Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

О роли общих принципов права в урегулировании спортивных споров

Обновлено 19.11.2019 07:46

 

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2820-o-roli-obshchikh-printsipov-prava-v-uregulirovanii-sportivnykh-sporov .

 

Настоящая статья дает возможность получить адекватное представление о современных взглядах на роль общих принципов права в разрешении спортивных споров. Материалом для исследования послужили труды западных и российских исследователей в области теории права и международного права, опубликованные за последние десять лет, а также классические труды, сохранившие свое доктринальное значение. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, сравнительно-правовой и историко-правовой методы). Автор обращает внимание на пробелы правоприменительной практики арбитражного урегулирования спортивных споров.

 

Ключевые слова: общие принципы права, принципы спортивного права, принципы олимпизма и духа спорта, спортивный арбитражный суд, международное спортивное право.

 

On the Role of the General Principles of Law in Sports Disputes Resolution

 

This article provides the opportunity to get an adequate idea of contemporary opinions on the role which the general principles of law plays in the resolution of sports disputes. The article is based on the study of Western and Russian researchers works in the field of theory of law and international law, which have been published over the past ten years, as well as classical works that retained their doctrinal significance. Author summarizes the considered approaches and concludes on the applicability of general principles of law in the resolution of sports disputes. The author pays attention to the gaps in the practice of arbitration settlement of sports disputes.

 

Саморегулирование спортивных ассоциаций, которое иногда приводит к юридическим проблемам как национальных ассоциаций, так и отдельных спортсменов (например, в вопросах, касающихся допинга), в последнее время претерпело серьезные изменения. Их причины можно свести к профессионализации и коммерциализации спорта высоких достижений. Спонсорство в разнообразных его формах так или иначе отразилось на всех уровнях спорта. Телевидение сегодня выступает, возможно, самым важным фактором, вносящим вклад в экономическую составляющую спортивных событий.

Современный спорт является динамично развивающимся сектором рыночной экономики в большинстве стран, что, безусловно, ставит эту сферу под регулятивный контроль со стороны любого государства, по крайней мере в отношении регулирования правового статуса спортивных ассоциаций и лиц, профессионально занимающихся спортивной деятельностью.

В эпоху глобализации мировой экономики спорт неизбежно становится трансграничным. С учетом последних событий в мировом спорте для практикующих юристов в этой сфере особенно интересен такой феномен, как рост значимости правовых предписаний, нацеленных против несправедливой практики. Споры о том, что считать несправедливой практикой в спорте, часто восходят к фундаментальным различиям во мнениях относительно надлежащей роли общих принципов права. Соответственно, этот вопрос является ключевым для предметного исследования отношений, складывающихся в современном спорте, с точки зрения как теории права, так и международного права.

В любой системе права вполне может возникнуть ситуация, когда, рассматривая дело, третейская сторона, которой спор передан, сталкивается с правовым пробелом: для надлежащего урегулирования не находится ни надлежащей правовой нормы, ни подходящей судебной практики. Поэтому суду или арбитру не остается ничего делать, кроме как продолжать выводить собственное правило, возможно, нащупывая аналогию с уже существующими правилами или руководствуясь непосредственно общими определяющими для соответствующей правовой системы принципами независимо от того, исходят они из правосудия, справедливости или соображений государственной политики <1>.

--------------------------------

<1> См.: Shaw M.N. International Law. 6th Ed. Cambridge, 2008. P. 98.

 

Несмотря на то что в международно-правовой литературе сложилось несколько точек зрения на природу общих принципов права, многие авторы все же полагают, что под общими принципами следует понимать юридические начала, которые признаются многими государствами в их национальных правовых системах. Для доказательства ссылаются на подготовительные документы Консультативной комиссии юристов, которая была создана Лигой Наций в 1920 году для подготовки проекта Статута Постоянной палаты международного правосудия.

Как следует из этих подготовительных документов, комиссия руководствовалась соображениями о том, что стороны, передавая свой спор на решение международного судебного органа, ждут решения по нему. Это означает, что понятие "общие принципы права" рассматривается прежде всего как возможность для суда избежать признания non liquet ("дело не ясно") из-за того, что в праве не достает применимых к какому-то делу норм. Случаи non liquet в целом контрпродуктивны для юстиции и правопорядка. Чтобы избежать их, международные арбитры обращаются к концепции общих принципов права для широкого толкования существующего правила, обоснования внутреннего убеждения судьи в том, что несколько обособленных исходных правил можно свести в единое посредством логическо-правового рассуждения. При этом не имеет существенного значения, из национального или международного права заимствованы эти исходные правила <2>.

--------------------------------

<2> См.: Международное право: Учебник: В 2 т. / Под ред. А.Н. Вылегжанина. М., 2015. Т. 1. С. 34.

 

Принципы права аккумулируют в себе наиболее характерные черты права, определяют его юридическую природу. Они охватывают все правовые нормы, при этом отличаются от последних наибольшей степенью обобщения, фундаментальным характером и устойчивостью. Принципы права, как отмечал С.С. Алексеев, - это то, что пронизывает право, выявляет его содержание в виде исходных, сквозных идей, главных его начал, нормативно-руководящих положений <3>. Неуклонное соблюдение требований права способствует последовательному воплощению в жизнь заложенных в нем принципов <4>. С.С. Алексеев пишет, что общие принципы права - совсем иное понятие, чем "принципы права", как они понимаются применительно к внутригосударственному праву. Это выраженные в праве исходные нормативные руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни <5>.

--------------------------------

<3> См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права: основные вопросы общей теории социалистического права: Курс лекций: В 2 т. Свердловск, 1972. Т. 1. С. 102.

<4> См.: Чабаева И.С. Понятие принципов права в общей теории права и в международном публичном праве // Актуальные проблемы российского права. 2010. N 1. С. 352.

<5> См.: Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. В 2 т. Т. 1. С. 98.

 

Исходя из такого представления о роли принципов в праве, греческий юрист Д. Панагиотопулус выделил применимые для разрешения споров в спорте общие принципы права, в том числе обеспечивающие фундаментальную защиту прав человека наряду с принципами олимпизма (как они изложены в Олимпийской хартии) и духа спорта (как они излагаются во Всемирном антидопинговом кодексе 2015 года <6>) <7>.

--------------------------------

<6> См. текст на английском языке.

<7> См.: Panagiotopoulus D. General principles of law in international sports activities and lex sportive.

 

Спортивный арбитражный суд в г. Лозанне (англ. Court of Arbitration for Sport (CAS), фр. Tribunal Arbitral du Sport, (TAS)) не раз обращался к общим принципам права, рассматривая спортивные споры. Так, в деле "Олимпийский комитет США против Международного олимпийского комитета (МОК)" <8> суд рассматривал вопрос о действительности и возможности применения правила МОК, запрещающего атлетам, дисквалифицированным за употребление допинга на срок более шести месяцев, выступать на ближайших Олимпийских играх.

--------------------------------

<8> Arbitration CAS 2011/0/2422 United States Olympic Committee (USOC) v. International Olympic Committee (IOC), award of 4 October 2011.

 

Дело было возбуждено против МОК ввиду того, что американский атлет Лашоун Мерритт был лишен права представлять США на Олимпийских играх в Лондоне в 2012 году. У Мерритта были получены положительные результаты по итогам внеконкурсного теста ExtenZe, и он был отстранен от соревнований. Его дисквалификация закончилась 27 июля 2011 г., однако, несмотря на его право участвовать в любом другом соревновании, атлет не был допущен к участию в Олимпийских играх 2012 года. Он и Олимпийский комитет США апеллировали к общему принципу права ne bis in idem (лат. "не дважды за одно и то же"). Олимпийский комитет США также заявлял, что это правило привело к необоснованной дискриминации спортсменов и оно должно быть "отменено и объявлено недействительным или, альтернативно, чтобы механизм предусматривал рассмотрение целесообразности применения в каждом случае к конкретному спортсмену" <9>. Суд встал на сторону заявителей в этом деле.

--------------------------------

<9> Ibid.

 

Принцип non bis in idem фигурировал и в другом известном споре - деле Юлии Ефимовой 2016 года <10>. Незадолго да начала Летних Олимпийских игр 2016 года в Рио-де-Жанейро (Бразилия) произошел допинговый скандал, в результате которого часть спортсменов из России, имевших в прошлом допинговые нарушения, была отстранена от соревнований. Среди таких спортсменов оказались пловчиха Юлия Ефимова, а также гребец Иван Подшивалов. В начале 2014 года стало известно, что в допинг-пробе Ефимовой нашли запрещенный препарат. Наказанием за данное нарушение стала дисквалификация спортсменки до февраля 2015 года. Несмотря на то что официальная дисквалификация окончилась до начала Олимпиады-2016, согласно решению исполкома МОК от 24 июля 2016 г., а именно пункту 3 ("Правило Осаки" <11>) спортсмены, ранее отбывшие дисквалификацию по причине допинговых нарушений, лишаются права участия в летней Олимпиаде в Рио-де-Жанейро.

--------------------------------

<10> CAS OG 16/ Yulia Efimova v. ROC, IOC & FINA.

<11> Правило МОК, известное как "правило Осаки", было принято в Японии в 2007 года. Оно гласит: "1. Любое лицо, которое было дисквалифицировано на срок более шести месяцев любой антидопинговой организацией за любое нарушение каких-либо антидопинговых правил, не может участвовать в каком-либо качестве на ближайших Олимпийских играх и Олимпийских зимних играх после истечения такого срока. 2. Настоящие правила применяются к нарушениям любых антидопинговых правил, которые совершаются с 1 июля 2008 г., о чем уведомляются все международные федерации, национальные Олимпийские комитеты и организационные комитеты Олимпийских игр".

 

Спортивный арбитражный суд в своем решении отказал российской спортсменке в прямом допуске на соревнования, однако отменил решение Исполкома МОК в части, запрещающей Ефимовой принимать участие в Олимпиаде ввиду нарушения антидопинговых правил, допущенных ею ранее. Суд посчитал, что данный пункт нарушает принцип недопустимости двойного наказания за одно и то же нарушение, который также закреплен в Олимпийской хартии.

Благодаря такому решению CAS Ефимова получила возможность участвовать в Олимпийских играх (для этого требовалось преодолеть два фильтра допуска: во Всероссийской федерации плавания и МОК, что и выполнила российская спортсменка). Аналогичным образом было разрешено дело CAS OG 16/03 с участием российских гребцов Ивана Подшивалова и Анастасии Карабельщиковой.

Как видно из приведенных выше примеров, CAS все же в этих делах применил скорее общие принципы юридического производства, нежели общие принципы права в материальном их понимании. Многие подобные правила юридической техники известны еще римскому праву: lex specialis derogat generalis ("специальное правило отменяет общее"), res judicata ("решенное дело не подлежит новому рассмотрению тем же судом или судом параллельной юрисдикции"), lex posterior derogat priori ("последующее правило отменяет предыдущее"), nemo plus juris transferre potest quam ipse habet ("нельзя передать другому больше прав, чем те, которыми владеешь") и т.д.

В соответствии с Регламентом, изложенным в Кодексе спортивного арбитража <12> (Code de l'Arbitrage en matiere de Sport), вступившем в силу в 1994 году, CAS в своей работе руководствуется предусмотренным набором правил юридической техники. Одним из важнейших является правило nullum crimen, nulla poena sine lege - принцип, трактующийся в том смысле, что никакие санкции не могут быть наложены, если не имеет места нарушение закона и если эти санкции не предусмотрены законом. Данное правило, в частности, вытекает из содержания ст. 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) <13>.

--------------------------------

<12>

<13> СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

 

Одинаковые или по крайней мере похожие ситуации должны получать одинаковое отношение, и наоборот: неодинаковые ситуации - различное отношение. Этот принцип требует от CAS или любой арбитражной группы скрупулезного изучения фактов нескольких дел в целях обнаружения существенных сходств или различий, их объяснения и формирования соответствующего отношения к рассматриваемому делу.

Принцип соразмерности означает, что степень наказания должна быть пропорциональна серьезности нарушения и что целью наказания должно быть достижение результата, преследуемого налагающей его организацией. Если санкции, наложенные международными спортивными федерациями и другими спортивными организациями, будут признаны чрезмерными и (или) неадекватными цели наказания, необоснованными и (или) несправедливыми, то они могут быть пересмотрены или даже отменены CAS.

Принцип добросовестности (good faith) применяется, когда та или иная спортивная организация, ее должностное лицо уверили лицо в том, что его предполагаемые действия являются правомерными, в то время как на деле это не так. Если такие заверения даны (и при условии, что соответствующий орган обладал полномочиями решать такие вопросы), то против лица, действовавшего неправомерно на основании этих заверений, никакие санкции применяться не могут. Другим примером применения принципа добросовестности (который выводится из доктрины venire contra factum pro prium) может быть случай, когда соответствующий орган, создав неясную ситуацию (например, как следствие конфликта или неясных официальных заявлений), не может затем воспользоваться ею для применения санкций в отношении лица, нарушившего правила ввиду указанной неясности. Иными словами, все сомнения трактуются в пользу лица, совершившего проступок.

Спортивный арбитражный суд в Лозанне широко использует общий принцип права об отсутствии у закона обратной силы. Однако если новый закон более благоприятен для обвиняемого, то даже в том случае, когда инкриминируемые ему действия были совершены до вступления этого закона в силу, согласно принципу lex mitior применяется новый закон.

Между тем принципы материального спортивного права имеют сугубо сингулярную природу. Исключение, пожалуй, составляют принципы, касающиеся прав человека. Эта категория охватывает свободу участия в спортивных состязаниях, свободу выбора спортивной деятельности, трудовые права (профессиональных спортсменов), права, связанные с физической неприкосновенностью и соблюдением достоинства человека, и др. Таким образом можно констатировать, что эти принципы отражают сущность спортивного движения: например, принцип честной игры, принцип соблюдения олимпийских ценностей, принцип свободы атлетов в выборе правовой формы защиты своих прав и интересов, принцип спортивной принадлежности только одной спортивной федерации независимо от гражданства. Среди них следует выделить и те, которые получили документальное закрепление. К таковым относятся принципы духа спорта, закрепленные во Всемирном антидопинговом кодексе, а также международно-правовые принципы, упомянутые в международных соглашениях.

Значение этих принципов наглядно демонстрирует дело российского керлингиста Александра Крушельницкого, лишенного на прошедшей в 2018 году Зимней Олимпиаде в Пхенчхане (Южная Корея) бронзовой олимпийской медали из-за положительной допинг-пробы. Однако с учетом изученных фактических обстоятельств и применяя непосредственно общие принципы права, другими словами, рассматривая это дело ex aequo et bono, спортивный арбитраж смог бы прийти к выводу о невиновности российского атлета.

Таким образом, проведенный анализ показывает, что непосредственное применение общих принципов права при разрешении спортивных споров не препятствует, а, наоборот, содействует достижению справедливости в спорте. Как и в иных сферах общественных отношений, общие принципы права отражают основы, специфические закономерности и интересы общества, являются фундаментом для создания подлинного правового поля в современном спорте.

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2820-o-roli-obshchikh-printsipov-prava-v-uregulirovanii-sportivnykh-sporov .