Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Особенности имплементации решений Европейского суда в законодательство Российской Федерации

Обновлено 01.12.2019 04:16

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2941-osobennosti-implementatsii-reshenij-evropejskogo-suda-v-zakonodatelstvo-rossijskoj-federatsii .

 

В статье рассмотрены проблемы исполнения решений Европейского суда по правам человека в Российской Федерации, определена их роль в развитии российского законодательства и совершенствовании правоприменения. Исследуются конституционные положения Российского государства, их роль и значение в аспекте международных обязательств по реализации положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

Ключевые слова: права человека, правовая система, судебная защита, международное право, имплементация судебных решений, юридическая сила российской Конституции, государственный суверенитет.

 

Specific Features of Implementation of the European Court Rulings in the Laws of the Russian Federation

 

The article deals with the problems of execution of decisions of the European Court of human rights in the Russian Federation, their role in the development of Russian legislation and improvement of law enforcement. The article examines the constitutional provisions of the Russian state, their role and importance in terms of international obligations to implement the provisions of the European Convention on human rights and fundamental freedoms.

 

Key words: human rights, legal system judicial protection, international law, implementation of judicial decisions, legal force of the Russian Constitution, state sovereignty.

 

Развитие современных национальных государств осуществляется под значительным влиянием глобализации, проявляющейся в экономической, политической, социальной, гуманитарной сферах общественной жизни. Процессы глобализации в современных условиях определяют характер международных отношений, главную роль в развитии которых выполняет система международно-правового регулирования, основанная на взаимозависимости государств мирового сообщества. Внутригосударственное право и международное право представляют собой две различные системы права, между которыми нет юридического соподчинения, но потребность международного партнерства приводит их к активному взаимодействию.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод <1> утверждает право человека на судебную защиту, справедливое, объективное судебное разбирательство, на публичное слушание своего дела беспристрастным, независимым судом, созданным на основе соответствующего закона. В Конвенции закреплены важнейшие гарантии прав личности: гласность справедливого судебного процесса, презумпция невиновности личности, состязательность и равноправие сторон судебного процесса, присутствие участников процесса на суде, право на справедливое представление доказательств, право на обоснованное решение, разумность сроков продолжительности судопроизводства.

--------------------------------

<1> Конвенция о защите прав человека и основных свобод: закл. в г. Риме 4 ноября 1950 г. (с изм. от 13.05.2004) // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

 

Принцип справедливости лежит в основе всех положений российской Конституции <2>, его непосредственное закрепление в тексте Конституции осуществлено в преамбуле. Данный принцип находит свое выражение в процессах толкования конституционных норм Конституционным Судом Российской Федерации, в принципе народовластия, в закреплении идеи социального государства, в признании различных форм собственности, многопартийности и др. <3>

--------------------------------

<2> Европейский гражданский процесс и исполнительное производство: Сб. мат. межд. науч.-практ. конф. (г. Казань, 25 марта 2011 г.) / Отв. ред. Д.Х. Валеев. М., 2012. С. 55.

<3> Бондарь Н.С. Судебный конституционализм в России в свете конституционного правосудия. М., 2011. С. 8.

 

Российская Федерация, являясь членом Совета Европы, активно участвует в международно-правовых отношениях. Пункт 4 ст. 15 Конституции РФ <4> закрепляет приоритет международно-правовых норм, принципов и положений международных договоров в российской правовой системе. Но приоритет норм международного права в Российском государстве признается в отношении обычных российских законов и не распространяется на конституционные положения. В соответствии с этим выявляется проблема соотношения норм международного права и норм Конституции РФ.

--------------------------------

<4> Конституция Российской Федерации 1993 г. (в актуальной редакции Закона РФ о поправках к Конституции РФ от 21 июля 2014 г. N 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. N 31. Ст. 4398.

 

Прямое действие и применение Основного Закона Российской Федерации на всей ее территории обеспечивают его высшую юридическую силу (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ) по отношению к законам и другим правовым актам, принимаемым в Российской Федерации, и к нормам договорного и общего права, ставшим частью национальной правовой системы России. Эти положения Конституции не умаляют значения норм международного права по защите прав личности в Российском государстве. В соответствии с положением ч. 3 ст. 46 Конституции РФ граждане Российского государства обладают правом обращения в межгосударственные органы по защите своих прав, среди которых особое значение приобретает Европейский суд по правам человека. У российских граждан возникает право обращения в международные суды в тех ситуациях, когда ими были использованы все существующие способы защиты внутри национального государства.

5 мая 1998 года в России получила юридическую силу Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Была признана юрисдикция Европейского суда по правам человека в случаях возможного нарушения Российской Федерацией договорных норм, если оно произошло после их законного вступления в действие <5>. Решения ЕСПЧ и нормы Конвенции, определяющие права человека, имеющие прецедентный характер, а следовательно, и правовую, обязательственную природу, были признаны обязательными для исполнения в Российском государстве <6>.

--------------------------------

<5> Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" // СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514.

<6> Там же.

 

Обязательность исполнения судебных решений обеспечивает полноценную защиту прав и свобод личности и способствует достижению главного предназначения правосудия. Органы государственной власти обязаны исполнять решения ЕСПЧ по жалобам граждан против России, опираясь на приоритет международных норм перед российскими законами.

Воздействие прецедентных решений Европейского суда на российскую правовую систему характеризуется не только решением по защите прав конкретной личности, оно способствует совершенствованию всего российского законодательства. Главная ответственность за исполнение решений ЕСПЧ в рамках вопросов Конвенции возлагается на правовые системы национальных государств, что предполагает необходимую свободу их усмотрения в определении применяемых средств по защите прав личности <7>. Европейский суд должен с уважением оценивать конституционные положения по правовым вопросам государств - участников мирового сообщества. Но Европейский суд полагает, что высшая юридическая сила национальных конституций может распространяться лишь на акты внутригосударственного значения, настаивает на признании высшей юридической силы лишь конвенциональных норм и требует полного соответствия им всех актов национального законодательства, в том числе и конституционных норм.

--------------------------------

<7> Старженецкий В.В. Международные суды и трансформация национальных правовых систем // Международное правосудие. 2013. N 3. С. 64 - 77.

 

В соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда РФ нормы Конвенции и решения ЕСПЧ могут быть имплементированы в систему законодательства и в правоприменительный процесс Российского государства лишь на основе безоговорочного признания высшей юридической силы норм российской Конституции и государственного суверенитета Российской Федерации. Конституционный Суд РФ обосновывает свою правовую позицию тем, что признание юрисдикции Европейского суда не означает отказа России от приоритета ее конституционных норм и сохранения государственного суверенитета. Осуществление положений международных договоров в российской правовой системе возможно лишь на основе обеспечения высшей юридической силы Конституции РФ.

Российская Федерация в процессе подписания Конвенции о защите прав человека придерживалась положения о всеобщем признании общечеловеческих ценностей и ориентиров в контексте защиты прав личности, характеризующих систему норм и принципов международного права и национального права государств мирового сообщества. Отказ России от исполнения отдельных решений Европейского суда возникает лишь в исключительных случаях и не влияет в целом на характер международно-правовых отношений. Подобные противоречия между правовыми системами должны преодолеваться на основе принятия справедливого конструктивного решения сторонами. Проблемы осуществления имплементации конвенционных норм в российскую правовую систему возникают в большей степени не из-за самих конвенционных норм, а связаны с вопросами их специфического толкования в решениях Европейского суда, которое приводит к формированию новых стандартов, подменяющих основополагающие положения Конвенции по правам человека.

В целях обеспечения государственного суверенитета и верховенства норм российской Конституции Конституционный Суд РФ в Постановлении от 14 июля 2015 г. <8> отказал группе российских депутатов, требующих признать некоторые положения российского законодательства по вопросу решений ЕСПЧ неконституционными. Конституционный Суд РФ сохранил свое право на отказ от исполнения решений Страсбургского суда, противоречащих Конституции РФ. Решение Конституционного Суда РФ было аргументировано тем, что постановление ЕСПЧ, вынесенное по жалобе против России, принято на основании произвольного, некорректного толкования норм Конвенции, что привело их в противоречие с нормами российской Конституции. Подобное толкование не соответствует системе российского конституционного регулирования. Такое решение не может быть реализовано в Российском государстве, даже в том случае, если оно связано с рядом определенных обязательств Российского государства в международно-правовых отношениях.

--------------------------------

<8> Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. N 21-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации", частей 1 и 4 статьи 11, пункта 4 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части 4 статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы" // СЗ РФ. 2015. N 30. Ст. 4658.

 

Следует обратить внимание и на качество, на обоснованность принимаемых решений судьями Европейского суда, что связано с игнорированием ими учета особенностей применения национального законодательства в конкретных юридических делах, неадекватным пониманием российских конституционных положений. Это означает, что решения даже столь высокого суда не следует рассматривать как истину в последней инстанции. Суд не должен проверять применение, соблюдение национальными органами власти норм внутригосударственного права. Такое право может возникнуть в случае прямой отсылки Конвенции к конкретному национальному законодательству; в этих случаях со стороны Европейского суда необходим определенный надзор.

Преследуя общезначимую цель соблюдения прав личности, отвечающую потребностям и интересам всего мирового сообщества, национальные государства стремятся обеспечить прогрессивное развитие международных отношений. В процессе достижения этой высокой цели нельзя применять какие-либо средства давления на государства, недопустимо нарушение национального суверенитета. Любое императивное указание национальному государству на необходимость изменения внутреннего законодательства представляет собой вторжение в сферу суверенитета государства, если эти требования не подкрепляются положениями Конвенции и выходят за пределы полномочий Европейского суда. Произвольное толкование нормативных положений Конвенции приводит к нарушению внутригосударственных интересов стран мирового сообщества.

Многие решения ЕСПЧ, не создающие противоречия между национальным и международным правом, положительно влияют на процесс развития национального законодательства, способствуют его прогрессивному совершенствованию. Исследование процессов имплементации решений Европейского суда в правоприменительную практику Российского государства позволяет увидеть конкретные пути совершенствования национального законодательства и правоприменительной практики по вопросам защиты прав человека, выявить проблемы их развития на современном этапе.

 

Литература

 

1. Бондарь Н.С. Судебный конституционализм в России в свете конституционного правосудия / Н.С. Бондарь. М.: Норма; ИНФРА-М, 2011. 544 с.

2. Европейский гражданский процесс и исполнительное производство: Материалы международной научно-практической конференции (г. Казань, 25 марта 2011 г.) / Отв. ред. Д.Х. Валеев. М.: Статут, 2012. 335 с.

3. Старженецкий В.В. Международные суды и трансформация национальных правовых систем / В.В. Старженецкий // Международное правосудие. 2013. N 3. С. 64 - 77.

4. Шуберт Т.Э. Имплементация решений ЕСПЧ в национальное законодательство / Т.Э. Шуберт // Журнал российского права. 2015. N 6. С. 136 - 143.

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2941-osobennosti-implementatsii-reshenij-evropejskogo-suda-v-zakonodatelstvo-rossijskoj-federatsii .