как необходимое условие для обращения в антимонопольный орган с ходатайством о получении согласия на совершение сделки.
Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств. Оснований полагать, что выводы суда первой инстанции, апелляционного суда о применении нормы права применительно к установленным ими по данному делу фактическим обстоятельствам ошибочны, не усматривается..."

1.4. Вывод из судебной практики: Непредставление обществом, которое отвечает требованиям п. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции, ходатайства в антимонопольный орган о приобретении 100 процентов долей в уставном капитале другого общества является основанием для привлечения акционерного общества к административной ответственности по ч. 3 ст. 19.8 КоАП РФ ("Непредставление ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы, органы регулирования естественных монополий или органы, уполномоченные в области экспортного контроля").

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 17.06.2011 N КА-А40/5937-11 по делу N А40-108437/10-130-633
"...Как следует из материалов дела и установлено судом, постановлением ФАС России от 05 мая 2010 года по делу об административном правонарушении N 1 28/114-10 Компания "Рустенбург Ко Лимитед" признана виновным в совершении правонарушения по части 3 статьи 19.8 КоАП РФ с наложением штрафа в сумме 300 000 рублей.
В качестве противоправного деяния Компании "Рустенбург Ко Лимитед" вменено непредставление антимонопольному органу в нарушение статьей 28, 32 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ "О защите конкуренции" ходатайства о приобретении 100% долей в уставных капиталах ООО "Проминвест ГК", ООО "Проминвест ЭК".
Не согласившись с указанным постановлением антимонопольного органа, Общество обратилось с заявлением в Арбитражный суд города Москвы.
Осуществляя проверку законности оспариваемого постановления Федеральной антимонопольной службы, суды двух инстанций, в соответствии с требованиями статей 71, 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации всесторонне, полно, объективно исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, пришли к правильному выводу о доказанности состава вмененного административного правонарушения.
Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что на момент совершения сделки 18 мая 2009 года стоимость активов по суммарному балансу Компании "Рустенбург Ко Лимитед" и ООО "Проминвест ГК" и ООО "Проминвест ЭК" превышала три миллиарда рублей.
Согласно части 2 статьи 32 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ "О защите конкуренции" лица, указанные в пунктах 1 - 3 части 1 настоящей статьи (в том числе приобретающие доли хозяйствующих субъектов в результате совершения сделок, предусмотренных статьями 28 и 29 настоящего Федерального закона), представляют в антимонопольный орган ходатайства о даче согласия на осуществление сделок.
Установив факт приобретения Компанией "Рустенбург Ко Лимитед" 100% доли в уставных капиталах ООО "Проминвест ГК", ООО "Проминвест ЭК", а также превышение на момент заключения сделки суммарной балансовой стоимости активов Компании и лиц, входящих с ней в одну группу, трех миллиардов рублей, суды пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях Компании вмененного административного правонарушения, поскольку Компанией в нарушение статьей 28, 32 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ "О защите конкуренции" в антимонопольный орган не представлено ходатайство о приобретении 100% долей в уставных капиталах вышеуказанных лиц. Названный вывод судов соответствует разъяснениям, изложенным в пункте 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2008 года N 30.
Выводы арбитражных судов о применении нормы права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам соответствуют..."

1.5. Вывод из судебной практики: Непредставление в антимонопольный орган в установленный законом срок уведомления о присоединении общества к АО является основанием для привлечения акционерного общества к административной ответственности по ч. 4 ст. 19.8 КоАП РФ ("Непредставление ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы, органы регулирования естественных монополий или органы, уполномоченные в области экспортного контроля") (актуально до 30.01.2014).

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 13.07.2011 N Ф03-2847/2011 по делу N А37-2170/2010
"...В результате проверки установлено, что 28.07.2009 общим собранием акционеров ЗАО "Тралком" принято решение о реорганизации ЗАО "Тралком" путем присоединения к нему ЗАО "Рыбопромышленная компания "Гарант". В тот же день принято решение единственного акционера ЗАО "Рыбопромышленная компания "Гарант" о реорганизации общества путем присоединения его к ЗАО "Тралком" с передачей последнему всех прав и обязанностей по передаточному акту, договор о присоединении между ЗАО "Тралком" и ЗАО "Рыбопромышленная компания "Гарант" заключен 28.07.2009.
Установив неисполнение обществом обязанности по уведомлению антимонопольного органа о присоединении, управлением по результатам проверки составлен акт от 13.10.2010 N 73, а 18.11.2010 в присутствии законного представителя общества составлен протокол об административном правонарушении N 124.
По результатам рассмотрения материалов дела об административном правонарушении Магаданским УФАС России 29.11.2010 вынесено постановление N 140 о привлечении ЗАО "Тралком" к административной ответственности по части 4 статьи 19.8 КоАП РФ в виде штрафа в размере 150 000 руб.
Несогласие с постановлением антимонопольного органа, послужило основанием для обращения общества в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным и отмене.
В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 30 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган должен быть уведомлен коммерческой организацией о присоединении к ней одной или нескольких коммерческих организаций (за исключением финансовых организаций), если суммарная стоимость активов указанных организаций по их последним балансам или их суммарная выручка от реализации товаров за календарный год, предшествующий году присоединения, превышает четыреста миллионов рублей, - не позднее чем через сорок пять дней после даты присоединения.
Судами установлено и материалами дела подтверждается, что в предусмотренный Законом о защите конкуренции срок ЗАО "Тралком" не направило в управление уведомление о присоединении ЗАО "Рыбопромышленная компания "Гарант" к обществу, суммарная выручка от реализации товаров которых за 2008 год составила 564 640 000 руб.
При таких обстоятельствах суды пришли к обоснованному выводу о доказанности наличия в действиях общества состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ..."

1.6. Вывод из судебной практики: Непредставление обществом, которое отвечает требованиям п. 1 ст. 28 Закона о защите конкуренции, ходатайства в антимонопольный орган о заключении сделки, позволяющей осуществлять функции единоличного исполнительного органа другого общества, является основанием для привлечения акционерного общества к административной ответственности по ч. 3 ст. 19.8 КоАП РФ ("Непредставление ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы, органы регулирования естественных монополий или органы, уполномоченные в области экспортного контроля").

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 14.10.2011 по делу N А40-38718/11-121-229
"...Общество с ограниченной ответственностью "МОЛЛ МЕНЕДЖМЕНТ" (далее - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Федеральной антимонопольной службе (далее - ФАС России, административный орган) о признании незаконным и отмене постановления от 31.03.2011 N 1 28/2-11, которым общество привлечено к административной ответственности по части 3 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).
Как следует из материалов дела и установлено судами, 28.04.2006 г. ФАС России согласовано заключение между обществом и ООО "Манхэттен Екатеринбург" Договора об управлении и оказании услуг от 19.05.2006 N С-65-09, согласно которому полномочия единоличного исполнительного органа ООО "Манхэттен Екатеринбург" передавались заявителю сроком на три года..
16.04.2010 г. между сторонами заключено Дополнительное соглашение, предусматривающее продление срока действия договора до 31 декабря 2010 года.
12.10.2010 г. в ФАС России поступило ходатайство ООО "Манхэттен Риал Эстейт Менеджмент" о даче согласия на приобретение прав, позволяющих осуществлять функции исполнительного органа ООО "Манхэттен Екатеринбург".
По результатам рассмотрения ходатайства антимонопольной службой установлено, что заявителем не направлялось ходатайство о даче согласия на заключение Дополнительного соглашения к договору об управлении и оказании услуг N С-65-10.
Постановлением о наложении штрафа по делу об административном правонарушении от 31.03.2011 N 1 28/2-11 заявитель привлечен к административной ответственности по части 3 статьи 19.8 КоАП РФ в виде штрафа в размере 300 000 рублей.
Как усматривается из материалов дела, обществу вменяется непредставление в нарушение пункта 8 части 1 статьи 28 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" ходатайства о даче согласия на совершение сделки по приобретению прав, позволяющих осуществлять функции исполнительного органа ООО "Манхэттен Екатеринбург", выразившееся в несогласовании с антимонопольным органом заключения Дополнительного соглашения к договору об управлении и оказании услуг N С-65-10 от 16.04.2010 (далее - Дополнительное соглашение).
Факт непредставления в ФАС России предусмотренного законом ходатайства о даче согласия на заключение Дополнительного соглашения сторонами не оспаривается.
Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что ФАС России давалось согласие на заключение Договора об управлении и оказании услуг от 19.05.2006 N С-65-09, срок действия которого истек 19.05.2009 г.
Однако, документом поименованным сторонами как Дополнительное соглашение к договору об управлении и оказании услуг N С-65-10 от 16.04.2010 фактически определялся новый срок передачи полномочий обществу - с 16.04.2010 г. по 31.12.2010 г.
Применив положения действующего гражданского законодательства и с учетом конкретных обстоятельств дела, суды пришли к обоснованному выводу, что Дополнительное соглашение является совершенно новым правовым основанием для передачи полномочий единоличного исполнительного органа заявителю (сделкой), так как на момент его подписания Договор об управлении и оказании услуг от 19.05.2006 N С-65-09 прекратил свое действие и в него не могли вноситься изменения в принципе и Дополнительным соглашением в частности.
Правильно определив правовую природу Дополнительного соглашения к договору об управлении и оказании услуг N С-65-10 от 16.04.2010, ФАС России и арбитражные суды установили, что обязанность по направлению ходатайства о совершении очередной сделки по передаче прав единоличного исполнительного органа (заключение Дополнительного соглашения) заявителем исполнена не была, что образует объективную сторону вменяемого правонарушения.
Таким образом, судами установлено и материалами дела подтверждается наличие оснований для привлечения общества к административной ответственности по части 3 статьи 19.8 КоАП РФ..."

Аналогичная судебная практика:
Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 11.10.2011 по делу N А40-38781/11-94-261
"...Между ООО "Манхэттен Девелопмент" и ООО "МОЛЛ МЕНЕДЖМЕНТ" 19.05.2006 был заключен договор N С-65-09 об управлении и оказании услуг, согласно которому полномочия единоличного исполнительного органа ООО "Манхэттен Девелопмент" были переданы ООО "МОЛЛ МЕНЕДЖМЕНТ" сроком на три года.
Согласие антимонопольного органа на заключение договора от 19.05.2006 N С-65-09 получено ООО "МОЛЛ МЕНЕДЖМЕНТ" 28.04.2006.
В дальнейшем, между ООО "Манхэттен Девелопмент" и ООО "МОЛЛ МЕНЕДЖМЕНТ" 16.04.2010 было заключено дополнительное соглашение к договору об управлении и оказании услуг, продлевающее срок действия договора до 31.10.2010.
С ходатайством о согласовании с антимонопольным органа дополнительного соглашения от 16.04.2010 ООО "МОЛЛ МЕНЕДЖМЕНТ" в ФАС России не обращалось.
Постановление от 01.04.2011 ООО "МОЛЛ МЕНЕДЖМЕНТ" признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 19.8 КоАП РФ, выразившегося в непредставлении Обществом в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы ходатайства о согласовании дополнительного соглашения от 16.04.2010 к договору от 19.05.2006 N С-65-09 об управлении и оказании услуг по осуществлению полномочий единоличного исполнительного органа ООО "Манхэттен Девелопмент".
Как указал суд апелляционной инстанции, из текста дополнительное соглашение от 16.04.2010 явствует, что в данном соглашении стороны договорились не только о продлении действия договора от 19.05.2006 N С-65-10, но предусмотрели положения, регулирующие предмет договора, полномочия, права и обязанности управляющей компании, иные условия договора.
Соответственно на дополнительное соглашение распространяется правило, установленное пунктом 8 части 1 статьи 28 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" об обязательном согласовании такого вида сделок с антимонопольным органом.
В пункте 10 договора от 19.05.2006 N С-65-09 стороны предусмотрели трехлетний срок его действия, в связи с чем судом апелляционной инстанции был отклонен довод Общества о том, что осуществление им полномочий единоличного исполнительного органа не прекращалось.
Такое соглашение заключено сторонами 16.04.2010 и ООО "МОЛЛ МЕНЕДЖМЕНТ" на условиях, установленных дополнительным соглашением, вновь приняло на себя исполнение данного обязательства, не представив в антимонопольный орган ходатайства о согласовании совершенной сделки.
В соответствии с ч. 3 ст. 19.8 КоАП РФ непредставление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган ходатайств, предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации, представление ходатайств, содержащих заведомо недостоверные сведения, а равно нарушение установленных антимонопольным законодательством Российской Федерации порядка и сроков подачи ходатайств влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.
Выводы суда апелляционной инстанции по применению норм материального права соответствуют установленным им обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам..."

1.7. Вывод из судебной практики: Непредставление арендатором ходатайства в антимонопольный орган о получении в аренду имущества стоимостью свыше 20 процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов арендодателя, который включен в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке более 35 процентов, является основанием для привлечения общества к административной ответственности по ч. 3 ст. 19.8 КоАП РФ ("Непредставление ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы, органы регулирования естественных монополий или органы, уполномоченные в области экспортного контроля").

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 25.06.2012 N Ф03-2445/2012 по делу N А37-24/2011
"...Федеральное государственное унитарное предприятие "Магаданский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии" (ОГРН 1024900959170, 685000, г. Магадан, ул. Портовая, 36/10; далее - ФГУП "МагаданНИРО"; унитарное предприятие; заявитель) обратилось в Арбитражный суд Магаданской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Магаданской области (ОГРН 1024900961634, 685000, г. Магадан, ул. Портовая, 8; далее - управление; административный орган) от 29.12.2010 N 152 о назначении административного наказания по части 3 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).
Как установили суды из материалов дела, управлением при проведении плановой проверки соблюдения ООО "Тихрыбком" требований антимонопольного законодательства выявлены факты заключения договоров аренды судна с экипажем от 14.07.2010 N 1-А/11, N 2-А/11 и N 5-А/11 с ФГУП "МагаданНИРО", без представления последним в соответствии в требованиями пункта 7 части 1 статьи 28 и статьи 32 Федерального закона "О защите конкуренции" в антимонопольный орган ходатайства о получении согласия на совершение взаимосвязанных сделок с организацией (ООО "Тихрыбком"), включенной, согласно приказу управления Федеральной антимонопольной службы по Магаданской области от 08.10.1988, в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35%. При этом балансовая стоимость имущества по указанным выше взаимосвязанным сделкам, как установил антимонопольный орган в ходе проверки и не оспаривает заявитель, превышает двадцать процентов балансовой стоимости основных производственных средств и нематериальных активов хозяйствующего субъекта, осуществляющего передачу имущества.
Из материалов дела также следует, что в отношении заявителя 20.12.2010 составлен протокол об административном правонарушении N 132 по части 3 статьи 19.8 КоАП РФ - непредставление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган ходатайств, предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации. 29.12.2010 управлением принято постановление N 152, которым унитарное предприятие признано виновным в совершении указанного правонарушения и ему назначено наказание в виде административного штрафа в минимальном размере, составившем 300 000 руб.
В соответствии с частями 1 и 2 статьи 32 Федерального закона "О защите конкуренции" (в редакции Федерального закона 17.07.2009 N 164-ФЗ, действующей в период возникновения спорных правоотношений) в целях получения предварительного согласия антимонопольного органа в случаях, указанных в статье 28 этого же Закона, в антимонопольный орган в качестве заявителей обращаются, лица, приобретающие акции (доли), имущество, активы хозяйствующих субъектов, права в отношении хозяйствующих субъектов в результате совершения сделок, предусмотренных статьями 28 и 29 указанного Федерального закона, которые представляют в антимонопольный орган ходатайства о даче согласия на осуществление сделок, иных действий.
Обязанность заявителя в получении предварительного согласия антимонопольного органа по сделкам с имуществом ООО "Тихрыбком", как правильно указал апелляционный суд, следует из положений пункта 7 части 1 статьи 28 и части 2 статьи 32 Федерального закона "О защите конкуренции" (в редакции Федерального закона N 164-ФЗ). При этом апелляционным судом установлено и подтверждается материалами дела, что ООО "Тихрыбком" на момент заключения названных выше договоров аренды находилось в реестре хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35% или занимающих доминирующее положение, в связи с чем обоснованно отклонены доводы заявителя в данной части.
Апелляционный суд, оценивая по правилам статьи 71 АПК РФ доказательства, имеющиеся в деле, пришел к правильному выводу о наличии события административного правонарушения и доказанности вины заявителя в его совершении и, соответственно, обоснованном привлечении антимонопольным органом ФГУП "МагаданНИРО" к административной ответственности по части 3 статьи 19.8 КоАП РФ..."

1.8. Вывод из судебной практики: Непредставление в антимонопольный орган в установленный законом срок уведомления о заключении генерального депозитного соглашения, предметом которого является размещение средств бюджета субъекта РФ на банковские депозиты, является основанием для привлечения финансовой организации к административной ответственности по ч. 4 ст. 19.8 КоАП РФ ("Непредставление ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы, органы регулирования естественных монополий или органы, уполномоченные в области экспортного контроля").

Судебная практика:

Определение ВАС РФ от 24.07.2012 N ВАС-6884/12 по делу N А56-41955/2011
"...Открытое акционерное общество "Ханты-Мансийский банк" (далее - банк) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу (далее - антимонопольный орган) о признании незаконным и отмене постановления от 19.07.2011 N Ш08-226/11 о привлечении банка к административной ответственности, предусмотренной частью 4 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в виде наложения штрафа в размере 150 000 рублей.
Судами установлено, что 28.12.2010 между банком, Комитетом финансов Правительства Санкт-Петербурга и закрытым акционерным обществом "Санкт-Петербургская Валютная биржа" заключено генеральное депозитное соглашение о размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты с использованием системы электронных торгов биржи N ГДС-ДА-38 (далее - соглашение).
Поскольку в нарушение положений части 9 и части 12 статьи 35 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений) банк не представил уведомление о заключении соглашения в установленный законом срок, антимонопольный орган составил в отношении банка протокол об административном правонарушении от 11.07.2011 N 08/7339.
Постановлением антимонопольного органа от 19.07.2011 N Ш08-226/11 банк привлечен к административной ответственности, предусмотренной частью 4 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в виде наложения штрафа в размере 150 000 рублей.
Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды сделали вывод о доказанности наличия в действиях банка состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и о соблюдении антимонопольным органом порядка привлечения к административной ответственности. При этом суды проанализировали условия спорного соглашения и сделали вывод о том, что оно не относится к соглашениям, являющимся договорами о предоставлении финансовых услуг либо заключаемыми финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности, а также не является предварительным договором по отношению к договору банковского депозита исходя из статей 429 и 834 Гражданского кодекса Российской Федерации и Положения об условиях размещения средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты с использованием системы электронных торгов биржи, утвержденного распоряжением Комитета финансов Санкт-Петербурга от 07.07.2005 N 102-р.
Нарушений требований процессуального законодательства, влекущих безусловную отмену судебных актов, не усматривается..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Западный округ

Примечание: Суд указал, что депозитное соглашение не относится к сделкам по обеспечению хозяйственных нужд финансовой организации, поскольку в этом случае денежные средства физических и юридических лиц не привлекаются. Данным соглашением устанавливается порядок взаимодействия сторон, а также права, обязанности и ответственность при заключении в будущем договоров банковского депозита.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.04.2012 по делу N А56-42194/2011
"...Как следует из материалов дела, 28.12.2010 между Банком, Комитетом финансов Правительства Санкт-Петербурга и закрытым акционерным обществом "Санкт-Петербургская Валютная биржа" заключено генеральное депозитное соглашение о размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты с использованием системы электронных торгов биржи N ГДС-ДА-40 (далее - Генеральное соглашение). Предметом названного соглашения являются отношения сторон, возникающие при размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты путем заключения договоров банковского депозита в течение определенного соглашением срока. Соглашение определяет генеральные условия взаимодействия сторон, установления прав, обязанностей и ответственности каждой из сторон при заключении между вкладчиком и уполномоченным банком договоров банковского депозита с использованием систем электронных торгов биржи, а также при исполнении обязательств сторон по заключенным договорам банковского депозита.
Уведомление о заключении Генерального соглашения Банк в сроки, установленные частью 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ, антимонопольному органу не представил.
Данное обстоятельство послужило Управлению основанием для составления в отношении Банка протокола об административном правонарушении от 30.06.2011 N 08/6987.
По результатам рассмотрения дела N Ш08-213/11 Управление 11.07.2011 вынесло постановление о назначении Банку административного наказания в виде штрафа в размере 150 000 руб. за совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ.
Банк, не согласившись с выводами Управления, оспорил законность постановления от 11.07.2011 в судебном порядке.
В данном случае судами первой и апелляционной инстанций установлено, материалами дела подтверждается, что Банк не уведомил Управление о заключении с Комитетом финансов Правительства Санкт-Петербурга, закрытым акционерным обществом "Санкт-Петербургская Валютная биржа" генерального депозитного соглашения о размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты с использованием системы электронных торгов биржи N ГДС-ДА-40 в пределах установленного частью 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ срока (до 12.01.2011).
Изложенные в кассационной жалобе доводы о том, что генеральное депозитное соглашение от 28.12.2010 N ГДС-ДА-40 не относится к соглашениям, о заключении которых следует уведомлять антимонопольный орган, поскольку является сделкой о предоставлении финансовых услуг, являющейся обычной хозяйственной деятельностью банка, являлись предметом детального рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций.
Проанализировав условия спорного Генерального соглашения в его взаимосвязи с иными материалами дела и положениями статьи 4 Закона N 135-ФЗ, пункта 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о том, что данное соглашение не относится к соглашениям, являющимся договорами о предоставлении финансовых услуг либо заключаемым финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Предметом Генерального депозитного соглашения являются соглашения сторон, возникающие при размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты путем заключения договоров банковского депозита в течение определенного Соглашением срока. При взаимодействии сторон в рамках Генерального депозитного соглашения от 28.12.2010 N ГДС-ДА-40 существенные условия оказания Банком финансовых услуг контрагенту не устанавливаются.
Согласно условиям спорного соглашения от 28.12.2010 денежные средства физических и юридических лиц не привлекаются, данным соглашением устанавливается порядок взаимодействия сторон, устанавливаются права, обязанности и ответственность при заключении в будущем договоров банковского депозита, следовательно, данное соглашение нельзя отнести к сделкам по обеспечению хозяйственных нужд финансовой организации.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о наличии в действиях Банка состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ..."

Примечание: Суд указал, что депозитное соглашение не относится к сделкам по обеспечению хозяйственных нужд финансовой организации, поскольку в этом случае денежные средства физических и юридических лиц не привлекаются. Данным соглашением устанавливается порядок взаимодействия сторон, а также права, обязанности и ответственность при заключении в будущем договоров банковского депозита.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30.03.2012 по делу N А56-41955/2011
"...Как следует из материалов дела, 28.12.2010 между Банком, Комитетом финансов Правительства Санкт-Петербурга и закрытым акционерным обществом "Санкт-Петербургская Валютная биржа" заключено генеральное депозитное соглашение о размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты с использованием системы электронных торгов биржи N ГДС-ДА-38 (далее - Генеральное соглашение). Предметом названного соглашения являются отношения сторон, возникающие при размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты путем заключения договоров банковского депозита в течение определенного соглашением срока. Соглашение определяет генеральные условия взаимодействия сторон, установления прав, обязанностей и ответственности каждой из сторон при заключении между вкладчиком и уполномоченным банком договоров банковского депозита с использованием систем электронных торгов биржи, а также при исполнении обязательств сторон по заключенным договорам банковского депозита.
Уведомление о заключении Генерального соглашения Банк в сроки, установленные частью 12 статьи 35 Закона N 135-ФЗ, антимонопольному органу не представил.
Данное обстоятельство послужило Управлению основанием для составления в отношении Банка протокола об административном правонарушении от 11.07.2011 N 08/7339.
По результатам рассмотрения дела N Ш08-226/11 Управление 19.07.2011 вынесло постановление о назначении Банку административного наказания в виде штрафа в размере 150 000 руб. за совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ.
Банк, не согласившись с выводами Управления, оспорил законность постановления от 19.07.2011 в судебном порядке.
В данном случае судами первой и апелляционной инстанций установлено, материалами дела подтверждается, что Банк представил уведомление о заключении генерального соглашения от 28.12.2010 между Банком, Комитетом финансов Санкт-Петербурга и ЗАО "Санкт-Петербургская Валютная биржа" от 14.04.2011 в Управление 18.04.2011, тогда как срок, установленный для его представления Законом N 135-ФЗ, истек 12.01.2011 (том дела 1, листы 83 - 85).
Изложенные в кассационной жалобе доводы о том, что генеральное депозитное соглашение от 28.12.2010 N ГДС-ДА-38 не относится к соглашениям, о заключении которых следует уведомлять антимонопольный орган, поскольку является сделкой о предоставлении финансовых услуг, являющейся обычной хозяйственной деятельностью банка, являлись предметом детального рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций.
Проанализировав условия спорного Генерального соглашения в его взаимосвязи с иными материалами дела и положениями статьи 4 Закона N 135-ФЗ, пункта 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о том, что данное соглашение не относится к соглашениям, являющимся договорами о предоставлении финансовых услуг либо заключаемым финансовой организацией в процессе обычной хозяйственной деятельности.
Предметом Генерального депозитного соглашения являются соглашения сторон, возникающие при размещении средств бюджета Санкт-Петербурга на банковские депозиты путем заключения договоров банковского депозита в течение определенного Соглашением срока. При взаимодействии сторон в рамках Генерального депозитного соглашения от 28.12.2010 N ГДС-ДА-38 существенные условия оказания Банком финансовых услуг контрагенту не устанавливаются.
Согласно условиям спорного соглашения от 28.12.2010 денежные средства физических и юридических лиц не привлекаются, данным соглашением устанавливается порядок взаимодействия сторон, устанавливаются права, обязанности и ответственность при заключении в будущем договоров банковского депозита, следовательно, данное соглашение нельзя отнести к сделкам по обеспечению хозяйственных нужд финансовой организации.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о наличии в действиях Банка состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ..."

1.9. Вывод из судебной практики: Представление в антимонопольный орган уведомления о присоединении общества к АО с нарушением установленного законом срока является основанием для привлечения акционерного общества к административной ответственности по ч. 4 ст. 19.8 КоАП РФ ("Непредставление ходатайств, уведомлений (заявлений), сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы, органы регулирования естественных монополий или органы, уполномоченные в области экспортного контроля") (актуально до 30.01.2014).

Судебная практика:

Примечание: В рассматриваемой ситуации общество первоначально направило уведомление в установленный законом срок, однако в связи с отсутствием необходимых документов оно было признано непредставленным, о чем общество не было своевременно извещено антимонопольным органом. По мнению суда, нарушение антимонопольным органом порядка извещения общества не препятствовало последнему в исполнении установленной законом обязанности в предусмотренный для этого срок. Следовательно, общество правомерно привлечено к административной ответственности за нарушение срока представления уведомления.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.01.2013 по делу N А42-2749/2012
"...Закрытое акционерное общество "Полярис ЭКО", место нахождения: 183001, г. Мурманск, Рыбный порт, 1-й причал, ОГРН 1115190002663, (далее - ЗАО "Полярис ЭКО", Общество) обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Мурманской области место нахождения: 183038, г. Мурманск, ул. Коминтерна, д. 7, (далее - УФАС, Антимонопольный орган) от 23.04.2012 N 35а о привлечении общества к административной ответственности по части 4 статьи 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, (далее - КоАП РФ) в виде штрафа в размере 150 000 рублей за несвоевременное представление в антимонопольный орган уведомления о реорганизации общества.
Как следует из материалов дела, 17.10.2011 ЗАО "Полярис ЭКО" было реорганизовано в форме присоединения закрытого акционерного общества "Полимер". Так как суммарная стоимость активов Общества в результате реорганизации составила 943 476 тыс. руб., последнее в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", (далее - Закон N 135-ФЗ) 08.11.2011 направило в Антимонопольный орган соответствующее уведомление.
Поскольку указанное уведомление не содержало документов, предусмотренных частью 5 статьи 32 Закона N 135-ФЗ, УФАС 05.12.2011 направило в адрес заявителя уведомление от 15.11.2011 о несоответствии представленных документов.
12.03.2012 Общество повторно направило в УФАС уведомление о реорганизации и дополнительно 21.03.2012.
Антимонопольный орган, усмотрев в действиях ЗАО "Полярис ЭКО" факт нарушения сроков представления уведомления, установленных пунктом 5 части 1 статьи 30 Закона N 135-ФЗ, 04.04.2012 возбудил в отношении общества дело об административном правонарушении.
По результатам административного расследования составлен протокол об административном правонарушении от 13.04.2012 N 35а, на основании которого вынесено постановление от 23.04.2012 N 35а о привлечении Общества к административной ответственности по части 4 статьи 19.8 КоАП РФ в виде штрафа в размере 150 000 рублей.
Не согласившись с указанным постановлением и полагая, что нарушение является малозначительным и не повлекшим никакого общественного вреда и ущерба государственным или общественным интересам Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о его отмене.
Частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ установлено, что непредставление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган уведомлений, предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации, представление уведомлений, содержащих заведомо недостоверные сведения, а равно нарушение установленных антимонопольным законодательством Российской Федерации порядка и сроков подачи уведомлений влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от восьмисот до одной тысячи двухсот рублей; на должностных лиц - от пяти тысяч до семи тысяч пятисот рублей; на юридических лиц - от ста пятидесяти тысяч до двухсот пятидесяти тысяч рублей.
Согласно пункту 2 части 1 статьи 30 Закона N 135-ФЗ Антимонопольный орган должен быть уведомлен коммерческой организацией о присоединении к ней одной или нескольких коммерческих организаций (за исключением финансовых организаций), если суммарная стоимость активов указанных организаций по их последним балансам или их суммарная выручка от реализации товаров за календарный год, предшествующий году присоединения, превышает четыреста миллионов рублей, - не позднее чем через сорок пять дней после даты присоединения.
Частью 3 статьи 32 Закона N 135-ФЗ установлено, что лица, на которых статьями 30 и 31 настоящего Федерального закона возложена обязанность уведомлять антимонопольный орган об осуществлении сделок, иных действий, представляют в антимонопольный орган уведомления об осуществлении таких сделок, иных действий.
Часть 5 статьи 32 указанного Закона содержит перечень документов, представляемых в антимонопольный орган одновременно с уведомлением.
В соответствии с пунктом 3.22 Административного регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по согласованию создания и реорганизации коммерческих организаций в случаях, установленных антимонопольным законодательством Российской Федерации, утвержденного Приказом Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации от 20.09.2007 N 293 ходатайство (уведомление) считается представленным со дня его представления в антимонопольный орган со всеми документами и сведениями либо со дня представления заявителем сведений о причинах, объясняющих невозможность для заявителя получения указанных документов или сведений лицом, намеревающимся совершать такие действия (лицом, совершившим такие действия).
Пунктом 3.30 Административного регламента предусмотрено, что, в случае представления в антимонопольный орган не всех указанных документов и сведений, антимонопольный орган в течение пяти рабочих дней уведомляет заявителя, что ходатайство (уведомление) считается непредставленным, с указанием непредставленных заявителем документов и сведений.
Материалами дела подтверждается, что ЗАО "Полярис ЭКО" направило в антимонопольный орган уведомление о реорганизации в форме присоединения с нарушением сроков, установленных пунктом 5 части 1 статьи 30 Закона N 135-ФЗ.
Таким образом, невыполнение обществом обязанности по уведомлению антимонопольного органа о реорганизации указывает на совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ.
Процессуальных нарушений антимонопольным органом в ходе привлечения общества к административной ответственности судом не установлено. Штраф назначен обществу с учетом обстоятельств дела в минимальном размере, предусмотренном санкцией части 4 статьи 19.8 КоАП РФ, и отвечает принципу соразмерности допущенному нарушению.
Кассационная инстанция соглашается с выводом суда первой и апелляционной инстанции о том, что в данном случае не применима статья 2.9 КоАП РФ, предусматривающая возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности совершенного административного правонарушения. Данный вывод сделан на основании материалов дела, соответствует нормам процессуального права и отвечает целям Закона N 135-ФЗ.
Также кассационная инстанция считает верным вывод суда первой инстанции, относительно того, что нарушение УФАС срока направления уведомления о несоответствии документов, само по себе не создало препятствий для исполнения обязанности по уведомлению Антимонопольного органа в установленном законом порядке.
Основания для отмены или изменения решения и постановления судов, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отсутствуют..."

2. Толкование понятия "существенная угроза охраняемым общественным отношениям"

Основные применимые нормы:
- ст. ст. 2.9, 19.8 КоАП РФ.

Статьей 2.9 КоАП РФ предусмотрена возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности правонарушения. Судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело, при малозначительности совершенного административного правонарушения могут в отношении правонарушителя ограничиться устным замечанием. Однако критерии оценки малозначительности административного правонарушения в данной статье не указаны.
В п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" дано разъяснение, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительным правонарушение признается при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Такие обстоятельства, как, например, личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не свидетельствуют о малозначительности правонарушения. Однако в данном Постановлении не раскрыто понятие "существенная угроза охраняемым общественным отношениям".
Вследствие этого на практике возникают споры о том, что же понимается под существенной угрозой охраняемым общественным отношениям.

2.1. Вывод из судебной практики: Существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается в пренебрежительном отношении лица к возложенным на него публично-правовым обязанностям, предусмотренным антимонопольным законодательством.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 09.03.2011 N КА-А40/1453-11 по делу N А40-89290/10-2-344
"...Как усматривается из материалов дела, Договор купли-продажи заключен сторонами 13.04.2010 г., уведомление о совершении сделки представлено в административный орган 16.06.2010 г.
Таким образом, 45-дневный срок представления уведомления, установленный пунктом 5 части 1 статьи 30 Закона о защите конкуренции, нарушен заявителем на 18 дней.
Факт представления уведомления за пределами установленного срока подтверждается материалами дела и не оспаривается обществом.
Суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов относительно того, что вменяемое обществу правонарушение не является малозначительным.
Допущенное заявителем правонарушение не может считаться малозначительным, поскольку посягает на отношения, возникающие в ходе осуществления государственного контроля за деятельностью хозяйствующих субъектов, а именно: контроля антимонопольных органов за концентрацией капитала на товарном рынке с целью сохранения конкуренции и ограничения монополистической деятельности хозяйствующих субъектов.
Существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается в пренебрежительном отношении лица к возложенным на него публично-правовым обязанностям, предусмотренным антимонопольным законодательством..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.07.2011 по делу N А56-69021/2010
"...Общество 17.02.2010 представило в Управление уведомление о совершении сделки по приобретению 2999 штук голосующих акций ЗАО "СТАРТ" номинальной стоимостью 10 руб. каждая, что составляет 99,7% от общего числа акций с правом голоса, что в совокупности с уже имеющимися акциями составило 100% голосующих акций общества.
Судами первой и апелляционной инстанций установлено, материалами дела подтверждается, что Общество представило уведомление в Управление 17.02.2010, тогда как срок, установленный для его представления Законом N 135-ФЗ, истек 30.11.2009.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о наличии в действиях Общества состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ.
В пункте 18 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" разъяснено, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.
Существенная угроза охраняемым общественным отношениям может заключаться в пренебрежительном отношении заявителя к исполнению своих публично-правовых обязанностей, к формальным требованиям публичного права. При этом в каждом конкретном случае следует учитывать разовый либо систематический характер противоправного поведения и (или) иные обстоятельства, сопутствующие (предшествующие) деянию.
Судами первой и апелляционной инстанций не установлено пренебрежительное отношение Общества к исполнению своих публично-правовых обязанностей..."

2.2. Вывод из судебной практики: Существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается в препятствии эффективному осуществлению антимонопольным органом полномочий по контролю за экономической концентрацией на товарном рынке.

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 13.07.2011 N Ф03-2847/2011 по делу N А37-2170/2010
"...Установив неисполнение обществом обязанности по уведомлению антимонопольного органа о присоединении, управлением по результатам проверки составлен акт от 13.10.2010 N 73, а 18.11.2010 в присутствии законного представителя общества составлен протокол об административном правонарушении N 124.
Судами установлено и материалами дела подтверждается, что в предусмотренный Законом о защите конкуренции срок ЗАО "Тралком" не направило в управление уведомление о присоединении ЗАО "Рыбопромышленная компания "Гарант" к обществу, суммарная выручка от реализации товаров которых за 2008 год составила 564 640 000 руб.
При таких обстоятельствах суды пришли к обоснованному выводу о доказанности наличия в действиях общества состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ.
При этом вывод судов об отсутствии в данном случае оснований для применения положений статьи 2.9 КоАП РФ и признании совершенного обществом правонарушения малозначительным является обоснованным.
Исследовав и оценив в совокупности представленные сторонами в дело доказательства, суды первой и второй инстанций в соответствии с положениями статьи 71 АПК РФ пришли к выводу об отсутствии признаков малозначительности совершенного обществом административного правонарушения. Непредставление обществом в установленный срок уведомления о присоединении препятствует эффективному осуществлению антимонопольным органом полномочий по контролю за экономической концентрацией на товарном рынке, что представляет собой существенную угрозу охраняемым интересам в сфере антимонопольного регулирования..."

3. Квалификация в качестве малозначительного административного правонарушения, связанного с неполучением (нарушением порядка получения) предварительного согласия антимонопольного органа или непредставлением (нарушением порядка представления) уведомления в антимонопольный орган

Основные применимые нормы:
- ст. 2.9, ч. 4 ст. 19.8 КоАП РФ.

Разъяснения высших судов:
- п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях".

Статьей 2.9 КоАП РФ предусмотрена возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности правонарушения. Так, в данной статье установлено, что при малозначительности административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело, могут освободить лицо, совершившее правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.
Однако указанная статья не содержит критериев оценки малозначительности административного правонарушения.
В п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" дано разъяснение, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного суды должны исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительным правонарушение признается при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Такие обстоятельства, как, например, личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не свидетельствуют о малозначительности правонарушения.
Данное разъяснение Пленума ВАС РФ также не содержит определенных критериев для квалификации административного нарушения в качестве малозначительного.
Вследствие этого на практике возникают споры об отнесении к малозначительному административному правонарушению правонарушения в виде неполучения (нарушения порядка получения) предварительного согласия антимонопольного органа или непредставления (нарушения порядка представления) уведомления в антимонопольный орган.

3.1. Вывод из судебной практики: Представление в антимонопольный орган уведомления о сделке с нарушением срока, установленного ст. 30 Закона о защите конкуренции, может быть признано малозначительным административным правонарушением, если будет установлено отсутствие пренебрежительного отношения общества к исполнению возложенных на него обязанностей (актуально до 30.01.2014).

Обращаем внимание, что ФАС России разъяснил, что нарушения порядка и сроков представления уведомлений могут быть в отдельных случаях квалифицированы в качестве малозначительных с учетом конкретных обстоятельств дела, например, незначительный (до 15 дней включительно) пропуск установленного законом срока представления уведомлений (п. 2 Методических рекомендаций по применению антимонопольными органами, ст. 2.9 КоАП РФ (в части прекращения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением антимонопольного законодательства, по малозначительности)).

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.07.2011 по делу N А56-69021/2010
"...Общество 17.02.2010 представило в Управление уведомление о совершении сделки по приобретению 2999 штук голосующих акций ЗАО "СТАРТ" номинальной стоимостью 10 руб. каждая, что составляет 99,7% от общего числа акций с правом голоса, что в совокупности с уже имеющимися акциями составило 100% голосующих акций общества.
Судами первой и апелляционной инстанций установлено, материалами дела подтверждается, что Общество представило уведомление в Управление 17.02.2010, тогда как срок, установленный для его представления Законом N 135-ФЗ, истек 30.11.2009.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о наличии в действиях Общества состава административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 19.8 КоАП РФ.
Вместе с тем в соответствии со статьей 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.
В пункте 18 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" разъяснено, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.
По смыслу статьи 2.9 КоАП РФ оценка малозначительности деяния должна соотноситься с характером и степенью общественной опасности, причинением вреда либо с угрозой причинения вреда личности, обществу или государству. Таким образом, административные органы и суды обязаны установить не только формальное сходство содеянного с признаками того или иного административного правонарушения, но и решить вопрос о социальной опасности деяния.
Существенная угроза охраняемым общественным отношениям может заключаться в пренебрежительном отношении заявителя к исполнению своих публично-правовых обязанностей, к формальным требованиям публичного права. При этом в каждом конкретном случае следует учитывать разовый либо систематический характер противоправного поведения и (или) иные обстоятельства, сопутствующие (предшествующие) деянию.
Судами первой и апелляционной инстанций не установлено пренебрежительное отношение Общества к исполнению своих публично-правовых обязанностей.
Суды первой и апелляционной инстанций правильно установили обстоятельства дела, всесторонне, полно и объективно исследовали все представленные сторонами документы и дали им надлежащую правовую оценку. При этом доводы жалобы направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, установленных судом первой инстанции..."