Москва
+7-929-527-81-33
Вологда
+7-921-234-45-78
Вопрос юристу онлайн Юридическая компания ЛЕГАС Вконтакте

Гарантии адвокатской деятельности в решениях Европейского суда по правам человека

Обновлено 02.12.2019 05:02

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2947-garantii-advokatskoj-deyatelnosti-v-resheniyakh-evropejskogo-suda-po-pravam-cheloveka .

 

В предлагаемой статье рассмотрены основные направления деятельности Европейского суда по правам человека в области формирования правовых позиций в вопросах обеспечения адвокатской деятельности системой гарантий.

 

Ключевые слова: адвокат, квалифицированная юридическая помощь, адвокатское сообщество, гарантии, оказание юридической помощи бесплатно, права, правовые позиции, судебное решение, Европейский суд по правам человека, обеспечение и защита прав, адвокатское сообщество.

 

Guarantees of Advocacy Activities in Judgments of the European Court of Human Rights

 

The article deals with the main activities of the European Court of human rights in the field of formation of legal positions in the issues of advocacy system guarantees.

 

Key words: lawyer, qualified legal assistance, legal community, guarantees, legal assistance free of charge, rights, legal positions, judgment, European Court of human rights, ensuring and protecting rights, legal community.

 

Преобразование правового и социального статуса адвокатуры в Российской Федерации на современном этапе является важнейшей составной частью судебно-правовой реформы, одним из направлений реализации которой выступает расширение и правовое обеспечение гарантий адвокатской деятельности.

В качестве гарантий адвокатской деятельности следует понимать основанный на нормах международного и российского законодательства, методически проработанный, целостный организационно-правовой механизм, нацеленный на обеспечение, защиту и восстановление профессиональных и социальных прав адвокатов, а также поддерживающий автономию адвокатуры как института гражданского общества от органов государственной власти и местного самоуправления.

Адвокатская деятельность является предметом постоянного внимания Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ, Высшая европейская судебная инстанция), стремящегося посредством своих позиций унифицировать (насколько это возможно) процессуальные порядки досудебного производства и судебного рассмотрения дел различных отраслевых категорий при активном участии представителей адвокатского сообщества.

Европейская система защиты прав и свобод личности "построена по принципу субсидиарности (дополнительности) международно-правовых гарантий, это означает, что основу правозащитного механизма составляют нормы внутреннего права. Европейское же право ввиду этого образует уже дополнительный уровень гарантий, по которому и выверяется справедливость национального законодательства" <1>.

--------------------------------

<1> Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека: опыт Совета Европы. М.: Изд-во МНИМП, 1997. С. 161 - 162.

 

Ратифицируя Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (Европейскую конвенцию) <2>, Российская Федерация не только включила ее в число источников своего права, но и подтвердила признание юрисдикции ЕСПЧ.

--------------------------------

<2> Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 октября 1950 г. (в ред. от 13.05.2004) // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

 

Одним из стержневых аспектов в деятельности ЕСПЧ выступает формирование универсальных и объективных позиций по вопросу обеспечения адвокатской деятельности системой организационно-правовых гарантий, которое успешно реализуется по нескольким направлениям.

Первое направление - обеспечение режима конфиденциальности в общении адвоката с доверителем и защита адвокатской тайны.

В январе 2018 г. ЕСПЧ опубликовал обзор по делам о защите адвокатской тайны. Особое внимание уделено обширной незаконной практике проведения обысков в адвокатских помещениях и изъятия материалов, составляющих адвокатскую тайну. Применительно к Российской Федерации могут быть отмечены Постановления: от 7 июня 2007 г. по делу "Смирнов против России" (жалоба N 71362/01); от 9 апреля 2009 г. по делу "Колесниченко против России" (жалоба N 19856/04); от 22 декабря 2008 г. по делу "Алексанян против России" (жалоба N 46468/06); от 12 февраля 2015 г. по делу "Юдицкая против России" (жалоба N 5678/06) <3>. Анализ рекомендаций ЕСПЧ, изложенных в данных судебных документах, может сыграть позитивную роль для правоприменительной практики.

--------------------------------

<3> См.: Нагорная М. ЕСПЧ опубликовал обзор по делам о защите адвокатской тайны.

 

ЕСПЧ акцентирует внимание на необходимости обеспечения конфиденциальности сведений, составляющих адвокатскую тайну, при соблюдении права обвиняемого встречаться с защитником наедине, пользуясь услугами адвоката, а также на обязанности следственных и судебных органов обеспечить замену адвоката, с которым обвиняемый не может общаться без переводчика или испытывает трудности при общении без переводчика. Подобная позиция отражена, в частности, в решении по делу "Лагерблом против Швеции" (Lagerblom v. Sweden) от 14 января 2003 г. (жалоба N 26891/95) <4>, в котором ЕСПЧ подробно и обстоятельно раскрывает правовой аспект обеспечения возможности беспрепятственного общения адвоката и обвиняемого, не понимающих или недостаточно хорошо понимающих друг друга по причине языковых барьеров.

--------------------------------

<4>

 

В Постановлении по делу "Кускани против Соединенного Королевства" (Cuscani v. UK) от 24 сентября 2002 г. (жалоба N 32771/96) ЕСПЧ указал на то, что есть основания полагать, что заявитель не полностью понимал суть дела, в котором он признавал свою вину. Причиной тому послужило неадекватное понимание заявителем английского языка и, частично, - неадекватное объяснение его адвокатов. В итоге судебным органам государства-ответчика было указано на нарушение права обвиняемого давать показания на понятном ему языке и права на защиту (поскольку англоговорящему адвокату затруднительно было объяснить суть обвинения, предъявленного Кускани, который испытывал трудности общения на английском языке) <5>.

--------------------------------

<5> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2003. N 2.

 

Категоричный запрет неконтролируемого вторжения в сферу доверительных отношений между адвокатом и клиентом выступает надежной гарантией независимости адвоката, поскольку при подобном юридическом режиме последний может собирать любые сведения, оставаясь в рамках закона и не опасаясь за конфиденциальность полученной информации.

Второе направление - создание надлежащих организационно-правовых условий для независимого осуществления адвокатами профессиональной деятельности.

ЕСПЧ в своих решениях делает особый акцент на независимости адвокатской деятельности, связывая ее с правом на свободу выражения мнения при защите прав клиента: Постановление по делу "Старощик (Staroszczyk) против Польши" от 22 марта 2007 г. (жалоба N 59519/00), по делу "Сялковская (Sialkowska) против Польши" (жалоба N 8932/05) <6>.

--------------------------------

<6> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2007. N 9.

 

Независимость адвокатской деятельности толкуется ЕСПЧ с позиции свободы в выборе средств и аргументов для защиты интересов клиента: Постановление "Штойер против Нидерландов (Stoyer v. The Netherlands)" от 28 октября 2003 г. (жалоба N 39657/98) <7>. При этом Высшая европейская судебная инстанция констатирует, что попытка установить справедливый баланс между правом на свободу выражения мнения и профессиональной этикой адвоката не должна препятствовать осуществлению такой свободы адвокатами, которые из-за страха дисциплинарных санкций могут опасаться выражать свои убеждения (Постановление по делу "Эзелин против Франции (Ezelin v. France)" от 26 апреля 1991 г. (жалоба N 11800/85) <8>).

--------------------------------

<7> Сайт Европейского суда по правам человека.

<8> Свобода мирных собраний в практике Европейского суда по правам человека: Сборник решений и постановлений. М.: Новая юстиция, 2011. С. 37 - 63.

 

Третье направление - расширение возможностей участия адвокатов (защитников, представителей, независимых консультантов участников, не имеющих собственного интереса в деле) в уголовно-процессуальном доказывании.

ЕСПЧ в своих решениях удостоверяет, что ограничение деятельности адвоката по защите и представлению интересов доверителя (в том числе и правомерное, в силу предписаний закона и требований процессуальной формы) существенно сужает границы влияния адвоката на исход дела. Учитывая потребности правоприменительной практики и задачи оптимизации уголовного судопроизводства, ЕСПЧ указал на возможность представления доказательств адвокатом как необходимую составляющую активной юридической защиты <9>. При этом данный судебный орган отметил необходимость установления четкой правовой природы института адвокатского расследования, содержания и пределов полномочий адвоката на самостоятельное собирание предметов и документов, их правовой природы и статуса.

--------------------------------

<9> Постановление Европейского суда по правам человека от 6 июня 2017 г. (жалоба N 38958/07) по делу "Пичугин против Российской Федерации (Pichugin v. Russia)" (п. 32) // Российская хроника Европейского суда. 2017. N 3(43).

 

Четвертое направление - формирование правового режима, обеспечивающего баланс интересов общества и личности в уголовном судопроизводстве посредством справедливого судебного разбирательства, основанного на непредвзятом анализе доводов обвинения и защиты.

ЕСПЧ, анализируя проблемы осуществления уголовного преследования и правосудия по уголовным делам, указывает, что в подобной деятельности следует уделять внимание установлению справедливого равновесия между спорными интересами личности и всего общества (п. 55 Постановления ЕСПЧ по делу "Сильвестер против Австрии" (Sylvester v Austria) от 24 апреля 2003 г. (жалобы N 36812/97 и 40104/98)) <10>, а также отмечает, что гарантии, содержащиеся в п. 3 ст. 6 Европейской конвенции, представляют собой особые аспекты права на справедливое судебное разбирательство при определении уголовного обвинения, сформулированного в п. 1 той же статьи (п. 48 Постановления ЕСПЧ по делу "Лагерблом против Швеции") <11>.

--------------------------------

<10>

<11>

 

Следование логико-правовым рекомендациям ЕСПЧ национальными судами возможно исключительно при гарантированном равновесии в оценке доводов обвинения и защиты при рассмотрении уголовных дел, поскольку такой подход отражает социальные ожидания справедливого, гуманного и беспристрастного правосудия.

Пятое направление - обеспечение эффективности оказания юридической помощи адвокатами при независимости и личной ответственности адвокатуры как института гражданского общества.

В Постановлениях по делу "Чекалла против Португалии" (Czekalla v. Portugal) от 10 октября 2002 г. (жалоба N 38830/97, § 60) <12> и "Орлов против России" (Orlov v. Russia) от 21 июня 2011 г. (жалоба N 29652/04, § 108) <13> ЕСПЧ указал, что назначение адвоката само по себе не обеспечивает эффективность помощи, которую адвокат может предоставить своему доверителю. Тем не менее государство не может нести ответственность за каждый недостаток работы адвоката, назначенного в целях оказания юридической помощи. Как следует из принципа независимости адвокатуры от государства, поведение стороны защиты является по существу отношениями между подсудимым и его адвокатом независимо от того, был ли адвокат назначен в рамках предоставления бесплатной юридической помощи или предоставляет свои услуги на платной основе. Компетентные национальные органы власти обязаны в соответствии с подп. "c" п. 3 ст. 6 Конвенции вмешиваться только в том случае, если факт неоказания адвокатом эффективной юридической помощи является явным или в достаточной мере доведен до их сведения иным способом.

--------------------------------

<12>

<13> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2013. N 1.

 

В Постановлении по делу "Мюррей против Соединенного Королевства" (Murray v. UK) от 28 ноября 1994 г. (жалоба N 18731/91) <14> ЕСПЧ указал на необходимость применения средств эффективной правовой защиты (§ 101) при задержании подозреваемого, а в Постановлении по делу "Богумил против Португалии" (Bogumil v. Portugal) от 7 октября 2008 г. (жалоба N 35228/03) <15> ЕСПЧ указал на значимость предоставления своевременной, практической и полноценной юридической помощи.

--------------------------------

<14>

<15>

 

В Постановлении по делу "Ананьев и другие против Российской Федерации" (Ananyev and others) от 10 января 2012 г. (жалобы N 42525/07, 60800/08) ЕСПЧ отклонил возражения Российской Федерации о неисчерпании внутренних средств правовой защиты и нашел, что заявители не располагали эффективным средством правовой защиты в связи со своими жалобами, в нарушение ст. 13 Европейской конвенции <16>.

--------------------------------

<16> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2012. N 8.

 

Шестое направление - обеспечение права на защиту в уголовном судопроизводстве каждого лица, подвергнутого уголовному преследованию как права на участие в деле адвоката и беспрепятственное осуществление последним профессиональной деятельности.

В Постановлении по делу "Нечто против Российской Федерации" (Nechto v. Russia) от 21 января 2012 г. (жалоба N 24893/05) <17> ЕСПЧ была дана правовая оценка события, произошедшего с заявителем после его задержания и доставления в отделение милиции. ЕСПЧ единогласно постановил, что: имело место нарушение подп. "c" п. 3 ст. 6 Европейской конвенции по взаимосвязи с п. 1 ст. 6 Европейской конвенции в связи с отсутствием адвоката во время нахождения заявителя в отделении милиции; имело место нарушение подп. "c" п. 3 ст. 6 Европейской конвенции по взаимосвязи с п. 1 ст. 6 Европейской конвенции в связи с тем, что приговор в отношении заявителя был основан в решающей степени на доказательствах, которые он не мог оспорить, в том числе по причине необеспечения участия в деле адвоката.

--------------------------------

<17> Российская хроника Европейского суда. 2013. N 3.

 

В решении по данному делу ЕСПЧ сослался на Постановление по делу "Измир Саваш Каршитлари Дернеги и другие против Турции" (Izmir Savas Karsitlari Dernegi and others v. Turkey) от 8 декабря 2009 г. (жалоба N 9762/03) <18>, в котором было указано, что в деле нет никаких указаний на то, что заявитель был обоснованно лишен права на помощь адвоката (§ 68).

--------------------------------

<18>

 

Седьмое направление - обеспечение адвокату достойного статуса и свободы выражения мнения.

ЕСПЧ исходит из того, что адвокату присущ особый статус, поскольку он выполняет публичную функцию служения общественному интересу путем оказания свободной и независимой юридической помощи и занимает тем самым центральное место в системе отправления правосудия в качестве посредника между общественностью и судами. Адвокаты обладают определенной свободой в выборе аргументов для защиты интересов клиента в судебном разбирательстве. Тем не менее ЕСПЧ также подчеркивает, что привилегиями адвоката следует пользоваться "честно и с достоинством", чтобы поддерживать престиж профессии и доверие населения к правосудию <19>.

--------------------------------

<19> Османкина И. Практика Европейского суда по защите прав адвокатов: Материалы круглого стола "Стратегическая судебная защита прав адвокатов", 18 декабря 2018 г. // Сайт Института права и публичной политики.

 

Сказанное в полной мере относится к участию адвоката в суде, поскольку практика рассмотрения споров по жалобам адвокатов на незаконное применение к ним мер взыскания за высказанное мнение в адрес суда или в отношении следственных органов является наиболее многочисленной.

В Постановлении по делу "Морис против Франции" (Morice v. France) 23 апреля 2015 г. (жалоба N 29369/10) <20> указывается, что заявитель (адвокат) призвал ЕСПЧ прояснить свою правоприменительную практику относительно существования свободы адвоката выражать мнение, особенно вне зала суда, и предоставить комментариям адвокатов самую высокую возможную степень защиты (§ 96, 97 и 102 Постановления).

--------------------------------

<20> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2015. N 8. С. 29 - 31.

 

Большая палата ЕСПЧ не усмотрела нарушений ст. 10 Европейской конвенции в действиях адвоката, который недвусмысленно обвинил двух судей в заинтересованности, полагая, что их поведение полностью противоречит принципам беспристрастности и лояльности, а также подверг критике деятельность судебной системы в ситуации, когда производство по уголовному делу еще не было завершено.

В Постановлении по делу "Резник против России" (Reznik v. Russia) от 4 апреля 2013 г. (жалоба N 4977/05) <21> ЕСПЧ пояснил: "Заявитель - профессиональный адвокат и президент Московской палаты адвокатов. Следует признать, что особый статус адвокатов обусловливает их ведущую роль при отправлении правосудия в качестве посредников между общественностью и судами, и такая роль объясняет наличие обычных ограничений поведения членов адвокатской палаты. Однако, как неоднократно подчеркивал суд, адвокаты также вправе свободно выражать свое мнение и открыто комментировать отправление правосудия при условии, что в своей критике они не переступают определенные границы. Суд не находит убедительным аргумент Правительства о том, что в силу своей профессиональной принадлежности и должности заявителю следовало продемонстрировать особую тщательность в подборе слов" (§ 44).

--------------------------------

<21>

 

Перечисленные направления являются основными, в то же время вопросы, касающиеся обеспечения независимости адвоката, рассматриваются ЕСПЧ одновременно с жалобами иной предметной направленности, с последующим предоставлением в распоряжение внутригосударственного законодателя и правоприменителя проработанного с методологической и правовой точек зрения материала.

 

Литература

 

1. Нагорная М. ЕСПЧ опубликовал обзор по делам о защите адвокатской тайны / М. Нагорная // Адвокатская газета. 2018. 12 марта.

2. Османкина И. Практика Европейского суда по защите прав адвокатов / И. Османкина // Стратегическая судебная защита прав адвокатов: Материалы круглого стола (18 декабря 2018 г.).

3. Свобода мирных собраний в практике Европейского суда по правам человека: Сборник решений и постановлений / Составители: С.С. Дикман, К.И. Терехов. Москва: Новая юстиция, 2011. 358 с.

4. Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека: опыт Совета Европы / М.Л. Энтин. Москва: Изд-во МНИМП, 1997. 294 с.

 

Источник публикации: https://espchhelp.ru/espch/2947-garantii-advokatskoj-deyatelnosti-v-resheniyakh-evropejskogo-suda-po-pravam-cheloveka .