Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Европейская конвенция о защите прав человека и Интернет

Обновлено 14.11.2019 09:00

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2786-evropejskaya-konventsiya-o-zashchite-prav-cheloveka-i-internet .

 

В статье рассматривается практика Европейского суда по правам человека по делам, касающимся Интернета. Несмотря на то что в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод нет прямого упоминания об Интернете, в практике Европейского суда уже много рассмотренных дел, касающихся Интернета, и их количество увеличивается. В публикации рассматриваются четыре основные категории дел, касающиеся Интернета: регистрация доменных имен, блокировка сайтов, ответственность порталов за комментарии пользователей и контроль компаниями электронной переписки их сотрудников на рабочем месте.

 

Ключевые слова: Интернет, доменные имена, блокировка сайтов, Барбулеску, Европейский суд по правам человека, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Delfi AS.

 

EUROPEAN CONVENTION FOR PROTECTION OF HUMAN RIGHTS AND INTERNET

 

This article examines the case-law of the European Court of human rights related to Internet. Although there is no any reference to Internet in the text of the European Convention for protection of human rights and fundamental freedoms, there are several cases concerning Internet in the European Court's jurisprudence. The article contains four main categories of such cases: domain names registration, blocking of web-sites, responsibility of web-portals for comments of their users and control by companies over electronic communication of their employees at in workplace.

 

Key words: Internet, domain names, blocking of web-sites, Barbulescu, European Court of human rights, European Convention for protection of human rights and fundamental freedoms, Delfi AS.

 

Данная статья посвящена обзору дел, рассмотренных Европейским судом по правам человека (далее - Европейский суд), касающихся Интернета. Сегодня Интернет настолько прочно вошел в нашу жизнь, что многие не могут себе представить и дня без Интернета. Действительно, какое время можно обходиться без него? А есть ли право человека на Интернет? И если да, то где оно зафиксировано? Когда принималась Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция), Интернета еще не существовало. Соответственно, в Конвенции нет ни одного упоминания об Интернете. Как же тогда Европейский суд может рассматривать дела, касающиеся Интернета? Упоминания о нем нет в Конвенции, но сама Конвенция есть в Интернете. Здесь есть база постановлений и решений Европейского суда, в которой содержатся почти все принятые им решения и постановления, на основании которых формируется прецедентная практика Европейского суда, дающая толкование основным принципам, связанным с Конвенцией. Один из этих принципов, принцип эволютивного толкования, закреплен в деле "Тайрер против Соединенного Королевства", в котором Европейский суд указал, что "[Конвенция - это живой инструмент] который... должен толковаться с учетом современных реалий" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Европейского суда по делу "Тайрер против Соединенного Королевства" (Tyrer v. United Kingdom) от 25 апреля 1978 г., Series A, N 26, § 31 // Прецеденты Европейского суда по правам человека. 2016. N 5; Право Европейской конвенции по правам человека / Харрс, О'Бойл и Уорбрик [Пер. с англ.]. М.: Развитие правовых систем, 2016. С. 10.

 

Европейскому суду приходится отвечать на новые вопросы и вызовы и рассматривать дела, связанные с Интернетом, которые касаются, в частности:

- статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (право на защиту собственности);

- статьи 10 Конвенции (право на свободу выражения мнения);

- статьи 8 Конвенции (право на частную жизнь, например при использовании фотографий, контроле за использованием Интернета на рабочем месте).

Дела, связанные с Интернетом, можно разделить на четыре основные категории: (1) споры в отношении доменов; (2) блокировка сайтов; (3) ответственность порталов за комментарии и модерирование форумов; (4) личная жизнь в Интернете (контроль работодателем личной переписки на рабочем месте). Далее подробно рассматриваются конкретные дела из каждой указанной категории.

 

1. Виды собственности в Интернете

 

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции (право на защиту собственности) может применяться в отношении следующих объектов, связанных с Интернетом:

- сайты (доменные имена);

- объекты интеллектуальной собственности (товарные знаки);

- лицензии (в частности, на предоставление доступа к Интернету).

Все эти объекты были предметом рассмотрения Европейского суда.

 

(a) Доменные имена

 

Жалобы, касающиеся регистрации доменных имен (а точнее, ее аннулирования), были рассмотрены Европейским судом в связи с обращением немецкой компании "Паеффген Гмбх" (Paeffgen Gmbh v. Germany) <1>.

--------------------------------

<1> См.: решение Европейского суда по делу "Компания "Паеффген Гмбх" против Германии" (Paeffgen Gmbh v. Germany) от 18 сентября 2007 г., жалобы N N 25379/04, 21688/05, 21722/05 и 21770/05.

 

Компания-заявительница торговала строительными материалами. Дополнительно к этому она регистрировала на себя разные домены. В целом на ее имя было зарегистрировано несколько тысяч доменов. Ряд немецких компаний обратились в национальные суды с жалобами на то, что регистрация доменных имен компанией "Паеффген Гмбх" нарушает их права на товарные знаки и наименование. Среди компаний, которые потребовали аннулировать регистрацию, была компания, выпускавшая более 30 лет журнал "Подруга" (Freundin). На компанию был зарегистрирован домен freundin.de, а компания "Паеффген Гмбх" зарегистрировала домен freundin-online.de, на котором в течение нескольких лет висела заставка "under construction". Регистрацию домена freundin.de отменили в национальном суде. Суд страны решил, что компания "Паеффген Гмбх" захватила домен для того, чтобы продать его издательству журнала и заработать на этом деньги.

Издатель журнала "Родители" (Eltern), выходящего в свет с 1966 года, на который был зарегистрирован сайт eltern.de, также добился через суд отмены регистрации компанией "Паеффген Гмбх" домена eltern-online.de.

Другой немецкой компании, Ad-acta Datenschutz und Recycling GmbH, занимавшейся уничтожением файлов и материалов, удалось добиться отмены регистрации домена ad-acta.de. Компания "Паеффген Гмбх", защищая в суде свое право на регистрацию данного домена, заявляла, что на этом сайте она собиралась размещать объявления компаний, занимающихся уничтожением файлов. Но компании-истцу удалось доказать, что, если на сайте будут размещаться подобные объявления, то это может вводить пользователей в заблуждение относительно деятельности компании и нарушать ее права на наименование.

Регистрацию еще одного сайта, duck.de, немецкий суд отменил по иску Петера Дака (Peter Duck), архитектора, работавшего в Архитектурном бюро Дака (Architekturburo Duck). Компания "Паеффген Гмбх" утверждала в национальном суде, что она планировала создать сайт, посвященный уткам. Суд, отменяя регистрацию домена, отметил, что для названия сайта можно было бы использовать и немецкое слово. Кроме того, на сайте не было размещено никакого контента, и у Дака было больше прав на использование такого наименования из-за его фамилии (по-английски duck - утка).

В связи с отменой регистраций доменных имен компания "Паеффген Гмбх" обратилась с жалобой в Европейский суд на нарушение ее прав на собственность, утверждая, что ей полностью запретили использовать эти домены и обязали прекратить их регистрацию вместо того, чтобы ограничить использование доменов таким образом, чтобы это не нарушало права других компаний.

По данному делу Европейский суд вынес решение о признании жалобы неприемлемой для рассмотрения по существу. Европейский суд отметил, что понятие "имущество" имеет автономное значение и не зависит от формальной классификации в национальном праве. Поскольку компания "Паеффген Гмбх" могла извлекать прибыль из использования доменов, то ее действия подпадают под понятие "имущество". Далее Европейский суд рассмотрел вопрос о том, имело ли место вмешательство в право собственности компании-заявительницы.

В статье 1 Протокола N 1 к Конвенции говорится о двух случаях вмешательства властей в право собственности: лишении собственности и контроле за использованием имущества. В решении о неприемлемости Европейский суд указал, что в данном деле требование о прекращении регистрации доменов являлось "контролем" за использованием имущества, потому что в договоре о регистрации домена было предусмотрено, что компания, которая хочет зарегистрировать домен, должна удостовериться в том, что это не будет нарушать каких-либо прав третьих лиц на интеллектуальную собственность.

Европейский суд решил, что подобный контроль не являлся чрезмерным вмешательством в право собственности, поскольку:

1) компания "Паеффген Гмбх" не смогла указать, как она могла бы использовать домены таким образом, чтобы пользователи могли четко различать услуги/товары, предлагаемые компанией "Паеффген Гмбх", на зарегистрированных ею сайтах и услуги/товары компаний, у которых зарегистрированы похожие товарные знаки;

2) регистрация домена не гарантирует, что другие лица не смогут предъявлять претензий в связи с такой регистрацией;

3) на момент рассмотрения споров национальными судами компания "Паеффген Гмбх" практически не использовала домены.

Европейский суд пришел к выводу, что власти имели широкие пределы усмотрения по вопросу о прекращении регистрации доменов и что интересы обеих сторон спора были должным образом взвешены национальными судами, а значит, контроль за использованием доменов в форме отмены их регистрации не являлся чрезмерным. На этом основании Европейский суд признал жалобу необоснованной и отклонил ее.

 

(b) Лицензии на предоставление доступа в Интернет

 

Лицензии, в том числе на предоставление доступа в Интернет, с точки зрения прецедентной практики Европейского суда относятся к имуществу <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Европейского суда по делу "Компания "Мегадат.ком СРЛ" против Республики Молдова" (Megadat.com SRL v. Moldova) от 8 апреля 2008 г., жалоба N 21151/04, § 63.

 

Компания "Мегадат.ком СРЛ" являлась самым крупным интернет-провайдером в Республике Молдова. У нее отозвали лицензию из-за того, что она не проинформировала компетентный надзорный орган о смене своего адреса. В результате компании пришлось прекратить свою деятельность.

Компания утверждала, что она была единственной из 91 компании, которая была наказана так строго.

Европейский суд решил, что в данном деле имело место вмешательство в право собственности компании-заявительницы. Кроме того, в деле не был соблюден баланс защиты общественных интересов и необходимости охраны прав собственности, поскольку мера, которую власти государства-ответчика применили к компании, была чрезмерно суровой, особенно принимая во внимание, что компания исправила допущенное нарушение, и к тому же новый адрес головного офиса давно использовался компанией, в нем находился один из ее офисов, а компания просто сменила офис, который был у нее головным.

 

2. Блокировка сайтов

 

В последнее время появляется все больше дел, касающихся блокировки сайтов. Они рассматриваются Европейским судом с точки зрения статьи 10 Конвенции, гарантирующей право на свободу выражения мнения.

Свобода выражения мнения включает в себя два аспекта: (1) свободу распространять информацию и (2) свободу получать информацию. Соответственно, при блокировке сайта жалобы могут быть связаны как с ограничением свободы распространения информации, так и со свободой ее получения. В последнем случае жалобы могут касаться только уникальных ресурсов, которые содержат уникальную или важную информацию, которую сложно или невозможно найти на других ресурсах.

При оценке жалобы на ограничение права (вмешательстве государства в какое-либо право) Европейский суд применяет достаточно стандартный тест, состоящий из трех вопросов:

1. Имело ли место вмешательство?

2. Было ли оно основано на законе (закон при этом должен быть "качественным", то есть понятным и предсказуемым)?

3. Было ли вмешательство необходимо в демократическом обществе для целей, перечисленных в конкретной статье Конвенции?

Описанные выше подходы были использованы при рассмотрении жалоб, касавшихся блокировки сайтов.

 

(a) YouTube

 

В начале декабря 2015 года Европейский суд вынес Постановление <1>, касающееся блокировки YouTube в Турции.

--------------------------------

<1> Постановление Европейского суда по делу "Дженгиз и другие против Турции" (Cengiz and Others v. Turkey) от 1 декабря 2015 г., жалобы N 48226/10, 14027/11 // Прецеденты Европейского суда по правам человека 2016. N 6.

 

Сайт YouTube был заблокирован с 5 мая 2008 г. по 30 октября 2010 г. (на 2,5 года) на основании решения суда г. Анкары. Внутригосударственный суд решил, что содержание 10 видео, размещенных на YouTube, нарушало положения закона, который запрещал оскорбление памяти Ататюрка.

С жалобой в Европейский суд обратились не YouTube, а интернет-пользователи, утверждавшие, что властями государства-ответчика было нарушено их право на получение информации вследствие того, что на протяжении нескольких лет пользователи не имели доступа к YouTube, который был заблокирован по решению национального суда.

Заявителями являлись граждане Турции, работавшие преподавателями права в турецких вузах. Они обосновывали свои жалобы тем, что их профессиональная академическая деятельность была затронута блокировкой YouTube и что доступ к этому ресурсу представляет собой общественный интерес.

В своем Постановлении Европейский суд отметил, что YouTube - это ресурс, доступный в 76 странах мира, с помощью которого распространяется информация, представляющая особый интерес в социальной и политической областях, а также имеющий значение с точки зрения развития гражданской журналистики, так как с помощью этого ресурса распространяется политическая информация, которая игнорируется традиционными СМИ. Каждый месяц YouTube посещают свыше 1 миллиарда пользователей, которые просматривают более 6 миллиардов часов видео (если перевести часы в года, то получится 685 000 лет), размещенного на нем.

Заявители обжаловали решение о блокировке, но их жалоба была отклонена вышестоящим судом Турции, который подтвердил законность блокировки ресурса и в качестве аргументов привел следующие доводы:

- несмотря на то что доступ к видеофайлам из Турции был заблокирован самим ресурсом YouTube, эти файлы тем не менее не были удалены и возможность доступа к ним сохранилась в других странах;

- кроме того, заявители не являлись стороной по делу и, соответственно, не могли оспаривать решение суда первой инстанции.

При рассмотрении дела Европейский суд применил вышеуказанный стандартный тест.

 

Имело ли место вмешательство в право заявителей на свободу выражения мнения?

 

В деле YouTube Европейский суд указал, что ответ на вопрос о том, были ли нарушены права заявителей, зависит от оценки обстоятельств каждого конкретного дела и, в частности, от того, для каких целей заявители используют интернет-сайт, а также от серьезности последствий для них вследствие принятия мер, рассматриваемых как вмешательство <1>.

--------------------------------

<1> См.: упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Дженгиз и другие против Турции", § 56.

 

Заявителям удалось доказать, что блокировка YouTube повлияла на их профессиональную деятельность и на их право получать и распространять информацию и идеи, а также что контент ресурса был уникальным и имел важное значение для общества и журналистики. Европейский суд признал, что государство осуществило вмешательство в права заявителей, гарантированные статьей 10 Конвенции.

 

Было ли вмешательство предусмотрено законом?

 

Поскольку статья 10 Конвенции предусматривает, что в определенных случаях и на основании закона допускается ограничение прав, гарантированных этой статьей, Европейский суд рассмотрел вопрос о том, было ли такое вмешательство основано на законе. Выражение "предусмотрено законом" предполагает не только наличие самой нормы, но и ее соответствие определенным требованиям. Согласно устоявшейся прецедентной практике Европейского суда:

1) закон должен быть доступен для сторон по делу;

2) последствия применения закона должны быть ясно предсказуемы;

3) закон должен отвечать требованию верховенства права.

Закон Турции, касающийся публикаций в Интернете и борьбы с нарушениями, допускаемыми в Интернете, предусматривал лишь возможность блокировки конкретной публикации при наличии подозрений в правонарушении. Европейский суд пришел к заключению, что этот закон не предусматривал оснований для блокировки всего ресурса из-за содержания некоторых его страниц. Таким образом, национальные суды могли принять решение лишь о блокировке конкретного видео. Исходя из этого Европейский суд сделал вывод, что решение о блокировке всего YouTube не отвечало требованию Конвенции о том, что ограничения прав должны быть предусмотрены законом. Суд Анкары принял решение о полной блокировке YouTube, хотя никакие положения законодательства не наделяли его такими полномочиями.

В этой связи интересно рассмотреть положения о блокировке в России интернет-сайтов, а также пример с Википедией. Законодательство Российской Федерации позволяет блокировать как отдельные страницы, так и целые сайты <1>. Таким образом, с одной стороны, если имеется судебное решение о блокировке лишь отдельной страницы, то может возникнуть ситуация, как в случае с Википедией: эта интернет-энциклопедия работает по защищенному протоколу HTTPS, поэтому провайдеры не могут блокировать ее отдельные страницы. Соответственно, после принятия национальным судом решения о блокировке одной статьи была заблокирована вся русскоязычная Википедия. Потенциально это дает основания для обращения с жалобой в Европейский суд с большими перспективами выигрыша для заявителя. С другой стороны, если суд принимает решение о блокировке всего сайта, то встает вопрос о целесообразности такого вмешательства в право на свободу выражения мнения (то есть о целесообразности блокировки всего сайта, а не отдельной страницы), поскольку статья 10 Конвенции допускает ограничение закрепленного в ней права только на основании закона и в случае необходимости данного ограничения в демократическом обществе. Следовательно, власти должны обосновывать необходимость блокировки всего сайта целиком.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", ст. 15.3 // Российская газета. 29 июля 2006 г.

 

(b) Хостинг сайтов Google Sites

 

Дело "Ахмет Йилдырым против Турции" <1>, рассмотренное Европейским судом в связи с блокировкой, касалось хостинга (размещения) сайта заявителя на сервисе Google Sites. Данный сервис предлагает услуги по созданию и хостингу сайтов. Заявитель публиковал на личном сайте свои научные труды. На этом же сервисе находился другой сайт, который был запрещен из-за оскорбления памяти Ататюрка. Власти закрыли доступ ко всему сервису Google Sites, вследствие чего был закрыт и доступ к сайту заявителя.

--------------------------------

<1> Постановление Европейского суда по делу "Ахмет Йилдырым против Турции" (Ahmet Yildirim v. Turkey) от 18 декабря 2012 г., жалоба N 3111/10 // Прецеденты Европейского суда по правам человека. 2016. N 6.

 

В Постановлении по этому делу Европейский суд напомнил, что право на свободу выражения мнения включает и свободу получения информации, которая, в свою очередь, включает право на доступ к Интернету.

Проверяя основания для вмешательства государства в свободу выражения мнения, Европейский суд начал с рассмотрения проверки законности такого вмешательства, определив, что полная блокировка всего ресурса, на котором хостились сайты, не была предусмотрена законом.

Нарушение внутригосударственного закона выразилось также в том, что сервис Google Sites не был предупрежден о нелегальности контента, размещенного на одном из сайтов, которые хостились. Кроме того, судья не взвесил интересы заинтересованных лиц в данном деле: с одной стороны, интересы общества по ограничению нелегального контента, а с другой стороны, интересы владельца сайта, который не нарушал закон, а просто размещался на одном хостинге с сайтами-"нарушителями". Соответственно, закон, не предусматривающий необходимость уравновешивать интересы сторон, не отвечал требованию верховенства права, и следовательно, был "дефектным", а на основании "дефектного" закона не допускается вмешательство государства в права, гарантированные Конвенцией.

 

(c) Дело о блокировке сайтов myspace.com и last.fm

 

Вместе с тем в практике Европейского суда есть дело "Яман Акдениз против Турции" <1>, в котором блокировка сайта не привела к нарушению Конвенции. Данное дело касается блокировки музыкальных сайтов myspace.com и last.fm в связи с тем, что на них распространялись музыкальные произведения в нарушение авторских прав.

--------------------------------

<1> Решение Европейского суда по делу "Яман Акдениз против Турции" (Yaman Akdeniz v. Turkey) от 11 марта 2014 г., жалоба N 20877/10 (см. в настоящем номере на с. 58 - 64).

 

Заявитель жаловался на то, что из-за блокировки он не мог пользоваться своим аккаунтом на этих сайтах, а у него там была музыка, которая была размещена легально. По мнению заявителя, это нарушало его право на получение информации. Среди аргументов он приводил довод о том, что блокировка указанных ресурсов не способствует уменьшению нарушения прав авторов, потому что остается множество других ресурсов, на которых можно скачать или прослушать произведения с нарушением авторских прав.

Названные сайты получали требование государственных органов убрать нелегальный контент. Однако технически было невозможно заблокировать только часть сайта, на которой находился нелегальный контент, можно было лишь заблокировать сайт целиком.

В рассматриваемом деле Европейский суд решил, что заявитель не обладал статусом жертвы. Заявителю не удалось доказать, что блокировка указанных ресурсов оказала существенное влияние на него и на его деятельность и что с помощью данных ресурсов он получал уникальную или важную информацию, недоступную в других источниках, при этом Европейский суд отметил, что пользователи могли слушать ту же музыку и на других ресурсах.

Кроме того, с точки зрения Европейского суда, информация на сайтах не имела важного значения для общества или общественных дебатов.

 

3. Модерирование форумов и ответственность порталов

 

(a) Дело "Компания Delfi AS против Эстонии"

 

Одно из самых обсуждаемых и комментируемых дел последнего времени - дело "Компания Delfi AS против Эстонии", рассмотренное Большой Палатой Европейского суда по вопросу, касающемуся ответственности владельца интернет-ресурса за опубликованные на нем комментарии <1>. Бурные комментарии и обсуждения этого дела были вызваны тем, что Европейский суд поддержал действия властей, которые оштрафовали новостной портал за комментарии, оставленные его посетителями.

--------------------------------

<1> Постановление Большой Палаты Европейского суда по делу "Компания Delfi AS против Эстонии" (Delfi AS v. Estonia) от 16 июня 2015 г., жалоба N 64569/09 // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2015. N 11.

 

Фабула дела следующая. Компания Delfi AS - новостной портал, на котором ежедневно размещается около 300 новостных статей, которые посетители могут комментировать под своим именем, псевдонимом или анонимно. Комментарии на новостном портале не подвергались премодерации, и посетители сайта могли подать жалобу, если считали, что какой-либо комментарий оскорбляет их, унижает их честь, достоинство и деловую репутацию. В то же время на сайте действовала система автоматического определения запрещенных слов, а также предусматривалась возможность обратиться к администратору, если комментарий затрагивал конкретно какое-то лицо. На сайте Delfi AS указывалось, что администрация не премодерирует комментарии и не несет за них ответственность. Авторы комментариев, которые нарушали правила портала, могли быть заблокированы (забанены). В целом Delfi AS была известна агрессивностью комментариев, публикуемых на портале, что даже стало предметом публичных обсуждений.

Непосредственным предметом спора, который перенесен на площадку Европейского суда, стала публикация о том, что частная судоходная компания разрушила зимнюю ледовую дорогу, которая прокладывалась зимой по льду и соединяла материковую часть Эстонии с островами. В комментариях к этой публикации содержалось множество оскорблений и угроз в адрес хозяина транспортной компании. Через шесть недель юристы судоходной компании обратились в суд с требованием о компенсации морального вреда в размере 32 000 евро. В этот же день все комментарии с оскорблениями и угрозами были удалены с портала.

Юристы судоходной компании обратились в суд, но проиграли дело в суде первой инстанции. Дело вернули на новое рассмотрение после апелляции, в итоге компания Delfi AS была оштрафована на 320 евро (то есть в 100 раз меньше, чем заявленное требование). Вышестоящие суды согласились с этим решением. Верховный суд Эстонии признал, что компания Delfi AS несет ответственность на основании Закона об обязательствах за публикацию комментариев, размещение которых она должна была предотвратить.

После рассматриваемого инцидента компания Delfi AS начала активно модерировать комментарии на своем новостном портале.

Постановление Европейского суда, в котором он поддержал позицию национальных властей, основывалось на нижеследующих доводах.

Существуют различия в правовом регулировании печатных СМИ и СМИ в Интернете. В связи с этим в отношении контента третьих лиц обязанности печатных СМИ и СМИ в Интернете различаются. Европейский суд отметил, что данное дело касалось обязанности и ответственности новостного портала в Интернете, который управляет платформой для размещения комментариев пользователей и извлекает из этого прибыль. Соответственно, этот случай следует отличать от ситуации с дискуссионными форумами или площадками для объявлений, где обсуждения не могут быть прерваны модератором форума, а также от социальных сетей, где контент создается пользователями, а не администратором.

Компания Delfi AS зарабатывала на комментариях: чем выше было количество посещений и комментариев на ее сайте, тем больше она получала за рекламу на портале. В связи с этим Верховный суд Эстонии признал, что у Delfi AS имелся коммерческий интерес в комментариях.

В рассматриваемом деле стороны придерживались противоположной позиции о том, было ли вмешательство предусмотрено законом. Компания Delfi AS позиционировала себя как провайдер услуг в Интернете и утверждала, что она не может считаться профессиональным издателем. Она отмечала, что в Европейском союзе существуют правила, согласно которым посредник (провайдер) не несет ответственности за контент третьих лиц. Вместе с тем власти государства-ответчика настаивали на том, что редакции СМИ несут ответственность наравне с авторами публикаций. Было признано, что компания Delfi AS имела большую степень контроля за комментариями, публикуемыми на ее портале, а не являлась лишь простым посредником в связи со следующими фактами:

- на портале действовали специальные правила, касавшиеся публикации комментариев;

- компания Delfi AS по собственному усмотрению модерировала комментарии (в частности, ею было удалено большое количество комментариев в связи с публикацией о сносе Бронзового солдата);

- на портале существовала автоматизированная проверка комментариев на запрещенные слова.

Европейский суд согласился с позицией Верховного суда Эстонии о том, что комментарии, оставленные к спорной публикации, нарушали закон. Компания Delfi AS также была согласна с этим.

Таким образом, Европейский суд согласился с позицией властей в том, что вмешательство было предусмотрено законом, и решил далее рассмотреть вопрос о том, было ли предсказуемым применение к компании Delfi AS положений Закона Эстонии об обязательствах. Европейский суд пришел к выводу, что применение законодательства в настоящем деле было предсказуемым, соответственно, основанным на законе.

Далее Европейский суд изучил вопрос о том, было ли вмешательство необходимо в демократическом обществе.

Поскольку комментарии касались выражения ненависти, то они не подпадали под охрану статьи 10 Конвенции. Поэтому вопрос о свободе выражения мнения авторами комментариев тут не стоял. Вопрос в данном деле касался права на распространение информации.

В отношении того, что ответственность за комментарии должны нести их авторы, а не новостной портал, на котором они размещены, Европейский суд решил, что важное значение имеет вопрос анонимности авторов. Власти государства-ответчика смогли доказать, что не всегда возможно установить личности авторов комментариев, чтобы привлечь их к ответственности.

Европейский суд также обратил внимание на то, что сумма компенсации, которую компания Delfi AS должна была заплатить, 320 евро, не являлась излишне большой.

На основании изложенного Европейский суд решил, что вмешательство властей было основано на законе и не было непропорциональным. В заключение Европейский суд отметил, что вмешательство государства не имело негативных последствий для компании Delfi AS и ее деятельности: она осталась крупнейшим новостным порталом в Эстонии, количество комментариев на нем увеличилось, анонимные комментарии по-прежнему доминируют, компания создала команду модераторов, которые проверяют комментарии.

 

(b) Дело "Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента и компания Index.hu Zrt против Венгрии"

 

Европейский суд рассматривал вопрос об ответственности портала за размещенные на нем комментарии и в деле "Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента и компания Index.hu Zrt против Венгрии" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Европейского суда по делу "Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента и компания Index.hu Zrt против Венгрии" (Magyar Tartalomszolgaltatok Egyesulete and Index.hu Zrt v. Hungary) от 2 февраля 2016 г., жалоба N 22947/13 // Прецеденты Европейского суда по правам человека. 2016. N 6.

 

Фабула этого дела состояла в следующем. Заявителями по делу являлись саморегулируемая организация интернет-провайдеров Венгрии и новостной портал. Они проиграли дело во внутригосударственных судах, в которых на них возложили ответственность за несвоевременное удаление комментариев к статье. В ней рассказывалось о том, как два онлайн-агентства недвижимости мошенническим путем зарабатывали деньги: они размещали объявление на своих сайтах бесплатно в течение 30 дней, а после этого начинали без предупреждения начислять деньги за размещение объявлений. При этом удалить объявление с сайта можно было, только оплатив начисленную сумму.

Комментарии, из-за которых дело поступило на рассмотрение Европейского суда, отличались от комментариев в деле компании Delfi AS тем, что они не содержали угроз, не вызывали вражду и были адресованы компании, а не человеку.

Агентства недвижимости не обращались к порталам с просьбой удалить комментарии, а сразу подали в суд иски с требованием о выплате компенсации. У порталов действовала система удаления комментариев по просьбе пользователей, а в пользовательском соглашении при регистрации указывалось, что они не несут ответственности за комментарии третьих лиц, которые размещаются на их сайте.

Европейский суд установил нарушение права на свободу выражения мнения. Он применил основные принципы, касающиеся свободы выражения, защиты журналистов и прессы. В частности, напомнив, что защите подлежат не только нейтральные высказывания, но и те, которые могут шокировать или вызывать протест, Европейский суд также напомнил, что права, гарантированные статьями 10 (право на свободу выражения мнения) и 8 (право на защиту частной жизни) Конвенции имеют равный вес, а в случае коллизии юридических норм власти должны очень тщательно взвешивать все факты, касающиеся спора. Европейский суд, кроме того, напомнил о роли Интернета в свободном распространении информации, что имеет важное значение в демократическом обществе.

Европейский суд также отметил следующие отличия рассматриваемого дела от дела "Компания Delfi AS против Эстонии": (1) в деле "Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента и компания Index.hu Zrt против Венгрии" комментарии были не настолько агрессивные и не содержали угроз; (2) у одного из венгерских порталов не было коммерческого интереса в большом количестве комментариев, поскольку он не зарабатывал на продаже рекламы и связанным с этим интересом в количестве посещений; (3) имеется разница между деловой репутацией компании и репутацией физического лица, и если репутация физического лица может оказывать влияние на его чувство собственного достоинства, то деловая репутация, по мнению Европейского суда, лишена этого морального измерения (в деле компании Delfi AS речь шла о репутации директора судоходной компании, поскольку комментарии с угрозами были направлены именно в его адрес, а в деле Венгерской ассоциации провайдеров интернет-контента комментарии касались агентств недвижимости).

Далее в деле "Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента и компания Index.hu Zrt против Венгрии" Европейский суд проанализировал принципы, касающиеся ответственности посредника в распространении информации в Интернете, которые он сформулировал в деле компании Delfi AS, а именно:

1) контекст комментариев;

2) способы, которые применяются на сайте, чтобы удалять или модерировать публикации;

3) возможность привлечь к ответственности автора публикации, а не сайт, на котором размещена публикация;

4) последствия судебного процесса для компании - владельца сайта.

Европейский суд отметил, что национальные суды не оценили степень модерации, которая действовала на сайте. Сами комментарии были грубыми, но вопрос о том, являлись ли они оскорбительными, не однозначен. Европейский суд отметил, что выражения, используемые в комментариях, хотя и относились к неформальному стилю общения, распространены на многих интернет-порталах, что влечет за собой уменьшение влияния, которое могут оказывать эти выражения <1>.

--------------------------------

<1> См. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента и компания Index.hu Zrt против Венгрии", § 77.

 

Также Европейский суд учел следующие факты:

- суды Венгрии не изучили вопрос о том, можно ли было установить личность тех, кто оставил комментарии, чтобы привлечь их к ответственности;

- истцы в национальных процессах не просили удалить комментарии, а сразу обратились с иском в суд;

- у порталов были некоторые механизмы для модерирования комментариев, и они удаляли или модерировали комментарии при обращении пользователей с таким запросом. Европейский суд подчеркнул со ссылкой на дело "Компания Delfi AS против Эстонии", что в большинстве случаев наличие таких механизмов позволяет защитить права на частную жизнь, предусмотренные статьей 8 Конвенции;

- что касается репутации агентств недвижимости, которая была затронута комментариями, то, поскольку в это время уже шли расследования в отношении их действий, комментарии не могли сильно ухудшить их репутацию;

- внутригосударственные суды не проанализировали вопрос относительно последствий привлечения к ответственности компаний-заявительниц.

Соответственно, в рассматриваемом деле Европейский суд установил нарушение статьи 10 Конвенции (право на свободу распространения информации как на один из элементов свободы выражения мнения).

 

(c) Дело "Пиль против Швеции"

 

Еще одно дело, касающееся модерирования комментариев, по которому Европейский суд вынес решение ровно через год после дела "Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента и компания Index.hu Zrt против Венгрии", это дело "Пиль против Швеции" <1>. В указанном деле заявителем являлась противоположная сторона - лицо, в отношении которого были опубликованы комментарии. Комментарий о том, что Рольф Пиль (Rolf Pihl) - наркоман, появился под постом о его участии в нацистской партии на блоге маленькой некоммерческой организации. Через девять дней Рольф Пиль написал в посте, что эта информация является диффамацией, и пост был сразу же удален, а на его месте появился текст с извинениями и информацией о том, что предыдущий пост был некорректен. Однако поисковые сервисы показывали ссылки на старый пост про участие заявителя в партии нацистов.

--------------------------------

<1> Решение Европейского суда по делу "Рольф Андеш Даниэль Пиль против Швеции" (Rolf Anders Daniel Pihl v. Sweden) от 7 февраля 2017 г, жалоба N 74742/14 // См. в настоящем номере на с. 84 - 90.

 

Европейский суд признал жалобу заявителя Пиля неприемлемой для рассмотрения по существу как явно необоснованную, решив, что власти Швеции выполнили достаточный анализ фактов с целью сбалансировать интересы сторон в соответствии со статьями 10 и 8 Конвенции. Европейский суд мотивировал свое решение на основании следующих доводов:

1) сайт, на котором были размещены комментарии, являлся малоизвестным;

2) сайт принадлежал некоммерческой организации. В целом Европейский суд уже говорил о том, что возложение ответственности за комментарии третьих лиц может иметь негативный "охлаждающий" эффект на интернет-ресурс, а в отношении некоммерческого ресурса последствия могут быть еще хуже <1>;

3) портал сообщил заявителю, что IP-адрес у комментатора был французский, тем не менее заявитель не предпринял попыток найти комментатора, чтобы привлечь его к ответственности;

4) в отношении того, что пост и комментарии можно было найти в поисковых системах после того, как их удалили с портала, Европейский суд отметил, что заявитель мог воспользоваться "правом на забвение" и обратиться непосредственно к поисковым системам, чтобы удалить эту информацию;

5) в отличие от компании Delfi AS шведский портал не проводил премодерацию постов, хотя и получал электронное письмо каждый раз, когда кто-то публиковал пост. Кроме того, в деле "Пиль против Швеции" пост и комментарии были удалены через девять дней после их публикации, а в деле компании Delfi AS это произошло через шесть недель. Также в отличие от дела компании Delfi AS характер комментариев в деле "Пиль против Швеции" не был настолько унизительным и не содержал угроз в чей-либо адрес, а количество посетителей шведского портала было очень ограниченным, в то время как компания Delfi AS являлась ведущим информационным порталом страны.

--------------------------------

<1> См. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента и компания Index.hu Zrt против Венгрии", § 86.

 

4. Личная жизнь в Интернете: контроль на рабочем месте и просмотр электронных писем

 

Еще одно нашумевшее дело, рассмотренное Большой Палатой Европейского суда, касается мониторинга работодателем переписки работника в рабочее время в мессенджере. Это дело "Барбулеску против Румынии" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Большой Палаты Европейского суда по делу "Барбулеску против Румынии" (Barbulescu v. Romania) от 5 сентября 2017 г., жалоба N 61496/08 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2017. N 10.

 

В этом деле за 10 лет до вынесения Постановления Большой Палаты заявитель Богдан Барбулеску был уволен из частной компании за то, что он переписывался в рабочее время с невестой и братом в Yahoo Messenger. Он работал в румынской частной компании в отделе по поддержке продаж. В его обязанности входило отвечать на запросы клиентов, и для этого он использовал Yahoo Messenger, который установил по согласованию с работодателем и в котором завел специальный аккаунт.

В компании существовали внутренние правила, в соответствии с которыми строго запрещалось использование ресурсов компании (в том числе Интернета) для личных потребностей. Заявитель был ознакомлен с ними под расписку. Через год после этого в компании был разослан документ, в котором напоминалось о запрете использовать оборудование компании и Интернет в целях, не связанных с работой. Там также было указано, что компания может контролировать работников на предмет того, как они используют оборудование и Интернет на рабочем месте. Кроме того, в документе описывался случай увольнения сотрудницы за то, что она пользовалась для личных целей Интернетом, факсом и ксероксом и при этом не справлялась со своими обязанностями и халатно относилась к работе. Заявитель также был ознакомлен с этим документом под роспись.

В июле 2007 года заявителя вызвали к начальнику и попросили объяснить, почему его активность в Интернете намного выше, чем у его коллег. На обвинение в использовании Интернета в личных целях Богдан Барбулеску написал письменное заявление, в котором сообщил, что он не использует Интернет в личных целях. Через час начальство предъявило ему распечатку его переписки в Yahoo Messenger на 45 страницах за неделю, предшествовавшую его вызову к начальству. Из этой распечатки было ясно видно, что он переписывался по личным вопросам с братом и невестой. Через две недели его уволили. Заявитель проиграл в румынских судах спор с работодателем относительно его увольнения. Он обратился в Европейский суд с жалобой на вмешательство в его право на частную жизнь (статья 8 Конвенции). Дело рассматривалось с точки зрения обязательств государства охранять права от нарушения другими лицами (позитивные обязательства), в данном случае бывшим работодателем заявителя. Сначала Палата Европейского суда не выявила нарушения Конвенции, но после пересмотра дела в Большой Палате было установлено нарушение.

Большая Палата Европейского суда указала, что при контроле за работником должны учитываться следующие факторы:

1) работник должен быть заранее уведомлен о том, что работодатель может его контролировать, и о степени такого контроля;

2) содержание мониторинга и степень вторжения в частную жизнь работника. Так, в Постановлении отмечается, что имеется разница между просмотром переписки и чтением содержания переписки, и во втором случае вторжение в частную жизнь намного серьезнее;

3) основания для контроля должны быть предусмотрены законом и быть обоснованными;

4) при проведении контроля, если имеется такая возможность, должны быть использованы методы, при которых не проводится оценка всего содержания переписки работника;

5) должна проводиться оценка последствий контроля за личной перепиской для работника и того, насколько результаты контроля используются для тех целей, для которых такой контроль установлен;

6) в случае контроля за перепиской работнику должны предоставляться адекватные способы защиты его частной жизни: компания не может читать сообщения работников до тех пор, пока они не предупреждены о том, что компания может это делать.

Основной вопрос, который проанализировал Суд в данном деле, заключается в том, насколько национальные суды взвесили конкурирующие интересы сторон: с одной стороны, права на частную жизнь и неприкосновенность переписки, предусмотренные статьей 8 Конвенции, с другой стороны, интерес компании в эффективности ее бизнеса и ее безопасности, и, соответственно, насколько суды Румынии учли перечисленные выше факторы, когда рассматривали спор заявителя с его компанией.

 

Предупреждение о мониторинге

 

Европейский суд отметил, что внутригосударственные суды исходили из того, что заявитель был предупрежден о том, что его переписка будет просматриваться работодателем. В частности, он был уведомлен под расписку о том, что в компании запрещено использовать ее ресурсы, в том числе Интернет, для личных целей, и что другой работник был уволен за использование ресурсов компании для личных целей. Однако, по мнению Европейского суда, они не исследовали вопрос о том, был ли заявитель уведомлен об объеме и характере такого мониторинга. По мнению Европейского суда, компания, которая собирается контролировать переписку работника, должна уведомить его об этом перед началом мониторинга, особенно, когда контроль проводится в отношении содержания переписки.

 

Объем вмешательства

 

Европейский суд также отметил, что национальные суды не проводили анализа объема мониторинга и степени вмешательства компании в личную среду их работника.

 

Основания для мониторинга

 

Кроме этого, суды Румынии не оценили, какими причинами и потребностями был обоснован мониторинг. Только один из национальных судов указал, что существовала необходимость защищать ИТ-систему от взлома, предотвращать возможную ответственность компании в случае нарушений в киберпространстве, которые могут быть совершены от ее имени, и охранять коммерческую тайну от раскрытия. Вместе с тем Европейский суд указал, что это лишь теоретические основания. Не было представлено каких-либо конкретных доказательств того, что действия заявителя могли привести к материализации какого-то из перечисленных рисков.

 

Альтернатива мониторингу

 

Суды Румынии не изучили вопрос о том, можно ли было добиться той же цели (доказать, что заявитель использовал ресурсы компании в своих личных целях) без оценки содержания его переписки.

 

Последствия мониторинга

 

Европейский суд отметил, что на национальном уровне не рассматривался вопрос о серьезности последствий мониторинга и то, что вследствие него работник подвергся самому серьезному из возможных дисциплинарных наказаний - увольнению.

 

Момент, в который компания узнала содержание переписки

 

Суды Румынии не рассмотрели вопрос о том, когда же компания прочла содержание переписки. По всей вероятности, эти произошло до того, как заявителя вызвали, чтобы спросить об использовании Интернета в личных целях. Тот факт, что компания могла получить доступ к содержанию переписки в любой момент дисциплинарного производства, противоречит требованию прозрачности, закрепленному в рекомендациях Комитета министров Совета Европы (например, CM/Rec(2015)5).

Перечислив все факторы, которые не учли суды Румынии при рассмотрении дела заявителя, Европейский суд пришел к выводу, что власти государства-ответчика не обеспечили должной защиты права на частную жизнь заявителя от вмешательства со стороны третьих лиц (компании). На этом основании Европейский суд признал нарушение прав заявителя.

Такое решение Европейского суда кажется логичным. Если компании могут контролировать переписку работников только на основании наличия внутренних правил и общего уведомления о том, что переписка работников на рабочем месте может контролироваться в любое время, то это может привести к тотальному контролю за людьми на рабочем месте. И если Конвенцией не допускается такой контроль со стороны государств, то почему частным компаниям он может быть разрешен? Сегодня границы между рабочим и нерабочим временем стираются, люди все чаще отправляют рабочие письма с личных смартфонов из дома или по пути домой. Сложно представить, чтобы и на такие случаи распространялся запрет на использование для личных целей рабочих ресурсов. Европейский суд уже устанавливал, например, в деле "Нимиц против Германии" <1>, что правила об охране жилища от несанкционированных вмешательств со стороны государства (которое закреплено в статье 8 Конвенции наряду с правом на частную жизнь) распространяются и на офисы. Постановление по делу "Барбулеску против Румынии" логично продолжает такой подход.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Европейского суда по делу "Нимиц против Германии" (Niemietz v. Germany) от 16 декабря 1992 г., Series A, N 251-B.

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2786-evropejskaya-konventsiya-o-zashchite-prav-cheloveka-i-internet .