Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Порядок наследования доли в уставном капитале общества с ограниченной отвтственностью

Обновлено 17.10.2017 23:55

ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ: ПОРЯДОК НАСЛЕДОВАНИЯ ДОЛИ В УСТАВНОМ КАПИТАЛЕ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

Вопросы судебной практики, связанные с порядком наследования доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью

I. Наследование доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью
1. Порядок приобретения статуса участника общества с ограниченной ответственностью пережившим супругом
2. Порядок приобретения статуса участника общества с ограниченной ответственностью наследником доли
3. Порядок выражения согласия (отказа) на принятие в ООО наследника доли и последствия отказа
4. Доверительное управление долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью до ее принятия наследником умершего участника
5. Последствия для общества с ограниченной ответственностью в случае непринятия наследниками наследства, включающего долю в уставном капитале общества
6. Закрепление в уставе общества с ограниченной ответственностью положения, предоставляющего право наследнику доли в уставном капитале общества отказаться от вступления в состав участников и потребовать выплаты ее действительной стоимости
7. Оспаривание действительной стоимости доли наследниками участника, подавшего заявление о выходе из общества с ограниченной ответственностью

I. Наследование доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью

Федеральным законом от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" установлен порядок приобретения наследниками доли умершего участника общества с ограниченной ответственностью.
На сегодняшний день судебные споры по наследованию доли в уставном капитале общества касаются следующих вопросов:
- порядок приобретения статуса участника общества с ограниченной ответственностью пережившим супругом
- порядок приобретения статуса участника общества с ограниченной ответственностью наследником доли
- порядок выражения согласия (отказа) на принятие в ООО наследника доли и последствия отказа
- доверительное управление долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью до ее принятия наследником умершего участника
- последствия для общества с ограниченной ответственностью в случае непринятия наследниками наследства, включающего долю в уставном капитале общества
- закрепление в уставе общества с ограниченной ответственностью положения, предоставляющего право наследнику доли в уставном капитале общества отказаться от вступления в состав участников и потребовать выплаты ее действительной стоимости
- оспаривание действительной стоимости доли наследниками участника, подавшего заявление о выходе из общества с ограниченной ответственностью

1. Порядок приобретения статуса участника общества с ограниченной ответственностью пережившим супругом

Основные применимые нормы:
- п. 8 ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью);
- ст. 34 Семейного кодекса РФ.

В п. 8 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью установлено, что доли в уставном капитале общества переходят к наследникам участников общества, если иное не предусмотрено его уставом. Кроме того, в уставе общества может быть определено, что переход доли к наследникам и правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, допускается только с согласия остальных его участников.
Согласно ст. 34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака, признается их совместной собственностью.
В связи с применением указанных норм на практике возникает вопрос о порядке приобретения статуса участника общества с ограниченной ответственностью пережившим супругом.

1.1. Вывод из судебной практики: Переживший супруг, получивший свидетельства о праве собственности на половину в общей совместной собственности супругов и о наследстве, автоматически не приобретает статуса участника общества с ограниченной ответственностью в случае, если уставом общества предусмотрено обязательное получение согласия других участников на вступление наследника в состав участников.

Суды исходят из того, что нормы ст. ст. 34 и 35 Семейного кодекса РФ устанавливают лишь состав объектов общей совместной собственности супругов и его правовой режим. Порядок вступления в состав участников общества регулируется не данным нормативным актом, а нормами корпоративного законодательства.

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.03.2009 N А78-3725/08-Ф02-374/09 по делу N А78-3725/08
"...Согласно пунктам 7, 8 статьи 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан, являвшихся участниками общества. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход и распределение доли, установленные абзацами первым и вторым настоящего пункта, допускаются только с согласия остальных участников общества. В случае, если уставом общества предусмотрена необходимость получить согласие участников общества на переход ее к наследникам, такое согласие считается полученным, если в течение тридцати дней с момента обращения к участникам общества или в течение иного определенного уставом общества срока получено письменное согласие всех участников общества или не получено письменного отказа в согласии ни от одного из участников общества.
В соответствии с пунктами 5.13, 5.20 Устава ООО Фирма "Орлан" доли в уставном капитале общества переходят к наследникам только с согласия участников общества.
Согласие участников ООО Фирма "Орлан" на переход доли в уставном капитале общества к Строгановой Л.А. как наследнице Строгонова А.В. дано не было, следовательно, наследственная доля в уставном капитале общества к истице не перешла.
Наличие у Строгановой Л.А. свидетельства о праве собственности на долю в общей совместной собственности супругов, состоящей в том числе из доли в уставном капитале ООО Фирма "Орлан", не означает того, что Строганова Л.А. независимо от согласия остальных участников общества стала участником общества в размере принадлежащей ей супружеской доли.
Нормы статей 34 и 35 Семейного кодекса Российской Федерации устанавливают лишь состав объектов общей совместной собственности супругов и его правовой режим. Порядок вступления в состав участников общества регулируется не данным нормативным актом, а нормами корпоративного законодательства.
Пережившие супруг или супруга участника общества с ограниченной ответственностью, получившие свидетельства о праве собственности на половину общей совместной собственности супругов и о праве на наследство на часть остального имущества, имеют имущественные права, и не становятся автоматически участниками общества.
Поскольку истица в порядке, установленном действующим законодательством и Уставом ООО Фирма "Орлан", не приобрела права участника общества, у нее отсутствует право обжаловать решение общего собрания участников ООО Фирма "Орлан".
При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении иска. У суда апелляционной инстанции не было правовых оснований для отмены по существу правильного решения суда первой инстанции и для удовлетворения иска..."

Аналогичная судебная практика:
Дальневосточный округ

Примечание: Позиция, отраженная в Постановлении, получила подтверждение в Определении ВАС РФ от 19.08.2013 N ВАС-10553/13 по делу N А59-1519/2012.

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 03.06.2013 N Ф03-1379/2013 по делу N А59-1519/2012
"...Общество с ограниченной ответственностью "Корвел" (далее - общество; ОГРН 1026501203739, адрес (место нахождения): 694500, Сахалинская область, пгт. Южно-Курильск, ул. 60 лет ВЛКСМ, 4, 3) обратилось в Арбитражный суд Сахалинской области с иском к Ан Нам Хи о признании недействительным права собственности на 1/2 доли в уставном капитале общества и аннулировании свидетельства серии 65АА 0181040 о праве собственности на указанную долю, выданное нотариусом Вагиной С.А.
Суды установили, что общество создано в 1998 году в состав его учредителей входил Мурадов Сарвар Аждар Оглы.
По состоянию на 28.11.2011 участниками общества являлись Мурадов Сарвар Аждар Оглы (размер доли 30%) и Ли Дя Чун (размер доли 70%).
27.11.2011 Ли Дя Чун умер.
Впоследствии нотариус Южно-Сахалинского нотариального округа Вагина С.А. выдала Ан Нам Хи - супруге умершего Ли Дя Чун свидетельство от 12.03.2012 N 65АА 0181040 о праве собственности на 1/2 доли в праве в общем совместном имуществе супругов, в состав которого вошла доля Ли Дя Чун в уставном капитале общества в размере 70%.
Имущество, не входящее в состав общего имущества супругов и являющееся личной собственностью каждого из них, поименовано в статье 36 названного Кодекса.
В свою очередь, вопросы о правах супруги на долю умершего участника в уставном капитале хозяйственного общества, как часть совместно нажитого имущества, о порядке и условиях приобретения этих прав решаются в соответствии с нормами корпоративного законодательства, в данном случае - по правилам ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".
Данный Закон не содержит специальных предписаний, регулирующих переход доли в уставном капитале общества к пережившему участника супругу (супруге). Однако при решении данного вопроса в любом случае следует учитывать, что участники общества вправе рассчитывать на защиту от произвольного доступа к обществу третьих лиц при наличии заинтересованности в сохранении субъектного состава его участников, выраженной путем включения в устав соответствующих ограничений. Право участников общества на сохранение в таком случае статус-кво вытекает из положений статьи 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".
Основываясь на данном принципе и исходя из сути отношений, возникающих по поводу приобретения пережившим супругом прав на долю в уставном капитале общества, кассационный суд приходит к выводу о том, что к ним по аналогии подлежат применению положения пункта 8 статьи 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".
В соответствии данной нормой права, доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, если иное не предусмотрено уставом общества с ограниченной ответственностью. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли в уставном капитале общества к наследникам и правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, передача доли, принадлежавшей ликвидированному юридическому лицу, его учредителям (участникам), имеющим вещные права на его имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, допускаются только с согласия остальных участников общества. Уставом общества может быть предусмотрен различный порядок получения согласия участников общества на переход доли или части доли в уставном капитале общества к третьим лицам в зависимости от оснований такого перехода.
Таким образом, переживший супруг, получивший свидетельство о праве собственности на половину доли в общей совместной собственности супругов, включающую долю в уставном капитале общества, приобретает в отношении последней лишь имущественные права, но не статус участника общества. Приобретение этого статуса, при наличии в уставе общества оговорки об обязательном получении согласия других участников на вступление в общество, зависит от дачи ими такого согласия.
В данном случае право участников общества отказать наследнику во вступлении в общество оговорено в пункте 46 его устава..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 01.11.2010 N Ф09-9175/10-С4 по делу N А60-6852/2010-С4
"...Довод заявителя кассационной жалобы о том, что она не могла дать согласие на переход к ответчику 1/2 от 63,5% доли Авлошенко А.А. в уставном капитале общества "Новый город", поскольку указанная часть перешла к Авлошенко А.И. как часть совместно нажитого имущества супругов, отклоняется как не соответствующий действующему законодательству.
В соответствии с п. 1, 8, 10 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, п. 7 ст. 15 Устава общества "Новый город" пережившие супруг или супруга, получив свидетельство о праве собственности на половину в общей совместной собственности супругов, а также получив свидетельство о праве на наследство на вторую половину такого имущества, приобретают лишь имущественные права. Для вступления пережившего супруга или супруги в число участников общества необходимо получение согласия на такое вступление от остальных участников общества.
Исходя из изложенного суды обоснованно указали, что согласие на переход доли к наследнику умершего порождает правовые последствия, предусмотренные законом, которые не могут быть изменены в одностороннем порядке..."

Постановление ФАС Уральского округа от 16.02.2009 N Ф09-302/09-С4 по делу N А50-14863/2008-Г35
"...В силу п. 7 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход и распределение доли, установленные абзацами первым и вторым настоящего пункта, допускаются только с согласия остальных участников общества. В этом случае такое согласие считается полученным, если в течение тридцати дней с момента обращения к участникам общества или в течение иного определенного уставом общества срока получено письменное согласие всех участников общества или не получено письменного отказа в согласии ни от одного из участников общества (п. 8 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").
В п. 6.11 Устава общества определено, что доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, с согласия остальных участников общества.
При отказе участников общества в согласии на переход или перераспределение доли к наследнику (правопреемнику) доля переходит к обществу. При этом общество обязано выплатить наследникам (правопреемникам) действительную стоимость доли, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню смерти, реорганизации или ликвидации, либо с их согласия выдать им в натуре имущество такой же стоимости (п. 6.12 Устава).
Поскольку на момент смерти Крекера В.Ф. положения п. 6.11 Устава общества предусматривали необходимость получения такого согласия, и участники общества в соответствии с названными положениями Устава приняли решение об отказе в согласии на переход доли, о чем в установленном порядке известили Крекер Н.И., суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.
Довод Крекер Н.И. о наличии у нее прав участника общества ввиду того, что в силу ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации ей принадлежит 1/2 доли в размере 24% уставного капитала общества с момента создания общества как половина в общей совместной собственности супругов, судом кассационной инстанции не принимается.
Права участника общества, исходя из положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обществах с ограниченной ответственностью и положений Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", возникают из личного участия участника общества; приобретение статуса участника общества регулируется нормами названных законов и учредительными документами общества, а не иными законами, поэтому ссылка истца на ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации является необоснованной.
Пережившие супруг или супруга, получив свидетельство о праве собственности на половину в общей совместной собственности супругов, а также получив свидетельство о праве на наследство на вторую половину такого имущества, приобретают лишь имущественные права, а не автоматически права участника общества..."

2. Порядок приобретения статуса участника общества с ограниченной ответственностью наследником доли

Основные применимые нормы:
- п. 8 ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью).

В п. 8 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью установлено, что доли в уставном капитале общества переходят к наследникам участников общества, если иное не предусмотрено его уставом. Кроме того, в уставе общества может быть определено, что переход доли к наследникам и правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, допускается только с согласия остальных участников.
При этом на практике возникает вопрос: с какого момента наследник доли приобретает статус участника общества?

2.1. Вывод из судебной практики: По вопросу о том, с какого момента наследник доли приобретает статус участника общества, существует три позиции судов.

Позиция 1. Наследник доли умершего участника приобретает статус участника общества со дня открытия наследства.

Судебная практика:

Примечание: Приведенное ниже Постановление включено в "Постановления Президиума ВАС РФ по актуальным вопросам частного права (на основе публикаций на сайте ВАС РФ в мае 2012 г.)".

Постановление Президиума ВАС РФ от 27.03.2012 N 12653/11 по делу N А36-3192/2010 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
"...Граждане Нихаенко Л.И. и Нихаенко И.В. обратились в Арбитражный суд Липецкой области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Факел СГ" (далее - общество) о признании недействительным решения внеочередного общего собрания участников общества, оформленного протоколом от 30.06.2010 (далее - решение от 30.06.2010, спорное решение).
Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, по требованию участников общества Михаль О.А. и Михаля М.Е. генеральный директор общества Нихаенко В.А. известил участников о проведении 30.06.2010 внеочередного общего собрания; в повестку дня был включен вопрос об избрании генерального директора общества.
На момент принятия решения о созыве общего собрания гражданину Нихаенко В.А. принадлежала доля в размере 50 процентов уставного капитала общества, оставшаяся доля принадлежала гражданам Михаль О.А. и Михалю М.Е.
В день проведения собрания гражданин Нихаенко В.А. умер от сквозного огнестрельного пулевого ранения. Смерть наступила до начала собрания.
На состоявшемся в тот же день внеочередном собрании участников общества принято решение об освобождении Нихаенко В.А. от должности генерального директора с 30.06.2010 и о назначении Михаль О.А. генеральным директором общества с 01.07.2010.
Свидетельствами о праве на наследство от 18.03.2011 подтверждается, что гражданкам Нихаенко Л.И., Нихаенко И.В. и Мурзиной Е.В. принадлежит на праве собственности по 1/3 части принадлежавшей Нихаенко В.А. доли в уставном капитале общества.
Удовлетворяя исковое требование, суды первой и апелляционной инстанций руководствовались положениями пункта 6 статьи 93, статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) и пункта 8 статьи 21, статьи 43 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон) и исходили из того, что доля Нихаенко В.А. перешла к его наследникам со дня открытия наследства, то есть с 30.06.2010; одновременно к ним перешли и все права, вытекающие из обладания долей, в том числе права на участие в управлении делами общества; оспариваемое решение принято только двумя участниками общества - Михаль О.А. и Михалем М.Е., обладающими в совокупности долей в размере 50 процентов в уставном капитале общества, на момент проведения общего собрания этим лицам было известно о смерти Нихаенко В.А.
Учитывая указанные обстоятельства, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о недействительности оспариваемого решения, поскольку оно было принято в отсутствие кворума.
Данный вывод основан на положениях устава общества, пунктом 9.11 которого установлено, что доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан или правопреемникам юридических лиц, являющихся участниками общества. Согласия остальных участников на переход доли к наследникам уставом общества не предусмотрено.
Суд кассационной инстанции не согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций, исходя из того, что до выдачи свидетельств о праве на наследство и государственной регистрации соответствующих изменений в Едином государственном реестре юридических лиц состав участников общества является неопределенным, следовательно, возможность реализации субъективных прав участника общества возникла только после выдачи истцам свидетельств о праве на наследство, что произошло позднее даты проведения собрания. Суд кассационной инстанции указал при этом, что круг лиц, вступивших в права наследования, а также размер причитающихся им долей в уставном капитале общества был определен окончательно лишь 18.03.2011.
Между тем судом кассационной инстанции не учтено следующее.
В силу пункта 4 статьи 1152 Кодекса принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия. Исходя из названной нормы, со дня открытия наследства наследник становится участником общества с ограниченной ответственностью, то есть к нему переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале такого общества, включая право на участие в управлении делами общества с ограниченной ответственностью. Данное последствие не наступает (за исключением права требовать выплаты действительной стоимости доли), если оставшиеся участники воспользовались прямо закрепленным в уставе общества с ограниченной ответственностью правом отказа в переходе прав участника к наследникам..."

Аналогичная судебная практика:
Акты высших судов

Примечание: Приведенное ниже Постановление включено в "Постановления Президиума ВАС РФ по вопросам частного права (на основе публикаций на сайте ВАС РФ в феврале 2012 г.)".

Постановление Президиума ВАС РФ от 20.12.2011 N 10107/11 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
"...1. В силу п. 4 ст. 1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия. Исходя из указанной нормы со дня открытия наследства к наследнику переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, и он приобретает статус участника общества, если уставом прямо не предусмотрено право участников давать согласие на переход доли в уставном капитале такого общества к наследникам участников общества.
2. Положение устава общества с ограниченной ответственностью, предусматривающее принятие новых участников в состав общества по решению его участников, не может быть применено к отношениям, связанным с передачей доли в порядке наследования, когда специальные положения устава о переходе права на долю в уставном капитале к наследникам участников общества не содержат прямого указания на необходимость получения согласия остальных участников общества для такого перехода..."

Постановление Президиума ВАС РФ от 20.12.2011 N 10107/11 по делу N А12-8057/2010
"...Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, в связи с открытием наследства гражданина Ермолаева А.Н. 18.09.2005 его наследница, гражданка Голованова В.Н., получила свидетельство о праве на наследство по закону в виде права собственности на долю в уставном капитале общества в размере 25 процентов.
Свидетельство о праве на наследство выдано нотариусом города Сургута 26.12.2008, в нем указана действительная стоимость доли, определенная на дату открытия наследства, - 2 597 500 рублей. До принятия наследства управление спорной долей не осуществлялось.
Письмом от 24.01.2009 наследница уведомила общество о вступлении в права наследования доли. В ответ общество 05.03.2009 сообщило, что общее собрание участников общества приняло решение от 04.03.2009 об отказе включить наследницу в состав участников и о перечислении действительной стоимости доли в уставном капитале общества на расчетный счет Головановой В.Н.
Суд апелляционной инстанции установил, что в уставе общества, утвержденном в 2002 году, не предусматривалась необходимость получения согласия участников при переходе доли к наследникам в порядке правопреемства. Суд признал недействительной сделку по продаже обществом спорной доли Биушкиной Л.Г. и незаконным отказ общества включить наследника в состав участников и в связи с выбытием имущества помимо воли собственника пришел к выводу о наличии оснований для истребования спорной доли независимо от добросовестности приобретателей.
Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции.
Пункт 1.9 устава общества в редакции, действовавшей на дату открытия наследства, предусматривает принятие новых участников в состав общества по решению его участников. Однако его положения не могут быть применены к отношениям, связанным с передачей доли в порядке наследования, поскольку пункт 6.8 устава о переходе права на долю в уставном капитале к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, не содержит прямого указания на необходимость получения согласия остальных участников общества для такого перехода, как этого требуют Кодекс и Закон.
В силу пункта 4 статьи 1152 Кодекса принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия. Исходя из указанной нормы со дня открытия наследства к наследнику переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, и он приобретает статус участника общества, если уставом прямо не предусмотрено право участников давать согласие на переход доли в уставном капитале такого общества к наследникам участников общества.
С учетом изложенного оспариваемые судебные акты изменению не подлежат..."

Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.08.2011 по делу N А78-2170/2010
"...Гоженко Елена Владимировна обратилась в Арбитражный суд Забайкальского края в интересах несовершеннолетнего Калинина Константина Леонидовича и в своих интересах с уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Профит" (далее ООО "Профит", ОГРН 1027501183885) о признании Гоженко Елены Владимировны участником ООО "Профит" с долей в уставном капитале в размере 13,33% стоимостью 21 200 рублей, признании Калинина Константина Леонидовича участником ООО "Профит" с долей в уставном капитале в размере 13,33% стоимостью 21 200 рублей.
12.03.2002 и 14.03.2003 в учредительный договор и Устав общества были внесены изменения, в соответствии с которыми участниками общества стали Ярош Ирина Михайловна (1/6 доли уставного капитала, стоимостью 26 500 рублей), Путинцев Борис Владимирович (1/6 доли, стоимостью 26 500 рублей) и Калинин Леонид Матвеевич (4/6 доли, стоимостью 106 000 рублей).
20.05.2004 Калинин Леонид Матвеевич умер.
28.06.2005 свидетельство о праве на наследство по закону на обязательную долю в ООО "Профит" получили сын Калинин Павел Леонидович, сын Калинин Иван Леонидович, дочь Калинина Мария Леонидовна.
30.04.2009 Калинин Павел Леонидович, Калинин Иван Леонидович, Калинина Мария Леонидовна уведомили ООО "Профит" о принятии наследства в виде 3/5 доли в уставном капитале ООО "Профит", принадлежащей наследодателю Калинину Леониду Матвеевичу, указав, что в соответствии с пунктом 8.4 устава общества доли переходят к наследникам участников общества без согласия общества и других участников общества.
15.09.2009 участники ООО "Профит": Ярош Ирина Михайловна (размер доли 16,7%), Калинин Павел Леонидович (размер доли 13,3%), Калинин Иван Леонидович (размер доли 13,3%), Калинина Мария Леонидовна (размер доли 13,3%) решением собрания участников общества изменили Устава общества, в соответствии с пунктом 7.13 Устава общества доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан, являвшихся участниками общества, только с согласия остальных участников общества.
Согласно свидетельствам о праве на наследство от 04.02.2010 Калинин Константин Леонидович и Гоженко Е.В. являются наследниками 2/5 доли имущества Калинина Леонида Матвеевича по закону.
Гоженко Е.В. неоднократно обращалась в ООО "Профит" с заявлениями о принятии ее и ее сына в состав участников общества.
01.02.2010 Гоженко Е.В. получила уведомление об отказе в переходе доли в уставном капитале ООО "Профит" наследникам умершего участника в связи с несогласием на это остальных участников.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды исходили из того, что право на наследство после смерти Калинина Леонида Матвеевича у Гоженко Е.В. и Калинина Константина Леонидовича возникло на основании свидетельств о праве на наследство по закону от 04.02.2010, на данный момент Устав общества предусматривал возможность перехода доли к наследникам с согласия остальных участников общества, которые не дали такого согласия.
Выводы судов о том, что переход доли в уставном капитале общества умершего участника общества к его наследникам связан с получением свидетельства о праве на наследство, не основаны на требованиях законодательства.
Гражданское и корпоративное законодательство не предусматривают зависимости момента принятия наследства и возникновения прав участника от факта выдачи свидетельства о праве на наследство. Законодательством не предусмотрена обязанность наследников по получению указанных свидетельств, получение свидетельства является правом, а не обязанностью наследника.
Право собственности на имущество наследодателя становится принадлежащим наследникам не в силу свидетельства о праве на наследство, а в силу наследственного правопреемства. Свидетельство о праве на наследство удостоверяет юридическое основание, определяющее переход к наследнику права собственности, других прав и обязанностей, принадлежавших наследодателю при его жизни. Поэтому правообразующее значение имеет наследование как основание правопреемства, но не свидетельство о праве на наследство, подтверждающее это основание.
Судами установлено, что Калинин Леонид Матвеевич умер 20.05.2004, этот день является днем открытия наследства.
Наследниками одной очереди являются Гоженко Е.В. (иждивенец), Калинин Константин Леонидович (сын), Калинин Иван Леонидович (сын), Калинин Павел Леонидович (сын), Калинина Мария Леонидовна (дочь).
К названным лицам наследство перешло в один и тот же момент, и они обладают равными правами в отношении наследства.
На момент перехода наследства к наследникам, в том числе к истцам, Устав ООО "Профит" не содержал условие о переходе доли к наследникам при наличии согласия остальных участников общества.
Более того, поскольку наследники обладают равными правами в отношении наследства, наследники одной очереди (Калинин Иван Леонидович, Калинин Павел Леонидович, Калинина Мария Леонидовна) не могли изменить условия перехода наследства (доли в уставном капитале общества) других наследников этой же очереди (Гоженко Е.В., Калинин Константин Леонидович).
В связи с изложенным, суд кассационной инстанции находит выводы судов о возникновении у Гоженко Е.В. и Калинина Константина Леонидовича права на наследство с 04.02.2010, сделанными с нарушением норм материального права, статей 1110, 1113, 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В силу пункта 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации наследство принадлежит Гоженко Е.В. и Калинину Константину Леонидовичу со дня открытия наследства - 20.05.2004.
Устав ООО "Профит" в редакции, действовавшей на 20.05.2004, не устанавливал необходимость получения согласия других участников общества для перехода доли в обществе в порядке наследства.
Доля Калинина Леонида Матвеевича в ООО "Профит" составляла 4/6, стоимостью 106 000 рублей, или 66,6%. Данное имущество унаследовали пять наследников в равных долях. Следовательно, требования истцов о признании Гоженко Е.В. участником ООО "Профит" с долей в уставном капитале в размере 13,33% стоимостью 21 200 рублей и о признании Калинина Константина Леонидовича участником ООО "Профит" с долей в уставном капитале в размере 13,33% стоимостью 21 200 рублей, что составляет по одной пятой от наследуемого имущества, подлежат удовлетворению..."

Дальневосточный округ

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 25.06.2013 N Ф03-2508/2013 по делу N А73-11527/2012
"...Как следует из материалов дела и установлено судами, ООО "ИРМ" зарегистрировано администрацией Центрального района г. Хабаровска 23.11.1998. По состоянию на 24.06.2008 участниками общества являлись Моор Павел Александрович, Моор Роман Павлович, Моор Татьяна Владимировна с равными долями в уставном капитале общества - по 33,33% доли номинальной стоимостью 683 руб. 33 коп. у каждого.
11.12.2009 внеочередным собранием участников ООО "ИРМ" приняты решения об утверждении устава общества в новой редакции в целях приведения устава в соответствие с положениями ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", о распределении доли общества в уставном капитале номинальной стоимостью 1 копейка в пользу Моор Т.В., о регистрации устава ООО "ИРМ" в новой редакции и внесении новых сведений в ЕГРЮЛ.
02.02.2010 участник общества "ИРМ" Моор П.А. умер.
Согласно пункту 5.8 устава ООО "ИРМ" в редакции от 11.12.2009 доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан, являвшихся участниками общества, независимо от согласия общества или его участников.
В силу пункта 4 статьи 1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия. Наследство открывается со смертью гражданина (статья 1133 ГК РФ).
Исходя из пункта 4 статьи 1152 ГК РФ, со дня открытия наследства наследник становится участником общества с ограниченной ответственностью, то есть к нему переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале такого общества, включая право на участие в управлении делами общества с ограниченной ответственностью. Данное последствие не наступает (за исключением права требовать выплаты действительной стоимости доли), если оставшиеся участники воспользовались прямо закрепленным в уставе общества с ограниченной ответственностью правом отказа в переходе прав участника к наследникам (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27.03.2012 N 12653/11).
Судами установлено, что действующим на момент смерти Моор П.А. уставом ООО "ИРМ" не предусмотрено право участников данного общества отказать в переходе прав участника к наследникам. Доказательства того, что оставшиеся участники общества Моор Р.П. и Моор Т.В. возражали против перехода к Моор П.П. и Моор А.П. прав участников общества после смерти наследодателя, в деле не имеется.
При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции и апелляционного суда о том, что наследники Моор Павла Александровича - Моор Павел Павлович и Моор Анатолий Павлович обладают статусом участников ООО "ИРМ" с 02.02.2010, то есть со дня открытия наследства, соответствует имеющимся в деле доказательствам, нормам материального права, а также правовой позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 27.03.2012 N 12653/11..."

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 27.03.2012 N Ф03-509/2012 по делу N А73-1640/2011
"...Участники общества с ограниченной ответственностью "ИРМ" Моор Роман Павлович, Моор Павел Павлович, Моор Анатолий Павлович обратились в Арбитражный суд Хабаровского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью "ИРМ" (далее - ООО "ИРМ", общество, ОГРН 1022700926038, адрес (место нахождения): 680000, Хабаровский край, г. Хабаровск, ул. Фрунзе, 48 "Б") о признании не имеющими юридической силы решений общего собрания участников ООО "ИРМ", оформленных протоколом от 11.12.2009 N 2; недействительными Устава ООО "ИРМ" в редакции от 11.12.2009, зарегистрированной 23.12.2009, в части главы 8 "Управление обществом" (п. п. 8.1 - 8.19) и изменений, внесенных 23.12.2009 в Единый государственный реестр юридических лиц в части указанной главы Устава (с учетом уточнений в порядке статьи 49 АПК РФ).
Исследуя вопрос о наличии у Моор А.П., Моор П.П. материального права на иск, апелляционный суд указал, что приобретение со дня открытия наследства имущественного права на долю не является основанием для одновременного возникновения у наследников прав участников общества.
Поскольку доказательств регистрации данных лиц в качестве участников общества в установленном законом порядке не представлено, апелляционный суд счел, что у Моор П.П., Моор А.П. отсутствует право обжалования решения собрания участников ООО "ИРМ".
Между тем апелляционным судом не учтено, что в силу пункта 4 статьи 1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия. Исходя из указанной нормы со дня открытия наследства к наследнику переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, и он приобретает статус участника общества, если уставом прямо не предусмотрено право участников давать согласие на переход доли в уставном капитале такого общества к наследникам участников общества.
Положениями Устава общества предусмотрена возможность перехода доли в уставном капитале общества к наследникам граждан, являвшихся участниками общества, независимо от согласия общества или его участников (5.8 Устава).
Следовательно, в данном случае Моор А.П., Моор П.П. приобрели статус участников общества со дня открытия наследства (02.02.2010).
При такой ситуации суд кассационной инстанции находит выводы апелляционного суда об отсутствии у данных лиц права на обжалование решений собрания участников ООО "ИРМ" от 11.12.2009 несостоятельными..."

Примечание: Позиция, отраженная в Постановлении, получила подтверждение в Определении ВАС РФ от 18.09.2012 N ВАС-8702/12 по делу N А59-4714/2010.

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 13.03.2012 N Ф03-6601/2011 по делу N А59-4714/2010
"...В связи со смертью 22.06.2009 Е.В. Баева и открытием наследства его наследники Р.Е. Баев, Ю.Е. Баев, Е.Е. Баев 25.12.2009 получили свидетельства о праве на наследство по закону в виде права собственности на 1/5 доли в уставном капитале общества каждый (что составляет по 12% уставного капитала), Д.В. Баев - 2/5 доли (24%).
В дальнейшем доли, принадлежащие Р.Е. Баеву, Ю.Е. Баеву, Е.Е. Баеву (всего 36%), перешли к ООО "Союзокеан" с выплатой указанным лицам их действительной стоимости.
27.04.2010 и 26.05.2010 проведены общие собрания участников ООО "Союзокеан", на которых приняты решения о продаже 36% долей в уставном капитале общества А.И. Пьянову, М.С. Войтенко и Д.В. Виноградову по 12%, соответственно.
Д.В. Баев, ссылаясь на то, что на момент проведения общих собраний он являлся участником общества с долей в размере 24%, между тем, об их проведении не извещался и участия в них не принимал, что нарушило его права и законные интересы, обратился в арбитражный суд с настоящими требованиями.
Исходя из положений пункта 6 статьи 93 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), пункта 7 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ (в редакции, действовавшей на день открытия наследства), доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли к наследникам граждан допускается только с согласия остальных участников общества.
В силу пункта 4 статьи 1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия.
С учетом приведенных норм права со дня открытия наследства к наследнику переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, и он приобретает статус участника общества, включая право на участие в управлении делами общества, если уставом прямо не предусмотрено право участников давать согласие на переход доли в уставном капитале такого общества к наследникам участников общества (аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2011 N 10107/11).
При рассмотрении настоящего спора судом первой инстанции установлено, что наследство Е.В. Баева открыто в связи с его смертью 22.06.2009.
Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Сахалинской области от 16.07.2010 по делу N А59-1043/2010 установлено, что статья 32 устава общества в редакции от 28.03.2009 предусматривала, что доли в уставном капитале ООО "Союзокеан" переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества. При этом устав в данной редакции не предусматривал необходимость получения согласия остальных участников общества в случае перехода доли в уставном капитале к наследникам граждан.
Таким образом, Д.В. Баев, являясь на момент проведения оспариваемых собраний обладателем имущественных прав наследодателя в силу открытия наследства, вправе был принять в них участие. Однако в нарушение установленного законом порядка созыва и проведения общего собрания участников он не был извещен о проведении этих собраний, в результате чего было нарушено его право на участие в управлении делами хозяйственного общества..."

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 28.02.2010 N КГ-А40/404-11П;2 по делу N А40-44027/08-81-431
"...В силу пункта 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации наследник, принявший наследство, становится собственником имущества, носителем имущественных прав и обязанностей со дня открытия наследства независимо ни от времени, ни от способа его принятия.
Разрешая спор суд, с учетом положений вышеназванных норм права, правомерно пришел к выводу о возникновении у истца права на долю в уставном капитале общества со дня открытия наследства, а именно 03 июля 2007 года и независимо от времени его фактического принятия и момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество. Следовательно, на момент принятия решения от 12 ноября 2007 года Калинина Н.С. уже являлась полноправным участником общества.
Суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов, как соответствующими действующему законодательству и установленным по делу обстоятельствам..."

Поволжский округ

Постановление ФАС Поволжского округа от 06.07.2011 по делу N А55-21523/2010
"...В кассационной жалобе заявитель - ООО "Приволжский ПЖРТ" - просит решение и постановление отменить, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области.
При этом заявитель ссылается на то, что на момент проведения собрания сведения о Белоглазовой Л.Г. как участнике общества в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) отсутствовали, в связи с чем у общества не было оснований для ее уведомления о проведении общего собрания. В связи с отсутствием у Белоглазовой Л.Г. статуса участника общества права ее при проведении собрания 17.08.2010 не были нарушены.
Проверив законность решения и постановления в соответствии со статьями 274, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы.
Как видно из материалов дела, Белоглазова Л.Г. после смерти своего мужа Белоглазова Николая Федоровича унаследовала принадлежащую ему долю в уставном капитале ООО "Приволжский ПЖРТ" в размере 13,16%.
В силу пунктов 1, 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 7.7 устава ООО "Приволжский ПЖРТ" доля перешла к Белоглазовой Л.Г. со дня открытия наследства, то есть с 23.10.2007, поскольку согласие остальных участников общества на переход доли не требовалось. Одновременно к Белоглазовой Л.Г. перешли и все права, вытекающие из обладания долей, в том числе права на управление делами общества. Данное обстоятельство установлено постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 07.12.2009 по делу N А55-2789/2008, подтверждено Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.05.2010, по тому же делу, и в силу пункта 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит доказыванию по настоящему делу..."

Северо-Западный округ

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.05.2013 по делу N А56-24767/2011
"...Как следует из материалов дела, Общество, являющееся правопреемником индивидуального частного предприятия "Фирма "Ставер", создано 18.02.1998, о чем 11.02.2003 внесена запись в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - Реестр; том дела 1, листы 91,106,108).
Единственный участник Общества Верминский С.А. 13.06.2006 принял решение о дарении Верминской М.В. доли в уставном капитале в размере 1/2 (том дела 2, лист 181). Согласно редакции устава Общества, утвержденной решением общего собрания от 14.06.2006, участниками Общества являлись Верминский Станислав Александрович и Верминская Марина Владиславовна, которым принадлежали доли в размере 50% уставного капитала номинальной стоимостью 5000 руб. каждая (том дела 2, лист 124).
Верминский С.А. 09.08.2010 скончался.
Совершеннолетняя дочь Верминского С.А. Верминская Анна Станиславовна обратилась к нотариусу нотариального округа Санкт-Петербурга Остапенко Е.К. с заявлением от 27.08.2010 о принятии наследства по закону, а также с заявлением от 06.09.2012 об учреждении доверительного управления наследуемой долей в уставном капитале Общества и назначении доверительным управляющим Верминской М.В. (том дела 1, листы 78, 89).
Маркина Г.Г., временно исполнявшая обязанности нотариуса Остапенко Е.К., и Верминская М.В. 06.09.2012 заключили договор доверительного управления имуществом на срок с 06.09.2010 по 06.02.2011. По условиям договора доверительный управляющий обязался осуществлять управление наследуемой долей в размере 50% в уставном капитале Общества в интересах наследника Верминской Анны Станиславовны и иных наследников, которые могут заявить о своих правах на наследство (том дела 1, лист 110).
Решением общего собрания участников от 07.09.2010 N 1 досрочно прекращены полномочия директора Общества Верминского С.А. в связи с его смертью и на должность директора, являющегося единоличным исполнительным органом Общества, избрана Верминская М.В. Собрание проведено с участием одного лица - Верминской М.В., проголосовавшей за принятие решения в качестве участника Общества (50% голосов) и доверительного управляющего (50% голосов - том дела 2, лист 147).
Бывшая жена (вдова) Верминского С.А. Могучая Ю.С., действуя в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери Верминской Александры Станиславовны, 26.02.2003 года рождения, 28.09.2010 обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства Верминского С.А. (том дела 1, лист 79).
Внеочередным общим собранием участников Общества 25.10.2010 решено принять и осуществить регистрацию новой редакции устава в целях приведения его в соответствие с требованиями Федерального закона от 30.12.2008 N 312-ФЗ (далее - Закон N 312-ФЗ). Собрание проведено единолично Верминской М.В., проголосовавшей за принятие решения в качестве участника Общества (50% голосов) и доверительного управляющего (50% голосов). Решение оформлено протоколом N 10 (том дела 2, лист 156).
Верминской М.В. 25.01.2011 проведено внеочередное общее собрание участников Общества, решением которого принята новая редакция устава Общества в целях приведения его в соответствие с положениями Закона N 312-ФЗ. В собрании приняло участие одно лицо - Верминская М.В., проголосовавшая за принятие решения в качестве участника Общества (50% голосов) и доверительного управляющего (50% голосов). Решение оформлено протоколом N 11 (том дела 2, лист 182).
Нотариусом 13.02.2011 выданы свидетельства о праве на наследство по закону, согласно которым наследниками принадлежавшей Верминскому С.А. доли признаны его дочери - Верминская Ан. С. и Верминская Ал. С., а также супруга - Могучая Ю.С. - 1/3 доле каждая (том дела 1, листы 116,117).
Общим собранием участников от 29.03.2011 принято решение об утверждении годового отчета о хозяйственно-финансовой деятельности Общества и предоставлении Верминской М.В. права на заключение договора купли-продажи помещения ООО "ИЧП фирма "Ставер", расположенного по адресу: Потемкинская ул., д. 7/83 (ул. Чайковского, д. 83/7), лит. "А", пом. 6-Н (том дела 1, листы 42-45).
В собрании участвовали Верминская М.В., представитель Верминской Ан. С. - Царев С.А. и Могучая Ю.С., действовавшая в своих интересах и в качестве законного представителя несовершеннолетней Верминской Ал. С. Могучая Ю.С. голосовала против принятия решения по обоим вопросам.
Могучая Ю.С. обратилась в суд с настоящим иском, ссылаясь на то, что вследствие злоупотребления правами доверительного управляющего, действовавшего в своих интересах, а не в интересах выгодоприобретателей, при принятии решений от 25.01.2011 и 29.03.2011 были существенно нарушены принадлежащие ей и ее дочери права и законные интересы участников общества.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) для приобретения наследства наследник должен его принять.
Одним из способов принятия наследства является подача по месту открытия наследства нотариусу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство (пункт 1 статьи 1153 ГК РФ).
Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации (пункт 4 статьи 1152 ГК РФ).
Согласно правовой позиции, сформулированной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 20.12.2011 N 10107/11, со дня открытия наследства к наследнику переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, и он приобретает статус участника общества, если уставом прямо не предусмотрено право участников давать согласие на переход доли в уставном капитале такого общества к наследникам участников общества.
В данном случае уставом Общества такое право не предусмотрено..."

Северо-Кавказский округ

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.06.2012 по делу N А20-1994/2011
"...В соответствии со статьей 113 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) наследство открывается со смертью гражданина.
В силу пункта 4 статьи 1152 Кодекса принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия.
Таким образом, дня открытия наследства наследник становится участником общества, то есть к нему переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале общества, включая право на участие в управлении делами общества.
Довод заявителя жалобы о том, что Хацукова Л.А. приобрела статус участника с момента вступление в права наследника (18.01.2010), что исключает нарушение ее законных интересов, ошибочен, поскольку противоречит пункту 4 статьи 1152 Кодекса. Доля Хацукова К.Х. перешла к его наследнице - Хацуковой Л.А. со дня открытия наследства, одновременно к ней перешли и все права, вытекающие из обладания долей, в том числе права на участие в управлении делами общества..."

Позиция 2. Наследник доли приобретает статус участника общества с момента внесения сведений о нем в ЕГРЮЛ.

Суд исходит из того, что наследник приобретает статус участника общества с момента внесения сведений о нем в ЕГРЮЛ в случае, если такие сведения внесены на основании решения суда, учитывая, что в уставе общества не предусмотрено получение согласия остальных участников для перехода доли к наследнику.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.11.2010 по делу N А39-765/2010
"...В соответствии с пунктом 8 статьи 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, если иное не предусмотрено уставом общества с ограниченной ответственностью.
Согласно пункту 4 статьи 1152 Гражданского кодекса принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.
Таким образом, доля умершего участника в уставном капитале общества признается принадлежащей наследникам, принявшим наследство, с момента открытия наследства.
Вместе с тем до выдачи свидетельства о праве на наследство и государственной регистрации соответствующих изменений в Едином государственном реестре юридических лиц состав участников общества является неопределенным, следовательно, возможность реализации субъективного права на преимущественное право покупки доли в уставном капитале возникает по наступлении названных обстоятельств.
Из материалов дела следует, что право собственности Борисова А.А. зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц только 18.02.2010, сведения о нем, как об участнике, внесены Обществом в данный реестр на основании решения суда.
При указанных обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии у Борисова А.А. права на преимущественное право покупки доли в уставном капитале ООО "Тонус-Экстра" на момент совершения оспариваемой сделки (04.09.2006), что является основанием для отказа истцу в удовлетворении заявленных требований..."

Позиция 3. Наследник доли приобретает статус участника общества после получения свидетельств о праве собственности на половину общей совместной собственности и о праве на наследство и после письменного уведомления общества с приложением доказательств о своих правах на супружескую долю (за исключением случаев, если устав общества требует согласия других участников на вступление в состав участников).

Суд исходит из того, что из системного толкования положений пункта 6 статьи 21 Закона об ООО в их взаимосвязи с иными статьями названного Закона следует, что права и обязанности участника общества возникают с момента уведомления общества о праве собственности на долю в уставном капитале общества. При этом Закон требует соблюдения письменной формы уведомления общества о состоявшемся переходе доли (части доли) в уставном капитале общества с представлением доказательств прав собственности на долю (часть доли). Таким образом, наследник приобретает статус участника с момента письменного уведомления (с приложением доказательств) общества о своих правах на супружескую долю.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30.09.2010 по делу N А66-13018/2009
"...В соответствии со статьей 34 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК РФ) имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.
При этом к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся в том числе приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.
Согласно свидетельству о праве собственности от 24.10.2008 Колпаковой С.Н. принадлежит одна вторая доли в праве на общее совместное имущество супругов, приобретенное ими в течение брака, а именно: 0,5 доли, равной 33% уставного капитала Общества (далее - супружеская доля).
Нормы статей 34 и 35 СК РФ устанавливают лишь состав объектов общей совместной собственности супругов и его правовой режим. Порядок вступления в состав участников общества регулируется не данным нормативным актом, а нормами корпоративного законодательства.
Переход доли (части доли) участника общества в уставном капитале общества к другим участникам общества и третьим лицам регулируется статьей 21 Закона об ООО.
Из материалов дела следует, что Колпакова С.Н. является наследницей по закону умершего участника Общества. Получив свидетельство о праве собственности на половину общей совместной собственности супругов, Колпакова С.Н. приобрела право собственности на часть доли умершего супруга в уставном капитале Общества. При этом согласия остальных участников Общества на переход супружеской доли умершего Колпакова С.Д. к его вдове не требовалось.
Таким образом, вывод апелляционного суда о том, что Колпакова С.Н. приобретет права участника Общества только после получения согласия остальных участников Общества, противоречит положениям статьи 21 Закона об ООО и пункту 7.27 устава Общества.
Однако суд кассационной инстанции считает, что пережившие супруг или супруга участника общества с ограниченной ответственностью, получившие свидетельства о праве собственности на половину общей совместной собственности супругов и о праве на наследство на часть остального имущества, не становятся автоматически участниками общества, даже если устав общества не требует согласия остальных участников общества на переход доли.
Из системного толкования положений пункта 6 статьи 21 Закона об ООО в их взаимосвязи с иными статьями названного Закона следует, что права и обязанности участника общества возникают с момента уведомления общества о праве собственности на долю в уставном капитале общества. При этом Закон требует соблюдения письменной формы уведомления Общества о состоявшемся переходе доли (части доли) в уставном капитале общества с представлением доказательств прав собственности на долю (часть доли).
Таким образом, Колпакова С.Н. приобретает статус участника с момента письменного уведомления (с приложением доказательств) Общества о своих правах на супружескую долю.
Из материалов дела следует, что Колпакова С.Н. уведомляла Общество о том, что она стала его участником (том дела 1, листы 67, 68). Однако судами не дана оценка имеющимся в деле доказательствам уведомления Общества.
Следовательно, вывод судов об отсутствии у Колпаковой С.Н. статуса участника Общества недостаточно обоснован.
При таких обстоятельствах судебные акты подлежат отмене, а дело направляется в суд первой инстанции..."

2.2. Вывод из судебной практики: Доля умершего участника общества переходит к наследникам со дня открытия наследства, если устав общества содержит положение о том, что доля умершего участника переходит к его наследникам только с согласия участников, и такое согласие было получено после смерти участника.

Судебная практика:

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 05.03.2012 N Ф03-96/2012 по делу N А73-14693/2010
"...Как следует из материалов дела и установлено арбитражными судами, 16.08.2007 ООО "СМУ-78" зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц с уставным капиталом 10 000 руб. Согласно уставу общества, утвержденному общим собранием участников от 08.08.2007 участниками общества с равными долями в уставном капитале по 50 процентов, номинальной стоимостью 5 000 руб., являлись - Новиков Виктор Иванович и Каганович О.И.
Новиков В.И. умер 16.11.2009, что подтверждается свидетельством о смерти от 18.11.2009 N 740412.
Новикова Ю.В. обратилась к Кагановичу О.И. с просьбой, изложенной в письме от 20.11.2009, о даче согласия на переход доли умершего наследодателя Новикова В.И. к наследникам первой очереди по закону. Данное письмо получено Кагановичем 15.12.2009, что подтверждается его подписью на указанном письме.
В адрес наследников первой очереди по закону, в том числе истца, 01.12.2009 Кагановичем О.И. направлено письмо, в котором он выражает согласие на переход к ним доли Новикова В.И. в размере 50 процентов уставного капитала общества.
Пунктом 6.11 устава общества (действовавшего на дату принятия оспариваемых решений) предусмотрено, что доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, с согласия остальных участников общества.
01.12.2009 Кагановичем О.И. в ответ на письменное обращение Новиковой Ю.В., было дано согласие на переход доли Новикова В.И. в размере 50 процентов уставного капитала к наследникам первой очереди по закону.
18.01.2010 Новикова Ю.В. обратилась к нотариусу города Хабаровска с заявлением о принятии наследства Новикова В.И., а иные наследники заявили отказ от наследства в пользу Новиковой Ю.В.
В соответствии со статьей 113 Гражданского кодекса Российской Федерации наследство открывается со смертью гражданина.
В силу пункта 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия.
Исходя из указанной нормы, со дня открытия наследства наследник становится участником общества, то есть к нему переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале общества, включая право на участие в управлении делами общества.
Таким образом, доля умершего участника общества Новикова В.И. перешла к его наследнику - Новиковой Ю.В. со дня открытия наследства, то есть с 16.11.2009, одновременно к ней перешли и все права, вытекающие из обладания долей, в том числе, права на участие в управлении делами общества..."

2.3. Вывод из судебной практики: До выдачи свидетельства о праве на наследство и государственной регистрации соответствующих изменений в Едином государственном реестре юридических лиц состав участников общества является неопределенным, следовательно, возможность реализации субъективного права на преимущественное право покупки доли в уставном капитале возникает по наступлении названных обстоятельств.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.11.2010 по делу N А39-765/2010
"...Вместе с тем до выдачи свидетельства о праве на наследство и государственной регистрации соответствующих изменений в Едином государственном реестре юридических лиц состав участников общества является неопределенным, следовательно, возможность реализации субъективного права на преимущественное право покупки доли в уставном капитале возникает по наступлении названных обстоятельств..."

Аналогичная судебная практика:
Волго-Вятский округ

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 01.10.2010 по делу N А39-798/2010
"...В соответствии с пунктом 7 статьи 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, если иное не предусмотрено уставом общества с ограниченной ответственностью. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли в уставном капитале общества к наследникам допускается только с согласия остальных участников общества.
Уставом Общества не предусмотрена необходимость получения согласия участников для перехода доли в уставном капитале наследнику.
Из смысла пункта 6 статьи 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью следует, что право на участие в управлении делами общества, если необходимость получения согласия участников отсутствует, возникает с момента уведомления общества о получении свидетельства о праве на наследство.
В материалах дела отсутствуют доказательства уведомления Общества со стороны Борисова А.А. о получении свидетельства о праве на наследство. Вместе с тем сведения о нем, как об участнике, внесены Обществом в Единый государственный реестр юридических лиц на основании решения суда.
Таким образом, Борисов А.А. стал участником Общества с момента внесения сведений в Единый государственный реестр юридических лиц - 18.02.2010..."

2.4. Вывод из судебной практики: Положение общества, предусматривающее принятие новых участников в состав общества только по решению его участников, не применяется к отношениям, связанным с наследованием доли, если специальные положения устава о переходе права на долю к наследникам не содержат прямого указания на необходимость получения согласия остальных участников общества на такой переход.

Судебная практика:

Примечание: Приведенное ниже Постановление включено в "Постановления Президиума ВАС РФ по вопросам частного права (на основе публикаций на сайте ВАС РФ в феврале 2012 г.)".

Постановление Президиума ВАС РФ от 20.12.2011 N 10107/11 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
"...1. В силу п. 4 ст. 1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия. Исходя из указанной нормы со дня открытия наследства к наследнику переходят все права, удостоверяемые долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, и он приобретает статус участника общества, если уставом прямо не предусмотрено право участников давать согласие на переход доли в уставном капитале такого общества к наследникам участников общества.
2. Положение устава общества с ограниченной ответственностью, предусматривающее принятие новых участников в состав общества по решению его участников, не может быть применено к отношениям, связанным с передачей доли в порядке наследования, когда специальные положения устава о переходе права на долю в уставном капитале к наследникам участников общества не содержат прямого указания на необходимость получения согласия остальных участников общества для такого перехода..."

3. Порядок выражения согласия (отказа) на принятие в ООО наследника доли и последствия отказа

Основные применимые нормы:
- п. 8, 10 ст. 21, п. 2, 7, 8 ст. 23 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью);
- п. 2 ст. 1163, ст. 1176 Гражданского Кодекса РФ (далее - ГК РФ).

В соответствии с п. 8 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли в уставном капитале ООО к наследникам лиц, являвшихся участниками ООО, допускается только с согласия остальных участников общества.
Условия, при которых согласие на переход доли к наследнику считается полученным, определены в п. 10 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.
Если хотя бы один из участников общества отказывается дать согласие на переход доли к наследнику, доля переходит к обществу.
По общему правилу общество обязано выплатить наследнику действительную стоимость доли или выдать в натуре имущество такой же стоимости в течение года со дня перехода доли к обществу, если меньший срок не предусмотрен Законом об обществах с ограниченной ответственностью или уставом (п. 8 ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).
Между тем Законом об обществах с ограниченной ответственностью не установлено, в течение какого срока участники общества могут отказать наследнику в принятии его в ООО, а также в течение какого времени в случае такого отказа общество обязано выплатить ему действительную стоимость доли.

3.1. Вывод из судебной практики: Участники общества не могут выразить отказ от принятия наследника доли в ООО до истечения шестимесячного срока, установленного для вступления в права наследования, и (или) предъявления свидетельства о праве на наследство.

Суды исходят из того, что до предъявления свидетельства о праве на наследство наследник не может предъявить доказательств наличия у него права на долю в ООО. Соответственно, перед участниками не может быть поставлен вопрос о даче согласия на переход доли к наследнику при отсутствии доказательств того, что лицо является наследником.
По общему правилу свидетельство о праве на наследство выдается по истечении шести месяцев со дня открытия наследства. При этом необходимо учитывать, что если имеются достоверные данные о том, что иных наследников, кроме обратившихся за выдачей свидетельства, нет, свидетельство о праве на наследство может быть выдано до истечения шестимесячного срока.

Судебная практика:

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа "Рекомендации Научно-консультативного совета по вопросам применения норм корпоративного законодательства и норм законодательства о несостоятельности (банкротстве)" (утв. президиумом Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26.04.2010)
"...Вопрос 6: Могут ли участники общества выразить свой отказ от принятия в общество наследников, если не истек шестимесячный срок для вступления в права наследования (пункт 8 статьи 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью)?
Рекомендации: Согласно статье 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства. По общему правилу именно в этот срок нотариусом определяется круг наследников и состав наследственного имущества.
Статьей 1176 ГК РФ установлено, что, если в соответствии с настоящим Кодексом, другими законами или учредительными документами хозяйственного товарищества или общества либо производственного кооператива для вступления наследника в хозяйственное товарищество или производственный кооператив либо для перехода к наследнику доли в уставном капитале хозяйственного общества требуется согласие остальных участников товарищества или общества либо членов кооператива и в таком согласии наследнику отказано, он вправе получить от хозяйственного товарищества или общества либо производственного кооператива действительную стоимость унаследованной доли (пая) либо соответствующую ей часть имущества в порядке, предусмотренном применительно к указанному случаю правилами настоящего Кодекса, других законов или учредительными документами соответствующего юридического лица.
До предъявления свидетельства о праве на наследство постановка перед участниками общества вопроса о переходе к наследнику доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью неправомерна, потому что наследником не будет представлено доказательств наследственного правопреемства. В свидетельстве о праве на наследство фиксируется то, что он является наследником доли определенного размера. На основании этого документа он приобретает статус наследника. Согласие участников общества требуется только для перехода доли к наследнику, т.е. фактически для вступления наследника в общество. Только после получения такого согласия наследник вправе осуществлять права и нести обязанности участника общества. Однако отсутствие согласия не может ограничивать его наследственную правоспособность, т.е. право наследовать имущество, а именно получить от общества стоимость унаследованной доли либо соответствующую ей часть имущества.
Таким образом, поскольку отказ в принятии наследников в общество связан с обязанностью выплаты действительной стоимости наследуемой доли, вопрос о даче согласия о переходе доли к наследникам может быть рассмотрен только после истечения шестимесячного срока на принятие наследства и определения круга наследников и причитающихся им долей.
При этом следует учитывать, что в соответствии с пунктом 2 статьи 1163 ГК РФ при наследовании как по закону, так и по завещанию свидетельство о праве на наследство может быть выдано до истечения шести месяцев со дня открытия наследства, если имеются достоверные данные о том, что кроме лиц, обратившихся за выдачей свидетельства, иных наследников, имеющих право на наследство или его соответствующую часть, не имеется..."

3.2. Вывод из судебной практики: Отсутствие письменного отказа участника в согласии на переход доли в уставном капитале общества к наследникам не может признаваться согласием на принятие наследников в общество, если обращение наследников за таким согласием не было получено участником и решение общего собрания по вопросу принятия наследников в состав участников общества признано недействительным по иску указанного участника.

Судебная практика:

Примечание: Позиция, отраженная в Постановлении, получила подтверждение в Определении ВАС РФ от 28.09.2012 N ВАС-12060/12 по делу N А07-11866/2011.

Постановление ФАС Уральского округа от 26.06.2012 N Ф09-4525/12 по делу N А07-11866/2011
"...Как следует из материалов дела, общество "Природа" зарегистрировано в качестве юридического лица 19.07.2004. На момент создания общества его участниками являлись Рахимов Ш.С., Сотников А.М., Карабанов Ю.Р., обладающие каждый по 1/3 доли в уставном капитале общества.
02.07.2008 Рахимов Ш.С. умер.
Согласно свидетельствам о праве на наследство по закону от 08.05.2009 наследниками Рахимова Ш.С. в отношении принадлежавшей ему 1/3 доли в уставном капитале общества "Природа" являются Рахимова А.Ш., Рахимова И.А., Рахимова К.Ш., Рахимова Р.А., Рахимов А.Ш.
На общем собрании участников общества "Природа", состоявшемся 19.06.2009, приняты решения о включении в состав участников общества вышеназванных лиц, внесении соответствующих изменений в учредительные документы юридического лица.
Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.05.2010 по делу N А07-26311/2009 решения общего собрания участников общества "Природа" от 19.06.2009 признаны недействительными по иску Сотникова А.М. в связи с тем, что он не принимал участие в собрании, не был надлежащим образом извещен о времени и месте его проведения, его подпись в строе "секретарь собрания" в протоколе выполнена на Сотниковым А.М., а другим лицом с подражанием подписи Сотникова А.М. При этом судом отказано в удовлетворении требований истца об аннулировании записи о государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, связанных с внесением изменений в учредительные документы, касающихся изменения состава участников общества.
В силу п. 7, 8 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан, являвшихся участниками общества. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли в уставном капитале общества к наследникам допускается только с согласия остальных участников общества.
В случае, если уставом общества предусмотрена необходимость получить согласие участников общества на переход доли к наследникам, такое согласие считается полученным, если в течение тридцати дней с момента обращения к участникам общества или в течение иного определенного уставом общества срока получено письменное согласие всех участников общества или не получено письменного отказа в согласии ни от одного из участников общества.
Пунктом 7.3 устава общества "Природа" предусмотрено, что доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан, являвшихся участниками общества, только с согласия остальных участников общества. Наследники для вхождения в состав участников общества должны получить согласие участников общества. Такое согласие считается полученным, если в течение тридцати дней с момента обращения к участникам общества получено письменное согласие всех участников общества или не получено письменного отказа в согласии ни от одного из участников общества.
Судом апелляционной инстанции установлено и материалами дела подтверждено, что участник общества Карабанов Ю.Р. дал согласие на вхождение наследников Рахимова Ш.С. в общество "Природа". Обращения в адрес второго участника общества Сотникова А.М. направлены наследниками 19.05.2009 (копии почтовых квитанций с описью вложения), однако им не получены (распечатки с сайта "Почта России", копии конвертов).
В то же время 19.06.2009 проводится общее собрание участников общества "Природа" по вопросу о вхождении в состав участников общества наследников Рахимова Ш.С., впоследствии признанное недействительным решением арбитражного суда от 25.05.2010 по делу N А07-26311/2009.
При таких обстоятельствах апелляционный суд пришел к верному выводу о том, что отсутствие со стороны Сотникова А.М. письменного отказа в согласии на переход доли в уставном капитале общества к наследникам Рахимова Ш.С. нельзя расценить как согласие данного участника..."

3.3. Вывод из судебной практики: Если участники общества отказывают в принятии наследника в ООО, наследнику должна быть выплачена действительная стоимость доли в течение трех месяцев с момента перехода доли к обществу, если иной срок не установлен уставом общества.

Судебная практика:

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа "Рекомендации Научно-консультативного совета по вопросам применения норм корпоративного законодательства и норм законодательства о несостоятельности (банкротстве)" (утв. президиумом Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26.04.2010)
"...Вопрос 19: В какой срок должна быть выплачена действительная стоимость доли умершего участника общества наследникам, которым в порядке пункта 5 статьи 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью отказано в переводе доли умершего участника?
Вправе ли суд установить иной срок выплаты доли умершего участника?
Рекомендации: Законом об обществах с ограниченной ответственностью не предусмотрен срок выплаты действительной стоимости доли умершего участника общества наследникам, которым в порядке пункта 5 статьи 23 указанного Закона отказано в переводе доли умершего участника общества.
Поэтому в данном случае следует применить трехмесячный срок, установленный пунктом 2 статьи 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, если иной срок не предусмотрен уставом общества..."

4. Доверительное управление долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью до ее принятия наследником умершего участника

Основные применимые нормы:
- п. 8 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью);
- ст. ст. 1020, 1026, 1173 ГК РФ.

Согласно п. 8 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью до принятия наследства наследником умершего участника общества управление его долей в уставном капитале общества осуществляется в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом РФ.
Статьей 1173 ГК РФ установлено, что, если в составе наследства имеется имущество, требующее не только охраны, но и управления (предприятие, доля в уставном (складочном) капитале хозяйственного товарищества или общества, ценные бумаги, исключительные права и т.п.), нотариус в соответствии со ст. 1026 настоящего Кодекса в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом. В соответствии со ст. 1020 ГК РФ доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, которое передано в доверительное управление.
Вместе с тем на практике возникают вопросы относительно права доверительного управляющего голосовать на общих собраниях участников общества с ограниченной ответственностью.

4.1. Вывод из судебной практики: Если наследники не обратятся к исполнителю завещания (нотариусу) в целях учреждения доверительного управления в разумный срок, а исполнитель завещания (нотариус) не примет меры по управлению наследуемой долей и общество не получит соответствующего уведомления, участники данного общества вправе обратиться к исполнителю завещания (нотариусу) о назначении доверительного управляющего.

Судебная практика:

Примечание: Приведенное ниже Постановление включено в "Постановления Президиума ВАС РФ по актуальным вопросам частного права (на основе публикаций на сайте ВАС РФ в мае 2012 г.)".

Примечание: В данной ситуации в повестку дня общего собрания был включен вопрос об избрании генерального директора, который умер до начала собрания. При этом в уставе содержалось положение, в соответствии с которым решение по вопросу об избрании генерального директора принимается всеми участниками общества единогласно. В связи с чем суд указал на то, что непринятие мер по доверительному управлению наследуемой долей в разумный срок могло воспрепятствовать осуществлению права участников общества по организации его деятельности в связи с невозможностью обеспечить кворум на общем собрании участников общества по вопросу об избрании генерального директора общества.
При этом суд указал, что помимо обращения к исполнителю завещания (нотариусу) о назначении доверительного управляющего наследники вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о назначении внешнего управляющего общества применительно к положениям ст. 57 ГК РФ или с заявлением об исключении наследников из состава участников общества в порядке ст. 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Постановление Президиума ВАС РФ от 27.03.2012 N 12653/11 по делу N А36-3192/2010 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
"...В период между датой открытия наследства и датой выдачи свидетельства о праве собственности на наследство временно возникает неопределенность состава участников общества с ограниченной ответственностью.
Положения действующего законодательства не препятствуют субъектам данных правоотношений принять меры по устранению такой неопределенности в целях реализации прав, удостоверенных наследуемой долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, обеспечения баланса интересов наследников выбывшего участника и продолжения деятельности самого общества.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1171 Кодекса нотариус принимает меры по охране наследства и управлению им по заявлению одного или нескольких наследников, исполнителя завещания, органа местного самоуправления, органа опеки и попечительства или других лиц, действующих в интересах сохранения наследственного имущества. В случае, когда назначен исполнитель завещания (статья 1134 Кодекса), нотариус принимает меры по охране наследства и управлению им по согласованию с исполнителем завещания.
Согласно статье 1173 Кодекса, если в составе наследства имеется имущество, требующее управления (доля в уставном капитале хозяйственного общества), нотариус или исполнитель завещания в соответствии со статьей 1026 Кодекса в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом.
Данные нормы Кодекса предоставляют этим лицам право в разумный срок с момента открытия наследства обратиться к нотариусу с заявлением о принятии мер по управлению наследуемой долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Общество, в свою очередь, не должно принимать никаких действий, затрагивающих права и законные интересы наследников, до истечения такого срока.
Если наследники или иные лица, указанные в пункте 2 статьи 1171 Кодекса, не обратятся к исполнителю завещания или нотариусу в разумный срок, а также если исполнителем завещания или нотариусом не приняты соответствующие меры по управлению наследуемой долей, и общество с ограниченной ответственностью не получило соответствующего уведомления, оно вправе совершить необходимые действия без участия такого доверительного управляющего, если продолжению деятельности общества не препятствуют иные обстоятельства.
Принимая во внимание необходимость соблюдения баланса интересов наследников и общества и недопустимость умаления права на судебную защиту указанных лиц, Президиум считает, что участники общества не должны быть лишены возможности защитить свои права и законные интересы в порядке, не противоречащем закону. В связи с этим участники вправе принять решение обратиться к нотариусу или исполнителю завещания о назначении доверительного управляющего, обратиться в арбитражный суд с заявлением о назначении внешнего управляющего общества применительно к положениям статьи 57 Кодекса или с заявлением об исключении наследников из состава участников общества в порядке статьи 10 Закона..."

4.2. Вывод из судебной практики: Если наследники не обратятся к исполнителю завещания (нотариусу) в целях учреждения доверительного управления в разумный срок, а исполнитель завещания (нотариус) не примет меры по управлению наследуемой долей и общество не получит соответствующего уведомления, общество вправе совершить необходимые для его дальнейшего функционирования действия без участия доверительного управляющего.

Судебная практика:

Примечание: Приведенное ниже Постановление включено в "Постановления Президиума ВАС РФ по вопросам частного права (на основе публикаций на сайте ВАС РФ в мае 2012 г.)".

Примечание: Суд указал, что общество вправе осуществить соответствующие действия без участия доверительного управляющего, если продолжению деятельности общества не препятствуют иные обстоятельства.

Постановление Президиума ВАС РФ от 27.03.2012 N 12653/11 по делу N А36-3192/2010 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам)
"...В период между датой открытия наследства и датой выдачи свидетельства о праве собственности на наследство временно возникает неопределенность состава участников общества с ограниченной ответственностью.
Положения действующего законодательства не препятствуют субъектам данных правоотношений принять меры по устранению такой неопределенности в целях реализации прав, удостоверенных наследуемой долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, обеспечения баланса интересов наследников выбывшего участника и продолжения деятельности самого общества.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1171 Кодекса нотариус принимает меры по охране наследства и управлению им по заявлению одного или нескольких наследников, исполнителя завещания, органа местного самоуправления, органа опеки и попечительства или других лиц, действующих в интересах сохранения наследственного имущества. В случае, когда назначен исполнитель завещания (статья 1134 Кодекса), нотариус принимает меры по охране наследства и управлению им по согласованию с исполнителем завещания.
Согласно статье 1173 Кодекса, если в составе наследства имеется имущество, требующее управления (доля в уставном капитале хозяйственного общества), нотариус или исполнитель завещания в соответствии со статьей 1026 Кодекса в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом.
Данные нормы Кодекса предоставляют этим лицам право в разумный срок с момента открытия наследства обратиться к нотариусу с заявлением о принятии мер по управлению наследуемой долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Общество, в свою очередь, не должно принимать никаких действий, затрагивающих права и законные интересы наследников, до истечения такого срока.
Если наследники или иные лица, указанные в пункте 2 статьи 1171 Кодекса, не обратятся к исполнителю завещания или нотариусу в разумный срок, а также если исполнителем завещания или нотариусом не приняты соответствующие меры по управлению наследуемой долей, и общество с ограниченной ответственностью не получило соответствующего уведомления, оно вправе совершить необходимые действия без участия такого доверительного управляющего, если продолжению деятельности общества не препятствуют иные обстоятельства..."

4.3. Вывод из судебной практики: По вопросу о том, вправе ли доверительный управляющий голосовать на общем собрании участников общества, существует две позиции судов.

Позиция 1. Доверительный управляющий не вправе голосовать на общем собрании участников общества с ограниченной ответственностью.

Суды исходят из анализа положений гл. 53 ГК РФ о доверительном управлении, согласно которым доверительный управляющий не может осуществлять права участника общества по управлению долями.

Судебная практика:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31.08.2010 по делу N А29-10522/2009
"...Возможности доверительного управления наследственным имуществом ограничены, он не вправе управлять долями путем голосования на общих собраниях, распоряжаться имуществом путем заключения различных сделок, его задача состоит лишь в охране наследственного имущества, в недопущении принятии решений, способных причинить вред имущественным интересам будущего наследника, либо возложение на него дополнительных обязанностей. В силу особенностей полномочий доверительного управляющего действия Циковкина В.М., направленные на избрание генерального директора, принятые на общем собрании учредителей от 10.08.2009, являются распорядительными, а не охранительными, и не соответствуют статусу управляющего наследственным имуществом..."

Аналогичная судебная практика:
Северо-Кавказский округ

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа "Обобщение судебной практики по делам, рассмотренным в кассационном порядке в первом полугодии 2006 года (Общая часть Гражданского кодекса Российской Федерации)" (п. 11)
"...Кассационная инстанция изменила судебные акты путем дополнения мотивировочной части указанием на ничтожность пункта договоров доверительного управления имуществом по управлению долями в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, принадлежащих наследодателям. Согласно статьям 1026 и 1173 Гражданского кодекса Российской Федерации при наследовании доверительное управление возникает в силу закона. Из названных положений следует, что объем прав доверительного управляющего по договору доверительного управления зависит от того, возникает ли данный договор по волеизъявлению собственника имущества либо на основании закона. Учредитель управления в лице собственника долей в уставном капитале общества вправе передать доверительному управляющему любые полномочия по осуществлению юридических и фактических действий по управлению долями только по договору. При возникновении доверительного управления на основании закона в случае открытия наследства необходимо учитывать существо, цели и задачи доверительного управления наследственным имуществом. В статье 1171 Кодекса указано, что доверительное управление применяется нотариусом в числе других необходимых мер по охране наследства и управлению им, предназначено в качестве меры для защиты прав наследников, отказополучателей и других заинтересованных лиц. Основная задача доверительного управления в этом случае состоит в том, чтобы обеспечить правопреемство при передаче наследственного имущества наследникам, действовать в интересах наследников в целях сохранности имущества. При исполнении такого договора воля доверительного управляющего не может подменять волю лица, интересы которого он охраняет. Доверительный управляющий должен блокировать любые решения, направленные на распоряжение наследственным имуществом, и не вправе выражать собственное волеизъявление при управлении имуществом. Возможности доверительного управления наследственным имуществом ограничены, он не вправе управлять долями путем голосования на общих собраниях, распоряжаться имуществом путем заключения различных сделок, его задача состоит лишь в охране наследственного имущества, в недопущении принятия решений, способных причинить вред имущественным интересам будущего наследника, либо возложения на него дополнительных обязанностей. В силу особенностей полномочий доверительного управляющего действия лица, направленные на изменение устава общества, предпринятые на общем собрании, являются распорядительными, а не охранительными и не соответствуют статусу доверительного управляющего наследственным имуществом.
Таким образом, по смыслу гражданско-правовых норм о сущности отношений по доверительному управлению имуществом, доверительный управляющий не может осуществлять права члена общества по управлению долями путем голосования на общих собраниях общества (дело N Ф08-635/2006)..."

Уральский округ

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2008 N 18АП-4697/2008, 18АП-5508/2008 по делу N А07-16017/2007
"...Заключение договора доверительного управления в числе мер по охране наследства предназначено в качестве меры для защиты прав наследников, имеет целью только управление долей, исполнение прав и обязанностей умершего участника общества в целях охраны наследства, но не переход к наследнику права собственности на долю. При исполнении такого договора доверительный управляющий не вправе управлять долями путем голосования на общих собраниях, либо принятия решений о распоряжении долей, либо имуществом. По смыслу норм о доверительном управлении наследственным имуществом доверительный управляющий не может осуществлять права члена общества по управлению долями и выражать волю будущего наследника по вопросам, отнесенным к компетенции участника общества (общего собрания участников)..."

Позиция 2. Доверительный управляющий вправе голосовать на общих собраниях участников общества с ограниченной ответственностью.

Суд исходит из толкования п. 2 ст. 1012 ГК РФ, согласно которому, осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя. Доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление.

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.05.2010 по делу N А74-1567/2009
"...Как усматривается из материалов дела и было установлено судами первой и апелляционной инстанций, Корзун В.И. был участником ООО НПО "СКАТ-Саяногорск" с долей в уставном капитале в размере 41,79%.
Гражданин Корзун В.И. умер 01.12.1998, его наследницей являлась Корзун Н.А.
Нотариусом было учреждено доверительное управление указанной долей в уставном капитале ООО НПО "СКАТ-Саяногорск".
15 января 2009 года между нотариусом (учредителем управления) и предпринимателем Фаскевич Н.В. (доверительным управляющим) был заключен договор доверительного управления, по условиям которого учредитель управления передает доверительному управляющему на установленный в договоре срок вышеуказанную долю в доверительное управление, а доверительный управляющий обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах Корзун Н.А. (выгодоприобретателя).
В общем собрании участников ООО НПО "СКАТ-Саяногорск" от 20, 27 февраля 2009 года принимала участие и голосовала по третьему вопросу повестки дня за "приведение Устава общества в соответствие с Законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" доверительный управляющий предприниматель Фаскевич Н.А.
Истцы обратились в арбитражный суд с исками о признании недействительными решения названного общего собрания участников ООО НПО "СКАТ-Саяногорск" по третьему вопросу повестки дня.
По утверждению истцов, собрание было созвано и проведено с нарушением требований закона, доверительный управляющий не вправе была голосовать по вопросам повестки дня.
Отказывая в удовлетворении требований о признании недействительными решений внеочередного общего собрания акционеров ООО НПО "СКАТ-Саяногорск", суд первой инстанции пришел к выводу о том, что при созыве и проведении оспариваемого общего собрания не было допущено нарушений закона или устава общества, доверительный управляющий имела право участвовать в работе общего собрания участников общества 20, 27 февраля 2009 года и голосовать по вопросам повестки дня.
Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.
В полном соответствии с материалами дела суды установили, что доверительное управление долей в уставном капитале ответчика было учреждено в полном соответствии с требованиями закона и осуществлялось доверительным управляющим в интересах выгодоприобретателя.
При таких обстоятельствах в иске было отказано правильно..."

Аналогичная судебная практика:
Восточно-Сибирский округ

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.04.2010 по делу N А74-1566/2009
"...Как усматривается из материалов дела и было установлено судами первой и апелляционной инстанций, Корзун В.И. был участником ООО НПО "СКАТ" с долей в уставном капитале в размере 41,79%.
Гражданин Корзун В.И. умер 01.12.1998, его наследницей являлась Корзун Н.А.
Нотариусом было учреждено доверительное управление указанной долей в уставном капитале ООО НПО "СКАТ".
15 января 2009 года между нотариусом (учредителем управления) и предпринимателем Фаскевич Н.В. (доверительным управляющим) был заключен договор доверительного управления, по условиям которого учредитель управления передает доверительному управляющему на установленный в договоре срок вышеуказанную долю в доверительное управление, а доверительный управляющий обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах Корзун Н.А. (выгодоприобретателя).
В общем собрании участников ООО НПО "СКАТ" от 20, 27 февраля 2009 года принимала участие и голосовала по третьему вопросу повестки дня за "приведение Устава общества в соответствие с Законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" доверительный управляющий предприниматель Фаскевич Н.А.
Истцы обратились в арбитражный суд с исками о признании недействительными решения названного общего собрания участников ООО НПО "СКАТ" по третьему вопросу повестки дня.
По утверждению истцов, собрание было созвано и проведено с нарушением требований закона, доверительный управляющий не вправе была голосовать по вопросам повестки дня.
Отказывая в удовлетворении требований о признании недействительными решений внеочередного общего собрания акционеров ООО НПО "СКАТ", суд первой инстанции пришел к выводу о том, что при созыве и проведении оспариваемого общего собрания не было допущено нарушений закона или устава общества, доверительный управляющий имела право участвовать в работе общего собрания участников общества 20, 27 февраля 2009 года и голосовать по вопросам повестки дня.
Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.
В силу пункта 7 статьи 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (в редакции, действовавшей до 01.07.2009) доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества. До принятия наследником умершего участника общества наследства права умершего участника общества осуществляются, а его обязанности исполняются лицом, указанным в завещании, а при отсутствии такого лица управляющим, назначенным нотариусом.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя.
В полном соответствии с материалами дела суды установили, что доверительное управление долей в уставном капитале ответчика было учреждено в полном соответствии с требованиями закона и осуществлялось доверительным управляющим в интересах выгодоприобретателя.
При таких обстоятельствах в иске было отказано правильно..."

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.04.2010 по делу N А74-1565/2009
"...Как усматривается из материалов дела и было установлено судами первой и апелляционной инстанций, Корзун В.И. был участником ООО НПО "СКАТ-Черногорск" с долей в уставном капитале в размере 40,53%.
Гражданин Корзун В.И. умер 01.12.1998, его наследницей являлась Корзун Н.А.
Нотариусом было учреждено доверительное управление указанной долей в уставном капитале ООО НПО "СКАТ-Черногорск".
15 января 2009 года между нотариусом (учредителем управления) и предпринимателем Фаскевич Н.В. (доверительным управляющим) был заключен договор доверительного управления, по условиям которого учредитель управления передает доверительному управляющему на установленный в договоре срок вышеуказанную долю в доверительное управление, а доверительный управляющий обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах Корзун Н.А. (выгодоприобретателя).
В общем собрании участников ООО НПО "СКАТ-Черногорск" от 20, 27 февраля 2009 года принимала участие и голосовала по третьему вопросу повестки дня за "приведение Устава общества в соответствие с Законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" доверительный управляющий предприниматель Фаскевич Н.А.
Истцы обратились в арбитражный суд с исками о признании недействительными решения названного общего собрания участников ООО НПО "СКАТ-Черногорск" по третьему вопросу повестки дня.
По утверждению истцов, собрание было созвано и проведено с нарушением требований закона, доверительный управляющий не вправе была голосовать по вопросам повестки дня.
Отказывая в удовлетворении требований о признании недействительными решений внеочередного общего собрания акционеров ООО НПО "СКАТ-Черногорск", суд первой инстанции пришел к выводу о том, что при созыве и проведении оспариваемого общего собрания не было допущено нарушений закона или устава общества, доверительный управляющий имела право участвовать в работе общего собрания участников общества 20, 27 февраля 2009 года и голосовать по вопросам повестки дня.
Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.
В силу пункта 7 статьи 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (в редакции, действовавшей до 01.07.2009) доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества. До принятия наследником умершего участника общества наследства права умершего участника общества осуществляются, а его обязанности исполняются лицом, указанным в завещании, а при отсутствии такого лица управляющим, назначенным нотариусом.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя.
В полном соответствии с материалами дела суды установили, что доверительное управление долей в уставном капитале ответчика было учреждено в полном соответствии с требованиями закона и осуществлялось доверительным управляющим в интересах выгодоприобретателя.
При таких обстоятельствах в иске было отказано правильно..."

Уральский округ

Постановление ФАС Уральского округа от 27.10.2009 N Ф09-8133/09-С4 по делу N А60-5775/2009-С11
"...Между тем оспариваемое решение о назначении Таргонского В.И. на должность генерального директора общества "Фирма "Облстрой" принято большинством в 74,15% голосов от общего числа голосов участников, при этом Таргонский В.И. голосовал количеством голосов, соответствующим находящейся у него в доверительном управлении в соответствии с договором доверительного управления наследственным имуществом от 15.01.2009 доле в размере 73,84% уставного капитала общества "Фирма "Облстрой".
Согласно п. 2 ст. 1012 Гражданского кодекса Российской Федерации осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя. Доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление (п. 1 ст. 1020 названного Кодекса).
Доказательств того, что Таргонский В.И., голосуя на собрании 21.01.2009 за назначение себя директором общества "Фирма "Облстрой", действовал в своих собственных интересах, а не в интересах выгодоприобретателя по договору доверительного управления долей в уставном капитале названного общества в размере 73,84%, в материалах дела не имеется, в силу чего соответствующий вывод суда апелляционной инстанции не может быть признан правильным..."

5. Последствия для общества с ограниченной ответственностью в случае непринятия наследниками наследства, включающего долю в уставном капитале общества

Основные применимые нормы:
- ст. 1151 ГК РФ.

В соответствии со ст. 1151 ГК РФ, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (ст. 1117 ГК РФ), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158 ГК РФ), имущество умершего считается выморочным. Такое имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность РФ, за исключением жилого помещения (п. 2 ст. 1151 ГК РФ).
На практике может возникнуть ситуация, когда у умершего участника общества нет наследников либо ни наследники, ни государство не принимают наследства. В связи с этим встает вопрос о последующих действиях общества в отношении доли умершего участника.

5.1. Вывод из судебной практики: Если наследники умершего владельца доли в уставном капитале ООО в общество не обращаются и общество не располагает сведениями о принятии наследства, а регистрирующий орган не принимает мер по получению свидетельства о праве на долю как выморочного имущества, принятие обществом решения о передаче доли на баланс общества является единственно возможным способом защиты гражданских прав (самозащита).

Суд исходит из того, что если в течение длительного времени со дня смерти участника никто не обращался в общество с ограниченной ответственностью со свидетельством о наследстве и отсутствуют сведения о том, что кто-либо принял наследство, то общество вправе принять решение о передаче доли умершего участника на баланс общества и выплате наследникам при предъявлении ими свидетельства о праве на наследство действительной стоимости доли.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 18.03.2008 N Ф09-1687/08-С4 по делу N А47-8685/2007-АК-26
"...При этом суд исходил из того, что признание внеочередным собранием участников общества от 17.09.2007 участника общества Батырева В.В. выбывшим из числа участников общества и принятие решения о переходе его доли обществу не нарушают права и законные интересы наследников Батырева В.В., поскольку на указанном собрании принято решение о выплате наследникам Батырева В.В. при предъявлении ими свидетельства о праве на наследство действительной стоимости его доли, а также дивидендов, причитающихся к выплате.
Данные выводы суда первой инстанции являются правильными, соответствующими требованиям закона и материалам дела.
Согласно п. 6 ст. 93 Гражданского кодекса Российской Федерации доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, если учредительными документами общества не предусмотрено, что такой переход допускается только с согласия остальных участников общества. Отказ в согласии на переход доли влечет обязанность общества выплатить наследникам (правопреемникам) участника ее действительную стоимость или выдать им в натуре имущество на такую стоимость в порядке и на условиях, предусмотренных законом об общества с ограниченной ответственностью и учредительными документами общества.
В соответствии с п. 7 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли допускается только с согласия остальных участников общества.
Судом установлено, что уставом общества "Терминал" согласие участников общества на переход доли в уставном капитале общества к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, не предусмотрено.
Вместе с тем наследники Багырева В.В. со дня смерти по день рассмотрения настоящего дела в общество не обращались, сведениями о принятии ими наследства общество не располагает, при этом, как указано обществом "Терминал", указанное обстоятельство затрудняет его деятельность, поскольку для принятия решений о внесении изменений в учредительный договор требуется единогласное решение всех участников общества, что подтверждается представленными в материалы дела отказами регистрирующего органа в государственной регистрации изменений в учредительные документы общества (о внесении изменений в части места нахождения юридического лица и о получении лицензии на осуществление погрузочно-разгрузочных работ) от 09.07.2007, 08.10.2007 ввиду несогласования указанных изменений всеми участниками общества.
Кроме того, судом установлено, что предельный срок для доверительного управления наследственным имуществом истек 02.11.2004 (ч. 4 ст. 1171 Гражданского кодекса Российской Федерации). Меры по получению свидетельства о праве на наследство на долю Батырева В.В. как выморочного имущества регистрирующим органом также не предпринимались.
Учитывая, что исключение Батырева В.В. из числа участников общества на основании ст. 10 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" не представляется возможным в связи с его смертью, а нормами гражданского законодательства понуждение наследников к принятию наследства не допускается, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что выбранный обществом "Терминал" способ защиты гражданских прав (самозащита) является единственно возможным в сложившейся ситуации (ст. 12, 14 Гражданского кодекса Российской Федерации)..."

6. Закрепление в уставе общества с ограниченной ответственностью положения, предоставляющего право наследнику доли в уставном капитале общества отказаться от вступления в состав участников и потребовать выплаты ее действительной стоимости

Основные применимые нормы:
- п. 1 ст. 23 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью).

На практике может возникнуть ситуация, когда участники общества с ограниченной ответственностью включают в устав общества следующие положения: "Доля в уставном капитале общества переходит к наследникам участника общества, а при их отсутствии - к обществу. Отказ наследника от вступления в общество означает отказ от принятия доли наследодателя и влечет переход его доли к обществу. В этом случае наследнику выплачивается доля выбывшего участника на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню смерти".
В связи с этим возникает вопрос о возможности внесения таких положений в устав общества с ограниченной ответственностью.

6.1. Вывод из судебной практики: Положение устава общества с ограниченной ответственностью, согласно которому наследник участника общества вправе отказаться от включения его в состав участников и потребовать выплаты действительной стоимости доли, противоречит Закону об обществах с ограниченной ответственностью.

Суд исходит из того, что согласно п. 1 ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью общество не вправе приобретать доли (их части) в своем уставном капитале, за исключением случаев, предусмотренных данным Законом.

Судебная практика:


Примечание: Приведенным ниже Постановлением суд направил дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрении суды исходили из того, что положения устава были признаны недействительными.

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.10.2006 N А74-1679/06-Ф02-5236/06-С2 по делу N А74-1679/06
"...В соответствии с пунктом 7 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход и распределение доли допускаются только с согласия остальных участников общества.
В пункте 7.10 Устава ООО "Луч" указано, что доля в уставном капитале общества переходит к наследникам участника общества, а при отсутствии наследника - к обществу. Отказ наследника от вступления в общество означает отказ от принятия доли наследодателя и влечет переход его доли к обществу. В этом случае наследнику выплачивается доля выбывшего участника, на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню смерти.
В силу пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" общество не вправе приобретать доли (части долей) в своем уставном капитале, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.
Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" не предусматривает выкуп обществом доли участника (наследодателя) в случае отказа наследника от вступления в состав участников общества.
Таким образом, пункт 7.10 Устава ООО "Луч" в части отказа наследника от вступления в общество противоречит Федеральному закону от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".
Вывод суда первой инстанции о возникновении у общества обязанности по выплате наследнику умершего участника действительной стоимости доли на основании пункта 5 статьи 23 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и 7.10 Устава общества являются нарушением норм материального права - применение закона, не подлежащего применению..."

7. Оспаривание действительной стоимости доли наследниками участника, подавшего заявление о выходе из общества с ограниченной ответственностью

Основные применимые нормы:
- ст. ст. 387, 1112 ГК РФ;
- п. 6.1 ст. 23, п. 1 ст. 26 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью).

В случае выхода участника из общества с ограниченной ответственностью ООО должно выплатить ему действительную стоимость доли в течение трех месяцев со дня возникновения такой обязанности у общества (п. 6.1 ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).
Действительная стоимость доли вышедшего участника определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню подачи заявления о выходе. При этом если участник не согласен с размером его доли, определенным обществом, то он вправе обратиться в суд.
На практике может возникнуть следующая ситуация: участник, подавший заявление о выходе из общества, умер и его наследники не согласны со стоимостью выплаченной обществом доли. В связи с этим встает вопрос: вправе ли наследники участника оспаривать действительную стоимость доли, определенную обществом?
Кроме того, часть споров касается подведомственности таких дел. Согласно АПК РФ арбитражным судам подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе споры между обществом и участниками.
Между тем наследники умершего участника не являются ни предпринимателями, ни участниками общества до момента принятия их в ООО. Следовательно, требует решения вопрос: каким судам (арбитражным или судам общей юрисдикции) подведомственна данная категория споров?

7.1. Вывод из судебной практики: Наследники участника, подавшего заявление о выходе из общества с ограниченной ответственностью, вправе оспаривать действительную стоимость доли, которая была выплачена ООО, если на момент смерти участника срок выплаты стоимости доли не истек.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2011 N 15184/10 по делу N А12-25685/2009
"...При рассмотрении спора суды установили, что 20.12.2007 Битюцкий И.В., являвшийся участником общества с долей в уставном капитале, равной 20 процентам, подал заявление о выходе из общества. Общество на дату смерти Битюцкого И.В. (24.04.2008) выплатило ему в счет действительной стоимости его доли в уставном капитале в общей сложности 2 381 160 рублей.
Истцы, являющиеся наследниками Битюцкого И.В., полагая, что общество неправильно произвело расчет действительной стоимости доли наследодателя при его выходе без учета рыночной стоимости недвижимого имущества, принадлежащего обществу, обратились в арбитражный суд с настоящим иском.
Как усматривается из уточнения исковых требований, предметом заявленного иска является взыскание с общества невыплаченной наследодателю при жизни в полном размере действительной стоимости его доли в уставном капитале в связи с выходом из общества.
Согласно статье 26 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений; далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) общество с ограниченной ответственностью обязано выплатить участнику, подавшему заявление о выходе из него, действительную стоимость доли в уставном капитале общества, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого подано указанное заявление.
Следовательно, с момента подачи Бютицким И.В. заявления о выходе из общества у него возникло имущественное право (требование) на получение действительной стоимости его доли в порядке и сроки, установленные Законом об обществах с ограниченной ответственностью, а у общества как должника возникла обязанность по уплате этой доли.
В соответствии с пунктом 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
Исходя из содержания пункта 4 статьи 1152 Кодекса наследник, принявший наследство, становится собственником имущества, носителем имущественных прав и обязанностей со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия.
Истцы реализовали права наследников на принятие наследственного имущества, что подтверждается свидетельствами о праве на наследство.
Исходя из изложенного, истцы, являясь собственниками унаследованного имущества, а также носителями имущественных прав наследодателя в силу открытия наследства, вправе были в случае несогласия с размером действительной стоимости доли умершего участника общества, подлежащей выплате в связи с его выходом, оспорить его в судебном порядке и требовать взыскания с общества соответствующей задолженности.
То обстоятельство, что Битюцкий И.В. не оспорил размер выплаченной ему действительной стоимости доли, не может являться основанием для отказа в иске, поскольку предусмотренный пунктом 3 статьи 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью срок для выплаты обществом действительной стоимости доли истек 01.07.2008. До истечения этого срока обязательство общества по выплате соответствующих денежных сумм не могло считаться нарушенным вне зависимости от обозначенной обществом позиции, которая сама по себе до истечения срока выплаты действительной стоимости доли не нарушала прав и законных интересов Битюцкого И.В.
Таким образом, если по истечении указанного срока общество не выплатило бы действительную стоимость доли, определенную в установленном законом порядке, то у Битюцкого И.В. возникло бы право на защиту своих интересов путем предъявления требования о выплате стоимости доли, размер которой подлежал бы определению судом. В данном случае Битюцкий И.В. не смог предъявить такого требования по причине смерти, но это право требования в силу закона перешло к его наследникам.
Содержащееся в настоящем постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел..."

7.2. Вывод из судебной практики: Споры по требованиям о выплате действительной стоимости доли умершего участника его наследнику подведомственны арбитражным судам.

Судебная практика:

Постановление Президиума ВАС РФ от 10.09.2013 N 2332/13 по делу N А08-5402/2011
"...Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, Кривченко А.Н. является наследником участника общества "Терминал" Кривченко Л.П., умершей 20.09.2009, в отношении доли в уставном капитале общества в размере 50 процентов.
Единственным участником общества "Терминал" Бекетовым Ю.И. 21.06.2010 принято решение об отказе в переходе доли умершего участника к Кривченко А.Н. и о выплате последнему действительной стоимости названной доли.
Стоимость доли в уставном капитале общества "Терминал", выплаченная Кривченко А.Н., составила 1 694 500 рублей.
Не согласившись с размером действительной стоимости доли, определенным обществом, Кривченко А.Н. обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Удовлетворяя заявленное требование, суды первой и апелляционной инстанций основывались на заключении проведенной по делу экспертизы, которым установлено, что действительная стоимость доли в уставном капитале общества "Терминал" в размере 50 процентов по состоянию на 01.07.2009 составляла 5 799 500 рублей.
Суд апелляционной инстанции отклонил довод общества "Терминал" о том, что настоящее дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, указав на соблюдение истцом правил о подведомственности споров, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.
Суд кассационной инстанции не согласился с этим утверждением суда апелляционной инстанции и пришел к выводу о необходимости прекращения производства по делу на основании пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. По мнению суда, поскольку предметом настоящего спора является выплата действительной стоимости доли умершего участника его наследнику, дело подведомственно суду общей юрисдикции. Данная позиция основана на разъяснении, изложенном в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", согласно которому суды общей юрисдикции, в частности, рассматривают дела по требованиям о выплате действительной стоимости доли наследодателя в уставном (складочном) капитале хозяйственного товарищества или общества либо о выдаче соответствующей ей части имущества в натуре.
Между тем судом кассационной инстанции не учтено следующее.
В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к специальной подведомственности арбитражных судов отнесены корпоративные споры, указанные в статье 225.1 этого Кодекса.
Пунктом 2 статьи 225.1 названного Кодекса в редакции, действовавшей на дату обращения Кривченко А.Н. в арбитражный суд с настоящим иском (12.07.2011), предусмотрено, что арбитражные суды рассматривают, в частности, споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав, за исключением споров, вытекающих из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, споров, возникающих в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов.
Настоящий спор связан с защитой (реализацией) права Кривченко А.Н. на получение действительной стоимости доли в уставном капитале общества "Терминал", входящей в состав наследственного имущества, и не является спором, возникшим из наследственных правоотношений, связанным с переходом имущественных прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства от наследодателя к наследникам.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (как в редакции, действовавшей на момент предъявления иска и в период рассмотрения дела, так и в действующей редакции) не исключает из подведомственности арбитражных судов споры по требованиям о выплате действительной стоимости доли умершего участника его наследнику.
Вопросы выплаты действительной стоимости доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью регулируются нормами Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (статья 23), а не положениями Гражданского кодекса Российской Федерации о наследовании.
Следовательно, исковое заявление подано Кривченко А.Н. и принято судом первой инстанции к производству с соблюдением правил подведомственности, установленных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.
Таким образом, законные основания для прекращения производства по настоящему делу отсутствовали..."