Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

О некоторых аспектах рассмотрения Европейским судом по правам человека жалоб на бездействие органов власти при исполнении вступивших в силу судебных решений

Обновлено 15.11.2019 11:11

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2793-o-nekotorykh-aspektakh-rassmotreniya-evropejskim-sudom-po-pravam-cheloveka-zhalob-na-bezdejstvie-organov-vlasti-pri-ispolnenii-vstupivshikh-v-silu-sudebnykh-reshenij .

 

В статье автор приводит новые результаты проведенного им научного эксперимента по преодолению правового нигилизма органов публичной власти Российской Федерации в вопросе реализации гражданами России права на исполнение вступивших в законную силу судебных постановлений как составной части конституционной гарантии судебной защиты.

 

Ключевые слова: бездействие органов власти, Европейский суд по правам человека, конституционное право на судебную защиту, право на исполнение судебных постановлений, Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Конвенция), "пилотные постановления", системные проблемы, эффективные средства правовой защиты, парадоксы ЕСПЧ.

 

Paradoxes of Protection by the European Court of Human Rights by the Inaction of the Public Authorities in Russia

 

The article presents new results of his scientific experiment on overcoming of legal nihilism of the state bodies of the Russian Federation in the implementation of the Russian citizens of the right to execution of an enforceable judicial decision, as an integral part of the constitutional guarantee of judicial protection.

 

Key words: inaction of the authorities, the European Court of human rights, the constitutional right to judicial protection, the right to execution of judicial decisions, Convention for the protection of human rights and fundamental freedoms (the Convention), "pilot judgment", the system issues effective remedies, paradoxes of the ECHR.

 

Для выявления "структурных проблем", составляющих базис дел-клонов, с 2004 г. Европейский суд по правам человека (далее - Европейский суд, ЕСПЧ, Суд) в своей деятельности начал применять пилотные постановления, основная цель которых - побудить государства к принятию эффективных действий для устранения указанных проблем.

Будучи секретарем-канцлером ЕСПЧ, Э. Фриберг указывал: "Фраза "системная проблема" обрела особый смысл при рассмотрении дел по жалобам на нарушения Конвенции. Когда Европейский суд использует это выражение в том или ином своем постановлении, то государству дается понять, что Суд озабочен не только предметом отдельного дела" <1>.

--------------------------------

<1> Фриберг Э. Пилотные постановления с точки зрения Европейского суда по правам человека // Права человека. Практика Европейского суда по правам человека. 2008. N 8. С. 13.

 

Наглядную иллюстрацию пилотного постановления приводит А.И. Ковлер, судья ЕСПЧ (1999 - 2012). Оно касается лишения всех избирательных прав осужденных, находящихся в заключении в Великобритании. "После Постановления Большой Палаты по делу Хирста (Hirst v. UK, G.C. 6 October 2005) парламент отказался внести изменения в законодательство, а Суд с легкой руки британских адвокатов получил 2 500 аналогичных жалоб и был вынужден принять пилотное Постановление (Greens and M.T. v. UK, 23 November 2010). Аналогичное Постановление принято против Италии (Scoppola (3) v. Italy [G.C.], 22 May 2012)" <2>. Э. Фриберг констатировал, что "так называемые "пилотные постановления" предполагают, что, когда Суд констатирует факт системного нарушения Конвенции, "он может в пилотном постановлении потребовать от государства-ответчика возместить ущерб, причиненный всем потенциальным заявителям, путем принятия мер общего характера, вместо того чтобы выносить отдельные постановления по каждому конкретному делу" <3>. А.И. Ковлер полагает, что "пилотные постановления" по своей правовой природе, в отличие от обычных постановлений палат или Большой палаты Суда, содержат предписания государству-ответчику принять меры общего характера для устранения существующей структурной (системной) проблемы, повлекшей повторяющиеся нарушения" <4>. Э. Фриберг считал, что "в постановлении по пилотному делу Европейский суд дает совет государству-ответчику о том, как разрешить системную проблему" <5>. 1 июня 2014 г. ЕСПЧ вынес Постановление по делу "Герасимов и другие против России" (Gerasimov and Others v. Russia) <6>. В отличие от пилотного Постановления по делу Burdov v. Russia (N 2) (3509/04) от 15 января 2009 г., где речь шла о неисполнении государством денежных обязательств, в деле Герасимова предметом анализа были обязательства в натуре <7>.

--------------------------------

<2> Ковлер А.И. "Моральный суверенитет" перед лицом "государственного суверенитета" в европейской системе защиты прав человека // Междунар. правосудие. 2013. N 3. С. 55.

<3> Фриберг Э. Указ. соч. С. 10.

<4> Ковлер А.И. "Герасимов и другие против России" - новое "пилотное" постановление Европейского суда // Междунар. правосудие. 2014. N 3. С. 3 - 10.

<5> Фриберг Э. Указ. соч. С. 10.

<6> Жалобы N 29920/05, 3553/06, 18876/10, 61186/10, 21176/11, 36112/11, 36426/11, 40841/11, 45381/11, 55929/11 и 60822/11.

<7> Ковлер А.И. "Герасимов и другие против России" - новое "пилотное" постановление Европейского суда. С. 3.

 

Ковлер Анатолий Иванович, доктор юридических наук, профессор, советник Конституционного Суда Российской Федерации, судья Европейского суда по правам человека (1999 - 2012), анализируя Резолюцию Комитета Министров Совета Европы Res (2004) 3 о решениях, обнаруживающих основополагающую системную проблему, от 12 мая 2004 г. (Committee of Ministers' Resolution Res (2004) 3 of 12 May 2004; the Declarations adopted by the High Contracting Parties at the Interlaken, Izmir and Brighton conferences), призывающую Европейский суд по правам человека отмечать в своих постановлениях, насколько это возможно, в случае так называемых повторяющихся нарушений, "наличие структурной проблемы и источник этой проблемы" полагает, что "таким образом, Комитет министров фактически возвращал Суду часть приобретенных им (Комитетом) полномочий требовать от государств-нарушителей принятия мер общего характера" <8>.

--------------------------------

<8> Ковлер А.И. Новые тенденции в практике Европейского суда по правам человека: "пилотные постановления" о "структурных проблемах" // Права человека. Практика Европейского суда по правам человека. 2006. N 5. С. 6.

 

Т.Д. Оганесян полагает, что "среди основных целей процедуры пилотного постановления представляется возможным выделить: обеспечение эффективного исполнения судебных решений в будущем путем указания Судом государствам-ответчикам на эффективное средство для структурных или системных проблем, выражающего трехсторонний интерес - интерес государства устранить системные проблемы на национальном уровне, интересы заявителей в получении компенсации за нарушение конвенционных прав и интерес Суда по снижению нагрузки и количества рассматриваемых повторяющихся дел" <9>. Как непосредственный заявитель и участник описываемых событий, полагаю, что указанный автор очень верно подметил основную ошибку и неполноту целеполагания ЕСПЧ в отношении заявителей при вынесении пилотных постановлений.

--------------------------------

<9> Оганесян Т.Д. Процедура пилотного постановления Европейского суда по правам человека: правовая сущность и содержание // Журн. зарубеж. законодательства и сравнит. правоведения. 2017. N 3. С. 129.

 

Попытаюсь подтвердить данный тезис конкретными практическими примерами.

Итак, в целях проведения научного эксперимента автор настоящей статьи обратился в ЕСПЧ с рядом жалоб, в том числе и по вопросу неисполнения вступивших в законную силу решений российских судов, возлагающих на российские органы власти обязательства в натуре. Дело "Сковородко против Российской Федерации" (Skovorodko v. Russia) было инициировано жалобой N 24342/06, поданной А.В. Сковородко против Российской Федерации в ЕСПЧ в соответствии со ст. 34 Конвенции 27 апреля 2006 г. <10>. Европейский суд по правам человека (третья секция), заседая 15 июня 2017 г., рассмотрел указанную жалобу N 24342/06 "Сковородко Александр Викентьевич против России" совместно в одном Постановлении в составе жалобы 3413/04 "Григорий Васильевич Хоменко против России" и семи других. В связи с тем что Правительство Российской Федерации сделало ЕСПЧ одностороннее заявление в целях решения вопросов, поднятых этими жалобами, в котором оно признало задержки исполнения решений национальных судов и предложило выплатить заявителям суммы, указанные в прилагаемой к судебному решению таблице, Европейский суд присудил автору статьи сумму компенсации за моральный вред в размере 3 210 евро.

--------------------------------

<10> Сковородко А.В. Роль Европейского суда по правам человека в механизме защиты от бездействия органов публичной власти в России // Право. Журн. Высш. шк. экономики. 2016. N 3. С. 66.

 

Еще одна жалоба в ЕСПЧ "Сковородко против Российской Федерации" (Skovorodko v. Russia) N 73303/11 была рассмотрена всего 12 дней спустя, 27 июня 2017 г., в составе жалобы N 13122/11 "Коротяева и другие против России".

По данной жалобе, в отличие от предыдущей, было вынесено Постановление ЕСПЧ.

Дело было возбуждено по трем жалобам (N 13122/11, 73303/11 и 19315/13) против Российской Федерации, поданным в суд согласно ст. 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) тремя гражданами России, проживающими в различных регионах России.

В результате пилотного Постановления по делу "Герасимов и другие против России" в декабре 2014 г. Европейский суд коммуницировал указанные жалобы Правительству Российской Федерации для урегулирования или разрешения <11>. Суд отложил на два года, т.е. до 1 октября 2016 г., производство по всем делам, касающимся неисполнения или задержки исполнения решений национальных судов, налагающих обязательства в натуре на государственные органы <12>.

--------------------------------

<11> "Герасимов и другие против России", N 29920/05 и 10 других, § 230 - 231 и п. 13 постановляющей части, 1 июля 2014 г.

<12> См.: Там же, § 232 и п. 14 резолютивной части.

 

На 29 сентября 2016 г. Правительство Российской Федерации сообщило ЕСПЧ, что оно не смогло урегулировать указанные жалобы в течение вышеуказанного срока, и отечественные судебные решения, вынесенные в пользу заявителей и вступившие в законную силу, остались неисполненными.

С учетом истечения вышеуказанного периода отсрочки, которая, по мнению автора настоящей статьи, была неоправданно долгой, Европейский суд постановил возобновить рассмотрение заявления. Суд сообщил сторонам на стадии общения, что дело подлежит разрешению в порядке прецедентного права и будет выделено Комитету.

Суть дела такова. В различное время заявители получили вступившие в законную силу судебные постановления, обязывающие органы государственной власти обеспечить их жильем или выполнить другие обязательства в натуре.

Хотя решения судов и стали окончательными, они либо исполнялись с опозданием, либо оставались неисполненными.

Заявители по некоторым делам пытались принять меры в отношении разных российских властей, направленные на ускорение исполнения судебных решений в их пользу. Автор статьи, заявитель по делу 73303/11, оспаривал законность его увольнения с военной службы, утверждая, в частности, что судебное решение в его пользу от 28 мая 2007 г. не было исполнено. 12 мая 2011 г. Московский гарнизонный военный суд отклонил его иск и установил, в частности, что решение от 28 мая 2007 г. было исполнено в полном объеме 25 марта 2010 г.

Разрешая данное дело, ЕСПЧ сослался на Федеральный закон "О внесении изменений в Федеральный закон от 19 декабря 2016 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок в части присуждения компенсации за нарушение права на исполнение в разумный срок судебного акта, предусматривающего исполнение государством требований имущественного и (или) неимущественного характера" (далее - Закон о внесении изменений в Закон о компенсации). Закон расширяет сферу применения указанного Закона о компенсации в случаях, касающихся неисполнения решений национальных судов о наложении обязательств материального или нематериального характера на различные внутренние органы.

Европейский суд, в частности, указал, что Закон о компенсации в редакции нового Закона дает право стороне (заявителю) обратиться в российский суд с иском о присуждении компенсации за нарушение его права на исполнение в разумный срок судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, либо судебного акта, возлагающего на федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные органы и организации, наделенные отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих обязанность исполнить иные требования имущественного характера и (или) требования неимущественного характера.

ЕСПЧ, цитируя Закон о компенсации в новой редакции, отметил, что такая компенсация может быть присуждена только в случае, если предполагаемое нарушение имело место по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с заявлением о присуждении компенсации, за исключением обстоятельств форс-мажора. Нарушение установленных законом сроков рассмотрения дела не является само по себе нарушением права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок (п. 2 ст. 1 Закона о компенсации). Компенсация не зависит от установления вины суда или компетентных органов (п. 3 ст. 1 Закона о компенсации).

Компенсация присуждается в денежной форме (п. 2 ст. 1 Закона о компенсации). Сумма компенсации должна быть определена судами в соответствии с требованиями заявителя, с учетом обстоятельств дела, длительности периода, в течение которого имели место нарушения, значимости их последствий для заявителя, принципами разумности и справедливости и практики Европейского суда по правам человека (п. 2 ст. 2 Закона о компенсации).

ЕСПЧ указал, что Закон о компенсации в новой редакции устанавливает подсудность и требования к соответствующему иску, а также на то, что в соответствующих судебных разбирательствах Российскую Федерацию, субъект Российской Федерации или муниципальное образование представляют соответствующий финансовый орган и главный распорядитель средств соответствующего бюджета (п. 9 ст. 3 Закона о компенсации).

Решение суда о предоставлении компенсации подлежит немедленному исполнению (п. 4 ст. 4 Закона о компенсации). Оно может быть обжаловано в соответствии с процессуальным законодательством (п. 5 ст. 4). Соответствующие расходы на выплату компенсации по судебному решению о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок предусматриваются в федеральном бюджете, бюджетах субъектов Российской Федерации, местных бюджетах (п. 3 ст. 5).

ЕСПЧ подчеркнул, что все лица, которые обратились с жалобами в Европейский суд по правам человека на нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок, могут требовать компенсацию в национальных судах по Закону о компенсации в новой редакции в течение шести месяцев после вступления в силу нового закона, при условии, что Европейский суд не вынес решение о приемлемости и по существу жалобы (ст. 3 Закона о внесении изменений в Закон о компенсации).

ЕСПЧ указал, что другие соответствующие положения внутреннего российского законодательства, касающиеся исполнения судебных решений, приводятся в Постановлении "Герасимов и другие..." (§ 87 - 112).

Учитывая, что заявления касались одних и тех же фактов и жалоб и затрагивали идентичные вопросы в рамках Конвенции, ЕСПЧ решил объединить их в соответствии с правилом 42 § 1 Регламента суда.

Все заявители по данному делу жаловались на неисполнение или несвоевременное исполнение решений национальных судов в их пользу. Они ссылались на ст. 6 § 1 Конвенции и ст. 1 протокола N 1 к Конвенции, которые гласят:

- ст. 6 § 1:

"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...";

- ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции:

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

Правительство Российской Федерации утверждало, что судебные решения в пользу заявителей либо были выполнены в сроки либо так и остались неисполненными из-за сложности исполнительного производства в отношении обязательств в натуре, а также из-за необходимости выделения значительных бюджетных средств на обеспечение жильем. Оно также подтвердило свои обязательства в рамках пилотного Постановления "Герасимов и другие..." и заявило, что оно будет использовать все средства для выполнения судебных решений, которые остались без исполнения, или решит данные вопросы любым соответствующим способом.

С учетом специфики внутригосударственных решений Европейский суд счел, что заявители получили, в силу соответствующих судебных решений в их пользу, "законное ожидание" иметь материальный актив, в отношении которого было в достаточной мере установлено, что он представляет собой "владение", попадающее в сферу применения ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, приведя при этом ссылку на пилотное Постановление <13>.

--------------------------------

<13> "Герасимов и другие...", § 177 - 179.

 

ЕСПЧ отметил, что жалобы заявителей в соответствии со ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции не являются явно необоснованными в значении ст. 35 § 3 (a) Конвенции или неприемлемыми по любым другим основаниям. Поэтому он объявил их приемлемыми.

Кроме того, Европейский суд по правам человека счел, что иски в соответствии со ст. 6 Конвенции в этих трех случаях не являются явно необоснованными в значении ст. 35 § 3 (a) Конвенции или неприемлемыми по любым другим основаниям. Поэтому они были объявлены приемлемыми. Рассматривая дело по существу, ЕСПЧ напомнил, что исполнение решения суда является неотъемлемой частью "судебного разбирательства" для целей ст. 6 Конвенции; необоснованно длительная задержка в исполнении обязательного решения суда может поэтому быть расценена как нарушение Конвенции в соответствии с прецедентным правом Европейского суда <14>.

--------------------------------

<14> "Хорнсби против Греции" от 19 марта 1997 г., § 40.

 

Далее в решении появляется один из парадоксов ЕСПЧ. Поскольку заявитель по делу N 73303/11, автор настоящей статьи, не согласился с выводом отечественного суда о том, что судебное решение от 28 мая 2007 г., вынесенное в его пользу, исполнено, Европейский суд вновь заявил о своем постоянном подходе в отношении того, что национальные суды находятся в лучшем положении, чтобы определить надлежащий способ защиты прав и решить вопрос, было ли, и когда, и в полном ли объеме, и с надлежащим ли качеством обеспечено исполнение судебного решения.

В соответствии с устоявшейся прецедентной практикой ЕСПЧ отдал решение данного вопроса на усмотрение российских судей, указав при этом, что он может отойти от этого принципа и принять аргумент о ненадлежащем исполнении судебного решения в случае вопиющего несоответствия такого решения требованиям закона <15>. И хотя заявителем было представлено много доказательств таких "вопиющих несоответствий", Европейский суд согласился с мнением российского суда о том, что решение от 28 мая 2007 г. было исполнено в полном объеме 25 марта 2010 г.

--------------------------------

<15> "Герасимов и другие...", § 173.

 

То есть, с одной стороны, ЕСПЧ ратует за то, чтобы большинство споров разрешалось во внутренних судах, с другой стороны, как видно из данного решения, делает так, чтобы обращение в них уменьшало размер справедливой сатисфакции в пользу заявителя, что и имело место в данном научном эксперименте.

По жалобе N 19315/13 Правительство Российской Федерации сообщило Европейскому суду, что решение российского суда оставалось неисполненным до 29 сентября 2016 г. При отсутствии каких-либо последующих комментариев от сторон ЕСПЧ пришел к выводу, что решение не было исполнено в срок.

Очередной парадокс Европейского суда, который, с одной стороны, констатирует, чтобы снять с себя часть рутинной работы, что в российской правовой системе появилось эффективное средство борьбы с неисполнением судебных решений, с другой стороны, показывает, что оно не работает и что он поторопился с выводами и оценками.

Принимая во внимание периоды исполнения и характер обязательства в натуре в каждой жалобе из приведенного дела, со ссылкой на прецедент <16>, ЕСПЧ счел, что задержки в исполнении обязательного решения в пользу заявителей не соответствовали требованиям Конвенции. Европейский суд констатировал, что в случае неисполнения в течение многих лет вступивших в законную силу судебных решений в пользу заявителей власти нарушили право заявителей на суд и, следовательно, имело место нарушение ст. 6 Конвенции в трех рассматриваемых случаях.

--------------------------------

<16> "Герасимов и другие...", § 167 - 174.

 

ЕСПЧ далее констатировал, что длительные задержки в исполнении судебных решений в пользу заявителей представляют собой необоснованное вмешательство в их право на мирное пользование своим имуществом и, сославшись на прецедент <17>, пришел к выводу, что имело место нарушение ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции в отношении вышеуказанных жалоб.

--------------------------------

<17> "Герасимов и другие...", § 182 - 183.

 

Европейский суд также выразил свое мнение по поводу предполагаемого нарушения ст. 13 Конвенции.

ЕСПЧ, в частности, отметил, что заявители жаловались, явно или косвенно, на отсутствие эффективного внутреннего средства правовой защиты в отношении исполнения их жалоб. Европейский суд рассмотрел этот вопрос в соответствии со ст. 13 Конвенции, которая гласит: "Каждый, чьи права и свободы, признанные в [настоящей] Конвенции, нарушены, располагает эффективными средствами правовой защиты перед государственными органами, даже если такое нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

Правительство в лице Уполномоченного Российской Федерации при ЕСПЧ не уточнило свою позицию по отношению к данному вопросу в указанных трех делах, чем в очередной раз продемонстрировало свое бездействие, направленное на затягивание процесса, а также неуважение к Европейскому суду и заявителям.

Европейский суд повторил, что пилотное Постановление "Герасимов и другие..." указало Российскому государству на необходимость установления эффективного внутреннего средства правовой защиты или комплекса таких средств, которые бы обеспечили адекватное и достаточное возмещение в соответствии с принципами Конвенции в случае неисполнения или задержки исполнения решений национальных судов, налагающих обязательства в натуре на государственные органы. ЕСПЧ принял во внимание наличие нового внутреннего средства правовой защиты против неисполнения решений национальных судов о наложении обязательств материального или нематериального характера на внутренние органы, введенного в результате пилотного Постановления Федеральным законом от 19 декабря 2016 г. N 450-ФЗ.

Кроме того, Европейский суд отметил, что в переходных положениях указанного Закона содержится норма, позволяющая всем заявителям подать свои жалобы в национальные суды в течение шести месяцев после его вступления в силу. В то же время ЕСПЧ напомнил, что в вышеуказанном пилотном Постановлении он решил последовать иному курсу в отношении жалоб, поданных до вынесения указанного Постановления в Европейский суд. ЕСПЧ, хорошо осведомленный о привычке российских властей бездействовать, посчитал, что было бы несправедливо, если бы заявители по таким делам, которые, по их мнению, страдали в течение многих лет от продолжающихся нарушений их права на суд и попросили помощи в Европейском суде, были вынуждены вновь представить свои претензии к местным властям, будь то на основании новых средств или иных <18>. Поэтому Европейский суд возобновил рассмотрение дела по существу, несмотря на наличие внутреннего средства правовой защиты, доступного заявителям в соответствии с переходными положениями нового Закона.

--------------------------------

<18> "Герасимов и другие...", § 230.

 

Далее ЕСПЧ, чтобы не быть уличенным в алогичности, сделал оговорку, что он еще не оценил качество нового средства правовой защиты, вступившего в силу с января 2017 г., и будет рассматривать этот вопрос в других делах, которые больше подходят для такого анализа.

В то же время, в очередной раз проявляя свою парадоксальность, Европейский суд указал, что в свете принятия нового внутреннего средства правовой защиты он считает, что нет необходимости отдельно рассматривать вопрос о приемлемости и по существу дела по жалобам заявителей в соответствии со ст. 13 Конвенции, отметив при этом, что это решение применяется без ущерба для будущей оценки судом нового средства.

Заявителю по жалобе N 19315/13 ЕСПЧ предложил представить свои требования по справедливой компенсации до 2 января 2017 г., однако они представлены не были, что, вероятно, свидетельствует о том, что заявителю важно восстановление в полном объеме его конвенционных прав путем исполнения судебного решения, а не получение денежной сатисфакции, о соответствии которой требованиям современных реалий будет сказано ниже.

Соответственно Европейский суд счел, что отсутствует основание присудить указанному заявителю какую-либо сумму по этому поводу. Следует заметить, что ЕСПЧ, как правило, в подобных делах следует принципу диспозитивности.

Европейский суд отметил, что в соответствии с заявлением Правительства Российской Федерации решение российского суда в приведенном выше случае остается неисполненным до настоящего времени.

Обязательство государства обеспечивать соблюдение судебного решения являлось предметом спора в рассматриваемом деле. В связи с этим ЕСПЧ заключил, основываясь на своей прецедентной практике <19>, что государство-ответчик имеет обязательство по обеспечению соответствующими средствами исполнения решения суда в пользу заявителя.

--------------------------------

<19> "Pridatchenko and Others v. Russia", nos. 2191/03 and 3 others, § 68, 21 June 2007, and "Salikova v. Russia", no. 25270/06, § 83, 15 July 2010.

 

ЕСПЧ, рассматривая вопрос о компенсации морального вреда заявителям по жалобе N 13122/11 и жалобе N 73303/11, которая, в отличие от предыдущей, касалась нескольких судебных постановлений и была подана инвалидом первой, самой тяжелой, группы, с парализованными руками и ногами, приравненным по статусу к инвалиду Великой Отечественной войны, не вникая глубоко в суть дела, счел разумным присудить 6 000 евро первой заявительнице и 3 200 евро второму заявителю (суммы, предложенные российским правительством).

Заявитель по жалобе N 73303/11 просил выплатить 7 008 евро в отношении издержек и расходов. Эта сумма включала в себя три платежа по 2 000 евро каждый юристу, кандидату юридических наук, который представлял интересы заявителя в российских судах, подготовил и выиграл две жалобы в ЕСПЧ, которые были объединены в одно производство по данному делу, и расходы на оргтехнику. Все расходы были подтверждены договорами, соответствующими счетами-фактурами и актами выполненных работ. Согласно прецедентной практике Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек в той мере, в которой показано, что они были действительно понесены и являются разумными. Что касается стоимости оргтехники, Европейский суд отклонил иск в этой части, посчитав, что данные расходы не связаны с рассмотрением указанного заявления. В отношении вознаграждения за оказание юридической помощи ЕСПЧ решил, что заявленная сумма не является разумной с учетом количества жалоб заявителя, а также простоты дела (которое, однако, Европейский суд рассматривал более шести лет). Окончательный вердикт - ЕСПЧ посчитал разумным присудить 500 евро в отношении расходов и издержек, плюс любой налог, который может быть взыскан с заявителя, и отказать в остальной части исковых требований по данному основанию.

С учетом того, что заявитель проживает в Москве, где, согласно данным сети Интернет, только подготовка первоначальной жалобы в ЕСПЧ юристом, не имеющим ученой степени, стоит в разы больше, можно констатировать очередной парадокс Европейского суда.

Налицо подмена полного восстановления и защиты конвенционных прав заявителя на исполнение судебного акта их фактической "монетизацией", без учета уровня цен, инфляции, фактических обстоятельств дела, требований заявителя, длительности периода, в течение которого имели место нарушения, значимости их последствий для заявителя, принципов разумности и справедливости.

Именно указанная "монетизация", по мнению автора настоящей статьи, положенная в основу целеполагания ЕСПЧ в отношении заявителей при использовании процедуры вышеуказанного пилотного Постановления, явилась причиной его низкой эффективности.

Также парадоксом ЕСПЧ является то, что рассмотрение дела заявителя по вопросу длительного неисполнения вступивших в законную силу решений российских судов, возлагающих на российские органы власти обязательства в натуре, в Европейском суде длилось больше 11 лет, что также нарушает право на справедливый суд, гарантированное Конвенцией, исполнение которой призван обеспечить Европейский суд.

Таким образом, можно сделать вывод о снижении уровня эффективности защиты прав российских граждан в ЕСПЧ, обусловленном, прежде всего, бездействием российской публичной власти в вопросах выполнения рекомендаций и предписаний Европейского суда и оторванностью последнего от современных российских реалий. В то же время необходимо отметить, что обращение в ЕСПЧ остается одним из немногих легальных способов защиты граждан России от правового нигилизма и бездействия органов власти.

 

Библиографический список

 

1. Воскобитова М. Механизм рассмотрения жалобы в Европейском суде по правам человека.

2. Диков Г.В. Правовая природа предписаний Европейского суда в рамках пилотной процедуры // Реализация Европейской конвенции по правам человека национальными судебными системами: опыт Италии и России. Страсбург - Санкт-Петербург: CECJ, 2013. С. 197 - 207.

3. Зимненко Б.Л. Вопросы реализации судами общей юрисдикции Федерального закона от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" // Судья. 2011. N 3. С. 17 - 24.

4. Зорькин В. Роль Конституционного Суда Российской Федерации в реализации Конвенции о защите прав человека и основных свобод // Сравнительное конституционное обозрение. 2006. N 1(54). С. 34 - 38. Имплементация решений Европейского суда по правам человека в практике Конституционных судов стран Европы: Сборник. М.: Ин-т права и публичной политики, 2006. С. 173 - 182.

5. Ковлер А.И. "Герасимов и другие против России" - новое "пилотное" постановление Европейского суда // Международное правосудие. 2014. N 3. С. 3 - 10.

6. Ковлер А.И. Итоги Европейского суда по правам человека в 2011 году // Российский судья. 2012. N 4. С. 6 - 14.

7. Ковлер А.И. "Моральный суверенитет" перед лицом "государственного суверенитета" в европейской системе защиты прав человека" // Международное правосудие. 2013. N 3. С. 52 - 63.

8. Ковлер А.И. Новые тенденции в практике Европейского суда по правам человека: "пилотные постановления" о "структурных проблемах" // Права человека. Практика Европейского суда по правам человека. 2006. N 5. С. 6 - 9.

9. Лобов М. Прямое действие постановлений Европейского суда по правам человека во внутреннем праве: сравнительный обзор // Имплементация решений Европейского суда по правам человека в практике конституционных судов стран Европы. М.: Институт права и публичной политики, 2006. С. 30 - 43.

10. Оганесян Т.Д. Процедура пилотного постановления Европейского суда по правам человека: правовая сущность и содержание // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2017. N 3. Май-июнь. С. 128 - 135.

11. Патракеев С. Системные нарушения: новые тенденции в практике Европейского суда по правам человека по жалобам против России // Сравнительное конституционное обозрение. 2006. N 2 (55). С. 75 - 80.

12. Санберг Ф. Совет Европы: новые правила Комитета министров, регламентирующие порядок осуществления надзора за исполнением постановлений Европейского суда по правам человека // Права человека. Практика Европейского суда по правам человека. 2006. N 6. С. 19 - 21.

13. Сковородко А.В. Роль Европейского суда по правам человека в механизме защиты от бездействия органов публичной власти в России // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. N 3. С. 61 - 71.

14. Фриберг Э. Пилотные постановления с точки зрения Европейского суда по правам человека // Права человека. Практика Европейского суда по правам человека. 2008. N 8. С. 10 - 14.

15. Fribergh E. Pilot Judgments from the Court's Perspective. Towards Stronger Implementation of the European Convention on Human Rights at National Level. Directorate General of Human Rights, Council of Europe, F-67075. Strasbourg: Cedex, 2008. P. 86 - 93.

16. Lambert-Abdelgawad E. Le protocole 14 et l'execution des arrest de la Cour europeene des droits de l'homme / G. CohenJonathan, J.F. Flauss. La Reforme du systeme de controle contentiux de la Convention europeene de droits de l'homme // Droit et Justice. Vol. 61. 2005. 102 p.

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2793-o-nekotorykh-aspektakh-rassmotreniya-evropejskim-sudom-po-pravam-cheloveka-zhalob-na-bezdejstvie-organov-vlasti-pri-ispolnenii-vstupivshikh-v-silu-sudebnykh-reshenij .