Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Африканский суд справедливости и прав человека и защита прав человека (статьи)

Обновлено 29.03.2018 08:34

 

АФРИКАНСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

 

Рассматриваются процессы региональной интеграции на африканском континенте, исследуются политико-правовые основы африканских интеграционных процессов, история их возникновения, факторы, влияющие на развитие и торможение интеграционных процессов. Рассматривается влияние колониального прошлого на утверждение интеграционных процессов. Исследуются политические предпосылки и влияние деколонизации на интеграционные процессы. Приводятся примеры отдельных интеграционных объединений, которые сыграли или продолжают играть значительную роль в интеграции африканских государств. Также рассматриваются геополитические факторы влияния на интеграционные процессы. В статье проведен анализ интеграционных процессов на африканском континенте с исторической точки зрения; сравнительный анализ региональных блоков внутри континента показал значительные различия в уровне и интенсивности регионализации. Действительно, история региональных объединений в Африке насчитывает уже многие десятилетия. И во многом уже достигнуты значительные результаты, однако чрезвычайно низкий экономический уровень большинства африканских государств, постоянные политические кризисы внутри государств и внешнеполитическое влияние не являются благоприятными условиями для достижения значительных результатов в процессе региональной интеграции.

 

Ключевые слова: региональная интеграция, экономическая интеграция, Африка, Африканский союз, колонизация, государство, сотрудничество, договор, либерализация рынка, Лагосский план.

 

The african integration: historical aspects

Африканская интеграция: исторические аспекты

 

This article reviews the processes of the regional integration in the African continent and explores the political-legal foundations of the African integrational processes, history of their emergence, factors affecting the development and stagnation of the integrational processes. The impact of the colonial past upon the consolidation of the integrational processes is being analyzed. The author also examines the political prerequisites and the influence of the decolonization upon the integrational processes. This research illustrates the examples of separate integrational formations that have played or continue to play a significant role in the integration of the African state; the impact of geopolitical factors is also being reviewed. The article presents the analysis of the integrational processes in the African continent from the historical perspective; a comparative analysis of the regional coalitions within the continent demonstrated significant differences in the level and intensity of regionalization. It is noted that the history of regional formations in Africa has achieved certain results, however the extremely low level of economy of the majority of the African nations and a constant political crises within the countries do not comprise favorable circumstances for achieving considerable results in the process of the regional integration.

 

Key words: Agreement, cooperation, state, colonization, African Union, Africa, economic integration, regional integration, liberalization of market, Lagos plan.

 

С геополитической точки зрения Африка является наиболее фрагментированным континентом, а с точки зрения разнообразия населения - наиболее космополитичным. В таком контексте вопрос интеграции африканских государств является более чем когда-либо актуальным.

Основной проблемой на пути африканского единства является существование массы фрагментированных между государствами пространств, история которых восходит, по сути, к девятнадцатому веку, когда произошел колониальный раздел Африки, в результате которого сформировалась конфигурация существующих границ современных африканских государств. Это произошло в период истории, когда Африка полностью потеряла свою автономию, а основной функцией этого континента стало обеспечение американских плантаций рабами, а стран Западной Европы - сырьем.

Внутренние интеграционные процессы в рамках отдельных крупных африканских регионов, которые существовали в доколониальный период, были приостановлены посредством фрагментации континента колониальными державами. Этому подверглись все африканские государства, за исключением Эфиопии и Либерии.

Европейские империи попытались разделить территории, которые они завоевали, с целью предотвращения поглощения отдельных территорий другими конкурирующими державами. Так обстояли дела на каждом завоеванном пространстве, где основной задачей являлось сведение к минимуму общения и обмена между французскими колониями и двумя конгломератами (английским и португальским) с помощью системной политики переориентации торговых маршрутов и путей обмена товаров и капиталов. Товарооборот осуществлялся не между колониями, которые были изолированы друг от друга, а от конкретной колонии к побережью, откуда товары, рабы и капитал направлялись в сторону Америки или Европы. Об этом свидетельствуют отдельные геополитические данные. Так, например, в 13 африканских государствах (бывших колониях) столицы находятся на побережье, а их экономика ориентирована на Европу.

Следует отметить, что изменения границ были очень редким явлением в колониальный период. Европейские державы придерживались соглашений, подписанных между ними и закрепляющих точные границы каждой колонии.

С появлением движения за независимость в двадцатом веке современные государства - наследники административных колониальных границ - включились в процесс строительства национальных государств. Тем не менее данный процесс и по сей день является довольно проблематичным [1].

Действительно, по мере того как европейские колонизаторы быстро и последовательно разрушали старые африканские "государства" и провинциальные и местные органы власти, они создавали высоко централизованные государства. Поэтому независимые африканские государства, которые были сформированы в 1960-е гг., сохранили централизованные институты и традиции управления. Так, постколониальные государства стремились создать национальные государства наподобие тем, которые существуют в Европе, пренебрегая в то же время этническим и культурным своеобразием народов, населяющих данные государства. Единственным элементом объединения граждан того или иного африканского государства стали официально используемые языки колонизаторов, которые продолжают использоваться здесь и по сей день лишь по причине того, что объединить граждан различных культур и языков можно было лишь на основе привнесенных извне элементов.

Для возможности национального объединения в рамках того или иного государства в постколониальном африканском пространстве им пришлось стать настолько централизованными, что всякий намек на межгосударственную интеграцию в Африке стал невозможным. Конституции национальных государств и централизм управления стали помехой на пути африканской региональной интеграции. Таким образом, основное блокирование региональной интеграции вызвано не экономическими, а политическими и культурными причинами.

Африканская история второй половины двадцатого века характеризуется социальными и культурными волнениями, направленными на смещение самодержавия и централизованных сил, которые заняли политическую сцену после обретения независимости и которые по-прежнему поддерживают отношения с бывшими колониальными державами. Такие недовольства свидетельствуют о том, что население внутри искусственно созданных национальных государств не может себя идентифицировать в качестве единой, солидарной нации, а в то же время о том, что такие государства могут функционировать только в рамках жестких авторитарных режимов. Такие кризисы затронули и продолжают затрагивать (примером чего служит так называемая арабская весна) практически все африканские государства, что свидетельствует о необходимости либо пересмотра границ, либо создания нового территориального, наднационального экономического и культурного пространства, способного укрепить мир и безопасность африканских народов.

В соответствии с Резолюцией 1514 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой 14 декабря 1960 года, большинство африканских стран присоединилось к международному сообществу в качестве суверенных держав. Тем не менее это не способствовало предотвращению ряда сложностей, связанных с поддержанием их территориального единства или суверенитета на всей территории.

Действительно, границы этих государств были установлены на так называемом европейском совещании о "балканизации", проходившем с 15 ноября 1884 г. по 26 февраля 1885 г. по приглашению канцлера Германии Отто фон Бисмарка. Таким образом, еще на данном совещании было определено, что международные границы африканских государств должны соответствовать административным границам бывших колоний. Именно таким образом большинство из этих новых государств получили скромные демографические, территориальные и экономические размеры. Будучи ограниченными рамками своего социально-экономического пространства, африканские государства осознают и сегодня необходимость выйти за пределы своего национального суверенитета.

Несмотря на то что было предпринято много усилий в пользу создания панафриканского интеграционного объединения, и сегодня остается очевидным, что африканским государствам еще предстоит сделать многое для его реализации.

На международном уровне Африке придется приложить много усилий с целью интеграции в мировую экономику. Поиск путей развития африканского континента в условиях глобализации становится все более неотложным. В этой перспективе региональная интеграция также представляется как наиболее подходящий инструмент включения постколониальных африканских государств в мировое пространство.

Принимая во внимание незначительные размеры африканских стран, интеграция является средством, позволяющим достичь результатов, которых в масштабах одного государства было бы трудно или даже невозможно добиться. Создание Организации африканского единства в 1963 году отражает понимание государственными деятелями той эпохи, что сила Африки фактически будет основываться на панафриканском сотрудничестве. В разных регионах материка политические лидеры довольно быстро предприняли шаги для открытия и преобразования своих экономик, повышения уровня участия частного сектора в них и создания институтов, которые могут поддерживать политическую стабильность и экономическое развитие.

Региональные экономические сообщества существуют сегодня в Западной Африке, Восточной Африке, Северной Африке, Центральной и Южной Африке. Так, например, договор о создании Африканского экономического сообщества предполагает возможность создания континентальной экономики [2].

Устав Организации африканского единства и Учредительный акт Африканского союза определяют региональную интеграцию как один из столпов африканского единства. План Лагоса и договор, подписанный в Абудже, также свидетельствуют о том, что экономические механизмы, поддерживаемые политическими и институциональными средствами, способствуют развитию интеграционных процессов. Новое партнерство в интересах развития Африки (НЕПАД) предлагает общие рамки развития континента, что делает региональную интеграцию ключевой целью в области развития континента.

Важность сотрудничества и региональной экономической интеграции с целью ускорения и укрепления экономического и социального развития признается африканскими политиками с давних пор. Единство, сотрудничество и интеграция Африки всегда были целями многих африканских лидеров (таких, как Джордж Патмор, В.Е.Б. Дюбуа и Маркус Гарви), а также и отдельных африканских националистов (например, Кваме Нкрума, который в своей книге "Африка должна объединиться" [3] выступал за африканское единство еще в 60-е и 70-е гг. прошлого века). Африканская интеграция как цель глубоко укоренена в историю Африки, даже если приоритетом, как и в других регионах, первоначально было усиление политического авторитета различных государств на международной арене.

По мере того как проблемы глобализации и взаимозависимости государств стали восприниматься в качестве причины маргинализации африканского континента, интеграция стала вновь первостепенной целью африканских государств. Так, Организация африканского единства (ОАЕ) была создана в 1963 году для экономической интеграции африканских стран, урегулирования конфликтов внутри континента между этими странами, способствования развитию и повышению уровня жизни населения. Впоследствии в Африке были образованы несколько субрегиональных объединений. Основным, как представляется, является договор, подписанный в июне 1991 года в Абудже, который предусматривал создание на континенте к 2027 году Африканского экономического сообщества. Формирование региональных экономических соглашений о сотрудничестве, которых сегодня уже существует не один десяток, может заложить основу Африканского экономического сообщества.

С момента обретения независимости государственные деятели почти всех стран Африки примкнули к идее региональной интеграции. В настоящее время в Африке больше региональных организаций и интеграционных объединений, чем на любом другом континенте, а большинство африканских стран принимают участие сразу в нескольких региональных интеграционных процессах. Считалось, что региональная интеграция будет служить основой для преодоления барьеров на пути развития товарооборота между африканскими странами, а устранение этих барьеров позволит создать более крупные региональные рынки для достижения экономического процветания, поддержки системы производства и повышения конкурентоспособности Африки. В период между 60-ми и 80-ми годами было предпринято более 200 межправительственных инициатив по экономическому отраслевому сотрудничеству африканских государств, а также более 120 двусторонних или многосторонних инициатив экономического сотрудничества [4].

Создание региональных объединений было частью более широкого стремления к интеграции всего континента, корни которого находятся в панафриканском движении за общие ценности, коллективное саморазвитие и экономическую независимость [5]. С самого начала процесса деколонизации в 60-е годы XX века создание субрегиональных экономических сообществ было важной частью стратегии развития Африки, которое было рождено в рамках движения за освобождение.

В период с 60-х по 80-е годы, несмотря на националистические настроения в большинстве африканских государств, был создан ряд межправительственных организаций по экономическому сотрудничеству в целях содействия техническому и экономическому содействию. Эти африканские региональные соглашения, как правило, преследовали цели:

а) способствовать росту внутрирегиональной торговли (товарооборота), устранению тарифных и нетарифных ограничений;

б) укрепить региональное развитие путем развития отдельных секторов экономики, региональной инфраструктуры и запуска крупных проектов в сфере производства;

в) содействовать валютно-финансовому сотрудничеству.

В то же время многие африканские страны имели очень интервенционистские и протекционистские торгово-экономические режимы, которые учитывали внутренние интересы и желание защитить национальную промышленность, что являлось частью стратегии по индустриализации, основанной на замене импорта.

Лагосский план действий, принятый в апреле 1980 года в связи с ухудшением экономической ситуации в Африке [6], предложил стратегию становления Африки на путь устойчивого развития, которая прямо противоположна политике, проводимой с 60-х годов. Лагосский план действий выдвинул три цели: а) сильный и устойчивый экономический рост; б) трансформация экономических и социальных структур; в) устойчивая ресурсная база.

Именно в этот период региональная и субрегиональная интеграция стала главным механизмом реструктуризации фрагментированной Африки и превращения ее в более надежный и сплоченный экономический субъект.

Основной целью Лагосского плана действий оставалась эффективная региональная интеграция путем самообеспеченности как на национальном, так и на коллективном (наднациональном) уровне. Тем не менее в этот период торговая политика и стратегия экономического развития Африки в целом развивались по двум противоречивым тенденциям. Если африканские страны, опираясь на импортозамещение, в 80-е годы были коллективно вовлечены в осуществление внутренней стратегии, то в то же время упорядочение и либерализация торговых режимов в рамках программ структурной перестройки Всемирного банка и Международного валютного фонда были ориентированы на внешние рынки, что, следовательно, подразумевало более тесную интеграцию Африки в глобальную экономику.

В течение этого периода африканские лидеры стремились реализовать программы структурной перестройки и либерализации экономики, а не региональной интеграции как таковой, от чего пострадало нормальное функционирование многих региональных объединений в Африке.

Тем не менее африканские страны продолжали считать, что лучшим для их развития был именно региональный подход.

Новая глава в истории региональной интеграции в Африке была открыта 3 июня 1991 года в Абудже (Нигерия), когда договор о создании Африканского экономического сообщества направил континент на путь экономической интеграции [7]. Этот договор в рамках проекта Африканского экономического сообщества предусматривает создание к 2027 году общей африканской валюты; обеспечение полной свободы перемещения товаров, производства, услуг и капитала между странами Африки.

В 2001 году все чаще стали обсуждаться вопросы региональной интеграции в связи с созданием Африканского союза (АС) и запуском нового партнерства в интересах развития Африки (НЕПАД).

Основными целями НЕПАД являются обеспечение на региональном уровне основных общественных благ (транспорта, энергии, воды, информационных и коммуникационных технологий, борьбы с заболеваниями, обеспечения экологической устойчивости и наращивания потенциала исследований на региональном уровне), а также содействие развитию торговли и межафриканских инвестиций. Идея заключается в рационализации организационной структуры экономической интеграции на основе общих проектов, совместимых с комплексными программами развития на национальном и региональном уровне, согласованности политик и практик государств в сфере экономики и инвестиций [8].

На сегодняшний день в Африке имеется около 14 достаточно крупных интегрированных региональных экономических объединений. В основном африканские государства углубляют свою региональную интеграцию за счет включения в региональные интеграционные программы таких нетрадиционных секторов сотрудничества, например, как услуги, инвестиции, миграция и т.п. Чаще всего современные африканские интеграционные объединения классифицируются в две категории: региональные экономические сообщества (CER) и другие интеграционные объединения [9].

Региональная интеграция в Африке характеризуется наличием множества региональных интеграционных инициатив и, следовательно, участием африканских стран в торговых соглашениях с многими государствами, принадлежащими к различным организациям. Из 53 африканских стран 27 являются членами двух региональных групп, 18 относятся к трем группам и одна страна является членом четырех интеграционных объединений. Только семь стран являются членами лишь одного сообщества.

Это изобилие механизмов и институтов, множество филиалов в пределах одного региона размывают цели интеграции и вызывают контрпродуктивную конкуренцию между несколькими странами организации и самими организациями. Таким образом, сегодня интеграционные процессы на африканском континенте являются многосоставными.

Столкнувшись с этой проблемой, африканские лидеры попытались рационализировать инициативы региональной интеграции в поисках единства и коллективной стратегии развития. Также африканские страны рассмотрели возможности создания ряда партнерских отношений за пределами континента (т.е. в рамках универсальных международных организаций), в том числе:

а) многостороннее партнерство в рамках Всемирной торговой организации (ВТО);

б) партнерство между группой государств Африки, Карибского бассейна и Тихоокеанского региона (страны АСР) и Европейским союзом (EU) через Соглашения об экономическом партнерстве (АРЕ);

в) увеличение числа инициатив двустороннего развития африканского континента, например, в рамках закона Соединенных Штатов о развитии потенциала Африки, Токийской международной конференции по развитию Африки (TICAD, Япония), а также инициатив, предпринятых Китаем, Индией и Бразилией. Турция также недавно предложила партнерство с Африкой.

Африканские страны постарались включить эти инициативы в масштабы всего континента под эгидой Африканского союза в целях укрепления взаимодействия и обеспечения выгод для всех стран-партнеров.

Существуют также механизмы региональной интеграции в виде региональных инициатив по вовлечению африканских стран в так называемые торговые соглашения Север - Юг [10]. Хотя торговля в рамках региональных экономических сообществ развивается, структура экспорта по-прежнему сохраняет свои исторические связи. В большинстве из этих сообществ более чем 80% экспорта предназначено для рынков за пределами Африки, на Европейский союз и США приходится более 50% от всего экспорта. Африканские страны торгуют с ЕС больше, чем с другими странами Африки, несмотря на их географическую близость, что свидетельствует о проблемах в интеграционных процессах континента.

Региональные интеграционные процессы в Африке отвечают двум целям. Первая заключается в укреплении панафриканского политического единства. Второй является содействие экономическому росту и развитию. Регионализм с целью интеграции региональных рынков, в частности, стал способом помощи африканским странам для преодоления структурных проблем, с которыми они сталкивались.

Некоторые региональные интеграционные сообщества смогли продвинуться по пути интеграции, но результаты таких проектов остаются неоднозначными. Среди позитивных инициатив можно назвать Экономическое сообщество стран центральной Африки (СЕМАС), которому удалось создать таможенный и валютный союз, согласовать условия конкуренции и создать нормативно-правовую базу для развития бизнеса, а также достижения прогресса в макроэкономическом развитии. Экономическое сообщество стран Восточной и Южной Африки (КОМЕСА) установило правила единого происхождения товаров и упрощения таможенных процедур. Ему также удалось устранить нетарифные ограничения (особенно процедуры лицензирования импорта), а также ограничения товарооборота и удалить квоты на импорт и экспорт.

Сообщество развития юга Африки (САДК) согласовало меры, регулирующие налоги, инвестиции, биржевую деятельность и страхование, достигнув синхронного макроэкономического развития. В других сферах сотрудничества (например, в области энергетики) Сообщество развития стран юга Африки также достигло прогресса.

Экономическое сообщество стран Западной Африки (CEDEAO) устранило таможенные тарифы на сырье, достигло успехов в синхронном развитии на макроэкономическом уровне. Здесь был также создан таможенный союз, согласована нормативно-правовая база для предприятий, были согласованы пути развития макроэкономической политики.

Однако региональные инициативы в Африке немного сделали для улучшения экономической ситуации в странах-членах или для обеспечения устойчивого экономического роста и либерализации. В соответствии с договоренностями о региональной интеграции в Африке доля внутрирегиональной торговли в общем объеме торговли значительно ниже, чем в Азии и Латинской Америке.

Некоторым региональным сообществам в Африке не удалось повысить экспорт в соответствующих областях. Так, например, в СЕМАС доля внутрирегиональной торговли сегодня ниже, чем во всех других региональных интеграционных сообществах Африки (менее 2%). Региональная интеграция не одинаково выгодна для всех членов сообщества. Например, в регионе CEDEAO только на три страны (Нигерия, Кот-д'Ивуар и Сенегал) приходится около 90% внутрирегионального экспорта и почти 50% внутрирегионального импорта. Либерализация торговли в африканских регионах, охваченных договорами о региональной интеграции, в целом была также довольно невысокой.

Но можно найти и другие объяснения этим неудачам: изначальная неразвитость условий интеграции, проблемы внедрения и недостатки исходной концепции интеграции. Под изначально неразвитыми условиями подразумевается отсутствие взаимодополняемости между региональными партнерами в отношении продукции и товаров производства, необходимых для дифференциации рынков и производства между региональными партнерами с различным уровнем доходов и потребления. Кроме того, большинство механизмов региональной интеграции в Африке были запущены без поддержки со стороны частного сектора, и многие не обеспечивались реально жизнеспособными процедурами и инструментами перераспределения прибыли между региональными партнерами.

Действительно, инициативы по региональной интеграции в Африке коснулись стран, чьи стратегии развития в 60-е и 70-е годы были в основном направлены на внутренние рынки. Поскольку глобальная внешняя среда в результате этой стратегии была неблагоприятной для экспорта, она не могла способствовать региональной интеграции и наднациональный механизм интеграции часто оспаривался либо игнорировался партнерами. Очевидный недостаток был и в концепции самой интеграции многих интеграционных объединений. Многие региональные интеграционные инициативы были слишком амбициозными, их члены принадлежали к нескольким наднациональным объединениям, а их мандаты были часто неясными, а иногда и противоречащими друг другу.

Чтобы развивать внутрирегиональную торговлю в Африке, необходимо преодолеть и экономические и институциональные проблемы. Экономические барьеры включают в себя: высокую зависимость большинства стран-членов по отношению к экспорту товаров, изначально строгие правила, заложенные в программах либерализации торговли, и слабую инфраструктуру.

Институциональные проблемы заключаются в административной бюрократии и барьерах (транзитные расходы, таможенный контроль и т.д.). Эти препятствия повышают транспортные расходы, отрицательно влияют на надежность поставок и рентабельность.

Другие проблемы связаны с отсутствием координации и согласованности политик на региональном уровне, невыполнением принятых обязательств и вхождением стран одновременно в несколько интеграционных сообществ.

Несмотря на эти проблемы, существуют и положительные результаты, так как развитие внутрирегиональной торговли и региональной интеграции способствует развитию участвующих в данных процессах государств. Для африканских лидеров региональное сотрудничество на данном этапе чрезвычайно необходимо, особенно с учетом многочисленных социально-экономических и политических последствий глобализации, которые испытывает африканский континент [11]. Африканский союз обеспечивает политические рамки, в которых африканская интеграция будет развиваться наряду с глобальными интеграционными процессами. Повышенный интерес к политике интеграции и поиск более глубокой интеграции, в том числе через создание единого рынка товаров, услуг, капитала и рабочей силы, а также согласования и гармонизации правил отражает последние изменения в региональных интеграционных инициативах африканских государств. И эта тенденция проявляется также в разработке и применении программ по сотрудничеству и интеграции, которые больше не ограничиваются только торговлей, но включают теперь отрасли и ключевые области, для которых важны трансграничные внешние факторы (например, транспорт, энергетика, телекоммуникации, финансы, денежно-кредитная политика и обменный курс, предпринимательское право, миграция, инвестиции и конкуренция и т.п.). Эта новая волна интеграционного регионализма направлена на снижение рисков и затрат деятельности частного сектора и на создание открытого и единого регионального экономического рынка [12].

Региональная интеграция была и остается абсолютным приоритетом африканских стран. Различные региональные инициативы в области экономического сотрудничества, если их развитие и остается неравномерным, позволяют выявить отдельные позитивные сдвиги.

Основные проблемы связаны отчасти с отсутствием политической воли некоторых правительств в проведении необходимых реформ в своей стране, включая изменения законодательства и правил функционирования их институтов. Существуют также проблемы различного уровня экономики государств, поскольку члены экономических сообществ не всегда близки друг к другу как экономически, так и географически.

Сегодня необходимость укрепления регионального сотрудничества осознается как на региональном, так и на национальном уровне. Это объясняется тем, что глобализация и либерализация привели к интеграции рынков в других регионах и способствовали движению товаров и средств производства, что создало конкуренцию странам африканского континента. Учитывая сложности, связанные с процессом глобализации, лидеры Африки постоянно стремятся к углублению региональной интеграции, в том числе к созданию общего рынка товаров, услуг, капитала и рабочей силы, а также согласованию (гармонизации) правового регулирования. Так, предпринят ряд конкретных инициатив по упрощению торговли путем выработки механизмов сотрудничества на региональном и субрегиональном уровне в основных сферах жизнедеятельности (таких, как транспорт, туризм, энергетика и телекоммуникации); предприняты также инициативы по содействию развитию инвестициям и передвижению лиц внутри континента.

 

Библиография:

 

1. White N.J. Decolonisation: the British experience since 1945. Longman, 1999.

2. Курбанов Р.А. Интеграционные процессы в Африке: Управление бассейном реки Нигер // Юридические исследования. 2015. N 5; Курбанов Р.А. Региональная интеграция в Африке: Межафриканская конференция рынков страхования // Право и политика. 2015. N 4; Курбанов Р.А. Региональная интеграция в Африке: Евроафриканские интеграционные процессы в рамках "Зоны франка" // Международное право и международные организации // International Law and International Organizations. 2015. N 2; Курбанов Р.А. Африканская региональная организация по интеллектуальной собственности и интеграционные процессы в Африке // Международное право. 2015. N 2; Курбанов Р.А. Региональная интеграция в Африке: Межафриканская конференция социального страхования // Право и политика. 2015. N 3; Курбанов Р.А. Региональная интеграция в Африке: Таможенный и экономический союз Центральной Африки // Юридические исследования. 2015. N 4.

3. Nkrumah K. Africa Must Unite, International Publishers, 1970.

4. Cooper F. Africa since 1940: The Past of the Present (New Approaches to African History). Cambridge University Press, 2002.

5. Речь идет о движении панафриканизма. См. подробнее: Murithi T. The African Union: Pan-Africanism, Peacebuilding and Development, Ashgate Publishing, Ltd., 2005.

6. Organization of African Unity, Plan d'action de Lagos pour le developpement economique de l'Afrique, 1980 - 2000. Institut international d'etudes sociales, 1981.

7. Курбанов Р.А. Международное региональное право: понятие, предмет и система // Международное право и международные организации // International Law and International Organizations. 2015. N 3.

8. Karuuombe B. NEPAD: a new partnership between rider and horse? Labour Resource and Research Institute, 2003.

9. Bach D. Regionalisation in Africa: Integration and Desintegration, James Currey Publishers, 1999.

10. Haetinger B. Multilateral Vs. Regional Economic Integration? The Middle East and North African Region, GRIN Verlag, 2010.

11. Robson P. Economic Integration in Africa, Routledge, 2012.

12. Asian Development Bank, OECD, Development Centre Seminars Regional Integration in Africa, OECD Publishing, 2002.

 

References (transliterated):

 

1. White N.J. Decolonisation: the British experience since 1945. Longman, 1999.

2. Kurbanov R.A. Integratsionnye protsessy v Afrike: Upravlenie basseinom reki Niger // Yuridicheskie issledovaniya. 2015. N 5; Kurbanov R.A. Regional'naya integratsiya v Afrike: Mezhafrikanskaya konferentsiya rynkov strakhovaniya // Pravo i politika. 2015. N 4; Kurbanov R.A. Regional'naya integratsiya v Afrike: Evroafrikanskie integratsionnye protsessy v ramkakh "Zony franka" // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii // International Law and International Organizations. 2015. N 2; Kurbanov R.A. Afrikanskaya regional'naya organizatsiya po intellektual'noi sobstvennosti i integratsionnye protsessy v Afrike // Mezhdunarodnoe pravo. 2015. N 2; Kurbanov R.A. Regional'naya integratsiya v Afrike: Mezhafrikanskaya konferentsiya sotsial'nogo strakhovaniya // Pravo i politika. 2015. N 3; Kurbanov R.A. Regional'naya integratsiya v Afrike: Tamozhennyi i ekonomicheskii soyuz Tsentral'noi Afriki // Yuridicheskie issledovaniya. 2015. N 4.

3. Nkrumah K. Africa Must Unite. International Publishers, 1970.

4. Cooper F. Africa since 1940: The Past of the Present (New Approaches to African History), Cambridge University Press. 2002.

5. Rech' idet o dvizhenii panafrikanizma. Sm. podrobnee: Murithi T. The African Union: Pan-Africanism, Peacebuilding and Development, Ashgate Publishing, Ltd., 2005.

6. Kurbanov R.A. Mezhdunarodnoe regional'noe pravo: ponyatie, predmet i sistema // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii // International Law and International Organizations. 2015. N 3.

7. Karuuombe B. NEPAD: a new partnership between rider and horse? Labour Resource and Research Institute, 2003.

8. Bach D. Regionalisation in Africa: Integration and Desintegration, James Currey Publishers, 1999.

9. Haetinger B. Multilateral Vs. Regional Economic Integration? The Middle East and North African Region, GRIN Verlag, 2010.

10. Robson P. Economic Integration in Africa, Routledge, 2012.

 

 

ПРАВИЛО ИСЧЕРПАНИЯ ВНУТРЕННИХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ В АФРИКАНСКОЙ СИСТЕМЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

 

Практика применения и толкования правила исчерпания внутренних средств правовой защиты африканскими контрольными органами в области прав человека, в особенности Африканской комиссией по правам человека и народов, не только согласуется с подходами, выработанными другими международными судебными и квазисудебными органами по защите прав человека, но и в значительной степени развивает их. Вслед за другими международными институтами контрольные органы африканской системы защиты прав человека установили, что они не могут рассматриваться в качестве судов первой инстанции, механизм международного контроля является субсидиарным по отношению к национальному, а применение требования об исчерпании внутренних процедур не должно осуществляться по формальным правилам. В то же время африканскими контрольными органами по правам человека был существенно расширен перечень исключений из анализируемого критерия приемлемости за счет включения таких изъятий, как массовые и грубые нарушения прав человека, бедственное положение заявителей, а также опасения заявителей перед преследованием при задействовании внутренних процедур.

 

Ключевые слова: внутренние средства правовой защиты; контрольные органы по правам человека; критерии приемлемости; африканская система защиты прав человека; Африканская комиссия по правам человека и народов.

 

The Rule of Exhaustion of Domestic Remedies in the African System of Human Rights Protection

Правило исчерпания внутренних средств правовой защиты в африканской системе защиты прав человека

 

The practice of application and interpretation of the rule of exhaustion of local remedies by the African monitoring bodies in the field of human rights, in particular by the African Commission on Human and Peoples' Rights, not only complies with approaches elaborated by other international judicial and quasi-judicial human rights bodies, but also develops them to a considerable extent. Following other international institutions the monitoring bodies of the African human rights system have established that they cannot be regarded as courts of the first instance, the mechanism of international control is subsidiary with respect to national one, and the application of the requirement of exhaustion of internal procedures shall not be carried out using formal rules. At the same time, the African monitoring bodies in the area of human rights have significantly expanded a list of exceptions to the admissibility criterion under examination by including mass and gross human rights violations, indigent situation of applicants, as well as fear for applicants to be prosecuted while invoking internal procedures.

 

Key words: domestic remedies; review bodies on human rights; admissibility criteria; African system of human rights protection; African Commission on Human and Peoples' Rights.

 

1. Введение

 

Среди существующих региональных систем защиты прав человека африканская система самая молодая - она была образована позже других. Колониальное прошлое континента, а также последовавшая позже волна установления в новообразованных государствах военных и авторитарных режимов породили опасения в отношении ее будущей эффективности. Таким образом, на контрольные органы в африканской системе защиты прав человека и в особенности на образованную ранее других Африканскую комиссию по правам человека и народов (далее - Африканская комиссия, Комиссия) легла ответственная задача не допустить того, чтобы подобные опасения стали реальностью. Тем самым африканские региональные органы по защите прав человека в целях достижения легитимности должны были продемонстрировать, что их подходы, как по вопросам процедуры, так и по существу, согласуются с общепризнанными принципами международного права. Одним из таких принципов является правило исчерпания внутренних средств правовой защиты, исполнение которого необходимо для признания индивидуальной жалобы в соответствующий международный орган приемлемой к рассмотрению.

В настоящей статье мы хотим показать, что практика применения и толкования контрольными органами африканской системы защиты прав человека правила исчерпания внутренних процедур не только находится в русле подходов, выработанных другими международными судебными и квазисудебными органами по защите прав человека, но и в значительной степени развивает их. В самом начале мы кратко рассмотрим вопрос о социально-историческом контексте создания и функционирования африканской системы защиты прав человека, затем перейдем к общей характеристике требования об исчерпании внутренних средств правовой защиты в тех формах, в каких оно применяется в практике африканских региональных органов по защите прав человека, а в заключение проанализируем существующие в африканской системе защиты прав человека изъятия из указанного правила.

Несмотря на то что некоторые аспекты темы исчерпания внутренних процедур в африканской системе защиты прав человека периодически затрагивались в научной литературе, настоящее исследование впервые ставит своей целью проанализировать подход контрольных органов африканской системы защиты прав человека системно и во всей его целостности, а также ответить на вопрос о том, насколько такое толкование правила исчерпания согласуется с общепризнанными принципами международного права. Кроме того, впервые в рамках указанной темы исследуется не только практика Африканской комиссии по указанному вопросу, но и дела, рассмотренные в ходе слушаний Африканского комитета экспертов по правам и благополучию ребенка и Африканского суда по правам человека и народов (далее - Африканский суд, Суд).

Учитывая, что международные судебные и квазисудебные органы по защите прав человека оказывают взаимное влияние на практику друг друга, правомерно ожидать, что изучение вопроса об исчерпании внутренних процедур в африканской системе защиты прав человека будет представлять значительный интерес и для других международных систем.

 

2. Социально-исторический контекст создания африканской системы защиты прав человека

 

В начале 1960-х годов страны Африки, едва освободившись от колониального ига, приступили к созданию своей собственной региональной международной организации. Уже в 1963 году 23 государства африканского континента <1> приняли Хартию Организации африканского единства (далее - ОАЕ) <2>, которая в 2000 году трансформировалась в Африканский союз <3>.

--------------------------------

<1> Viljoen F. The African Regional Architecture and Human Rights // International Human Rights Law in Africa / Ed. by Frans Viljoen. New York: Oxford University Press Inc., 2007. P. 163.

<2> Хартия Организации африканского единства (Charter of the Organization of African Unity), 479 U.N.T.S. 39, 2 I.L.M. 766 (25 мая 1963 года).

<3> Учредительный акт Африканского Союза (Constitutive Act of the African Union), OAU Doc. CAB/LEG/23.15 (11 июля 2000 года).

 

Заботясь изначально исключительно о сохранении своего суверенитета, африканские страны на первых этапах существования ОАЕ не стремились уделять много внимания вопросам защиты прав человека. Тем не менее по причине возросшего давления, оказываемого как на международном, так и на локальном уровнях, позиция африканских государств существенно изменилась к концу 1970-х годов. В результате в 1981 году в рамках ОАЕ была принята Африканская хартия прав человека и народов (далее - Банжульская хартия, Хартия) <4>, которая стала учредительным документом африканской системы защиты прав человека.

--------------------------------

<4> Африканская хартия прав человека и народов (African Charter on Human and Peoples' Rights), OAU Doc. CAB/LEG/67/3 rev. 5, 21 I.L.M. 58 (26 июня 1981 года), вступила в силу 21 октября 1986 года.

 

Из анализа содержания Банжульской хартии следует, что ряд ее положений имеют прогрессивный характер, а сам региональный инструмент опередил существующую правовую мысль <5>. Данный вывод обусловлен тем, что Африканская хартия прав человека и народов не позволяет договаривающимся странам отступать от своих обязательств по обеспечению прав человека даже в случае наступления чрезвычайных обстоятельств <6>, в отношении индивидуальных жалоб разрешает подачу actio popularis, то есть подачу жалоб со стороны лиц или ассоциаций, не являющихся непосредственными потерпевшими в результате нарушения прав (статья 56) (в результате этого большинство сообщений было подано правозащитными неправительственными организациями) <7>, черпает вдохновение из международного права прав человека, в частности из Всеобщей декларации прав человека, специальных международных конвенций, практики международных органов и доктрины (статьи 60 - 61). К подобному заключению приводит и тот факт, что каталог прав Хартии включает не только гражданские и политические права (статьи 3 - 14), но и социально-экономические права (статьи 15 - 18), а также права народов (статьи 19 - 24), что свидетельствует о признании неделимости прав человека.

--------------------------------

<5> См.: Smith R.K.M. The African Union // Textbook on International Human Rights. New York: Oxford University Press Inc., 2003. P. 134.

<6> См., например: African Commission on Human and Peoples' Rights. Communications 105/93, 128/94, 130/94, 152/96 Media Rights Agenda, Constitutional Rights Project, Media Rights Agenda and Constitutional Rights Project v. Nigeria. Decided at the 24th Ordinary Session, 22 - 31 October 1998 // AHRLR 200 (ACHPR 1998) (12th Annual Activity Report) (далее - Media Rights Agenda). § 41.

<7> Smith R.K.M. Op. cit. 5. P. 141.

 

В соответствии со статьей 30 Банжульской хартии в конце 1980-х годов была образована Африканская комиссия по правам человека и народов, которая в течение длительного времени оставалась единственным на Африканском континенте органом, осуществлявшим мониторинг за соблюдением государствами региона своих обязательств в сфере прав человека. Африканская комиссия - это региональный квазисудебный контрольный орган, в компетенцию которого входят функции как поощрения прав человека и народов, закрепленных в Хартии (проведение образовательных семинаров, распространение информации по правам человека и народов, рассмотрение докладов стран-членов, назначение специальных докладчиков), так и их непосредственной защиты (рассмотрение межгосударственных и индивидуальных сообщений).

Помимо Комиссии, в рамках анализируемой системы защиты прав человека полномочиями по рассмотрению индивидуальных жалоб были также наделены такие региональные контрольные органы, как Африканский комитет экспертов по правам и благополучию ребенка и Африканский суд по правам человека и народов.

Африканский комитет экспертов по правам и благополучию ребенка был образован после вступления в силу в 1999 году Африканской хартии прав и благополучия ребенка <8>. Из преамбулы к указанному международному договору следует, что одной из главных причин учреждения данного комитета стала сложившаяся критическая ситуация с большинством африканских детей, вызванная особенностями социально-экономического и культурного развития, господствующими традициями, природными катастрофами, вооруженными конфликтами, эксплуатацией детей, голодом и другими проблемами. Мандат Африканского комитета экспертов по правам и благополучию ребенка также включает функции как поощрения прав ребенка, так и их защиты, в том числе полномочия по рассмотрению индивидуальных жалоб.

--------------------------------

<8> Африканская хартия прав и благополучия ребенка (African Charter on the Rights and Welfare of the Child), OAU Doc. CAB/LEG/24.9/49 от 11 июля 1990 года.

 

В 1998 году в целях усиления контроля за соблюдением странами Африки обязательств по обеспечению прав человека и народов на континенте был принят Протокол к Африканской хартии прав человека и народов об учреждении Африканского суда по правам человека и народов, вступивший в силу в 2004 году (далее - Протокол об учреждении Африканского суда) <9>. Согласно статье 30 указанного Протокола, его государства-участники принимают на себя обязательство исполнять все решения Суда по делам, стороной которых они являются.

--------------------------------

<9> Протокол к Африканской хартии прав человека и народов об учреждении Африканского суда по правам человека и народов (Protocol to the African Charter on Human and People's Rights on the Establishment of the African Court on Human and People's Rights), OAU Doc. OAU/LEG/EXP/AFCHPR/PROT (III) от 9 июня 1998 года.

 

Тем не менее для обеспечения эффективной деятельности Африканского комитета экспертов по правам и благополучию ребенка и Африканского суда по правам человека и народов впоследствии потребовалось еще несколько лет, в течение которых был сформирован состав указанных органов, а также приняты их внутренние регламенты <10>. По причине непродолжительного срока деятельности Африканский комитет экспертов по правам и благополучию ребенка и Африканский суд до настоящего времени вынесли небольшое количество решений, затрагивающих вопросы приемлемости индивидуальных жалоб <11>. Кроме того, объем решений Африканского суда остается весьма скромным и потому, что согласно статье 5(3) Протокола об учреждении Африканского суда напрямую обращаться с петициями в Суд вправе лишь соответствующие неправительственные организации, обладающие статусом наблюдателя при Комиссии, а также индивиды в отношении тех государств, которые сделали заявление о признании компетенции Суда <12>.

--------------------------------

<10> Регламент Африканского комитета экспертов по правам и благополучию ребенка (Rules of procedure), Африканский комитет экспертов по правам и благополучию ребенка, Cmttee/ACRWC/II. Rev. 2 (7 февраля 2003 года); Регламент Африканского суда по правам человека и народов (Rules of the Court), Африканский суд по правам человека и народов, 2010_AfCHPR_RoP от 20 июня 2010 года.

<11> По состоянию на 1 ноября 2015 года Африканский комитет экспертов по правам и благополучию ребенка вынес три решения (Communications of the African Committee of Experts on the Rights and Welfare of the Child.), Африканский суд по правам человека и народов - 24 (Finalized Cases of the African Court on Human and People's Rights.).

<12> По состоянию на 1 ноября 2015 года только семь африканских государств сделали заявление о признании компетенции Африканского суда непосредственно принимать к рассмотрению петиции, поданные против них (Status of the Protocol to the African Charter on Human And Peoples' Rights on the Establishment of an African Court on Human and Peoples' Rights.); по данному вопросу см. также: Абашидзе А.Х., Солнцев А.М. Юбилей Африканской хартии прав человека и народов // Евразийский юридический журнал. 2012. N 2(45). С. 24.

 

Следовательно, по вопросу исчерпания внутренних средств правовой защиты на Африканском континенте по-прежнему ключевое значение имеют выводы, сделанные Африканской комиссией. Однако принимая во внимание, что Африканский комитет экспертов по правам и благополучию ребенка черпает вдохновение "в особенности из положений Африканской хартии прав человека и народов" <13>, а также тесную связь между Африканским судом и Африканской комиссией, правомерно ожидать, что правила и принципы, установленные последней, будут в дальнейшем использованы и развиты двумя другими контрольными органами, что уже подтверждается их деятельностью и имеющейся практикой <14>.

--------------------------------

<13> Статья 46 Африканской хартии прав и благополучия ребенка.

<14> См., например: African Committee of Experts on the Rights and Welfare of the Child. Communication 2/2009 Institute for Human Rights and Development in Africa (IHRDA) and Open Society Justice Initiative v. the Government of Kenya. Decision of 22 March 2011 // ACERWC. Decision No. 002/Com/002/2009. § 23 - 35; African Court on Human and Peoples' Rights. Applications 009/2011 and 011/2011 Tanganyika Law Society and Legal and Human Rights Centre v. the United Republic of Tanzania, and Rev. Christopher R. Mtikila v. the United Republic of Tanzania. Judgment of 14 June 2013 // ACtHPR. § 82.

 

3. Общая характеристика требования об исчерпании внутренних средств правовой защиты в африканской системе защиты прав человека

 

Правило, предусматривающее необходимость для заявителей перед направлением индивидуальной жалобы исчерпать внутренние средства правовой защиты, является характерным для международных контрольных органов по правам человека, как универсальных, так и региональных.

В частности, статья 5(2)(b) Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 года устанавливает, что Комитет по правам человека не рассматривает никаких сообщений от лиц, пока не удостоверится в том, что данное лицо исчерпало все доступные внутренние средства правовой защиты <15>.

--------------------------------

<15> Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, G.A. res. 2200A (XXI), 21 U.N. GAOR Supp. (No. 16) at 59, U.N. Doc. A/6316 (1966), 999 U.N.T.S. 302 от 16 декабря 1966 года.

 

В соответствии со статьей 35(1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года Европейский суд по правам человека может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права <16>. Равным образом необходимость исчерпания внутренних процедур перед подачей индивидуальной жалобы установлена в межамериканской системе защиты прав человека. А согласно статье 46(1)(a) Американской конвенции о правах человека 1969 года, Межамериканская комиссия по правам человека принимает петиции и сообщения при условии выполнения требования об использовании и исчерпании средств правовой защиты, предусмотренных внутренним правом, в соответствии с общепризнанными принципами международного права <17>.

--------------------------------

<16> Конвенция о защите прав человека и основных свобод (измененная и дополненная Протоколами N 11 и N 14) (Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms (as amended by Protocols No. 11 and No. 14)), ETS No. 5 от 4 ноября 1950 года.

<17> Американская конвенция о правах человека (American Convention on Human Rights), OAS Treaty Series No. 36 от 22 ноября 1969 года.

 

Правило исчерпания внутренних средств правовой защиты присутствует и в африканской системе защиты прав человека.

В частности, правила приемлемости, установленные для Африканской комиссии по правам человека и народов, закрепляют требование об исчерпании внутренних средств правовой защиты в статье 56(5) Банжульской хартии: "Сообщения, касающиеся прав человека и народов, [...] рассматриваются, если они направлены после того, как исчерпаны внутренние средства правовой защиты, если таковые имеются, за исключением случаев, когда вполне очевидно, что процедура их использования неоправданно затягивается".

Правила приемлемости Африканского суда по правам человека и народов в отношении требования об исчерпании внутренних средств правовой защиты также отсылают к статье 56(5) Банжульской хартии, что вытекает из статьи 6(2) Протокола об учреждении Африканского суда, которым установлено, что Суд принимает решения о приемлемости с учетом положений статьи 56 Хартии. Сходная правовая норма закреплена в правиле 39(1) Регламента Суда, тогда как правило 40(5) практически в точности воспроизводит статью 56(5) Банжульской хартии.

Полномочия Африканского комитета экспертов по правам и благополучию ребенка по рассмотрению индивидуальных сообщений закреплены в статье 44 Африканской хартии прав и благополучия ребенка. Указаний на то, что для использования данной процедуры необходимо исчерпать внутренние средства правовой защиты, в данном международном инструменте нет. Тем не менее статья 1(III)(1)(d) главы II Руководства по рассмотрению сообщений, предусмотренных статьей 44 Африканской хартии прав и благополучия ребенка, устанавливает, что при принятии решения о приемлемости индивидуального сообщения Африканский комитет экспертов по правам и благополучию ребенка устанавливает требование того, чтобы автор сообщения исчерпал все доступные средства обжалования на национальном уровне или остался неудовлетворенным вынесенным решением <18>.

--------------------------------

<18> Руководство по рассмотрению сообщений, предусмотренных статьей 44 Африканской хартии прав и благополучия ребенка (Guidelines for the Consideration of Communications Provided for in Article 44 of the African Charter on the Rights and Welfare of the Child), Африканский комитет экспертов по правам и благополучию ребенка, ACERWC/8/4.

 

Известный исследователь африканской системы защиты прав человека Франс Вилджоэн отмечает, что "необходимость существования данного требования [исчерпания внутренних средств правовой защиты] вытекает из консенсуальной природы международного права" <19>. Правило исчерпания внутренних средств правовой защиты предполагает, что государство-ответчик должно иметь возможность ознакомиться с нарушениями прав человека, которые произошли под его юрисдикцией, равно как иметь возможность их исправить. Таким образом, требование об исчерпании внутренних средств правовой защиты является отражением принципа субсидиарности международного контроля, предусматривающего, что государства несут главную ответственность в сфере выполнения своих международных обязательств по защите прав человека.

--------------------------------

<19> Viljoen F. Admissibility under the African Charter // African Charter on Human and Peoples' Rights: The System in Practice, 1986 - 2000 / Ed. by Malcolm D. Evans, Rachel Murray. West Nyack, NY, USA: Cambridge University Press, 2002. P. 81.

 

Аналогичный подход в отношении правила исчерпания внутренних средств правовой защиты выработан и Африканской комиссией: "Насколько это является возможным, международные органы, включая данную Комиссию, должны быть лишены возможности выступать в роли суда первой инстанции - роли, которую они ни при каких обстоятельствах не могут себе присвоить. Доступ к международному органу должен существовать лишь в качестве последнего средства, когда внутренние процедуры правовой защиты исчерпаны, однако не принесли желаемого результата" <20>.

--------------------------------

<20> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 299/2005 Anuak Justice Council v. Ethiopia. Decided at the 39th Ordinary Session, 11 - 25 May 2006 // 20th Activity Report, Annex IV (далее - Anuak Justice Council). § 48.

 

Следовательно, необходимость исчерпания внутренних средств правовой защиты не зависит от воли заявителя; "это легальное требование международного права" <21>. По этому поводу Африканская комиссия также пояснила следующее: "...На заявителях лежит ответственность за принятие всех необходимых шагов по исчерпанию внутренних средств правовой защиты или же, в крайнем случае, за попытку их исчерпать. Не является достаточным случай, когда заявители всего лишь приступают к опорочиванию возможностей национальных правовых средств на основе обособленных данных" <22>. "Автор жалобы в рамках спора должен задействовать все доступные внутренние средства правовой защиты. Это значит, что он либо она должны обратиться с делом в верховный судебный орган страны" <23>.

--------------------------------

<21> African Court on Human and Peoples' Rights. Application 003/2012 Peter Joseph Chacha v. the United Republic of Tanzania. Judgment of 28 March 2014 // ACtHPR (далее - Peter Joseph Chacha). § 142.

<22> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 263/02 Kenyan Section of the International Commission of Jurists, Law Society of Kenya and Kituo Cha Sheria v. Kenya. Decided at the 36th Ordinary Session, 23 November - 7 December 2004 // 18th Activity Report: July 2004 - December 2004. § 41.

<23> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 409/12 Luke Munyandu Tembani and Benjamin John Freeth (represented by Norman Tjombe) v. Angola and Thirteen Others. Decided at the 54th Ordinary Session, 22 October - 5 November 2013 // ACHPR (далее - Luke Munyandu Tembani). § 97.

 

Вместе с тем анализируемое требование обладает и определенной степенью прагматичности по отношению к заявителям. Как отмечено Африканской комиссией, внутренние средства правовой защиты обычно быстрее, дешевле и эффективнее международных <24>.

--------------------------------

<24> Anuak Justice Council. § 48.

 

Применительно к вопросу о том, что представляет собой внутреннее средство правовой защиты, африканские контрольные органы разъяснили, что под таким средством понимается "любая внутренняя правовая процедура, которая может привести к разрешению жалобы на местном или национальном уровне" <25>.

--------------------------------

<25> African Committee of Experts on the Rights and Welfare of the Child. Communication 2/2009 Institute for Human Rights and Development in Africa (IHRDA) and Open Society Justice Initiative v. the Government of Kenya. Decision of 22 March 2011 // ACERWC. Decision No. 002/Com/002/2009 (далее - IHRDA). § 26.

 

В этом отношении Комиссия также установила: "[Она] интерпретирует положения статьи 56(5) в свете ее долга обеспечивать защиту прав человека и народов, как это указано в Хартии. Комиссия при этом заявила, что не придерживается мнения о том, что условие исчерпания внутренних средств правовой защиты должно применяться буквально в тех случаях, когда это не является "ни практичным, ни желательным" для заявителей или жертв проходить через такие внутренние процедуры в каждом конкретном случае нарушения прав человека" <26>.

--------------------------------

<26> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communications 54/91, 61/91, 96/93, 98/93, 164/97-196/97, 210/98 Malawi Africa Association, Amnesty International, Ms Sarr Diop, Union interafricaine des droits de l'Homme and RADDHO, Collectif des veuves et ayants-Droit, Association mauritanienne des droits de l'Homme v. Mauritania. Decided at the 27th Ordinary Session, 27 April - 11 May 2000 // AHRLR 149 (ACHPR 2000) (13th Annual Activity Report). § 85.

 

Такое толкование статьи 56(5) Банжульской хартии позволило некоторым исследователям африканской системы защиты прав человека прийти к выводу, что, рассматривая данный критерий приемлемости, "Комиссия, по всей видимости, принимает во внимание все обстоятельства каждого конкретного дела, включая общий контекст, в котором функционируют формальные средства правовой защиты, а также личные обстоятельства заявителя" <27>.

--------------------------------

<27> Udombana N.J. So Far, So Fair: The Local Remedies Rule in the Jurisprudence of the African Commission on Human and Peoples' Rights // American Journal of International Law. 2003. Vol. 97. P. 15.

 

Наряду с этим африканские контрольные органы установили тесную связь между статьей 56(5) (Исчерпание внутренних средств правовой защиты) и статьей 26 Банжульской хартии (Независимость судебной власти). В частности, Африканская комиссия постановила: "Статья 56(5) должна рассматриваться в контексте статьи 26 Хартии. Государство, игнорирующее свою обязанность по обеспечению независимой судебной власти, не может гарантировать эффективные средства правовой защиты для исправления нарушений прав человека, что подрывает систему защиты прав человека, установленную Хартией" <28>.

--------------------------------

<28> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 294/2004 Zimbabwe Lawyers for Human Rights and the Institute for human rights and development in Africa (on behalf of Andrew Barclay Meldrum) v. Zimbabwe. Decided at the 6th Extraordinary Session, 30 March - 3 April 2009 // 26th ACHPR AAR Annex (December 2008 - May 2009) (далее - Zimbabwe Lawyers for Human Rights). § 56.

 

Поскольку Африканская хартия прав человека и народов и Африканская хартия прав и благополучия ребенка предусматривают подачу сообщений в порядке actio popularis, внутренние средства правовой защиты, соответственно, могут быть исчерпаны самой жертвой, заявителем или любым другим лицом <29>.

--------------------------------

<29> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 361/08 J.E Zitha & P.J.L. Zitha (represented by Prof. Dr. Liesbeth Zegveld) v. Mozambique. Decided at the 9th Extraordinary Session, 23 February - 3 March 2011 // 29th Activity Report, Annex IV (далее - J.E Zitha & P.J.L. Zitha). § 108.

 

При этом африканские контрольные органы не требуют от заявителя при исчерпании внутренних средств ссылаться на статьи Банжульской хартии, которые, по его мнению, были нарушены. "На данном этапе важно, чтобы заявители указали факты, свидетельствующие prima facie о нарушении статей Хартии и об использовании и исчерпании доступных внутренних правовых механизмов для исправления несправедливой ситуации" <30>.

--------------------------------

<30> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 335/2006 Dabalorivhuwa Patriotic Front v. Republic of South Africa. Decided at the 53rd Ordinary Session, 9 - 22 April 2013 // ACHPR. § 83.

 

В то же время жалоба будет объявлена неприемлемой в том случае, если в момент ее направления в контрольный орган соответствующее дело еще находится на стадии рассмотрения на национальном уровне <31>.

--------------------------------

<31> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 18/88 (joined with 16/88 and 17/88) El Hadj Boubacar Diawara v. Benin. Decided at the 15th Ordinary Session, 18 - 27 April 1994 // AHRLR 23 (ACHPR 1995) (8th Annual Activity Report). § 2.

 

При возникновении спора об исчерпании внутренних средств правовой защиты изначально бремя доказывания ложится на заявителя <32>. Однако, как только им будут представлены аргументы в пользу того, что с его стороны были предприняты все необходимые меры по выполнению указанного требования, бремя доказывания переходит на соответствующее государство, которое должно будет доказать наличие в рамках его юрисдикции неиспользованных заявителем эффективных средств правовой защиты <33>.

--------------------------------

<32> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 323/06 Egyptian Initiative for Personal Rights and INTERIGHTS v. Egypt. Decided at the 10th Extraordinary Session, 12 - 16 December 2011 // AHRLR 90 (ACHPR 2011). § 63.

<33> Ibid.

 

В случае если государство-ответчик не представляет возражений относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты заявителем, африканский контрольный орган самостоятельно проверяет, соответствует ли представленная жалоба критериям приемлемости, в том числе и факт, были ли использованы все необходимые национальные процедуры. Африканский суд по данному поводу отметил: "Отсутствие возражений со стороны Ответчика в отношении несоответствия требованиям, установленным в Протоколе и Хартии, не может сделать приемлемой жалобу, которая иначе была бы признана неприемлемой" <34>.

--------------------------------

<34> African Court on Human and Peoples' Rights, Application 003/2011 Urban Mkandawire v. Malawi, Judgement of 21 June 2013 // ACtHPR. § 37; см. также: African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 155/96 Social and Economic Rights Action Center (SERAC) and Center for Economic and Social Rights (CESR) v. Nigeria. Decided at the 30th Ordinary Session, 13 - 27 October 2001 // AHRLR 60 (ACHPR 2001) (15th Annual Activity Report). § 40.

 

Внутренними актами африканских контрольных органов в сфере прав человека также установлено, что в случае, если после объявления жалобы неприемлемой (в том числе и по причине неисчерпанности внутренних средств правовой защиты) у ее автора появились новые документы или факты, вопрос о приемлемости жалобы по его заявлению может быть пересмотрен <35>.

--------------------------------

<35> Статья 107 Регламента Африканской комиссии по правам человека и народов (Rules of Procedure of the African Commission on Human and Peoples' Rights of 2010), Африканская комиссия по правам человека и народов, май 2010 года; статья 67 Африканского суда по правам человека и народов; статья 2(II)(3) Главы II Руководства Африканского комитета экспертов по правам и благополучию ребенка по рассмотрению сообщений, предусмотренных статьей 44 Африканской хартии прав и благополучия ребенка.

 

4. Исключения из правила исчерпания внутренних средств правовой защиты в африканской системе защиты прав человека

 

Особенности применения в африканской системе защиты прав человека правила, требующего исчерпания внутренних процедур, также раскрываются в ходе изучения вопроса об изъятиях из данного требования, благодаря чему оно получает дополнительное толкование.

Согласно главному <36> исключению, выработанному Африканской комиссией по правам человека и народов и впоследствии подтвержденному Африканским судом <37>, заявитель освобождается от необходимости исчерпывать внутренние средства правовой защиты в случае их недоступности, неэффективности и недостаточности. В соответствии с толкованием Африканской комиссии "внутреннее средство является доступным, если заявитель может беспрепятственно им воспользоваться; считается эффективным, если оно предоставляет шансы на успех; является достаточным, если оно способно удовлетворить жалобу" <38>.

--------------------------------

<36> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communications 147/95, 149/96 Sir Dawda K. Jawara v. the Gambia. Decided at the 27th Ordinary Session, 27 April - 11 May 2000 // AHRLR 107 (ACHPR 2000) (13th Annual Activity Report) (далее - Sir Dawda K. Jawara). § 31.

<37> African Court on Human and Peoples' Rights. Applications 009/2011 and 011/2011 Tanganyika Law Society and Legal and Human Rights Centre v. the United Republic of Tanzania and Rev. Christopher R. Mtikila v. the United Republic of Tanzania. Judgment of 14 June 2013 // ACtHPR (далее - Tanganyika Law Society). § 82.1.

<38> Sir Dawda K. Jawara. § 32.

 

Прежде всего, к недоступным, неэффективным и недостаточным внутренним средствам правовой защиты африканские контрольные органы относят чрезмерные дискреционные процедуры несудебного характера. В частности, они освободили заявителей от необходимости использовать такие внутренние средства, как утверждение судебного решения губернатором <39> либо советом вооруженных сил <40>, ходатайство органов прокуратуры о помиловании <41>, парламентские процедуры <42>, административные средства <43>, механизмы национальных комиссий по правам человека <44>, заявление о снятии иммунитета с сотрудников спецслужб <45>.

--------------------------------

<39> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 60/91 Constitutional Rights Project (in respect of Akamu and Others) v. Nigeria. Decided at the 17th Ordinary Session, 13 - 22 March 1995 // AHRLR 180 (ACHPR 1995) (Eighth Annual Activity Report). § 9 - 10.

<40> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 87/93. The Constitutional Rights Project (in respect of Zamani Lakwot and 6 Others) v. Nigeria. Decided at the 17th Ordinary Session, 13 - 22 March 1995 // AHRLR 183 (ACHPR 1995) (Eighth Annual Activity Report). § 8 - 9.

<41> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 259/2002 Groupe de Travail sur les Dossiers Judiciaires v. Democratic Republic of Congo. Decided at the 14th Extraordinary Session, 20 - 24 July 2013 // ACHPR. § 43.

<42> Tanganyika Law Society. § 82.3.

<43> IHRDA. § 30.

<44> Ibid.; см. также: African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 221/98 Alfred B. Cudjoe v. Ghana. Decided at the 25th Ordinary Session, 26 April - 5 May 1999 // AHRLR 127 (ACHPR 1999) (12th Annual Activity Report). § 13.

<45> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 379/09 Monim Elgak, Osman Hummeida and Amir Suliman (represented by FIDH and OMCT) v. Sudan. Decided at the 15th Extraordinary Session, 7 - 14 March 2014 // ACHPR. § 66.

 

В случае введения национальными властями запрета на обжалование в судебном порядке действий органов исполнительной власти внутренние средства правовой защиты также становятся несуществующими и неэффективными <46>. Равным образом внутренние процедуры не подлежат исчерпанию в ситуации, если судебная власть оказывается под контролем органа исполнительной власти, ответственного за противоправный акт, либо нарушение прав возникло в результате введения акта исполнительной власти, который в принципе невозможно оспорить в местных судах <47>. Другой наглядный пример недоступности и неэффективности внутренних процедур был продемонстрирован в деле Zimbabwe Human Rights NGO Forum v. Zimbabwe, в котором Африканская комиссия констатировала отсутствие у заявителей доступа к внутренним средствам правовой защиты на том основании, что издание в Зимбабве приказа об амнистии за политические преступления лишило их возможности возбудить уголовные дела в отношении лиц, подозреваемых в совершении насильственных преступлений <48>.

--------------------------------

<46> Media Rights Agenda. § 50; см. также: African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 151/96 Civil Liberties Organisation v. Nigeria. Decided at the 26th Ordinary Session, 1 - 15 November 1999 // AHRLR 243 (ACHPR 1999) (13th Annual Activity Report). § 14.

<47> Luke Munyandu Tembani. § 99.

<48> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 245/02 Zimbabwe Human Rights NGO Forum v. Zimbabwe. Decided at the 39th Ordinary Session, 11 - 25 May 2006 // (ACHPR) 21st Activity Report. § 64.

 

В отношении эффективности внутренних средств правовой защиты Африканская комиссия также сделала следующее разъяснение: "Если средство правовой защиты обладает даже малейшей вероятностью считаться эффективным, заявитель должен его использовать. Доводы о том, что внутренние средства вряд ли будут успешными, без попытки их задействования не смогут убедить Комиссию" <49>. "Комиссия может прийти к выводу о реальной неэффективности в том случае, если существуют неоспоримые доказательства того, что средство правовой защиты, несмотря на его наличие, действительно не способно исправить заявленные нарушения" <50>.

--------------------------------

<49> Anuak Justice Council. § 58.

<50> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 351/2007 Givemore Chari (represented by Gabriel Shumba) v. Republic of Zimbabwe. Decided at the 11th Extraordinary Session, 21 February - 1 March 2012 // ACHPR (далее - Givemore Chari). § 78.

 

Тем самым Комиссия утвердила в своей практике подход, почерпнутый из деятельности Комитета по правам человека ООН, согласно которому простые сомнения в эффективности внутренних средств правовой защиты не освобождают заявителя от обязательства по их использованию <51>.

--------------------------------

<51> Anuak Justice Council. § 58; Human Rights Committee, Communication No. 560/1993 A v. Australia. Views of 3 April 1997 // U.N. Doc. CCPR/C/59/D/560/1993 (30 April 1997). § 6.4.

 

Необоснованные задержки, которые происходят при исчерпании национальных средств правовой защиты, также свидетельствуют об их недоступности, неэффективности и недостаточности <52>. По данному поводу Африканский суд пояснил, что предусмотренная статьей 56(5) Хартии формула "процедура их использования неоправданно затягивается" охватывает срок всех процедур в совокупности, как уже исчерпанных средств правовой защиты, так и тех, которые еще могут быть использованы <53>.

--------------------------------

<52> IHRDA. § 32.

<53> African Court on Human and Peoples' Rights. Application 13/2011 The Beneficiaries of the Late Norbert Zongo, Abdoulaye Nikiema dit , Ernest Zongo, Blaise Ilboudo & Burkinabe Human and Peoples' Rights Movement v. the Republic of Burkina Faso. Judgment of 28 March 2014 // ACtHPR. § 90.

 

При этом необходимо отметить, что в качестве неоправданного затягивания процедур не могут рассматриваться задержки в процессе, вызванные расхождениями позиций внутри группы заявителей <54>.

--------------------------------

<54> African Court on Human and Peoples' Rights, Application 1/2012 Frank David Omary and Others v. the United Republic of Tanzania. Judgment of 28 March 2014 // ACtHPR. § 131 - 135.

 

Несмотря на то что специфический контекст каждого дела способен по-разному определять значение вопроса о том, какой период времени следует рассматривать в качестве необоснованного затягивания, пребывание дела в судопроизводстве в течение двух лет в соответствии с практикой Африканской комиссии уже может считаться чрезмерным <55>. В то же время в деле Peter Joseph Chacha v. the United Republic of Tanzania Африканский суд по правам человека и народов пришел к выводу, что длительность рассмотрения одного из процессов в течение двух лет и двух месяцев не образует необоснованного затягивания по смыслу статьи 56(5) Банжульской хартии с учетом того, что заявителем на национальном уровне было подано семь разных жалоб <56>.

--------------------------------

<55> См.: первоначальное решение Комиссии по делу: African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 66/92 Lawyers Committee for Human Rights v. Tanzania (1994); см. также: Heyns C., Tavenier P. Regional Protection of Human Rights in Africa // Human Rights Law in Africa 1998 / Ed. by Christof Heyns. The Hague, The Netherlands: Martinus Nijhoff Publishers, 2001. P. 169.

<56> Peter Joseph Chacha. § 148.

 

В свете оговорки о необоснованном затягивании внутренних процедур показательным также является дело Luke Munyandu Tembani and Benjamin John Freeth (represented by Norman Tjombe) v. Angola and Thirteen Others, возбужденное против 14 африканских государств. В указанном деле Африканская комиссия встала на сторону заявителей, подтвердив позицию о том, что требование об исчерпании внутренних средств правовой защиты не является жестким. Комиссия пришла к выводу, что для обращения в международный орган заявители не должны были исчерпывать внутренние средства во всех 14 странах, поскольку в данном случае это привело бы к необоснованному затягиванию процесса и чрезмерным для них издержкам <57>.

--------------------------------

<57> Luke Munyandu Tembani. § 103 - 105.

 

В этом же деле Африканская комиссия постановила, что по своему смыслу статья 56(5) Хартии не требует исчерпания таких средств правовой защиты, как наднациональные или субрегиональные суды, которые в принципе не являются внутренними национальными органами государств-участников <58>.

--------------------------------

<58> Ibid. § 102.

 

В случае массовых и грубых нарушений прав человека (например, при масштабном химическом отравлении гражданского населения <59>) заявители также обладают правом непосредственно обращаться в африканские региональные органы по защите прав человека без исчерпания внутренних средств правовой защиты. Данное исключение из общего правила обосновывается тем, что в подобных случаях для заявителей такое исчерпание "было бы невозможным... либо нарушения являются настолько масштабными и повсеместными, что осведомленность о них со стороны государства презюмируется, равно как и возможность последнего принять соответствующие меры" <60>.

--------------------------------

<59> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 155/96 Social and Economic Rights Action Center (SERAC) and Center for Economic and Social Rights (CESR) v. Nigeria. Decided at the 30th Ordinary Session, 13 - 27 October 2001 // AHRLR 60 (ACHPR 2001) (15th Annual Activity Report) (далее - SERAC). § 1 - 9.

<60> Viljoen F. Op. cit. P. 337.

 

Согласно следующему исключению, выработанному африканскими контрольными органами, заявитель может быть освобожден от необходимости исчерпывать внутренние средства правовой защиты в случае его бедственного материального положения. В деле Purohit and Moore v. Gambia сообщение в Африканскую комиссию было направлено от имени группы бездомных и малоимущих душевнобольных. Принимая во внимание данное обстоятельство, а также отсутствие на месте какой-либо правовой помощи, Комиссия постановила, что внутренние средства правовой защиты для указанной категории лиц не были реальными <61>.

--------------------------------

<61> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 241/2001 Purohit and Moore v. Gambia. Decided at the 33rd Ordinary Session, 15 - 29 May 2003 // AHRLR 96 (ACHPR 2003) (16th Annual Activity Report) (далее - Purohit and Moore). § 37.

 

Африканская система защиты прав человека не требует исчерпания внутренних средств правовой защиты и в случае гибели жертвы нарушения прав человека. Согласно обстоятельствам дела International PEN, Constitutional Rights Project, Civil Liberties Organisation and Interights (on behalf of Ken Saro-Wiwa Jnr.) v. Nigeria, известный писатель и общественный деятель Кен Саро-Вива и восемь его последователей были казнены нигерийскими властями вопреки предварительным мерам, которые назначила Африканская комиссия <62>. Впоследствии Комиссия отметила следующее: "В свете того факта, что субъектов сообщений сегодня нет в живых, очевидно, что ни одно внутреннее средство правовой защиты не способно удовлетворить жалобщиков. Сообщения, таким образом, являются приемлемыми к рассмотрению" <63>. В то же время необходимо отметить, что указанное исключение, однако, не в полной мере согласуется с доводом Комиссии о том, что внутренние средства правовой защиты могут быть исчерпаны самой жертвой, заявителем или любым другим лицом <64>.

--------------------------------

<62> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communications 137/94, 139/94, 154/96, 161/97 International PEN, Constitutional Rights Project, Civil Liberties Organisation and Interights (on behalf of Ken Saro-Wiwa Jnr.) v. Nigeria. Decided at the 24th Ordinary Session, 22 - 31 October 1998 // AHRLR 212 (ACHPR 1998) (12th Annual Activity Report). § 8.

<63> Ibid. § 77.

<64> J.E. Zitha & P.J.L. Zitha. § 108.

 

Наиболее сложное и неоднозначное изъятие из анализируемого критерия приемлемости для рассмотрения охватывает ситуации, при которых жертвы нарушений прав человека были вынуждены бежать из страны либо подверглись высылке (депортации). В течение длительного времени Африканская комиссия придерживалась мнения о том, что в таких случаях внутренние средства правовой защиты не должны исчерпываться заявителями <65>.

--------------------------------

<65> См.: African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 103/93 Abubakar v. Ghana. Decided at the 20th Ordinary Session, 21 - 31 October 1996 // AHRLR 124 (ACHPR 1996) (Tenth Annual Activity Report); African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 215/98 Rights International v. Nigeria. Decided at the 26th Ordinary Session, 1 - 15 November 1999 // AHRLR 254 (ACHPR 1999) (13th Annual Activity Report); и др.

 

Тем не менее с момента рассмотрения сообщения Legal Defence Centre v. the Gambia <66> подход Комиссии подвергся корректировке, и последующая практика подтвердила, что от заявителей все же требуется принятие мер на национальном уровне при наличии соответствующих возможностей по восстановлению нарушенных прав. Особенно это касается случаев, когда национальное законодательство не требует физического присутствия на территории страны для того, чтобы иметь доступ к внутренним средствам правовой защиты <67>.

--------------------------------

<66> См.: African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 219/98 Legal Defence Centre v. the Gambia. Decided at the 27th Ordinary Session, 27 April - 11 May 2000 // AHRLR 121 (ACHPR 2000) (13th Annual Activity Report). § 17.

<67> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 307/2005 Obert Chinhamo v. Zimbabwe. Decided at the 42nd Ordinary Session, 15 - 28 November 2007 // AHRLR 96 (ACHPR 2007) (23rd Activity Report). § 82; см. также: Givemore Chari. § 70.

 

В значительной степени подход африканских контрольных органов по данному вопросу был разъяснен при рассмотрении дела Front for the Liberation of the State of Cabinda v. Republic of Angola. Согласно обстоятельствам дела, большинство членов Фронта за освобождение анклава Кабинда были вынуждены жить за пределами Республики Ангола и не обладали в ней процессуальной правоспособностью для исчерпания внутренних средств правовой защиты, тогда как последняя независимая правозащитная организация, посредством которой заявители могли бы получить доступ к национальным судам, была распущена в 2006 году.

В указанном деле Комиссия постановила, что "страх оказаться преследуемым является одним из исключений из требования по исчерпанию локальных процедур" <68>. Комиссия обратила внимание на тот факт, что члены Фронта были приравнены в Анголе к террористам, следовательно, любая попытка обращения к внутренним процедурам могла бы привести к их аресту, заключению или физическому устранению. В связи с этим Комиссия заключила, что заявители в данном случае были подвержены реальной угрозе оказаться преследуемыми национальными властями, и признала жалобу приемлемой к рассмотрению <69>.

--------------------------------

<68> African Commission on Human and Peoples' Rights. Communication 328/06 Front for the Liberation of the State of Cabinda v. Republic of Angola. Decided at the 54th Ordinary Session, 22 October - 5 November 2013 // 35th Annual Activity Report (далее - Front for the Liberation). § 49.

<69> Ibid. § 46 - 53; указанный подход отражен и в последних делах Африканской комиссии, см., например, § 55.

 

Таким образом, в настоящее время один лишь факт бегства из страны или высылки (депортации) из нее сам по себе не является достаточным для того, чтобы получить освобождение от выполнения требования приемлемости. В такой ситуации при рассмотрении вопроса об исчерпании внутренних средств правовой защиты существенное внимание африканских контрольных органов будет уделено тому, требует ли национальное законодательство физически присутствовать в соответствующем государстве для защиты лицом своих нарушенных прав, а также степени риска для автора жалобы оказаться преследуемым национальными властями при использовании внутренних процедур.

 

5. Заключение

 

В итоге рассмотрения исследуемой темы можно отметить, что вопреки распространенным страхам и опасениям, существовавшим в момент создания африканской системы защиты прав человека, Африканский суд по правам человека и народов, Африканский комитет экспертов по правам и благополучию ребенка и в особенности Африканская комиссия по правам человека и народов толкуют и применяют требование об исчерпании внутренних средств правовой защиты в соответствии с общепризнанными принципами международного права. Как и другие международные судебные и квазисудебные органы по защите прав человека, контрольные органы африканской системы защиты прав человека не рассматривают правило исчерпания внутренних средств правовой защиты в качестве жесткого требования, применяемого единообразно к различным ситуациям. Практика африканских региональных органов по защите прав человека свидетельствует о том, что указанное требование является вполне гибким и его использование варьируется в зависимости от контекста конкретной жалобы.

Подобное толкование стало основанием для установления исключений из правила исчерпания внутренних средств правовой защиты, во многом отражающих характер социальных проблем, с которыми африканские государства были вынуждены столкнуться на протяжении последних десятилетий. При этом контрольные органы африканской системы защиты прав человека не ограничились простым заимствованием и повторением списка исключений из правила исчерпания внутренних процедур, выработанного другими международными органами, но и существенно его расширили. В частности, ими было установлено, что заявители при обращении в международные контрольные органы могут быть освобождены от необходимости исчерпания локальных средств правовой защиты в ситуации совершения массовых и грубых нарушений прав человека <70>, в случае их бедственного материального положения <71>, а также в тех ситуациях, когда существуют реальная угроза и обоснованные опасения оказаться преследуемыми при использовании внутренних процедур <72>. Кроме того, африканские региональные органы по защите прав человека делают особый акцент на независимости судебной власти как необходимом условии эффективности внутренних механизмов в целом <73>.

--------------------------------

<70> SERAC.

<71> Purohit and Moore.

<72> См., например: Front for the Liberation.

<73> См., например: Zimbabwe Lawyers for Human Rights.

 

Таким образом, анализ применения правила исчерпания внутренних процедур в рамках африканской системы защиты прав человека позволяет заключить, что его толкование африканскими контрольными органами не только находится в русле подходов, выработанных другими международными судебными и квазисудебными органами, но и существенно развивает и дополняет их новыми позициями. Подобная практика является необходимым условием для эффективного функционирования африканской системы по защите прав человека в будущем.

 

 

РЕГИОНАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ В АФРИКЕ: ЕВРО-АФРИКАНСКИЕ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В РАМКАХ ЗОНЫ ФРАНКА

 

Статья посвящена проекту, объединяющему Францию и ряд африканских государств, а именно "Зоне франка". Особенности механизмов, применяемых в зоне франка, уникальны и доказали свою способность адаптироваться к изменениям экономик стран-членов с момента ее создания в 1939 году. В статье рассматривается история ее создания, вопросы функционирования, институциональная структура, нормативные акты, разработанные в ее рамках, а также влияние, которое она оказывает как на национальное право государств - членов организации, так и на развитие таких интеграционных объединений Африки, как Западно-африканский экономический и валютный союз (UEMOA) и Центрально-африканское экономическое и валютное сообщество (CEMAC). Анализируется влияние зоны франка на экономическую интеграцию государств-членов, развитие таможенного союза и взаимоотношений в рамках Европейского союза. Несмотря на то что в доктрине существует мнение о том, что UEMOA и CEMAC не являются оптимальными валютными зонами из-за слабости внутризоновой торговли, автор делает вывод, что этот валютный союз является высокоинтегрированным региональным объединением с перспективами дальнейшего развития и может стать прообразом для развития интеграционных процессов в других регионах Африки.

 

Ключевые слова: международное право, региональное право, наднациональное право, национальное право, международные соглашения, валютный союз, экономическая интеграция, финансовая интеграция, зона франка, евро-африканская интеграция.

 

Regional integration in Africa: Euro-african integration processes within the Franc Zone

Региональная интеграция в Африке: евро-африканские интеграционные процессы в рамках зоны франка

 

Abstract: This article is dedicated to the project that unites France and a number of African nations, particularly the "Franc Zone". The mechanisms implemented in the Franc Zone are rather unique and have proven their ability to adapt to the economic changes of the member-states since its inception in 1939. The article reviews the history of its creation, issues of functionality, institutional structure, and the normative acts developed within its framework, including the influence that it imparts upon the national law of the member-states of the organization, as well as development of such integration unions of Africa as West African Economic and Monetary Union (UEMOA) and Central African Economic and Monetary Community (CEMAC). The author analyzes the impact of the Franc Zone upon the economic integration of the member-states, and development of customs union and relations within the European Union. Despite that fact that the doctrine has a split opinion on the fact that the UEMOA and CEMAC do not represent the optimal monetary zones due to the weakness of the domestic trade, the author concludes that this monetary union is a highly integrated regional union with prospects for further development, and can become the model for development of integration processes in other African regions.

 

Keywords: Financial integration, economic integration, Monetary Union, international treaties, national law, supranational law, regional law, international law, franc zone, Euro-African integration.

 

Валютная зона может характеризоваться как сосуществованием доминирующей валюты и сопутствующих валют, так и единой валютой. В первом случае единство валютного блока обеспечивается конвертацией национальных валют на основе фиксированных паритетов. Во втором случае интеграция нескольких стран в единую валютную зону в целом соответствует более привилегированным политическим и экономическим отношениям входящих в нее государств, что свидетельствует о более высоком уровне интеграции.

Исходя из этого определения зона франка представляет собой валютную зону, которую можно отнести к более интегрированному (второму) варианту валютного союза. Более того, это денежно-кредитная и экономическая зона, которой в мире нет аналогов.

Действительно, этот блок, состоящий из государств и территорий, часто значительно отличающихся друг от друга, является результатом эволюции и трансформации бывшей французской колониальной империи. После обретения независимости большинство новых государств-членов предпочли остаться в интеграционной системе, институциональная структура которой была обновлена и реструктурирована.

В настоящее время в зону франка входят Франция и пятнадцать африканских стран: Бенин, Буркина-Фасо, Кот-д'Ивуар, Гвинея-Бисау, Мали, Нигер, Сенегал, Того, Камерун, Центральная Африканская Республика, Конго, Габон, Экваториальная Гвинея, Чад и Коморские острова. Зона франка сегодня является примером институционального сотрудничества между развитыми и развивающимися государствами, объединенными общей историей и языком.

Надо отметить, что особенности механизмов, применяемых в зоне франка, уникальны и доказали свою способность адаптироваться к изменениям экономик стран-членов с момента ее создания в 1939 году. Надо обратить внимание на присоединение французского и коморского франка к евро в 1999 году, что не только не поставило под угрозу существование зоны франка, но усилило ее преимущества. Наконец, эффективность валютного союза может быть усилена только за счет одновременного укрепления экономической интеграции, что осуществляется в рамках интеграционных сообществ, в которые входят указанные выше государства этого валютного союза [1].

 

Механизмы и институциональная основа сотрудничества африканских стран зоны франка и Франции

 

Механизмы зоны франка работают в соответствии с классическими принципами валютного союза, к которым добавляются собственные особенности валютно-финансового сотрудничества между Францией и соответствующими странами.

Институты и принципы валютного сотрудничества Франции и африканских стран зоны франка

Эти принципы были установлены в двух Соглашениях:

- Соглашении о денежно-кредитном сотрудничестве от 23 ноября 1972 г., заключенном между государствами - членами зоны франка, где единым эмиссионным институтом является Банк государств Центральной Африки и Французской Республики.

- Соглашении о сотрудничестве между странами - членами Западно-африканского валютного союза, где единым эмиссионным институтом является Центральный банк государств Западной Африки и Французской Республики, от 4 декабря 1973 года.

Основными принципами взаимодействия являются:

- фиксированность паритетов обмена валют, где две денежные единицы 14 африканских стран, входящих в валютную зону франка (франка CFA Банка государств Центральной Африки и франка CFA Центрального банка государств Западной Африки), конвертируемы между собой на основе фиксированной ставки и без ограничения суммы обмена (количественного ограничения);

- неограниченная гарантия французского казначейства: конвертируемость валюты, выпущенной двумя выше указанными эмиссионными учреждениями, гарантирована французским казначейством без каких-либо ограничений;

- свободный оборот денежных масс: переводы, в принципе, свободны в пределах зоны франка;

- централизация валютных резервов: тогда как государства располагают своими валютными резервами в каждом из двух центральных банков, гарантия неограниченной конвертируемости, обеспечиваемая Францией, накладывает на африканские Банки обязательство по содержанию не менее 65% своих валютных резервов во французском казначействе, где открыты счета на имя каждого из них.

 

Транзакционные счета

 

Реализация вышеизложенных принципов стала возможной благодаря применению особого механизма транзакционных счетов, чьи операционные процедуры были закреплены в соглашениях между французским министром экономики и финансов и представителем каждого из двух эмиссионных учреждений зоны франка.

Транзакционные счета - это счета, открытые в Казначействе Франции от имени каждого из трех эмиссионных учреждений: Банка государств Центральной Африки (BEAC) и Центрального банка государств Западной Африки (BCEAO), а также Центрального банка Коморских островов. Эти счета являются возмездными, так как вкладчику (эмиссионному институту) выплачиваются проценты по вкладу, и дают возможность безлимитного овердрафта.

 

Механизм предохранения от девальвации и инфляции

 

Даже если Центральные банки могут пользоваться ссудами французского казначейства без ограничений, такие действия должны носить исключительный характер. С целью воспрепятствования постоянной задолженности государств - членов зоны франка Соглашениями были предусмотрены специальные меры, некоторые из которых имеют превентивный характер.

Так, например, когда соотношение чистых внешних активов и обязательств каждого из Центральных банков остается в течение трех месяцев подряд ниже 20%, Совет директоров соответствующего Центрального банка принимает соответствующие меры: повышение процентных ставок, сокращение сумм рефинансирования.

Устав BCEAO указывает, что при негативном развитии кредитной ситуации, которая позволяет прогнозировать недостаточность средств на счетах, он может пополнять счет по операциям отчислениями наличных свободных средств (прямого дебета) в иностранных валютах; просить уступки в свою пользу; принимать валюты, находящиеся в наличии государственных или частных организаций стран-членов, а также предлагать государствам-членам осуществлять их право на запрос средств у Международного валютного фонда.

Устав BEAC предусматривает, что если счет по операции в течение трех месяцев подряд является дебетовым, то суммы рефинансирования уменьшаются на 20% в странах, где существует дебетовое положение в счет операций, и 10% в странах, где несмотря на существование кредитной ситуации, она не превышает 15%.

Уставы Центральных банков указывают, что их помощь национальной казне того или иного государства зоны франка не может превышать 20% налоговых поступлений (BCEAO) или регулярного бюджета (BEAC) последнего финансового года.

Наконец, соотношение валют может быть скорректировано, в случае если обменный курс не является устойчивым в связи с эволюцией экономической и финансовой ситуации стран-членов. Так, с момента создания зоны франка (1939 г.) паритет был изменен только один раз - в 1994 г.

 

Консультации с Францией

 

Кроме неофициальных встреч между французскими и африканскими лидерами министры финансов и главы правительств государств зоны франка встречаются каждые шесть месяцев.

Первая такая встреча состоялась в Париже в марте 1965 года, когда было решено, что министры будут встречаться дважды в год - в апреле, накануне собрания валютно-финансового комитета (CMFI) МВФ, и в сентябре-октябре, накануне заседания Комитета по развитию Всемирного банка.

 

Влияние единой валюты на финансовое и экономическое развитие и сотрудничество стран-членов

 

Единая валюта как фактор стабильности и прозрачности экономической политики

Соглашения о создании зоны франка привели прежде всего к появлению эффективной основы экономических политик государств-членов. Основными из них, как уже отмечалось, стали контроль и регулирование инфляции в странах зоны франка.

Кроме того, Соглашения в зоне франка стали мощным фактором дисциплины фискальной политики. Ограничение возможностей финансирования государств Центральными банками в соответствии с уставом BCEAO, BEAC и Центрального банка Коморских островов имеет двойное преимущество: оно ускоряет бюджетные корректировки, поскольку чрезмерные задолженности быстро накапливаются и являются труднопереносимыми с политической и социальной точек зрения; более того, данная логика соответствует политике программ структурной перестройки МВФ.

Помимо этого, зона франка является фактором разумного управления и прозрачности экономической политики. По институциональному сотрудничеству, которое оно устанавливает, зона франка действительно предлагает всеобъемлющий диалог на основе постоянного обмена информацией и данными между Центральными банками и министерствами финансов всех участников Соглашения. Механизмы консультаций участников зоны франка подкрепляются механизмами многостороннего наблюдения за экономической политикой валютного союза (UEMOA, CEMAC). Эти механизмы с учетом критериев устойчивости и совпадения финансово-экономических политик государств регулируются совместным органом - Комитетом конвергенции зоны франка ( de convergence de la Zone franc), который является эффективным механизмом мониторинга экспертной оценки.

Здесь стоит обратить внимание на создание в рамках зоны франка системы Многостороннего надзора за экономической политикой и критериями конвергенции в зоне франка (La surveillance des politiques et les de convergence en Zone franc).

В декабре 1999 года вступил в силу Договор о конвергенции, стабильности, экономическом росте и солидарности между государствами-членами UEMOA [2]. Договор знаменует собой новый этап в процессе сближения экономической политики государств - членов UEMOA. Он устанавливает срок для конвергенции макроэкономических показателей, указывая, что конечной целью данного процесса является экономическая стабильность. Договор также обновляет уже существовавшие критерии оценки макроэкономики, лучше приспособленные к оценке конвергенции макроэкономических показателей, чем те, что были в силе до 1999 года. Эти критерии отныне выстроены по иерархии в целях укрепления механизма осуществления мониторинга.

В CEMAC в июле 2001 года также было принято Положение сообщества, устанавливающее новые критерии и показатели для конвергенции макроэкономических показателей. Здесь используются четыре основных критерия, идентичных тем, что используются в UEMOA. Оценка соблюдения критериев, которые вступили в силу в 2002 году, осуществляется каждые 3 года (начиная с 2005 г.) с помощью программы конвергенции, которая разработана специально для этой цели. Новые критерии должны, в частности, обеспечить более жесткий контроль государственных финансов и лучшую оценку конвергенции фискальной политики. Вместе с тем несоблюдение критериев контроля ведет не к санкциям, но к принятию рекомендаций в отношении соответствующего государства.

Четырьмя основными критериями, общими для UEMOA и CEMAC, по которым определяются основные изменения макроэкономических факторов, обеспечивающих стабильность единой валюты, являются:

- отношение финансового баланса к номинальному (ключевой критерий);

- инфляция сохраняется на уровне менее 3% в год;

- отсутствие у государства внешних и внутренних задолженностей по управлению в текущий период;

- сумма учтенных векселей внутреннего и внешнего долга к номинальному ВВП не должна превышать 70%.

Дополнительные критерии макроэкономической стабильности различаются в двух интеграционных объединениях.

В UEMOA такими дополнительными критериями являются:

- уровень заработной платы;

- государственные инвестиции в экономику должны финансироваться за счет внутренних ресурсов в размере не менее 20% от общего уровня инвестиций;

- текущий внешний дефицит без учета грантов к номинальному ВВП не должен превышать 5%;

- налоговые доходы должны быть больше или равны 17% от номинального ВВП.

В CEMAC дополнительными критериями являются:

- соотношение первичного финансового баланса к ВВП (в %);

- соотношение общего баланса бюджета без учета грантов к ВВП (в %);

- общий баланс бюджета по отношению к ВВП (в %);

- эволюция государственного фонда заработной платы по отношению к налоговым доходам;

- дефицит счета текущих операций без учета грантов по отношению к ВВП.

 

Существование эффективных и экономически выгодных механизмов в рамках валютного союза

 

В зоне франка существуют механизмы, обеспечивающие возможность постоянного ненормированного доступа к иностранной валюте. Доказательством такой эффективности зоны франка является обеспечение регулярного доступа всех жителей государств - членов зоны франка к денежной массе.

Устройство зоны франка отличается от системы (более жесткой) классического валютного управления (currency board): гарантия конвертируемости определяется французским Казначейством (в виде неограниченной эмиссии операций по счету), что позволяет избежать очень сильных ограничений, присущих системе эмиссионного механизма. Действительно, в этой системе власти устанавливают процентные ставки на уровне, достаточном для поддержания уровня резервов иностранной валюты, необходимого для обеспечения паритета. Какова бы ни была причина недостаточности резервов, центральный банк может поднять процентные ставки, что увеличивает стоимость финансирования экономики и замедляет ее рост. Так, например, в отличие зоны франка опыт эмиссионного института в Аргентине в конце 1990-х годов в условиях инфляции имел негативное влияние на экономический рост.

Управление валютными резервами стран зоны франка остается довольно жестким. В соответствии с уставом центрального банка и денежно-кредитной конвенцией валютные резервы стран зоны франка должны быть аккумулированы двумя Центральными банками, а как минимум 65% этих резервов должны быть внесены в евро на счета французского Казначейства. Эти положения требуют выделения валютных резервов, что компенсируется двумя положениями: ставкой по кредиту счета операций, которая является ставкой ЕЦБ, либо компенсацией выше основной ставки рефинансирования; уровень капитала гарантируется французским Казначейством. Это позволяет поддерживать ставки кредитования (рефинансирования) на разумном уровне.

 

Присоединение франка CFA к евро и устойчивость Соглашений зоны франка

 

Соглашения о валютном сотрудничестве между Францией и другими странами зоны франка не были затронуты переходом на евро. Французские и африканские власти многократно брали на себя обязательства по обеспечению устойчивости Соглашений о зоне франка с момента решения о переходе на единую валюту. Совет Европейского союза в соответствии с решением от 23 ноября 1998 года [3] подтвердил, что Франция может "поддерживать Соглашения об обмене (валют), которые связывают ее с UEMOA, CEMAC и Коморскими островами" (Статья I решения Совета) в соответствии со статьей 109.3 Маастрихтского договора.

Франция и другие страны зоны франка становятся, таким образом, единственно ответственными за выполнение этих Соглашений. Это означает, в частности, что любые изменения паритета курса между евро, CFA и коморским франком являются исключительной ответственностью стран зоны франка. Тем не менее французские власти будут информировать Экономический и финансовый комитет (CEF), который готовит заседания Совета Европейского союза, о любом изменении паритета. О реализации и изменениях этих Соглашений (статья 2) информируются также Еврокомиссия, ЕЦБ и CEF.

Предварительное согласие комиссии Европейского союза необходимо только в двух случаях: когда вносятся изменения, касающиеся субъектного состава соглашений (например, прием нового государства), или в случае изменения самой природы соглашения (например, в случае изменения принципа гарантии конвертируемости французским государством франка CFA и коморского франка). Любое другое изменение остается в исключительной компетенции государств - членов зоны франка.

Следует отметить, что Португалия также заключила соглашение о валютном сотрудничестве аналогичного типа с островами Зеленого Мыса, которые принадлежали к зоне эскудо. Это соглашение было также одобрено комиссией Европейского союза в соответствии с принципами и правовыми основами, являющимися эквивалентными зоне франка.

С 1 января 1999 года евро стало валютой европейских стран - членов Европейского экономического и валютного союза (UEM), а французский франк был поглощен единой валютой. Эта замена автоматически привела к тому, что определение паритета франка CFA и коморского франка стало осуществляться по отношению к евро, что ни в чем не повлияло на механизмы валютного сотрудничества в зоне франка.

Был установлен коэффициент конверсии между евро и французским франком, который автоматически определил стоимость евро по отношению к франку CFA и коморскому франку. Таким образом, замена французского франка евро в качестве ссылочной валюты для франка CFA и коморского франка не породила никаких изменений обменного курса этих валют.

С технической точки зрения влияние европейского валютного строительства на Соглашения зоны франка ограничивается простой заменой французского франка в качестве ссылочной валюты для обмена франка CFA и коморского франка. Однако с экономической точки зрения эта замена также создала мощный эффект на структурирование экономики зоны, которое повысило экономическую и валютную стабильность в странах-участницах.

Установление паритета между франком CFA, коморским франком и евро привело к увеличению товарооборота и частных инвестиций в странах зоны франка. Присоединение зоны франка к евро также придало большее значение механизму многостороннего наблюдения за национальной экономической политикой на основе критериев конвергенции, уже установленных Комиссией UEMOA и Исполнительным секретариатом CEMAC.

Переход на евро положительно сказался на странах зоны франка в основном потому, что он стимулировал экономическую активность и упростил доступ к мировым рынкам капитала. Что касается сотрудничества стран зоны франка с ЕС, то оно опирается на единый рынок с более чем 400 миллионами потребителей Европейского союза. В то же время зона франка располагает динамичными показателями экономического роста. Поскольку африканские страны зоны франка реализуют почти половину своей торговли со странами Европейского союза, рост товарооборота и его профицит осуществляются за счет Европейского валютного союза.

Присоединение евро к африканским франкам привлекло внимание европейских экономических операторов к двум основным рынкам, которым суждено стать уникальными в своем роде в связи с процессом региональной интеграции. Более того, они уже достигли ошеломляющих размеров: в UEMOA 76 миллионов жителей, а импорт равен 9100 млн евро, тогда как в СЕМАС 34 миллионов жителей, а импорт в эти государства достигает 7300 млн евро.

Привязка к евро также оказывает положительное влияние на цены и доступ к европейскому рынку капитала, что связано со стимулированием свободного движения капитала между зоной франка и государствами - членами зоны евро. Такая открытость, в сочетании с созданием таможенного союза в UEMOA и CEMAC, позволила странам зоны франка поддерживать конкурентоспособность своих экономических субъектов и удачно интегрироваться в международную торговлю. Поддержка евро укрепляет уверенность экономических агентов зоны франка в свои собственные валюты, что ограничивает отток капитала и увеличивает уровень банковских депозитов и ликвидности в местных банках UEMOA и CEMAC.

Устойчивость паритета франка CFA и евро требует конвергенции экономической политики и дисциплины в зонах франка и евро, в частности в том, что касается управления инфляцией и финансовой дисциплиной. Так, как уже было отмечено, были созданы критерии конвергенции, принятые в UEMOA (1999) и CEMAC (2002), которые очень близки к Маастрихтским критериям.

 

Роль валютного союза в экономической интеграции государств

 

Валютные союзы Западной (UMOA) и Центральной Африки (UMAC) до сих пор работали надлежащим образом по институциональным и техническим планам, несмотря на низкий уровень экономической интеграции между государствами - членами двух интеграционных объединений.

Африканские валютные союзы в их нынешнем виде просуществовали почти 40 лет и доказали свою эффективность, в том числе посредством адекватных институциональных механизмов и их достижений в условиях инфляции. Тем не менее вплоть до начала 1990-х годов интерес был сосредоточен на механизмах зоны франка (и следовательно, зоны в целом), а валютные союзы рассматривались как второстепенные явления. Приостановка взаимного выкупа банкнот между двумя зонами в августе 1993 года, а затем девальвация 1994 года и восстановление региональной интеграции в каждой из подзон привели к заинтересованности сторон к валютным союзам.

Высокий уровень движения банкнот в каждой из подзон (до 1993 года и между двумя подзонами) является показателем интеграции валютных союзов. Другим показателем является эффективное функционирование наднациональных Центральных банков, а также и других институтов валютных союзов [4].

Поэтому необходимо рассмотреть причины эффективного функционирования валютных союзов, несмотря на слабую региональную экономическую интеграцию, которая теоретически ограничивает финансово-экономические обмены. Эти причины лежат в принятии членами валютных союзов полного отказа от валютного суверенитета и согласии с определением части своей бюджетной политики на наднациональном уровне. Отказ от валютного суверенитета уже свершившийся с давних пор факт, который был непосредственно связан с механизмами зоны франка.

Отказ от валютного суверенитета тем более заметен, поскольку BEAC и BCEAO организованы по централизованной модели с единственным эмиссионным банком и национальными управлениями, являющимися лишь ответвлениями штаб-квартиры. Для сравнения: Европейская система центральных банков сделала выбор в пользу децентрализованных по своей структуре банков и децентрализованных в своих миссиях и операциях. Кроме того, заметим, что валютные резервы полностью централизованы BEAC и BCEAO, в то время как централизация в рамках банковской евросистемы лишь частична.

Отказ от валютного суверенитета государствами - членами зоны франка предполагает:

- фиксированный обменный курс по отношению к французскому франку (что само по себе ограничивает валютный суверенитет);

- гарантию конвертируемости, предоставленную французским государством единой валюте;

- возможность структурного урегулирования, предоставленную международным сообществом по национальному признаку.

В противоположность этому финансовые механизмы солидарности остались ограниченными. Африканские валютные союзы не имеют механизма выкупа (bail-out), а на практике никогда не было прямой финансовой помощи государствам. Это привело на определенном этапе к финансовому ослаблению отдельных государств зоны франка (даже банкротству некоторых из них), а некоторые из них продолжают находиться в задолженности по их внутренним и внешним долгам.

Выход из валютного союза будет включать в себя выход из зоны франка, что в результате является сильным сдерживающим фактором для выхода государств из системы. Это будет сопряжено с рисками и расходами, которые могут быть невыносимыми для развивающихся экономик. Основным риском является неопределенность в результате перехода из надежной и признанной системы обмена к системе обмена, цели и средства который являются неопределенными. В качестве примера можно напомнить выход в 1967 году Мали из UEMOA и (следовательно) из зоны франка с целью создания своего собственного центрального банка и национальной валюты. В результате серьезных бюджетных и валютных кризисов после долгого процесса финансового оздоровления и роста задолженности Мали была вновь принята в UEMOA и зону франка в 1984 году, т.е. вновь передала свою привилегию эмиссии BCEAO.

Таким образом, в случае зоны франка опыт валютной интеграции достиг такого уровня доверия, усиленного присоединением к евро и постоянным паритетом, что выход из валютного союза уже вряд ли рассматривается серьезно каким-либо из государств зоны франка. Кроме того, в среднесрочной перспективе укрепление региональной интеграции и, в частности, координации налогово-бюджетной политики, является залогом повышения экономического роста и более сбалансированного развития, который будет опираться на достижения валютной интеграции, и наоборот. По своей природе региональные валютные союзы действительно призваны стимулировать более тесную экономическую интеграцию, так как условия валютных зон способствуют созданию подлинного единого рынка [5].

 

Проблемы валютной зоны и перспективы ее развития

 

UEMOA и CEMAC, по мнению Мак Киннон [6], не являются оптимальными валютными зонами из-за слабости внутризоновой торговли [7].

Субрегиональные экономические институты, которые можно назвать "экономическими полюсами" как в CEMAC (Исполнительный секретариат, штаб-квартира которого находится в г. Банги), так и в UEMOA (Комиссия со штаб-квартирой в г. Уагадугу) гораздо более позднего создания (1994 г.). Результаты деятельности этих институтов в плане экономической интеграции довольно неплохи, но остаются ограниченными. Конечно, таможенные союзы были созданы в начале 2000 года, а критерии конвергенции были приняты в 1999 году. Они, однако, редко соблюдаются, а согласованность бюджетной политики находится в зачаточном состоянии в основном из-за отсутствия механизмов принуждения к соблюдению обязательств и ресурсов политической власти. Наконец, секторальная политика не стала предметом общего согласования.

Стоит отметить, что ни UEMOA, ни CEMAC не имели федерального (наднационального) бюджета до 1996 года, и до этой эпохи не существовало никакой координации налогово-бюджетной политики.

Развитие пяти основных элементов институционального процесса региональной интеграции в UMOA и в UMAC (таможенный союз, секторальная политика, координация экономической политики, унификация стандартов экономической деятельности, развитие региональных учреждений) свидетельствуют об экономической и финансовой интеграции и, таким образом, об увеличении эффективности валютных союзов. Многосторонний надзор за экономической политикой значительно улучшился благодаря принятию общих макроэкономических критериев в UEMOA и в CEMAC, контроль за которыми осуществляется на институциональном уровне Комитетом конвергенции зоны, деятельность которого направлена на повышение качества координации экономических политик всех стран - членов зоны.

Региональные органы, такие как Комиссия UEMOA и Исполнительный секретариат CEMAC, будут и дальше играть ведущую роль в углублении региональной интеграции, что подразумевает необходимость их оснащения соответствующими экономическими и финансовыми средствами. В теориях, касающихся международных (региональных) интеграционных институтов [8], широко отмечается положительный эффект, приносимый общими институтами в части стандартизации и предписания общих процедур. Общие учреждения способствуют прозрачности государственной политики благодаря широкому распространению информации, повышая таким образом доверие экономических агентов по отношению к союзу.

Существование экономических союзов Западной Африки (CEDEAO) и Центральной Африки (CEEAC), которые выходят за рамки зоны франка, должны логически привести к созданию автономных региональных валютных союзов. CEDEAO уже участвует в процессе создания валютного союза, который предусматривает создание второй валютной зоны в Западной Африке (Нигерия, Гана, Гвинея, Сьерра-Леоне, Гамбия), которая будет сосуществовать с франком CFA, циркулирующим в UEMOA. В конечном счете главы государств CEDEAO планируют слияние второй валютной зоны с зоной CFA (UEMOA). Успех такого процесса включает в себя углубление экономической интеграции и более глубокую координацию экономической политики. Экономическое сообщество государств Центральной Африки (CEEAC) со своей стороны не утверждало проект валютной интеграции. Зато на континентальном уровне Африканский союз разработал проект создания единого центрального банка с целью создания центрального банка и единой валюты в странах Африки примерно к 2020 г.

 

Но какими бы ни были темпы и избранные пути африканских валютных союзов, ускорение процесса региональной интеграции останется важным фактором в их создании и развитии.

 

 

 

Библиография

 

 

 

1. Décision du Conseil de l'Union du 23 novembre 1998 concernant les questions de change relatives au franc CFA et au franc comorien (98/683/CE).

 

2. J. Frankel, A. Rose, "The endogeneity of the optimum currency area criteria", Economic Journal. 1998.

 

3. R.I. Mac Kinnon, "Optimum Currency Areas", American Economic Review, 1963, vol. 53.

 

4. H. Akanni-Honovo, Le role du financement extérieur en Afrique de l'Ouest et en Asie de l'est, Revue Tiers-Monde. 1998.

 

5. B. Laporte – Intégration économique régionale et échanges commerciaux en Afrique de l'Ouest - CERDI, 1996.

 

6. R. Kehoane, "After hegemony: cooperation and discord in the world political economy", 1984. Princeton University Press.

 

7. Boka M. On The Development of West African Accounting System // International Journal of Business and Management. - Vol. 5. - N 5. - May 2010. - P. 62 - 73.

 

8. Финансовая база данных региональной фондовой биржи UEMOA.

 

9. Дегтерев Д. Фондовые биржи Стран Африки // Азия и Африка сегодня. - 2004. - N 5. - С. 45 - 50.

 

10. Customs Duties and Taxes in the Afest African Economic and Monetary Union (WAEMU) // International Customs Journal. - N 103. - August 2003.

 

11. CEMAC. Tarif des douanes (dispositions generales). - Acte N 7/93-UDEAC-556-SE1 du21juin 1993.

 

12. West African Economic and Monetary Union (WAEMU). Staff Report on Common Policies for Member Countries // IMF Country Report. - N 12/59. - March 2012. - 61 p.

 

13. Boogaerde P., Tsangarides C. Ten Years after the CFA Franc Devaluation: Progress Toward Regional Integration in the WAEMU // IMF Working Paper. African Department-WP/05/145, July 2005. - 31 p.

 

14. Рогов И.И. Принцип верховенства конституции как ключевой фактор развития межгосударственных интеграционных процессов // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения / Journal of foreighn legislation and comparative law. - 2013. - N 6. - С. 964 - 966.

 

15. Р.А. Курбанов Экономическое и монетарное сообщество стран центральной Африки как наиболее интегрированная африканская субрегиональная организация // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. - 2013. - N 1. - С. 49 - 77. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.01.4.

 

 

 

References (transliterated)

 

 

 

1. Décision du Conseil de l'Union du 23 novembre 1998 concernant les questions de change relatives au franc CFA et au franc comorien (98/683/CE).

 

2. J. Frankel, A. Rose, "The endogeneity of the optimum currency area criteria", Economic Journal. 1998.

 

3. R.I. Mac Kinnon, "Optimum Currency Areas", American Economic Review, 1963, vol. 53.

 

4. H. Akanni-Honovo, Le role du financement extérieur en Afrique de l'Ouest et en Asie de l'est, Revue Tiers-Monde. 1998.

 

5. B. Laporte – Intégration économique régionale et échanges commerciaux en Afrique de l'Ouest - CERDI, 1996.

 

6. R. Kehoane, "After hegemony: cooperation and discord in the world political economy", 1984. Princeton University Press.

 

7. Voka M. On The Development of West African Accounting System // International Journal of Business and Management. - Vol. 5. - N 5. - May 2010. - P. 62 - 73.

 

8. Degterev D. Fondovye birzhi Stran Afriki // Aziya i Afrika segodnya. - 2004. - N 5. - S. 45 - 50.

 

9. Boogaerde P., Tsangarides S. Ten Years after the CFA Franc Devaluation: Progress Toward Regional Integration in the WAEMU // IMF Working Paper. African Department-WP/05/145, July 2005. - 31 p.

 

10. Rogov I.I. Printsip verkhovenstva konstitutsii kak klyuchevoi faktor razvitiya mezhgosudarstvennykh integratsionnykh protsessov // Zhurnal zarubezhnogo zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya / Journal of foreighn legislation and comparative law. - 2013. - N 6. - С. 964 - 966.

 

11. R.A. Kurbanov Ekonomicheskoe i monetarnoe soobshchestvo stran tsentral'noi Afriki kak naibolee integrirovannaya afrikanskaya subregional'naya organizatsiya // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. - 2013. - N 1. - С. 49 - 77. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.01.4.

 

 

 

 

 

ДОГОВОР В ПРАВЕ ЮЖНО-АФРИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

 

 

Договор в праве Южно-Африканской Республики

 

 

 

Южно-Африканская Республика (далее - Южная Африка, ЮАР) характеризуется наличием смешанной (гибридной) правовой системы и сочетает в себе черты континентального, общего и обычного права <1>. В целом договорное право Южной Африки развивается в русле континентальной (романо-германской) правовой семьи, сохраняя ее традиционные понятийные основы, но в то же время включает в себя некоторые элементы договорного права стран общей (англо-саксонской) правовой семьи <2>. Поэтому, говоря об истории становления договоров в романо-германской правовой системе, южноафриканские исследователи подчеркивают, что основные положения договорного права Южной Африки были восприняты из римского частного права <3>. С формированием романо-германского правового наследия процесс обобщения римских частноправовых норм был завершен, а его основные правовые принципы, такие как соблюдение добрых нравов (good faith) и обязательность исполнения договоров (pacta sunt servanda), были сохранены, в том числе в праве Южной Африки <4>.

 

--------------------------------

 

<1> Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник / Отв. ред. А.Я. Сухарев. М.: Норма, 2003. С. 940; Lynn Berat. South African Contract Law: The Need for a Concept of Unconscionability // Loyola of Los Angeles International and Comparative Law Review. 1992. Vol. 4. Issue 3. P. 507, 508.

 

<2> Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник. С. 941.

 

<3> Du Plessis, Jacques et al. The Law of Contract in South Africa. Cape Town, Western Cape / Ed. by Dale Hutchison, Chris-James Pretorius, Mark Townsend and Helena Janisch // Oxford University Press. 2010. P. 11.

 

<4> Lynn Berat. Op. cit.; Du Plessis, Jacques et al. Op. cit.

 

 

 

Говоря о современном договорном праве Южной Африки, в первую очередь необходимо обратить внимание на одну из его значительных особенностей, вытекающих из особенности правовой системы страны в целом: основными источниками договорного права Южной Африки являются законодательство и прецедентное право; при этом в отличие от многих стран Южная Африка не располагает единым нормативным правовым актом, устанавливающим правовые основы заключения, исполнения и прекращения договоров. В связи с отсутствием в ЮАР специального закона о договоре (иного специального нормативного правового акта со сходным предметом регулирования) основными правовыми источниками, регулирующими порядок заключения, исполнения и прекращения договоров, являются прецеденты и иные законы, не содержащие положения непосредственно о договорах, но в той или иной мере отражающие положения о договорных правоотношениях с участием тех или иных категорий лиц. Примером подобного закона может послужить Закон ЮАР "О защите прав потребителей" 2008 г. <5> (далее - Закон о защите прав потребителей), регулирующий отношения сторон по договору поставки товаров. В частности, в статье 48 данного Закона говорится о необоснованных, неразумных или несправедливых условиях договора (unfair, unreasonable or unjust contract terms).

 

--------------------------------

 

<5> Consumer Protection Act N 68 of 2008 // Government gazette. 2009. Vol. 526. N 32186.

 

 

 

В определенной степени развитию института договорного права также способствует доктрина, которая, как правило, поднимает ряд определенных, вполне актуальных вопросов для научного обсуждения. Например, в Южной Африке существует мнение о необходимости включения в нормативные правовые акты страны положений доктрины о недобросовестности (unconscionability doctrine) при заключении тех или иных договоров <6>. Дело в том, что отсутствие императивных положений законодательства о договорах позволяют стороне, недобросовестно исполняющей свои договорные обязательства, избежать наказания, в связи с чем другая сторона подвергает себя серьезным рискам при вступлении в договорные отношения, чувствуя при этом правовую незащищенность.

 

--------------------------------

 

<6> Lynn Berat. Op. cit. P. 508.

 

 

 

В современном южноафриканском праве существует множество определений договора. Так, Дэйл Хатчинсон и Крис-Джеймс Преториус определяют договор (contract) как соглашение (agreement), заключенное между двумя или более лицами с целью создания юридического обязательства или обязательств <7>. Согласно данному определению не всякое соглашение является договором. Договор требует наличия серьезной цели у сторон по созданию юридически закрепленного обязательства, именуемого animus contrahendi (намерение вступить в договорные отношения). Фарлам и Хатвэй определяют договор как правоотношение, включающее в себя совокупность прав и обязанностей субъектов права <8>. Лин Берат под договором понимает соглашение между двумя или более лицами об установлении взаимных прав и обязанностей <9>. Эти определения позволяют заключить, что не всякое соглашение, по мнению южно-африканской доктрины, может признаваться договором.

 

--------------------------------

 

<7> Hutchison D., Pretorius C.-J. et al. The Law of Contract in South Africa. South Africa // Oxford University Press. 2009. ed. P. 6.

 

<8> Farlam and Hathaway. Contract: cases, materials and commentary / Ed. by G.F. Lubbe and C.M. Murray. edition. Cape Town: Juta and Co., 1988. P. 1.

 

<9> Lynn Berat. Op. cit. P. 513.

 

 

 

Рассмотрим положения ряда нормативных правовых актов, закрепляющих определение понятия "соглашение" (agreement). Согласно статье 1 Закона о защите прав потребителей <10> и статье 1 Закона ЮАР "О национальном потребительском кредитовании" 2005 г. <11> (далее - Закон о потребительском кредитовании) соглашением является договоренность или взаимопонимание между двумя или более сторонами об установлении между ними правовых отношений. Согласно Закону ЮАР "О компаниях" 2008 г. <12> "соглашением, включая договор, является договоренность или взаимопонимание между двумя или более сторонами об установлении прав и обязанностей между ними". Закон ЮАР "Об отчуждении земель" 1981 г. <13> (далее - Закон об отчуждении земель) определяет договор как соглашение или несколько соглашений, вместе составляющих одно целое, вне зависимости от своей формы. Этот небольшой обзор законов Южной Африки также показал, что законодательство содержит определение понятия "соглашение", выступающее более общим по сравнению с понятием "договор".

 

--------------------------------

 

<10> Consumer Protection Act N 68 of 2008. Op. cit.

 

<11> National Credit Act N 34 of 2005 // Government gazette. 2006. Vol. 489. N 28619.

 

<12> Companies Act N 71 of 2008 // Government gazette. 2009. Vol. 526. N 32121.

 

<13> Alienations of Land Act N 68 of 1981 (as amended by Act N 103 of 1998) // Government gazette. 1998. Vol. 401. N 19517.

 

 

 

В правовой доктрине Южной Африки также выделяются три основных теории, претендующие на объяснение сущности договора:

 

- теория воли сторон (will theory);

 

- заявительная теория (declaration theory);

 

- теория предположения (reliance theory).

 

Каждая из них имеет свои особенности. Так, согласно теории воли в основу любого договора входит воля сторон, т.е. встреча намерений сторон для достижения согласия (meeting of the minds of the parties). При этом если одна из сторон была введена в заблуждение относительно одного из существенных элементов договора, такой договор считается не заключенным; ни одна из сторон не связана условиями данного договора, и каждая из них может требовать возвращения фактически исполненного. Согласно заявительной теории основу договора составляет не столько наличие в нем (содержательно) совпадающих воль сторон, сколько их внешнее выражение, которое должно быть проявлено в действиях сторон вовне. Данная концепция была впервые выработана в 1924 г. в деле "South African Railways & Harbours v. National Bank of South Africa, Ltd.". Судья по итогам рассмотрения дела заявил: "Закон не может регулировать намерения сторон договора, но может распространять свое действие на их внешние проявления. Даже если с философской точки зрения намерения сторон не совпали, а их действия говорят об обратном, законом будут приняты во внимание действия и будет определено, что намерения сторон договора совпали и что стороны заключили договор на тех условиях, на которых изначально рассчитывали или подразумевали. Это единственный практический путь, по которому суд может определить истинные условия договора" <14>. В правовой доктрине ЮАР высказывается критика в адрес данной теории <15>. Суть теории предположения в том, что договор считается основанным на намерении одной из сторон соглашения, а также на ее разумном представлении или предположении о том, что другая сторона имеет такие же намерения. Эта теория в какой-то степени дополняет теорию воли: так, если обе стороны имеют одинаковые намерения, считается, что их действия согласованны, а выяснение наличия какого-либо представления у одной стороны относительно намерений другой не требуется. Если одной или обеими сторонами были допущены существенные нарушения в части фактического исполнения условий договора, в связи с чем констатируется отсутствие согласованности, теория предположения признает соглашение договором, если одна из сторон в разумных пределах предполагала, что намерения сторон договора были согласованными. Теория предположения была применена в деле "Hodgson Brothers v. South African Railways and Harbours" 1928 г. <16>. Таким образом, согласно теории предположения сторона, которая хочет, чтобы ее предположение было признано судом, должна доказать, что предположение было разумным в пределах имевшихся обстоятельств.

 

--------------------------------

 

<14> См.: решение по делу "South African Railways & Harbours v. National Bank of South Africa, Ltd." 1924 AD 704 (SA Railways) at 715-6.

 

<15> Kerr A.J. The Principles of the Law of Contract. edition. Butterworths: Durban, 2002. P. 20 - 25.

 

<16> См.: решение по делу "Hodgson Brothers v. South African Railways and Harbours". 1928 CPD 257.

 

 

 

Договор в праве Южной Африки (наряду с деликтом) является основным источником возникновения обязательств. Рассмотрим основные положения договорного права ЮАР относительно порядка заключения, исполнения и прекращения договора.

 

Заключению договора (conclusion of the contract) в праве ЮАР предшествуют оферта (offer), т.е. предложение заключить договор, и акцепт (acceptance) - принятие данного предложения. Будучи односторонним волеизъявлением, оферта сама по себе не создает обязательство. Для того чтобы создавать обязательства, она должна быть:

 

- полной, ясной, четкой и определенной (to be complete, definite, clear and certain);

 

- соответствовать требованиям, закрепляемым упоминавшимися выше специальными законами, например Законом о защите прав потребителей <17>, который среди прочего запрещает так называемую фиктивную рекламу (bait marketing) <18> и инертную продажу товаров (negative option billing) <19>; предоставляет потребителю право на так называемое время для обдумывания (cooling-off period) <20>; предоставляет возможность розничной продажи товаров по каталогу (catalogue marketing) (ст. 33 Закона о защите прав потребителей).

 

--------------------------------

 

<17> См: Consumer Protection Act N 68 of 2008. Op. cit.

 

<18> Bait marketing - фиктивная или вводящая в заблуждение реклама (ст. 30 Закона о защите прав потребителей) - запрещает поставщику рекламировать товары и услуги по определенной цене либо таким способом, которым может ввести потребителей в заблуждение, в результате чего последние могут посчитать, что товары доступны по определенной цене либо у поставщика имеется большое количество товаров, тогда как их количество ограниченно. В рамках этого запрета разрешенная реклама должна конкретно указывать на цену товара и его количество, имеющееся в наличии.

 

<19> Negative option billing - инертная продажа товаров (ст. 31 Закона о защите прав потребителей) - незаконная торговая практика, заключающаяся в доставке ненужных товаров по почте, а затем в требовании денег за эти товары, если они не были возвращены в течение определенного времени. Воспринята из Великобритании, где стала очень распространенной в 1960-е гг., а сейчас контролируется Законом "О навязываемых товарах и услугах" 1971 г. (Unsolicited Goods and Services Act).

 

<20> Cooling-off period - время для обдумывания (ст. 16 Закона о защите прав потребителей), в течение которого потребитель вправе расторгнуть договор, совершенный в результате прямой розничной покупки товаров, без указания причин и выплаты штрафа, уведомив поставщика в письменной форме в течение пяти рабочих дней с момента заключения соглашения либо поставки ему товара. Поставщик обязан вернуть потребителю деньги за товар в течение 15 рабочих дней с момента получения соответствующего уведомления.

 

 

 

Несмотря на то что оферта, как правило, адресуется определенному лицу или лицам, она также может быть адресована неопределенному количеству лиц. Рекламные объявления сами по себе не являются офертой, а рассматривается как вызов оферты (ivitatio ad offerendum) или приглашение к переговорам. Хотя обещание награды, сделанное в форме объявления, признается офертой. В простом аукционе (без условий) участник рассматривается как лицо, заявляющее оферту. В аукционе с резервированной ценой заявителем оферты выступает аукционист. Аукцион на условиях состоит двух самостоятельных договоров: первый обязывает стороны условиями аукциона, а второй (основной) представляет собой договор купли-продажи.

 

Оферта прекращается в случаях:

 

- когда адресат оферты отклоняет ее;

 

- если оферент отозвал оферту;

 

- смерти одной из сторон;

 

- когда истек срок для ее акцепта, либо по истечении времени, при обычных обстоятельствах достаточного для акцепта;

 

- по истечении разумного времени, если оферта не содержит указание срока ее акцепта.

 

Акцепт считается волеизъявлением адресата оферты, который принял условия адресованной ему оферты. Акцепт действителен, если он: полный и безоговорочный; осознанно принят лицом, которому был направлен (адресатом оферты); соответствует требованиям, установленным законодательством и оферентом.

 

В случаях, когда стороны договора находятся на расстоянии друг от друга (договор между отсутствующими), встает вопрос, где и когда происходит акцепт оферты. По общему правилу южно-африканское право следует информационной теории (теория получения акцепта оферентом), которая требует действующего и осознанного соглашения между договаривающимися сторонами, а договор считается заключенным только тогда, когда оферент знает об акцепте оферты. Местом заключения договора, как правило, считается место, где акцепт доводится до сведения оферента. Оферта договора, направленного почтой, регулируется экспедиционной теорией (теорией "почтового ящика" - mail-box theory), согласно которой договор вступает в силу, когда адресат оферты направит письмо с ее акцептом.

 

Порядок заключения договора по телефону также регулируется на основе идеи информационной теории; порядок заключения договора по электронной почте или с использованием иных средств электронной связи регулируется Законом ЮАР "Об электронных средствах связи и транзакциях" 2002 г. <21> (далее - Закон об электронных средствах связи). Согласно положениям этого Закона соглашение считается заключенным полностью или частично с использованием информационных сообщений в то время и в том месте, в котором акцепт оферты был получен оферентом (п. 2 ст. 22 Закона об электронных средствах связи).

 

--------------------------------

 

<21> Electronic Communications and Transactions Act N 25 of 2002 // Government gazette. 2002. Vol. 446. N 23708.

 

 

 

Предмет договора (the subject matter of the contract) входит в его условия и в последующем определяет обязательства, порождаемые данным договором <22>. Обязательство, как отмечалось выше, представляет собой правовую связь между двумя или более лицами и включает в себя как права, так и обязанности: должник несет обязанность по исполнению соглашения, а кредитор имеет право требовать от него данного исполнения. Все договоры порождают личные права и обязанности. Таким образом, право, возникшее в связи с договорным обязательством у одной стороны, может быть исполнено только в отношении другой <23>.

 

--------------------------------

 

<22> Du Plessis, Jacques et al. Op. cit. P. 231.

 

<23> Ibid. P. 232.

 

 

 

Исполнение договора (performance of the contract) должно быть надлежащим. Надлежащим должно быть исполнение не только основного, но и дополнительных к основному обязательств (например, при договоре поручительства). Итогом надлежащего исполнения является освобождение стороны от договорных обязательств и, как следствие, от претензий кредитора.

 

При исполнении договора основными ключевыми вопросами являются следующие: кто должен и может исполнить договор; кому должно быть произведено исполнение; время и место исполнения договора; способ исполнения договора.

 

В договоре прежде всего должно быть четко обозначено, кем исполняется обязательство. Если исполнение обязательства связано с личными качествами должника (например, написание книги), единственным исполнителем может быть только сам должник. Если обязательство не связано с личными качествами должника, его могут исполнить и иные лица: агент, уполномоченный должником на исполнение обязательства; поручитель; любое третье лицо, выступающее от имени должника как по собственному желанию, так и в силу перевода долга.

 

В зависимости от обстоятельств обязательство может быть исполнено следующим лицам: кредитору; агенту кредитора; третьему лицу, указанному кредитором в договоре. К последним относятся лица, дополнительно управомоченные кредитором на получение платежа (adiectus solutionis causa).

 

Обязательство должно быть исполнено своевременно и в надлежащем месте. Время и место исполнения, как правило, предусматриваются в самом договоре. Если срок исполнения не предусмотрен договором, считается, что исполнение должно быть произведено в разумные сроки (at a reasonable period of time), определяемые исходя из характера самого договора. Если в договоре отсутствует указание на место его исполнения, этот пробел восполняется исходя из того, какое имущество составляет предмет договора. Дело в том, что некоторые обязательства могут быть исполнены только в определенном месте. Например, переход права собственности по договору купли-продажи имущества осуществляется по месту регистрации данного имущества (ст. 16 Закона ЮАР "О регистрации сделок" 1937 г.).

 

Наличие встречного удовлетворения (consideration), характерное для стран англо-саксонской правовой семьи <24>, не является обязательным условием действительности договора в праве ЮАР. В деле "Conradie v. Rossouw" в 1919 г. суд постановил: договор (contract), имеющий юридическую силу, может состоять из любого серьезного и обдуманного соглашения (agreement), совершенного с целью создания правового обязательства <25>. В настоящее время наличие встречного удовлетворения существенным элементом договора в праве Южной Африки не является.

 

--------------------------------

 

<24> Гражданское и торговое право зарубежных государств / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. М.: Международные отношения, 2006. Т. I. С. 530, 544 - 548.

 

<25> См: "Conradie v. Rossouw" 1919 AD 279 at. 324. Цит. по: Rautenbach Frans. The history of the Cape Provincial Division // Advocate. 2010. April. P. 35.

 

 

 

Прекращение договора (termination of the contract) обычно происходит в силу его надлежащего исполнения. К иным основаниям прекращения договора право Южной Африки также относит новацию (novation), делегацию (delegation), зачет (set-off), последующую невозможность исполнения (supervening impossibility of performance), совпадение должника и кредитора в одном лице (merger), истечение срока действия договора (effluxion of time), мировое соглашение (compromise agreement), несостоятельность (банкротство) одной и сторон (insolvency/bankruptcy), смерть одной из сторон (death), признание договора недействительным (void contract) и др. Рассмотрим некоторые из этих оснований.

 

Новация представляет собой соглашение, которое прекращает и заменяет одно или несколько обязательств на новое. В случае недействительности основного обязательства новация также признается недействительной. В праве ЮАР выделяют две формы новации: добровольная (novatio voluntaria) и принудительная (novatio necessaria). Добровольная новация в прецедентном праве ЮАР рассматривается как соглашение, направленное на установление сущности намерений сторон. В данном случае суды исходят из следующего: когда стороны прибегают к новации, их намерения направлены на замену одного действующего договора на другой <26>. Принудительная новация в праве ЮАР встречается редко и имеет место в случаях, установленных законом (например, если в ходе судебного разбирательства выяснится, что одна из сторон нарушила условия договора, сумма убытков, присужденная судом другой стороне, будет являться принудительной новацией основного обязательства).

 

--------------------------------

 

<26> См., например: решение по делу "Swadif v. Dyke". 1978. 1 SA. 928 (A).

 

 

 

Делегация представляет собой одну из форм новации, при которой одно обязательство прекращается, а вместо него создается новое обязательство с участием нового должника. В делегации участвуют три стороны: прежний должник (delegator) - лицо, взявшее на себя обязательство по исполнению основного обязательства; новый должник (delegatee) - лицо, взявшее на себя обязанность по исполнению нового обязательства; кредитор (obligee) - лицо, кому должно быть произведено исполнение. Таким образом, при делегации происходит замена прежнего должника на нового с созданием и нового обязательства <27>.

 

--------------------------------

 

<27> Делегация как способ прекращения договора также известна праву Франции. См.: Гражданское и торговое право зарубежных государств: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Международные отношения, 2012. Т. I. С. 492, 493.

 

 

 

Прекращение договора путем зачета имеет место в случае наличия между его сторонами взаимных обязательств. Зачет в праве ЮАР наступает в силу закона, без ведома должников и без необходимости совершения ими каких-либо дополнительных действий. Он может быть применен только по денежным обязательствам.

 

Последующая невозможность исполнения имеет место в случае, когда после заключения договора наступает событие, в результате которого его исполнение становится объективно невозможным. Невозможность исполнения должна возникнуть не по вине должника. Примером является дело "Peters, Flamman and Company v. Kokstad Municipality (истец)" 1919 г. <28>. Так, в данном деле компания "Peters, Flamman and Company" была ликвидирована во время Первой мировой войны, поскольку ее учредители - немцы были объявлены правительством Я.К. Смутса <29> врагами государства, в результате чего эта компания больше не могла выполнять свои договорные обязательства - обеспечение истца ацетиленовым газовым освещением - перед муниципалитетом города Кокстада. Тогда этот муниципалитет подал в суд на компанию за нарушение условий договора. Суд в данном деле определил: ввиду возникших после заключения договора обстоятельств наступила объективная невозможность исполнения договора и, таким образом, договор должен быть прекращен.

 

--------------------------------

 

<28> См.: решение по делу "Peters, Flamman and Company v. Kokstad Municipality". 1919 AD 427.

 

<29> Jan Christian Smuts (Ян Кристиан Смутс, 1870 - 1950) - южноафриканский государственный деятель, солдат, а также премьер-министр в период с 1919 по 1924 г. и с 1939 по 1948 г. Командовал союзными войсками против Германской Восточной Африки в 1916 г., а позже участвовал в создании Лиги Наций.

 

 

 

Договор, заключенный на определенный срок, автоматически прекращается при истечении данного срока. Закон о защите прав потребителей устанавливает императивные положения относительно срочных договоров. Так, если соглашение, одной из сторон которого выступает потребитель (consumer agreement), заключено на определенный срок, данный срок не может превышать максимально установленный законодательством срок для данных соглашений. Несмотря на любые положения данного соглашения, потребитель вправе расторгнуть его в одностороннем порядке до истечения установленного в нем срока, письменно уведомив об этом поставщика за 20 рабочих дней. Поставщик, в свою очередь, также имеет право расторгнуть соглашение в одностороннем порядке, письменно уведомив об этом потребителя за 20 рабочих дней. В уведомлении поставщик должен указать на существенные нарушения условий соглашения потребителем в качестве основания для его расторжения. В этом случае соглашение прекращается автоматически, даже если потребитель предпринял все необходимые попытки по устранению данных нарушений (подп. "a" и "b" п. 2 ст. 14 Закона о защите прав потребителей). Также не ранее 80 и не позднее 40 рабочих дней до истечения срока действия соглашения, одной из сторон которого выступает потребитель, поставщик должен в письменной форме уведомить потребителя о дате предстоящего истечения, указав при этом сведения обо всех существенных изменениях, которые вступят в силу в случае продления соглашения либо в случае его действия после истечения срока (подп. "c" п. 2 ст. 14 Закона о защите прав потребителей). По истечении установленного срока такое соглашение будет каждый раз продлеваться на месяц и приводить к существенным изменениям, о которых поставщик уведомлял потребителя, пока последний специально не известит поставщика о расторжении соглашения либо согласится продлить его на дальнейший определенный срок (подп. "d" п. 2 ст. 14 Закона о защите прав потребителей).

 

Таким образом, рассмотрение основных положений договорного права Южной Африки позволяет сделать следующие выводы.

 

1. Законодательство страны в области договорного права не систематизировано (кодифицировано): в ЮАР отсутствует закон, посвященный порядку заключения, исполнения и прекращения договоров. Положения некоторых законов, касающихся договоров, лишь частично восполняют данный пробел (например, Закон о защите прав потребителей устанавливает императивные положения относительно некоторых условий договора, а также дает определение соглашения; Закон об электронных средствах связи устанавливает лишь порядок принятия договоров, заключенных по электронной почте или иными средствами электронной связи). Развитию договорного права в большей части способствуют нормы прецедентного права (многие положения относительно порядка заключения, исполнения и прекращения договора). Положения правовой доктрины ЮАР также способствуют развитию института договорного права (например, определение договора; рассмотрение доктрины о недобросовестности при заключении договоров; формирование и раскрытие содержания основных теорий, претендующих на объяснение сущности договора, и др.).

 

2. В современный период договорное право Южной Африки развивается в русле как континентальной (например, отсутствие встречного удовлетворения в качестве обязательного условия действительности договора), так и общей правовых систем (например, некоторые основания прекращения договоров).

 

 

 

Библиография

 

 

 

Гражданское и торговое право зарубежных государств / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. М.: Международные отношения, 2006. Т. I.

 

Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник / Отв. ред. А.Я. Сухарев. М.: Норма, 2003.

 

Du Plessis, Jacques et al. The Law of Contract in South Africa. Cape Town, Western Cape / Ed. by Dale Hutchison, Chris-James Pretorius, Mark Townsend and Helena Janisch // Oxford University Press. 2010.

 

Farlam and Hathaway. Contract: cases, materials and commentary / Ed. by G.F. Lubbe and C.M. Murray. 3rd edition. Cape Town: Juta and Co., 1988.

 

Hutchison D., Pretorius C.-J. et al. The Law of Contract in South Africa. South Africa // Oxford University Press. 2009. 1st ed.

 

Kerr A.J. The Principles of the Law of Contract. 6th edition. Butterworths: Durban, 2002.

 

Lynn Berat. South African Contract Law: The Need for a Concept of Unconscionability // Loyola of Los Angeles International and Comparative Law Review. 1992. Vol 4. Issue 3.

 

Rautenbach Frans. The history of the Cape Provincial Division // Advocate. 2010. April.

 

 

 

 

 

АФРИКАНСКИЙ СУД СПРАВЕДЛИВОСТИ И ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И МЕЖДУНАРОДНЫЙ СУД ООН: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ ОЧЕРК

 

 

 

В статье анализируются наиболее существенные аспекты Статутов Африканского суда справедливости и прав человека и Международного суда ООН с целью указания на традиционные черты и особенности Африканского суда справедливости и прав человека. Согласно своему Статуту, Африканский суд справедливости и прав человека в целом должен основываться на модели международного судебного органа, воплощенной Международным судом ООН, однако он должен усовершенствовать ее, устраняя некоторые черты, часто признаваемые в современном мире недостатками Международного суда ООН.

 

 

 

Ключевые слова: Африканский суд справедливости и прав человека, Африканский союз, Международный суд ООН, судебный орган международной организации, суд по защите прав человека, развитие международного правосудия.

 

 

 

The African Court of Justice and Human Rights and the International Court of Justice: comparative legal analysis

 

Африканский суд справедливости и прав человека и Международный суд ООН: сравнительно-правовой очерк

 

 

 

The statutes of the African Court of Justice and Human Rights and the International Court of Justice are compared in order to emphasize both traditional and innovative features of the African Court of Justice and Human Rights. According to its Statute, the African Court of Justice and Human Rights is to be based on the model of international courts embodied in the ICJ, but to improve it, eliminating some features, often believed in the modern world to be disadvantages of the ICJ.

 

 

 

Key words: African Court of Justice and Human Rights, African Union, International Court of Justice, judicial body of an international organization, human rights court, development of international justice.

 

 

 

Введение

 

 

 

Устав предшественницы Африканского союза - Организации африканского единства - предусматривал создание Комиссии по посредничеству, примирению и арбитражу для реализации цели мирного разрешения споров между государствами-членами <1>. Учредительный акт Африканского союза предусмотрел создание судебного органа - буквально "Суда справедливости Союза" (Court of Justice of the Union), Статут которого планировалось определить отдельным протоколом <2>.

 

--------------------------------

 

<1> См. статью 19 Устава Организации африканского единства / Charter of the Organization of African Unity, 25 May 1963.

 

<2> См. статью 18 Учредительного акта Африканского союза / Constitutive Act of the African Union, 11 July 2000.

 

 

 

Государства Африки приняли два Протокола о создании двух судебных органов: Африканского суда прав человека и народов (принят в 1998 году, вступил в силу в 2004 году) и Суда (буквально "Суда справедливости") Африканского союза (принят в 2003 году, вступил в силу в 2009 году). На основе еще одного Протокола, принятого в 2008 году в Шарм-эль-Шейхе, два судебных органа должны быть объединены в один - Африканский суд справедливости и прав человека (African Court of Justice and Human Rights), этот же Протокол, который должен вступить в силу после 15 ратификаций, утвердил его Статут <3>. Таким образом, в перспективе Африканский суд справедливости и прав человека должен совместить функции главного судебного органа международной организации и международного суда по правам человека в рамках этой организации.

 

--------------------------------

 

<3> См.: Protocol on the Statute of the African Court of Justice and Human Rights, 1 July 2008. Annex: Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

Цель настоящей статьи - проанализировать традиционные черты и особенности Африканского суда справедливости и прав человека (далее - Африканский суд) путем сравнения его Статута со Статутом Международного суда ООН (далее - МС ООН).

 

 

 

Формирование состава Суда

 

 

 

МС ООН состоит из 15 членов, которые избираются Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности. Генеральный секретарь составляет в алфавитном порядке список всех лиц, чьи кандидатуры были выставлены по предложению национальных групп Постоянной палаты третейского суда или - для членов Объединенных Наций, не представленных в Постоянной палате третейского суда, - по предложению национальных групп, назначенных для этой цели их правительствами. Этот список Генеральный секретарь представляет Генеральной Ассамблее и Совету Безопасности, которые приступают к выборам членов Суда независимо друг от друга. Избранными считаются кандидаты, получившие абсолютное большинство голосов и в Генеральной Ассамблее, и в Совете Безопасности; в случае если абсолютное большинство голосов было подано и в Генеральной Ассамблее, и в Совете Безопасности более чем за одного гражданина того же государства, избранным считается старший по возрасту кандидат <4>.

 

--------------------------------

 

<4> См.: статьи 3 - 10 Статута Международного суда ООН.

 

 

 

Африканский суд состоит из 16 судей - граждан государств-участников, которые избираются Исполнительным советом и назначаются Ассамблеей Союза. Для выборов должны составляться два списка в алфавитном порядке: один (список A) включает имена кандидатов, имеющих признанную компетенцию и опыт в международном праве, другой (список B) - имена кандидатов, обладающих признанной компетенцией и опытом в сфере права прав человека. На первых выборах должны быть избраны 8 судей из первого списка и 8 судей - из второго. Выборы должны быть организованы таким образом, чтобы сохранить неизменной пропорцию судей, избранных по двум спискам <5>.

 

--------------------------------

 

<5> См.: Art. 3 - 7 Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

Таким образом, Ассамблея - верховный орган Союза, состоящий из глав государств и правительств или их представителей, - не избирает, а только назначает избранных судей Африканского суда <6>. Их избирает Исполнительный совет, состоящий из министров иностранных дел или других министров либо представителей власти, назначенных правительствами государств-членов <7>. Это отличие порядка избрания судей в Африканский суд от порядка, установленного для МС ООН, по-видимому, направлено на упрощение формирования состава судебного органа, а также выражает разницу во внутренней структуре двух международных организаций. Совет Безопасности ООН наделен главной ответственностью за поддержание международного мира и безопасности, но в нем, в отличие от Генеральной Ассамблеи, не представлены все члены Организации. При таких условиях важно обеспечить равную роль обоих органов при формировании состава главного судебного органа Организации. В структуре Африканского союза, напротив, усиливается исполнительный орган, который, однако, формально не считается "главным".

 

--------------------------------

 

<6> См. статью 6 Учредительного акта Африканского союза / Constitutive Act of the African Union, 11 July 2000.

 

<7> См. статью 10 Учредительного акта Африканского союза / Constitutive Act of the African Union, 11 July 2000.

 

 

 

По общему правилу (исключение из которого предусмотрено для самого первого избрания) члены МС ООН избираются на девять лет и могут быть переизбраны <8>; судьи Африканского суда избираются на шесть лет и могут быть переизбраны только один раз <9>. Это отличие Статута Африканского суда от Статута МС ООН вызывает неоднозначную оценку: с одной стороны, оно направлено на повышение эффективности работы Суда и усиление его независимости, с другой - может также вызвать критику, так как лица, сохраняющие квалификацию и приобретшие необходимый опыт, после одного переизбрания лишаются права принять участие в дальнейшей работе Суда.

 

--------------------------------

 

<8> См.: часть 1 статьи 13 Статута Международного суда ООН.

 

<9> См.: Art. 8 para. 1 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

Предметная юрисдикция/компетенция

 

 

 

К ведению МС ООН относятся все дела, которые будут переданы ему сторонами, и все вопросы, специально предусмотренные Уставом Объединенных Наций или действующими договорами и конвенциями <10>. Кроме того, так называемая "факультативная оговорка об обязательной юрисдикции" <11> предусматривает четыре вида правовых споров, по которым государства - участники Статута могут признать обязательную юрисдикцию Суда на основе заявления в отношении любого иного государства, принявшего такое же обязательство. Это споры, касающиеся:

 

--------------------------------

 

<10> См.: пункт 1 статьи 36 Статута Международного суда ООН.

 

<11> См.: пункт 2 статьи 36 Статута Международного суда ООН.

 

 

 

a) толкования договора;

 

b) любого вопроса международного права;

 

c) наличия факта, который, если он будет установлен, представит собой нарушение международного обязательства;

 

d) характера и размеров возмещения, причитающегося за нарушение международного обязательства.

 

Предметная юрисдикция Африканского суда <12> включает все дела и все правовые споры, переданные ему в соответствии с этим Статутом, которые касаются:

 

--------------------------------

 

<12> См.: Art. 28 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

a) толкования и применения Учредительного акта;

 

b) толкования, применения или действительности других договоров Союза и всех вспомогательных правовых актов, принятых в рамках Союза или Организации африканского единства;

 

c) толкования и применения Африканской хартии, Хартии прав и благополучия ребенка, Протокола к Африканской хартии о правах человека и народов о правах женщин в Африке или любого другого касающегося прав человека правового документа, ратифицированного заинтересованными государствами-участниками;

 

d) любого вопроса международного права;

 

e) всех актов, решений, правил и директив органов Союза;

 

f) всех вопросов, специально предусмотренных любыми другими соглашениями, которые государства-участники могут заключить между собой или с Союзом и которые предоставляют Суду юрисдикцию;

 

g) существования любого факта, который, если он будет установлен, будет представлять собой нарушение любого обязательства перед государством-участником или перед Союзом;

 

h) характера или размера возмещения вреда за нарушение международного обязательства.

 

Как мы видим, предметная юрисдикция Африканского суда включает все четыре вопроса, которые входят в предметную юрисдикцию МС ООН согласно части 2 статьи 36 его Статута, однако эта юрисдикция устанавливается непосредственно на основании Статута Суда, а не на основании заявлений государств в отношении тех государств, кто принял такое же обязательство. По сравнению с "факультативной оговоркой об обязательной юрисдикции" в Статуте МС ООН, это нововведение Статута Африканского суда следует, видимо, признать улучшением, так как оно расширяет юрисдикцию судебного органа. Статут Африканского суда не содержит положений, указывающих на то, что соответствующие обязательства государств - членов Африканского союза по Статуту Африканского суда являются преимущественными по отношению к их аналогичным обязательствам по Статуту МС ООН. Однако при этом Учредительный акт Африканского союза может производить впечатление стремления государств-участников к большей "автономизации" международного правопорядка в Африке, то есть стремления повысить значение региональных обязательств и деятельности государств-участников на их основе по сравнению с обязательствами по Уставу ООН. Так, среди целей Африканского союза значится следующее: "поощрять международное сотрудничество, должным образом учитывая Устав Объединенных Наций и Всеобщую декларацию прав человека" <13>. При этом не делается специальный акцент на приоритете обязательств государств-членов по Уставу ООН по отношению к региональным обязательствам или по крайней мере на том, что региональные обязательства согласно этому Учредительному акту не противоречат обязательствам по Уставу ООН. Помимо этого, к предметной юрисдикции Африканского суда отнесены толкование и применение права Африканского союза, включая Учредительный акт, документы в сфере прав человека и все акты органов Союза. Также юрисдикция Суда может быть установлена любыми соглашениями государств-участников, аналогично соответствующему правилу в части 1 статьи 36 Статута МС ООН.

 

--------------------------------

 

<13> См.: часть e статьи 3 Учредительного акта Африканского союза / Constitutive Act of the African Union, 11 July 2000.

 

 

 

Право на доступ к правосудию

 

 

 

Сторонами по делам, разбираемым МС ООН, могут быть только государства <14>. Для Африканского суда круг субъектов права на доступ к Суду более широк и также зависит от того, является ли предметом судебного разбирательства вопрос о правах человека. Правом подавать дела в Африканский суд <15> обладают:

 

--------------------------------

 

<14> См. статью 34 Статута Международного суда ООН.

 

<15> См.: Art. 29 para. 1 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

a) государства - участники Протокола 2008 года, утверждающего Статут Суда;

 

b) Ассамблея, Парламент и другие органы Союза, уполномоченные Ассамблеей;

 

c) члены персонала Африканского союза по заявлению, в споре и в пределах и по условиям, определенным Положением в отношении персонала Союза.

 

В случае любого нарушения права, гарантированного африканским или любым другим документом по правам человека, ратифицированным заинтересованными государствами-участниками, право передачи дела в Суд имеют:

 

a) государства - участники Протокола 2008 года, утверждающего Статут Суда;

 

b) Африканская комиссия по правам человека и народов;

 

c) Африканский комитет экспертов по правам и благополучию ребенка;

 

d) африканские межправительственные организации, аккредитованные при Союзе или его органах;

 

e) африканские национальные учреждения по правам человека;

 

f) индивиды или соответствующие неправительственные организации, аккредитованные при Африканском союзе или его органах <16>.

 

--------------------------------

 

<16> См.: Art. 30 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

МС ООН может быть открыт для государств, не являющихся участниками его Статута, на условиях, которые определяются Советом Безопасности. Когда стороной в деле является государство, не являющееся членом Объединенных Наций, Суд определяет сумму, которую эта сторона должна внести на покрытие расходов Суда <17>.

 

--------------------------------

 

<17> См.: пункт 3 статьи 35 Статута Международного суда ООН.

 

 

 

Право на доступ в Африканский суд не имеют государства, которые не являются членами Союза, и Суд не имеет юрисдикции в отношении дел с участием государств, не ратифицировавших Протокол 2008 года о Статуте Суда <18>.

 

--------------------------------

 

<18> См.: Art. 29 para. 2 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

Таким образом, по сравнению со Статутом МС ООН, Статут Африканского суда расширяет круг субъектов, имеющих права на доступ к Суду, так сказать, качественно: право на обращение в суд получают не только государства, но и органы Союза, члены персонала Союза, а в случае дел, связанных с защитой прав человека, - также межправительственные организации, национальные учреждения, индивиды или неправительственные организации. Вместе с тем региональный характер этого судебного органа вызвал соответствующее ограничение: Суд открыт лишь для государств, являющихся членами Африканского союза, притом лишь для тех из них, которые ратифицируют Протокол о Статуте Суда, а также для африканских органов, межправительственных организаций и национальных учреждений. Следует также особо отметить, что неправительственные организации, имеющие право передавать в Суд дело, связанное с нарушением прав человека, должны быть аккредитованы при Африканском союзе или его органах, но касательно индивидов, имеющих право на доступ к Суду по делам в сфере защиты прав человека, Статутом Суда не установлено каких-либо ограничений в отношении их гражданства. Суд также обладает правом рассматривать дела о защите прав человека, находящиеся в сфере действия не только африканских, но и любых других документов по правам человека, лишь бы они были ратифицированы государством - членом Африканского союза, ратифицировавшим также Статут Суда. Следовательно, по делам о защите прав человека юрисдикция Африканского суда несколько шире, чем по другим делам.

 

 

 

Право давать консультативные заключения

 

 

 

Помимо разрешения межгосударственных споров, МС ООН также обладает правом давать консультативные заключения <19>. Он может давать консультативные заключения по любому юридическому вопросу по запросу любого учреждения, уполномоченного самим Уставом Объединенных Наций делать такие запросы. При этом Устав ООН устанавливает различие в отношении предмета консультативных заключений в зависимости от субъекта запроса: Генеральная Ассамблея или Совет Безопасности могут запрашивать от МС ООН консультативные заключения по любому юридическому вопросу, а другие органы Организации Объединенных Наций и специализированные учреждения, получившие разрешение на это от Генеральной Ассамблеи, могут запрашивать консультативные заключения лишь по юридическим вопросам, возникающим в пределах круга их деятельности <20>.

 

--------------------------------

 

<19> См. статью 65 Статута Международного Суда ООН.

 

<20> См. статью 96 Устава ООН.

 

 

 

Африканский суд может давать консультативные заключения по любому правовому вопросу (on any legal question) <21>. Право запрашивать консультативные заключения принадлежит Ассамблее, Парламенту, Исполнительному совету, Совету мира и безопасности, Экономическому, социальному и культурному совету, финансовым учреждениям и любому другому органу Союза, который может быть уполномочен Ассамблеей.

 

--------------------------------

 

<21> См.: Art. 53 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

В отношении предмета консультативных заключений не предусмотрено различия прав органов Союза запрашивать заключение по любому правовому вопросу или только по вопросам в пределах компетенции этого органа. Но существует одно ограничение, которое касается всех лиц, имеющих право просить о консультативном заключении: просьба не может касаться заявления, уже находящегося на рассмотрении Африканской комиссии или Африканского комитета экспертов <22>. Это ограничение отдаленно напоминает правило Устава ООН в отношении того, что Генеральная Ассамблея не может делать рекомендации по спору или ситуации, в то время как Совет Безопасности выполняет по отношению к ним свои функции, кроме случаев, когда Совет Безопасности запрашивает об этом <23>.

 

--------------------------------

 

<22> См.: Art. 53 para. 3 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

<23> См.: пункт 1 статьи 12 Устава ООН.

 

 

 

Отсутствие в Статуте Африканского суда установления зависимости между предметом консультативного заключения, которое имеет право запрашивать орган Союза, и компетенцией этого органа следует, по-видимому, счесть прогрессивным нововведением, так как это повышает вероятность более оперативного получения консультативного заключения Суда по правовым вопросам, почему-либо ставшим срочными.

 

 

 

Применимое право

 

 

 

Источниками права, которые применяет Африканский суд <24>, являются:

 

--------------------------------

 

<24> См.: Art. 31 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

a) Учредительный акт Африканского союза;

 

b) как общие, так и специальные международные договоры, ратифицированные государствами - сторонами спора;

 

c) международный обычай как свидетельство общей практики, признанной в качестве правовой нормы;

 

d) общие принципы права, признанные универсально или африканскими державами;

 

e) судебные решения и труды наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву разных наций, а также правила, директивы и решения Союза в качестве дополнительных средств для установления норм права - с оговоркой, что судебное решение обязательно для сторон спора <25>.

 

--------------------------------

 

<25> См.: Art. 46 para. 1 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

Суд имеет также полномочия решать дело ex aequo et bono с согласия сторон.

 

Таким образом, в этот перечень вошли все виды источников международного права, предусмотренные статьей 38 Статута МС ООН для его пользования: договор, обычай, общие принципы права, судебные решения и труды наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву разных наций. Также в Статут Африканского суда прав человека и народов перешли право Суда на разрешение спора ex aequo et bono при условии согласия спорящих сторон и правило о том, что судебное решение обязательно только для сторон данного спора. Изменению подверглась формулировка в отношении "общих принципов права": в Статуте МС ООН речь идет о принципах, "признанных цивилизованными нациями", в Статуте Африканского суда формулировка заменена на принципы, "признанные универсально или африканскими державами". Так исчезает устаревшая в современных условиях ссылка на "цивилизованные народы" и снимается скользкий вопрос о том, что, следовательно, могут быть и "нецивилизованные", но появляется допущение, что общие принципы права могут быть как универсальными, так и региональными. По-видимому, это положение Суда будет нуждаться в дополнительном истолковании. Учредительный акт Африканского союза содержит перечень принципов, в соответствии с которыми должен функционировать Союз <26>, и возможно предполагать, что под общими принципами права, признанными африканскими державами, имеются в виду прежде всего эти принципы. Однако может возникнуть и встречный вопрос: насколько корректно называть региональные принципы африканского межгосударственного сотрудничества "общими принципами права"? Поэтому возникает потребность в авторитетном комментарии к этому положению Статута Суда - в региональной международно-правовой доктрине, а также в практике самого Суда, если это положение будет им применено. В перечень источников права по сравнению со Статутом МС ООН добавлены также акты органов Африканского союза как дополнительные средства для установления норм права. Отдельно выделен Учредительный акт Африканского союза.

 

--------------------------------

 

<26> См. статью 4 Учредительного акта Африканского союза / Constitutive Act of the African Union, 11 July 2000.

 

 

 

Право применять временные меры для защиты прав сторон

 

 

 

И МС ООН, и Африканский суд имеют право назначить временные меры защиты прав сторон (provisional measures/interim measures of protection). МС ООН имеет право указать, если, по его мнению, это требуется обстоятельствами, любые временные меры, которые должны быть приняты для обеспечения прав каждой из сторон. Впредь до окончания решения сообщение о предлагаемых мерах немедленно доводится до сведения сторон и Совета Безопасности <27>.

 

--------------------------------

 

<27> См. статью 41 Статута Международного суда ООН.

 

 

 

Также Африканский суд для защиты соответствующих прав сторон имеет право назначать временные меры по своей инициативе или по ходатайству сторон, если он считает, что этого требуют обстоятельства. В ожидании окончательного решения сообщение о таких временных мерах должно быть немедленно передано сторонам и председателю Комиссии, который должен сообщить о них Ассамблее <28>.

 

--------------------------------

 

<28> См.: Art. 35 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

С учетом того что МС ООН в соответствии со своим Регламентом назначает временные меры защиты на основе ходатайства стороны <29>, а также имеет право исследовать по собственной инициативе, требуют ли обстоятельства дела назначения временных мер защиты <30>, оба судебных органа обладают в этом вопросе аналогичными полномочиями. Различие состоит в их юридических основаниях: Статут Африканского суда предусматривает назначение временных мер и по инициативе Суда, и по ходатайству сторон, тогда как Статут МС ООН не содержит положений в отношении права сторон на ходатайство о временных мерах защиты, - такие положения содержит его Регламент.

 

--------------------------------

 

<29> См.: часть 1 статьи 73 Регламента Международного суда ООН.

 

<30> См.: часть 1 статьи 75 Регламента Международного суда ООН.

 

 

 

Исполнение судебного решения

 

 

 

Правила в отношении исполнения сторонами решений МС ООН закреплены в Уставе ООН: каждый член Организации обязуется выполнить решение МС ООН по тому делу, в котором он является стороной <31>. Для Африканского суда это правило расширено: согласно его Статуту, договаривающиеся стороны должны исполнить решение суда по любому спору, в котором они являются сторонами, в течение промежутка времени, обусловленного Судом, и гарантировать его исполнение <32>.

 

--------------------------------

 

<31> См.: пункт 1 статьи 94 Устава ООН.

 

<32> См.: Art. 46 para. 3 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

Устав ООН также предусматривает, что Совет Безопасности может выступить в роли "судебного исполнителя" МС ООН, однако эта возможность всецело зависит от Совета, то есть от согласия его членов. Если какая-либо сторона в деле не выполнит обязательства, возложенного на нее решением Суда, другая сторона может обратиться в Совет Безопасности. В свою очередь, Совет может, если признает это необходимым, дать рекомендации или принять меры для приведения решения в исполнение <33>. При этом в Уставе ООН отсутствуют какие-либо специальные положения насчет того, какие именно меры может принять Совет Безопасности в случае неисполнения судебного решения. Это позволяет предполагать, что такие меры могут быть приняты на основании положений главы VI "Мирное разрешение споров" или главы VII "Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии" - при условии, что неисполнение судебного решения будет квалифицировано Советом Безопасности соответствующим образом.

 

--------------------------------

 

<33> См.: пункт 2 статьи 94 Устава ООН.

 

 

 

В случае если какая-либо из сторон не соблюдает судебного решения Африканского суда, предусмотрен следующий порядок: сам Суд передает дело в Ассамблею, и Ассамблея принимает решение относительно средств, которые должны быть применены для исполнения решения <34>. Согласно Учредительному акту Африканского союза, Ассамблея может наложить такие санкции, как отказ в транспортных и коммуникационных связях с другими государствами-членами и другие меры политического и экономического характера, которые она определит <35>. Возможность военных санкций за несоблюдение судебного решения государством-членом прямо не предусмотрена.

 

--------------------------------

 

<34> См.: Art. 46 para. 4 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

<35> См.: пункт 2 статьи 23 Учредительного акта Африканского союза / Constitutive Act of the African Union, 11 July 2000.

 

 

 

Таким образом, согласно своему Статуту, Африканский суд принимает участие в контроле над исполнениями его решений, что также должно способствовать эффективности работы Суда.

 

 

 

Правила в отношении пересмотра решения

 

 

 

И МС ООН <36>, и Африканский суд <37> устанавливают одинаковое правило в отношении возможности пересмотра решения: решение может быть пересмотрено лишь на основании вновь открывшихся обстоятельств, которые по своему характеру могут оказать решающее влияние на исход дела и которые при вынесении решения не были известны ни Суду, ни стороне, просящей о пересмотре, при том непременном условии, что такая неосведомленность не была следствием небрежности. В обоих случаях просьба о пересмотре должна быть заявлена до истечения 6 месяцев после открытия новых обстоятельств и не может быть заявлена по истечении 10 лет с момента вынесения решения. Также в обоих случаях, прежде чем суд согласится на процесс по пересмотру, он может требовать предварительного соблюдения условий решения. Как в МС ООН <38>, так и в Африканском суде <39> существует возможность толкования решения Судом в случае спора о смысле и объеме решения по требованию любой из сторон.

 

--------------------------------

 

<36> См.: пункт 1 статьи 61 Статута Международного суда ООН.

 

<37> См.: Art. 48 para. 1 of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

<38> См.: статья 60 Статута Международного суда ООН.

 

<39> См.: Art. 47 of the of the Statute of the African Court of Justice and Human Rights.

 

 

 

Следовательно, в отношении пересмотра судебного решения Статут Африканского суда не предлагает нововведений по сравнению со Статутом МС ООН.

 

 

 

Заключение

 

 

 

Из данного очерка следует, что Африканский суд в целом будет основан на той модели международного судебного органа, которую воплотил МС ООН. Но Статут Африканского суда делает эту модель более современной, изменяя некоторые ее черты, которые на современном этапе развития международного правопорядка часто признаются недостатками МС ООН. В Статуте Африканского суда расширена и детализирована предметная юрисдикция (в том числе к ней отнесены споры, касающиеся всех актов, решений, правил и директив органов Союза, допускается возможность судебного контроля Суда над деятельностью Союза); расширен круг субъектов, имеющих право доступа к Суду, - в него включены органы Союза в случае споров, а не только консультативных заключений, а также индивиды и некоторые юридические лица (однако круг субъектов права на доступ к суду зависит от характера дела), снято существующее для МС ООН ограничение в отношении зависимости предмета консультативных заключений от субъекта обращения, Суд наделен полномочиями по обеспечению исполнения его решений. Эти полномочия дадут Африканскому суду правовую возможность принимать участие в поддержании международного мира и безопасности на африканском континенте путем толкования норм международного права, включая толкование Учредительного акта Союза в этой сфере о возможности решения споров по данным вопросам, контроля правомерности актов органов Союза в сфере поддержания международного мира и безопасности, назначения временных мер защиты прав сторон. Другая сторона проблемы - использование этих возможностей на практике.

 

 

 

 

 

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И МОНЕТАРНОЕ СООБЩЕСТВО СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АФРИКИ КАК НАИБОЛЕЕ ИНТЕГРИРОВАННАЯ АФРИКАНСКАЯ СУБРЕГИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

 

 

 

В статье рассматривается Экономическое и валютное сообщество стран Центральной Африки.

 

Обосновывается идея того, что данное объединение является интеграционным и имеет наднациональную природу. Рассматриваются два сообщества, которые входят в состав Экономического и валютного сообщества - Экономический союз стран Центральной Африки и Валютный союз стран Центральной Африки. Исследуются исторические предпосылки формирования данного сообщества (в частности Таможенный союз стран Центральной Африки). Рассматриваются институты сообщества, его организационная структура; функционирование правопорядка; отрасли вторичного права; сотрудничество государств в различных областях права.

 

 

 

Ключевые слова: международное право, интеграция, Центральная Африка, наднациональность, экономическое сообщество, Валютный союз, Таможенный союз, сотрудничество государств, организационная структура, вторичное право.

 

 

 

The Economic and Monetary Community of Central Africa (CEMAC) as the most integrated African sub-regional organization

 

Экономическое и монетарное сообщество стран центральной Африки как наиболее интегрированная африканская субрегиональная организация

 

 

 

The article is devoted to the Economic and Monetary Community of Central Africa. The author states that this is an integration union of supranational character. The author views two communities, which it includes: the Economic Union of Central Africa and the Monetary Union of Central Africa. The author studies the historical prerequisites for the formation of this community (in particular, the UDE). The author also analyzes the institutions of the community, its organization and structure, functioning of the legal order, the branches of secondary law, and cooperation of the states within the various legal spheres.

 

 

 

Key words: international law, integration, Central Africa, supranational, economic community, Monetary union, Customs union, cooperation of the states, organization structure, secondary law.

 

 

 

Экономическое и валютное сообщество стран Центральной Африки объединяет 6 государств, а именно: Камерун, Конго, Габон, Экваториальную Гвинею, Центрально-Африканскую Республику и Чад. Главная задача, которую ставит перед собой Сообщество, это поддержка гармоничного развития государств-участников на основе общего рынка.

 

Современное Сообщество СЕМАС возникло на обломках бывшего Таможенного и экономического союза стран Центральной Африки (UDEAC), предшественником которого являлся Таможенный союз Экваториальной Африки (UDE). История Сообщества развивалась следующим образом:

 

- июнь 1959 г. - создание Таможенного союза Экваториальной Африки (UDE);

 

- 1961 г. - вступление в UDE Камеруна;

 

- 8 декабря 1964 г. - подписание в Браззавиле договора, учредившего Таможенный и экономический союз стран Центральной Африки (UDEAC);

 

- 1983 г. - вступление в UDEAC Экваториальной Гвинеи;

 

- 16 марта 1994 г. - подписание в столице Чада - Нджамене договора, учредившего Экономическое и валютное сообщество стран Центральной Африки (CEMAC).

 

Основатели этой организации ставили перед собой сразу несколько целей, а именно:

 

- создать общий рынок, основанный на свободном перемещении товаров, услуг, капиталов и людей;

 

- обеспечить стабильное управление общей валютой;

 

- в целом обеспечить в Сообществе стабильность с целью создания благоприятной окружающей среды для экономической и предпринимательской деятельности;

 

- гармонизировать нормативную базу различных отраслей экономики стран - участниц Сообщества.

 

 

 

1. Своеобразие системы Экономического и валютного сообщества стран Центральной Африки

 

 

 

Своеобразие системы Экономического и валютного сообщества стран Центральной Африки заключается в том, что эта организация (на что указывает и ее наименование) состоит из двух блоков - Экономического союза стран Центральной Африки и Валютного союза стран Центральной Африки.

 

 

 

1.1. Экономический союз стран Центральной Африки

 

 

 

Цель создания Экономического союза стран Центральной Африки заключается в повышении конкурентоспособности экономической и финансовой деятельности в регионе посредством гармонизации норм, регулирующих функционирование этих отраслей. Союз обеспечивает приближение к оптимальным показателям за счет координации экономической политики государств-участников и за счет увязывания бюджетной политики отдельных государств с общей монетарной политикой. Кроме того, Союз призван обеспечить создание единого субрегионального рынка и координировать политику различных государств в отдельных секторах экономики, а также отвечает за осуществление общих мероприятий в основных областях экономической жизни <1>.

 

--------------------------------

 

<1> См. подробнее, например, Bintou Sanankoua, Les États-nations face à l’intégration régionale en Afrique de l'Ouest: le cas du Mali. KARTHALA Editions, 2007. Том 2.

 

 

 

Реализация целей, поставленных перед Экономическим союзом, подчинена четкому календарному плану, прописанному в нормативных актах, регулирующих деятельность органов Союза.

 

Действительно, в соответствии с положениями ст. 3 и последующих статей Конвенции, регулирующей деятельность Экономического союза, его создание будет представлять собой процесс, разделенный на три этапа каждый продолжительностью 5 лет, то есть в целом займет пятнадцать лет начиная со вступления в силу договора об учреждении CEMAC и последующих Конвенций.

 

При решении задач этого периода, естественно, должен учитываться опыт UDEAC.

 

Первый этап (25 июня 1999 г. - 24 июня 2004 г.) был посвящен:

 

- созданию всех необходимых условий для функционирования общего рынка;

 

- запуску процесса по координации политики государств-участников в области сельского хозяйства, животноводства, рыболовства, промышленности, торговли, туризма, транспорта и телекоммуникаций;

 

- инициированию процесса внедрения инструментов, обеспечивающих свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и людей;

 

- углубленной координации торговой политики государств-участников и координации экономических отношений с другими регионами и третьими странами;

 

- подготовке совместных мероприятий в области общего, профессионального образования и в научно-исследовательской сфере.

 

В течение второго этапа (25 июня 2004 г. - 24 июня 2009 г.) Экономический союз должен был:

 

- обеспечить свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и людей;

 

- осуществить совместные действия в различных секторах экономики;

 

- запустить процесс координации политики государств-участников в области охраны окружающей среды и энергетики;

 

- усилить и улучшить транспортную и телекоммуникационную инфраструктуру стран-участниц с целью объединения ее в единую сеть.

 

Действия, которые необходимо будет предпринять в ходе третьего этапа, зависят от того, насколько удастся реализовать планы первых двух этапов. На сегодняшний день оценка проделанного в течение первых двух этапов пока еще не закончена. Тем не менее в любом случае в рамках третьего этапа предполагается перейти к единой политике во всех секторах, которые являются предметом сотрудничества в рамках Экономического союза.

 

Экономический союз располагает определенным набором специализированных институтов, создание которых должно способствовать достижению целей и задач, стоящих перед Союзом. Некоторые из этих институтов, возникшие еще в период Таможенного союза (UDEAC), CEMAC старается укрепить и привести их функционирование в соответствие с новыми нормами в целях гармоничной реализации глобальных задач Сообщества, многие из которых уже претворены в жизнь. Для примера назовем некоторые из уже выполненных задач:

 

- гармонизация национальных законодательств, регулирующих налог на добавленную стоимость (НДС) и акцизное право, осуществлена в зоне CEMAC в декабре 1998 г.;

 

- учреждение "паспорта CEMAC", позволяющего упростить перемещение населения в субрегионе, а также восстановление в силе соглашения 1972 г., заключенного под эгидой UDEAC и касающегося свободного перемещения людей;

 

- принятие союзной хартии об инвестициях, дополняющей уже существующие положения Реформы налогов и таможенных сборов;

 

- принятие Союзного законодательства, регулирующего ограничение мер, препятствующих конкуренции в торговле, и ограничение государственной поддержки и протекционизма;

 

- создание общего интернет-сайта CEMAC-UEMOA, получившего наименование "Инвестиции в зону франка в интересах инвесторов";

 

- учреждение и принятие в обращение Международной карты страхования автогражданской ответственности (CIRCA-CEMAC), единой для государств - участников CEMAC, с целью урегулирования страховых случаев в субрегионе;

 

- принятие пакета нормативных актов, регламентирующих деятельность в сфере транспорта и телекоммуникаций;

 

- гармонизация политики государств - участников Сообщества в вопросах высшего образования, особенно в вопросах поступления студентов в государственные учреждения и в вопросах качества высшего образования;

 

- решение вопросов общей безопасности в субрегионе в целях более эффективного противодействия транснациональной преступности. Именно для решения этой задачи Исполнительный секретариат CEMAC поддерживал Комитет руководителей органов полиции государств Центральной Африки (CCPAC) с момента его создания в апреле 1997 г. и выступал инициатором деятельности, направленной на укрепление сотрудничества. Таковой стала: разработка Соглашения о сотрудничестве в вопросах криминальной полиции, заключенного между государствами Центрально-Африканского субрегиона в апреле 1997 г., и заключение Соглашения о сотрудничестве между Генеральным секретариатом Интерпола и Исполнительным секретариатом CEMAC.

 

 

 

1.2. Валютный союз стран Центральной Африки <2>

 

 

 

--------------------------------

 

<2> См. подробнее Marta de Castello Branco. Building Monetary and Financial Systems: Case Studies in Technical Assistance, International Monetary Fund, 2007.

 

 

 

Валютный союз стран Центральной Африки создан на основании Либревильской конвенции, принятой 5 июля 1996 г. Валютный союз со штаб-квартирой в Яунде (Камерун) отвечает за валютную политику, институциональной основой которой является Банк государств Центральной Африки (БГЦА). Союз строится на единой валюте, эмиссия которой доверена БГЦА, который выступает в роли союзного эмиссионного института. Вместе с Экономическим союзом Валютный союз участвует в осуществлении многостороннего мониторинга посредством координации экономической политики государств-участников и согласования их бюджетной политики с союзной валютной политикой.

 

К органам Валютного союза относятся <3>:

 

--------------------------------

 

<3> См., подробнее например: James Thuo Gath, African Regional Trade Agreements as Legal Regimes, Cambridge University Press, 2011. P. 342.

 

 

 

- Конференция глав государств;

 

- Комитет Совета министров;

 

- Эмиссионный институт БГЦА;

 

- Банковская комиссия государств Центральной Африки (COBAC);

 

- любой иной орган, который может быть создан Конференцией глав государств в рамках UMAC.

 

К специализированным институтам UMAC относятся:

 

- Комиссия по наблюдению за финансовым рынком Центральной Африки (COSUMAF);

 

- Группа противодействия отмыванию денег в Центральной Африке (GABAC);

 

- любой иной специализированный институт, созданный Конференцией глав государств в рамках UMAC.

 

 

 

2. Органы Экономического и валютного сообщества стран Центральной Африки

 

 

 

2.1. Основные органы Союза

 

 

 

2.1.1. Конференция глав государств.

 

Конференция глав государств - высший орган Сообщества, который определяет его политику и ориентирует деятельность органов, отвечающих в рамках двух Союзов за принятие решений, посредством дополнительных актов, прилагаемых к Договору о создании CEMAC. Последние дополняют учредительный договор, но не вносят в него изменений и являются обязательными для применения институтами Сообщества и органами власти государств-участников.

 

2.1.2. Союзный парламент.

 

Союзный парламент является союзной инстанцией, отвечающей за демократический контроль институтов и органов, задействованных в процессе принятия решений на уровне Сообщества.

 

Постоянная штаб-квартира Парламента, который в действительности еще только предстоит создать посредством принятия отдельной конвенции, будет находиться в Малабо, в Экваториальной Гвинее.

 

Тем временем, как и в рамках Экономического и валютного союза Западной Африки, создана и функционирует Межпарламентская комиссия, состоящая из пяти человек, по одному члену от каждого государства, назначаемых их законодательными органами. Цель Комиссии состоит в том, чтобы содействовать, посредством диалога и дебатов, интеграционным усилиям Сообщества в сферах, которые определены Договором и дополнительными нормативными актами, как сферы деятельности Союза. Комиссия, будучи консультативным органом Союза, выражает свои мнения в форме резолюций и докладов.

 

Для того чтобы Комиссия могла контролировать деятельность институтов и органов, участвующих в процессе принятия решений в рамках Сообщества, ей предоставлена возможность рассматривать ежегодный отчет Исполнительного комитета и заслушивать по своей инициативе Председателя Совета министров, председателя Комитета Совета министров, Исполнительного секретаря и управляющего Центральным банком (БГЦА).

 

2.1.3. Совет министров UEAC.

 

Совет министров обеспечивает руководство Экономическим союзом стран Центральной Африки (UEAC) путем осуществления полномочий, которыми его наделила Конвенция. Совет министров, состоит, как правило, из действующих министров финансов и министров, отвечающих за экономическое развитие и развитие промышленности государств-участников, при этом число министров, вошедших в делегацию одного государства, не должно быть больше трех. Каждая национальная делегация обладает только одним голосом. В большинстве случаев национальные делегации возглавляются действующими министрами финансов.

 

Два раза в год, по созыву председателя, Совет министров собирается на очередные сессии. Председатель, как правило, представляет государство-участника, которое осуществляет председательство в рамках конференции глав государств.

 

2.1.4. Комитет Совета министров UMAC.

 

Комитет Совета министров является руководящим органом Валютного союза стран Центральной Африки (UMAC). Его роль состоит в том, чтобы оценивать основные направления экономической политики каждого из государств-участников Сообщества и обеспечивать их согласованность с общей валютной политикой. В Комитет входят по два министра от каждого государства-участника, один из которых - руководитель делегации, является действующим министром финансов. Как и в Совете, каждая государственная делегация имеет один голос, правом использования которого обладает только действующий министр финансов.

 

В отличие от Совета министров, председательство в Комитете Совета министров не обязательно связано с председательством Конференции глав государств. Здесь председательство осуществляется строго по очереди действующими министрами государств-участников, в течение одного календарного года. Очередность определяется алфавитным порядком наименований государств.

 

Совет министров и Комитет Совета министров действуют посредством издания норм (регламентов), директив, решений, рекомендаций или заключений (отзывов).

 

Статус этих юридических актов зафиксирован в Договоре следующим образом:

 

- регламенты и рамочные нормы имеют нормативный характер; при этом, в отличие от норм, которые являются обязательными во всех своих составляющих и применяются напрямую во всех государствах-участниках, рамочные нормы применяются напрямую только в отдельных своих составляющих;

 

- директивы являются обязательными для государств-адресатов в плане намеченных результатов, оставляя при этом за национальными инстанциями полную свободу в плане выбора средств и формы достижения этих результатов;

 

- решения обязательны во всех своих составляющих для указанных в них адресатов;

 

- рекомендации и заключения не являются обязательными, то есть остаются консультативными актами.

 

За исключением рекомендаций и заключений акты, принимаемые Советом министров и Комитетом Совета министров, должны быть мотивированы.

 

Опубликование в официальном бюллетене Сообщества является обязательным только для дополнительных актов, норм и рамочных норм, которые вступают в силу на 20-й день после их опубликования, если не указана иная дата вступления их в силу.

 

Адресаты уведомляются надлежащим образом о принятии директив и решений, которые вступают в силу на следующий день после уведомления.

 

2.1.5. Комиссия CEMAC.

 

Комиссия CEMAC и правление Банка БГЦА выполняют роль докладчиков на уровне соответственно Совета министров и Комитета Совета министров. Каждый, в подотчетной им сфере, принимает регламенты, регулирующие применение вышеупомянутых актов, решения и формулируют рекомендации или заключения.

 

Если говорить более предметно о Комиссии CEMAC, следовало бы подчеркнуть значимость той центральной роли, которую она играет в функционировании Сообщества. Комиссия возглавляется председателем, который, кроме того, что организует деятельность Экономического союза, представляет CEMAC в отношениях с третьими странами и с органами правосудия, координирует действия на уровне Сообщества и обеспечивает деятельность секретариата Конференции глав государств.

 

Для выполнения своей миссии Комиссия CEMAC располагает сотрудниками, которых в настоящее время насчитывается более тридцати, а также шестьюдесятью одним распорядителем, притом, что штатное расписание предполагает большее количество сотрудников.

 

2.1.6. Суд CEMAC.

 

Суд CEMAC - это союзный институт, уполномоченный осуществлять судебный контроль за деятельностью институтов и исполнением бюджета CEMAC. Постоянная штаб-квартира Суда находится в столице Чада - Нджамене.

 

Суд CEMAC состоит из тринадцати судей, избирающих из своего числа первого председателя и двух председателей палат. Суд CEMAC подразделяется на Судебную палату и Счетную палату. В задачи Суда входит:

 

- обеспечивать соблюдение государствами-участниками, институтами и органами Сообщества положений Договора CEMAC и других Конвенций Союза;

 

- осуществлять ревизорские функции в рамках CEMAC;

 

- своими решениями осуществлять гармонизацию судебной практики посредством изложения своей официальной позиции и содействовать гармонизации национальных законодательств государств-участников;

 

- разрешать спорные вопросы, относящиеся к компетенции CEMAC.

 

Своеобразие Суда в сравнении с контрольными органами, действующими в рамках других региональных или субрегиональных организаций интеграционного типа, заключается в единстве этой инстанции. Действительно, в рамках Экономического и валютного союза стран Западной Африки (UEMOA), как и в рамках Евросоюза или в рамках COMESSA, одновременно сосуществуют два отдельных судебных органа: Судебная палата и Счетная палата.

 

2.1.7. Банк государств Центральной Африки.

 

Различные органы и структуры, рассматриваемые ниже, участвуют в управлении Банка и осуществляют контроль за его деятельностью.

 

2.1.7.1. Функции Комитета Совета министров UMAC в отношении Банка.

 

Комитет Совета министров, действующий на основании Конвенции о Валютном союзе стран Центральной Африки и состоящий из министров государств-участников (по два министра от каждой страны, один из которых министр финансов) изучает и оценивает основные направления экономической политики государств-участников и обеспечивает их согласованность с общей валютной политикой. Помимо прочего, Комитет Совета министров:

 

- принимает решения об увеличении или сокращении капитала Банка;

 

- дает свое заключение относительно предложений об изменении статуса банка, поступающих со стороны Административного Совета;

 

- официально утверждает годовые отчеты Банка, предварительно утвержденные Административным советом, и на основании предложений последнего принимает решения о распределении конечных результатов;

 

- на основании предложений Совета принимает решения о создании и эмиссии банкнот и металлических монет, а также об их выводе из обращения и уничтожении.

 

2.1.7.2. Административный совет Банка.

 

Административный совет управляет Банком и следит за его надлежащим функционированием. Административный совет состоит из четырнадцати членов - по два администратора от каждой страны-участницы и два от Франции.

 

Каждый администратор имеет одного заместителя, назначаемого на время действия его мандата. В случае возникновения препятствий для исполнения полномочий администратор может передать их своему заместителю, а если и заместитель не может их исполнять, мандат передается другому администратору или временному администратору, назначаемому государством. Нотификация такого мандата осуществляется председателем Совета.

 

Администраторы назначаются на срок в три года, который может быть продлен решением соответствующих государственных органов.

 

2.1.7.3. Комитет по валютной политике.

 

Комитет по валютной политике - это орган БГЦА, полномочный принимать решения по вопросам валютной политики и управления золотовалютными резервами. Помимо председателя в Комитет входят 14 членов с решающим голосов - по два от каждой страны-участницы, один из которых является директором национального отделения БГЦА, и два от Франции.

 

Председательство в Комитете по валютной политике осуществляет управляющий Центрального банка, а в случае его отсутствия - заместитель управляющего. Один из членов правления подготавливает доклады по вопросам, включенным в повестку дня, в соответствии с положениями внутреннего регламента Комитета по валютной политике.

 

2.1.7.4. Национальные валютные и финансовые комитеты.

 

В каждом государстве-участнике при правлении национального отделения Центрального банка создается Национальный валютный и финансовый комитет, роль которого - в пределах делегированных полномочий и в соответствии с директивами Административного совета и Комитета по валютной политике - состоит в том, чтобы оценивать общие финансовые потребности экономики государства-участника и определять, какие средства нужны для удовлетворения этих потребностей, а также формулировать свои предложения по координации национальной экономической политики с единой валютной политикой.

 

В состав Национального валютного и финансового комитета входят следующие лица:

 

- министры, представляющие государство-участника в Комитете Совета министров, или их заместители;

 

- представители государства-участника в Административном совете БГЦА;

 

- представители государства-участника в Комитете по валютной политике БГЦА;

 

- официальное лицо, назначенное правительством государства-участника с учетом его полномочий и квалификации в вопросах экономики, валютной политики и финансов;

 

Управляющий Центрального банка или его представитель.

 

В Комитете председательствует министр финансов данного государства или его представитель.

 

2.1.7.5. Правление Банка.

 

Правление Центрального банка состоит из шести человек: управляющий, заместитель управляющего, генеральный секретарь и три генеральных директора.

 

Под руководством управляющего правление Центрального банка обеспечивает руководство и текущее управление Центрального банка, с учетом уставов, а также действующих положений договоров, международных соглашений, законов и нормативных документов.

 

Управляющий Банка назначается конференцией глав государств CEMAC. Его мандат длится семь лет без права продления. Он осуществляет руководство Банка. В исполнении функций управляющему помогают заместитель управляющего, генеральный секретарь и три генеральных директора, которые назначаются Конференцией руководителей государств CEMAC на 6 лет без права продления мандата.

 

2.1.7.6. Коллегия финансовых инспекторов (Финансовая инспекция).

 

Финансовая инспекция состоит из шести инспекторов, один из которых назначается Францией. При назначении инспекторы получают мандат на три года с правом его продления один раз. Каждый инспектор имеет заместителя, назначаемого на срок действия мандата инспектора. Инспекторы контролируют исполнение бюджета Банка и выносят на рассмотрение Административного Совета всевозможные рекомендации, а также предлагают необходимые к принятию меры, связанные с результатами проведенного контроля. Будучи наделены правом совещательного голоса, инспекторы участвуют в заседаниях Административного совета и в заседаниях Национальных монетарных и финансовых комитетов, где их мнения в обязательном порядке отражаются в протоколе.

 

2.1.7.7. Комитет аудиторов.

 

К основным задачам Комитета аудиторов относятся:

 

- осуществление общего надзора за системой контроля Банка и, в частности, за деятельностью внешнего аудита;

 

- участие в планировании деятельности внешнего контроля;

 

- оценка состояния системы контроля Банка;

 

- анализ ежегодного доклада органов, осуществляющих внутренний контроль, и докладов инспекторов и бухгалтеров-ревизоров, а также любой иной информации, касающейся деятельности Банка;

 

- представление в форме докладов правлению Банка и Административному совету заключений по проделанной ими работе. Председательство в Комитете аудиторов осуществляет администратор, который является одним из членов Комитета, назначаемый Административным советом.

 

Финансовая инспекция участвует в работе Комитета аудиторов с правом совещательного голоса.

 

Комитет аудиторов состоит из шести человек:

 

- четыре администратора - по одному администратору от государства-участника, не представленного в Финансовой инспекции, которые назначаются простым большинством голосов членов Административного совета. В случае препятствий к исполнению полномочий администратора его функции выполняет заместитель;

 

- специалист, приглашаемый извне и назначаемый простым большинством голосов членов Административного совета из списка пяти кандидатов, предлагаемых правлением Центрального Банка и обладающих необходимым аудиторским опытом. Мандат такого специалиста действует три года с правом одного продления. На тех же условиях назначается один заместитель.

 

2.1.8. Банк развития государств Центральной Африки.

 

Созданный в 1977 г. и имея своей первейшей задачей содействие экономическому и социальному развитию государств-участников, в том числе путем финансирования, осуществления национальных и многонациональных инвестиций, а также реализации проектов экономической интеграции, БРГЦА претерпел со временем заметную эволюцию. Банк начал свою деятельность в 1977 г. и вплоть до конца 1980-х годов неизменно расширял объем своей деятельности. В течение этого периода Банк участвовал в финансировании около 87 проектов, при этом общая сумма обязательств составила 58051,10 миллионов FCFA.

 

Однако в начале 1990-х годов активность банка резко снизилась в силу целого ряда факторов: Банк находился в сложной конъюнктуре (накопление долгов со стороны основных заемщиков Банка - государств, валютные запасы которых были исчерпаны), наблюдались определенные сбои в работе и внутри самого института. Это было время, когда Банк вступил в особенно сложный период, и на повестке дня стоял вопрос о целесообразности его дальнейшего существования. В 1992 г. акционеры Банка - государства-члены, приняли решение о введении в действие плана его реструктуризации, который, в частности, предусматривал:

 

- приостановку его деятельности по финансированию проектов;

 

- сокращение штатов с целью приведения их в соответствие с сократившимся объемом операций. Эта мера привела к увольнению 50% сотрудников всех категорий. Таким образом, Банку удалось достичь положительных результатов; но этих мер было недостаточно, чтобы полностью восстановить его деятельность.

 

Осознавая всю тяжесть ситуации, конференция глав государств в ходе заседаний 2001 г. подтвердила свою заинтересованностью в существовании БРГЦА и выразила пожелание по восстановлению деятельности Банка по финансированию, региональной интеграции и среднесрочному и долгосрочному инвестированию. В этих целях конференция предприняла решительные меры. Было принято решение о назначении новой дирекции Банка, основной задачей которой стала реанимация Банка, его обновление и возобновление деятельности по финансированию проектов. В конце декабря 2006 г., то есть пять лет спустя, можно было констатировать, что Банк проделал большой путь в возобновлении своей деятельности и кредитоспособности. Сегодня можно констатировать, положение дел и уровень развития операционной активности Банка превзошли результаты его деятельности в докризисный период.

 

В уставных документах БРГЦА, принятых на его Генеральной учредительной ассамблее 30 апреля 1976 г., ясно определены цели его создания (ст. 2):

 

- содействовать экономическому и социальному развитию государств-участников, в том числе путем финансирования мультинациональных проектов и проектов экономической интеграции;

 

- оказывать помощь государствам, субрегиональным организациям, финансовым институтам и экономическим операторам в их усилиях, направленных на мобилизацию финансовых ресурсов и финансирование наиболее значимых для экономики государств - участников проектов;

 

- оказывать поддержку государствам, субрегиональным организациям и экономическим операторам путем финансирования технико-экономических обоснований программ и проектов.

 

В этих целях Банк стремится изыскивать как внутренние, так и внешние ресурсы с целью осуществления инвестиций.

 

В состав руководства Банка входят:

 

Общее собрание (Генеральная Ассамблея) акционеров;

 

Административный совет;

 

председатель (президент).

 

Общее собрание акционеров.

 

Общее собрание акционеров - это высший орган Банка, обладающий всеми властными полномочиями. Впрочем, некоторые из своих полномочий собрание может делегировать Административному совету. Акционеры банка делятся на категории. К категории "A" относятся:

 

- Республика Камерун;

 

- Центрально-Африканская Республика;

 

- Республика Конго;

 

- Габонская Республика;

 

- Республика Экваториальная Гвинея;

 

- Республика Чад.

 

К категории "B" относятся:

 

- Банк государств Центральной Африки (БГЦА);

 

- BAD;

 

- Французская Республика;

 

- Кувейт.

 

В Общее собрание (Генеральную Ассамблею) входят по одному представителю от каждого акционера; председательствует представитель государства, владеющего акцией категории A, который, в то же время председательствует на Конференции глав государств CEMAC.

 

Административный совет.

 

Административный совет в рамках директив, издаваемых Общим собранием, определяет политику банка БРГЦА. В этих целях Совет располагает самыми широкими полномочиями:

 

- утверждает общие правила использования имеющихся средств Банка и общие условия предоставления Банком займов и гарантий;

 

- принимает решения об условиях, на которых Банк может предоставлять финансирование;

 

- дает согласие на заключение Банком соглашений, предмет которых состоит в предоставлении безвозмездных ссуд, образовании специальных фондов, а также администрировании этих фондов и обеспечение их функционирования.

 

В состав данного Административного совета входят:

 

- по два представителя от государств, входящих в зону действия Банка (назначаются самими государствами);

 

- управляющий Банка БГЦА;

 

- по одному представителю от каждого из прочих акционеров.

 

Функции председательствующего в Совете исполняют поочередно в течение одного года представители того государства, которое осуществляет председательство в Совете глав государств CEMAC.

 

председатель (президент) Банка.

 

Председатель обеспечивает повседневное управление Банком. Он избирается на основе одобрения его кандидатуры двумя третями голосов Общего собрания акционеров на основании предложения одного из акционеров категории A, согласованного с другими акционерами той же категории. Мандат председателя действует пять лет и может быть продлен один раз. Действуя под контролем Административного совета, председатель отвечает за общее администрирование Банка. В исполнении функций председателю помогает один заместитель (вице-президент).

 

Банк БРГЦА участвует в финансировании инвестиций, относящихся как к государственному, так и к частному секторам в различных секторах экономики:

 

- инфраструктура (энергетика, телекоммуникации, морские порты, аэропорты, железные дороги, автомагистрали, транспортные средства и др.);

 

- промышленные, горнодобывающие и аграрные предприятия;

 

- сельское хозяйство, животноводство, рыболовство, лесная промышленность и сельскохозяйственное развитие;

 

- недвижимость, гостиничный бизнес, информационные и коммуникационные технологии. Кроме того, Банк принимает участие в финансировании проектов, связанных с инфраструктурой и оборудованием систем образования и медицинского обслуживания в той мере, в какой эти объекты после ввода в эксплуатацию дают прибавочную стоимость и обладают достаточными способностями для возврата инвестируемых средств.

 

Участие Банка может принимать различные формы:

 

- среднесрочные и долгосрочные ссуды: это наиболее часто используемая Банком форма участия. Она состоит в предоставлении бенефициару кредита на четко определенных условиях и предназначенного на конкретные цели;

 

- частичная оплата займодателю процентов по займу: Банк может бонифицировать свои собственные ссуды в соответствии с правилами использования бонификационного фонда;

 

- приобретение участия в компаниях: Банк может подписаться на акции в капитале какого-либо предприятия в объеме, не превышающем 10% от разрешенного акционерного капитала данного предприятия. В то же время, когда речь идет о субрегиональных финансовых институтах, уровень участия может достигать 25%;

 

- банковские гарантии и поручительства: Банк может предоставлять свои гарантии под ссуды, предоставляемые другими финансовыми институтами на условиях, утвержденных Административным советом;

 

- финансирование технико-экономических обоснований: на основании правил функционирования Фонда исследований Банк может финансировать разработку технико-экономических исследований, когда это необходимо для облегчения реализации проектов, поддерживаемых Банком. Данная практика является исключением, никакие другие предварительные исследования по проектам Банк не финансирует. Приоритетное направление использования данного Фонда это финансирование исследовательских работ по региональным проектам, а также по проектам, позволяющим уменьшить существующие диспропорции в развитии различных стран-участниц;

 

- линии рефинансирования: также Банк может принимать участие в опосредованном финансировании, в форме линий рефинансирования (кредитных линий, рамочных соглашений по рефинансированию и т.д.), предоставляемых местным коммерческим банкам и другим национальным финансовым институтам (НФИ), которые в свою очередь финансируют микропроекты и другие проекты малых и средних предприятий.

 

 

 

2.2. Специализированные институты

 

 

 

Для наиболее эффективного осуществления отдельных видов деятельности, способствующих ускорению интеграции и гармоничному развитию субрегиона, были учреждены специализированные органы. В настоящее время их насчитывается десять:

 

- Межгосударственная таможенная школа;

 

- Экономическая комиссия по скотоводству, мясной промышленности и рыболовству;

 

- Субрегиональный институт статистики и прикладной экономики;

 

- Субрегиональный многоотраслевой институт прикладных технологий, планирования и оценки проектов;

 

- Международная комиссия по проблемам бассейна Конго-Убанги-Санга;

 

- Институт экономики и финансов;

 

- Школа гостиничного дела и туризма стран CEMAC;

 

- Организация по координации борьбы с эндемиями в Центральной Африке;

 

- Розовая карта CEMAC: Служба страхования автогражданской ответственности.

 

 

 

3. Функционирование организации и система ее нормативных актов

 

 

 

Интеграционная идея связана с ситуацией, когда государства не ограничиваются только сотрудничеством или координацией своих действий, но предпочитают объединить и передать ряд своих полномочий независимым от них институтам. В этом смысле договоры СЕМАС утверждают неизменную волю правительств и государств-участников перейти "из ситуации сотрудничества, в которой они уже находились, в стадию Союза, в котором будет завершен процесс экономической и валютной интеграции".

 

В этих целях, будучи убежденными в том, что интеграция требует поэтапного и все более глубокого объединения национальных суверенитетов в интересах Сообщества, государства ограничили себя в своих суверенных правах и создали общий корпус права, применяемого как в отношении граждан этих стран, так и в отношении самих государств.

 

Признание существования общего союзного интереса логически следует из целей Сообщества, реализации которых государства-участники оказывают содействие, в том числе предпринимая всяческие меры общего или частного характера, необходимые для исполнения обязательств, вытекающих из договоров. В то же время государства-члены воздерживаются от принятия мер, которые могут стать препятствием для реализации таких целей.

 

Если экономика остается двигателем интеграции Союза, то реализуется интеграция существенным образом посредством права, которое призвано сыграть главную роль в этом процессе. С этой точки зрения, неизменное подтверждение высокими Договаривающимися сторонами своей приверженности соблюдения принципов демократии, прав человека и правового государства, оказывается не простой формальностью. Опора на право как средство интеграции совершенно определенно выражено в статье 47 Конвенции, регулирующей деятельность UEAC, где закреплено, что в рамках реализации поставленных целей Совет министров путем издания нормативных актов определяет, какие действия необходимо предпринять для того, чтобы:

 

- содействовать демократии, утверждению человеческого достоинства, плюрализма, всеобщему уважению и защите фундаментальных прав и свобод человека;

 

- развивать и укреплять правовое государство, делать более доступным правосудие, сохраняя гарантии профессионализма и независимости судебных систем;

 

- способствовать утверждению принципа прозрачности в государственном управлении и ответственному администрированию всех национальных и союзных институтов;

 

- реформировать и модернизировать публичные функции на национальном и союзном уровнях;

 

- обеспечивать политическую, административную и финансовую децентрализацию;

 

- продвигать под эгидой союза социальный диалог;

 

- включать гендерные вопросы в политическую повестку всех заинтересованных государств и в политическую повестку Сообщества, а также принимать конкретные меры в защиту женщин.

 

В целом Высокие договаривающиеся стороны согласны с тем, что гармоничное развитие государств-участников зависит не только от объединения их внутренних рынков, но также и от гармонизации их законодательств и соблюдения юридического порядка сообщества в различных сферах жизнедеятельности. Из этих соображений органы Сообщества, ответственные за принятие решений, готовят к принятию нормы обязательного характера, подлежащие применению напрямую в странах-участницах, невзирая на какие-либо противоречащие законы национального уровня, которые были приняты ранее или только будут еще приняты.

 

Таким образом, юридическая система сообщества предстает как единое целое, как организованная и структурированная совокупность автономных правовых норм, обладающих собственными источниками, как система, наделенная органами и процедурами, способными издавать нормы, толковать их, а также констатировать нарушения и в случае необходимости пресекать их. Такая система, когда экономическая и валютная интеграция государств Центральной Африки осуществляется правовыми средствами, в будущем позволит преодолевать частные потребности государств-наций, соблюдая при этом национальную идентичность государств-участников. Другими словами, CEMAC - это не государство, а система распределения властных полномочий внутри Союза, которая не подчиняется классической схеме.

 

Парламент Сообщества будет отвечать за демократический контроль органов и специализированных институтов CEMAC. Он будет участвовать в процессе принятия решений на уровне Сообщества, в частности издавать рекомендации относительно программы действий Комиссии, рассматривать и давать оценку ежегодному отчетному докладу председателя Комиссии о деятельности и достижениях Сообщества, в устной или письменной форме обращаться с вопросами в Совет министров, в Комитет Совета министров и в Комиссию.

 

Союзный Парламент сможет образовывать временные следственные комиссии и заслушивать председателя Совета министров или Комитета Совета министров, председателя Комиссии, ответственных сотрудников органов и специализированных институтов CEMAC.

 

Мнение Парламента будет в обязательном порядке запрашивается по проектам документов, касающихся принятия новых государств-участников, заключения соглашений о вступлении в ассоциации с третьими государствами, правовой регламентации пребывания граждан на иностранной территории, свободного перемещения людей, имущества и услуг, налогов, сборов и всех платежей, взимаемых на уровне Сообщества, процедуры избрания членов Парламента CEMAC. Согласие Парламента является обязательным для принятия новых государств, для заключения соглашений о вступлении в ассоциации с третьими странами, для внесения изменений в правовую регламентацию пребывания граждан на иностранной территории, свободного перемещения людей, имущества и услуг.

 

Согласно положениям преамбулы Конвенции союзный Парламент представляет собой инструмент интеграции, продвижения демократии, правового государства, фундаментальных прав и свобод. Начав свою деятельность, Парламент будет содействовать упрочению солидарности между народами государств - участников CEMAC и даст дополнительный импульс процессу интеграции CEMAC за счет более широкого участия населения стран Сообщества в данном процессе.

 

Депутаты будут избираться на основании всеобщего прямого избирательного права и получат мандат на пять лет, при этом право императивного мандата исключается. Таким образом, существование на наднациональном уровне органа власти, члены которого выбираются напрямую населением государств-членов, свидетельствует о том, что СЕМАС является наднациональным интеграционным объединением, а не организацией международно-правового характера. До момента, когда выборы депутатов Парламента будут производиться по описанной процедуре, они будут назначаться Национальными ассамблеями каждого из государств-участников, из расчета по пять человек от государства-участника.

 

В свою очередь, Конференция глав государств принимает дополнительные акты (акты, дополняющие Договор) на условии консенсуса, что свидетельствует о существовании остаточных международно-правовых элементов в институциональной системе СЕМАС.

 

Совет министров и Комитет Совета министров принимают нормативные акты, рамочные нормативные акты, директивы, а также принимают решения и формулируют рекомендации и отзывы либо единогласно, либо квалифицированным большинством голосов в 5/6 или простым большинством, в зависимости от того, какую сферу затрагивает рассматриваемый проект. Такие дифференцированные процедуры свидетельствуют о наличии углубленных интеграционных процессов в рамках СЕМАС.

 

Комиссия играет роль двигателя при инициировании нормативных документов. В данной сфере она обладает квазимонополией и непререкаемым авторитетом. Когда Совет министров принимает решения по ее проектам, отклонить их он может только единогласным решением своих членов.

 

Общий обзор многообразия союзных норм.

 

Содержание и природа союзных нормативных актов ограничивается тем, что подходит и является необходимым для "реализации целей" Сообщества. Данное утверждение не должно привести к впечатлению, что сфера полномочий союзного законодателя ограничена. Более того, правотворчество СЕМАС является довольно обильным.

 

В действительности сфера полномочий союзного законодателя очень обширна и покрывает не только общую экономическую политику, налогообложение, общий рынок, но в равной мере и отраслевую политику, в частности в сферах общего образования, научных исследований, профессионального образования и медицинского обслуживания, туризма, промышленности, энергетики, сельского хозяйства, животноводства и рыболовства, защиты окружающей среды и добычи природных ресурсов, транспорта, обустройства союзной территории и крупных инфраструктурных проектов, телекоммуникациях, информационных и коммуникационных технологиях, а также права человека, социальный диалог и другие вопросы.

 

Регулирование данных секторов экономики и социальной жизни возлагается главным образом на Совет министров UEAC и на Комитет Совета министров UMAC.

 

Описание нормотворческой деятельности Совета министров.

 

Совет министров принимает союзные нормативные акты, регулирующие экономическую и финансовую деятельность, а также нормативные акты, необходимые для союзного налогового законодательства, на единогласной основе.

 

Квалифицированным большинством он утверждает единые правила конкуренции, применяемые к предприятиям и к государственной помощи, нормы, определяющие порядок, сроки и способы упразднения таможенных правил, нормы, закрепляющие режим торговых отношений с третьими государствами.

 

В области отраслевой политики Совет министров большинством голосов (иногда квалифицированным, иногда простым) принимает:

 

- нормы, директивы и рекомендации, необходимые для рационализации и улучшения параметров высшего образования, научных исследований и профессионального образования в государствах-участниках;

 

- нормы, определяющие параметры систем информационного обмена между государствами в сферах сельскохозяйственной политики, скотоводства, рыбоводства, энергетики, промышленности, туризма, а также защиты окружающей среды;

 

- меры, направленные на усиление и совершенствование взаимосвязей транспортной и телекоммуникационной инфраструктур государств-участников.

 

Совет министров инициирует процесс координации национальных отраслевых политик в области охраны окружающей среды и в энергетике.

 

Он принимает рекомендации, направленные на изменение в структуре налоговых платежей государств-участников, а также формулирует свои рекомендации и заключения относительно гармонизации и координации ценовой политики и политики формирования доходов.

 

В случае возникновения больших затруднений или угроз для государства-участника Совет министров, при условии единогласного решения, может освободить такое государство от выполнения всех или части обязательств, в рамках процедуры многостороннего наблюдения на срок до шести месяцев.

 

Нормотворческая деятельность Валютного союза.

 

Валютный союз стран Центральной Африки, помимо прочих, ставит перед собой задачу прийти к применению гармонизированного законодательства в сфере банковской деятельности и микрофинансирования, а также укреплять существующее банковское, валютное и финансовое законодательство и обеспечивать контроль за его соблюдением. Данное законодательство и данный контроль затрагивают, в частности:

 

- нормы осуществления банковской деятельности и связанных с ней видов деятельности;

 

- нормы, касающиеся привлечения и распределения финансовых сбережений;

 

- режим обмена и платежные системы;

 

- нормы, регулирующие деятельность институтов микрофинансирования;

 

- наказание за фальсификацию денежных знаков и за использование фальшивых знаков;

 

- нормы, касающиеся противодействия отмыванию капиталов и финансированию терроризма;

 

- нормы, касающиеся механизмов предоставления гарантий на банковские вклады. Комитет Совета министров может принимать любые иные положения, которые сочтет полезными для укрепления единой нормативной базы в области валютной, банковской и финансовой политики.

 

Гармонизация банковской нормативной базы и контроль за банковской сферой и сферой микрофинансирования относятся к компетенции Банковской комиссии стран Центральной Африки. Регулирование и контроль операций по обращению ценных бумаг относится к компетенции Комиссии по наблюдению за финансовым рынком стран Центральной Африки (COSUMAF), специализированного Института UMAC. Координация политики противодействия отмыванию капиталов и финансированию терроризма относится к компетенции GABAC, еще одного специализированного Института UMAC.

 

Таким образом, союзное материальное право охватывает банковское право, фискальное и таможенное право, правовую регламентацию конкуренции, транспортное право и экологическое право, правовую регламентацию туризма и другие отрасли права.

 

В продолжение того, что уже было создано в рамках UDEAC (Союз развития государств Центральной Африки), а также в рамках Учредительного договора от 16 марта 1996 г., новый Договор предполагает обеспечить преемственность союзного опыта.

 

К рангу ценного союзного опыта можно отнести следующие документы:

 

- Налоговый кодекс, который был принят в рамках Директивы N 1/99/CEMAC/028-CM.03 от 17 декабря 1999 г. и который гармонизировал законодательства государств-участников в отношении налога на добавленную стоимость (НДС) и в области акцизного права;

 

- Инвестиционную хартию CEMAC, принятую Регламентом N 17/99/CEMAC-020-CM-03 от 17 декабря 1999 г.;

 

- союзное законодательство в области транспорта, а именно:

 

- Регламент N 04/01.UEAC 089-CM-06 от 3 апреля 2001 г., закрепивший изменения в Дорожном кодексе Союза;

 

- Регламент N 2/99/UEAC-CM-654 от 25 июня 1999 г., закрепивший нормативы перевозки опасных грузов по территории UDEAC/CEMAC;

 

- союзное законодательство в таможенной сфере:

 

- Таможенный кодекс, закрепленный в акте N 8/65-UDEAC-37, принятом 14 декабря 1965 на Совете глав государств Союза, и в который неоднократно вносились дополнения и изменения;

 

- Прочие нормы общего характера, закрепляющие таможенные тарифы (таможенные пошлины, процедуры взимания компромиссных сборов), обобщенный преференциальный тариф и единый внешний тариф CEMAC.

 

Следует отметить, что в целях финансирования субрегионального интеграционного процесса специальным Дополнительным актом N 03/00-CEMAC-046-CM-05 от 14 декабря 2000 г. во всех государствах-участниках был введен союзный налог, так называемый "союзный интеграционный налог". Будучи целевым налогом, союзный интеграционный налог (TCI) является составной частью таможенного сбора CEMAC; он применяется в отношении импорта в страны-участницы товаров, произведенных в третьих странах и направленных на потребление внутрисоюзном рынке. Налог, зафиксированный на уровне 1%, может быть изменен в сторону повышения или понижения путем регламента Советом министров.

 

CEMAC прибегает к правовым инструментам для реализации целей, зафиксированных в Договорах. То есть этот Союз неизбежно является правовым Союзом, невзирая на преимущественно экономические цели. Его создание и деятельность базируются на принципе равного соблюдения государствами-участниками единого (общего) юридического порядка.

 

Отношения между различными субъектами регулируются совокупностью иерархизированных юридических норм, соблюдение которых является обязательным как для институтов, органов и специализированных институтов, так и для государств-участников и для граждан этих государств.

 

Общая характеристика союзного права CEMAC.

 

Акты, которые принимаются институтами, органами и специализированными институтами Сообщества для реализации его целей, подлежат применению во всех государствах-участниках после их опубликования, невзирая на противоречия с местными (национальными) законами.

 

Таким образом, юридические акты CEMAC обладают прямым действием в правопорядках государств-членов. Они автоматически включаются во внутренний юридический порядок государств - участников Сообщества и чаще всего не нуждаются в издании специальной нормы на национальном уровне. При этом суды национального уровня обязаны их применять.

 

Кроме того, союзные акты должны применяться единообразно во всех государствах-участниках с момента их вступления в силу и в течение всего периода действия, что обеспечивается существованием наднациональных судебных органов.

 

Таким образом, союзная норма стоит выше национального права, и это значит, что в случае конфликта между союзной и внутренней нормами применение второй отменяется в пользу первой. Применение союзной нормы делает неприменимой любое противоречащее ей положение национального законодательства, принятое до или после вступления в силу союзной нормы. Так, в одном из недавних решений, принятом в рамках дела Банк "Атлантик" против Эмити Банк PLC <4>, Суд Союза вновь подтвердил примат союзного права в отношении национального.

 

--------------------------------

 

<4> Cour de justice de la Cemac, le 13 Novembre 2009, l'affaire Banque Atlantique contre Amity Bank PLC.

 

 

 

Суд отметил, в частности, что примат союзного права "является его существенным условием", которое может существовать как таковое только при условии, если не будет ущемляться правом государств-участников. Примат не проистекает из иерархии союзных и национальных норм, но базируется на принципе, согласно которому союзная норма либо должна превалировать, либо она перестает быть союзной нормой и перестает существовать.

 

Специфика союзной конструкции СЕМАС основана на действии принципов равенства, солидарности, лояльности в отношениях между государствами - участниками, что требует непосредственного, одновременного, безоговорочного, эффективного и единообразного применения союзного права всеми государствами - участниками CEMAC.

 

Функционирование судебной системы.

 

В целях контроля деятельности Сообщества CEMAC предусмотрел наряду с союзным Парламентом, обеспечивающим демократический контроль органов и специализированных институтов, два института, в задачу которых входит осуществление судебного контроля, это Суд (Судебная палата) и Счетная палата.

 

Счетная палата уполномочена осуществлять контроль государственных финансов Сообщества, в частности контроль бухгалтерских счетов, за исключением тех, в отношении которых, в силу специальных соглашений или уставов, предусмотрены иные процедуры (например, BEAC). Счетная палата обладает полномочием по применению санкций за нарушения, совершенные служащими институтов, органов и специализированных институтов Сообщества. Таким образом, Счетная палата надзирает за тем, чтобы союзное право применялось в условиях, гарантирующих применение гармонизированных административных, бухгалтерских и финансовых процедур и практик на уровне институтов, органов и специализированных институтов CEMAC.

 

Суд (Судебная палата) обеспечивает соблюдение союзного права как органами власти Союза, так и органами власти государств-членов в соответствии с интерпретацией, которую он дает союзному законодательству и учредительному праву. Иначе говоря, он обеспечивает единообразное применение наднационального права во всех государствах-участниках.

 

Следовательно, у Суда (Судебной палаты) тройственная функция: собственно судебная, консультативная и административно-арбитражная в вопросах, связанных с союзным правом CEMAC.

 

В плане исполнения судебной функции Суд рассматривает:

 

- жалобы на неисполнение государствами-участниками обязанностей, возложенных на них в силу Договора и других наднациональных нормативных актов;

 

- жалобы на бездействие институтов, органов и специализированных институтов Сообщества;

 

- ходатайства о признании недействительными регламентов, директив, решений институтов, органов и специализированных институтов CEMAC;

 

- споры, касающиеся возмещения ущерба, причиненного институтами, органами или специализированными институтами CEMAC, либо функционерами или контрагентами CEMAC при осуществлении своих функций;

 

- споры между CEMAC и его функционерами или контрагентами;

 

- жалобы на санкции, вынесенные органами CEMAC, наделенными судебными функциями (апелляционная инстанция).

 

Таким образом, в случае невыполнения государством-участником обязанностей, возложенных на него в силу союзного права, Суд может принять к рассмотрению дело и применить соответствующие санкции, поскольку только соблюдение прав и обязанностей, возложенных на государств-участников, может обеспечить гармоничное функционирование Сообщества.

 

Суд выносит решения в первой и апелляционной инстанции.

 

Суд выносит решения в преюдициальном порядке относительно толкования договора CEMAC и других актов институтов, органов и специализированных институтов CEMAC. Преюдициальные запросы возникают, когда судебный орган национального уровня или другой орган того же уровня, наделенный судебными функциями, в случае сомнения в законности применяемой им нормы наднационального права в конкретном деле обращается с вопросом о ее законности в наднациональную судебную инстанцию. Кроме того, Суд выносит решения по заявлениям председателя Комиссии, первых ответственных лиц институтов, органов или специализированных институтов Сообщества либо физических или юридических лиц, когда несоблюдение процедуры преюдициального обращения дает почву для ошибочных толкований союзных актов.

 

Консультативная роль Суда заключается в том, что он подтверждает правильность, соответствие в применении или толковании союзных норм, либо дает свои заключения относительно любых трудностей, встречающихся в их применении или толковании.

 

Административно-арбитражная функция заключается в том, что Суд, применяя свой арбитражный регламент, рассматривает спорные вопросы, с которыми к нему обращаются государства, институты, органы или специализированные институты в силу условия об арбитражном рассмотрении споров данного вида или в силу арбитражного соглашения. В таких случаях самостоятельно Суд не разрешает споры. Он предлагает кандидатуры арбитров или одобряет их назначение, информируется о ходе рассмотрения дел в инстанциях и дает оценку проектам решений в соответствии со своим Арбитражным регламентом.

 

 

 

4. Сферы деятельности организации

 

 

 

4.1. Гармонизация законодательств - основной аспект правового сотрудничества государств-участников

 

 

 

В преамбуле Договора CEMAC делается акцент на крайней необходимости для стран-участниц "придать новый и решительный импульс процессу интеграции... за счет ускоренной гармонизации их политических курсов и законодательств".

 

Этим обстоятельством объясняется то, что преодолев этап таможенной интеграции, CEMAC намерен расширять сферу своей компетенции, чтобы в перспективе охватить если не все, то почти все области экономической деятельности на уровне субрегиона. А именно:

 

- создание общего рынка посредством внедрения специального юридического режима;

 

- нормативное обеспечение свободного перемещения товаров, услуг, капиталов и людей;

 

- поиски конвергенции параметров экономики и курсов экономической политики;

 

- координация отраслевой экономической политики разных стран;

 

- повышение экономической и финансовой конкурентоспособности за счет гармонизации законодательства, регулирующего их функционирование, и создания благоприятной среды для экономической деятельности в субрегионе.

 

Амбициозная задача создания общего экономического пространства посредством унификации правовых норм решается в два этапа:

 

- технология унификации уже на самых ранних этапах использовалась для организации некоторых специфических, с экономической и юридической точек зрения, отраслей, таких как интеллектуальная и промышленная собственность, а также несколько позднее страховая деятельность. Это делалось для того, чтобы оценить эффективность технологий и отработать их применение;

 

- впоследствии эта технология быстро и довольно неожиданно была перенесена на весь правовой сектор союзных мероприятий в зоне франка.

 

 

 

4.2. Свобода перемещения товаров, услуг, капиталов и людей <5>

 

 

 

--------------------------------

 

<5> См. подробнее Ahmad Tijani Malam Moussa, Bio Goura , Alix Servais Afouda, Échanges et réseaux marchands en Afrique, KARTHALA Editions, 2010.

 

 

 

Конвенция, регулирующая деятельность Экономического союза стран Центральной Африки (UEAC), помимо прочего нацелена на то, чтобы "создать общий рынок, основанный на свободном перемещении товаров, услуг, капиталов и людей" (ст. 13). Как указывается в этой Конвенции, эти свободы образуют основу общего рынка.

 

Действительно, ст. 13 Конвенции предусматривает, что "Общий рынок Экономического союза предполагает:

 

a) упразднение внутренних таможенных сборов, количественных ограничений на ввоз и вывоз товаров и равнозначных им сборов, а также прочих мер, которые могут отрицательно повлиять на товарооборот между государствами-участниками;

 

b) разработку и утверждение единой торговой политики по отношению к третьим государствам;

 

принятие единых правил конкуренции, применяемых как к предприятиям, так и к мерам государственной поддержки;

 

d) внедрение принципа свободного перемещения рабочей силы, свободы пребывания и проживания на иностранной территории, свободы предоставления услуг, свободы инвестиций и движения капиталов;

 

e) гармонизацию и взаимное признание технических норм, а также процедур аттестации и сертификации".

 

Кроме того, в Конвенции указывается, что ради достижения поставленной цели государства-участники должны отказаться:

 

a) устанавливать между собой какие-либо новые таможенные пошлины, касающиеся импорта и экспорта и прочие равнозначные сборы, а также увеличивать пошлины, применяемые ими в их двусторонних торговых отношениях;

 

b) устанавливать новые количественные ограничения на экспорт и импорт или принимать равнозначные меры, не предусмотренные оговоркой, содержащейся в ст. 16, а также вводить дополнительные равнозначные ограничения на существующие квоты и нормы;

 

c) принимать любые нормы в пользу какого-либо производства, действующего на своей территории, с целью освобождения его от налогов и обязательств, что может повлечь ущемление конкуренции между предприятиями Экономического союза.

 

Именно из этих соображений был разработан целый комплекс производных международно-правовых норм, предусмотренных той же Конвенцией. Действительно, с самого начала предполагалось, что свободное перемещение трудовых ресурсов, или рабочей силы, включает:

 

1) заблаговременную гармонизацию (в течение не более трех лет):

 

- норм, касающихся иммиграции в каждом государстве-участнике;

 

- соответствующих положений национальных трудовых кодексов;

 

- положений законов и подзаконных актов, применяемых в отношении режимов и органов социальной защиты;

 

2) устранение в срок не более трех лет любой основанной на национальной принадлежности дискриминации между работниками, являющимися гражданами государств-участников. Это касается как приема на работу, так и условий работы. Исключением являются лишь профессии, так или иначе связанные с государственным сектором, а также стратегическими отраслями;

 

3) легализацию права на въезд, перемещение и пребывание на территории государств-участников, естественно, с ограничениями, которые объясняются интересами общественного порядка и здравоохранения;

 

4) закрепления права на регистрацию на территории государства-участника, при условии, что если лицо, претендующее на регистрацию, либо не менее пяти лет проработало на одном или в нескольких местах, либо может подтвердить доходы, обеспечивающие его существование.

 

Право на проживание и выбор места предпринимательской деятельности предполагает:

 

- доступ к инвестициям на уровне субрегиона, к неоплачиваемым видам деятельности и их осуществлению, а также приобретение и учреждение предприятий, управление ими на условиях, определенных законодательством страны нахождения предприятия;

 

- поступательную гармонизацию национальных положений, регулирующих доступ к неоплачиваемым видам деятельности и их осуществлению.

 

Свобода предоставления услуг:

 

- применяется преимущественно в отношении услуг, которые напрямую включаются в стоимость продукции либо либерализация которых облегчает товарообмен;

 

- данное право предоставляется физическим и юридическим лицам.

 

Паспорт CEMAC - это инструмент, обеспечивающий свободное перемещение людей в зоне CEMAC. Введение данного идентифицирующего документа связано с принятием Регламента N 2008-01, касающегося условий выдачи паспорта CEMAC.

 

Учреждение данного инструмента свободного обращения, как представляется, означает, что одно его наличие обеспечивает владельцу свободу передвижения в рамках Сообщества, поскольку в документе говорится об "инструменте свободного перемещения" <6>. Здесь следует отметить, что ст. 27 абз. A Конвенции, регулирующей деятельность UEAC (Экономического союза стран Центральной Африки), устанавливала свободное перемещение только в отношении рабочей силы, а в дополнение были приняты документы относительно свободного перемещения специалистов в сфере общего и профессионального образования и научных работников. Тем не менее паспорт CEMAC выдается всем гражданам стран Сообщества, то есть не только упомянутым категориям лиц. Таким образом, можно сделать вывод, что результатом введения в действие паспорта CEMAC стало расширение круга лиц, пользующихся правом свободного перемещения, которое отныне распространяется на всех обладателей данного паспорта.

 

--------------------------------

 

<6> Статья 1 Регламента N 1/00-CEMAC-042-CM-04 от 20 июля 2000, закрепляющего учреждение и условия применения паспорта CEMAC.

 

 

 

4.3. Сотрудничество в таможенном секторе - Таможенный союз <7>

 

 

 

--------------------------------

 

<7> См. подробнее Jan Kees Martijn, Charalambos G. Tsangarides, Trade Reform in the CEMAC: Developpments and Opportunities, International Monetary Fund, 2007.

 

 

 

В договоре 1964 г., учредившем UDEAC, была ясно выражена воля создать в Центральной Африке единую таможенную территорию. Данное намерение после получения государствами Центральной Африки независимости было подтверждено в 1966 г. самим фактом создания Экономического союза стран Центральной Африки (UEAC), одного из институтов CEMAC, который помимо прочего нацелен на "создание общего рынка, основанного на свободном перемещении товаров, услуг, капиталов и людей" (ст. 13). Этот общий рынок предполагает упразднение внутренних таможенных норм, количественных ограничений на ввоз и вывоз товаров, пошлин и любых других равнозначных мер, способных отрицательным образом повлиять на товарооборот между государствами-участниками, а также принятие единой торговой политики по отношению к третьим государствам, установление единых правил конкуренции, применяемых к предприятиям и их государственной поддержке, применение принципа свободного перемещения рабочей силы, право свободы выбора места проживания, свободного предоставления услуг, свободного инвестирования и передвижения капиталов, а кроме того, гармонизацию и взаимное признание технических норм, а также процедур аттестации и сертификации. Для реализации таким образом сформулированных целей Конвенция, регулирующая деятельность Экономического союза стран Центральной Африки обязывает страны Экономического союза гармонизировать свои налоговые законодательства, регулирующие экономическую и финансовую деятельность (ст. 12).

 

Что касается таможенной и тарифной политики - одного из ключевых звеньев общего рынка, связанные с ней правовые нормы появились в момент начала реализации первого этапа создания Экономического союза (см. выше п. п. 1 и 2). В качестве примера можно привести последние изменения в Таможенном кодексе UDEA, нацеленные на его адаптацию к новым экономическим условиям региона Центральной Африки <8>. СЕМАС уже является Таможенным союзом (в смысле статьи XXIV § 8a) Общего соглашения о таможенных и торговых тарифах на 1994 г. (GATT de 1994) <9>.

 

--------------------------------

 

<8> CÉMAC, Регламент N 05/01-UÉAC-097-CM-06, закрепляющий изменения в Таможенный кодекс Экономического и валютного сообщества стран Центральной Африки, [2001] B.O.C.

 

<9> Общее соглашение о таможенных и торговых тарифах на 1994 г., Приложение A Марракешского соглашения, учредившего Всемирную торговую организацию, 15 avril 1994, 1869 R.T.N.U. 426, art. XXIV au para 8 (вступило в силу 1 января 1995) [GATT de 1994].

 

 

 

Совет министров стран UEAC обладает полномочиями по изданию актов в области таможенных пошлин и утверждать условия применения Таможенного кодекса (ст. 7). При этом основные полномочия Совета министров в таможенных вопросах имеют различные аспекты: он принимает законы, следит за соблюдением торговых интересов государств-участников и обеспечивает регулирование таможенных споров, возникающих между ними.

 

Одна из сложных задач, стоящих перед CEMAC и касающихся операций по таможенному оформлению товаров, заключается в облегчении товарооборота между государствами-участниками и остальным миром. Облегчение товарообмена состоит, помимо прочего в том, чтобы обеспечить безостановочное перемещение товаров через границы, устраняя разного рода задержки в процессе проведения таможенных процедур посредством сокращения бюрократических проволочек.

 

Таможенный кодекс CEMAC предусматривает несколько типов таможенных режимов: режим направления (импортируемых товаров) для потребления внутри страны, режим экспорта товаров, льготные таможенные режимы, экономические таможенные режимы и таможенные режимы переработки товаров.

 

Помимо того, таможенное право CEMAC требует создания условий, позволяющих таможенным и административным органам государств Центральной Африки не только единообразно функционировать, но также более эффективно выполнять некоторые новые задачи, которые во все большем количестве возлагаются на органы Союза. Это, к примеру, защита окружающей среды, противодействие контрафакту и в целом защита интеллектуальной собственности. На сегодняшний день защита окружающей среды является ключевой задачей, поскольку Центральная Африка обладает огромным экологическим потенциалом, ее называют вторым "зеленым легким" планеты после лесов Амазонки, абсорбирующим углекислый газ. Что касается защиты интеллектуальной собственности, важность этой задачи постоянно растет по причине глобализации товарообмена.

 

 

 

4.4. Сотрудничество государств-участников в налоговой сфере <10>

 

 

 

--------------------------------

 

<10> См., например: СЕМАС, La T.V.A dans la zone CEMAC. CEMAC, Communauté économique et monétaire de l'Afrique centrale, 2000; Lubin Doe, Harmonization of Domestic Consumption Taxes in Central and Western African Countries, International Monetary Fund, 2006.

 

 

 

Прошло несколько лет с тех пор, как налогово-таможенная реформа в вступила в силу в государствах - участниках UDEAC <11>: Камеруне, Центрально-Африканской Республике, Конго, Габоне, Экваториальной Гвинее и Чаде. Новая налогово-таможенная система UDEAC-CEMAC состоит из:

 

--------------------------------

 

<11> Акт N 8/93-UDEAC-556-CD-SE1, утвердивший дату ввода в действие Региональной программы налогово-таможенных реформ (PRR).

 

 

 

Единого внешнего тарифа (TEC);

 

Общего преференциального тарифа (TPG);

 

Налога на оборот (TCA).

 

Единый внешний тариф (TEC), отдельный от налога на оборот (TCA) по импорту и от дополнительного налога, состоит из четырех ставок, каждая из которых применяется к четырем различным категориям товаров:

 

5% - категория I - для предметов первой необходимости;

 

10% - категория II - для сырьевых товаров и оборудования;

 

20% - категория III - для промежуточных товаров;

 

30% - категория IV - для товаров массового потребления.

 

Категория II, гибридная, включает товары массового потребления, используемые на некоторых производствах как составляющие. Они включены в эту категорию, чтобы излишне не обременять данные производства.

 

Также в рамках реформы предусмотрен демонтаж всевозможных квот (нетарифные барьеры). Для того чтобы предприятия-бенефициары данного вида протекционистских мер могли адаптироваться к условиям, Единый внешний тариф дополняется временным дополнительным сбором, ставка которого равняется 30%. Дополнительный сбор должен исчезнуть в ближайшем будущем или применяется исключительно к товарам, подлежащим квотированию.

 

Общий преференциальный тариф (TPG).

 

Союз всегда заботился о том, чтобы развивать торговые обмены между государствами-участниками; задуманный в этих целях единый сбор призван создать благоприятные условия для инвестиций и роста внутреннего производства, не стимулируя при этом экспортные операции внутри Сообщества. В противоположность Единому налогу Общий преференциальный тариф применяется напрямую ко всем товарам, произведенным в UDEAC и попадающим под определение ст. 9 Акта N 7/93-UDEAC-556-CD-SE1 от 21 июня 1993 г. Сертификат перемещения UDEAC сам по себе гарантирует происхождение этих товаров. Общий преференциальный тариф применяется к товарам, происходящим из стран UDEAC, для импорта в одну из стран-участниц. Первоначально его ставка составляла 20% от Единого внешнего тарифа, применяемого к конкретному товару, однако в январе 1996 г. она была снижена до уровня 10%, а впоследствии была вообще отменена. Данные меры являются существенными для создания общего рынка в Центральной Африке.

 

Налог на оборот (TCA).

 

Этот налог заменяет все косвенные налоги и применяется к поставкам товаров и предоставлению услуг и импорту. Налог на оборот не предполагает дискриминации между импортируемыми товарами и товарами, произведенными внутри страны.

 

Государства устанавливают ставку этого налога в пределах двух вилок: от 0 до 8% для уменьшенной ставки; от 10 до 18% для нормальной ставки. Для налогоплательщиков налог на оборот, связанный с товарами, идущими в переработку, подлежит вычету. Налог на оборот с вычетом является промежуточным этапом в создании общего НДС. В этих целях каждое государство последовательно расширяет сферу действия данного налога, особенно в отношении розничных продаж и услуг. Для того чтобы налоговые доходы были адекватными потребностям государственных золотовалютных запасов, государства действуют посредством акцизов, применяемых к отдельным товарам, входящим в список, утвержденный на наднациональном уровне. Ставка акциза устанавливается государством произвольно в пределах от 0 до 100%.

 

Гармонизация налоговых законодательств государств-участников была необходима для того, чтобы они соответствовали целям, провозглашенным в Учредительном договоре, и в частности, чтобы обеспечить нормальное функционирование общего рынка. Данные меры способствовали унификации внутренних систем исчисления налоговых ставок и обеспечили равное отношение к экономическим операторам, действующим внутри Сообщества. Конвергенция национальных систем формирования налога на оборот осуществлялась для того, чтобы гарантировать их нейтралитет по отношению к товарам вне зависимости от их происхождения.

 

Налог на добавленную стоимость уже применялся тремя из государств-участников до введения общей гармонизированной системы НДС и акцизов, введенной Директивой N 1/99/CEMAC-028-CM-03 <12>. Гармонизация прошла через этап гармонизации сферы применения налога при строгом ограничении случаев освобождения от него. Кроме того, следует отметить определение общей базы налогообложения и вилки налоговой ставки, с одной стороны, и определение общих принципов и подходов при определении юридических фактов (порождающих права и обязанности), при возникновении права требования уплаты налога и в отношении режима налоговых вычетов - с другой стороны.

 

--------------------------------

 

<12> Директива N 1/99/CEMAC-028-CM-03, закрепляющая гармонизацию законодательств государств-участников в вопросах налога на добавленную стоимость (НДС) и акцизов.

 

 

 

4.5. Сотрудничество государств-участников в судебной сфере

 

 

 

Сотрудничество государств-участников в судебной сфере регулируется Соглашением о сотрудничестве в судебной сфере между государствами - участниками CEMAC и Соглашением об экстрадиции, которые были приняты в ходе пятой Конференции руководителей государств CEMAC, проходившей с 28 января 2004 г. в Браззавиле. Эти соглашения приняты по образцу типового договора о судебной взаимопомощи, разработанного в рамках Организации Объединенных Наций. Сотрудничество в судебной сфере, каким его представляют два названных документа и большинство других международных соглашений, касается в равной мере административной, гражданской и уголовной сфер сотрудничества.

 

В зоне CEMAC также осуществляется гармонизация различных вопросов инкриминирования отдельных преступлений. Под этим необходимо понимать совместное издание общих законов об инкриминировании тех или иных актов на основании союзного права, что приводит к гармонизации уголовного законодательства.

 

Разработка совместного уголовного законодательства ложится на плечи двух основных союзных органов. Прежде всего этим занимается законодательный орган CEMAC, который разработал общие правила в отношении определенных видов организованной преступности. Так, законодательный орган CEMAC разработал как уголовное законодательство в отношении террористической деятельности как таковой, так и в отношении финансирования террористической деятельности. Однако в последнем случае следует сослаться на регламент Комитета Совета министров UMAC, закрепивший право на превентивные и репрессивные меры в отношении отмывания капиталов и финансирования террористической деятельности в странах Центральной Африки <13>. Кроме того, что касается отмывания капиталов, определение этого вида преступной деятельности дано в выше названном Регламенте N 1/03-CEMAC-UMAC.

 

--------------------------------

 

<13> Регламент N 01/03-CEMAC-UMAC, подписанный 4 апреля 2003 в Яунде.

 

 

 

В то же время гармонизация уголовных наказаний за данные деяния пока еще не осуществлялась.

 

Сотрудничество государств-участников в транспортной отрасли <14>.

 

--------------------------------

 

<14> См. подробнее Kengne Fodouop, Jean Tape Bidi, L'armature du development en Afrique: Industries, transports et communication, KARTHALA Editions, 2010 г.

 

 

 

Процесс глобализации экономики и торговли, либерализация авиационных транспортных услуг, рост авиационных перевозок, а также рост внутрисоюзного товарооборота и его влияние на экономическое и социальное развитие государств Сообщества, а также необходимость укрепления субрегиональной экономической интеграции за счет более активного сотрудничества органов управления воздушными флотами и авиационных компаний Центральной Африки, заставили Экономическое и монетарное сообщество стран Центральной Африки разработать Соглашение о воздушных перевозках между государствами - участниками CEMAC <15>.

 

--------------------------------

 

<15> Регламент N 6/99/CEMAC-003-CM-02, закрепляющий принятие Соглашения о воздушных перевозках между государствами - участниками CEMAC.

 

 

 

Это Соглашение закрепляет условия и способы предоставления авиационных услуг на внутрисоюзных линиях с целью:

 

- обеспечения Сообщества более качественным транспортным обслуживанием;

 

- развития экономических и торговых отношений между государствами - участниками Сообщества;

 

- предотвращения процессов, способных нанести ущерб развитию воздушных перевозок между государствами;

 

- стимулирования применения превентивных мер в области надзора за безопасностью полетов; и

 

- создания благоприятных условий для технического и торгового сотрудничества между авиакомпаниями.

 

Все сказанное касается также сухопутных перевозок - так, в свое время был принят Союзный дорожный кодекс CEMAC <16>; Межгосударственная конвенция о сухопутных перевозках различных товаров (C.I.E.T.R.M.D.), подписанная государствами CEMAC в столице Габона Либревиле в 1996 г.

 

--------------------------------

 

<16> Регламент N 01-UEAC-089-CM 06.

 

 

 

Корпус производных международно-правовых норм CEMAC, касающихся сухопутных перевозок, состоит из:

 

- Регламента N 2008-05, закрепившего гармонизированный порядок использования объединенной автомобильной сети;

 

- Регламента N 2003-15, закрепившего регламентацию доступа к профессии международного автомобильного перевозчика, с изменениями от 2009 г.;

 

- Регламент N 2001-04, закрепивший изменения в Союзном кодексе автомобильных дорог.

 

Наконец, на уровне Содружества существует корпус норм, регулирующих и морские перевозки <17>.

 

--------------------------------

 

<17> Регламент N 2001-03, закрепивший изменения в Союзный кодекс морской торговли.

 

 

 

Нормативное регулирование банковского, биржевого и валютного секторов <18>.

 

--------------------------------

 

<18> См. подробнее: A.A. Justin, Financial Development and Growth in the CEMAC Zone: Making A Financial System Work, Lambert Academic Publishing, 2012.

 

 

 

Законодательство в этой области достаточно обширное:

 

- валютная регламентация (Регламент N 02/00/CEMAC/UMAC/CM от 29 апреля 2000);

 

- Регламент, касающийся аккредитации кредитных учреждений (Регламент N 1/00/CEMAC/UMAC/COBAC от 27 ноября 2000);

 

- Регламент UMAC N 2009-01, изменяющий, законодательство фонда гарантирования вкладов;

 

- Регламент UMAC N 2008-04, касающийся управления в кредитных учреждениях;

 

- Регламент UMAC N 2008-03, касающийся свободно продаваемых государственных ценных бумаг;

 

- Регламент UMAC N 2004-01, закрепляющий создание фонда гарантирования вкладов;

 

- Регламент UMAC N 2003-06, закрепивший организацию, функционирование финансового рынка и наблюдение за ним;

 

- Регламент UMAC N 2003-04, касающийся деятельности бухгалтеров-ревизоров в кредитных учреждениях;

 

- Регламент UMAC N 2003-02, касающийся платежных систем и средств платежа, а также фактов неплатежа;

 

- Регламент UMAC N 2002-01, касающийся микрофинансовой деятельности, условий ее осуществления и контроля за ней;

 

- Регламент UMAC от 8 августа 2001 об обязательном резервировании средств;

 

- Инструкция UMAC N 2005-04, касающаяся аккредитации акционеров BVMAC;

 

- Инструкция UMAC N 2005-03, касающаяся аккредитации биржевых компаний на финансовом рынке;

 

- Инструкция UMAC N 2005-01, касающаяся аккредитации BVMAC.

 

 

 

4.6. Единая валютная политика <19>

 

 

 

--------------------------------

 

<19> International Monetary Fund, Central African Economic and Monetary Community: Selected Issues, International Monetary Fund, 2005.

 

 

 

Конвенция 1972 г. (с изменениями от 2008 г.) учредила Валютный союз стран Центральной Африки (UMAC), в который объединились государства с целью создания условий для гармоничного социального и экономического развития, в рамках открытого рынка и благоприятной правовой среде. Валютный союз характеризуется принятием единой денежной единицы, эмиссия которой доверена общему Эмиссионному институту - Банку стран Центральной Африки (ст. 3 Конвенции). Денежной единицей государств - участников Союза является франк Финансового содружества стран Центральной Африки (F.CFA) (ст. 6).

 

UMAC обеспечивает координацию экономической политики стран-участниц и согласование их бюджетной политики с единой монетарной политикой. Кроме того, UMAC обеспечивает финансовую стабильность Сообщества.

 

Договор обязывает государств-участников вносить свой вклад в UMAC, чтобы обеспечить полное соблюдение положений Конвенции и документов, принятых в обеспечение их исполнения. А именно:

 

a) определить правила денежной эмиссии;

 

b) объединить валютные резервы;

 

c) обеспечить свободное обращение денежных знаков и их свободу перемещения между государствами-участниками Валютного союза;

 

d) предпринять меры по гармонизации валютных, банковских и финансовых законодательств, а также валютного режима;

 

e) создать процедуры согласования экономической политики разных стран.

 

Как и в системе Евросоюза, в Валютном союзе стран Центральной Африки ключевая функция принадлежит Банку стран Центральной Африки. Последний уполномочен:

 

- определять и вести валютную политику Союза;

 

- эмитировать банковские билеты и металлические монеты, имеющие легальный курс и обеспечивать платежную систему в Валютном союзе;

 

- вести валютную политику Союза;

 

- хранить официальные валютные резервы государств-участников и управлять ими;

 

- поддерживать нормальное функционирование платежных и регулирующих систем.

 

 

 

4.7. Регулирование инвестиций

 

 

 

Государства - участники Экономического и валютного союза стран Центральной Африки в течение ряда лет осуществляют значительные структурные реформы для улучшения рамок экономической деятельности и поддержания продолжительного экономического роста. В связи с этим правительства приняли решение поддерживать развитие частного сектора экономики и привлекать собственный и международный частный капитал. Они подтвердили свою приверженность основным международным положениям, касающимся гарантии инвестиций, включая те, которые касаются рассмотрения дел в международных арбитражных судах, а также свою готовность признавать и исполнять их решения. Именно из этих соображений был принят Регламент N 17/99/CEMAC-020-CM-03, закрепивший инвестиционную хартию CEMAC <20>.

 

--------------------------------

 

<20> Регламент N 17/99/CEMAC-020-CM-03, закрепляющий инвестиционную хартию CEMAC.

 

 

 

Инвестиционная хартия создала единые общие рамки, предназначенные для улучшения институциональной, налоговой и финансовой среды с целью содействия росту и диверсификации экономик стран-участниц на основе оптимального определения роли государства и гармоничного развития частного сектора посредством национальных и зарубежных инвестиций. Данная хартия по мере необходимости дополнялась специфическими нормативными документами, позволяющими уточнить технические, налоговые и финансовые условия инвестирования и освоения инвестиций в некоторых специфических отраслях. У государств-участников есть возможность посредством национальных нормативных актов уточнить и дополнить положения Хартии, при условии исключения противоречий с ней.

 

В тех же целях была разработана и принята регламентация беспошлинных зон <21>, которая позволила гарантировать иностранные инвестиции на территории Сообщества.

 

--------------------------------

 

<21> Акт от 1 июля 1996 N 2/96-UDEAC-1297-57.

 

 

 

4.8. Сотрудничество в сфере телекоммуникаций <22>

 

 

 

--------------------------------

 

<22> См. подробнее: Kengne Fodouop, Jean Tape Bidi, L'armature du development en Afrique: Industries, transports et communication, KARTHALA Editions, 2010.

 

 

 

Сотрудничество в сфере телекоммуникаций имело целью облегчить доступ населения государств-участников к информационным и коммуникационным технологиям. Это потребовало от союзного законодателя разработки нормативных положений, касающихся (ст. 31 Конвенции UEAC):

 

- гармонизации национальных планов обустройства инфраструктуры, когда в качестве приоритетных рассматриваются проекты по выводу из изоляции труднодоступных зон и проекты в регионах и отраслях, оказывающих стимулирующее влияние на развитие экономики;

 

- развития и развертывания более широких сетей недорогой беспроводной связи;

 

- гармонизации коммуникационных систем на национальном, муниципальном и локальном уровнях и их адаптации к новым технологиям.

 

Союзное законодательство в этой сфере достаточно обширно:

 

- Директива N 2008-10, гармонизирующая порядок определения тарифов на услуги электронных коммуникаций;

 

- Директива N 2008-09, гармонизирующая правовые режимы деятельности, связанной с электронными коммуникациями;

 

- Директива N 2008-08, касающаяся объединения сетей и доступа к сетям и услугам электронной коммуникации;

 

- Директива N 2008-07, закрепившая правовые рамки защиты прав пользователей сетей и услуг электронной коммуникации;

 

- Директива N 2008-06, касающаяся универсальных услуг в отрасли электронной коммуникации;

 

- Регламент N 2008-21, касающийся гармонизации регламентов и политики отдельных стран в области нормативного регулирования электронных коммуникаций.

 

 

 

4.9. Правовая регламентация конкуренции <23>

 

 

 

--------------------------------

 

<23> См. подробнее Charalambos G. Tsangarides, Gustavo Ramirez, Competitiveness in the CFA Franc Zone, International Monetary Fund, 2007.

 

 

 

В плане обеспечения свободного перемещения товаров, имущества и услуг ст. 28 параграфа 5 Договора, учредившего Таможенный и экономический союз стран Центральной Африки, говорит о необходимости изыскивать средства, способные привести к постепенному отказу от ограничительных мер в торговле между государствами-участниками. Действия по гармонизации правовой регламентации конкуренции соответствуют требованиям создания динамичной конкуренции, которая должна обеспечить усиление конкурентоспособности экономики субрегиона, улучшить условия экономического роста и подъем уровня жизни в Союзе.

 

Гармонизация в этом вопросе осуществлялась посредством создания мер, запрещающих ограничения конкуренции в торговле, что было осуществлено путем издания Регламента N 1/99/UEAC-CM-639 от 25 июня 1999 <24>. Этот акт запрещает любые меры, направленные на создание препятствий свободной конкуренции, в том числе незаконные договоренности, злоупотребления доминирующим положением на рынке, концентрацию (предприятий) и т.п. То есть все то, что ощутимо снижает конкуренцию.

 

--------------------------------

 

<24> Регламент N 1/99/UEAC-CM-639 от 25 июня 1999, с изменениями, внесенными Регламентом N 12-05-UEAC-639U-CM-SE от 27 июня 2005 г.

 

 

 

4.10. Сотрудничество в сфере общей безопасности

 

 

 

Дополнительный акт CEMAC от 14 декабря 2000 г. N 9 преобразует Комитет руководителей полицейских органов стран Центральной Африки в специализированный орган Сообщества. Некоторое время назад этот акт был дополнен Конвенцией, касающейся противодействия террористической деятельности в Центральной Африке <25>. Цель этих нормативных актов - предотвращать и подавлять любые проявления террористической деятельности.

 

--------------------------------

 

<25> Регламент N 08/05-UEAC-057-CM-13, закрепляющий принятие Конвенции, касающейся противодействия террористической деятельности в Центральной Африке.

 

 

 

Кроме того, 28 января 2004 г. государства CEMAC подписали Пакт о ненападении, солидарности и взаимопомощи между государствами-участниками. Пакт CEMAC преследует следующие цели:

 

- поддерживать и защищать мирную и безопасную обстановку внутри Сообщества;

 

- гарантировать солидарность и взаимопомощь государств в случае внешней агрессии или внутренних гражданских волнений;

 

- определить условия и механизмы оказания поддержки и взаимопомощи государств друг другу в случае внешней агрессии или внутренних гражданских волнений.

 

Согласно данному Пакту государства отказываются от любых агрессивных действий, от любых действий, нарушающих суверенитет, и обязуются оказывать помощь и поддержку какому-либо государству-участнику, оказавшемуся в ситуации гражданских волнений.

 

В целях надзора за соблюдением положений Пакта при Конференции руководителей государств и правительств при исполнительном секретариате организации были учреждены:

 

Комитет по обороне и безопасности, который состоит из министров иностранных дел, министров обороны и безопасности, где председательствует страна, осуществляющая в данный момент председательство в Союзе. Комитет уполномочен контролировать и исполнять решения Конференции, другими словами, обеспечивать применение Пакта;

 

Наблюдательный комитет по анализу и превентивным мерам, который является органом по сбору и анализу данных, касающихся безопасности;

 

Многонациональные военные силы CEMAC, которые уполномочены выполнять миссии по поддержанию мира, безопасности и предоставлять гуманитарную помощь.

 

 

 

4.11. Защита окружающей среды

 

 

 

В области охраны окружающей среды Конвенция UEAC (ст. 39) требует от Совета министров:

 

a) определить, путем издания нормативных актов, систему информационного обмена, в которой должны быть задействованы государства-участники с целью координации их политики в вопросах защиты окружающей среды и природных ресурсов;

 

b) определить, путем издания рекомендаций, основные ориентиры политики, которых должны придерживаться государства-участники в целях защиты, восстановления и улучшения качества окружающей среды и природных ресурсов;

 

c) инициировать, путем издания нормативных актов или директив, общие пилотные проекты в данной сфере.

 

Особая роль в учредительном акте отводится следующим вопросам:

 

a) борьбе с опустыниванием, засухой, потерей лесного покрова;

 

b) эксплуатации доступных и возобновляемых источников энергии, в частности солнечной энергии;

 

c) рациональной эксплуатации тропических лесов, источников воды, береговых, морских и рыбных ресурсов, фауны, флоры и почв, а также защите биоразнообразия;

 

d) защите хрупких экосистем, в частности коралловых рифов;

 

e) поиску новых решений экологических проблем города и деревни;

 

f) рациональному обращению с опасными отходами и запрету на их ввоз (импорт).

 

Защита окружающей среды - это формирующаяся область союзного права, которая во многом несет на себе печать законодательства развитых стран. В качестве примера можно привести:

 

- Регламент N 2005-09, закрепивший союзные нормы, регулирующие вопросы контроля за потреблением материалов, наносящих вред озоновому слою;

 

- Регламент N 2006-09, закрепивший союзные нормы, регулирующие вопросы сертификации пестицидов; и т.п.

 

 

 

4.12. Сотрудничество в сфере сельского хозяйства

 

 

 

В соответствии с положениями Конвенции UEAC (ст. 35) общая аграрная политика Организации преследует следующие цели:

 

a) в целях улучшения уровня жизни населения увеличивать производительность сельского хозяйства, животноводства и рыболовства, развивая технический прогресс, обеспечивая рациональное развитие производств и оптимальное использование факторов производства, в частности рабочей силы,;

 

b) увеличивать рентабельность и каналы сбыта сельскохозяйственной продукции;

 

c) стабилизировать рынки;

 

d) гарантировать безопасность продовольственных запасов;

 

e) обеспечить разумные цены на поставку продуктов конечным потребителям.

 

В ситуации, когда вопросы продовольственной безопасности в субрегионе вызывают все большее беспокойство в силу недостатка продуктов питания и рабочей силы, Советом министров стран CEMAC была разработана и в конце августа 2003 г. принята Единая аграрная стратегия стран - участниц CEMAC <26>. Стратегия должна содействовать продолжительному развитию сельского хозяйства стран-участниц, чтобы обеспечить продовольственную безопасность и развивать товарообмен как на внутреннем, так и внешнем рынке Сообщества.

 

--------------------------------

 

<26> Регламент N 11/03-UEAC-019-CM-10, закрепляющий принятие Аграрной стратегии стран - участниц CEMAC.

 

 

 

Реализация единой сельскохозяйственной стратегии позволит:

 

- улучшить условия жизни производителей за счет роста их доходов;

 

- увеличить государственные бюджетные ассигнования на сельское хозяйство;

 

- наращивать производительность сельского хозяйства в контексте усиленной урбанизации;

 

- развивать инфраструктуру, обеспечивающую доступ к рынкам;

 

- вести переговоры по международным соглашениям, стимулирующим развитие аграрного сектора.

 

Кроме того, был принят ряд актов, затрагивающих отдельные сектора сельского хозяйства. Таким, например, является Регламент N 22/07-UEAC-188-CM-16, закрепляющий включение Африканского центра развития банановых культур (CARBAP) в субрегиональную структуру сельскохозяйственных научно-исследовательских учреждений, действующих под эгидой CEMAC.

 

 

 

4.13. Сектор скотоводства, производства мяса и рыболовства

 

 

 

Для управления данным сектором 18 декабря 1987 г. решением Совета руководителей государств UDEAC была создана Экономическая комиссия по скотоводству, производству мяса и рыбным ресурсам (CEBEVIRHA) <27>. Комиссия является организацией, отвечающей за экономическое сотрудничество на субрегиональном уровне в сфере скотоводства, производства мяса и рыбных ресурсов, получила наименование "Экономическое сообщество в области скотоводства, мясного производства и рыбных ресурсов" и аббревиатуру CEBEVIRHA - UDEAC.

 

--------------------------------

 

<27> Регламент N 01/UEAC-CEBEVIRHA-129-CM-07.

 

 

 

Цель создания организации состоит в создании благоприятных условий для гармоничного и сбалансированного развития секторов животноводства и рыболовства государств-участников.

 

Сообщество ставит перед собой следующие задачи:

 

- ведение интегрированной политики по созданию благоприятных условий для скотоводства и рыболовства на уровне содружества государств;

 

- улучшение санитарного состояния скота и рыбы;

 

- контроль за местами выращивания скота и за средой обитания рыб;

 

- повышение престижности продуктов и субпродуктов животноводства и рыболовства с целью развития производных отраслей;

 

- развитие и гармонизация товарообмена с целью обеспечения как можно более интенсивной торговли скотом, мясом и рыбными продуктами между государствами-участниками, в том числе за счет уменьшения административного контроля, упрощения налогообложения и применения ценовой политики, способной стимулировать производство, коммерциализацию и потребление;

 

- гармонизация и координация государственных планов развития в области животноводства и рыболовства в целях координации программ производства, переработки, перевозки и ввода в коммерческий оборот мясных и рыбных продуктов, а также гармонизация и координация научно-исследовательской деятельности в области мясного и рыбного производства, ветеринарии, эксплуатации и сохранения рыбных ресурсов и развития водных видов животных и растений;

 

- развитие профессионального образования путем открытия новых учреждений и реорганизации существующих, а также усиление кадровых ресурсов, необходимых для осуществления вышеперечисленных задач.

 

К органам, отвечающим за принятие решений на уровне CEBEVIEHA, относятся:

 

- Конференция глав государств и правительств CEMAC;

 

- Совет министров UEAC;

 

- Административный совет CEBEVIRHA;

 

CEBEVIRHA была преобразована в Экономическую комиссию по скотоводству, мясному производству и рыбным ресурсам после внесения изменений в устав этой организации в декабре 2001 г.

 

Сотрудничество в сфере общего образования, научно-исследовательской работы, профессионального образования и здравоохранения.

 

В рамках СЕМАС планировалось предпринять действия, нацеленные на рационализацию и улучшение научного и технического образования, в частности высшего образования, научно-исследовательской деятельности, профессионального образования и государственной системы здравоохранения (ст. 29 Конвенции UEAC). Эти действия предусматривают:

 

- создание и развитие союзных институтов в области высшего образования, научно-исследовательской деятельности и профессионального образования, позволяющих в определенных сферах объединить средства, направляемые на их развитие государствами-участниками;

 

- открытие доступа к учреждениям образования на равных условиях для всех граждан стран - членов CEMAC;

 

- согласование программ в области общего образования, научно-исследовательской деятельности и профессионального образования;

 

- введение единых критериев оценок знаний в системе высшего и профессионального образования государств-участников;

 

- взаимное признание дипломов об образовании, выданных государственными учреждениями, а также частными образовательными учреждениями, имеющими государственную аккредитацию;

 

- гармонизация условий и правил признания эквивалентности дипломов, полученных в третьих странах;

 

- организация перманентного диалога между государствами-участниками и частным сектором на уровне Сообщества в целях обеспечения профессионального образования, адекватного потребностям рынка рабочей силы;

 

- согласование программ, рационализация и объединение союзных средств, направляемых на здравоохранение и улучшение состояния здоровья населения.

 

Наиболее значимые законодательные акты Сообщества в этой сфере касаются обменов учащимися и студентами между странами - участницами Организации:

 

- Регламент N 04/11-UEAC-019-CM-22, закрепляющий изменения в Регламент N 08/03-UEAC-019-CM-10 от 27 августа 2003, закрепивший создание Конференции ректоров университетов и руководителей научно-исследовательских учреждений стран Центральной Африки (CRUROR/AC);

 

- Регламент N 10/03-UEAC-019-CM-10, закрепивший принятие и использование Краткой статистической декларации наличного состава студентов CEMAC;

 

- Регламент N 09/03-UEAC-019-CM-10, закрепивший принятие Союзной программы межуниверситетских обменов в зоне CEMAC;

 

Директива N 01/06-UEAC-019-CM-14, закрепляющая применение системы LMD (Licence, Master, Doctorat) в университетах и учреждениях высшего образования на пространстве CEMAC.

 

Некоторые производные правовые акты Сообщества затрагивают сектор здравоохранения. Так, например, существуют законодательные акты, регулирующие фармацевтический сектор: Регламент N 13/07-UEAC-003-0CEAC-CM-15, закрепляющий финансирование программы Гармонизации фармацевтической политики стран Сообщества.

 

 

 

4.15. Сотрудничество в энергетическом секторе

 

 

 

В области энергетики Конвенция UEAC (ст. 36) предусматривает:

 

a) создание систем информационного обмена, в которых государства участвуют с целью координации своей энергетической политики;

 

b) создание и развитие направлений сотрудничества в целях сохранения и развития энергетических ресурсов;

 

c) разработку политики, направленной на продвижение, развитие и популяризацию возобновляемых источников энергии;

 

d) разработку и применение единой энергетической политики.

 

 

 

4.16. Сотрудничество в секторе туризма

 

 

 

В сфере туризма Конвенция UEAC предписывает Совету министров (ст. 44):

 

a) определить путем издания нормативных актов систему информационного обмена, в которой государства должны участвовать в целях координации своей туристической политики;

 

b) определить путем издания рекомендаций основные направления, которым должны следовать государства-участники в целях развития туризма;

 

c) инициировать путем издания нормативных актов или директив общие действия, направленные в том числе на продвижение межгосударственных туристических маршрутов и облегчение контроля на границах.

 

В то же время данным документом (ст. 46) предусматривается, что Комиссия, уважая задачи, возложенные в этой области на региональные специализированные организации, следит за тем, чтобы были приняты во внимание следующие цели:

 

a) продвижение и защита национальных культурных ценностей и художественного достояния государств;

 

b) продвижение общих культурных ценностей;

 

c) сохранение и защита качества окружающей среды в местах, посещаемых туристами;

 

d) продвижение устойчивого развития туризма;

 

e) защита коренного населения от международной преступности.

 

Законодательство в этой области остается небольшим. В качестве примера можно назвать решения о создании Высшей школы гостиничного дела <28>.

 

--------------------------------

 

<28> Решение N 10/08-UEAC-EHT-CM-17, закрепляющее назначение Финансового контролера Школы гостиничного дела и туризма CEMAC. Решение N 09/08-UEAC-EHT-CM-17, закрепляющее назначение бухгалтера Школы гостиничного дела и туризма CEMAC.

 

 

 

4.17. Единая индустриальная политика <29>

 

 

 

--------------------------------

 

<29> См. подробнее Kengne Fodouop, Jean Tape Bidi, L'armature du development en Afrique: Industries, transports et communication, KARTHALA Editions, 2010.

 

 

 

В Конвенции UEAC указывается, что органы Организации должны следить за тем, чтобы цели и методы общей индустриальной политики соответствовали задаче постепенного строительства открытого и конкурентного рынка. В частности, во внимание должны быть приняты следующие меры:

 

a) усиление партнерства между государством и частным сектором;

 

b) усиление инфраструктуры, обеспечивающей поддержку конкуренции, в частности, создание органов, отвечающих за стандартизацию, сертификацию и качество;

 

c) стимулирование использования и повышение престижности местных ресурсов;

 

d) исследования в направлении специализации и взаимодополняемости за счет укрепления внутриотраслевых и межотраслевых связей; реабилитация, реструктуризация отдельных отраслей промышленности;

 

e) поддержка экспортно-ориентированных отраслей промышленности и подотраслей, которые отнесены к приоритетными или стратегическим;

 

f) разработка и приобретение новых технологий;

 

g) гармонизация нормативных рамок в области промышленной и горнодобывающей деятельности, в частности разработка союзного Инвестиционного кодекса.

 

 

 

4.18. Эффективное управление, права человека, социальный диалог

 

 

 

В качестве одной из сфер сотрудничества Организация видит развитие эффективных форм управления, защиту прав человека и стимулирование социального диалога. Именно поэтому Конвенция UEAC нацеливает органы Организации на:

 

a) продвижение идей демократии, человеческого достоинства, социальной справедливости, плюрализма, при сохранении уважения к национальному и культурному разнообразию внутри обществ;

 

b) продвижение идеи всеобщего уважения и защиты прав человека и фундаментальных свобод;

 

c) развитие и усиление принципов правового государства и обеспечение доступа к правосудию, а также обеспечение гарантий профессионализма судей и независимости судебных систем;

 

d) обеспечение прозрачного управления в государственных делах, а также эффективного и ответственного менеджмента во всех национальных и союзных институтах;

 

e) реформирование и модернизация публичных функций на уровне отдельных государств и Сообщества в целом;

 

f) обеспечение политической, административной и финансовой децентрализации;

 

g) продвижение социального диалога и государственно-частного диалога в рамках Сообщества;

 

h) включение гендерных вопросов в политическую повестку всех государств-участников и принятие конкретных специальных мер в поддержку женщин.

 

 

 

5. Бюджет организации

 

 

 

Сообщество наделяется собственными ресурсами, которые обеспечивает механизм финансирования, действующий с 1 января 2002 г. <30> и основывающийся на сборах и пошлинах, которыми облагается импорт из-за пределов зоны CEMAC. Основным сбором является Союзный интеграционный налог (TCI).

 

--------------------------------

 

<30> Дополнительный акт N 03/00-CEMAC046-CM-05, учреждающий независимый механизм финансирования Сообщества.

 

 

 

Финансовые ресурсы, получаемые с помощью этого налога, предназначаются, с одной стороны, для финансирования деятельности институтов и органов Сообщества, а с другой стороны, для наполнения Фонда развития и двух его подразделений для компенсации убытков государств-участников и для финансирования проектов интеграционной направленности.

 

Учитывая прошлый отрицательный опыт и стараясь избежать ситуации, при которой финансирование Сообщества оказалось бы под угрозой невнесения предусмотренных платежей, органические нормы CEMAC предусматривают меры дисциплинарного воздействия. В соответствии с такой нормой несоблюдение своих финансовых обязательств может повлечь в отношении государства-должника различные санкции - от лишения права голоса во время заседаний институтов и органов Сообщества и до лишения преимуществ и льгот, предусмотренных Договором и Конвенциями UEAC и UMAC.

 

CEMAC является полноценным интеграционным наднациональным объединением, о чем свидетельствует как его сложная институциональная структура, так и правовые нормы. Действительно, в рамках данного интеграционного объединения помимо классических для международного права органов, которые, стоит отметить, функционируют здесь не только на основе консенсуса, но и квалифицированного большинства, существуют и органы правосудия, что свидетельствует о высокоразвитой институциональной системе организации. Здесь присутствует вторичное право, а не только учредительные договоры. Более того, оно является довольно развитым и касается практически всех сфер жизнедеятельности (отраслей права). Наконец, стоит обратить внимание и на тот факт, что в рамках сообщества создан и валютный союз, что свидетельствует о передаче государствами-членами своих суверенных регалий и, несомненно, подтверждает наднациональную природу организации.

 

 

 

Библиография (References)

 

 

 

1. Marta de Castello Branco, Building Monetary and Financial Systems: Case Studies in Technical Assistance, International Monetary Fund, 2007.

 

2. CEMAC, La T.V.A dans la zone CEMAC. CEMAC, Communauté économique et monetaire de l'Afrique centrale, 2000.

 

3. Lubin Doe, Harmonization of Domestic Consumption Taxes in Central and Western African Countries, International Monetary Fund, 2006.

 

4. Kengne Fodouop, Jean Tape Bidi, L'armature du development en Afrique: Industries, transports et communication, KARTHALA Editions, 2010.

 

5. James Thuo Gath, African Regional Trade Agreements as Legal Regimes, Cambridge University Press, 2011. P. 342.

 

6. International Monetary Fund, Central African Economic and Monetary Community: Selected Issues, International Monetary Fund, 2005.

 

7. A.A. Justin, Financial Development and Growth in the CEMAC Zone: Making A Financial System Work, Lambert Academic Publishing, 2012.

 

8. Jan Kees Martijn, Charalambos G. Tsangarides, Trade Reform in the CEMAC: Developments and Opportunities, International Monetary Fund, 2007.

 

9. Bintou Sanankoua, Les États-nations face à l’intégration régionale en Afrique de l'Ouest: le cas du Mali, Tom 2, KARTHALA Editions, 2007.

 

10. Ahmad Tijani Malam Moussa, Bio Goura , Alix Servais Afouda, Écganges et réseaux marchands en Afrique, KARTHALA Editions, 2010.

 

11. Charalambos G. Tsangarides, Gustavo Ramirez, Competitiveness in the CFA Franc Zone, International Monetary Fund, 2007.

 

 

 

 

 

ПЕРВАЯ АФРИКАНСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ (КОНСТИТУЦИЯ ЛИБЕРИИ 1847 Г.): ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

 

 

 

Первая африканская конституция (Конституция Либерии 1847 г.): историко-правовое исследование

 

 

 

В данной статье анализируется первая Конституция государства Либерия в контексте истории его становления и особенностей геополитической ситуации в Западной Африке того времени.

 

 

 

Ключевые слова: конституция, Американское колонизационное общество, Либерия, рабство, Декларация прав, разделение властей.

 

 

 

This article is about the first stage of constitutional history of Liberia. Author made an analysis of the new state first constitution.

 

 

 

Key words: constitution, American Colonization Society, Liberia, slavery, Declaration of Rights, division of powers.

 

 

 

Начало конституционной истории африканского континента связано с созданием в его западной части государства бывших североамериканских рабов - Либерии.

 

Возникновение Либерии связано с деятельностью Американского колонизационного общества (АКО). Последнее было создано в 1816 г. с целью сбора средства для финансирования расселения освобожденных рабов в Африке. В тот период среди многих белых американцев, даже выступавших против существования рабства, были распространены мнения, что афроамериканцы не способны к самостоятельности и, освободившись, они не смогут содержать себя сами и станут либо обузой для властей, либо преступниками. Федеральная власть и законодатели многих штатов, в том числе и южных, поддержали усилия Общества <1>. В начале 1820 г. АКО отправило первую группу колонистов в район нынешней границы Либерии и Сьерра-Леоне. Однако данная попытка окончилась неудачей в результате гибели многих колонистов от болезней и стычек с местными племенами <2>. Только вторая группа колонистов, прибывшая в район залива Месурадо в декабре 1821 г., основала там постоянно действующее поселение, названное в честь тогдашнего президента США Монровией.

 

--------------------------------

 

<1> Словарь американской истории / Под ред. Т. Первис. М., 2007. С. 25.

 

<2> Innes W. Liberia, or, The early history and signal preservation of the American colony of free Negroes on the coast of Africa. Edinburg. 1831. P. 9.

 

 

 

С момента основания колонии управление ее находилось в руках АКО. Общие принципы организации управления колонией были закреплены в так называемой Конституции 1820 г., по своей форме являвшейся договором между "свободными репатриантами" и АКО, подписанным на борту корабля "Елизавета" (данное обстоятельство прямо отсылает нас к известному соглашению на "Мэйфлауэре" 1620 г.). 10 статей договора закрепляли равенство гражданских прав всех колонистов, действие в новой колонии норм "общего права", отсутствие в ней института рабства, а также фактическое всевластие агентов Общества, имевших право назначать всех должностных лиц колонии.

 

По мере роста и развития колоний поселенцы ставили перед АКО вопрос о предоставлении автономии, которую и получили конституционным актом 14 января 1839 г. Последний состоял из 27 статей и закреплял организацию системы органов власти в Либерии (губернатор, назначаемый АКО, выборный колонистами Совет Либерии, другие должностные лица, назначаемые губернатором с согласия Совета Либерии, Верховный суд) <3>. Фактически по своей форме и характеру акт 1839 г. соответствовал конституционным хартиям, предоставляемым Великобританией своим колониям.

 

--------------------------------

 

<3> См.: The Constitution of the Commonwealth of Liberia.

 

 

 

Со временем неопределенность международно-правового статуса Либерии, не имевшей определенного государственно-правового статуса ни в качестве самостоятельного государства, ни в качестве владения США, стала приносить все больше неудобств и даже начала угрожать ее благополучию и существованию. Либерия оказалась юридически незащищенной от экспансии европейских государств, прежде всего Великобритании.

 

В этих условиях получение Либерией независимости стало насущной необходимостью, что и произошло в июле 1847 г., когда на конституционном конвенте в Монровии была принята декларация независимости и конституция Либерии. Ведущая роль в составлении последней принадлежала американскому юристу и профессору Гарвардского университета Саймону Гринлифу.

 

Многие авторы, пишущие по истории Либерии, утверждают, что Конституция Либерии была переделанным вариантом Конституции США 1787 г. Это и неудивительно, ведь либерийские иммигранты в значительной степени воссоздавали на своей новой родине стиль жизни американского общества. Они заимствовали многие элементы культуры: язык, одежду, стиль ведения хозяйства, архитектуру, а также и ее правовые аспекты <4>.

 

--------------------------------

 

<4> Подробнее см.: The African-American Mosaic/A Library of Congress Resource Guide for the Study of Black History & Culture.

 

 

 

Однако, как нам представляется, помимо федеральной конституции, откуда была позаимствована модель разделения властей, система сдержек и противовесов, характер институтов президента и вице-президента, формулировки некоторых прав граждан, к числу ее источников можно отнести и конституции отдельных штатов США - Основной Закон Либерии содержал ряд положений, которых не было в Конституции США 1787 г., но они имелись в конституциях отдельных штатов США. Например, положение о двухлетнем президентском сроке совпадает с соответствующими статьями о сроках пребывания на своих постах губернаторов штатов. В то же время название первой статьи - "Декларация прав" отсылает нас скорее к французской декларации прав человека и гражданина, чем к американскому биллю о правах. В то же время по своему содержанию Декларация в большей степени напоминает соответствующие разделы конституций Штатов, чем несколько бессистемный билль о правах федеральной конституции в виде 10 первых конституционных поправок.

 

В целом Конституция Либерии 1847 г. состоит из пяти статей, посвященных правам граждан (ст. 1), общим основам организации и деятельности законодательной (Палата представителей и Сенат, избираемые соответственно на 2 и 4 года на цензовой основе) (ст. 2), исполнительной (президент и вице-президент) (ст. 3) и судебной (Верховный суд) (ст. 4) властей, а также прочие, в том числе и переходные, положения (ст. 5). Каждая из статей состоит из разделов (от 2 до 20 в каждой).

 

Данная Конституция (с последующими поправками) обеспечила стране условия для самостоятельного государственно-правового развития и оставалась действующим документом (с вносимыми поправками) вплоть до государственного переворота 1980 г. и создания в 1983 г. нового Основного Закона <5>.

 

--------------------------------

 

<5> History Of Liberia: A Time Line.

 

 

 

Возникший в стране политический режим, хотя внешне и имитировал североамериканский (еще в ходе первых выборов в Легислатуру и президента Либерии в 1847 г. сформировались две политические партии: Республиканская и Партия истинных вигов), постепенно начал отходить от демократической североамериканской модели. Так, победившие на выборах республиканцы бессменно оставались у власти до 1869 г., а с 1877 г. около ста лет у власти бессменно находились их оппоненты <6>.

 

--------------------------------

 

<6> Tazewell C.W. Virginia's ninth president - A anthology of president Joseph Jenkins Roberts/ Dawson Co. 1992.

 

 

 

Объясняется это, во-первых, тем, что установленные в стране порядки носили ярко выраженный дискриминационный характер: избирательная система предоставляла право голоса немногим состоятельным собственникам, составлявшим элиту среди колонистов-переселенцев. Последние составляли правящий класс либерийского общества. Основная же часть населения республики - коренные жители - оказалась лишена гражданских прав. Фактически они были поставлены в те же условия, что и свободные негры в США, откуда происходили и сами переселенцы. Кроме того, обществу молодого государства не были в полной мере присущи демократические традиции самоорганизации, развитой системы институтов гражданского общества. Вчерашние рабы оказались не вполне готовыми к сохранению традиций демократии в трудных условиях тогдашней действительности.

 

 

 

 

 

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ЮЖНО-АФРИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

 

 

Законодательство об интеллектуальной собственности Южно-Африканской Республики

 

 

 

В статье освещены основные положения и особенности законодательства Южно-Африканской Республики в сфере интеллектуальной собственности, в основном Патентного закона 1978 г., Закона о промышленных образцах 1993 г. и Закона о товарных знаках 1993 г.

 

 

 

Весной 2011 г. в группу стран БРИК вступила Южно-Африканская Республика - наиболее развитое государство Африканского континента, которое поддерживает достаточно активные торговые и инвестиционные связи с Россией. 5 сентября 2006 г. в Кейптауне был подписан Договор о дружбе и партнерстве между Российской Федерацией и Южно-Африканской Республикой.

 

В апреле 2011 г. в Китае состоялась третья встреча в верхах организации, раньше именовавшейся БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), а отныне - БРИКС (последняя буква означает присоединившуюся к организации Южную Африку - South Africa).

 

Своему стремительному развитию ЮАР во многом обязана богатству природных ресурсов, что предопределило лидирующую роль добывающей промышленности в экономике страны. Однако растущую финансово-экономическую мощь страны обеспечивает также внимание государства к правовой охране интеллектуальной собственности, что подтверждается статистическими данными. Если количество заявок на патент на изобретение (один из основных показателей научно-технического прогресса) в 2001 г. не достигало четырех тысяч, то в 2008 г. этот показатель превышал десять тысяч заявок <1>.

 

--------------------------------

 

<1> Здесь и далее соответствующая информация получена на сайте Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС).

 

 

 

I

 

 

 

Основная цель данной статьи - дать общую характеристику нормативных правовых актов в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности в ЮАР, коих имеется достаточно большое количество, но с более детальным анализом в отношении основных объектов интеллектуальной собственности.

 

В сфере авторского права основным нормативным правовым актом является Закон об авторском праве от 20 июня 1978 г. N 98 (далее - Закон об авторском праве). Следуя англо-саксонской традиции (до 1961 г. Южная Африка была доминионом Великобритании), Закон об авторском праве объединяет два субинститута: собственно авторское право (творческие произведения) и смежные права (результаты организационной деятельности). Можно также отметить Закон о регистрации авторского права на кинофильмы от 11 мая 1977 г. N 62. Для целей детализации положений Закона об авторском праве принята Инструкция по авторскому праву от 22 декабря 1978 г. N 6252.

 

Правоотношения по экспертизе и выдаче патентов на изобретение, а также другим соответствующим вопросам урегулированы Патентным законом от 26 апреля 1978 г. N 57. В указанной сфере действует также Патентная инструкция от 15 декабря 1978 г. N R 6247.

 

В области товарных знаков принят Закон о товарных знаках от 22 декабря 1993 г. N 194, а в области промышленных образцов - Закон о промышленных образцах от 22 декабря 1993 г. N 195.

 

Кроме того, в стране действует Закон о торговых знаках (Marchandise Marks Act) от 7 апреля 1941 г. (в ред. 2002 г.) и Закон о контрафактных товарах от 19 сентября 1997 г. N 37, направленный на защиту прав владельцев товарных знаков, торговых знаков и обладателей авторских прав.

 

Так, обладатель права интеллектуальной собственности, который знает или имеет достаточные основания полагать, что сделка с участием контрафактных товаров совершена или должна быть совершена, может обратиться в суд за судебным постановлением, разрешающим проведение обыска и наложение ареста на такие товары до начала гражданского судопроизводства с целью сохранения соответствующих доказательств. Кроме того, Закон о контрафактных товарах предусматривает, что по заявлению обладателя права интеллектуальной собственности комиссар таможни и акцизов может наложить арест и задержать контрафактные товары (или подозреваемых контрафактные товары), ввезенные или ввозимые на территорию страны в течение определенного срока с целью нарушения права этого обладателя.

 

Для целей контроля над использованием фирменных наименований действует Закон о фирменных наименованиях от 25 марта 1960 г. N 27, в области охраны прав авторов новых сортов растений - Закон от 15 марта 1976 г. N 15 (в ред. 1986 г.).

 

Следует обратить внимание на Закон о правах интеллектуальной собственности на публично финансируемые исследования и разработки от 22 декабря 2008 г. N 51, направленный на охрану, использование, коммерциализацию объектов интеллектуальной собственности в социальных, экономических, военных и иных государственных целях.

 

9 апреля 2009 г. в ЮАР принят Закон о компаниях N 71, вступивший в силу 1 мая 2011 г. В соответствии с положениями главы 8 данного Закона образована Комиссия по делам компаний и интеллектуальной собственности (Companies and Intellectual Property Commission, далее - Комиссия). Комиссия является государственным органом, в своей деятельности подчиняется министру по делам компаний. В задачи Комиссии входит, в частности, регистрация компаний, в том числе зарубежных, фирменных наименований, прав интеллектуальной собственности в соответствии с положениями законодательства об интеллектуальной собственности.

 

Южно-Африканская Республика является участницей следующих международных договоров в области интеллектуальной собственности:

 

- Парижская конвенция по охране промышленной собственности (с 1 декабря 1947 г.);

 

- Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений (с 3 октября 1928 г.);

 

- Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности (с 23 марта 1975 г.);

 

- Договор о патентной кооперации (с 16 марта 1999 г.);

 

- Будапештский договор о международном признании депонирования микроорганизмов для целей патентной процедуры (с 14 июля 1997 г.);

 

- Международная конвенция по охране новых сортов растений (с 6 ноября 1977 г.).

 

Подписаны ЮАР, но не ратифицированы следующие международные договоры в области интеллектуальной собственности:

 

- Договор ВОИС по авторскому праву;

 

- Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам;

 

- Договор о законах по товарным знакам.

 

С 1 января 1995 г. ЮАР является участницей Всемирной торговой организации (ВТО). Европейское сообщество является крупнейшим торговым партнером ЮАР. Между двумя сторонами 1 мая 2004 г. заключено Соглашение о торговле, развитии и сотрудничестве.

 

 

 

II

 

 

 

Патентное законодательство Южной Африки восходит к 1860 г. - дате принятия первого Патентного закона. С 1916 г. в стране применялись действовавшие в то время нормы патентного права Британского содружества наций.

 

Со второй половины XX в. в Южной Африке действовал Патентный закон от 10 июня 1952 г., по многим аспектам воспроизводивший положения Закона о патентах Великобритании 1949 г. (основной и дополнительный патент, 16-летний срок действия патента со дня подачи полного описания и т.п.).

 

Принятие в ЮАР Патентного закона от 26 апреля 1978 г. N 57 (в ред. 2002 г.) (далее - Патентный закон) означало становление современного патентного законодательства.

 

Среди подзаконных актов в указанной сфере можно отметить:

 

- Патентную инструкцию от 15 декабря 1978 г., включающую также перечень пошлин, взимаемых Патентным ведомством;

 

- Инструкцию по проведению патентной экспертизы от 17 января 2003 г.

 

Патентный закон состоит из вступительных положений и 16 глав, содержащих более ста статей, многие из которых испытали на себе влияние положений Закона о патентах Великобритании 1977 г.

 

Размеры данной статьи не позволяют дать детальный анализ положений Патентного закона ЮАР, поэтому сосредоточим внимание на его основных положениях, преимущественно в сфере материального патентного права.

 

В статье 25 Патентного закона определены условия (критерии) патентоспособности изобретения. В соответствии с положениями данной статьи патент может быть выдан на любое новое изобретение, которое обладает изобретательским шагом и которое способно быть использовано или применено в торговле, промышленности или сельском хозяйстве. Как следует из вышеизложенного, в указанной норме изложены классические для современного патентного права условия патентоспособности: новизна, изобретательская деятельность (изобретательский шаг) и промышленная применимость. Правда, в Патентном законе термин "промышленная применимость" не использован, но содержание комментируемой нормы подтверждает наличие этого условия (критерия) патентоспособности.

 

Не признаются изобретениями для целей настоящего Закона: научное открытие, научная теория, математический метод, литературное, драматическое, музыкальное или художественное произведение или другой результат эстетического творчества, схемы, правила или методы выполнения умственных операций, проведения игр или осуществления деловой деятельности, программа для ЭВМ, предоставление информации.

 

Кроме того, патент не выдается:

 

- на изобретение, публикация или использование которого, как можно предположить, поощрит оскорбительное или аморальное поведение;

 

- на любую породу животных или сорт растений, в основном биологический, способ разведения животных или растений, не являющийся микробиологическим способом или продуктом, полученным с помощью такого способа.

 

Согласно Патентному закону изобретение считается новым, если оно не является частью уровня техники непосредственно перед датой приоритета изобретения. Уровень техники в отношении изобретения включает в себя любой объект (продукт, способ, информацию о любом из них или что-либо иное), который стал доступен публике (в Республике или в любом ином месте) в письменной или устной форме, в связи с использованием либо иным путем. Кроме того, изобретение, используемое секретно и в коммерческом масштабе на территории Республики, также считается частью уровня техники для целей настоящего Закона.

 

Если вещество представляет собой вещество или смесь веществ для использования в способе лечения людей или животных хирургическим или терапевтическим путем или в способе установления диагноза заболевания у людей или животных, факт, что вещество или смесь веществ является частью уровня техники непосредственно перед датой приоритета изобретения, не порочит новизну изобретения, если использование вещества или смеси веществ в любом таком способе не входит в уровень техники на эту дату.

 

Упомянутые выше положения относительно новизны изобретения свидетельствуют о том, что в ЮАР, как и в большинстве других стран, принята абсолютная мировая новизна.

 

Изобретение считается обладающим изобретательским шагом, если оно неочевидно для лица, квалифицированного в данной области техники, с учетом любого объекта, входящего непосредственно перед датой приоритета изобретения в данную область техники.

 

Изобретения, относящиеся к способу лечения людей или животных хирургическим или терапевтическим путем или к способу установления диагноза заболевания людей или животных, не считаются использованными или применимыми в торговле, промышленности или сельском хозяйстве (т.е. не считаются промышленно применимыми). При этом упомянутое выше положение не препятствует использованию или применению продукта, состоящего из вещества или смеси веществ, в торговле, промышленности или сельском хозяйстве только потому, что он изобретен для использования в любом таком способе.

 

В статье 27 Патентного закона определены лица, имеющие право на подачу заявки и получение патента. Так, заявка на патент на изобретение может быть подана изобретателем или любым другим лицом, приобретшим у него право на подачу заявки, либо совместно изобретателем и таким другим лицом. Если в соглашении не установлено иное, совместные изобретатели (т.е. соавторы изобретения) могут подать заявку на патент на изобретение в равных индивидуальных долях.

 

Согласно статье 30 Патентного закона заявка на патент должна быть оформлена соответствующим образом и должна сопровождаться предписанной пошлиной, а также предварительным описанием или полным описанием. Каждая заявка должна содержать адрес для переписки в Республике, по которому могут быть направлены любые уведомления и сообщения.

 

Кроме того, заявка должна быть составлена на предписанном бланке и подписана заявителем или его поверенным. В состав заявки входит один экземпляр описания на одном из официальных языков Республики (одиннадцать официальных языков, самими распространенными из них являются английский и африкаанс) или на одном из официальных языков любой конвенции страны) и один экземпляр чертежей, если они имеются.

 

В статье 32 Патентного закона определено содержание описания (как предварительного, так и полного). В предварительном описании изобретение должно быть описано самым общим образом. Способ установления приоритета путем выдачи предварительного описания полезен в тех случаях, когда изобретатель не закончил полностью работу над изобретением и не может подать заявку, отвечающую всем установленным требованиям.

 

Полное описание должно содержать реферат в предписанной форме, примеры и способы осуществления изобретения, на основе которых лицо, квалифицированное в данной области техники, может изготовить это изобретение, одно или несколько притязаний (формула изобретения), определяющие объем испрашиваемой охраны, которые должны относиться к одному изобретению, чертежи и рисунки, если они имеются, в предписанной форме.

 

В ЮАР до сих пор действует явочная система экспертизы заявок на патент на изобретение. В соответствии со статьей 36 Патентного закона регистратор может отклонить заявку только в случаях, если:

 

- истребуемое в притязаниях изобретение явно противоречит законам природы;

 

- использование истребуемого в притязаниях изобретения, как можно предположить, поощрит оскорбительное или аморальное поведение.

 

Согласно статье 42 Патентного закона после принятия полного описания регистратор направляет заявителю письменное уведомление об этом, в котором содержатся дата принятия описания и заявление о том, что после публикации по инициативе заявителя в Патентном вестнике сведений о принятии описания соответствующий патент считается скрепленным печатью и выданным с даты такой публикации.

 

На основании статьи 44 Патентного закона патент начинает действовать с упомянутой выше даты публикации. Действие патента состоит в том, что патентообладателю в течение срока действия патента предоставляется право исключить других лиц от изготовления, использования, осуществления, распоряжения или предложения к распоряжению либо ввоза предмета изобретения на территорию Республики (ст. 45 Патентного закона).

 

Срок действия патента согласно статье 46 Патентного закона составляет 20 лет с даты подачи заявки при условии уплаты предписанных годовых пошлин. На условиях, предусмотренных в статье 47, возможно восстановление действия патента, утратившего силу вследствие неуплаты годовой пошлины.

 

В патентном законодательстве ЮАР сохранился институт дополнительного патента, довольно-таки редкое явление для современного патентного права. Выдача дополнительного патента, охраняющего усовершенствование или изменение основного патента его обладателя, предусмотрена статьей 39 Патентного закона. Дополнительный патент выдается на остающийся срок действия основного патента.

 

В главах VIII и IX Патентного закона предусмотрены способы распоряжения исключительным правом патентообладателя соответственно путем лицензирования (договорные лицензии, лицензии по праву, принудительные лицензии) и путем уступки исключительного права и его залога.

 

Глава XI Патентного закона посвящена вопросам нарушения патента и защиты исключительного права патентообладателя.

 

В главе XIV Патентного закона предусмотрены случаи приобретения государством патентных прав, в основном изобретений в сфере оборонной промышленности.

 

Подводя итог краткому обзору патентного законодательства ЮАР, следует признать: комментируемое законодательство еще не восприняло передовые нормы международного патентного права, закрепленные например, в Договоре о патентном праве 2000 г., участницей которого ЮАР не является.

 

 

 

III

 

 

 

В настоящее время в ЮАР в области правовой охраны дизайна действует Закон о промышленных образцах (Designs Act) от 22 декабря 1993 г. (далее - Закон), который пришел на смену Закону 1967 г. N 57, унифицирующему и изменяющему законодательство в области промышленных образов. Кроме того, в указанной сфере правового регулирования действует Инструкция по промышленным образцом от 2 июля 1999 г.

 

В статье 1 приведены определения понятий, которые используются в настоящем Законе.

 

Понятие "промышленный образец" охватывает два вида промышленных образцов: эстетический промышленный образец и функциональный промышленный образец.

 

Под эстетическим промышленным образцом понимается любой образец, воплощенный в виде рисунка, формы, конфигурации или орнамента на нем или для нескольких таких целей, и признаки которого привлекают внимание и оцениваются только зрительно, независимо от его эстетических качеств.

 

Функциональным промышленным образцом считается любой образец, воплощенный в изделие в виде рисунка, формы или конфигурации или для нескольких таких целей, и некоторые признаки которого обусловлены функцией, которую изделие, в котором воплощен образец, должно выполнять; при этом данное понятие охватывает топологию интегральной микросхемы, маску и серию масок.

 

В соответствии со статьей 14 Закона условиями (критериями) охраноспособности эстетического промышленного образца являются новизна и оригинальность, а функционального промышленного образца - новизна и необычность (not commonplace) в соответствующей технической области.

 

Промышленный образец считается новым, если отличается от уровня техники или не был включен в уровень техники на дату подачи заявки на регистрацию или на дату введения в оборот, в зависимости от того, какая из этих дат является более ранней по отношению к другой. Однако если наиболее ранней датой является дата введения промышленного образца в оборот, то он не считается новым, если заявка о его регистрации не была подана в течение шести месяцев после введения в оборот.

 

В уровень техники входит:

 

- все, что стало доступно публике (на территории Республики или в любом другом месте);

 

- любой признак, содержащийся в заявке на регистрацию промышленного образца, поданного на территории Республики или в заявке, поданной в конвенционном государстве с целью регистрации промышленного образца, который впоследствии был зарегистрирован на территории Республики в соответствии с положениями статьи 44 Закона. Как следует из вышеизложенного, в законодательстве ЮАР о промышленных образцах установлена абсолютная мировая новизна промышленного образца.

 

Согласно статье 44 заявка на регистрацию промышленного образца или аналогичного объекта, охрана которого была испрошена в конвенционном государстве, может быть подана в соответствии с положениями настоящего Закона лицом, которое эту охрану испрашивало, или исполнителем его завещания, или его правопреемником; однако никакая заявка не может быть подана в силу настоящей статьи после истечения шести месяцев с даты подачи заявки в конвенционном государстве или, если было подано несколько заявок, с даты подачи первой из этих заявок.

 

В статье 43 Закона предписано: президент с целью выполнения договора, конвенции, соглашения или иного обязательства путем публикации декларации в официальном вестнике может заявить, что любое государство или группа государств является конвенционным государством или конвенционными государствами для всех или части положений настоящего Закона.

 

Промышленные образцы, воплощенные в изделиях, не предназначенные для тиражирования промышленным способом, не могут быть зарегистрированы на основании настоящего Закона. Кроме того, элементы изделия, обусловленные только функцией, которую должен выполнить объект, а также методы или принципы конструирования не представляют владельцу регистрации эстетического промышленного образца никаких прав по смыслу настоящего Закона в отношении этих элементов, методов или принципов.

 

Заявка на регистрацию промышленного образца в предписанной форме и с уплатой предписанной пошлины подается его собственником. Под собственником промышленного образца понимаются:

 

- автор промышленного образца;

 

- лицо, для которого была выполнена такая работа, если автор промышленного образца выполнял работу по его заказу;

 

- другое лицо, если указанное в предыдущем пункте лицо или его служащий, работающий по найму, создает промышленный образец по его заказу в силу договора;

 

- лицо, которому передана собственность на промышленный образец.

 

Регистрация промышленного образца осуществляется на основании статьи 15 Закона. Так, регистратор в соответствии с предписанными правилами рассматривает заявку на регистрацию промышленного образца и, если соблюдены все условия, предусмотренные настоящим Законом, регистрирует промышленный образец в части А реестра, если речь идет об эстетическом промышленном образце, и в части F реестра, если речь идет о функциональном промышленном образце.

 

Зарегистрированный промышленный образец считается таковым с даты подачи заявки.

 

Один и тот же образец может быть зарегистрирован одновременно в частях A и F реестра. Кроме того, один и тот же промышленный образец может быть зарегистрирован более чем в одном классе и, в случае сомнения относительно класса, в котором должен быть зарегистрирован промышленный образец, регистратор должен определить такой класс.

 

В соответствии со статьей 16 Закона регистратор отклоняет заявку на регистрацию промышленного образца, если он установит, что заявка не представлена в предписанной форме. Следовательно, в ЮАР предусмотрена явочная система экспертизы промышленных образцов. В наиболее короткий срок после регистрации промышленного образца регистратор выдает свидетельство о регистрации его владельцу и публикует в предписанной форме в Бюллетене уведомление об этой регистрации (ст. 18 Закона).

 

В статье 32 Закона предписано, что регистрация промышленного образца может быть предоставлена только для одного промышленного образца. Но при этом подчеркивается: никакое производство по аннулированию регистрации не может быть возбуждено на основании того, что регистрация включает более одного образца.

 

Согласно статье 22 Закона срок регистрации составляет 15 лет - для эстетических промышленных образцов и 10 лет - для функциональных промышленных образцов.

 

Возможна процедура восстановления действия регистрации промышленного образца, регистрация которого прекращена вследствие неуплаты предписанной годовой пошлины, путем подачи владельцем соответствующего ходатайства регистратору и уплаты предписанной дополнительной пошлины.

 

В статье 20 Закона закреплены правовые последствия регистрации промышленного образца. Так, регистрация промышленного образца предоставляет его владельцу на территории Республики в течение всего срока ее действия право запретить другим лицам изготавливать, импортировать, использовать или вводить в оборот изделие, воплощающее промышленный образец, включенное в класс, в котором зарегистрирован промышленный образец.

 

При этом любое действие по распоряжению изделием, воплощающим зарегистрированный промышленный образец, совершенное владельцем регистрации или лицензии, или по его заказу, предоставляет приобретателю право использовать это изделие и распоряжаться им. Указанная норма свидетельствует, что законодательство о промышленных образцах ЮАР содержит правило об исчерпании прав владельца регистрации промышленного образца.

 

Права заявителя или права владельца регистрации промышленного образца могут быть уступлены или переданы по закону (ст. 29 Закона). Согласно статье 30 Закона уступка прав вносится в реестр и в случае отсутствия такой записи в реестре может быть противопоставлена третьим лицам. Кроме того, предусмотрен залог заявки на регистрацию промышленного образца и залог зарегистрированного промышленного образца.

 

В Законе нет никаких прямых указаний о возможности предоставления договорных лицензий относительно заявки на регистрацию промышленного образца. Косвенное указание на возможность предоставления договорных лицензий содержится в статье 25 Закона, регулирующей совместную собственность на зарегистрированный промышленный образец. Так, согласно § 2 данной статьи собственник без согласия другого или других сособственников не может, в частности, предоставлять лицензию или уступать полностью или частично зарегистрированный промышленный образец. Кроме того, Закон содержит весьма обширную статью 21 о предоставлении принудительной лицензии в случае злоупотребления правами, вытекающими из зарегистрированного промышленного образца.

 

Подводя итог краткому обзору законодательства ЮАР о промышленных образцах, следует признать, что комментируемый Закон по многим аспектам существенно отличается от соответствующих законов, действующих в государствах с развитым правопорядком.

 

 

 

IV

 

 

 

В сфере правовой охраны товарных знаков в настоящее время в стране действует Закон о товарных знаках от 22 декабря 1993 г. N 194, который отменил ранее действовавший Закон о товарных знаках 1963 г. N 62. Кроме того, основным подзаконным актом в указанной сфере является Инструкция по товарным знакам от 21 апреля 1995 г. N R. 578.

 

В структурном отношении Закон состоит из 18 частей, содержащих 72 статьи.

 

Вводная часть посвящена в основном определению понятий, используемых в настоящем Законе. Следует обратить внимание на определение понятий "знак" и "товарный знак". Под знаком понимается любое обозначение, способное быть представленным графически, в том числе изображение, имя, подпись, слово, буква, цифра, форма, конфигурация, рисунок, орнамент, цвет или упаковка для товаров, или любая комбинация этих элементов. Товарным знаком считается, если речь не идет о сертификационном (удостоверительном) знаке или коллективном знаке, знак, используемый или предназначенный для использования каким-либо лицом, в отношении товаров или услуг для целей отличия товаров или услуг, в отношении которых знак используется или предназначен для использования, от товаров или услуг того же вида, связанных в деловой практике с любым другим лицом.

 

В статье 9 Закона изложены условия регистрации: товарный знак должен отличать товары или услуги какого-либо лица, в отношении которого он зарегистрирован или должен быть зарегистрирован, от товаров или услуг другого лица либо в целом, либо когда товарный знак зарегистрирован или должен быть зарегистрирован с учетом ограничений, в отношении использования в рамках таких ограничений. При этом товарный знак считается обладающим различительной способностью на дату подачи заявки на регистрацию, если это свойство ему внутренне присуще или обусловлено предшествующим использованием.

 

В статье 10 Закона приведен исчерпывающий общий перечень обозначений, не подлежащих регистрации, содержащий 17 позиций, который не разделен, как в современном праве на товарный знак, на абсолютные и относительные основания для отказа в регистрации товарного знака. Так, не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков, а если зарегистрированы, то подлежат исключению из реестра:

 

- обозначение, которое не является товарным знаком;

 

- знак, который не является различительным по смыслу статьи 9 Закона, или состоит из обозначения или указания, который может служить в торговле для обозначения сорта, качества, количества, назначения, стоимости, места происхождения или других характеристик товаров или услуг (т.е. описательные наименования), или состоит исключительно из обозначения или указания, которое в обиходном языке или в торговой практики стало обычным обозначением;

 

- знак, в отношении которого заявитель не имеет оснований испрашивать собственность;

 

- знак, в отношении которого у заявителя нет добросовестного намерения использовать его самому в качестве товарного знака или посредством другого уполномоченного им лица;

 

- знак, который состоит исключительно из формы, конфигурации или цвета, если эти элементы необходимы для получения определенного технического результата или обусловлены собственно природой товаров;

 

- знак, на дату подачи заявки или в случае необходимости, на дату приоритета, представляющий собой воспроизведение, имитацию или перевод на другой язык общеизвестного товарного знака, охрана которого предусмотрена Парижской конвенцией;

 

- знак, регистрация которого была испрошена недобросовестно;

 

- знак, воспроизводящий гербы, печать, или национальный флаг Республики или любой конвенционной страны без разрешения компетентных властей соответствующей страны;

 

- знак, содержащий слово, букву или изображение, указывающее на покровительство государства;

 

- знак, содержащий обозначение, использование которого для целей настоящей статьи запрещено непосредственно Инструкцией;

 

- знак, состоящий из упаковки товаров или формы, конфигурации, цвета или рисунка товаров, если регистрация такого знака способна ограничить развитие техники или промышленности;

 

- знак, по сути, являющийся ложным или использование которого способно обмануть публику или ввести в заблуждение, нарушить закон или добрые нравы или оскорбить определенную категорию лиц;

 

- знак, который по причине способа его использования способен обмануть или ввести в заблуждение публику;

 

- знак, идентичный зарегистрированному товарному знаку другого собственника или сходный с ним до такой степени, что его использование для товаров или услуг, в отношении которых испрашивается регистрация, способно обмануть публику или ввести в заблуждение;

 

- знак, идентичный товарному знаку, являющемуся предметом предшествующей заявки, поданной другим лицом, или сходный с ним до такой степени, что его использование для товаров или услуг, для которых испрашивается охрана, регистрация, способно обмануть публику или ввести в заблуждение;

 

- знак, который является предметом предшествующей заявки по смыслу предыдущего абзаца, если регистрация такого знака причиняет вред приобретенным правам заявителя, подающего последующую заявку;

 

- знак, идентичный или сходный с товарным знаком, который уже зарегистрирован и хорошо известен в Республике, если использование знака, регистрация которого испрашивается, может позволить извлечь ненадлежащим образом преимущества из отличительного характера или репутации зарегистрированного товарного знака или причинить ему вред, несмотря на отсутствие всякого риска обмана или смешения.

 

Как следует из вышеизложенного, согласно общепринятому в мировой практике технико-юридическому приему, признаки охраноспособного товарного знака зафиксированы в Законе в негативной форме, т.е. перечислены свойства, которые не совместимы с обозначением, которому может быть предоставлена правовая охрана.

 

В соответствии со статьей 16 Закона заявка на регистрацию товарного знака подается в предписанной форме регистратору, который в соответствии с положениями настоящего Закона может принимать следующие решения: принять (акцептовать) заявку; принять заявку при условии внесения в нее изменений или ограничений; временно отказать в принятии заявки; отклонить заявку.

 

Согласно пункту 11 Инструкции по товарным знакам заявка на товарный знак подается на бланке ТМ1, на ней должна быть поставлена дата, она должна быть подписана заявителем(-ями) или его (их) поверенным. Заявка должна быть представлена в трех экземплярах по принципу: отдельная заявка для каждого класса товаров или услуг и для каждого отдельного товарного знака. Если заявитель испрашивает конвенционный приоритет, то он должен представить регистратору в течение трех месяцев с даты подачи заявки в Республике должным образом заверенную копию конвенционной заявки с приложением ее перевода на один из официальных языков Республики (п. 18 Инструкции по товарным знакам).

 

Если заявка на регистрацию акцептована, то она по инициативе заявителя публикуется и с даты ее публикации любое заинтересованное лицо может подать в течение трех месяцев возражение против заявки (ст. ст. 17 и 21 Закона).

 

Если согласно статье 29 Закона заявка на регистрацию товарного знака была акцептована и опубликована и при этом не было подано против нее возражение в предписанный срок, а если и было подано возражение, то оно не было удовлетворено, регистратор регистрирует заявку, действие которой начинает течь с даты подачи заявки, и выдает заявителю свидетельство о регистрации.

 

В соответствии со статьей 37 Закона срок действия регистрации составляет 10 лет с даты подачи заявки и этот же срок периодически может продлеваться, т.е. регистрация товарного знака, как и в большинстве других стран, носит в принципе бессрочный характер.

 

Вместе с тем законодательство о товарных знаках ЮАР имеет ряд особенностей, связанных с влиянием на него некоторых положений ранее действовавшего Закона Великобритании о товарных знаках 1938 г.

 

Например, в статье 15 Закона предусмотрена регистрация под условием дискламации, смысл которой заключается в следующем. Если товарный знак содержит признаки, лишенные отличительного характера по смыслу статьи 9 Закона, регистратор или суд могут подчинить регистрацию такого знака или его сохранение в реестре под тем условием, что собственник откажется от исключительного права использования всех или части таких признаков, которые за ним не признаны регистратором или судом.

 

В статье 36 Закона предписано сохранение приобретенных прав, по своей сути сходное с правом преждепользования в патентном праве. Так, никакое положение настоящего Закона не дает права собственнику препятствовать или ограничивать использование любым лицом идентичного или очень сходного товарного знака для товаров или услуг, в отношении которых это лицо или его правопредшественник непрерывно и добросовестно использовал этот товарный знак, т.е. правоустанавливающим признается не только регистрация, но и факт использования товарного знака.

 

Часть X Закона посвящена разрешенному использованию и зарегистрированным пользователям товарного знака. Если зарегистрированный товарный знак используется иным лицом, чем его собственник, с разрешения последнего, это использование считается использованием товарного знака его собственником для целей статьи 27 (в данной статье предусмотрено исключение товарного знака из реестра на основании его неиспользования) или любой другой цели, в отношении которой такое использование представляет важность в рамках настоящего Закона или общего права.

 

Следует особо отметить: институт "зарегистрированных пользователей" является также своеобразным средством оформления лицензионных договоров в сфере товарных знаков, которые официально не упомянуты в Законе.

 

В Законе предусмотрена уступка и передача права на товарный знак, совместно или без предприятия, а также залог этого права (ст. ст. 39 - 41). Имеется формальная оговорка: уступка или передача права на товарный знак не должна приводить к обману публики или введению ее в заблуждение относительно происхождения товаров.

 

В заключение уместно подчеркнуть: использование в ЮАР зачастую не вполне современных средств правовой охраны объектов интеллектуальной собственности в целом не препятствует развитию научно-технического прогресса в стране.

 

 

 

 

 

ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ 1938 Г. И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ЮЖНО-АФРИКАНСКОГО СОЮЗА В КОНТЕКСТЕ МЮНХЕНСКОГО КУРСА ВЕЛИКОБРИТАНИИ

 

 

 

Парламентские выборы 1938 г. и внешняя политика Южно-Африканского Союза в контексте мюнхенского курса Великобритании

 

 

 

Статья затрагивает вопросы организации внутренней государственной структуры Южно-Африканского Союза (ЮАС) во второй половине 30-х годов XX в., в частности формирования электоральной системы, правового и внешнеполитического курса. Рассматриваются исторические события того времени, повлиявшие на развитие ЮАС.

 

 

 

Ключевые слова: ЮАС, выборы, парламент, мюнхенский курс.

 

 

 

The article deals with the issues of organization of internal state structure of the Union of South Africa in the second half of 1930-s, in particular the formation of electoral system, legal and external political course. The author considers historical events of the said period of time which influenced the development of the Union of South Africa.

 

 

 

Key words: the Union of South Africa, elections, parliament, Munich course.

 

 

 

Согласно Конституции Южно-Африканского Союза, принятой в 1910 г., депутаты парламента и, в частности, его нижней палаты - Палаты Ассамблеи - избирались на пять лет. Последние выборы проходили в 1933 г., когда к власти пришла вновь созданная Объединенная партия Дж. Херцога - Я. Смэтса. Срок полномочий старого парламента подошел к концу, и всеобщие выборы необходимо было провести не позднее мая 1938 г. Палата Ассамблеи официально была распущена 11 апреля, и выборы назначены на 18 мая <1>.

 

--------------------------------

 

<1> Stultz N.M. Afrikaner Politics in South Africa, 1934 - 1948. Berkeley, 1974. P. 55.

 

 

 

В исследованиях внутренней и внешней политики страны анализу предвыборной борьбы и результатов выборов в сложном с точки зрения напряженности международной обстановки в Европе году уделяется такое большое внимание не случайно. Безусловно, что от результатов выборов зависело, какая партия получит наибольшее число мест в законодательном органе власти и, следовательно, какую внутреннюю и внешнюю политику будет проводить новый парламент. Однако еще одним фактором повышенного внимания исследователей внешнеполитического курса ЮАС к этому вопросу является тот факт, что если борьба за места в парламенте на предыдущих выборах основывалась на отношении кандидатов к внутренним проблемам <2>, то результаты нынешних зависели от политики различных партий в области кооперации с Великобританией, взаимоотношений с Германией, решения колониального вопроса и т.д.

 

--------------------------------

 

<2> В те годы требовали ответа вопросы о национальном согласии, гимне, билингвальности, выходе из экономического кризиса и т.д.

 

 

 

В историографии, изучающей внешнеполитические аспекты отношений внутри Британского Содружества Наций и события сентября 1938 г., существуют две тенденции. Сторонники курса Н. Чемберлена на активное умиротворение агрессоров оправдывают действия британского кабинета, прежде всего, ссылками на мнения доминионов и определяют позиции последних как решающий фактор, влияющий на формирование политики Великобритании в то время <3>. При этом они явно преувеличивают значение мнений правительств доминионов, и в частности Южной Африки, для Лондона. По их мнению, категоричность политиков Содружества ставила Чемберлена перед выбором: прислушиваться к их мнению и строить политику в соответствии с позицией доминионов или вести собственный курс и тем самым разрушить единство Содружества Наций.

 

--------------------------------

 

<3> Lord Halifax. Fullness of Days. London, 1957. P. 198: Lord Templewood. Nine Trouble Years. London, 1954. P. 323.

 

 

 

Противоположная точка зрения присуща критикам мюнхенского курса, которые в основном не принимали в расчет мнение остальной части империи и придерживались того мнения, что доминионы, как и раньше, в любом случае последовали бы за метрополией <4>.

 

--------------------------------

 

<4> Eden A. The Reckoning. London, 1965. P. 24.

 

 

 

Скорее всего, истина лежит здесь где-то посередине. Британия имела крупные капиталовложения за пределами Европы. И несомненно, участие доминионов в возможной войне на стороне метрополии было в ее насущных интересах. Но ситуация в самих странах Содружества изменилась, и гарантий, что все снова повторится, как в 1914 г., когда доминионы автоматически вступили в войну вслед за метрополией, никто дать не мог. Именно поэтому Лондон, проводя политику умиротворения агрессоров, оправдывал себя позицией доминионов, которые, находясь на почтительном расстоянии от таких "импульсивных" личностей, как Муссолини и Гитлер, не желали втягивать свои страны в новую войну и предлагали не только лояльно относиться к агрессору, но даже делать шаги навстречу. И основным проводником такой политики была Южная Африка.

 

Комплекс взаимоотношений доминиона с метрополией невозможно рассматривать без учета трансформации государственно-правового статуса отдельных частей Содружества после Первой мировой войны. Правительства доминионов подписали Версальский договор от своего имени. Доминионы были приняты в Лигу Наций в качестве самостоятельных государств. На имперских конференциях 1926 и 1930 гг. Вестминстерским статутом 1931 г. была официально признана полная самостоятельность доминионов в вопросах внутренней и внешней политики и их равенство с метрополией в государственно-правовом смысле. На практике это выражалось в праве парламентов доминионов самим решать вопрос о вступлении в возможную войну, в которой примет участие Великобритания.

 

Для Лондона ЮАС был важной составной частью империи как в экономической сфере, так и в вопросах обороны. Вследствие этого метрополия в течение всего предвоенного десятилетия искала пути для заключения общего соглашения в различных областях внешней политики.

 

Однако широкое движение за полную независимость ЮАС от метрополии, которое возглавляли националисты, составляло сильную оппозицию англоязычным сторонникам традиционных связей с метрополией. Националисты стояли у власти в конце 1920 - 1930-х гг., и, когда последствия мирового экономического кризиса в стране вынудили лидера Националистической партии генерала Дж. Херцога принять коалицию с главой Южно-Африканской партии Я. Смэтсом и образовать новую Объединенную партию, их лидер Д. Малан не согласился с таким поворотом событий. Он создал в 1934 г. так называемую Очищенную националистическую партию, в рядах которой в 30-е годы находились многие политические деятели ЮАС и которая оказала большое влияние на внутреннюю и внешнюю политику правительства.

 

На другом конце политических приоритетов стояла партия Доминиона, возглавляемая полковником К. Сталлардом. Партия была создана в том же 1934 г., что и Очищенная националистическая партия для защиты англо-африканских интересов. Партию часто называют Юнионистской, так как ее целью был тесный союз Южной Африки с Британией и остальным Содружеством. И если надежды маланистов на политику нейтралитета и более близкие отношения с Германией возлагались на премьер-министра, то сталлардистам нужен был английский фельдмаршал Ян Смэтс.

 

Прогерманская направленность кабинета генерала Херцога была хорошо известна британскому кабинету. Еще на имперской конференции 1937 г. премьер-министр доминиона во всеуслышание обвинял Версальский договор за установление диктаторских режимов в Германии и Италии и утверждал, что мир в Европе мог быть гарантирован только тогда, когда Британия будет готова сблизиться с Германией с сердечным теплом и терпением <5>.

 

--------------------------------

 

<5> Ovendale R. Appeasement and the English Speaking World. Cardiff, 1975. P. 42.

 

 

 

Ко времени выборов в Палату Ассамблеи сильную оппозицию Объединенной партии составляла, как и следовало ожидать, Очищенная националистическая партия во главе с доктором Маланом. Главным пунктом их предвыборной программы являлось отношение к участию страны в назревающем международном конфликте. В отличие от лидеров правящей партии, они рассчитывали на полный нейтралитет ЮАС не только в войне за интересы центрально- и восточноевропейских государств, но и вообще за невмешательство Союза в любую войну, в которой, возможно, примет участие Великобритания. Маланисты совершили, таким образом, тактическую ошибку, не принимая в расчет тот факт, что почти половина белого населения доминиона была англоговорящей и сохраняла традиционное дружественное отношение к метрополии, что и показали результаты выборов.

 

Кроме этого, в их предвыборной программе стояли и внутренние проблемы, в частности вопросы пересмотра самой конституции доминиона и учреждение республики. Но главным пунктом нападок маланистов было опасение, что Объединенная партия, большое число лидеров которой лояльно, с их точки зрения, относились к Содружеству, не могла не втянуть Южную Африку в войну.

 

Правящая объединенная партия подошла к выборам, проведя свою предвыборную кампанию стратегически правильно. Во-первых, ее лидеры вели агитацию в русле так называемых плодов коалиции, т.е. делался акцент на достижениях коалиционного правительства Херцога - Смэтса в сближении интересов англоговорящей части населения и африканерской. Во-вторых, успеху способствовало развитие международной ситуации и шаги, предпринятые правительством в последние месяцы. Желающим получить убедительные доказательства того, что Союз не допустит повторения 1914 г., когда доминион автоматически вступил в войну на стороне Британии, представлялись неоднократно в последних заявлениях Херцога о неучастии Южной Африки в войне за европейскую гегемонию. И аншлюс Австрии, как пример тому, не вызвал бурной реакции в доминионе. Поиск шагов на пути улучшения отношений Союза с Германией дал Херцогу голоса прогермански настроенных кругов населения.

 

С другой стороны, обещания Смэтса и выступления генерала Херцога на имперской конференции 1937 г., что, если непосредственно самой метрополии будет угрожать опасность, все доминионы, и в том числе Южная Африка, будут стоять на ее стороне, открывали перспективы для последователей традиционной политики Содружества. Волнения же в колониях были успокоены заверениями, что правительство не планирует передачу мандатов на эти территории другой державе <6>.

 

--------------------------------

 

<6> Round Table. N 106. P. 446.

 

 

 

Схема коалиции допускала некоторое расхождение во взглядах между Херцогом и Смэтсом. И это также было использовано в предвыборной борьбе. Задетые отказом участвовать в любых внешнеполитических акциях метрополии патриотические чувства англоговорящих южноафриканцев были успокоены рассуждениями Смэтса об огромной вероятности следования доминиона за Лондоном, если тот позовет. На выступлении с речью в порту Элизабет Смэтс заявлял, что "политика Южной Африки - стоять за своих друзей верно и честно... Когда придет время, не будет никаких колебаний" <7>.

 

--------------------------------

 

<7> Mansergh N. A Survey of British Commonwealth Affairs 1931 - 1939. Problems of External Policy. London, 1952. P. 254.

 

 

 

На тех территориях, где были традиционно сильны африканерские взгляды, и в националистических кругах выступал премьер-министр Херцог и убежденно доказывал, что вопрос о вступлении в любую войну есть прерогатива парламента, что и в нынешнем законодательном органе, и в правительстве было большое число сторонников нейтралитета и усиления независимости и суверенитета Южной Африки.

 

Результаты выборов показали, что лидеры Объединенной партии выбрали правильную тактику. Объединенная партия победила с большим преимуществом, выбив почву из-под ног Националистической партии и партии доминиона, и заняла в парламенте 111 мест из 150. Партия доктора Малана заняла 27 мест. Даже в Трансваале, где Малан рассчитывал набрать наибольшее количество голосов, лишь 75 тыс. голосов было отдано за его партию, а 185 тыс. за коалицию. Восемь мест получила партия доминиона, которая занимала ярко выраженную пробританскую позицию. Четыре кресла заняли лейбористы и социалисты <8>. Таким образом, курс, проводимый лидерами коалиционного правительства, был одобрен большинством белого населения страны, которое имело избирательные права <9>.

 

--------------------------------

 

<8> В состав парламента входят 153 депутата, но три из них были избраны в 1937 г., и срок их полномочий истекал лишь через четыре года // Round Table. N 112. P. 845.

 

<9> В Кейпе и Натале избирательное право имели и цветные, хотя избранными в парламент могли быть только европейцы // Там же. С. 842.

 

 

 

Однако дискуссии о перспективах внешней политики доминиона и метрополии продолжались и после выборов. Особенно интересна для исследователей позиция лидеров ЮАС в сентябре 1938 г. накануне Мюнхенского соглашения. Премьер-министр Херцог повторял свою приверженность нейтралитету, утверждая, что территорию доминиона никому не будет позволено использовать <10>.

 

--------------------------------

 

<10> Pirow O.J. B.M. Hertzog. Cape Town, 1958. P. 226.

 

 

 

Из личной переписки Яна Смэтса становится ясно, что в 1938 г. он был на стороне политики Чемберлена и отказа Британии от поддержки Чехословакии. Британия, по его мнению, должна строить свой внешнеполитический курс очень осмотрительно, так как Лондон знает, что все доминионы относятся негативно к осложнениям в Европе <11>. Эту позицию Смэтса поддерживал и генерал-губернатор Южной Африки Патрик Дункан <12>.

 

--------------------------------

 

<11> Ovendale R. Appeasement... P. 131.

 

<12> Ibid. P. 131 - 132.

 

 

 

Еще одним деятелем, игравшим огромную роль во внешней политике Южной Африки, был министр обороны Освальд Пироу. Седьмого сентября он выступил с речью в Палате Ассамблеи. По его мнению, нельзя принимать крайние точки политики - нейтралитет при любых обстоятельствах и автоматическое вступление в войну на стороне метрополии. Министр обороны был активным прогерманским политиком, и поэтому его точка зрения была на стороне африканерских лидеров <13>.

 

--------------------------------

 

<13> Mansergh N./ed./Documents and Speeches on British Commonwealth Affairs 1931 - 1952. Vol. 1. London - New-York - Toronto, 1953. P. 437.

 

 

 

Дебаты в парламенте в августе - сентябре и дискуссии внутри Кабинета министров в Претории стали известны официальному Лондону. Это дало метрополии дополнительные аргументы в проведении мюнхенского курса. Каждый шаг британского премьер-министра в ходе подготовки к Мюнхенскому соглашению одобрялся правящими кругами Южной Африки. 17 сентября, после возвращения Чемберлена из Берхтесгадена, премьер-министр получил телеграмму от Херцога, в которой выражалось восхищение сделанными шагами в направлении общего умиротворения <14>.

 

--------------------------------

 

<14> Ovendale R. Appeasement... P. 166.

 

 

 

События в Европе двигались с невообразимой скоростью к пропасти. Однако любое действие Гитлера воспринималось на ура ультраправыми в Южной Африке. Общественное мнение страны практически поддерживало политику нейтралитета. Патриотический пыл населения достиг своего апогея. Год Мюнхена - это год празднования столетия "Великого Трека", символа движения за независимость и суверенитет. В августе 1938 г. началось движение нового Трека по маршруту, проделанному в прошлом столетии. Конечно, это было не настоящее, а чисто фестивальное шествие, но оно проложило путь для подъема бурского национализма во всей стране. Подражая предкам, многие африканеры одевались как участники Трека, растили бороды, распевали национальные песни. Идея окс-вагона (повозки на волах), который медленно и тяжело шел на большое расстояние и через годы, для националистов была аналогична движению страны на пути к независимости <15>.

 

--------------------------------

 

<15> Kruger D.W. The Making of a Nation. A history of the Union of South Africa, 1910 - 1961. Johannesburg - London, 1969. P. 190.

 

 

 

28 сентября на заседании Кабинета Херцог предложил принять декларацию о нейтралитете на случай войны в Европе, в которой Англия будет одной из воюющих сторон. Основные положения декларации были следующие:

 

1) отношения между Южно-Африканским Союзом, метрополией и с остальными частями Содружества останутся неизменными;

 

2) обязательства, взятые на себя ЮАС перед Великобританией и по Уставу Лиги Наций, будут выполнены;

 

3) никакому государству не будет позволено использовать территорию Союза в целях, предназначенных нарушать эти взаимоотношения и обязательства;

 

4) правительство Южной Африки заявляет о нейтралитете своей страны в случае возникновения европейского военного конфликта.

 

Кабинет единогласно принял данную декларацию <16>. Общественное мнение страны было на стороне правительства. Даже та часть прессы, которая критиковала политику умиротворения Чемберлена, перешла на более спокойный, примирительный тон.

 

--------------------------------

 

<16> Mansergh N. Documents and Speeches... Vol. 1. P. 420.

 

 

 

После подписания Мюнхенского соглашения Чемберлен, выступая 3 октября в палате общин, заявил, что "правительства доминионов разделяли все наши тревоги и все наши надежды. Они радуются вместе с нами, что мир защищен" <17>.

 

--------------------------------

 

<17> Documents on British Foreign Policy, 1919 - 1939, third series. London. Vol. 1. P. 601.

 

 

 

В Претории действительно ликовали. Херцог послал поздравительную телеграмму Чемберлену и заявлял, что тот принес мир на следующие 50 лет. Смэтс рассматривал Мюнхенское соглашение как полный триумф <18>.

 

--------------------------------

 

<18> Ovendale R. Appeasement... P. 169.

 

 

 

Возможно, доминионы сыграли даже более значительную роль, чем Чемберлен оценил в парламенте. В Лондоне осознавали, что война вокруг Чехословакии могла означать распад Содружества. Британия нуждалась в своих доминионах, и не считаться с их мнением было нельзя. В то же время политика каждого доминиона, и Южной Африки в особенности, не только не шла вразрез с официальным курсом Н. Чемберлена, но и приветствовала все шаги, которые делала Британия на пути активного умиротворения агрессора в Европе. И Чемберлен использовал эту прогерманскую позицию ЮАС как дополнительный аргумент в поддержку мюнхенского курса.