Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Конституционный Суд и права человека (статьи от 29 апреля 2017 года)

Обновлено 17.10.2017 23:55

 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД КАК СТОРОНА КОНСТИТУЦИОННОГО КОНФЛИКТА: ПРИЧИНЫ ВОВЛЕЧЕНИЯ В КОНФЛИКТНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

 

В статье рассматривается проблема вовлечения органов конституционного правосудия в политический процесс, что приводит к возникновению конституционных конфликтов. На основе анализа концепций Г. Еллинека, Г. Кельзена и Ф. Франкфуртера установлено предназначение органов конституционного правосудия, причины политизации их деятельности. Изучение примеров участия органов конституционного правосудия в конституционных конфликтах подтвердило актуальность положений теории "самоограничения суда".

 

Ключевые слова: конституционный конфликт, конституционное правосудие, политизация, конституционный кризис, разрешение споров.

 

THE CONSTITUTIONAL COURT AS A PARTY TO CONSTITUTIONAL CONFLICT: REASONS FOR INVOLVEMENT IN CONFLICT INTERACTION

Конституционный суд как сторона конституционного конфликта: причины вовлечения в конфликтное взаимодействие

 

This paper concerns the issues of the politicization of constitutional justice activities. The authors pay attention to the conceptions of constitutional justice created by G. Jellinek, H. Kelsen and F. Frankfurter, that allowed to reveal the causes of politicization. The research confirms the value of the concept of judicial self-restraint.

 

Key words: constitutional conflict, constitutional justice, politicization, constitutional crisis, dispute resolution.

 

В отечественной науке конституционного права множество исследований посвящено проблемам функционирования Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов субъектов, органов конституционного правосудия в зарубежных странах, рассматривается практика разрешения судебными органами конституционного контроля различных категорий дел. Однако на сегодняшний день отсутствуют работы, целью которых является научное осмысление ситуации, в которой конституционный суд, одной из важнейших функций которого является разрешение конституционных конфликтов, вовлекается в конституционный конфликт в качестве одной из сторон.

Понятие "конституционный суд" восходит к работе Г. Еллинека, который в 1885 году призвал к созданию суда для обеспечения разграничения компетенции между Центром и землями Австро-Венгерской империи, защиты конституции от потенциальных нарушений со стороны партий или законодательного органа. Первый в мире конституционный суд был создан в Австрии, активным сторонником и участником создания конституционного суда был Г. Кельзен.

Научные работы Г. Кельзена в период создания первого конституционного суда явились не плодом абстрактных научных построений, а ответом на конкретные исторические и политические проблемы, стоявшие перед государством. Основным спорным вопросом была форма государственного территориального устройства: должна ли Австрия стать унитарным или федеративным государством? Будет ли предпочтительнее выбор федерации или конфедерации?

Статут о создании Конституционного суда Австрии был принят 25 января 1919 года <1>. Проект статута был разработан Г. Кельзеном. В соответствии с его концепцией конституционный суд должен выполнять функции защиты гарантированных Конституцией политических прав, разрешать конфликты о компетенции, споры между Республикой и землями <2>.

--------------------------------

<1> См.: Patrono M. The protection of fundamental rights by constitutional courts - a comparative perspective. Rome: VUWLR, 2000. P. 402.

<2> См.: Schmitz G. The Constitutional court of the Republic of Austria 1918 - 1920 // Ratio Juris. 2003. N 2. P. 244 - 245.

 

Весной 1919 года по просьбе канцлера Австрии Г. Кельзеном были составлены два проекта Конституции. При разрешении ключевого вопроса взаимоотношений центра и земель за основу была взята модель федеративного устройства. Ученый в своей работе, опубликованной 15 марта 1919 года, обосновывает прямую связь между федеративной формой территориального устройства и конституционным правосудием. Конституционное правосудие является необходимым средством для построения сбалансированных отношений между центром и регионами внутри федеративного государства <3>. Таким образом, в работах Г. Кельзена Конституционный суд предстает как орган, способный разрешить конфликты, устранить противоречия, характерные для федеративного государства.

--------------------------------

<3> См.: Lagi S. Hans Kelsen and the Austrian Constitutional Court (1918 - 1929) // Revista Co-herencia. 2012. N 16. P. 279 - 281.

 

Однако функционирование конституционного суда в силу политического значения его деятельности, влияния решений на политический процесс может сопровождаться возникновением противоречий и конфликтов. Одной из причин возникновения конфликтов с участием конституционного суда выступает двойственность сущности конституции, отмеченная Ф. Лассалем. Писаной конституции он противопоставляет конституцию действительную, включающую факты, пергаменты, государственно-правовые принципы, прецеденты, вольности, привилегии, выражающие реальные соотношения сил, существующих в стране <4>. Таким образом, конституционные вопросы являются не только правовыми, но и вопросами власти, то есть вопросами политическими.

--------------------------------

<4> См.: Лассаль Ф. О сущности конституции. Что же теперь? СПб.: Типография Альтшулера, 1906. С. 52.

 

Н.С. Бондарь указывает на субъективные факторы политизации конституционного правосудия, политико-правовые начала конституционного правосудия, присущее конституционному суду качество института реализации высшей политической воли, отражение политических начал в акте судебной власти, использование при разрешении конституционно-правовых споров политико-правовой аргументации <5>.

--------------------------------

<5> См.: Бондарь Н.С. Конституционное правосудие в соотношении с политикой: теория и практика... без политизации // Сборник материалов Международной научной конференции МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 2012. С. 492 - 495.

 

Политико-правовая природа актов конституционного правосудия находит объяснение в работах сторонников институционального подхода, определяющего, что выводы судей конституционных судов отличаются от обычных мнений судей в силу возможности конституционного суда "выбирать и определять ценности" <6>.

--------------------------------

<6> См.: Robertson D. The judge as political theorist. Princeton: Princeton university press. 2010. P. 19.

 

Гипотеза, устанавливающая, что вовлечение органа конституционного контроля в политический процесс выступает причиной возникновения конституционных конфликтов, подтверждается как историческими, так и современными примерами.

27 мая 1935 года Верховный суд Соединенных Штатов Америки признал законы, принятые в рамках "Нового курса" Ф. Рузвельта, не соответствующими десятой поправке к Конституции. По мнению Верховного суда, президент и его администрация стремились к расширению власти Союза за счет штатов. Мнение судей по рассматриваемому вопросу не было единогласным: четыре судьи выступали против мер, предпринимаемых в процессе реализации "Нового курса", три, напротив, поддерживали данные меры, мнение оставшихся двух судей по рассматриваемым вопросам не было постоянным.

Президент Ф. Рузвельт в 1937 году обвинил Верховный суд в том, что он "действовал не как судебный орган, но как политический орган и поэтому неуместно позиционировал себя как третья Палата Конгресса", внес законопроект о реформе судебного процесса. Законопроект предполагал расширение состава Верховного суда, назначение президентом дополнительного судьи в случае достижения действующим судьей семидесяти лет <7>. Хотя законопроект не был принят, еще до голосования по нему двое судей Верховного суда изменили позицию по отношению к проводимым реформам, и Верховный суд подтвердил конституционность Национального акта о трудовых отношениях <8>.

--------------------------------

<7> См.: Ehs T. Felix Frankfurter, Hans Kelsen and the practise of judicial review. 2013. P. 466.

<8> См.: Rooseveltannounces "court-packing" plan. 1937.

 

Таким образом, наличие значительного политического аспекта в оценке конституционности принятых в ходе реализации политики "Нового курса" законов, влияние политических предпочтений судей на их позицию по поводу толкования десятой поправки к Конституции Соединенных Штатов Америки привели к конфликту с президентом.

Конституционный кризис в Польше 2015 - 2016 годов представляет еще более наглядный пример вовлечения органа конституционного правосудия (Конституционного трибунала) в политический процесс.

Противоречия, ставшие основой конфликтного взаимодействия, возникли в июне 2015 года, когда был принят новый Акт "О Конституционном трибунале", включавший статью 137, которая устанавливала право Сейма текущего созыва на назначение пяти судей Конституционного трибунала. Данные судьи назначались для замещения должностей судей, чей срок истекал в 2015 году (хотя срок полномочий двух судей истекал уже в период полномочий Сейма следующего созыва). Анджей Дуда, избранный в мае 2015 года президентом, расценил принятие подобных положений как грубое нарушение Конституции Польши.

В новом составе Сейма, сформированном по итогам выборов 25 октября 2015 года, большинство мест получила партия "Право и справедливость", и целью одного из первых рассмотренных законопроектов стало внесение изменений в Акт "О Конституционном трибунале". Весь законодательный процесс занял лишь 7 дней, представление заключений и поправок уполномоченными субъектами не было возможным в силу сжатости сроков.

Акт от 20 ноября 2015 года исключил положения о назначении 5 судей предыдущим составом Сейма, предусмотрел прекращение полномочий председателя Конституционного трибунала и его заместителя в течение 3 месяцев со дня вступления в силу данного Акта и т.д. Кроме того, законодательный орган отменил резолюции Сейма предыдущего созыва о назначении пяти судей, что являлось решением политическим, но не конституционным.

В тот же период президент Анджей отказался принять присягу у судей Конституционного трибунала, избранных предыдущим составом Сейма.

Вопрос о соответствии Конституции актов "О Конституционном трибунале" (июнь - ноябрь 2015 года) был рассмотрен Конституционным трибуналом, признавшим ряд положений актов не соответствующими Конституции, создающими опасность вторжения исполнительной власти в деятельность судебной власти. При этом немедленное опубликование премьер-министром принятых трибуналом решений в нарушение законодательства произведено не было.

28 декабря 2015 года были приняты поправки в Акт "О Конституционном трибунале", установившие механизмы влияния Сейма на работу данного органа, включая право "в особо серьезных случаях" отстранять судей от должности, введены дополнительные условия принятия трибуналом решений и т.д. 8 марта 2016 года данный закон о внесении поправок решением Конституционного трибунала признан неконституционным как по порядку принятия, так и по содержанию.

Президент, правительство и Сейм указали, что решение было принято неправомочным составом трибунала, не имеет силы и не будет опубликовано. В течение полугода (март - август 2016 года) более двадцати решений Конституционного трибунала, касающихся неконституционности законов, не были признаны исполнительной и законодательной властью, не были опубликованы. Несоответствие Конституции действий президента, правительства и Сейма, принимаемых поправок в Акт "О конституционном трибунале" было в марте 2016 года отмечено и Венецианской комиссией "За демократию через право".

Наконец, Сеймом был принят новый Акт "О конституционном трибунале" от 1 августа 2016 года, однако еще в период его разработки ряд положений вызывали возражения со стороны оппозиционных партий, некоммерческих организаций и юридического сообщества (например, необходимость откладывать слушание по делу, если отсутствует Генеральный прокурор).

11 августа 2016 года Конституционный трибунал признал ряд положений нового акта не соответствующими Конституции. Данноерешениетакжеопубликованонебыло <9>.

--------------------------------

<9> См.: Szuleka M., Wolny M., Szwed M. The constitutional crisis in Poland 2015 - 2016. Warsaw: Helsinki foundation for human rights, 2016. P. 13 - 41.

 

Конституционный кризис в Польше характеризуется принятием противоречащих Конституции решений и законов (например, внесенные в закон о радио и телевидении изменения). Попытки подчинения органа конституционной юстиции законодательной и исполнительной власти повлекли негативную оценку со стороны международного сообщества, вызвали массовые протесты. Позиция Конституционного трибунала была поддержана Генеральной ассамблеей судей Верховного суда, Коллегией Верховного административного суда.

В свою очередь президент, правительство и Сейм обвиняют трибунал в нарушение Конституции и осуществление не правовой, а политической деятельности <10>.

--------------------------------

<10> См.: Batory Foundation. Backdrop of constitutional crisis in Poland. 2016.

 

В приведенном примере конституционный кризис связан с нарушением принципа разделения властей, вовлечением Конституционного трибунала в качестве стороны в конфликт, обострившийся и принявший форму кризиса.

Представляется, что одним из важнейших условий разрешения конституционного кризиса в Польше должно стать исключение излишнего политического компонента деятельности законодательной и исполнительной ветвей власти, признание и уважение статуса, независимости, роли и решений Конституционного трибунала.

Возможность полностью аполитичного конституционного правосудия является мифом в силу отмеченных выше причин. Однако необходимо, чтобы политический аспект был минимальным. В целях недопущения вовлечения органов конституционного правосудия в конституционный конфликт требуется установление статусно-обеспечительных, институциональных, ограничительных гарантий их независимой деятельности. Чрезвычайно большое значение в данном плане имеет концепция Ф. Франкфуртера, который обосновал необходимость судебного самоограничения. Суд должен принимать решения в строго установленных границах своей компетенции, должен защищать Конституцию, когда демократия в опасности, но не должен вмешиваться в демократический политический процесс <11>.

--------------------------------

<11> Ehs T. Felix Frankfurter, Hans Kelsen and the practise of judicial review. 2013. P. 472.

 

Литература

 

1. Бондарь Н.С. Конституционное правосудие в соотношении с политикой: теория и практика... без политизации / Н.С. Бондарь // Сборник материалов Международной научной конференции МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 2012. 800 с.

2. Лассаль Ф. О сущности конституции. Что же теперь? / Ф. Лассаль. СПб.: ТипографияАльтшулера, 1906. 64 с.

3. Batory Foundation. Backdrop of constitutional crisis in Poland. 2016.

4. Ehs T. Felix Frankfurter, Hans Kelsen and the practise of judicial review. 2013. 479 pp.

5. Lagi S. Hans Kelsen and the Austrian Constitutional Court (1918 - 1929) // Revista Co-herencia. 2012. N 16. P. 273 - 293.

6. Patrono M. The protection of fundamental rights by constitutional courts - a comparative perspective. Rome: VUWLR, 2000. P. 401 - 426.

7. Robertson D. The judge as political theorist. Princeton: Princeton university press. 2010. 432 p.

8. Roosevelt announces "court-packing" plan. 1937.

9. Schmitz G. The Constitutional court of the Republic of Austria 1918 - 1920 // Ratio Juris. 2003. N 2. P. 240 - 265.

10. Szuleka M., Wolny M., Szwed M. The constitutional crisis in Poland 2015 - 2016. Warsaw: Helsinki foundation for human rights, 2016. 53 p.