Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Возможность или невозможность защиты прав участников олимпиады в Европейском суде по правам человека

Обновлено 20.11.2019 07:03

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2836-vozmozhnost-ili-nevozmozhnost-zashchity-prav-uchastnikov-olimpiady-v-evropejskom-sude-po-pravam-cheloveka .

 

В статье исследуются юридические сложности, возникающие в связи с развитием спортивного права через решения и постановления Европейского суда по правам человека. Автор анализирует возможность защиты прав спортсменов в случае их отстранения от участия в Олимпийских играх. На примере конкретных дел значительное внимание уделено рассмотрению различных правовых вопросов, связанных с правами спортсменов.

 

Ключевые слова: спортивное право, международное спортивное право, спорт, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), спортивные дела в ЕСПЧ, защита прав спортсменов в ЕСПЧ, защита прав олимпийцев в ЕСПЧ, нарушение прав спортсменов.

 

The Ability (Inability) to Protect the Rights of Olympic Athletes at the European Court of Human Rights

 

The article is devoted to the consideration of various legal issues arising in connection with the development of sports law through the decisions and judgments of the European Court of Human Rights. The article analyzes the possibility of protecting the rights of athletes in connection with the suspension from participation in the Olympic Games, on the example of specific cases, considerable attention is paid to the consideration of various legal issues related to the rights of athletes.

 

Введение

 

События летней Олимпиады в г. Рио-де-Жанейро 2016 г. и зимней Олимпиады в Пхенчхане 2018 г., связанные с отстранением ряда спортсменов Олимпийской сборной Российской Федерации и полным отстранением Паралимпийской сборной от летних игр 2016 г. <1>, развитие прецедентного права Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ, Европейский суд), а также заявления ряда лиц о необходимости защиты прав спортсменов в ЕСПЧ <2> ставят разумный вопрос о принципиальной возможности такой защиты и об определении механизмов ее реализации.

--------------------------------

<1> См.: Российских паралимпийцев отстранили от Игр в Рио-де-Жанейро // РБК. 7 августа 2016 г.

<2> См.: Алексеев: нарушения прав спортсменов РФ подлежат рассмотрению в ЕСПЧ // ТАСС. 1 февраля 2018 г.; http://tass.ru/sport/4922023; Косачев советует спортсменам обратиться в ЕСПЧ // ИА Regnum. 9 февраля 2018 г.

 

По этой причине автор фокусирует внимание на тех возможностях, которые могут быть предоставлены Европейским судом спортсменам, заявившим о нарушении их прав в связи с отстранением от участия в Олимпийских играх.

 

Спортивное дело из российских лыжниц в Европейском суде

 

Скандалы, вызванные отстранением спортсменов от Олимпиады и/или бойкотом Олимпийских игр, - дело, к сожалению, не новое <3>. Отстранение спортсменов от участия в Играх непосредственно под предлогом использования ими запрещенных средств - тоже далеко не новое явление, о чем, в частности, говорит и решение Европейского суда по делу российских лыжниц Л. Лазутиной и О. Даниловой <4>.

--------------------------------

<3> Подробнее см.: История вопроса: как и за что страны отстраняли от Олимпиады // РБК. 18 июля 2016 г.; Солт-Лейк-Сити-2002. Олимпиада-скандал // Спорт-Экспресс. 3 февраля 2010 г.

<4> См.: решение ЕСПЧ от 3 июля 2008 г. по делу "Лазутина и Данилова (Lazutina and Danilova) против Швейцарии" (жалоба N 38250/03) (далее - решение ЕСПЧ по делу Лазутиной и Даниловой). 12 октября 2007 г. заявительницы отозвали свою жалобу.

 

Сейчас мало кто помнит, что именно это дело стало одним из первых инициированных гражданами Российской Федерации (хотя и было подано против Швейцарии). Спортсменки обжаловали решение об их дисквалификации на два года, принятое после того, как на Олимпиаде 2002 г. в г. Солт-Лейк-Сити специалисты якобы выявили применение ими запрещенных веществ <5>.

--------------------------------

<5> См.: Лыжня до Страсбурга доведет. Лариса Лазутина и Ольга Данилова подают в суд по правам человека // Коммерсантъ. 2 июля 2003 г.

 

Поначалу это дело привлекло большое внимание и широко освещалось в прессе, но теперь как будто пропало из информационного пространства. Несмотря на это, оно является весьма и весьма важным: во-первых, на момент подачи жалобы в ЕСПЧ дисквалификация не была столь массовым явлением, как сегодня; во-вторых, спортивных дел в Страсбурге, вероятно, до этого не было или было очень немного; и, в-третьих, страсбургский механизм был еще малознаком Российской Федерации.

Переходя же к сути рассматриваемой в настоящей статье проблемы, нужно поставить следующие вопросы. Почему российские спортсменки подали иск против властей Швейцарии? Каким образом стало возможным "подключение" к этому спору юрисдикции Европейского суда, который находится в г. Страсбурге? И как эти три страны - Швейцария, Россия и Франция - оказались связаны между собой в рамках рассмотрения данного дела?

На первый взгляд может показаться, что такая ситуация в принципе невозможна, а защита прав спортсменов в ЕСПЧ - вообще неосуществимая задача. Однако если детально рассмотреть критерии приемлемости жалоб и разобраться в том, как "запустить" юрисдикцию Европейского суда, то многое станет понятным.

Российские спортсменки обжаловали в ЕСПЧ решения Спортивного арбитражного суда в г. Лозанне (далее - Спортивный трибунал, Спортивный арбитражный суд) и Высшего федерального суда Швейцарии (далее - Верховный суд Швейцарии), оставившие в силе решение Международного олимпийского комитета (далее - МОК) и Международной лыжной ассоциации о дисквалификации.

Попутно нужно отметить, что именно режим деятельности Спортивного арбитражного суда во многом приоткрывает возможность для обжалования его решений. Обращаясь к истории вопроса, следует пояснить, что первоначально этот суд осуществлял свою деятельность при МОК, но в 1994 г. он был выделен из структуры комитета и с того периода руководствуется в своей деятельности законодательными актами Швейцарии и собственным кодексом <6>. При этом указанная реформа стала возможной после знакового решения Верховного суда Швейцарии, направленного на то, чтобы сделать Спортивный арбитражный суд более независимым от МОК <7>.

--------------------------------

<6> См.: Вершинин А. Справка Право.ru: как работает Спортивный арбитражный суд // Право.ру. 19 июля 2016 г.

<7> Подробнее об этом см.: Алексеев С.В. Международное спортивное право. М., 2012. С. 778 - 779.

 

Как обжаловать решения Спортивного арбитражного суда?

 

Решения Спортивного трибунала обжаловать в нем самом нельзя, но, как пояснил официальный представитель суда, это отнюдь не умаляет права обжаловать его решения, как и решения любого арбитражного (третейского) суда, вынесенные на территории Швейцарии, в Верховном суде Швейцарии <8>. При этом следует помнить, что перечень оснований для обжалования арбитражных решений в Верховном суде Швейцарии весьма ограничен <9>. Рассмотрим их подробнее.

--------------------------------

<8> См.: Федеральный суд Швейцарии прокомментировал намерение МОК оспорить решение CAS // МК. 2 февраля 2018 г.

<9> См.: Кислякова Н. "Разве они имеют право не исполнять решение спортивного суда?" На злобу дня, или Про особенный порядок приведения в исполнение решений Спортивного арбитражного суда в Лозанне // Закон.ру. 9 февраля 2018 г.

 

В соответствии с п. 2 ст. 190 Закона Швейцарии от 18 декабря 1987 г. "О международном частном праве" решение арбитража (третейского суда) может быть обжаловано только в случаях, если:

а) ненадлежащим образом был назначен единоличный арбитр или сформирован состав арбитража;

б) арбитражный суд ошибочно признал себя компетентным или некомпетентным;

в) арбитражный суд вынес решение по вопросам, выходящим за пределы заявленных требований, или не вынес решение по одному из них;

г) не было соблюдено равенство сторон или их право быть заслушанными в состязательном процессе;

д) решение противоречит публичному порядку <10>.

--------------------------------

<10> Loi fédérale du 18 décenbre 1987 sur le droit international privé.

 

Обжалование в ЕСПЧ решений об отстранении от соревнований

 

Обратимся непосредственно к процедуре обжалования на примере дела Лазутиной и Даниловой. Российские спортсменки подали в Верховный суд Швейцарии жалобу на решения Спортивного арбитражного суда на основании указанной выше статьи Закона Швейцарии о международном частном праве. Их аргументы вполне соответствовали условиям обжалования решений арбитражного суда, так как заявительницы утверждали, что Спортивный арбитражный суд не был независимым судом с учетом его связей с МОК и что арбитры не были беспристрастны. Однако Верховный суд Швейцарии отклонил их жалобу <11>.

--------------------------------

<11> См.: Апелляция Лазутиной и Даниловой отклонена // РИА Новости. 24 июня 2003 г.

 

В своем обращении в ЕСПЧ заявительницы жаловались на то, что их право на независимый и беспристрастный суд в значении п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод <12> (далее - Конвенция) было нарушено, так как судебное разбирательство в Спортивном трибунале, способ назначения арбитров и функционирование трибунала в целом порождали разумные сомнения в его независимости от МОК. Также указывалось на неравное положение сторон в процессе разбирательства и нарушение права на защиту, выразившееся в том, что заявительницам не было предоставлено необходимого времени для ознакомления с объемным массивом документов и что одни свидетели могли слушать выступления других <13>. По сведениям СМИ, адвокат спортсменок А. Кучерена приводил также тот аргумент, что МОК финансировал поездки и пребывание судей на зимних Олимпийских играх в г. Солт-Лэйк-Сити в 2002 году. Сами же спортсменки считали, что их фактически лишили их права на труд, и просили ЕСПЧ взыскать со Швейцарии по 1 млн долл. в качестве компенсации за нарушенные права <14>. Впрочем, в итоге по неизвестным причинам жалоба в ЕСПЧ была ими отозвана <15>.

--------------------------------

<12> Заключена в г. Риме 4 ноября 1950 г. // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

<13> См.: решение ЕСПЧ по делу Лазутиной и Даниловой. § 1 - 3 раздела "Жалоба".

<14> См.: Лазутина и Данилова требуют от Швейцарии по миллиону долларов.

<15> См.: Лазутина и Данилова отозвали иск из Европейского суда по правам человека // Газета.ru. 17 октября 2008 г.

 

Еще одним весьма интересным для целей настоящей публикации спором представляется дело немецкой спортсменки К. Пехштайн <16>, отстраненной от участия в соревнованиях из-за применения ею допинга. Любопытно то, что суды различных государств высказали по данному делу противоположные позиции.

--------------------------------

<16> Краткое изложение обстоятельств дела см.: Media release statement of the Court of Arbitration for Sport (CAS) on the decision made by the German Federal Tribunal (Bundesgerichtshof) in the case between Claudia Pechstein and the International Skating Union (ISU).

 

Изначально спортсменка безуспешно обжаловала решение Спортивного трибунала о ее отстранении в Верховном суде Швейцарии, а потом, утверждая, что исполнение указанных решений не будет соответствовать публичному порядку Германии, попыталась оспорить его в судах Германии. Верховный суд г. Мюнхена встал на ее сторону, но Верховный суд ФРГ отменил его решение, подтвердив независимость Спортивного арбитражного суда, соответствие его решений публичному порядку и их исполнимость. Это дело может создать прецедент, так как заявительница пытается оспорить решение Спортивного арбитражного суда со ссылкой на такую интересную категорию, как несоответствие публичному порядку.

Сейчас это дело находится на рассмотрении ЕСПЧ <17>. Коммуницировав жалобу Правительству Швейцарии, Европейский суд задал некоторые вопросы по ст. 6 Конвенции применительно к разбирательству в Спортивном арбитражном суде, в частности: совместим ли отказ в проведении публичных слушаний с требованиями ст. 6 Конвенции и является ли этот судебный орган независимым и беспристрастным?

--------------------------------

<17> Подробнее об обстоятельствах дела "Пехштейн (Pechshtein) против Швейцарии" (жалоба N 67474/10).

 

Заявительница утверждает, что, по сути, кроме Спортивного трибунала, не существует иного органа, который устанавливал бы вопросы факта, в связи с чем деятельность Верховного суда Швейцарии не является результативной, так как он может пересмотреть решение лишь по очень узким основаниям.

Это дело интересно еще и тем, что отражает противоречивые подходы Верховного суда Швейцарии к вопросу о том, является ли разбирательство в Спортивном трибунале вынужденным по своей природе (см. об этом далее) и применима ли здесь ст. 6 Конвенции.

Похожие вопросы стоят сейчас перед ЕСПЧ и в деле "Муту против Швейцарии", заявитель по которому также оспаривает беспристрастность Спортивного трибунала <18>. Эта жалоба также коммуницирована Европейским судом Правительству Швейцарии.

--------------------------------

<18> Подробнее об обстоятельствах дела "Муту (Mutu) против Швейцарии" (жалоба N 40575/10).

 

Как видим, механизм обжалования в ЕСПЧ решений об отстранении от участия в Олимпийских играх или иных соревнованиях - дело весьма и весьма сложное. Главная причина этого, очевидно, в том, что ЕСПЧ изначально не был предназначен для рассмотрения таких вопросов. Впрочем, не был он предназначен и для решения, скажем, биоэтических проблем и проблем в сфере Интернета, с которыми он в настоящее время сталкивается все чаще. Однако если последние относительно легко укладываются в практику Европейского суда по соответствующим статьям Конвенции, то вопросы отстранения всей сборной или отдельных спортсменов от Олимпиады вряд ли найдут столь прямые пути решения. В самом деле, даже если такие дела и будут рассмотрены ЕСПЧ, то что он сможет сделать? И вообще, распространяется ли на такие ситуации юрисдикция ЕСПЧ? Наконец, главный вопрос: на кого возлагать ответственность, если по Конвенции ее должны нести конкретное государство или государства, или, иными словами, о вмешательстве какого государственного органа в права спортсменов может идти речь?

Прежде чем ответить на эти вопросы, попытаемся понять, можно ли рассматривать разбирательство в Спортивном арбитражном суде в качестве вынужденного, т.е. обязательного для спортсменов.

Начнем с того, что слово "суд", используемое в ст. 6 Конвенции, не обязательно должно пониматься как обозначающее судебное учреждение классического вида, интегрированное в стандартный судебный механизм государства <19>. Например, в деле, в котором речь шла о неисполнении решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Украины <20> и власти государства-ответчика возражали против применения ст. 6 Конвенции, ЕСПЧ указал, что данная статья не препятствует формированию третейских судов для разрешения споров между частными лицами. Соответственно, ЕСПЧ счел, что названный коммерческий арбитраж был законным судом ("судом, созданным на основании закона") и что его решение, таким образом, необходимо исполнять. Такой подход в принципе показывает положение негосударственных (третейских) судов в системе Конвенции, но для нас гораздо важнее следующие выводы ЕСПЧ.

--------------------------------

<19> См.: Постановления ЕСПЧ от 28 июня 1984 г. по делу "Кэмпбелл и Фэлл (Campbell and Fell) против Великобритании" (жалобы N 7819/77 и 7878/77) // Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. М., 2000; от 8 июля 1986 г. по делу "Лизгоу и другие (Lithgow and Others) против Великобритании" (жалобы N 9006/80, 9262/81, 9263/81, 9265/81, 9266/81, 9313/81 и 9405/81). На русском языке документ опубликован не был. СПС "Гарант"; решение ЕСПЧ от 16 декабря 2003 г. по делу "Компания "АО Трансадо-транспортес флувиас до Садо" (Transado-Transportes Fluviais Do Sado, S.A.) против Португалии" (жалоба N 35943/02) (далее - решение по делу компании "АО Трансадо-транспортес флувиас до Садо") // Бюллетень ЕСПЧ. 2004. N 4.

<20> См.: § 54 Постановление ЕСПЧ от 3 апреля 2008 г. по делу "Риджент Кампани (Regent Company) против Украины" (жалоба N 773/03) // Вестник международного коммерческого арбитража. 2010. N 1.

 

Как справедливо отмечается в литературе, ЕСПЧ проводит принципиальное различие между арбитражем добровольным (voluntary arbitration) и обязательным (compulsory arbitration), так как по законодательству некоторых государств определенные категории споров подлежат обязательному рассмотрению в третейском (а не государственном) суде, даже при отсутствии третейского (арбитражного) соглашения между сторонами <21>. Соответственно, к обязательному арбитражу применяются все гарантии, установленные в п. 1 ст. 6 Конвенции <22>.

--------------------------------

<21> См.: Асосков А.В. Влияние статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод на третейское разбирательство // Вестник ВАС РФ. 2013. N 9. С. 63.

<22> См.: Постановление ЕСПЧ от 12 декабря 1983 г. по делу "Брамелид и Мальмстрем (Bramelid and Malmstroem) против Швеции" (жалобы N 8588/79 и 8589/79).

 

Применим ли этот подход к Спортивному арбитражному суду? Для ответа на этот вопрос обратимся к правилу 61 Олимпийской хартии ("Разрешение споров"):

"1. Решения МОК являются окончательными. Любой спор, вытекающий из их применения или толкования, может разрешаться исключительно Исполкомом МОК и в некоторых случаях при помощи третейского суда в Спортивно-арбитражном суде (САС).

2. Все споры, возникающие по случаю или в связи с Олимпийскими играми, должны представляться исключительно в Спортивно-арбитражный суд в соответствии с Кодексом спортивного арбитража" <23>.

--------------------------------

<23> Олимпийская хартия (в действии со 2 августа 2005 г.).

 

После прочтения этого положения можно прийти к выводу о том, что разбирательство в Спортивном трибунале действительно можно отнести к категории обязательного арбитража, так как иного выхода у спортсменов/тренеров нет. Но это лишь часть теста, другая часть, как было указано выше, состоит в том, что определенные категории споров подлежат обязательному рассмотрению в третейском суде по законодательству некоторых государств.

По законодательству какой страны спортивные споры подлежат обязательному рассмотрению в Спортивном арбитражном суде? Разве по законодательству Швейцарии? Ответ должен быть отрицательным, ведь Хартия принята не конкретным государством, а МОК.

Воспринять иной подход на практике означало бы возложить ответственность за все "грехи" спортсменов на власти одного государства, Швейцарии, по той причине, что якобы по их законодательству арбитраж обязателен. Отсюда следовала бы и подчиненность швейцарских властей механизму ст. 6 Конвенции, и возможность "в случае чего" обвинять их в нарушении как этой статьи, так и иных конвенционных положений (например, ст. 8 Конвенции и ст. 1 Протокола N 1 к ней <24>). Очевидно, что власти Швейцарии не будут в восторге от такой идеи, особенно если окажутся вынуждены выплачивать компенсацию в случае ее присуждения ЕСПЧ спортсменам из всех государств - участников Конвенции.

--------------------------------

<24> Подписан в г. Париже 20 марта 1952 г. // СЗ РФ. 1998. N 20. Ст. 2143.

 

При рассмотрении деятельности Спортивного арбитражного суда можно провести параллель с Постановлением ЕСПЧ по делу компании "АО Трансадо-транспортес флувиас до Садо", где между сторонами был заключен договор, по условиям которого спор передавался на рассмотрение третейского суда, образованного в соответствии с положениями договора. Компания-заявитель жаловалась в ЕСПЧ среди прочего на то, что она была лишена своего имущества без компенсации, но Европейский суд признал эту жалобу неприемлемой, так как со стороны властей Португалии никакого вмешательства в осуществление права на получение компенсации в случае лишения имущества не было. Также была признана неприемлемой жалоба и на нарушение ст. 6 Конвенции, поскольку положения последней не запрещают включать в договор арбитражную оговорку о том, что при возникновении спора не допускается обжалование решения третейского суда. Такими действиями компания-заявитель законно и недвусмысленно отказалась от определенных прав, гарантированных ст. 6 Конвенции.

Проводя аналогию с этим делом, следует сказать, что равным образом не может идти речи и о вмешательстве в смысле Конвенции со стороны органов власти какого-либо государства при рассмотрении спора в Спортивном арбитражном суде, поэтому такие жалобы следует признавать неприемлемыми для рассмотрения по существу. Конечно, любой суд, особенно международный, почти всегда с неохотой расписывается в том, что не имеет компетенции рассматривать то или иное дело, но, видимо, в данном случае ЕСПЧ все же будет вынужден это сделать.

Из проведенного анализа становится ясно, что ЕСПЧ не может возложить ответственность лишь на одно государство. Точно так же Европейский суд не может заставить делать что-либо и МОК, так как его компетенция ограничена лишь органами власти конкретным государств. В связи с этим вспоминается схожий, но лишь на первый взгляд, пример: взаимодействие ЕСПЧ с властями государства-ответчика в случае, когда обязательства последних следуют из актов, принимаемых в целях соблюдения обязательств в рамках Европейского союза в целом. ЕСПЧ признает такие акты противоречащими Конвенции лишь при условии, что государства обладают определенным усмотрением в применении ими права ЕС <25>.

--------------------------------

<25> Подробнее о данном аспекте см.: Харрис Д., Бойл М., Уорбрик К. Право Европейской Конвенции по правам человека. М., 2016. С. 43.

 

Однако применять ко взаимоотношениям "ЕСПЧ - национальные власти - МОК" ту модель, которая действует в рамках отношений "ЕСПЧ - национальные власти - ЕС", будет неверным и даже противоречащим здравой логике шагом: это способно привести к тому, что если, например, ЕСПЧ сочтет решение МОК о пожизненном отстранении спортсмена от Олимпийских игр нарушением Конвенции, то нести за это ответственность будет государство такого спортсмена как не выполнившее обязательства по Конвенции (!).

Кроме того, подобный подход невозможен в силу существенного различия не только в статусе таких организаций, как ЕС и МОК, но и в характере принимаемых ими актов: что может сделать государство в случае отстранения представляющего его спортсмена от участия в Олимпиаде? Да, оно может оспорить это решение, но если и это не помогло? Насильно отправить спортсмена на Игры, зная, что его там не примут? Риторический вопрос. Поэтому подход ЕСПЧ к решениям МОК не может быть таким же, как к актам ЕС.

Становится очевидно, что Европейский суд - не та юридическая площадка, на которой можно и нужно оспаривать во всей полноте такой вопрос, как отстранение от Олимпийских игр. В целом следует признать справедливым комментарий одного спортивного юриста относительно ситуации с недопуском легкоатлетов и возможности обжалования данного решения в ЕСПЧ: Европейский суд, мягко говоря, не уполномочен на рассмотрение подобных споров <26>. Однако оказать некоторую посильную помощь он теоретически способен.

--------------------------------

<26> См.: Егорова О. Спортивный юрист о жалобе Исинбаевой: ЕСПЧ не может рассматривать вопросы ОИ // Life.ru. 25 июля 2016 г.

 

Технически если решение Спортивного арбитражного суда можно обжаловать в государственный суд Швейцарии, то решение последнего уже можно обжаловать в ЕСПЧ. Напрямую же обжаловать решения Спортивного трибунала в ЕСПЧ невозможно в силу того, что ответственность по Конвенции несут подписавшие ее и Протоколы к ней государства, а действие указанных документов распространятся на всех лиц, находящихся под юрисдикцией того или иного государства.

На практике же сохранится тот принцип, что все споры, связанные с Олимпиадой, подлежат рассмотрению в Спортивном арбитражном суде. Так, даже если заявители и смогут втиснуть свои жалобы в узкие рамки оснований для обжалования решения Спортивного арбитражного суда и Верховный суд Швейцарии примет соответствующее решение, то, по всей видимости, в ЕСПЧ можно будет обжаловать только какие-то процессуальные упущения, допущенные Верховным судом Швейцарии при рассмотрении этого дела (вероятно, здесь будет применима лишь ст. 6 Конвенции).

Несмотря на статус Спортивного арбитражного суда и то, что при рассмотрении дел он руководствуется правом Швейцарии, ЕСПЧ не сможет признать его государственным органом Швейцарии, поскольку в таком случае, как отмечалось выше, ответственность за все спортивные упущения, в том числе в случае присуждения компенсации, будет нести Швейцария, что представляется в корне неверным. Весьма абсурдна ситуация, когда ЕСПЧ устанавливает нарушение прав и присуждает отстраненному от участия в Олимпиаде спортсмену из Австралии компенсацию, выплатить которую должна Швейцария. Очевидно, что ЕСПЧ на это не пойдет, не говоря уже о том, что и власти Швейцарии как минимум не поддержат такой подход.

Таким образом, ЕСПЧ сможет оказать максимальную помощь отстраненным спортсменам только в том случае, когда они сначала обжалуют решения Спортивного арбитражного суда в Верховном суде Швейцарии, а затем направят обращение в Европейский суд со ссылкой на какие-либо процессуальные нарушения, допущенные государственным судом Швейцарии (ст. 6 Конвенции), но никак не Спортивным арбитражным судом (!).

Именно так сейчас развиваются события в деле "Баккер против Швейцарии" <27>, заявитель по которому начал с того, что обжаловал решение Спортивного арбитражного суда об отстранении его от соревнований якобы за применение допинга в Верховном суде Швейцарии, а затем направил в ЕСПЧ жалобу на недостатки процедуры в последнем, прямо не оспаривая решение Спортивного трибунала. Думается, что это наиболее верный подход, так как он не заключает в себе каких-либо серьезных противоречий: Швейцария - сторона Конвенции, Верховный суд Швейцарии - государственный орган, значит, механизм Конвенции запускается (при том условии, конечно, что после вынесения окончательного решения по делу не пройдет шесть месяцев и заявитель исчерпает все эффективные внутренние средства правовой защиты. Впрочем, очевидно, что после Верховного суда Швейцарии идти некуда). Такое положение вещей связано с тем, что ЕСПЧ не был предназначен для решения спортивных споров, возникших из-за отстранения от участия в Олимпиаде, хотя он и решает иные спортивные дела, не осложненные "олимпийским элементом".

--------------------------------

<27> Описание обстоятельств дела "Баккер (Bakker) против Швейцарии" (жалоба N 7198/07).

 

Заключение

 

Последние события с олимпийцами оказались полезны в том плане, что выявили следующие проблемы: во-первых, все еще ощущается потребность в специалистах, способных квалифицированно разъяснить практику ЕСПЧ и то, что обжаловать в него можно далеко не все, даже если и сильно хочется; во-вторых, еще острее ощущается потребность в специалистах - юристах по спортивному праву, в том числе международному; в-третьих, как никогда остро стоит проблема, связанная с необходимостью реформировать систему рассмотрения спортивных споров.

Трудно назвать ЕСПЧ лучшим органом для рассмотрения вопросов, связанных с отстранением спортсменов от Олимпиады, но это не означает, что Европейский суд полностью отстранен от разрешения спортивных споров, как раз-таки наоборот.

Если раньше спортивных дел в ЕСПЧ не было (что подтверждается хотя бы тем, что в одном из первых учебников по международному спортивному праву глава о ЕСПЧ, хотя и наличествовала, но лишь описывала то, как работает ЕСПЧ, и называла критерии приемлемости жалоб без указания на какие-либо дела <28>), то сейчас на сайте Европейского суда уже выложена отдельная подборка соответствующих дел, т.е. спортивные споры в ЕСПЧ все-таки поступают <29>. И вполне очевидно, что практика в этом отношении будет только развиваться.

--------------------------------

<28> См.: Алексеев С.В. Указ. соч. С. 830 - 835.

<29> См.: Factsheet. Sport and the European Convention on Human Rights.

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2836-vozmozhnost-ili-nevozmozhnost-zashchity-prav-uchastnikov-olimpiady-v-evropejskom-sude-po-pravam-cheloveka .